Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Все рыцари такие [Север. Белая Гавань. 24.06.298]


Все рыцари такие [Север. Белая Гавань. 24.06.298]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


Все рыцари такие
http://sh.uploads.ru/t/15YPF.gif http://s3.uploads.ru/t/cA8rl.gif

Дата:
24.06.298 от З.Э.

Место:
Север. Белая Гавань. Покои Винафрид

Действующие лица: Лиесса Вулфилд и Винафрид Мандерли.


Эпиграф: Рыцарей нет,
На оружии — ржавчины след,
Души воинов этот покинули свет.

Краткое описание:
Немного бесед о доблести, чести и клятвах перед сном.

+2

2

Вечер оказался скучным. Ни-че-го особенного. Все много ели, пили, танцевали так, как будто их на раскалённую сковороду посадили, беседовали о военной компании в Ночном Дозоре и так дальше по списку «самый скучный день». Лиесса имела все шансы умереть от скуки в компании грязного, вонючего и старого, как мир Ондри Локка, напротив которого заботливая леди Нового Замка посадила любимую кузину, но хочешь жить припевая – умей вертеться. Вулфилд заняла место возле славного гостя. Поначалу возле сира Тайлера должен был сидеть этот прыщавый и сопливый мальчишка Клеем Сервин, но прекрасная золотоволосая леди уговорила его поменяться. Этому молокососу все равно, за каким столом вино пить, а вот Лиессе надо личную жизнь устраивать. К несчастью, старалась зря.
Сначала на уши прекрасному юноше присел жирный русал Виман Мандерли. Лорду Белой Гавани не терпелось поведать все свои «веселые» истории южанину. Затем Вилла решила закружить парня в танце. Опять лорд Виман со своими беседами. Лорд Локк решил узнать, как там Матис Рован поживает. И так по кругу без остановки. Но Вулфилд умная, она сумела завладеть вниманием южанина. Сначала невинная шутка, затем несколько фраз сожаленья, опять шутка, легкое мимолетное прикосновение к чужой руке, сладкая улыбка и вот рыцарь ее. Но не совсем. Пусть сир Рован вел себя, так как гласит их рыцарский кодекс, то есть с интересом слушал все о чем болтает дама и даже сам о чем-то рассказывал, но при каждом удобном случае глядел в сторону этой карлицы Винафрид. Как же это раздражало! Пришлось даже напомнить, что она обещана наследнику Кархолда. Но взглядов от этого меньше не стало. И если бы только южанин глядел на эту северную гусыню, так нет, Мандерли тоже при каждом удобном случае пялилась на гостя. Поначалу Лиесса этому особого внимания не уделяла, наивно полагала, что эту кухонную замарашку волнует тот факт, что рыцарь почти ничего не ест, но оказалось все не совсем так. Вилла поведала, в чем причина таких гляделок, а затем посоветовала кузине отцепится от сира Рована и не наговаривать на сестру. Вулфилд в ответ пожелала зеленоголовой отдохнуть. Общение с Сервином совсем ей на пользу не пошло. Слишком бойкая стала.
Больше завершения пира Лиесса возжелала, чтобы сир Тайлер проводил ее, но от гостя уже и след простыл. Это совсем не понравилось золотоволоске. Она не проиграет рыбе эту партию. Поэтому вместо своих покоев решила ночевать в комнате Винафрид. Или правильно сказать: бдит, чтобы любимая кузина глупостей не натворила? Да, пусть будет так. Винафрид еще та леди, наверное, толком даже ни с кем не целовалась, но в тихом омуте черти водятся.
- Знаешь, - Лиесса раскинулась на постели как будто на своей, - а этот сир Рован весьма хорош собой. Слегка зажатый, но это поправимо, - губы выгнулись в хитрющей улыбке. – Стоит с ним пообщаться поближе, - особенно хотелось разузнать о Золотой Роще. Такие названия замкам дают не просто так. – Но, кажется, он не особо рад моей компании. Как думаешь, у него дурной вкус или дело в пари?

Отредактировано Lyessa Woolfield (2018-05-31 14:07:00)

+7

3

Первый день безудержного веселья подошел к концу. Винафрид с облегчением вздохнула. Все-таки быть хозяйкой вечера – нелёгкая работа.  Особенно, когда главный гость малознакомый рыцарь c юга. У них ведь там все совсем по-другому! Юная Мандерли боялась, что сир Рован примет их за дикарей, которые только недавно узнали о существовании столовых приборов. Но, кажется, все обошлось. Вилла уверяла, что гвардеец леди Маргери совсем не скучает и отлично проводит время. Винафрид тоже так считала, но все-таки ее очень волновало то, как мало южанин ест. Ему что не нравится местная кухня? А, может, у него несварение от рыбы? За такой просчет Вин себя очень журила, чем очень веселила Виллу. Младшая сестренка сказала, что ее старшая и не по годам умная сестрица всегда ко всему относится излишне серьезно, но в случае с Тайлером – это уже перебор.
- Ты бы не считала, сколько ложек и чего он съел, а больше с ним времени проводила бы, - с нотками негодования проговорила Вилла, когда сестры остались наедине.
Винафрид хотела оправдаться, мол, как она должна была уделить сиру Ровану больше времени, если они сидели друг от друга слишком далеко (не кричать же ей!), но промолчала. Для Виллы это не аргумент.
- Не думала, что когда-то это скажу, но тебе надо брать пример с Лиессы.
Даже сейчас младшая внучка лорда Вимана Мандерли не удержалась, дабы не показать насколько нежно она «любит» и «ценит» кузину. «Лиесса» Вилла выговорила так, как будто ее заставили выпить отвратительную микстуру из рыбьего жира. Вин хотела сделать ей замечание, но и на этот раз решила промолчать. Не потому что спорить с Виллой – себе дороже (хотя поэтому тоже), Мандерли девочка дружелюбная, но гордая, а Вулфилд при каждом удобном случае пытается ее задеть. Этот вечер не стал исключением. Лиесса наплевала на все старания Винафрид и села там где ей захотелось (то есть возле главного гостя) к тому же слишком много говорила и ладно, если это были какие-то безобидные шутки или забавные истории, так нет, дочь Рикарда Вулфилда предпочла всех обзывать и позорить. Разве так себя ведет леди?! Вилла еще за столом требовала, чтобы Винафрид ее успокоила, но что она могла поделать? Вилла посоветовала попросить гвардейцев вывести ее под руки и закрыть на псарне. 
- Хорошо она взяла Тайлера в оборот.
- Сира Тайлера Рована, - холодно поправила Винафрид.
Вилла в ответ только хмыкнула и поспешила покинуть покои старшей сестры. На вопрос: «куда это она собралась посреди ночи?», младшая из Мандерли ехидно подметила, что еще не так уже и поздно и что Клеем Сервин сейчас тренируется с кем-то из Локков и пригласил ее посмотреть. Это Вин не понравилось. Клеем Сервин славный юноша, но их отношения с Виллой слишком быстро перешли из общения в кругу друзей в ночные прогулки. Наверное, стоит об этом сказать сестренке, но не сегодня. Винафрид устала, а Вилла слушать ее не будет.
***
Гувернантка как раз расчесывала Винафрид волосы, когда двери опять открылись. Поначалу Вин подумала, что это Вилла вернулась, но, увы, нет.
Лиесса даже не спросила, не против ли Мандрели ее компании, зато сразу разложилась на ее кровати, как будто у себя дома. Винафрид такое отношение не нравилось. У всего должны быть рамки дозволенности. Но устраивать нравоучения у прислуги на глазах она не хотела. Пусть Вулфилд ведет себя неправильно, но это не повод ее унижать. Как жаль, что кузина это не понимает.
Стоило Лиессе заговорить о Тайлере, как Винафрид тут же стала весьма недовольной. Неужели других тем для бесед нет? Для кузины, видимо, нет.
Мандерли отпускает гувернантку, не желая, чтобы затем ходили ненужные сплетни. Глубокий вдох, выдох. Винафрид пытается сделать, как будто ей все равно на слова кузины. Но это далеко не так. Ей неприятно то, как Лиесса себя ведет. Это непозволительно для леди! А еще Вин желает кузине всего наилучшего, но разве она не понимает, что она не ровня наследнику Золотой Рощи. Впрочем, статус отступает на второе место, когда дело идет о настоящих чувствах. Но это неправильно. Так ведут себя только глупые люди. Сир Рован к этой когорте не принадлежит. Или Мандерли все-таки плохо разбирается в людях.
- В каком еще пари? – обсуждать чужие предпочтения или толкать кузину на безрассудные поступки Винафрид не могла, так что решила свернуть тему в другое русло. К тому же ей самой интересно, о чем это ведет речь Лиесса.

+11

4

Винафрид вела себя сдержанно. Впрочем, ничего нового. Это Вилла в порыве злости может высказать все что думает, угрожать пожаловаться дедушке или запустить чем-то не очень тяжелым в лоб, а старшая Мандерли - настоящая леди!
Винафрид росла с мыслью, что она настоящая хозяйка Нового Замка. Старый русал отстранил леди Леону Вулфилд от дел, как только та родила Виллу. Лорд Виман не желал сваливать на хрупкие плечи невестки лишние заботы, так он объяснял всем свою позицию, но Лиесса знает, в чем дело. Тетка поведала ей, что Винафрид полностью пошла в род Мандерли внешностью, а характером – вылетая почившая с миром женушка Вимана Мандерли. Тогда такие слова Вулфилд только позабавили. Если внешне старшая дочь леди Леоны пошла в породу дорого муженька, то к своим шестнадцати годам она должна больше напоминать бочку для хранения селёдки нежели девушку, а характер… О каком характере речь вообще может идти в столь юном возрасте?!
Мандерли уже семнадцать и пусть на фоне своей на год старшей кузины она выглядит бледно, как луна на фоне солнца, но бочку не напоминает. Видимо боится, что если к полному комплекту она еще будет толстой, то жить ей до конца жизни одной. Впрочем, странной формы нос, огромные щеки и ужасные волосы – это далеко не все недостатки любимой внучки лорда Белой Гавани. Ко всему Винафрид еще очень заносчивая. Девица возомнила себя очень важной персоной. Ну да, без нее ведь в Новом Замке все развалится. А как же! К тому же она еще очень двуличная. Это только на публике Винафрид улыбчива, добра и мила как с прислугой так и с наследниками Великих Домов, но в компании своей младшей сестры она может позволить себе съязвить, посмеяться над бедными родственниками и еще много всего, что не позволительно юной леди. Хорошая из нее актриса получилась бы. Даже сейчас, оставшись с Лиессой наедине, продолжает играть свою роль. Да еще как! С каким холодом и неинтересном она принимает слова кузины. Ага, так Вулфилд на это и повелась! Она умнее и хитрее этой гусыни.
- Как будто ты не знаешь, - поднявшись, Лиесса устремила свой взгляд на леди Белой Гавани, еле заметно при этом улыбнувшись. Она говорила мягко и тепло, чтобы расположить наглую девку к себе. – Любимое пари южан: кто быстрее соблазнит северянку. Полагаю, сир Тайлер слишком азартен или сделал большую ставку, если увязался за тобой к самой Белой Гавани.
Лиессе были приятно унижать Винафрид, но сейчас она попыталась скрыть ликованье за заботой и легкой обидой.
- Благородные рыцари остались только в песнях, - мимолетно проговорила она. Просто мысли вслух.

+10

5

Сколько Винафрид себя помнит, столько всего на год старше Лиасса смотрит и ведет себя с ней как будто с глупой дочерью рыбака. В детстве, когда даже разница в один год казалась огромной непреодолимой пропастью, в которой запросто мог уместиться великан, Мандерли этому особого значения не уделяла. Все в семилетнем возрасте немножко глупенькие и странные. Но сейчас, когда Вин семнадцать, а Лиессе – восемнадцать это начинает раздражать. Винафрид давно уже не ребенок, который без разрешения леди-матери или няньки шаг не может вступить. Если Лиесса забыла, старшая внучка лорда Белой Гавани уже почти помолвлена с наследником Кархолда. Но вряд ли Вулфилд это надо напоминать. Кузина и так все хорошо понимает, просто ей нравится злить Мандерли. К несчастью для Лиессы, Вин не настолько глупа, как она думает, поэтому последнее, что она сделает – даст то, что от нее хотят. Сейчас Вулфилд желает очернить гвардейца леди Маргери. Зачем? Чтобы позлить Мандерли. Кузина хорошо знает, что ничего так не выводит из себя, как собственная неправота. План сработал бы, если бы не несколько «но». Во-первых, Винафрид приходилось общаться с самонадеянными юношами, и ведут они себя далеко не так робко, как выходец из Простора. Во-вторых, сир Тайлер далеко не великий лицедей. Вин имела честь пообщаться с ним дольше, чем дорогая кузина. Юноша пусть удался собой и знает об этом, но при каждом неловком случае краснеет и отводит взгляд, как девица на свидании. В-третьих, это Вин пригласила Тайлера погостить в Белой Гавани, а не он «увязался за ней». Конечно, эти аргументы можно опровергнуть, сказав, что южанин хитер, умен и ради победы в пари готов на все, но все как-то уж слишком притянуто за уши. Мандерли не верит ни единому слову кузины, но ей интересно, чем закончится спектакль, так что неохотно принимает выданную ей роль.
- Увязаться до самой Белой Гавани из-за нежелания обеднеть на одного золотого дракона – это как-то слишком странно, - с разочарованием, как и полагается девушке, которая только что узнала, что стала пешкой в чужой игре, произнесла Мандерли. – Род Рованов очень древний, влиятельный и богатый, как-то не пристало наследнику Золотой Рощи принимать участие в сомнительных спорах.
Что Лиесса ответит на это? Винафрид готовая поставить золотого дракона на кон, что запоёт о том, что у всех юношей только одно на уме. И это далеко не песни о любви под окном возлюбленной.

+9

6

А Винафрид действительно глупа. Лиесса подумывала, что ей придется больше постараться, чтобы увлечь беседой любимую внучку жирного русала, но все оказалось гораздо проще. Что же, это похвально. Вулфилд может гордиться собой, она изрядно выросла в умении манипулировать чужим мнением. Раньше ведь только могла затмить рассудок глупенькому рыцарю или наследнику какого-то мелкого дома Севера, а сейчас ловко играет с судьбами верных вассалов Великих Домов. Правильно говорит любимая тетушка и по веселому стечению обстоятельств леди Леона Вулфил, она далеко пойдет. Возможно, благодаря своим талантам соблазнительницы, сплетницы и интриганки она дойдет к самому Простору, а если повезет и к Железному Трону. Плохая та леди, что не мечтает стать королевой. Если все выйдет поначалу она займет пост луди Золотой Рощи, а затем после года траура можно примерять корону. Винафрид сама сказала, что Рованы – это очень древний, сильный и богатый род, а Железному Трону такие невесты только нужны. Конечно можно вспомнить об Сансе Старк, которую король возжелал видеть рядом со своим наследником, но Старки никто без своих верных Мандерли. Если уничтожить лордов Белой Гавани, падет и Винтерфелл. Но это все далекие планы. Сейчас надо заставить Винафрид закатать истерику прелестному рыцарю, в идеале, чтобы при свидетелях, тогда наследнике Золото й Рощи точно пойдет искать утеху, а Лиесса ему поможет.
- Золотой дракон? – высоко ценит эта рыба свою честь, Вулфилд за такое посмешище даже полгроша не уплатила бы. Разбаловал старый русал своих внучек. – О, милая, наследники Великих Домов и знатных отцов больше всего склоны к таким играм, они ведь считают себя любимцами Богов! – Еле заметная улыбка. Сложно врать так нагло. – Возьми к примеру Теона Грейджоя, такого знатного ловеласа еще поискать надо, или младшего сына лорда Тайвина Ланнистера. Все мужчины одинаковые.
Так что будь добра, пойди и награди своего кавалера пощечиной.

+12

7

При всех недостатках Лиессы, Винафрид все-таки ее любит и уважает. Вулфилд ее кузина, а Мандерли пусть не Талли и в их девизе нет упоминания о важности семейных уз, внучка лорда Белой Гавани и без этого все хорошо понимает. Главное богатство -  это семья. Когда ее Дом изгнали из Простора и они были слабы, как раз умение держатся вместе помогло им не исчезнуть – это стоит помнить так же хорошо, как доброту Старков. Если Вулдфилдам будет грозить опасность, Мандерли их защитят, пусть те и вассалы Болтонов. Что касается конкретно Лиессы, то Винафрид всегда поражало то, с каким азартом и уверенностью кузина идет к собственным целям. Да, порой она излишне радикальная в своих действиях и словах, но все-таки такое желание добиться признания, улучшить положение собственного дома и свое в первую очередь – заслуживает похвалы. Юной Мандерли таких качеств не хватает. Она не способна столь самоотверженно следовать своим целям. Впрочем, у нее совсем другое положение. Вин – не дочь лорда-вассала Болтонов, она когда-то займет пост леди Белой Гавани. Винафрид не должна думать о себе, для нее в первую очередь важно благополучие Севера. Впрочем, это не мешает ей восхищаться Лиессой. Возможно, они даже стали бы подругами, если бы Вулфилд не видела в Мандерли конкурентку, или кого она видит в ней сейчас.
Вин еле удержалась, дабы не поинтересоваться, где это кузина так научилась в наследниках Великих Домов разбираться. Лиесса никогда не была в Винтерфелле, значит, не могла видеть Робба Старка и Теона Грейджоя, что уже говорить о сыне Тайвина Ланнистера. Сплетни? Тогда всю полученную информацию стоит делить на два. Люди любят приукрашивать свои и чужие достижения.
- Когда я гостила в Винтерфелле, Теон Грейджой вел себя весьма учтиво, а Тирион Ланнистер обладает очень острым умом, - копаться в грязном белье не самое занятное дело для леди, так что Винафрид поспешила увести беседу в другое русло.  Снова.

+11

8

«Семья, долг, честь». Семья на первом месте. Какой вздор! Как и весь девиз Талли. Глупость, которую еще поискать надо. «Деньги, мечи, союзы», - вот что правит миром и стоит увековечивать на девизах. Но нет, куропатки из Великих Домов считают себя слишком благородными, а таким не пристало пачкать свое имя в правде. Здесь Лиессе повезло, ее дом в меру богат, в меру силен и в меру известен, значит ей не надо прикрываться благородными порывами ради достижения целей. Что нельзя сказать о кузине.
Вулфилд рассмеялась словам Винафрид. Любимица жирного русала все-таки продолжает играть выделенную ей роль, как по нотам. Сколько призрения в ее тоне! Лиесса поверила бы в добрые намерения обелить имена двух сыновей знатных родов, если бы так хорошо не знала Мандерли. Пожалуй, надеется отхватить себе жениха получше Карстарка. Теон Грейджой по меркам лорда Вимана Мандерли как раз под стать его старшей внучке. Верность Старкам – это хорошо, но собственные приоритеты всегда должны быть на первом месте. Наследник Пайка не всегда будет пленником Винтерфелла, русал это понимает, вот и зачастил в «сердце» Севера с ходячим багажом. Жаль только, что Вин это не понимает. Пытается полюбить наследника Кархолда и выбросить из головки наследника Золотой Рощи. Так тому и быть, Лиесса, как любящая кузина ей поможет.
- А сир Рован хорош собой, - как будто невзначай продолжила ход мысли Мандерли Вулфилд. – В каждом человеке есть хорошие и плохие стороны и тебе следует это помнить, чтобы не разочароваться.

+12

9

Знала бы Винафрид какого мнения кузина о ней и ее роде, то изрядно посмеялась бы. Теон Грейджой пусть и наследник Великого Дома, но для Мендерли не самая хорошая партия. Во-первых, Грейджои, как и все железнорожденные, не могут похвастаться богатствами. Во-вторых, их вера совсем дикая. В-третьих, Теон Грейджой столько лет живет в Винтерфелле не просто так. Он заложник. Гарантия того, что Бейлон Грейджой не возьмется за старое. Сотни лет Мандерли оберегали южный берег Севера от пиратов и теперь станут одним из них? Да, можно сказать, что сын – это далеко не отец и вспомнить старую поговорку, что «с волками жить - по волчьи выть», но есть еще одна пословица: «сколько волка не корми, всё равно в лес смотрит». Теон Грейджой – весьма темная лошадка, пусть хороший друг Роббу Старку, а Мендерли не столь глупы, как кто-то решил.
Вин начинает утомлять эта беседа. Она понимает к чему клонит Лиесса. С чего только Вулфилд решила, что ее интересует рыцарь. Союз с Рованами чуть более выгодный, чем с Грейджоями. Они слишком далеко, если смотреть в сторону Юга, то лучше обратить внимание на Речные земли или Долину Арренов. Впрочем, это все больше для Винафрид неинтересно. Отец скоро дойдет согласия с Карстарками в вопросе приданого и придется думать о свадьбе.
- А тебе стоит помнить о манерах, - холодно, но, не срываясь на крик отвечает Мендерли. Все эти рыцари, Карстарки и несносные кузины сделали свое дело, чаша терпения переполнена. – Прости, но я желаю, чтобы ты спала в своих покоях.
Винафрид не любит быть категоричной, но порой надо проявлять характер, чтобы никто на шею не залезал и ножки не свешивал.

+4


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Все рыцари такие [Север. Белая Гавань. 24.06.298]