Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Держите себя в руках [Север. Винтерфелл. 17.06.298]


Держите себя в руках [Север. Винтерфелл. 17.06.298]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1


Держите себя в руках
https://78.media.tumblr.com/3370827a5b9dbd4840326ea79045d1ee/tumblr_p9jy9hndxV1s6455do1_500.gif
https://78.media.tumblr.com/17f19926109ebc0a2207f5a5ba64cbfc/tumblr_p9jy9hndxV1s6455do2_250.gif https://78.media.tumblr.com/586c2073ee61bc81a655b35700e6c0dd/tumblr_p9jy9hndxV1s6455do3_250.gif
https://78.media.tumblr.com/8d1918d4781062e1b909e921ee624fd0/tumblr_p9jy9hndxV1s6455do4_500.gif





Дата:
17.06.298.

Место:
Север. Винтерфелл.

Действующие лица: Тайлер Рован, Винафрид Мандерли, Харрион Карстарк и Алан Крейн (позже).

Краткое описание:
Свежий воздух и обилие вина порой творят чудеса.

0

2

   На свадьбе, и правда, не было места грусти. Все вокруг вносили свою толику веселья – милорды и миледи, флиртующие за бокалом вина, кавалеры и дамы, кружащиеся вокруг, рыцари и владетели, в который раз заводившие свою песню о превосходстве Севера над Югом, Юга над Севером, и Железного Трона – над всеми. Хотя нет, это ведь раньше короли и принцы были не такими, как все остальные вестеросцы – ни у кого больше не было таких белых волос, фиалковых глаз и драконов под боком, – а сейчас это всего лишь Баратеоны, бывшие полтора десятка лет назад верховными лордами своих земель, точно такими же, как ещё семь. Но, разве это важно? Все споры, особенно у молодых северян или южан, сегодня создавались для того, чтобы почесать кулаки или помахать мечом во дворе, несмотря на печальные вздохи леди, уже смирившихся с тем, что мужчины неисправимы. Деловитые южане делали свадьбу более утонченной и аристократичной, на радость местных леди, тогда как суровые северяне веселились как последний раз, желая вдоволь нагуляться перед грядущей зимой и скукой Ночного Дозора. Но чем больше все вокруг выпивали, тем меньше оставалось между андалами и Первыми людьми различий. Если в начале действа в воздухе витало напряжение, а гвардейцы старались держаться подальше от вассалов Старков, не провоцируя лишний раз щепетильных северян, то сейчас, уже в конце, Хамфри Хайтауэр напару с Робеттом Гловером тянули какую-то песню под громкий хохот Джона Амбера. Такой картине Тайлер не улыбнуться просто не мог.
   Рыцарь уже нацелился на долгий разговор и приготовился еще пошутить, пообещать чего-нибудь или польстить, но лорд Виман оказался добрым стариком и безо всяких раздумий разрешил рыцарю отправиться с ними в Белую Гавань, погостить в замке да полюбоваться местными красотами (и красотками). Винтерфелл обещал опустеть после ухода всех прибывших на зов Хранителя Севера воинов, и в замке должны были остаться лишь несколько слуг, около сотни старковских гвардейцев и вполовину меньше верных мечей леди Маргери. Понятно, что никакая армия не уйдет за один день, да и леди вместе с некоторыми лордами чуть задержатся, но всё-таки здесь скоро будет пусто и скучно. Рован, конечно, не веселиться сюда приехал, а служить щитом невесты Робба, но всё-таки он считал, что самое главное в армии – высокий боевой дух, а если он проводит Мандерли до их родного замка, то его дух станет высок как никогда. Осталось только как-то убедить Алана, потому что тот уж очень не любил давать спуску подчиненным.
   И только юноша открыл рот и собирался ответить, как лорд Белой Гавани покосился в сторону и сделал ему интересное предложение: проводить Винафрид до ее покоев. Молодой рыцарь даже удивился таким словам от него, еще бы – добродушный дедушка знаком с рыцарем меньше четверти часа, зато уже доверяет свою ненаглядную внучку. Юноша поглядел на юную северную леди, хохотавшую с отцом чуть в стороне. Странно, что она не ушла чуть ранее с септой и сестрой, но ладно, так даже лучше. Видимо, лорд Виман о чем-то захотел поговорить с сыном, потому что от Тайлера можно было избавиться куда более изящным способом и без рисков для Винафрид. Или он так хочет отделаться от внучки? Хотя, она не казалась уж очень навязчивой.
Конечно, милорд, я буду только рад помочь, – безропотно соглашается рыцарь, внутренне ликуя. Почему бы нет, в конце концов, порадоваться своему обаянию тоже можно. Хотя, возможно, это ему просто милорд попался добрый, или он просто углядел в Тайлере что-то хорошее. Но это он потом решит, они успеют еще наговориться. Лорд Виман жестом зовет внучку и давно уже косившегося на них сына к столу, и они покорно идут. Сразу видно, что дедушка не любит ждать.
Миледи Винафрид, – любезно взял слово в свои руки Тайлер, немного поиграв с ней в гляделки. Ожидала ли она его увидеть тут, со своим дедушкой? Наверное, не думала, что рыцарь ею так заинтересуется. Впрочем, если бы не наглый Старк, ничего не было бы. Когда он завтра будет его провожать, обязательно по лбу настучит... И уже потом только спасибо скажет. – Лорд Виман попросил меня проводить вас в ваши покои, – сообщил ей (и ее отцу) Рован, после чего подал девушке руку, намекая, что дело не требует отлагательств. Сир Мандерли слегка озадачился и бросил вопрошающий взгляд на лорда Мандерли, но тот кивнул, и он, вроде, расслабился и присел за стол к отцу.
Лорд Виман, сир Вилис, – попрощался юноша и повел леди Винафрид к выходу из чертога, подозревая, что удивлена она не меньше, чем он сам.

   Как только они вышли во двор, то Тайлер понял, что долго так везение продолжаться не может. Миледи сама пригласила на танец и даже пригласила в Белую Гавань, лорд Мандерли не только не намекнул, что его внучка наговорила глупостей и не стоило ей настолько близко общаться с рыцарем, когда ее прочат в невесты Харриону, но и даже попросил его проводить Винафрид, а Робб вообще сделал так, чтобы это случилось. Его небесный покровитель будто сошел с ума, и Тайлеру только и оставалось, что следить за его дарами. Сегодня определённо странный день, и должно случиться что-то такое, чтобы баланс выровнялся. Причем, судя по всему, что-то нехорошее будет очень сильно неприятным. Может, встретится Карстарк? Для худощавого юноши враг довольно опасный, а Тайлер бился об заклад, что если он заметит его и Винафрид рядом, то без драки не обойтись. Северяне довольно вспыльчивы. И, как назло, во дворе проходил «бастардов пир» для низкородных рыцарей и оруженосцев, а еще северных всадников, так что среди людей ничего не было видно. Обычно тут было веселее, чем в Великом Чертоге, но сегодня он еще не пировал тут, только мимо проходил. Хотя, конечно, успел поболтать с Эртуром Хантом, который куда-то запропастлися, и с Байардом Норкроссом, предпочитающим местную компанию знати внутри. Но больше знакомых лиц не было видно, и, что радостнее всего, Харриона тоже. Местный пир тоже начал постепенно расходиться в гостевые дома, казармы или постоялые дворы, но многие ещё остались и хрипло горланили песни или просто громко хохотали. Не самый приятный фон для разговора по душам, но и в молчании Тайлер идти не хотел. Уже темновато, чтобы глядеть по сторонам – в сумерках все кошки серы, – так что можно слегка поднапрячь голос.
А ваш лорд-дедушка интересный человек, – задумчиво произнес рыцарь, не зная, с чего бы начать разговор. Они уже подходили к открытым внутренним полуворотам, отделяющими двор с Великим Чертогом от главного двора Винтерфелла. Оттуда все еще доносился лязг металла, хотя уже робкий и редкий, и немногочисленные подбадривающие крики. Среди них точно должен быть Харрион, так как его вообще нигде не было, а выпил он не больше, чем Тайлер, чтобы вдруг уснуть где-нибудь. Увидев Винафрид под ручку, тот определенно наделает глупостей, а Рована вместе с его госпожой это может выставить в невыгодном свете. Да и в целом пьяные мужчины были нежелательной компанией, а пьяные северяне – тем более, поэтому рыцарь повел девушку витиеватым путем до кузнецы, а оттуда к библиотечной башне и после вдоль стены до гостевых покоев. Так дольше, но безопаснее.
Может, расскажете что-нибудь о Белой Гавани, миледи? – улыбнулся он, желая скрасить путь разговором. Идти было недолго, но он замедлил шаг, желая поговорить побольше. Не знал он, чем объяснить такое желание: то ли хотелось чуть продлить остаток этого дня, то ли с Винафрид было интересно общаться. А еще стоит узнать о городе, в который скоро поедет, из первых рук, а не из книг и писем.

Отредактировано Tyler Rowan (2018-05-10 16:45:21)

+10

3

- Думаю, у него в роду все-таки есть дорнийская кровь, - прошептала Вилла, все еще поглядывая в сторону наследника Винтерфелла и Золотой Рощи. – Как думаешь?
- Думаю, что даже если так, об этом лучше помалкивать, это сомнительный комплимент.
Винафрид в отличие от сестры понимала, что такое чувство такта, поэтому лишний раз в сторону юношей не глядела и как могла, пыталась поменять тему беседы. Но все в молоко. Вилле уж очень запал в душу южанин. Вернее не совсем так, в силу своего юного возраста младшая из Мандерли решила, что рыцарь из Простора мил сердцу сестры, что совсем не так. А еще Вилла любит поболтать, порой совсем не следя за своим язычком. Вот как сейчас.
- Скучная ты, - театрально вздохнула младшенькая внучка лорда Белой Гавани, потягиваясь за вином. И какой это бокал за вечер? Что-то Вин подсказывает, что не первый, не второй и даже не четвертый. Куда только септа смотрит? Ах да, у нее же есть дела поважнее – закатывать глаза и давится желчью. - Я бы на твоем месте так бы быстро не сбегала.
- Жаль, что ты не на моем месте.
Вилле всего тринадцать, ей еще позволительно сначала болтать, а затем думать. А еще она младшенькая с нее априори меньше требуют. Это Винафрид с ранних лет росла с мыслю, что она леди Белой Гавани, значит должна быть самой умной, самой понимающей, воспитанной и просто загляденьем. После рождение Виллы леди-мать,  Леона Вулфилд, стала слишком эмоциальной и чрезмерно вспыльчивой, из-за чего лорд-дедушка мягко отодвинул её от важных дел, но в каждом замке должна быть леди, которая с радостью будет принимать гостей и следить, дабы прислуга свечи не воровала. Вот как-то сама не понимая, как и когда, Винафрид отложила куклы в угоду более взрослых, а значит, более важных дел. В то время, как Вилла во всю наслаждалась и продолжает наслаждаться прелестями детства.
- А он смотрит на тебя, - пустой кубок оказывается на столе. Нет, это уже слишком, Вилле пора спать. Вот только, если уйдет она, придется уйти и Винафрид, а она этого не хочет. Самое интересное еще впереди ведь. Вдруг Харрион ее все-таки попросит на танец.
- Полагаю, это потому что ты нагло пялишься в их сторону, - Вин ответила слишком грубо, но что поделать, если сестренка не понимает намеков.
- Я не… - хотела запротестовать Вилла, вот только не успела, вовремя вмешался отец.
Вилас Мандерли весь вечер провел за столом, попивая за здоровье молодых и обсуждая с другими северянами грядущую военную кампанию. Несколько раз он покидал компанию других северных лордов, дабы составить компанию в танцах местным леди, что было еще тем испытанием для дам. Теперь же наследник лорда Вимана решил размять ноги в прогулке по Чертогу в компании Родрика Карстарка и старшей дочери. В последнее время отец плохо переносит общение с будущей родней тет-а-тет. Приходится Вин сглаживать углы.
***
Рикард Карстарк в отличие от свое старшего сына человек весьма общительный, пусть и своенравный и слегка грубый. Наверное, не было бы сейчас рядом с Виласом Мандерли дочери, то лорд Кархолда уже бы ляпнул несколько острых словечек, от которых ушки в трубочку сворачиваются. Но в присутствии леди и возможной будущей невестки, он все-таки предпочел изъясняться весьма вежливо.
Беседа шла о грядущей помолвке. Наследник Белой Гавани предложил лорду Кархолда вместе со всем своим многочисленным семейством погостить в Новом Замке после возвращения из Дозора, естественно. Лорд Рикард согласился, но ответного предложения не сделал, отчего на Вин опять нашли мрачные мысли, что Карстаркам от нее нужны только земли и серебро. Алис уверяла ее, что это не так и на самом деле ее брат любит ее, но Мандерли пусть юна, но не глупа, она все сама прекрасно понимает.  Глупо думать, что ее вообще кто-то полюбит в первую очередь как человека, а не леди Белой Гавани.
Когда речь в сотый раз зашла о размере приданного, Винафрид совсем потускнела, стараясь абстрагироваться от этих «торгов».
Взгляд как-то сам по себе останавливается на двоих наследниках. Теперь уже Винафрид интересно о чем они там болтают. Наверное, о всяких глупостях, которые интересны только мальчишкам: доспехи, мечи, турниры. Впрочем, последнее северян не особо интересует. Но это даже поинтереснее будет, чем эти торги.
Винафрид обреченно выдохнула. Она приехала в Винтерфелл, чтобы повеселиться, поближе познакомиться с будущим женихом и подружиться с леди Маргери, а не вести и чувствовать себя, упасите Семеро, как будто на поминках.
Отец и лорд Кархолда, к слову, не сошлись на одной цифре, зато обменялись любезностями, да еще такими, что у Вин щеки покраснели.
- Торгуется, как портовая…
- Отец!
- Я хотел сказать торговка.
Винафрид мягко улыбнулась, мол, говоря: я так и поняла. Отец тут же поспешил поменять тему на более приятную. Дочь поддержала.
***
Мандерли очень удивилась, когда, подходя к столу, заприметила одного южного рыцаря, мило болтающего с ее лордом-дедушкой. Да что там скрывать, бедняжку бросило в жар. Вдруг он слишком много выпил вина и теперь угрожает ее дедуле, что похитит его внучку? Лорд Белой Гавани – человек умный и многому не придает значения, ведь умеет отличить болтовню от действительно важных бесед, впрочем, осторожность ему тоже присуща. И что если рыцарь решил пожаловаться на ужасное поведение Винафрид? Все-таки она повела себя весьма опрометчиво, когда пригласила совсем незнакомого юношу в гости. Не так ведь себя ведут леди. Но менять что-то было поздно.
Винафрид предпочла сделать вид, что совсем не видит наследника Золотой Рощи. Как будто они и не танцевали вместе. Но не получилось.
«Но я еще не навеселилась и совсем не устала», - хотела было запротестовать Винафрид, с недоумением глядя в глаза рыцаря.  Наверное, стоило так и сделать, но она как-то не привыкла идти против воли отца или дедушки.
- Конечно, - мягко улыбнулась девушка, приняв предложение рыцаря, взять его под руку. Это немного озадачило отца, видно было, что тот уже собирался наглому юноше объяснить, что свою южные повадки стоило оставить дома, но одного взгляда в сторону лорда Белой Гавани хватило, дабы все разошлись мирно.
***
Какое-то время они шли в полной тишине. Винафрид это не очень нравилось. Она уже успела подумать, что рыцарь из Золотой Рощи был столь мил, ибо воспитание не позволяет вести себя грубо в присутствии знати, а на самом деле ему уже поперёк горла эти северяне, особенно Мандерли. Если это так, то мог не стараться и не страдать, Винафрид отлично ориентируется в Винтерфелла, а еще у ее лорда-дедушки есть гвардейцы. И почему он так оглядывается по сторонам? Кого-то ждет или он боится, дабы друзья его не заметили? Что-то Вин совсем разонравилась идея дедушки. Уж лучше б ей компанию составила септа. Да, женщина ворчлива и вечно всем недовольна, зато Мандерли не терялась бы в глупых догадках.
- О Семеро, надеюсь он не успел поведать вам историю, как в год ложной весны они вместе с лордом Рикардом Старком за три месяца до турнира в Харренхолле из пучины морской кракена достали.
Сир Тайлер все еще вел себя весьма закрыто, так что Винафрид решила взять ситуацию в собственные руки. А что лучше располагает к разговору, чем забавная история? К тому же история действительно забавная, пусть отец всегда повторяет, что нет там ни капли правды. Вернее, нет там никакого кракена. Но порой нет ничего плохого в приукрашенных историях. А еще это любимая история Винафрид от дедушки. Глупая и странная, но интересная. Лорд Виман ее всегда так рассказывает, как будто они действительно с лордом Старком поймали кракена.
Когда вместо того, дабы идти по прямой, сир Рован свернул в сторону кузни, Мандерли слегка напряглась, с непониманием глядя на рыцаря. Неужели решил, что лорд Старк разместил своих добрых друзей среди стали, молотов, в грязи и холоде? Это забавно. Винафрид не разделяла позицию Амберов по поводу того, что южане немножко двинутые (сама ведь немножко с юга), но сейчас мысль, что южане очень странные, как-то сама напрашивалась. 
Или сир Рован все-таки решил воплотить свои угрозы в жизнь? Тогда это похищение обречено на провал, Восточные ворота совсем не в той стороне. Мандерли могла ему показать, но повторять судьбу дочери Рикарда Старка ей совсем не хотелось. Певцы из этой истории похищения сделали красивую сказку, мол, принц Рейгар настолько влюбился в северянку, что забыл о чести и семье, но Винафрид давно смотрит на мир более прагматично. Принц Рейгар отчего-то решил, что если он дракон, значит, может красть и насиловать чужих невест, за это и поплатился на Трезубце. Грустная история, но поучительная, особенно для всяких молодых южных рыцарей.
- Расскажу, - кокетливо ответила Мандерли вместо того, дабы поднять на уши своим криком весь Север. Интерес переборол страх. Винафрид приняла правила игры южанина. Вот только что поведать? Город как город. Немножко большой, но если подумать, нет там ничего особенного. Но это для Винвфрид. А вот для тех, кто там никого не было, «ворота Севера» кажутся чем-то удивительным. – Но сразу стоит сказать, что вряд ли после Староместа Белая Гавань вас удивит, - она пожала плечами, немного упав духом. – В отличие от Винтерфелла, она очень шумная, а еще там всегда пахнет солью, - и рыбой, - улицы широкие настолько, что можно устраивать на них пиры и все-равно это не будет мешать передвижению повозок. Там не так холодно, ведь все ветра из-за Стены оседают в Винтерфелле, но не настолько тепло, как в ваших родных краях, так что возьмите плащ потеплее. А еще Белая Гавань – это город фонтанов. У нас их много, но самый известный  Старик-Рыбоног, ему столько лет, сколько и Новому Замку. О, и богороща, у нас она тоже есть, - Вин насупилась, - вернее была. Сердце-дерево там настолько разрослось, что задушило все другие деревья.
Наверное, она увлеклась. Да, есть такое. Но что поделать, дом она очень любит и не представляет, как сможет жить в другом месте.
- О Белой Гавани можно много говорить, но лучше один раз увидеть. Вы ведь посетите ее? – Мандерли казалось, что глупо побывать на Севере и не увидеть самый красивый город. Это все равно, что решить забраться на самую высокую гору и развернутся обратно, за три шага до вершины. – Почему вы вообще решили посетить Север? – Винафрид скривилась. Не надо быть настолько любопытной. Но слово – не воробей. – Просто, климат у нас не самый теплый, да и путь опасный. Наверное, ваш лорд-отец не очень хотел вас отпускать, - «а невеста очень волнуется».

+11

4

    Погода на улице была хорошая. В отличие от душного чертога, где большой очаг топили почти половину дня. Несмотря на южную кровь, дорнийцев в роду Рованов никогда не было, поэтому он старался держаться от него подальше. Но все равно ему все время было жарко и иногда он ощущал себя варящимся на вертеле кабаном. Хотя, судя по его весу, скорее тощим заяцем. Хм... Может, это всё-таки вино сказалось? Но, как бы то ни было, многие вокруг было раскрасневшимися, как раскаленная сталь, особенно северяне, но Тайлер каким-то чудодейственным способом оставался таким же, как обычно, несмотря даже на волнение во время танца. И все же Рован мог оказаться первым южанином, который жаловался бы на жару на Севере. Забавно. За высокими и широкими дверьми Великого Чертога было гораздо прохладнее, так что Тайлер блаженно улыбнулся... И замерз до костей. Все на этом Севере впадает из крайности в крайность, как девиз Коннингтонов: «Верный друг – злейший враг». Благо Тайлер на выходе забрал свой темный плащ с серо-белым мехом, который вместе с мечом любезно приберегли для него доблестные стражи Винтерфелла. Но старковские плащи были несколько неудобны, так как зацепились не брошью у горла, а полосками кожи на груди. Это было сделано для того, чтобы в бою не мешались края, но «в миру» из-за этого плащ всегда раскрывался и приходилось придерживать подол. Вот плащ Винафрид в этом плане был просто идеален, так как мог закрыть ее всю вместе с головой, но он не был таким же теплым, как подарок лорда Эддарда. Тайлер успел его рассмотреть и общупать, пока помог одевать его Винафрид. С ее корсетом ей даже ходить было непросто, не то что просто накинуть плащ.
    «О, Семеро», – это резало слух. Он уже привык, что северяне в любой ситуации призывают своих Старых Богов, что сейчас даже удивился. Южане старались не напрягать всех вокруг своими «ложными андальскими богами, а Тайлер не был настолько набожным человеком, чтобы постоянно их поминать всуе. И всё-таки для него удивительно было слышать такое от северянки... Точно, Мандерли ведь самые южные северяне на свете. Этакий оазис культуры юга среди моря Первых Людей.
Не успел. Робб сразу завел разговор о вас... О другом, – Стало немного неловко. Тайлер привык сначала говорить, а потом думать, уместно ли. – Это интересная история? Может, расскажете?
    Рован всё-таки не умеет начинать разговоры как следует. Но он исправится. А голос у Винафрид был приятный, что важно для такого арфиста, как он. Можно было прикрыть глаза и слушать, слушать, слушать... Но она ведь не песню поет, а юноша не настолько романтичный дурень. Да и он ведь ведет, стоит ему прикрыть глаза, как пройдут куда-нибудь мимо. Но Винтерфелл, конечно, никоим образом не напоминал лабиринт. Но он был действительно огромным замком, так что от гостевого дома до Чертога было идти минут десять. Если медленно, конечно, и не напрямую через двор, чтоб не мешать тренирующимся рыцарям. Из-за последнего как раз он и прошел дальше, чем нужно, но как только они подошли к темной пустой кузнице, то Рован повернулся вправо и повел Винафрид к библиотечной башне, которую из-за расстояния и сумерков было едва видно. От нее уж вдоль стены можно было пройти к покоям Мандерли, правда, Тайлер все же опасался встретить Харриона.
    Винафрид недоверчиво поозиралась по сторонам, но всё-таки не стала вырывать руку и кричать, что он ведет ее в какие-то дебри. И Слава Богам. Хотя, разве Рован похож был на какого-нибудь маньяка? Признаться, была у него связана с библиотекой забавная история... Но он не жаждал ее повторения. И неужели Винафрид глупая леди и не понимает, что ее Харри может внезапно нагрянуть с любой стороны и поставить их в неудобное положение? Может, поэтому ее добрый дедушка предложил Ровану проводить ее – чтоб проверить, как на это отреагирует будущий жених Винафрид? Весело, ничего не скажешь. Но Тайлер всё-таки отгоняет такие мерзкие мысли подальше и с интересом слушает. Он вообще любил слушать чаще, чем говорить. Теи более сейчас, когда леди рассказывала о своем родном городе, о котором было бы грехом не послушать.
В таком случае после Харренхолла меня не должен был удивить Винтерфелл, – подбадривающе улыбается Тайлер, глядя на нее, но тут же с легкой тоской воспоминается вой призраков проклятого замка. Кто сказал, что большой значит хороший? После шума сотен тысяч человек всегда болела голова, а среди неестественных смешавшихся запахов сотен цветов не ощущался приятный соленый вкус моря. Узкие каменные улицы напоминали туннели в замковых стенах, а уличные воришки всегда трепали нервы. Брр, ужас!
    Тайлер заинтересованно слушает, не перебивая, и чувствует, что не получится ответить просто и односложно, как он привык. Что ж, тем же лучше. Но Винафрид рассказывала хорошо, так что Рован даже представил этот город со всеми его улицами и морем. И рыбой... А он не любил рыбу. Забавно. Придётся брать с собой розу и вдыхать ее ароматы, чтоб не задохнуться. Впрочем, с символом Тиреллов он был просто красавец.
Я думаю, вы не допустите, чтоб я замерз, – он имел в виду как всех Мандерли, так и Винафрид. У леди всегда было доброе сердце, и они любили помогать другим. А о рыцаре можно было позаботиться хотя бы потому, что теплый плащ у него был всего один. Впрочем, его даже для холодов Винтерфелла хватало.. – Вы так интересно описали свой дом, что мне прямо сейчас захотелось там побывать. У вас... Приятный голос. – Ох уж эти дежурные комплименты. Но хотя бы искренние и честные. С чего-то ведь надо начать. К тому же, юная леди была слегка поникшей, непонятно из-за чего – от холода? – а подобные слова могли бы ее успокоить.
Не поверите – мне ваш лорд-дедушка разрешил, миледи, – сообщает Тайлер, и на губах играет улыбка. Впрочем, радость тут же улетучивается, стоит только любопытной русалке задать противный вопрос, но этого рыцарь не показывает. Что ж всех так интересуют чужие мотивы и желания? – Просто хотелось поглядеть на Вестерос и местные чудеса. Да и кому, как не верным вассалам Тиреллов представлять здесь Простор? – Много различных фамилий собралось в гвардии юной старковской невесты, большей частью их родичи, всякие Амброзы или Хайтауэры, и аж двое воспитанников Хайгардена. И Тайлер был единственным возможным представителем Рованов в этой разномастной компании рыцарей-защитников. Да мало ли может быть причин? – Путь скорее долгий, нежели опасный. Зато впечатлений хватило на всю жизнь. – О да, у него было много историй, которые можно было рассказать. Но он любил записывать и петь, а не рассказывать, но пока ни того, ни другого не успел сделать. Даже не так, он пока не хотел. – А еще надоела привычная жизнь и нравоучения, от «возьми в оруженосцы наследника Эпплтонов, это будет для тебя полезно» до «женись на леди Флорент или леди Фрей, это важно»,  – он попытался развеселить Винафрид, желая уйти от серьёзной темы. Как показалось Тайлеру, сымитировать голос получилось довольно забавно, словно старушичий вперемешку с нотками, напоминавшими голос септы леди Мандерли.

Отредактировано Tyler Rowan (2018-05-18 20:38:18)

+7

5

А вот Винафрид все устраивало. Наверное, потому что она уже привыкла к таким «крайностям» Севера. Все-таки она северянка, пусть и с самого юга. Или дело в том, что леди никогда не должно быть холодно либо жарко. Нет, пожалуй, все-таки первое. Да, Мандерли за столько лет жизни в самом холодном королевстве уже привыкла, более того, такие перепады ей очень нравятся, они хорошо бодрят. И совсем не холодно, если на то пошло. Старые боги сегодня очень щедры. Ни тебе снега, ни колющего ветра, даже небо чистое, а не затянутое тучами. В такой вечер надо наслаждаться красотами, что открываются со стен замка, а не идти спать. Все-таки слишком рано дедуля решил ее отправить в постель. Время ведь совсем детское! Но слово лорда – закон.
«Я что-то не то сказала?» - девушка вопросительно поглядела на своего спутника. У сира Рована так забавно поменялось лицо, но совсем на мгновение. Как будто он не ожидал услышать, то что услышал. Впрочем, совсем не удивительно. Они же в самом сердце Севера, в колыбели культуры Первых людей. Но все-таки, что странного в упоминание Новых Богов? Семеро, неужели Тайлер действительно думает, что Джон Амбер ему язык оторвет, если тот вспомнит в его присутствии «ложных андальских божков»? Поворчит, попыхтит, пошутит, но на этом и завершит. Северяне не такие уже дикари, как принято думать на юге, они давно не приносят в жертву чардревам иноверцев. Живые Мандерли тому подтверждение. Впрочем, возможно столь тёплые отношения у северян только к Мандерли, которые уже давно стали своими? Да нет, это просто глупости! Стоял бы вопрос вероисповедания действительно остро, лорд Эддард Старк даже под предлогом смертной казни не затолкал Амберов и Болтонов в септу. Все эти разногласия надуманные.
- Так обо мне или о чем-то другом?
Винафрид слегка подняла глаза, дабы лучше разглядеть, как сир Рован будет заливаться краской. А что, значит, ему можно ставить ее в неловкое положение, а ей нет? О, такой справедливости миледи не потерпит. Винафрид пусть и выглядит хрупкой, как какая-то птичка из южных краев, но порой бывает еще той лисой, как уверяет Вилла. А еще рыцарь очень забавно отводит взгляд в сторону, когда ему неловко. В этом девица убедилась во время танца. Так что грех не воспользоваться моментом.
- Это забавная история, - но все-таки Винафрид не до конца ужасный человек, так что не стала требовать поведать все, о чем успели поговорить юноши с лордом Белой Гавани и легко переходит на другую тему. Хотя ей жуть как интересно было узнать, о чем там болтали. И с какого перепуга Робб Старк сразу завел разговор о ней? Странно все это. Очень-очень странно. – Но я вам ее не поведаю. Увы, я не столь талантливая рассказчица, как мой лорд-дедушка. Боюсь, не смогу передать и половину азарта и веселья, что царил тогда на «Морском мече».
А ведь эмоциями, рвением и трепетом с которыми лорд Виман делился деяниями своих юных лет история и подкупала. Кракены там играют второстепенную роль. Даже их заменить на обычную треску или окуня, от этого ничего не изменится. История совсем не об очень удачной рыбалке, а о дружбе. Лорд Рикард Старк был для лорда Белой Гавани не просто сюзереном. «Безумный Король убил не Старка, он пролил кровь моего брата», - порой говорит Виман Мандерли, и нет в этих словах ни капли лжи, только горечь и злость, которые за пятнадцать лет совсем не утихли. Север все также помнит.
Теперь они шли к библиотеке. Еще одному сокровищу Севера. Когда-то совсем давно, когда Винафрид впервые гостила в Винтерфелле, Робба заставили показать ей замок. Помимо поисков Короля Ночи в крипте и попытки столкнуть ее в теплый пруд, дабы узнать превратится ли она в русалку, наследник Севера уделил немало времени и этому месту. Тогда он рассказывал, что здесь собраны все сказки мира и клялся своей частью, что среди старых талмудов есть один особенный. Тот, кто его прочтет, станет трехглазым вороном. Он предлагал отыскать его, но мейстер Лювин не позволил. Старк тогда очень злился. Интересно, Робб эту историю помнит? Мандерли уверена, что не хуже ее, но удачно делает вид, что призабыл. Пусть будет так, Мандерли не собирается ставить в неловкое положение Старка. К тому же, тогда она ему поверила, а ведь старше на целых два года!
Из приятных воспоминаний о годах, когда мир вокруг был полон тайн, ее вырывает второй наследник. Вин переводит взгляд на него, почему-то раздумывая о том, успел ли он побывать в библиотеке Винтефелла. Возможно, там нет свитка с заклинаниями, но помимо него полно интересных книг, а Тайлер, кажется, относится к тем рыцарям, которые жалеют, что не родились раньше, когда в неба парили драконы. Но она может ошибаться. Она совсем его не знает. Так строит предположения.
- Харренхолл мертвый, а Винтерфелл – живой, - снизила плечами девушка как-то слишком задумчиво и грустно. Впрочем, чему тут радоваться? Самый большой замок в Семи Королевствах превратился в руины после пламени дракона. Ужасная история. А главное жестокая. Винафрид понимает, что Харрен тогда поступил глупо, но разве заслуживал на такую смерть? Быть сожженным заживо – это самая страшная смерть. Нет, пожалуй, все-таки хорошо, что драконов больше нет. Сегодня сжигают Харренхолл, а завтра Новый Замок. Таргариены ведь совсем потеряли ум от пламени и крови.
Винафрид действительно увлеклась. Все-таки она очень любит родную Гавань, и даже запах рыбы не портит нежные чувства. К тому же пахнет ею только в порту и на рынке, то есть там, где положено. Но рыцарь из юга одной меткой фразой опять возвращает ее в Винтерфелл. Мандерли слегка хмурится, не понимая на что намекает южанин. Он что ее за девицу легкого поведения принял? Да как он только посмел! Винафрид совсем негодовала. Впрочем, ненадолго. Вин еще раз обдумала слова Рована и решила, что это просто неудачная шутка. Северяне ведь заботливые хозяева, они не дадут нежным детям лета превратиться в ледышек. Накормят, обогреют и плащ с теплой подкладкой из шерсти оленя подарят. Так что вместо бесед о том, что кое-кому следует следить за своим языком, северянка положительно кивает, не забыв улыбнутся и отвести взгляд в сторону. Теперь выходец из Простора засмущал северянку. Вин понимает, что комплимент сделан просто потому, что так требуют правила приличия, и чтобы не было неловких пауз, но все равно приятно. А еще миледи особо не сомневалась в том, что рыцарь воспользуется ее приглашением. Дети лета славятся своей легкостью. Это северяне любят придумывать сотни поводов, чтобы остаться дома. И последующие слова Рована о своих мотивах побывать на Севере тому излишнее подтверждение.
Мандерли все-таки не удается сдержать смешок. Тайлеру удалось передать нравоучительный тон. Конечно, до септы Фалисы ему далеко, но тоже неплохо. Северянка прониклась жалостью к южанину, но это не помешало ей с укором посмотреть на рыцаря, мол, разве так поступают взрослые юноши.
- Значит, на Север вы убежали только потому, чтобы не жениться на леди из дома Флорент, – не только рыцарь умел передразнивать нравоучительный тон старших, Винафрид тоже не пальцем делана. – И прикрылись благородными порывами. Какой ужас, сир Рован, - к полному завершении картины надо было еще в ладоши хлопнуть, но и так сойдет. – Семеро вам это не простят, - она надула щуки и очень пристально посмотрела на Тайлера, полностью копирую поведение септы. И отчего-то сразу не смогла отвести взгляд.
Секунда, две, три. Вин становится неловко. Все-таки отводит взгляд, подмечая, что к ним приближается какая-то фигура. Наверное, кто-то из гвардейцев.

Отредактировано Wynafryd Manderly (2018-05-20 20:25:02)

+9

6

Дела было вечером и делать было нечего. Вернее было, но Харрион не хотел. Действительно, зачем проводить еще больше времени с Мандерли, если скоро папаша вытрясет из этого жирдяя Вимана денег побольше, а значит, русалка станет его женой и болтать об охоте, рыбалке и прочих прелестях жизни будут столько, сколько душа пожелает. Хотя… болтовня ни о чем – это только до свадьбы, чтобы хоть как-то понравиться будущим родственникам, а после можно особо не напрягаться. Как любит говорить всезнающий лорд-отец: «жену заводят не для умных бесед». Умная женщина – это вообще хуже Иного. Глупой бабе подарил платье или дай подзатыльник, и та либо прыгает от радости, либо слезы утирает, но рот больше без разрешения не откроет, а вот леди с мозгами – горе в семье. И именно на мозговитой Мандерли любимый папаша решил его женить. Мол, хоть кто-то в семье должен думать головой. Впрочем, Харрион особо не протестовал. Винафрид пусть умеет считать дальше десяти, а еще может на карте отличить Простор от Западных Земель, но, хвала Старым Богам, обделена бойким характером, значит особо спорить не будет, личиком удалось, но силы у нее как у воробья под коленом, то есть ребра даже при большом желании щитом не пересчитает. Но главный козырь, за который можно простит уродливый нос, веру в Семерых и чрезмерную любовь к музыке – она будущая леди Белой Гавани, значит, Карстарк как ее муж будет не просто лордом Кархолда и дальним родственником Старков, а еще лордом огромного портового города. Ну разве не прелесть? Ради такого можно даже танцам научиться. Хотя…. Нет, это Харрион уже перегнул палку. Никто в мире не заставит его плясать. Пусть таким идиотизмом южане страдают. Кстати об этих молокососах в разноцветных тряпках. Это, простите, что вообще такое? Это цвет рыцарства? По каким критериям, извольте узнать, тогда проходил отбор? Кто посмазливее и лучше щенячьи глазки состроит, если это так, то у Карстарка нет вопросов, женушка Старка набрала себе отличных фрейлин, все столь прекрасны, как и роза, вот только зачем в доспехах наряжены, разве дамы не должны в платьицах ходить? В общем, гвардейцы Харриона повеселили, особенно забавлял факт, что больше всех под описание их лорд-командующий, который больше походил на магнара, чем на выходца Простора. Мда, скатилось рыцарство, ничего не скажешь. Но да ладно, пусть Карстарк их не осуждает, он бы в сторону этих девочек в доспехах даже не глядел, если бы не одна Рябина.
Харрион как раз во дворе выяснил с Робином Флинтом, кто сильнее, когда Эддард сообщил, что его будущая ненаглядная женушка пляшет с какой-то гвардейской сосной. Поначалу наследник Кархолда решил, что братец вина перебрал, но нет, тоже самое подтвердила и Алис, когда Харрион встретит ее по пути в Чертог. Сестрица решила его пожурить, мол, как можно так себя вести, уведут же невесту из-под носа, но в результате только больше разозлила. Карстарк влетел в Великий Черток Винтерфелла, желая поговорить как с Мандерли, так и с этой то ли рябиной, то ли яблоней. Но лорд Виман был слишком занят рассуждениями о смысле жизни с Гловером, а от сосны уже след простыл. Хвала Старым богам, мир не без добрых людей, лорд-отец подсказал, что делать и куда идти и как бы Доннела Локка внезапно возникшее желание почесать кулаки не было сильно, Солнце Севера было уже не остановить.
Харрион вышел из замка, огляделся, пытаясь понять, куда этот южанин с его невестой мог уйти (вернее, каким путем), подумал, а затем углядел вдали эту парочку.
«Значит, решил схитрить», - Карстарк плюнул себе под ноги, спускаясь вниз.
Догнать парочку не составило труда. Те шли медленно, о чем-то болтая и переглядываясь, отчего у Харриона разве что дым из ноздрей не пошел.
«Значит, вот как ведут себя благородные леди», - хотел было проговорить он, но эмоции накрыли его с головой. Он что есть сил выдернул Винафрид из этих «объятий» южанина, не особо заботясь, что там с ней будет дольше (ой, упадет, поднимется), воспользовавшись моментом, хватает этого недорыцаря за воротник. Выглядело, это наверно, смешно, учитывая разницу в росте, но Харримон силен, как бык, а этот мальчик – нежная роза.
- Разве мамочка и няни не учили, что плохо гулять под ручку с чужими девочками?
Карстар хотел сначала ударить, а затем спросить, но в последний момент вспомнил, что он же будущий лорд.[NIC]Harrion Karstark[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/gameofthronesfanon/images/a/a9/Jordan_Patrick_Smith_as_Vickon_Pyke.jpg/revision/latest?cb=20160727131509[/AVA]

+10

7

    Даже сама погода была соткана из этих крайностей. Теплый (по меркам Винтерфелла) летний вечер был омрачен поистине северным ветром, сошедшим если не со Стены, то с самых гор. Ужасно. Как вообще можно жить здесь зимой? Джори Кассель говорил, что в метели снега здесь наметает размером с замковую стену, а морозы настолько сильные, что даже камень трещит по ночам. Тайлер даже не мог поверить насколько это жутко, считая, что его обманывают. Если тут настолько тяжелые условия, то как живут одичалые еще севернее? В Золотой Роще однажды выпадал снег, но не настолько много, как тут всего лишь летом. Гвардейцы лорда Эддарда говорили, что оно выдалось поистине жарким, но даже самая ужасная зима на юге была теплее. На памяти Тайлера, который пережил больше одной зимы, кровь никогда не стыла в жилах от холода и пальцы с ушами у всех домочадцев были на месте.
    Рован покачал головой. Ни-че-го. Просто удивлялся он порой северянам. Ему казалось, что они все одинаковые, серые и с постоянными мыслями о зиме. Это на юге пестрые знамена, у каждого, даже вшивого межевого, рыцаря, есть свой герб и свои цвета, а у местных они все были темными и неприметными. Да и турниров тут не было, где каждый всадник старался показать свое мастерство и наняться на службу; тут служили поколениями на одних и тех же местах, как Кассели и Пули. Редки здесь были и балы., где дамы показывали кавалерам свою красоту и вооружались обаянием; на Севере женихов леди видели лишь за пару дней до свадьбы, так что даже о любви можно и не говорить. Но сегодняшнее празднество начисто разрушило все его представления о северянах. Он узнал их слишком близко, и все они были совсем разные. Диковатый Джон Амбер совсем не походил на спокойного Галбарта Гловера, а веселый Виман Мандерли едва ли был похож на ядовитого Родрика Рисвелла. Всё-таки Север был не такой однообразный, как он думал… и не такой яркий, как мог бы быть.
Э-э… мы… – начал было заикаться Тайлер, глядя под сапоги и постепенно покрываясь красными пятнами. Но после до него начинает доходить, как глупо он выглядит, и потому юноша замолкает и поворачивает голову к Винафрид. В ее глазах видна нахальная насмешка. Рыцарь медленно вдыхает. Выдыхает. – Хвалили вашу красоту и говорили о своем, мужском.
    Эта барышня уже второй раз выбила юношу из привычного спокойного равновесия, отчего он всегда смущался и краснел. Не любил он таких вот спонтанных разговоров. Тайлер всегда пытался предугадать все заранее, хладнокровно продумать и подготовить грамотные ответы на все-все вопросы, но зачастую сбивался, и дамы этим нагло пользовались. Особенно она. Только внешне его спутница была точь-в-точь леди с Простора, но характер, который тщательно прятался за наставлениями септы, самый что ни на есть северный.
А вы можете заинтересовать, – серьезно проговаривает сир, чуть нахмурившись. «Сначала заинтригует, чтоб я терялся в догадках, а потом медленно сходит с темы, бесстыдница», думает Рован, усмехаясь. Ну и ладно, всему свое время. – Теперь миледи не оставляет мне выбора, я просто обязан поплыть с вами в Белую Гавань и услышать эту историю.
    Все уже знают, что Тайлер не только певец и рассказчик (по мнению некоторых – очень даже талантливый), но и хороший слушатель. Ему нравились, как вы наверное уже поняли, истории и сказки, и он с радостью готов был послушать любую. Особенно вот эту, про кракена. Необычно ведь. Вот о кракенах он точно еще никогда не слышал.
    Медленно, но верно они подходили к одной из главных ценностей Севера – серой башне библиотеки Винтерфелла. Он там ещё не успел побывать – Алан в последнее время неплохо загонял гвардейцев по разным поручениям и тренировкам, – но Тирион Ланнистер говорил, что там есть много интересных книг. Нет-нет, с братом королевы Тайлер почти не общался, просто случайно разговорились об уме и его оттачивании, когда столкнулись друг с другом в королевском лагере. Но его слова о библиотеке Хранителя Севера он запомнил и решил, что надо бы как-то наведаться туда и посмотреть, чем интересным она может похвастаться. Ланнистер даже говорил что-то о драконах…
    Впрочем, это все потом успеется. Сейчас ему осталось довести леди Мандерли до ее покоев и идти в свои, пока еще он держался на ногах. От вина ему обычно становилось дурно, но далеко не сразу, а в самый неподходящий момент. И он не желал как-нибудь опозориться перед Винафрид, но, слава Семерым, ничего курьезного не ожидалось – идти оставалось буквально минут пять. Правда, судя по заинтересованным взглядам не по сторонам, а на рыцаря, Винафрид сама знала замок лучше него, и сама знала как и куда идти. Хотя, возможно, это сгущающиеся сумерки всему виной, вот девушка ничего и не может разглядеть вокруг, кроме одной-единственной яблони. Или рябины, тут уж кому как по душе.
Скоро все-все уедут, и живого в Винтерфелле будет не больше, чем в Харренхолле. – Возможно, даже меньше. Тайлер не помнил, есть ли в замке леди Уэнт крипта, зато здесь она точно была. Темная, как ночь, холодная, как Стена и не менее древняя. Там были сокрыты от жизни и света все Старки со времен Века Героев, и накопилось их немало. Наверняка больше, чем мечей в гвардии Маргери Старк. Если Винтерфелл – сердце Севера, то крипта – сердце самого Винтерфелла.
    Он отмахивается от подобных рассуждений и видит, что дама вновь глядит на него. На этот раз – очень возмущенно и негодующе! Тайлер сначала не понимает, с чем связано такое проявление чувств, пока не вспоминает о двусмысленности той фразы. На это он и нацелился, и сейчас во всю улыбался, так же нагло и нахально, как и сама Мандерли несколько минут назад. Ладно хоть руку не вырвала. Ему отчего-то стало и самому приятно, когда леди отвела взгляд и немного зарделась. «Надо бы почаще осыпать ее комплиментами… или шутками», весело подумал рыцарь. Но не такими, а более изящными и не менее искренними.
    Рован качает головой, увидев укор в ее взгляде. Как будто она сама еще не ребенок! Подурачиться тоже иногда нужно. Если не сейчас, то когда? Тогда, когда он наконец станет старым заскорузлым лордом? Забавная эта Винафрид.
Конечно! – Рован поглядел на Мандерли таким же взглядом, какой был у нее мгновение назад. Всё-таки она тоже только притворяется взрослой и очень серьезной.
Но, правда, Тайлер не мог припомнить хоть одну леди Флорент, которая была бы примерно его возраста, зато леди из Фреев было хоть отбавляй. Одна даже пыталась строить глазки Рябине, но это было давно и Тайлер был слишком увлечен разговором с Бринденом Блэквудом после турнира. Ах, славное было время, когда его голова была забита исключительно копьями и мечами!
Да вы талант, миледи! – Признаться, рыцарь даже не сразу понял, что это шутка, и после не мог не рассмеяться. Она веселая. Он смотрит не мигая ей в глаза, увидев там какой-то согревающий огонек, но из-за ветра глаза начинают слезиться и он вновь отводит взгляд. Они как-то странно замерли, держась за руки, что Тайлер даже грешным делом подумал, что самое время для поцелуя. С почти помолвленной леди, да-да! Но чуть-чуть не считается.
    И все было бы просто замечательно, если б какая-то неведомая сила не подошла со спины и не вырвала его из рук Винафрид, притянув к себе. Руку пронзила резкая боль. Непонимание смешивается со злостью на лице юноши, и он поворачивает голову к Карстарку – кто б сомневался, что это был он? – и язвительно спрашивает:
Разве мамочка и няни не учили, что влезать в чужие разговоры невежливо? – Судя по лицу северянина, миром тут уже ничего не решить. Сердце стучит как бешеное, как и кровь в висках, и рыцаря обуяло неконтролируемое желание перекрасить «Солнце Севера» из белого в красный. Захват был глупым, ибо рука Карстарка крепко сжимала лишь мех, который там сугубо для красоты, а не кожу рыцаря, как, вероятно, он рассчитывал. Да еще и южанин был выше, так что не повис, а ровно стоял на ногах. Тайлер внезапно разворачивается, пытаясь обеими руками ухватить северянина за руку. Тишину во дворе разрывает треск ткани, но воротник не отрывается. Рован всё-таки умудряется крепко сжать руку Карстарка своими двумя, разворачивается в исходное положение, чуть подсаживается и резким движением пытается перекинуть тяжелого северянина через плечо. Наверное, проще было высвободиться и крикнуть страже на замковой стене, но смелость вкупе с вином затуманила разум, поведя юношу на подвиги. Наверняка ничего не получится и сейчас наглому южанину здорово перепадет. Но! Тут ещё была Винафрид, которой точно придет в голову позвать на помощь. Видят Семеро, Тайлер не хотел драться...

Отредактировано Tyler Rowan (2018-05-28 22:40:28)

+7

8

Винафрид давно не ребенок. Ей уже семнадцать, она взрослая, умная, хорошо воспитанная и очень ответственная девушка. Вилла к этому перечню добавила бы излишнюю серьезность и чрезмерную заботу, но младшая сестренка еще совсем маленькая и мало что понимает. В тринадцать лет позволительно забивать голову песнями, платьями, танцами и прочими глупостями. Впрочем, Вин даже в юные годы старалась всегда поступать правильно, как она тогда думала по-взрослому. Но это совсем не значит, что она не умеет веселиться или порой не любит помечтать о чем-то девичьем. Ей, в конце-то концов, только семнадцать, а не семьдесят один! Просто она сдержанная. Мандерли не может вот так сразу запрыгнуть на колени (метафорически) понравившемуся юноше, болтать о чем попало и шутить на непристойные темы. Винафрид очень привыкла быть в роли хозяйки Нового Замка, а значит, всегда при любых обстоятельствах помнить, что глядя на ее поведение люди делают выводы обо всем ее Доме, следовательно, вести она должна себя так, чтобы дедушке и отцу не пришлось извиняться. А еще она почти помолвлена, об этом тоже не стоит забывать. Но Винафрид забыла. Всего на несколько минут она перестала быть леди Белой Гавани, будущей невестой Харриона Карстарка, старшей сестрой и просто стала семнадцатилетней девочкой. Тайлеру она не отвечала любезностью на любезность, потому что так надо, и не шутила, только из-за страха сложить о себе дурное впечатление. Ей так хотелось. В конце-то концов, всем действительно надо время от времени давать волю настоящим эмоциям, а то за всеми этими притворствами, нужной учтивостью и любезностью можно потерять себя. Такое Винафрид допустить не могла.
«Мне только семнадцать», - повторяет она себе, как будто оправдывается перед кем-то, кто сейчас смотрит на нее осудительно со стороны. А. возможно, действительно кто-то сейчас на нее смотрит осудительно? Наверное, стоило все-таки оглядеться по сторонам, но Мандерли не могла, вернее, не хотела. Весь мир на некое краткое мгновение для нее сократился только до одного человека, до южного рыцаря, который тоже пытался казаться взрослее собственных лет, но при этом так забавно отводил взгляд в сторону каждый раз, когда история шла не по его сценарию.
А затем этот мир рушится.
Винафрид не сразу понимает, что происходит и как оказывается на холодной земле. Сначала верх берет злость. По своей натуре Мандерли весьма спокойная и даже в самых непредвиденных ситуациях в компании малоприятных личностей держит себя в руках. Лучше промолчать или обернуть колкость в шутку, чем еще больше разжигать пламя ненависти. Но это уже слишком! С ней раньше себя никто никогда так не вел. Возможно, столь агрессивному поведению виной вино в компании личной неприязни к одному конкретному рыцарю из Простора, но если это так, зачем с ней себя так грубо вести?
А затем она слышит мужской голос и понимает, что дело не в личной неприязни к сиру Ровану.
«Что же я наделала?».
Винафрид не до конца понимает, как правильно действовать в столь малоприятной ситуации, наверное, ей совсем не стоит лезть, но ведь из-за ее опрометчивого поведения может пострадать невинный человек. Такое допустить она не может.
- Харрион, - поднявшись, она вытерла руки об уже и так испачканное платье и направилась в сторону мальчишек. Что делать она пока не знала, точно что-то, чтобы не допустить кровопролития. Дурной это знак для молодожёнов. – Тай, прекратите немедленно.
Не слышат. Наверное, потому что Винафрид сейчас не кричит, а говорит на повышенных тонах. Такая себе мама, что пытается разборонить не поделивших игрушку детишек. Наверное, смешно сейчас выглядит со стороны.
«Надо еще раз попытаться».
На этот раз она вцепляется в руку Карстарка, пытаясь его оттащить от Рована.
- Харрион, ты все неправильно истолковал, отпусти!
Все в молоко. Наверное, стоило позвать на помощь кого-то. Может, еще не поздно.

+9

9

«Южане», - сколько злости, яда и омерзения может в это слово уместить Большой Джон. Да глава дома Амберов ненавидит этих детишек лета больше, чем старая Барби Дастин мейстров. Впрочем, оно понятно, за что этих выскочек в разноцветных тряпках любить? Все как один гордые, болтливые, падкие на золото и на чужих жен предатели. Впрочем, так можно сказать только о мужчинах. Южанки же… Ох, Старые боги, за что вы так с несчастными северянами?! Харрион знал, что на юге девки не так держатся за свою честь, как северные, и более общительны, да и хороши собой. Но не настолько же! Да при одном виде избранницы Робба Старка у Карстарка все внутри взбурлило. Вот это он понимает девушка. Или все-таки в ее случае уже лучше говорить «женщина»? Всякие малоприятные слухи. Больше всех болтал один плющ. Пакстер (или Подрик? А, может быть Дерик?) клялся своей честью и честью своего Дома, что золотая розочка Хайгардена уже не столь чиста, как положено быть невесте, и отдал папенька ее за волка только потому, что о ее похождениях уже весь Простор судачит. Картарк тогда посоветовал завалить плющу хлебало, если он не хочет случайно напороться на меч. Во-первых, Робб хороший парень, пусть и пошел в мамкину породу. Во-вторых, Маргери теперь Старк, а на Севере никому непозволительно их оскорблять без доказательств. В-третьих, Харрион ничего плохого не видит в том, что леди с опытом. В случае Робба – это вообще огромный плюс. По лицу наследника Винтерфелла видно, что тот еще мальчик. И, в-четвертых, кажется, плющ нагло врет. Небось, Маргери ему не дала, вот и бесится. Как жаль, что не все лорды Севера разделяют мнение Карстарка. Рисвеллы охотно верят этому оруженосцу (или кто он там?). Но да ладно, в семье не без уродов. На Севере идиоты только Рисвеллы, а вот на Юге, куда не плюнь, то в дурака попадешь. Вот один вместо того, чтобы тихонько извинится и свалить, решил в героя поиграть. И перед кем старается? Северянки никогда особо не спешили раздвигать ноги. Здесь либо женись, либо, как Рейгар Таргариен, бери силой.
Карстарк только кивает словам южанина, да с таким видом, как будто его заставили пихнуть уродливой, старой и беззубой шлюхе. Пусть мальчишка насладится своей минутой славы.
Харрион вырывается из объятий мальчишки. Видят Старый Боги, он не хотел этого.
- Знаешь, - он почти по-братски кладет руки на плечи южанину, как будто осознал свою ошибку и готов принести извинения, но затем резко передумывает и бьет в пах, а затем толкает парня, что есть сил, дабы тот слегка повалялся в грязи и испортил свои красивые тряпки. Избивать ногами – это как-то чересчур неправильно, но и гулять под луной с чужими невестами – это тоже мерзость. И до чего они бы догулялись, если бы не встретили Карстарка. Небось’ дальше поцелуев дело не зашло бы, но затем этот рыцарь пел бы то, что поет сейчас плющ. Харрион не Робб, он такое терпеть не будет. – Здесь тебе не Простор.
Он уже хотел было замахнуться, когда голос подала Винафрид. Бить девочек плохо, так что Карстарк опять ее стряхнул, а чтобы на этот раз не было желания прерывать чужой очень важный разговор, достал меч. Конец лезвия как раз коснулся груди Мандерли и если южанин подумает сейчас напасть, то все может плохо закончиться.
- Иди в свои покои. Дорогу ты знаешь.
Карстарк говорил почти ласково. Пусть миледи его ценит за это.[NIC]Harrion Karstark[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/gameofthronesfanon/images/a/a9/Jordan_Patrick_Smith_as_Vickon_Pyke.jpg/revision/latest?cb=20160727131509[/AVA]

Отредактировано Stannis Baratheon (2018-06-12 11:40:46)

+8

10

    Тайлер пару мгновений после падения всё-таки успел подумать над тем, что сделал не так. Нет, очевидно, конечно, что с чужими девочками дружбу лучше не водить и все такое, но смелости в тот момент было хоть отбавляй, а вот здравого смысла не хватило. Хотя нет, Тайлер так и знал, что этим все закончится, но всё-таки не отказал Виману Мандерли в его просьбе. Всё-таки пошел под ручку с Винафрид до ее покоев. Нет-нет, сир Рован ни в коем случае и ни за что не вмешался бы в чужие свадебные истории, но старый лорд на вопрос о помолвке ответил слишком уж уклончиво. Рыцарь услышал в этом вызов, он просто не мог отказаться от этой затеи с проводами юной леди Мандерли. Тогда это казалось чем-то невинным, быстрым, но все же приятным. Вот и цена за те несколько минут компании очаровательной девушки: он лежит на холодной земле, а над ним возвышается ее возможный жених, который к тому же очень зол. Тайлер, наверное, выглядит ужасно жалко. Это, конечно, еще не поражение – рыцарю приходилось очень часто лежать в грязи, но он всегда поднимался, порой даже с более серьезными травмами, чем парочка синяков. Чем же этот случай – исключение? Да вот тем, что ссорить Север и Юг в очередной раз совершенно нельзя, такое без внимания точно не оставят. Многие лорды и так косо смотрели на южан, как и на всю затею с этой свадьбой Робба и Маргери. Стоило ли подниматься сейчас, чтобы продолжить драку по-серьезному, с возможными тяжкими последствиями для репутации южан? Или лучше полежать, зажаться и надеяться, что ничего ужасного не произойдет, а леди Маргери потом не придется краснеть да бледнеть из-за него? Секунда выбора… стоило.
    Лучше пусть Маргери злится, что свадьба не прошла гладко из-за Тайлера, чем Алан рассвирепеет из-за непутевости своего главного поросенка. Хотя, они у него все главные и любимые. Но улыбаться было некогда – Тайлер быстро закрыл голову руками, опасаясь пинков, и откатился в сторону, ударившись спиной о камень и окончательно замарав все вещи. Особенно жалко было белый меховой плащ, который так и остался порванным лежать на земле, но ничего уже не поделаешь. Но он был действительно красивым.
    Но не успел юноша удивиться тому, что Карстарк внезапно перестал его бить, как услышал голос Винафрид. Глупая девчонка! Давно должна была бежать за стражей, пока они тут друг друга не поубивали, а она все тут. Разве непонятно, что одна маленькая леди не сможет разнять двух здоровых мужчин? А он ведь еще думал, что она умная! И что же вышло из этой затеи? Карстарк лишь поставил Тайлера в неловкое положение, уперев меч в грудь девушки. Острие сделало небольшую дыру в ее платье, и, кажется, слегка порезало кожу, но, к счастью, не более. Винафрид действительно стоило уйти, ведь кто знает, что на уме у этого северянина.
Бьешь ты как девчонка, – решил он отвлечь Харриона от леди. – Так еще и обижаешь миледи ни за что. Похоже, из нас двоих это ты тут изнеженный цветочек.
    Да, у него в руках меч, а рыцарь уже не успеет вытащить свой. Но вот кинжал точно сможет, а он будет побыстрее длинного клинка на таком расстоянии. И все же, между Тайлером и Харрионом была огромная разница: южанин никого убивать не хотел, а вот северянин… ему, кажется, не терпелось пролить кровь. Или он просто так пугал? Но какой рыцарь испугается вражьего меча? Нет, видимо, Карстарк действительно хотел смерти Рована. Что ж, придется его разочаровать – Тайлер-то умирать отчего-то не спешил.
Лучше убери меч, я не хочу твоей смерти, – продолжал злить его южанин, положив руку на рукоять кинжала. Если Карстарк окажется несдержанным настолько, чтобы напасть, то Тайлер увернется и воткнет короткий клинок ему в ногу. От прежней смелости и недовольства не осталось и следа, лишь холодный расчет и ясный ум. Почти ясный, вино и прочее даром не проходит. Тайлер был настроен серьезно, как никогда. То, что Карстарк – возможный жених Винафрид, не дает ему права обращаться так с ней. И с рыцарем тоже, он ведь ничего плохого не делал. Разве недолгий танец и маленькая прогулка считаются чем-то неприличным? Тем более, они даже не помолвлены. Да и леди Мандерли совсем не вещь, чтоб ее где-то прятать и не давать смотреть на нее другим людям. Нет, Карстарк определенно зарвался, и кто-то ему должен вставить мозги на место. Как хорошо, что рядом так удачно оказался один южный рыцарь, правда?

+9

11

«Храбрость без ума недорого стоит», - еще одни золотые слова лорда-дедушки. И действительно, быть храбрым – это здорово, но только когда еще есть ум, только тогда храбрость может принести какие-то плоды. Винафрид это всегда понимала, поэтому пыталась в первую очередь подумать, а уже потом делать. Более того, с какого-то момента своей жизни (с какого именно сложно вспомнить) она начала считать себя далеко не глупой девчонкой. Действительно, она ведь запросто может прочитать карту и поддержать беседу почти на любую тему, у нее красивый почерк, и она быстро считает, а это все разве не признаки умственных способностей? Как оказалось, не совсем. Быть разумным и умным – это все-таки разные вещи. Мандерли в этом убедилась на собственном горьком опыте.
Какое-то мгновение, наверное, секунд пять, а может быть семь, Вин не понимает, что происходит и как себя в сложившейся ситуации вести. На нее никогда еще не наводили меч. Да, она порой наблюдает, как люди ее дедушки тренируются во дворе с оружием, но смотреть и внезапно очутиться в самом эпицентре драки – совершенно разные истории. А еще она очень волновалась за сира Рована. Пожалуй, судьба гостя из довольно-таки далеких земель ее волновала больше, чем собственная. Из-за всех этих переживаний Винафрид даже не сразу осознала, что сталь не только испортила платье, но и оставила напоминание о себе в виде неглубокой царапины на коже. Только слова южанина смогли привести в ее чувство.
«Что вы говорите. Он же теперь вас убьет!», - еще какое-то мгновенье Винафрид виновато смотрит на двух юношей, которые совсем не думаю прятать оружие. Сердце у нее стучит так быстро, что, кажется, еще немножко и выпрыгнет. Винафрид понимает, что это надо прекратить, но все что сейчас она может либо наблюдать, либо уйти. Она уходит…
Несколько шагов назад, не отрывая взгляда от южанина, который совсем не виноват в случившийся ситуации. Когда же она оказывается подальше от чужого меча, девушка резко разворачивается, пытаясь не прислушиваться ко всему, что происходит за спиной. Слегка подняв юбки, дабы не запутаться и, приказав себе не реветь, Винафрид переходит на бег. Она все это так не оставит. Надо найти того, кто растащит этих задир.
Бум!
Мандерли опять оказывается на холодной земле. Совсем не расстроившись, что уже так испачканное платье превратилось в безнадежно испачканное, она подводит глаза, дабы узреть, что ее сбило с ног. За всеми этими волнениями, она совсем ушла в себя.
Мужчина ей не знакомый и, надо сказать, в свете луны и факелов выглядящий весьма угрожающе. Мандерли еще больше испугалась, пусть пыталась это не показывать, но увидев, к какому дому принадлежит мужчина, страх испарился.
- Там, - несовсем внятно произнесла девушка, поднимаясь на ноги. – Скорее. Карстарк ведь убьет сира Тайлера.
Может быть, она преувеличивала, может совсем лгала и это солнце Севера надо спасать от южной яблони, а может, она слишком долго бежала, и уже некого разводить. Может произойти все, поэтому нельзя терять время. Мандерли умоляюще посмотрела на Крейна. Журавль это же символ Алого Озера?

+11

12

Крейн считал, что свадьба – это одновременно и хорошо, и плохо. С одной стороны, два нелюбящих, скорее всего, ведь в Вестросе сплошь и рядом браки по расчету (но есть и исключения  - привет, Гарлан!) человека сочетаются узами брака, дают клятвы фактически запереться друг с другом в четырех стенах. Обязуются до конца своей жизни делить с одной и той же рожей ложе, все тягости и невзгоды, воспитание детей и прочие атрибуты семейной жизни. Мироощущение Ала отвергало такое развитие событий, он был вольным журавлём, в планы которого пока что не входило запереться с какой-то самочкой в клетке. Собственно, поэтому Алан до сих пор и не женился. Однако с другой стороны, любая свадьба сопровождается пирушкой, а пирушка – это уже отлично, особенно когда она массовая. Все веселятся, пьют, кричат песни, произносят тосты за счастье новобрачных, бьют друг другу морды, словом, развлекаются на полную катушку. Эссосские свадьбы так вообще запали в сердце андала на всю жизнь – подобных вакханалий он более нигде не видел. Гуляния дней на пять, постоянно прибывающие гости, смена мест действия, начиная все в шикарных залах с длиннющими столами яств, а заканчивая тем, что свадебная процессия в полном составе (из переживших первые дни) перетекала в трехэтажные бордели, где кутила за счет новобрачных. Последний день обычно исчезал из памяти, а просыпался ты на краю города в подворотне какого-то трактира, обнимаясь с черноволосой красоткой, имя которой ты даже не можешь предположить. Вестерос был, конечно же, скромнее в гуляниях, но тоже хорошо – тем более, Ал уже был не так молод и горяч, посему мог пить подряд только четыре дня, а не всю неделю, как ранее. А вы что хотели, старость - не радость!
Однако что-то изначально подсказывало Алану, что свадьба леди Маргери на Севере будет несколько отличаться от всех остальных, на коих андалу посчастливилось побывать. И он как всегда оказался проницателен – миледи вызвала своего капитана на разговор, тонко намекнув, что на праздновании Крейну стоит быть сдержаннее и желательно (на этом слове она бросила взгляд на канделябр) не пить. Ал дураком не был, посему согласился, практически не расстроившись, в конце концов, он командующий гвардии и несет за своих сладких поросят ответственность.  Волю розочки южанин передал своим подопечным на тренировке, впихнув свою речь между пробежкой, тренировками с мечом и любимой кричалкой «вы все поросята, поросята должны хрюкать громче». На самом деле, это был коварный план андала – вымотать гвардейцев перед торжеством, чтобы на самом празднике они были чуть сдержаннее, спокойно пили и ели, не вступая в открытую конфронтацию с северянами. Сам же мужчина занял наблюдательную позицию за столом, что был максимально приближен к молодоженам, откуда мог следить практически за всем залом. Мужчина произнес пару тостов, раз десять подбивал своих гвардейцев на поздравления, переглядывался с миледи, периодически строя ей рожи (старая привычка), но не забывал следить за порядком. Тот южанин пошел танцевать с северянкой – не страшно, тот что-то эмоционально обсуждает с гостями со стороны жениха  - хорошо, главное, чтобы  не переборщил, а вот этот мальчонка (как-то ласковее обозначь, что о гвардейцах) как-то слишком злобно пялится на своего визави – надо подойти и, пригрозив сжатием тестикул, намекнуть, что пора бы расслабиться. Словом, Алан отлично справился со своей задачей и был искренне собой доволен. Не сказать, что он очень уж повеселился, но благополучие и спокойствие Маргери было для него приоритетнее, сегодня так точно. В определенный момент Алан взял себе в помощники Лео, который сегодня был излишне понурым. Нет, парень держался навеселе, но когда оставался один, то пускал в пустоту слишком печальные взгляды. Поэтому Крейн решил занять бородатого кузена, чтобы тот не терзал себя неуместной философией. Рована капитан решил сегодня не трогать – тот был на кураже, общаясь то с теми, то с другими, то танцуя, то еще что-то делая, в общем, Ал решил дать верной рябине передохнуть.
Когда вечер начал подходить к концу, а гости то и дело вываливались на улицу, либо чтобы подышать, либо чтобы попировать, Крейн сам решил прогуляться. Пройтись по территории, поискать, не залежался ли под каким-нибудь кустиком гвардеец на легкомысленной северяночке. Тем более, Лео уверил брата, что здесь уж он точно справится, а Алу стоит расслабиться. Спорить андал не стал, лишь пожал плечами, а затем отправился на прохладный вечерний воздух. Сразу же мужчина направился подальше от массового скопления людей, дабы спокойно посидеть наедине с самим собой – периодически Крейну подобное было необходимо. Однако даже спустя минут десять Алу не удалось остаться в одиночестве  – теперь на его руках сидел овечка (скорее ягненок). Да-да, это парнокопытное появилось в жизни нашего бородача совершенно неожиданно, он наткнулся на эту блеющую малышку, когда шел на осмотр территории. Похоже, кто-то слишком запраздновался, специально или случайно выпустив эту животинку на волю. Вот Ал и решил ее подобрать, дабы та в темноте не заблудилась, а заодно он успеет придумать, что с ней сделать. А пока Бяшка, чуть зажимаемая подмышкой, гордо восседала на левом предплечье Крейна, чтобы случайно не вывалиться из рук мужчины. В голове андала уже появилась идея вручить ее как дополнительный подарок Роббу и Маргери на свадьбу. Хотя зачем? Свои аналогичные презенты лорд уже преподнес – миледи Тирелл получила особенный подарок, хранимый еще с лиссенийских времен, а будущий лорду Старк мужчина вручил охотничий кинжал, выкованный из железа, добытого из рудников, что располагаются подле Алого Озера. Этот ресурс пользовался популярностью в Просторе, а торговля им была хорошим подспорьем для семейства Крейнов – поговаривали, что оружие, выкованное из «алого» железа впитывает в себя кровь своих жертв, благодаря чему не затупляется и не крошится, сохраняя первозданный вид намного дольше, чем другое оружие. Алан знал, что это байка, ничего оно не «поглощает», однако материал действительно славился своим качеством. Помимо этого, в навершие кинжала инкрустировали рубин, а ножны сделали из красного дерева, а затем еще и кожей обтянули. Словом, красный цвет фигурировал в каждой детали, намекая, что это оружие предназначено не для игр.
Так и бродил Крейн по территории, поглаживая свободной рукой Бяшку, пока в него неожиданно кто-то не врезался. Рослый шатен, даже не пошелохнувшись, услышал характерное женское «ой» и стук удара филейной части о землю, после которого вопросительно поднял бровь, фокусируя зрении на ночной бегунье. Сначала мужчина предположил, что дамочка просто торопилась к своему кавалеру, поэтому хотел уже ехидно усмехнуться, но затем, увидев ее обеспокоенное лицо и мелькнувший в глазах страх, шатен сразу нахмурился, протягивая руку, чтобы поднять миниатюрную девушку на ноги. Та, однако же, справилась сама, проигнорировав предложение Ала, что также свидетельствовало в пользу испуга. Вот теперь андал узнает в брюнетке Винафрид, наследницу дома Мандерли, с которой вытанцовывал рябиновый рыцарь. Девчушка говорит тяжело, прерывисто из-за сбитого дыхания, но Крейн разбирает каждое слово, из-за чего его глаза широко расширяются. «Вот сукины дети, недосмотрел», - лишь проносится в голове Алана. Мужчина решает не медлить, поэтому сразу же вручает барышне в руки Бяшку, показывая глазами, мол, возьмите, пожалуйста, она помешает мне в предстоящих дипломатических переговорах. Да, у Крейна выразительный взгляд, в котором можно уместить такие длинные предложения. Как только ягненок покидает накаченные лапки лорда, тот срывается с места, устремляясь туда, откуда прибежала миледи. Отсутствие алкоголя в крови сказывалось просто прекрасно – самое то, чтобы разнять двух охреневших в край молодых людей. К тому же, не стоит обманываться массивностью андала, в скорости ему не занимать.
Стычку Алан замечает издалека. Тайлер, весь в грязи (сейчас точно поросенок), сидел на земле, а над ним нависал бородатый парень, очевидно, Карстарк. В голове Крейн смоделировал сразу несколько вариантов развития событий, которые он может катализировать своими действиями. Был вариант крикнуть издалека, привлекая к себе внимание, но тогда Рован может психануть и всадить Харриону свой кинжал в ногу, или же тот, наоборот, испугается и сделает из рябины поросенка на вертеле. Был вариант швырнуть что-нибудь в Карстарка, но, опять же, что? Нож был за спиной, на бегу очень сложно его достать и прицельно метнуть, а драгоценное время потеряется. В общем, Крейн выбрал иную, но не менее действенную стратегию – продолжил бежать, не сбавляя скорости. Горячие головы сейчас были слишком заинтересованы друг другом, ведь если один ослабит внимание, то второй сможет атаковать первым, а получать в себе дополнительные дырки никто, вроде как, не стремился. Секунда, еще секунда, быстрый бег, а затем рывок вперед – Ал фактически напрыгивает на Харриона, своей массивной тушей сбивая того с ног и отправляясь вместе с ним в недолгий полет в грязь. Алан Карстарком смягчает свое падение, отчего тот, рухнув наземь спиной, кривится от боли, выронив клинок. Не медля, шатен приподнимается, вставая на колени, одной рукой держа брюнета за воротник, а вторую отводит назад, нанося мощный удар прямо в левый глаз Харриона. А затем еще один, но уже ближе к переносице. Понимая, что этого достаточно, Алан отпускает воротник бородача, давая тому вернуться в прохладную грязь. Северянин должен был выдержать эти удары, а затем даже подняться, добивать его андал вовсе не хотел. Опираясь на тело Карстарка, Алан поднимается на ноги, отряхивая руки. «Ну вот, праздничный наряд испачкался», - проносится в голове шатена, когда он опускает взгляд на свои штаны. «Лучше не попадаться на глаза леди Маргери». Через пару мгновений Ал подходит к Тайлеру, протягивая тому руку. К этому же моменту к их мужской компании присоединяется и леди Винафрид, подоспевшая к завершению вместе с Бяшкой на руках.
— И что здесь, - мужчина вставляет нецензурный оборот, надеясь, что миледи его не расслышит, - произошло?
Крейн говорил басом, плотно сжав губы и нахмурив брови. Взгляд голубых глаз стрелял то в Тайлера, то в Карстарка, то в миледи. Зато хорошо отпраздновали.

+14

13

Хоть южане в большинстве своем тупые бараны, но далеко не полностью отбиты. Есть у них капля здравого смысла, это, видимо, и позволяет им все еще бегать по лужайкам в разноцветных шмотках и не кормить червей. К примеру, взять этого патлатого рыцаря, решившего прижать к стенке его бедную женушку. Как там его, кстати говоря, зовут. А, неважно, пусть будет Рейгар. А что, нормальное такое имечко. Стильнинькое, модное, а главное вызывает у северян ровно столько отвращения, как и всякие бабы в красном, кричащие посреди ночи, что ночь темна и полна ужасов. Так и хочется крикнуть в ответ: «Так чего ты, дура, на улицу вылезла? Иди спать». Так, отвлеклись слегка, возвращаемся к нашим баранам, вернее южанам. Хотя… что бараны, что южане… Для Харриона это одно и тоже. В общем, хорошо, что этой Рейгар вспомнил, что он мужик, а значит должен свою правоту делами и кулаками доказывать, а не словами. Если бы он начал затирать о том, что он вообще-то святой и посреди ночи с Винафрид решил выращивание и торговлю яблоками обсудить, то уже давно отправился бы к праотцам. Карстарк чувствует ложь за мнооого миль. А так, парень решил до здравого смысла достучаться, молодец, за такое северянин его уважает. Действительно, Харрион не очень хотел проливать кровь на свадьбе Робба. Плохая это примета. Не для молодоженов, с ними так все ясно, а вот для Карстарка, если он решит наделать дыр в тельце южанина все может кончиться визитом в Ночной Дозор в один конец. Такой жизни для себя Карстарк не хотел. Он наследник, перед ним открываются великие перспективы и все в таком духе. Но с другой стороны, этот Рейгар очень задел его честь. Ишь, что вздумал, чужих девок под ручку водить! Наверное, если бы Харрион так удачно не проходил мимо, так вообще дело дошло до введения кораблей в гавань. В общем, палка с двумя концами. Хорошо, что Мандерли свалила. От ее криков голова начинает болеет. Как только он с ней жить будет? Ох, и несчастный он!
Вот так Картарк застыл над южанином, подумывая как лучше поступить. Сложно ему думалось. Он слегка перепил. Но то, что он победил Флинта в винных баталиях – еще не значит, что он вообще в дерьмо. Так слегка нервный и соображает туго, но все же внимательный! Прям сокол, тот, что у Арренов. Хищник! А Рейгар – зайка. И зайке положено убегать, а не кусаться. Да-да, Карстарк заметил, что южанин тянется за кинжалом, и тут же, цокнув языком, напрравил меч на него, решив, что обида очень велика и плевать на черный плащ. Как здесь…
Харрион не сразу понял, как оказался на земле. Он вообще ничего не понял, пока во рту привкус метала, а затем еще глаз очень запек. Картарк опытался поднятся, но как-то не очень получалось, так что решил отбиваться, и, с его точки зрения, в таком состояние он держался малодцем. Честь не уронил. А вот мечь, да. Сталь валялась слишком далеко, не дотянуться, а зря.
Карстарк поднялся, сплюнув на землю. Падла, ему зуб выбили! Цепким взглядом он осмотрел нападавшего, затем посмотрел на этого Рейгара, на Винафрид. Откуда у нее овца, и что она собиралась с ней делать.
- Этот нежный цветочек, - поровнявшысь с… А кто это вообще? Что-то не похожий на южан. Наверное, из Скагоса. Странно, раньше Харрион его не видел. Ну да ладно, он многих до этой свадьбы не видел. – Решил осквернить честь моей леди, - он не врал. С его точки зрения все так и было. – Я защищал, - другое дело – каким способом. О, завтра на трезвую голову он об этом пожалеет.
Ждать пока ему будут читать нравоучения, он не стал. Скривился и направился в сторону замка, не забыв задеть плечом Рейгара.
- Вилла, - тю, это же ее сестра, - Винафрид, - вот же имя дурацкое. Звучит как болезнь. – Не отставай.
Если бы Карстарк был изнеженным цветочком, он обязательно подождал бы девку, дал ей ручку и все дела. Но он сын лорда, не пристало ему перед всякими дамами пресмыкаться. Пусть у этих дам во власти огромный портовый город и серебра столько, сколько у Ланнистеров золота. Пусть она бегает. Полезно.[NIC]Harrion Karstark[/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/gameofthronesfanon/images/a/a9/Jordan_Patrick_Smith_as_Vickon_Pyke.jpg/revision/latest?cb=20160727131509[/AVA]

+10

14

      Вот они стоят (вернее, сидит и стоит) и смотрят друг на друга, словно влюбленная парочка. Только скорее наоборот, чувства в них играли явно не любовные. Оба были напряжены, как тетива лука, и в любой момент готовы были сорваться и сделать все, что задумали. Но проходит секунда, две, три... И ничего не происходит. Все так же они внимательно глядят друг на друга, подмечая любое движение глаза, пальца и всего прочего. Но стрелу нельзя держать долго в тетиве, ведь рука ослабнет и начнет дрожать, и она уйдет в сторону. И все же, Харрион отчего-то мешкал, видимо, размышляя, во что ему выйдет кровь южанина. За такое благородные дома могли и войну объявить; хотя, было бы забавно, если б войска Золотой Рощи шли через тридевять земель, холод и зной из-за этого вот маленького происшествия. Однако Тайлер был точно уверен, что не забудет такую выходку Карстарка, и точно знал, что северянин не забудет ничего тоже. Он видел это по его глазам, которые не были полны слепой ярости. Нет, ум его был полон холодной ясности. Он знает цену за все это, но все равно делает. Выглядит это, конечно, очень благородно – спасает, дескать, даму из грязных (действительно грязных) рук лицемерного южанина. Но если учесть его жестокость и циничность, то все это перестает быть радужным. Правда явно на стороне Тайлера, как и многое другое, а тот, у кого правда, обязательно победит.
      Их противостояние, однако, очень уж быстро закончилось, так толком и не начавшись. Карстарк, вроде бы твердо стоявший на ногах, вдруг резко падает в пресловутую грязь, в которой как раз сидел Тайлер. Меч северянина (довольно грубой, на скромный взгляд Рована, работы), падает рядом с рыцарем, и последний с какой-то странной победной радостью отпинывает его дальше. В своем неожиданном спасителе, который и сбил с ног Карстарка, Тайлер с удивлением узнает Алана. Но радоваться совсем не спешит - вряд ли тот, кого Маргери сделала ответственным за порядок в рядах южан, будет обрадован этой стычке. Да, журавль-то прилетел из дальних краев и насмотрелся на всякие свадьбы, но сегодня он был не просто гостем и потому спокойно к такому не отнесется. А Тайлер не отделается простыми синяками, это уж точно.
      Рован с некоторым промедлением хватает руку Крейна и поднимается, чувствуя, как стыд красит его лицо в цвет спелой рябины. Он, помазанный рыцарь, хорошо воспитанный наследник богатого рода, правая рука гвардии леди Тирелл учудил такое! Все-таки осторожность подвела его, да едва ли не под монастырь. Вряд ли Карстарк забудет, как ему южанин поставил красивые синяки - жаль, что Тайлеру все-таки не хватило смелости тоже оставить на нем отметин, - и что-нибудь точно произойдет. Ох-ох, наверняка ему предстоит серьезный разговор с Алом, Маргери и еще кем-нибудь, отчего на душе легче не стало.
      - А ты леди-то спросил, оскверняю я ее честь или нет? - вставил свои пять серебряных в речь Харриона Тайлер, да еще и нарочито насмешливым голосом. Если что-то у него и болело после лежаний на земле, то виду он не подавал. «Да уж, невинная овечка», - подумал Тайлер, глядя на северянина. Но желания на него смотреть не было ни малейшего - просто больше некуда. На Алана? Слишком уж стыдно за все. На Винафрид? Тайлер удивленно перевел на нее взгляд. Откуда она здесь и почему не ушла? И что за овца (скорее, ягненок) у нее на руках?
      Карстарк, даже получив по лицу, успокаиваться не спешил. Будь на месте Тайлера кто-то чуть более вспыльчивый, то все повторилось бы снова. «А, может, стоит?..». Будь это Простор, Тайлер бросил бы Харриону перчатку и тот к утру был бы мертв. Но это не Простор, здесь свои правила, а у Рована нет цели настроить против южан и Маргери в частности все местные благородные дома.
      - Меня лорд Мандерли попросил внучку довести до покоев, а этот вот, - Тайлер взглядом указал на удаляющегося Карстарка, - «жених» поспешил свои права на бедную девушку заявить. Насильно, между прочим.
Только вот где он был, когда леди сидела и скучала в углу? Пил и развлекался в свое удовольствие. А как только почувствовал, что деньги Белой Гавани уходят из-под носа - хотя это и не было так, - то зашевелился и поспешил доказать свое первенство в этой «охоте». Но Тайлеру было плевать, он ведь не из Севера, он не собирался влезать в местную политику и свадебные истории. Это не его дела, а совсем чужие. Быть может, Карстарк в чем-то был прав, а Тайлеру следовало быть гвардейцем и выполнять свои обязанности, а не танцевать и не гулять по замковому двору с чужими невестами. Ужасный из него получился что защитник Маргери, что заместитель капитана. Наверное, ему действительно не стоило идти в гвардию, ехать на дикий Север, а оставаться дома и делать все, чтобы в будущем стать достойным лордом. Жениться, наконец, заделать отцу внуков и перестать грезить по миру священного рыцарства и детских сказок.
Он задумчиво поглядел на леди Мандерли, которая не спешила идти за своим суженым. Наверное, ей было страшно. Даже у Тайлера, который не получил ни царапины, сердце колотилось как неродное, а каково ей? Она ведь даже меч-то так близко не видела, скорее всего, не то что приставленный к ее груди. Рыцарю захотелось ее как-то приободрить, но как? Он не знал. У нее ведь была теплая маленькая овечка, а что еще надо?
      - Может... Лучше к мейстеру сходить? - Рана-то, конечно, не столь уж серьезная, но это для рыцаря. А для леди? Да и, в конце концов, башня мейстера как раз в противоположной стороне от Карстарка. Спать леди после такого вряд ли ляжет, а так... у нее хотя бы компания будет.
      - Ну-у... или можем овечку отдать кому-нибудь. Откуда она вообще? - наконец, поинтересовался Рован, когда его мысли на этот счет зашли в тупик. На самом деле, было странно думать о таком и говорить такое после того, как мог умереть, но ему надо было отвлечься. Иначе он бы вовсе молчал. Или бы не выражал свои мысли вслух, как бы между прочим, особо никого и не спрашивая.

Отредактировано Tyler Rowan (2018-07-13 09:26:33)

+9

15

Глазами действительно можно сказать много, но до встречи с милордом Крейном Мандерли даже представить не могла, что настолько много! И из сказанного, если она правильно поняла, мало чего приятного. Для одного рыцаря из Золотой Рощи так точно.
Если Винафрид все правильно истолковала, то лорд Алого Озера – капитан личной гвардии леди Маргери, а еще добрый друг и верный вассал дома Тиреллов (только таких, по мнению северянки, можно удостоит чести быть посаженным отцом), значит, наследник Золотой Рощи сейчас его подопечный. Обычно, капитаны весьма нелестно обращаются с теми, кто ниже их рангом. «Но ведь он сын знатного рода!» - тут же запротестовал внутренний голос, да только толку от этих воплей столько, сколько от попыток Винафрид растащить юношей.
«Надо было отказаться от компании сира Рована, вот и все». А ведь отец этой затеи сразу весьма не рад был и согласился отпустить дочь, только потому что так решил лорд-дедушка. Ну вот, натворили дел! Теперь ночное происшествие будут до следующей зимы обсуждать! На Севере ведь мало интересных событий, а здесь драка между южанином и северянином. Карстарки, естественно, все еще приукрасят, выкрутят в свою пользу, и плевать им на справедливость и чувства других, для них ведь главное себя правильно подать. И с этими людьми Мандерли хотят связать свой дом. Может, Винафрид преувеличивает, так сказать, сама раздула из мухи слона, но что-то ей уже совсем не хочется становиться леди Кархолда. Ей вообще сейчас ничего не хочется. Разве что зарыться под одеяло и уснуть до весны. Но кто же ей даст? Слишком много просит.
Что творилось в стороне, где Харрион пытался убить Тайлера (или наоборот) Винафрид не знала. Она предпочла не смотреть. Прижала к груди овечку (какая она все-таки тяжелая!), крепко закрыла глаза, пытаясь думать о чем-то приятном. Но последнее не особо хорошо получалось. «Они же там друг друга поубивают», - крутилось в девичьей головушке. От этой мысли по телу пробегал холод. Совсем не хотелось обернуться и увидеть три бездыханных тела.
Вот все утихло. Винафрид открывать глаза не спешит. Наверное, простояла бы так до самого утра, если бы овечка в ее руках не начала пытаться выбраться. «Да что тебе все неймется?». Девушка попыталась успокоить животное, но не особо получилось. «Может, стоит ее отпустить?». Но милорд Крейн ведь доверил ее ей.
Собрав в кулачок остатки смелости, Мандерли все-таки приказывает себе обернуться. И… Хвала Семерым, самое дурное, что успела вообразить себе девушка, не произошло. Карстарк недовольно плюнул на землю, посматривая на южан волком, милорд Крейн помогает подняться своему подопечному. Да, все немножко помяты, но живы!
- Не злись, сейчас отнесу тебя твоему хозяину.
Овечка постаралась ударить Мандерли в подбородок. С характером, однако. Винафрид все еще бледная и перепуганная подходит к компании мужчин, пытаясь держатся подальше от будущего мужа. Даже толком не посмотрела на него. Пусть знает, что обидел и ранил ее чувства. Вернее гордость. Чувств Вин к нему никаких кроме долга не испытывает.
Милорд Крейн недовольно посматривает на собравшихся. Виновники происшествия все как один опустили головы, поджали губы, и только овечка пыталась что-то говорить. Вернее бякать. Но молчание вечно продолжаться не может. Сначала свое негодование выговорил Харрион (видимо, желая быстрее уйти), затем Тайлер, а Винафрид все продолжала молчать, раздумывая, кто прав во всем этом, а кто виноват. Сложная ситуация. С одной стороны, Карстарк прав, с другой – Рован. Мужчины, как же с ними порой бывает сложно.
Винафрид все продолжала хранить молчание. Разве что посмотрела на неспешно удаляющегося будущего мужа. Идти с ним совсем не хотелось. Не потому что он может вспылить, а потому что все еще обижалась. Хорошенько Карстарк ее задел.
- Благодарю за заботу, сир Рован, - совсем уже провинившимся тоном заговорила Винафрид, - но, думаю, не стоит беспокоить мейстера из-за такого пустяка. – Рана немного пекла, но это мелочи. Порой укол иглой больше болит. – Милорд Крейн, возьмите ее, - Вин поспешно передала овечку хозяину и с облегчением вздохнула. – Надеюсь, вы не будете ругать сира Рована. Он говорит правду, Харрион просто все неправильно истолковал, - вернее перекрутил на собственный лад, но пускай. За ложь его уже наказали. – Простите за такое дурное поведение, - теперь северянка обращалась к двум южанам. – Надеюсь, этот случай не испортил вам настроение и впечатление о Севере.
Наверное, стоило добавить, что не все северяне такие и в Карстарке сейчас больше говорило вино, чем разум, но с другой стороны, откуда Винафрид знать наверняка. Она же видела Харриона всего несколько раз и никогда толком не общалась, а врать нехорошо.

+9

16

Поднимая Тайлера на ноги, Алан одарил своего заместителя взглядом, от которого у коров молоко начинает сворачиваться прямо в вымени. Да, что тут сказать, Крейн был немного зол на рыцаря из Золотой Рощи, что допустил разжигание открытого конфликта, в коем бойцы схватились за мечи. У миледи даже немного крови пролилось, а это уже совсем ни в какие рамки не лезет. Капитан подозревал, что сейчас эти извалявшиеся в грязи боевые петухи расскажут две противоположные по смыслу истории, в которой, несмотря на противоречия, главной героиней будет леди Винафрид. Так уж исторически сложилось, что в большей части мировых проблем виновата либо власть, либо женщина. Либо властные женщины или женщины у власти, но это уже другая басня. Поднимаясь на ноги, Карстарк сбивчиво поведал свою версию событий, в конце не удержавшись от еще одной угрозы. Алан мимолетно закатывает глаза, понимая, что излишне сильно он впрягается за своего золотого поросенка, а ведь все для того, чтобы тот не получил яблоко в свой рот.
— Захочешь с ним встретиться - зайди сначала ко мне, еще раз зубы посчитаем, - бросает вслед Крейн, надеясь, что Харрион поймет этот не завуалированный намёк.
Как капитан гвардии, андал отвечал за полсотни своих гвардейцев, за их поведение и поступки. И посему допустить очередной стычки между Рованом и Карстарком просто не имел права, ведь если хоть один из двоих скончается, то проблем не оберешься. Не стоит портить отношения Юга и Севера, что только сегодня официально укрепились перед ликом каких-то там богов. Однако если у Харриона есть какие-то проблемы с южанами, то Алан лично возьмет на себя ответственность за урок дипломатии и хорошего поведения - шатен точно знал, что случайно северянина к праотцам не отправит, так, может слегка мордашку подправит. Чисто по-мужски, чтобы потом с его папашей не разбираться... Эх, как тяжело с этими детишками из важных домов, такими важными себя чувствуют, аж жуть.
— Я понял, - говорит Крейн, положив руку на плечо Тайлера.
Версию рыцаря из Золотой Рощи Ал мог уже и не слушать, потому что в голове легко вырисовывалась картина происходящего. Галантный южанин, вежливо выполняющий просьбы старших, совершенно не раздумывая о потенциальных рисках, северянин-сорвиголова, который сначала делает, а потом думает, причем используя вместо мозга свой горделивый половой орган. Плевать, кто прав, кто виноват, наказание должны получить оба - Харрион лишился зуба и упал лицом в грязь (в прямом смысле) при своем противнике и даме, а Рован надеялся обойтись принятием грязевых ванн? По взгляду лорд видел, что наследнику Золотой Рощи стыдно. Справедливо, заслуженно, но недостаточно. Для профилактики андал с силой сжимает надплечье рыцаря, взглядом намекая, что показывать свою боль не стоит - нечего напрягать леди Винафрид. Через пару секунд Ал разжимает руку, с улыбкой похлопав Тая по плечу, мысленно подсказывая тому, что их ждет разговор. Затем Алан разворачивается к девушки из рода Мандерли.
— Рад, что вы в порядке, - коротко проговаривает Крейн, кивая миледи. Взяв ягненка на руки, андал начинает поглаживать Бяшку по голове, - Да что вы, миледи, как я могу ругать своего лучшего порос... Гвардейца.
Продолжая гладить Бяшку, Алан на несколько секунд задумывается. Надо бы эту малышню отправить быстрее по комнатам, чтобы на каких-нибудь опьяненных кретинов не наткнулись. Вдруг в стукнутую головушку Карстарка придет идея сходить за дружками и продолжить развлечение.
—Не извиняйтесь, - закатывает глаза Ал, - наоборот, это мы, мужчины, должны извиняться за то, что вы стали невольной жертвой бессмысленного конфликта. Так, все, хватит тут стоять, - сказав это, Алан сунул в руки Тайлеру Бяшку. Почему Тайлеру? Потому что не тащить же миледи ягненка самой. Повернув голову в сторону своего удивленного подопечного, шатен командует: - Держи козу. Проводи миледи в ее покои. Не испачкай козу. Испачкаешь - поймой. Помойся сам. И верни мне козу. Это будет подарок.
Почесав затылок, Алан расправляет плечи, звучно зевнув. Вроде все. Или нет?
— За сим откланяюсь. Миледи, - Ал заглядывает барышне в глаза, - проследите, чтобы Тайлер больше не попадал в неприятности.
Не удержавшись от шутки, Крейн коротко смеется, а затем, кивнув двум представителям знатных домов, разворачивается и направляется в сторону Большого Чертога, надеясь, что больше никто нигде не подрался, а Лео управился с пьянствующими на свадьбе рыцарями.

+8

17

Как большинство южан удивлялись тому, что не все северяне дикари, способные за просто так закопать противника в сугробе, так и жители самого холодного королевства слегка были потрясение тем фактом, что оказывается, не все выходцы из теплых краев больше напоминают радушных павлинов, чем воинов. Особо разрушал этот стереотип лорд Алого Озера. Алан Крейн с первого дня своего появления в Винтерфелле стал одной из самых обсуждаемых персон. Сервины, собравшиеся в «сердце» Севера, дабы одичалым показать, где их место, а заодно на свадьбе первенца Эддарда Старка погулять, терялись в догадках, как такой «журавль» прибился к стае «южных птичек». Даже Винафрид, особо никогда не страдавшая любовью делить всех на «наши» и «чужие», слегка удивилась такому гостю. Наверное, если бы не фамильный герб Крейнов, она бы приняла его за магнаров. Хвала небу, Мандерли наблюдательная и успела быстро сориентироваться, кто перед ней из каких краев, а не ляпнуть, что-то вроде: «Вы из Кроулов или Стейнов будете?».  Вот бы опозорилась! Но не все столь хороши в геральдике южных домов. Вин слышала, как Эддард и Торхен Карстарки пытались угадать к какому северному дому принадлежит «этот мужик» и были весьма потрясены, узнав, что это капитан гвардии леди Маргери - лорд Алого Озера. М-да, мир полон неожиданностей. Для Винафрид так точно. Жаль только, что большинство из них малоприятны. Но внучка лорда Белой Гавани не жалуется. Есть те, кому гораздо хуже. Например, сиру Ровану. Милорд Крейн пытался выглядеть дружелюбным и не показывать при миледи свое истинное отношение ко всему этому ночному переполоху, но Мандерли ведь не совсем глупая и понимает, что Тайлеру, как минимум, предстоит серьезный разговор. На Севере он в первую очередь гвардеец, значит, должен вести себя подобающее, то есть не нарушать правила. Винафрид это понимает, поэтому предпочла умолкнуть. Не стоит совать нос в чужие дела.
- Хорошо то, что хорошо заканчивается, - улыбнувшись, снизила плечами Вин, тем самым показывая, что вся эта история совсем ее не обидела, а значит не стоит раздувать ее до масштабов всемирной катастрофы. Впрочем, могла и не стараться, милорд Алан Крейн сам удачно уладил конфликт.
Мандерли с нескрываемым интересом смотрела за путешествием бедного ягненка из руки в руки и еле удержала смешок, услышав, какие поручения придется выполнить несчастному рыцарю А еще у сира Тайлера озадаченное стало лицо, видимо, он совсем не ожидал такого поворота истории. Но недолго Винафрид хихикала, уже через минуту пришла ее очередь изображать озадаченность.
«Это на что вы намекаете, извольте узнать, милорд?» - девушка прищурившись посмотрела на капитана личной гвардии леди Маргери и пришла к выводу, что манерам ему нужно все-таки слегка поучиться, но, естественно свое мнение оставила при себе. Милорд Крейн прав, пора уже расходиться, а не выяснять чьи овцы, бараны и кто виноват во всех неприятностях.
- Спокойной ночи, милорд.

На этом их пути в лордом Алого Озера разошлись. Милорд Крейн направился в Чертог, а важные детки с овцой-козой в замок. Шли Тайлер и Винафрид теперь молча, только животинка в руках рыцаря пыталась вырваться, ударить своего нового временного хозяина и время от времени кричала на весь двор. Винафрид не выдержала.
- Вы ее слишком сжимаете, ему это не нравится, - или это она? Стоит признать, Вин совсем не разбирается в овцах. – Опустите ее на землю, но держите.
Рыцаря такая просьба удивила, но, видимо, интерес взял верх, и он выполнил просьбу. Мандерли тем временем уже распустила косу. В руках у нее были две длинные ленты, которые септа очень старательно вплетала ей в волосы. Одну девушка обвязала вокруг шеи животного, как будто ошейник, но не сильно стянула (еще не хватало задушить овцу), вторую завязала на «ошейнике». Вот рыцарю поводок. Овечка такой обновке рада не была и попыталась снять, но затем смерилась и охотно пошла вперед.
- Можете мне их не возвращать, - так на всякий случай уточнила, когда они зашли в замок.
Больше они не говорили. Овечка радостно бежала впереди, время от времени чему-то возмущалась, видимо часовым, которые очень странно на нее посматривали.
- Пришли, - сонные гвардейцы в голубых плащах тоже не удержали удивление. Впрочем, не понятно, что их больше заставило теряться в догадках: овечка на поводу или Винафрид в испачканном платье. – Благодарю за компанию, сир Рован.
Гвардейцы поспешили отрыть дверь для миледи.
- Спокойной ночи, - стоя на пороге, шепотом проговорила она, Вилла уже спала.

+7


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Держите себя в руках [Север. Винтерфелл. 17.06.298]