Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Sic itur ad astra [Север. Деревня - 03.10.298]


Sic itur ad astra [Север. Деревня - 03.10.298]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


Sic itur ad astra

Дата:
03.10.298 от З.Э.

Место:
Север, деревня возле Королевского Тракта

Действующие лица: Лорас Тирелл, Артур Хант (NPC), южная братия (фоном), гвардейцы Ланнистеров (в конце)

Краткое описание:
Лорас Тирелл наконец сталкивается с теми, кто может рассказать ему о произошедшей трагедии, опираясь на собственные знания, а не на слухи. И заодно и подсказать, где искать одну потерявшуюся розочку.

0

2

Рассудительность никогда не входила в число лучших качеств Лораса, он не любил тратить хоть сколько-нибудь времени, размышляя о своих предполагаемых поступках и тех последствиях, к которым приведёт его следующий шаг. Младшему сыну Хранителя Юга пятнадцать, и он всё ещё пребывает в уверенности, что это у всех остальных может что-то не получиться, а вот он обязательно своего добьётся, какую бы цель не преследовал.
Правда, на этот раз Лорас превзошёл сам себя. Казалось бы, у семьи был чёткий план, какая-то тактика, которой все должны были придерживаться — и то, лишь условно согласованная и оставленная на корректировку Уилласу и бабушке. Младшему Тиреллу надо было только довезти маленького лорда Винтерфелла в Риверран, отдать в заботливые руки его родственника, дождаться ворона, и потом продолжить путь на Север, который был бы хоть и медленнее, зато безопаснее и продуктивнее.
План Лорасу не нравился уже с момента осознания необходимости чего-то ждать, как скромно полагал сам Тирелл, времени они и без того потеряли достаточно. Возможно, если бы Бран не сказал о своих видениях, рыцарь действительно продолжил бы путь к родовому замку Талли, и всё происходящее соответствовало бы изначально задуманному, но Старк открыл рот, и ситуация поменялась.
Наверное, Лорас цеплялся за соломинку, верил в то, что было маловероятно, но слишком желанно. Если Бран прав, и Маргери в сопровождении каких-то оборванцев (явно кого-то из остатков её гвардии так обозвали) сбежала из Винтерфелла и даже достигла Белой Гавани, это увеличивало шансы Тиреллов остаться хотя бы живыми, более того, лишить Ланнистеров преимущества в лице большого количества пленников, и отмазаться от суда. Вывернуться, представить перед короной свою версию произошедшей трагедии — согласованную и убедительную, уж отрепетировать Тиреллы смогут. Не то чтобы Лорас так уж сильно доверял Мандерли, учитывая всю обстановку на Севере, было непонятно, кому теперь верны присягавшие Старкам Дома, но лучше бы Маргери и вправду оказаться в Белой Гавани. В Винтерфелле её ждёт только скорый арест, тогда как Мандерли могут оказаться верными своей клятве людьми и поддержать жену Робба в трудную минуту. Шанс небольшой, но всё же это лучшее, на что сейчас могут рассчитывать Тиреллы.
"Семеро, до чего всё дошло". Стало то ли смешно, то ли грустно, то ли состояние приближалось к истерическому: Лорас в одну секунду поменял весь план, отправил маленького Старка в Риверран в сопровождении Уго, рассчитывая, по всей видимости, на благонадёжность Шермера, а сам поскакал в Белую Гавань — и всё из-за ничем неподтверждённых снов Брана. Если задуматься, только эти действия Тирелла могли привести к катастрофическим последствиям. За новым лордом Старком могли отправить отряд Ланнистеров, которые, может, были так себе воинами, но всё же сумели бы справиться с ребёнком и одним оруженосцем; сам Лорас очень условно знал дорогу до замка Мандерли, а ко всему прочему в кудрявой голове Тирелла всё чаще мелькала мысль о том, что он занимается ерундой и Мандерли очень удивятся, увидев его около ворот своего замка.
Хотя... говоря откровенно, Лорас обо всём этом не очень думал, о судьбе Брана и Уго так точно. Шермер — не сельский дурачок, он много тренировался у одного из лучших рыцарей Вестероса, он сможет защитить и себя, и Старка, да и Лето не стоит сбрасывать со счетов. За свою шкурку Тирелл тоже не слишком переживал, по вполне понятным и скромным причинам. Что единственное его волновало, так это вопрос, а не теряет ли он сейчас время зря, делая очередной крюк по карте, на этот раз до Белой Гавани? Впрочем, и этими размышлениями он сильно себя не мучал. Даже если причина смены курса сомнительная, даже если Брану всё это только приснилось, разве Тирелл мог поступить по-другому? Махнуть на всё рукой и продолжить путь до Риверрана? А потом что, всю жизнь думать, не ошибся ли он, не проверив пускай и ненадёжный источник? Будь на месте Лораса кто-то постарше и помудрее, он, может, и задумался бы над тем, что сделать логичнее и выгоднее. Младший Тирелл принял решение в одну секунду, не тратя время на пустые думы.
Лорас вздохнул, разворачивая коня в сторону деревушки недалеко от дороги: сам он усталости уже не чувствовал, да и вообще был готов скакать хоть сутками напролёт, а вот лошади стоило дать передохнуть. Животное великой цели в виде спасения юной розочки не понимает, и умирать за это не стремится.
Что ж, раз уж пришлось сделать остановку, можно было и самому позволить себе перерыв — конь за секунду не напьётся и не отдохнёт, а ускорить процесс было не в силах Лораса. Тиреллу не хотелось покупать лошадь у местных: зачем кони в деревнях? Чтобы неторопливо запрягать их и везти товары на рынки? Лорасу же нужна была скорость, а не грузоподъёмность.
Тирелл предоставил заботу о коне стоявшему у конюшни парню, а сам зашёл в... неизвестно, как правильно назвать это место, но в нём явно можно было поесть. Как минимум час у него есть, и это время нужно провести с пользой в том числе для себя.

+4

3

Собирался дождь. Окинув пасмурное небо недовольным и даже несколько осуждающим за сокрытие солнца взглядом, парень наклоняется вниз, чтобы рассмотреть след от копытца, оставленный на мокрой земле. Кивнув своим мыслям, молодой человек поднимается с одного колена и медленно, прихрамывая, направляется через кусты, стараясь издавать как можно меньше шума. Оглядываясь по сторонам, наш герой находит взглядом цель сегодняшнего визита в лес - небольшой, еще совсем молодой олень (или, скорее, олениха) мирно стоял между двумя массивными дубами, совершенно беззаботный и беззащитный. Твердая рука извлекает из колчана, висящего за спиной, самодельную стрелу с белым оперением, чтобы затем натянуть тетиву. Через мгновение лесную тишину прерывает свист стрелы и последовавший следом глухой звук удара о мягкую землю.
***
— Артур вернулся! - закричал маленький темноволосый мальчуган, который, завидев выходяшего из леса охотника, даже прервал игру со своими сверстниками.
Ватага детей рванула в сторону парня, который не сумел удержаться от улыбки, даже несмотря на то, что на своей спине тащил тушку подстреленной дичи. Обычно Артур не ходил на охоту в одиночку, но в этот раз все были заняты, а сам он рассчитывал максимум на пару подстреленных белок, что водились в лесах в бесчисленных количествах. Однако ему повезло, поэтому пришлось взвалить тушку самки на плечи и, стараясь не обращать внимания на хромоту, дотащить до поселения.
— Артур! Артур! Ты сам его подстрелили? А сложно было? А куда ты идешь? А когда ты уже нас научишь стрелять? - мальчишки забрасывали шатена десятком вопросов, а он с искренней улыбкой старался на все отвечать, изредка срываясь на смех от непосредственности детишек.
Мальчики сопровождали молодого охотника до самого дома главы деревни, перед которым шатен остановился, потрепал заводилу компании по волосам и пообещал завтра обязательно уделить им час утром, чтобы показать, как управляться с луком. Сияющая от радости ребятня побежала назад, к своим домам, а Артур еще секунд десять провожал их взглядом с застывшей на лице улыбкой. Затем, когда они исчезли из виду, шумно выдохнул, сморщился, перехватил тушку на плечах чуть удобнее, а затем с трудом зашагал по лестнице, чтобы зайти в просторный дом тучного старосты. Тот сидел за столом, пересчитывая монеты, вываленные из потертого кошеля. Увидев Артура, он одним движением сгреб все деньги в кошель и пододвинул его к себе, словно боялся, что гость его украдет. Парень никак на это не отреагировал, зато, столкнувшись с вопросительным взглядом, скинул дичь с плеч, положив тушу на стол перед главой деревни. Тот задумчиво почесал щетинистый подбородок, оценивающе оглядел олениху, а затем поднял взгляд на нашего героя.
— Хорошо... Лучше, чем я ожидал, - сказав это, толстяк хохотнул, затем высыпал из толстого кошеля пригоршню монет, которые небрежно бросил охотнику. Пока Артур терпеливо их собирал, тот продолжил фразу. - Но можно и лучше. Поговаривают, что зима близко, времена и так не самые лучшие, много провианта собрала эта треклятая армия... С кем они там воют на Стене?! Тьфу. А если начнет холодать, то и дичь начнет прятаться, а как прокормить столько ртов, если они еще и прибавляются неожиданно, смекаешь? - толстенный, как шматок сала, намек старосты буквально не мог быть не понят Артуром, поэтому он сдержанно кивнул, убрав все монеты за пазуху, а затем встал ровно, чтобы дослушать толстяка. - Поэтому сам понимаешь, надо трудиться лучше. Нет, вы, конечно, крепкие молодцы, по хозяйству помогаете, забор вот какой поставили, девка у вас как шьет, на ярмарке продалим... Но ведь ты все понимаешь, парень. Тяжелые времена, холодает, все такое... - манера речи старосты убивала Артура своей затянутостью, вечной повторяемостью и абстрактностью, но нужно было сохранять серьезное лицо. В итоге, бородач нахмурился, стукнул по столу массивным кулаком, наконец закончив мысль:
- Короче, нужно еще лучше вам работать, а то я не хочу, чтобы мои люди страдали из-за изгоев-чужестранцев. Понял, Хант?
— Все понял, все будет. Мы очень благодарны за ваше гостеприимство, - сказав это, Артур склонил голову в благодарственном жесте, чтобы через пару мгновений покинуть дом старосты.
Голова парня кипела.
«Нужно еще лучше!» - мысленно гневался старший наследник дома Хант, шагая в сторону своего дома настолько быстро, насколько позволяли ноги. "Да куда ему лучше? Мы и так делаем все, работаем не покладая рук, все делаем, а этому пузану нужно еще больше! Кто ему забор ставил, кто стойла переделывал, кто шил одежку его жене, кто каждое утро занимается скотом?!» - Хант злился, хоть и понимал, что запросы старосты вполне обоснованы и говорит он все правильно. Они - чужаки и изгои, сбежавшие после резни, которым некуда пойти, запертые на Севере, словно свиньи в загоне, пока наращивают жирок, чтобы пойти на убой. Жители этой деревни приютили их, прикрыли от патрулей Севера, дали кров, еду и работу (пусть она и была условием их пребывания здесь), до сих пор не выгнали, дали раненным отлежаться, поделились лекарственными травами... Вполне логично, что жадный буквально до всего староста захочет выжать из гостей, обязанных ему, максимум возможного, не ограничиваясь только тем мешочком золотых драконов, который смогла захватить с собой Мина. Но все равно Артур чувствовал накатывающую безысходность их положения. Рано или поздно главе деревушки станет мало и того, что они делают сейчас, тогда их либо прогонят, либо, что еще хуже, сдадут северянам.
Погрузившись в свои мысли, шатен даже не заметил, как дошел до окраины деревни, где располагались самые старые, покосившиеся дома, которые долгое время пустовали, а ныне в них проживали беглецы. Они занимали всего один старый дом, расположившись в шестером. Хант, стиснув зубы, проходит через дверной проем, практически сразу наткнувшись взглядом на Мину. Та сидела на табурете, что-то напевала себе под нос, вышивая какой-то сложный узор на белоснежном платке.
«Точно, скоро же ярмарка», - проносится в голове шатена перед тем, как бывшая служанка леди Маргери обратила на него внимание. Мужчина не отреагировал на проявившуюся на ее лице улыбку, но прошел вперед, положив на стол пригоршню монет, полученных от пузатого главы деревни - именно эта темноволосая барышня отвечала за обеспечение двух домов южан едой и прочими необходимыми вещами. Плюхнувшись на табурет рядом с Миной, Хант вытягивает вперед больную ногу, на которую и хромал, опускает голову вниз, наконец расслабляясь. Где-то с минуту они неподвижно сидели, а затем шатен почувствовал, как его отросших до плеч волос коснулась нежная рука южанки.
— Сильно болит? - обеспокоенно вопрошает девушка, а мужчина еле сдерживается, чтобы не огрызнуться, ведь она никак не связана с дурным настроением мужчины.
— Да. Слишком много ходил сегодня, - флегматично отвечает Артур, поднимая голову и убирая непослушные вьющиеся волосы с глаз. Мужчина еще где-то с минуту молчит, глядя в небольшое окошко, из которого было видно лишь длинное поле да густой лес за ним. Неожиданно Хант прерывает тишину:
- Как думаешь, правильно ли мы поступили, оставшись здесь? Мы же могли отправиться дальше, пройти через Перешеек и добраться до дома. Но мы остались здесь, поверив слухам и пожелав позаботиться о раненых, часть из которых так и не выжила... Правильно ли это было?
Артур редко поддавался упадническим настроениям, но почему-то именно сегодня он решил подумать и своей судьбинушке.
Мина не торопилась давать ответ, лишь осторожно и ненавязчиво положила руки ему на плечи.
- Ты же знаешь, что нас бы вряд ли пропустили через Перешеек, - тихо и неторопливо, как будто сомневалась в своих словах, начала девушка. – Слухи слухами, но ты разговаривал с северянином, которого там развернули и заставили идти назад… Да, часть наших друзей пошла вперед и не вернулась. И мы не знаем, что с ними стало. Но разделиться – это их выбор. Быть может, они сейчас живы и на полпути домой, а может, и нет… Каждый отвечает за свои поступки в этой жизни или после смерти. Мы же остались здесь, потому что нам не всё равно на наших раненных, а не потому что мы трусы.
Брюнетка делает шаг, обходя мужчину справа, и разворачивается к нему лицом. Мина приседает, почти касаясь одним коленом прохудившегося дощатого пола, чтобы заглянуть в глаза Артура. В девичьем взгляде читается неподдельное сочувствие и сопереживание лучнику, но тот, казалось, совершенно не замечает этого. Посему служанка на краткий миг в смятении опускает глаза и напоминает себе суть разговора. Суть их положения.
- Мы не могли поступить иначе. Ты не мог, - слова прозвучали непривычно уверенно, почти жестко и хлестко. Мина вновь поймала взгляд Артура. – Наша совесть чиста и перед Богами, и перед нашими товарищами, и перед леди Маргери… Жизни спасенных превыше того, чтобы горстка счастливцев пировала у себя дома. Ты бы не смог жить, зная, что оставил на смерть своих друзей, - она говорила так, словно вела речь о себе. Но дело было лишь в непоколебимой девичьей уверенности в том, что её мнение не может быть ошибочным. И даже сам Артур не мог разрушить свой идеализированный образ.
- Поэтому не нужно лишних слов, о которых ты потом пожалеешь. Лучше дай мне обработать твою ногу, иначе она совсем у тебя откажет, и тогда вышивать для ярмарки будешь ты. И что-то мне подсказывает, что швея из тебя такая же, как из меня охотник, - Мина говорила с напором, не желая слушать отговорки и причитания, однако, свой тон девушка смягчила запоздалой застенчивой полуулыбкой.
Она была права. Больше половины сбежавших из Винтерфелла решила пройти через Перешеек, причем хотела сделать это как можно быстрее, а посему предложила оставить раненных в какой-то деревне... Так Артур, Мина и прочие оказались здесь, неспособные просто бросить своих друзей и товарищей на произвол судьбы. Южанин прикрывает глаза. Что стало с теми, кого Слоун повел за собой? Добрались ли они до дома, стали ли жертвой мечей северян или тоже остановились в какой-то деревне? Что-то подсказывало парню, что он вряд ли когда-нибудь узнает ответ.
***
К вечеру южане обычно расправлялись со всеми поручениями деревенских жителей, позволяя себе наконец отдохнуть. Правда, некоторые из них просто заваливались в дом без сил, предпочитая сразу рухнуть в сон, ведь утром снова нужно трудиться. Лично Артур весь оставшийся день просидел дома, стараясь дать раненной ноге отдохнуть, а заодно подтачивал наконечники стрел, подумывая над тем, что надо бы либо приобрести, либо изготовить новые. Скорее второе, ведь с золотом у беглецов все было не так хорошо.
Этим вечером Мина засобиралась в основную часть деревни, чтобы купить еды для изгоев, а Артур увязался за ней. Во-первых, он хотел помочь, во-вторых, размять ногу, в-третьих, избавив ее от перетаскивания тяжестей, Хант хотел загладить вину за утреннюю резкость. Несмотря на отказ, парень настоял. Путь их лежал в нечто промежуточное между кабаком и жилым домом - некогда, когда у деревни были лучшие времена, здесь располагалось питейное заведение, в котором путники могли найти кров. Оно до сих пор выполняло эту роль, становясь пристанищем редких гостей, но в другом ничем не отличалось от обычного деревенского жилища, просто явно больше и в котором вечерами собирались уставшие работяги. Сидя по углам, те пили пиво и обсуждали житейские проблемы, а в редкие праздничные дни у хозяйки-поварихи южане покупали свежие овощи, которые та в больших количествах брала у торговцев.
Южане отворили тяжелую дверь, заходя внутрь. Хант краем глаза заметил, как мужик за дальним столом, увидев их, презрительно сморщился, а затем начал что-то говорить своему собутыльнику. Артур, как всегда, сделал вид, что не заметил - в этом не было никакого смысла. Ему не за что было винить северян, в чей привычный быт они так неожиданно ворвались (некоторые истекая кровью), и путем молитв и подкупа уговорили скрыть их. Многим это было не по душе, и это естественно. Деревенские жители были не в восторге от незваных гостей, но их отношение чуть улучшилось, когда южные оборванцы начали помогать им в хозяйстве. Крепкие (местами) мужики, они занимались ремонтом и охотой, пока местные трудились в полях и прочих делах. Ханту, откровенно говоря, было абсолютно плевать, как на них смотрят, главное, что не бьют, не лишают крова и не сдают северянам. Когда Мина удалилась с тучной хозяйкой в кладовую, Артур присел на одну табуретку и осмотрелся. Все было почти как всегда: за одним столом три мужика пьют пиво, за другим мужик со своей женой, а вот за третьим сидел кто-то, кого Хант здесь не видел. Шатен приглядывается. Эти черты лица были слишком ему знакомы, а на зрение первоклассный лучник никогда не жаловался. Одетый в испачканный плащ, этот человек явно был путником, который наконец добрался до горячей еды. И Артур знал этого человека! Эти кучерявые волосы... Меч на поясе. Слишком много сходств. Хант аж поднимается с места, не веря собственным глазам. Голос разума подсказывал ему, что он успешно сходит с ума, но любопытство и какая-то надежда, теплящаяся внутри, не остановили мужчину. Один неуверенный шаг, за ним другой. Теперь Артур мог разглядеть лицо путешественника и практически полностью удостоверился в своем удивительном предположении. Подойдя к его столу, Хант опирается на столешницу, откашлявшись спрашивает, боясь обознаться:
— Милорд... Сир Лорас, это вы? - Ханту было тяжело это произносить, но вопрос он задал. Лишь бы это была правда. Тогда это будет невероятное совпадение, но и феноменальная удача.
[NIC]Arthur Hunt[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/vQkGd.jpg[/AVA]

+6

4

Лорас с ранних лет был привычен к вниманию; у третьего сына Грандлорда, пожалуй, всю жизнь было только две опции. Можно было или стать серой мышкой и никогда нигде не отсвечивать, оставаясь на краю шахматной доски, играя роль мелкой разменной монетки, или попробовать перевести стрелки на себя, завести собственное мнение и перестать быть безвольной куклой. Исторически сложилось так, что Лорас в рамках разумного не умел и не хотел быть чьей-то марионеткой, и та жизнь, что зачастую вели третьи сыновья лордов, его совсем не устраивала. Тирелл умел  работать над собой, умел привлекать внимание, а вот чего не умел, так это, пожалуй, быть тихим и незаметным.
В городах его знали, все знатные люди так точно. О нём говорили, многие знали его в лицо, но сейчас, в домишке на тракте, Лорас с мрачным удовлетворением отметил, что ничем не выделяется из числа тех немногих путников, кого нелёгкая занесла в эту деревеньку. Никаких отличительных признаков, что могли бы выдать в нём одного из Тиреллов, на рыцаре не было, единственную брошь он снял ещё на выезде из Королевской Гавани, на одежде не было вышивки, даже на оружии нигде не было изображения розы. Лорас действительно был похож на одного из безымянных путников, чей путь пролегал через маленькую деревеньку, где ему предстоит провести от силы несколько часов, а затем продолжить своё путешествие на хотя бы немного отдохнувшем коне. Тирелл не привлекал к себе внимания ни опрятным видом (это после нескольких дней напряжённой дороги, ага), ни обилием золота в карманах, так что в целом, ему вполне удалось слиться с толпой непонятно какие цели преследующих путешественников. Сейчас в молодом рыцаре было не так просто узнать выходца из одного из великих Домов - сам себе он напоминал оборванца, впрочем, для данного заведения этот образ был более чем подходящим. Тирелл расслабился и спокойно принялся за еду, рассчитывая на то, что хотя бы пообедает он без происшествий и в скором времени сможет продолжить свой путь на Север.
Не тут-то было. Находясь на тракте, очень сложно предугадать, в какой момент тебя настигнут новые проблемы, но Тирелл оказался не готов  к тому, что даже в этой забытой всеми Богами деревушки его смогут узнать в лицо. Лораса неприятно удивил тот факт, что здесь к нему вообще кто-то подошёл, а уж тем более назвал по имени.
- Мы знакомы?
Что было бы сейчас очень некстати - так это вооружённый конфликт с узнавшим его мужчиной. Лорас понятия не имел, кто это и зачем он вообще подошёл к Тиреллу, но друзей в этих краях у молодого рыцаря не было, и от любых знакомств он бы предпочел воздержаться. Но, видимо, у Семерых были свои планы, и расчёты Лораса в них не учитывались.
Подошедшего мужчину Тирелл не узнал, но, хоть и было на то небольшое искушение, было бы слишком глупым решением сейчас начать размахивать руками и уверять его в том, что это всё обман зрения и он просто обознался. Теперь остаётся только выяснить, какую цель преследует начавший разговор мужчина, а заодно прикинуть варианты развития событий. Вряд ли незнакомец работает на Ланнистеров, их пешки хитростью никогда не отличались, а значит, если бы Лораса узнали именно они, то он сейчас слушал бы длинный перечень его прегрешений перед короной, из-за совершения которых ему необходимо вернуться под конвоем в Королевскую гавань к Джоффри на поклон.  Только вот что-то Тирелл надуманных обвинений в свой адрес не слышит, а только лицезреет растерянного мужчину, смотрящего на Лораса... с надеждой? "Да что ему вообще может быть нужно?" Тирелл вежливым и ничего не выражающим взглядом смотрел на незнакомца, силясь понять, где они могли пересекаться раньше с деревенским жителем из северных земель? Обычно мужикам из этих мест не свойственна любовь к путешествиям, а сам Лорас так далеко на Север раньше никогда не забирался.

+10

5

Стоя рядом со столом, Артур внимательно смотрел на кучерявого путника, до последнего сомневаясь в том, действительно ли это сын Хранителя Юга, прославленный Рыцарь Цветов. Хант обладал сносной памятью на лица, но вероятность того, что сир Лорас на самом деле здесь, в забытой Старыми и Новыми богами деревушке, была крайне мала. Поэтому парень внимательно, с надеждой во взоре смотрит на пришельца, нервно постукивая указательным пальцем по дубовой столешнице. Когда предполагаемый Тирелл поднимает взгляд на потревожившего его оборванца, Артур лишний раз убеждается в правдивости своего предположения. «Это однозначно он!» - проносится в голове шатена, а сердце невольно замирает от осознания буквально появившейся из ниоткуда удачи. К счастью, он задает закономерный вопрос, а не выхватывает клинок, пытаясь прогнать «деревенского дурачка», таким образом, давая Ханту шанс объясниться.
Невольно промедлив, Артур сглатывает слюну, коротко оглядывая помещение и замечая, что взгляды некоторых любителей выпивки прикованы к его скромной персоне. Привлекать внимание не хотелось, поэтому андал довольно ловко (при состоянии своей ноги) присаживается напротив отпрыска Тиреллов, опирается локтями на стол и чуть наклоняется вперед, устремив взгляд в глаза собеседника.
— Сир Лорас, Вы меня наверняка не помните... - начинает издалека Хант, хоть и понимает бессмысленность сего действа. Осекаясь, он устремляется по мысли вперед, переходя к главному: - Я Артур Хант, гвардеец леди Маргери, сир.
Сначала мужчина мысленно добавил «бывший», но вовремя остановился. Во-первых, пока он на Севере, он остается гвардейцем, несмотря на то, что от нее ничего не осталось, а, во-вторых, речь шла все же о сестре сира Лораса, и лишний раз тревожить его не стоило.  Особенно если предположить, что Тирелл знает, что с ней случилось и что, возможно, происходит сейчас.  Да, она была в компании капитана и двух его лучших солдат, а так же человека, знающего Север, но состояние бойцов, а особенно старшего Крейна, оставляло желать лучшего. В глубине души Артур надеялся, что они благополучно добрались до Белой Гавани. Что они планировали дальше – неизвестно, поскольку беглецы решили действовать по обстоятельствам.
Шатен смотрит на визави, пытаясь все же понять, что он делает здесь. Если на Юге стало известно о нападении на Тиреллов, то здесь должна быть армия или хотя бы отряд воинов, которые направились в Винтерфелл для того, чтобы разобраться в случившемся. А если это все осталось в тайне, то и сиру Лорасу здесь нечего делать. В одиночку так точно. На улице Хант не видел солдат, посему предположил, что Тирелл отправился вперед, чтобы разведать обстановку. Именно поэтому он никак не выделялся и ничего не выдавало в нем того самого Рыцаря Цветов.
— Почему Вы здесь, сир? – в этот раз Артур решил ни мешкать, ни заходить издалека, а спросить прямо. Его мозг уже избавился от излишней вежливости, поэтому не было смысла ее имитировать, - Вы пришли с армией? На Юге стало известно о случившемся?
У Ханта было много вопросов, которые он не мог удержать в голове. В конце концов, сейчас парень чувствовал себя воодушевленным, ведь одно появление хоть кого-то из родных земель – это радостная весть.
[NIC]Arthur Hunt[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/vQkGd.jpg[/AVA]

+5

6

На какое-то время мужчина словно завис, так и продолжая стоять около занимаемого Лорасом стола и пристально смотреть на рыцаря, словно вглядывался в каждую чёрточку его лица. Такое внимание начинало напрягать, причём даже не столько тем, что Тирелл не любил, когда на него так откровенно пялились, - да за время выступлений на турнирах он и не к такому успел привыкнуть - а по той причине, что оборванец, застрявший около случайного путника, начал вызывать любопытство у других выпивающих. Люди начинали оглядываться, как будто бы случайно скользя взглядами по ставшей внезапно заметной парочке, и вот это Лораса начинало раздражать. Он планировал всего лишь немного времени провести в деревушке, что стояла в некотором отдалении от главной дороги, и, насколько это возможно, ничем не запомниться случайным встречным. Едва ли Ланнистеры появятся в этих местах, но зачем лишний раз рисковать? Тиреллу надо двигаться максимально быстро и незаметно, и если с первым он до сих пор справлялся вполне успешно, то второе встало под угрозу стараниями незнакомого мужчины, внешне похожего на простого деревенского работягу.
В конце концов до незнакомца тоже дошло, что своими действиями он привлекает слишком много внимания, и он перестал стоять посреди зала, возвышаясь над Лорасом, вместо этого бодро уселся напротив рыцаря. Так-то не лучший вариант, Тирелл надеялся, что мужчина поскорее свалит и перестанет маячить перед глазами, но, может быть, ему есть что сказать дельного? Не просто же поздороваться он подошёл, верно?
"Не помню", - Лорас обладал не лучшей памятью на лица, а потому и своей встречи с начавшим свою речь мужчиной он не припоминал. Впрочем, с именами у Тирелла дело обстояло получше - он же видел этого самого Ханта, полгода назад он показал себя как умелый боец, который с лёгкостью прошёл очередную проверку Алана на профпригодность людей, претендующих на места в личной гвардии Маргери.
Во взгляде Тирелла промелькнула тень узнавания, и рыцарь кивнул, теперь уже с большим интересом глядя на своего внезапного собеседника. Если Ханту удалось ускользнуть от захватчиков Винтерфелла, значит, могли быть и другие выжившие. Сколько их? И почему Артур оказался так далеко от замка Старков? Лорас даже не будет пытаться угадывать, раз уж перед ним сидит человек, который был непосредственным свидетелем всех трагических событий на Севере.
В принципе, неудивительно, что Тирелл не узнал человека, кого совсем недавно видел пускай и в тренировочном, но бою, и который был одним из тех людей, кому доверили охрану Маргери. Через что бы не прошёл Артур за последние месяцы, но жизнь его здорово потрепала: мужчина выглядел истощённым, замученным, больным... Пребывание в забытой Семерыми деревушке явно не шло беглецу на пользу.
Если только Артуру удалось ускользнуть, и их случайная встреча не является частью какого-то хитроумного плана врагов, коих в последнее время у Тиреллов слишком много. Пока с Хантом следует вести себя осторожнее. "С армией", - Лорасу потребовалось всё его самообладание, лишь бы удержаться от ехидного смешка. Можно подумать, будь у него сейчас поддержка, он бы оказался в незнакомой деревне в гордом одиночестве.
- Мы успели согласоваться место моей встречи с армией, туда я и направляюсь.
А вроде бы и не враньё, Лорас же передал через Уго, что будет двигаться в сторону Белой Гавани? И неважно, что Шермеру в компании юного Старка ещё надо суметь добраться до Риверрана, и только после этого связаться с ответственными за всю кампанию Тиреллами.
- Как Вам удалось сбежать? - осторожничавший в своим ответах Лорас не мог рассчитывать на полное доверие со стороны Ханта, но какими-то подробностями последних событий Артур вполне мог поделиться. Ему было известно больше, и что бы он ни сказал, это окажется большей правдой, чем вся та грязь, что пытается вылить на Тиреллов Серсея. - Вам известно, где Маргери?
Чёрт с ними, с полным доверием и чувством постоянной опасности, Лорасу сейчас было жизненно необходимо узнать о сестре хоть что-то определённое. Основываясь на видениях (снах?) семилетнего мальчика,он поехал на Север, забыв про какие-то планы и договорённости, и раз уже судьба подкидывает ему шанс убедиться в правильности своего поспешного решения, грешно им не воспользоваться.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-09-07 11:35:27)

+7

7

Когда Артур замечает, что сир Лорас его узнает, шатен чуть успокаивается. Есть контакт, во всяком случае, младший сын Мейса не прогонит этого ободранного хромого парня прочь, а решит выслушать его. Двое южан немного молчат, дабы уменьшить градус интереса окружающих их подвыпивших гостей трактира, после чего Тирелл прерывает молчание. «Армия идет сюда?!» - на секунду в глазах Ханта загорается радостный огонек, когда он представляет, что могучее южное войско явится на Север, дабы спасти остатки гвардии Маргери и ее саму… Однако через пару секунд эйфория сталкивается с суровым железным кулаком реальности, возвращая мужчину с небес на землю. «Армии сюда нельзя», - говорит сам себе шатен. Север предал Юг. Нанес подлый удар, выставив их виноватым. Ханту было неизвестно, что произошло после того, как они сбежали, но что-то ему подсказывало, что лорд Рисвелл (если выживет), будет нести ту же чушь, с которой началась резня в стенах Винтерфелла. И после случившегося вооруженным воинам нельзя появляться здесь, ведь мирным путем никак уже не получится решить, а открытая конфронтация – это ужасно для обоих регионов. Хотя, основные силы Севера сейчас находятся на Стене… Но неизвестно, какие санкции будут получены от короны.
Затем Лорас задает еще два последовательных и логичных вопроса, которые Артур прокручивает в голове, дабы подобрать нужные слова. В его глазах мелькает печаль, но он отгоняет ее. Нужно быть собранным и серьезным. Наклонившись вперед, шатен надеется, что это не выглядит так, будто они планируют какой-то заговор, он тихо молвит:
— Нас предали милорд. Жестоко предали и практически всех перебили. Мы были не готовы… - сказав это, Артур отклоняется чуть назад, проводя рукой по лицу, а затем откидывает непослушные пряди назад. – Больше половины из нас погибло либо в битве, либо от ран. Но мы сумели организовать побег благодаря жителям Винтерфелла, которые знали правду. Мы сбежали в ночи… И сожгли одну из башен замка.
Сказав это, Хант бросает на визави серьезный взгляд, мол, иначе бы ничего не получилось. Если отбросить слова лорда Рисвелла, то это единственный серьезный проступок южан (пусть и вынужденный), за который, если потребуется, они все готовы понести наказание. В этот момент краем глаза мужчина замечает краем глаза какое-то движение, а повернув слегка голову, видит, что Мина вернулась с громадной корзиной и сейчас озиралась в поисках Артура. Когда они столкнулись взглядами, Хант движением руки показывает, чтобы она подошла сюда, а глазами указывает на своего собеседника. Мина, как служанка леди Маргери, тоже должна была бы узнать Лораса.
— Нам пришлось разделиться, сир, - бормочет Хант, неловко поднимаясь с места, чтобы помочь девушке с корзиной. Секунд через двадцать двое южан сели на лавки. – Мина, расскажи сиру Лорасу про то, что случилось с леди Маргери после того, как мы сбежали из замка. Он сможет нам помочь.
Ради безопасности южане договорились о том, что каждый из них будет знать минимум информации. Хант должен был с прочими беглецами направляться по тракту, не зная, что случилось с той, кого он поклялся защищать. Это было тяжело. Но он понимал меры предосторожности.  Однако он точно знал, что служанка и подруга розы Тиреллов знает о ее дороге. Мина призналась в этом Артуру во время одной из их многочисленных ночных бесед, когда они только оказались здесь. Южанин тревожно оглядывается по сторонам, убедившись, что их не подслушивают и за ними не наблюдают. Так было чуть спокойнее..
[NIC]Arthur Hunt[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/vQkGd.jpg[/AVA]

Отредактировано Alan Crane (Вчера 21:29:29)

+8

8

Все мужчины подобны детям, и Артур не был каким-то исключением, несмотря на недавние капризы и беспочвенные упреки. Южане находились в непростой ситуации, даже у самых сильных могут рано или поздно сдать нервы. Поэтому Мина ни в чем не винила лучника, но и меньшим дитем считать и не думала. До сего момента Хант был послушным ребенком, а может, просто травма мешала куда-то шкодливо убегать, но девушка привыкла к тому, что где его оставишь, там и заберешь. А тут, выбравшись из погреба и вернувшись в общую залу трактира, южанка с трудом, покачиваясь от тяжести корзины, кою держала перед собой двумя руками и которая неприятно ударялась о девичьи колени при каждом шаге, пробралась к месту, где её должен был ждать Артур, но никого не обнаружила. Глаза ещё не привыкли к тусклому свету, поэтому девица мотала головой и оглядывалась по сторонам, сильно прищурившись, пока наконец не заметила знакомую фигуру и знак подойти ближе.
Сначала Мина не могла понять, какая муха укусила Ханта и заставила ввязаться в беседу с кем-то, но по мере приближения к рыцарям, глаза девушки раскрывались всё шире и шире не столько от одного удивления, сколько от шока. Лорас Тирелл? Здесь, в богами забытой забегаловке какого-то мелкого селения на Севере? С одной стороны, немыслимо, а с другой… С другой стороны, Мина как служанка леди Маргери не могла не заметить крепких родственных уз между младшими детьми лорда Хайгардена. Но до сегодняшнего дня она представить себе не могла, что сир Лорас окажется способен на то, чтобы в одиночку пробираться за сестрой.
Хорошо, что узнавание Рыцаря Цветов произошло раньше того момента, как девушка, запинаясь, подошла к столу и лавке (на скорость опознания владельца завидных кучеряшек отнюдь не влиял тот факт, что скромная персона и по совместительству третий сын Мейса Тирелла был пределом мечтаний барышень во всем Просторе и окрестных землях любого сословия и возраста). Потому что вышколенная служанка по привычке чуть не присела в реверансе, чем могла выдать и без того не самым дружелюбным крестьянам положение совсем уж не случайного путника с тракта. Южанам ни к чему бередить желание наживы, которое так легко удовлетворить обещанной наградой за беглецов и лиц, с ними непосредственно связанных.
- Сир Лорас, - совсем тихо в качестве приветствия произнесла Мина, низко склонив голову, отчего выбившиеся темные пряди упали ей на лицо. Это был не только жест почтения, но и невольное выражение страха. Девушка боялась, что северяне легко заподозрят неладное – кто кроме уроженца Простора или другого южанина (едва ли жители Севера в принципе разделяли на группы тех, кто жил ниже Рва Кейлин) станет говорить с беглецами. А в такое неспокойное время посторонние в самом большом крае Семи Королевств будут выглядеть очень подозрительно. По крайней мере, так думала сама Мина. И её воображение тут же подкинуло вероятные последствия доноса, и это пугало ещё больше. Но деваться было некуда.
Девушка поставила корзину рядом с Артуром, а сама села по левую руку от сира Лораса, не желая, чтобы кто-то даже случайно стал свидетелем их разговора.
- Почти все, кто уцелел, пошли с нами по королевскому тракту. Миледи же сопровождали лорд Крейн, сир Лео и сир Тайлер, милорд Теон Грейджой. Они должны были идти по лесу, вдоль реки, чтобы не заблудиться, и в итоге должны были оказаться в Белой Гавани, где тайком переправились бы в Королевскую Гавань… Тогда мы думали, что и вы, и лорд Тирелл, и леди Оленна там, - виноватым тоном пояснила Мина, чувствуя стыд перед сиром Лорасом. – Леди Маргери говорила, что по ее подсчетам им потребуется больше трех недель, чтобы добраться до туда. Но милорд Крейн был тяжело ранен, и я боюсь, что это могло их сильно затормозить… Но даже если так, вряд ли вы нагоните их сейчас, они уже должны быть в Белой Гавани.
Барышня на краткий миг замолчала, скользнув взглядом по замызганной столешне.
- Если бы их поймали, наверное, уже подняли бы шумиху, - она посмотрела на Рыцаря Цветов с надеждой. Благородный юноша точно лучше разбирается во всем этом. А ещё Мина неосознанно ждала от него поддержки, хоть и был младший из сыновей лорда Хайгардена слишком для этого юн. Она же его вряд ли могла чем-то ещё обнадежить, едва ли он сочтет достаточным того, что служанка каждый день молится за госпожу и её спутников. – Поэтому будем надеяться на лучшее.
Брюнетка прикусила нижнюю губу, исподлобья глянув на Ханта, но тот был непроницаемым. Мина вновь уставилась на покрытый липкими пятнами и крошками стол, не зная, что ещё добавить к своим словам. И не зная, стоит ли компрометировать и задерживать сира Лораса приглашением в пристанище беглецов.
[NIC]Mina[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/a8FeM.jpg[/AVA]

Отредактировано Margaery Tyrell (Вчера 21:41:54)

+1


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Sic itur ad astra [Север. Деревня - 03.10.298]