Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Burlando si dice il vero [Винтерфелл. 18.06.298]


Burlando si dice il vero [Винтерфелл. 18.06.298]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


Burlando si dice il vero.

Дата:
18.06.298 от З.Э.

Место:
Винтерфелл, Гостевой дом

Действующие лица: Винафрид Мандерли, Маргери Тирелл.

Краткое описание:
Пока мужчины упражняются на мечах, дамы заняты не менее, а то и более важными делами.

0

2

День был омерзительный во всех отношениях. По крайней мере, для Маргери, проникшейся ненавистью ко всему мужскому полу и обещавшей себе, запустить в следующего нарушителя тишины чем-нибудь тяжелым, потому что хватало сегодня бестактных личностей, решивших, что их общество довольно приятно и прямо-таки целебно, так что вне всяких сомнений стоит попортить нервы юной розы. Кроме бестактности такие награждались ещё такими качествами, как изрядной тугостью или безмерной храбростью, если не замечали или предпочитали не замечать то притаившееся во взгляде голубых глаз обещание в ближайшем будущем отомстить за глупую болтовню и потерю времени. Словом, Маргери негодовала, а все милорды под рукой так и норовили испортить настроение ещё больше, как будто мало девушке было осознания того, что ей предстоит невесть сколько торчать в Винтерфелле в обществе одной прислуги да собственной гвардии. Сначала Робб, в очередной раз пообещавший, что всё это ненадолго, что женушка соскучиться не успеет и сама будет упрашивать, чтоб молодой волк вернулся помогать на Стену, затем старший из Крейнов, коему всё не сиделось на месте, ибо на свадьбе пить не позволили, следовательно, требовалось незамедлительно догнать павших вчера в бою с элем и вином товарищей, у части которых всё ещё была нетвердая походка, а после со своими нравоучениями и философствованиями докучал Грейджой, заявивший, мол, одному супругу чаще стоит бывать в борделе, а второй не стоит сильно переживать, ведь на ней все равно женились только из-за денег. Каждому розочка мысленно пожелала долгих лет жизни, а также подумала, что если хоть кто из них сунется к ней снова, то из одного девушка сделает рагу (или на что там пускают птицу?), а из второго суп из морепродуктов. Посему после премилых бесед в трапезной, новоиспеченная миледи Старк скрылась в своих покоях, избегая чьего-либо общества.

Время неумолимо бежало вперед, день клонился к вечеру. Спускаться к ужину не было никакого желания, да и казалось, что ещё рано думать о том, чтоб в очередной раз наполнить желудок. Маргери лежала на правом боку, подмяв под себя подушку, прямо в платье и поверх мехов и, свесив ногу с края, покачивала ею, бездумно глядя перед собой. Мина была незаметна и бесшумна, но каким-то чудом умудрилась напомнить розочке о том, что отнюдь не все покинули Винтерфелл. С Мандерли вообще вышла несколько нелепая ситуация, ведь когда дочь лорда Хайгардена приглашала внучек лорда Вимана остаться после свадьбы ещё на некоторое время, дабы их общество скрашивало для южанки непривычно серые будни, розочка ещё не знала, насколько угадает со своей просьбой, ведь об отъезде Робба на тот момент известно не было. И как бы мало не было желание общаться с кем-либо, девушка решила напомнить себе о том, кто она есть и какой линии поведения собралась придерживаться, чтоб желание удавиться от счастливой жизни появилось хотя бы не сразу после свадьбы. К тому же хлопоты о таких мелочах, как вечер в чьей-либо компании (особенно чужой), всегда приятно отвлекали. Особенно, когда хотелось чего-нибудь эдакого. Коротать время за вышиванием – вне сомнений, прекрасно, однако Маргери не планировала собирать всю округу за тем, чтобы позаниматься рукоделием. Рукам, в конце концов, можно найти применение куда лучше.
Барышня поднялась с кровати и, приложив указательный палец к губам, медленно прошлась по комнате, раздумывая над тем, о чем конкретно нужно попросить служанку. Скромный список необходимого набросался почти сразу, а вот последний, совсем необязательный пункт появился внезапно и вызвал смешок у миледи Старк. Да, это будет вполне забавным, и пусть забавным покажется одной лишь розе – ей в сущности всё равно, как отнесутся другие, ведь не воспримут же как оскорбление чести и достоинства невинную шутку.
- Мина, - торжественно начала миледи, - мне нужна корзинка… О Семеро, не смотри так удивленно на меня, а то ещё немного и будешь напоминать мне лорда Крейна, когда тот пучит глаза.

Как бы мужчины много не шутили о том, что пунктуальность неведома леди, те всё же умели прихорашиваться быстро, когда им то было нужно. Маргери не потребовалось больше получаса на то, чтобы выбрать новое платье (не ходить же в одном и том же весь день!) да переделать несложную прическу, пряча последствия крепких объятий с подушкой. Розе ещё бы шляпку или цветы в волосы, и с корзинкой на согнутом локте она смотрелась бы точь-в-точь, будто собралась на пикник. Но Север к пассивному отдыху на природе в виде лежания на травке не располагал, поэтому это всё было не более, чем иллюзия и воспоминания о не столь отдаленном прошлом.
- Сообщите миледи, что я украду у них немного времени, - с очаровательной (даже, пожалуй, слишком) улыбкой, обратилась Маргери к гвардейцу, находящемуся подле дверей, ведущей в комнату внучек лорда Вимана. Пусть урожденная Тирелл и была в каком-то смысле хозяйкой Винтерфелла, если быть точнее, то только будет, когда преставиться многоуважаемый лорд Старк, да хранят его Старые и Новые боги, однако правила приличия никто не отменял.
Гвардеец заглянул в комнату и, получив положительный ответ, почтительно отошел в сторонку, пропуская Маргери вперед. Розочка позволила себе не осматривать с любопытством внутреннее убранство Гостевого дома, едва ли отличавшегося от Великого Замка особым шиком и роскошью, поэтому взгляд её остановился на той, к кому миледи, собственно, и пожаловала.
- Надеюсь, не слишком побеспокоила Вас, милая Винафрид? – улыбнувшись, спросила барышня, проходя вглубь покоев, непринужденно и легко, как будто была тут не один раз и заглянула ни к кому-нибудь, а к давней подруге. Приветствия были опущены, ведь девушки уже виделись утром, когда лорд Старк отправлялся со своими вассалами на Стену.
- Вчера была такая кутерьма, что я просто не могу не поинтересоваться, несильно ли мои шумные гвардейцы выбивались из приличного северного общества, не стоит ли мне сделать им выговор и пожурить? – как будто бы серьезно спросила Маргери, но шутливые нотки явно чувствовались в её тоне. Девушка поставила корзинку на стол и, поймав на себе взгляд Вин, продолжила.
- Тайлер Рован слезно умолял меня передать Вам это, но не говорите ему, что я не сдержала слово и не приписала это всё себе, - легким движением руки розочка сдернула платок, скрывавший содержимое, и делано удивилась тому, что увидела. – О, как будто бы никто не понял, кто из всей моей гвардии может догадаться подарить леди яблоки!
Маргери закатила глаза и тяжко вздохнула, выражая тем самым, как же ей трудно уследить за недогадливыми молодыми людьми в количестве пятидесяти штук.
- Надеюсь, он всё же не спрятал там ещё и сидр, а то я ему так долго доказывала, что это не лучший подарок, но он у нас ужасно настойчивый юноша.

+9

3

День не задался с самого утра. И дело не в снеге, сером небе и холодном ветре. Пусть Мандерли самый южный дом Севера, но к нестабильной погоде приспособились не хуже лордов Последнего Очага. Септа за завтраком решила все-таки отчитать свою подопечную за столь неприемлемое вчера поведение. Она с десяток раз напомнила Винафрид, что она леди, дочь хорошего друга лорда Эддарда Старка и невеста наследника Кархолда, значит ей не пристало слоняться по чужому замку посреди ночи с каким-то там южанином.
- Да что о тебе, дитя, другие подумают! - холодным тоном, намазывая мед на хлеб, говорила она, ища поддержку у лорда Белой Гавани. – Ты же позоришь не только себя, скажите, милорд.
Лорд Виман на это только молча кивал, особо не вслушиваясь, чем на этот раз не угодили внучки служительнице Семерых. За годы, что септа Фалиса живет в Новом Замке, она порядком надоела не только Виннафрид и Вилле, но и для лорда Вимана стала костью поперек горла. Лорд-дедушка даже подумывал заменить ее на более тихую и не столь строгую воспитательницу, но невестка, леди Леона Вулфилд, очень начала возмущаться по этому поводу. Мать Винафрид ярая поклонница Семерых, пусть до свадьбы с Виласом поклонялась Старым Богам. Так что приходилось терпеть.
- Семеро, какой позор, - продолжала возмущаться септа, отчего у Винафрид совсем исчез аппетит. – Вам стоит будет принести свои извинения милорду Харриону Карстарку.
А вот теперь у Винафрид пропало и настроение. Почему это она должна перед ним извиняться? Это разве она полезла с кулаками на него? Нет уж, извольте, она, естественно поступила неправильно, не стоило слишком увлекаться беседой с сиром Рованом, но наследник Кархолда вчера себя вел весьма… неподобающе.
- Нет.
Винафрид отставила вилку и нож, а затем демонстративно поднялась из-за стола. Септа поспешила опять напомнить о манерах и призвала на помощь лорда Вимана, дабы тот успокоил невоспитанную девицу, но лорд-дедушка позволил внучке уйти в свои покои. Вилла поспешила за ней.
Младшенькая из Мандерли не терпелось узнать, что же вчера на самом деле произошло. Винафрид пришлось в десятый раз пересказать события прошлого вечера (или вернее будет сказать ночи?), но это не устраивало Виллу.
- Вы целовались? – Наверное, в сотый раз (и это только за утро) поинтересовалась Вилла. – Скажи мне правду, я же твоя сестра, никому не расскажу.
Винафрид на это только тяжко вздохнула и отрицательно закачала головой. Сестра не поверила.
- Так отчего Карстарк так взбесился?
Если бы Вин только знала.
- Наверное, вино в голову ударило, - поспешила отшутиться девушка. В то, что Харрион ее приревновал, как-то совсем не верилось.
- Или сир Доннел Локк вставил ему мозги на место, - заулыбалась Вилла.
«Скорее милорд Алан Крейн», - чуть было не сболтнула Винафред.
***
Войско Севера должно было выйти из Винтерфелла вместе с первыми лучами солнца, но весёлая свадьба слегка внесла свои коррективы. Дело близилось к обеду, когда вассалы Старков наконец-то пособирали всех своих людей. Ну как всех? Где Маленького Джона никто до сих пор не видал. Сир Локк утверждал, что, скорее всего наследник Последнего Очага решил первым прибыть в Черный Замок и чтобы не тратить время зря ушел еще вчера на своих двух. Это немного развеселило Винафрид.  Пусть воспитанник лорда Блэквуда порой бывает весьма ворчлив, но почему-то ему всегда удается рассмешить Вин.
Дурное настроение совсем пропало, как только стало известно, что Амбера нашли на псарне. Леди, естественно, не положено над таким смеяться, но что поделать, если действительно забавно? Впрочем, вечно всем недовольная септа поспешила все исправить.
Служительница Семерых снова напомнила о том, что одной леди стоит принести извинения за то, что своим нескромным поведением задела тонкую организацию души одного милорда. Винафрид тут же потускнела, посмотрев в сторону несчастного Карстарка.
«Неплохо ему вчера надавали», - но как говорит сир Локк: «шрамы украшают мужчину», так что вместо обид, наследник Кархолда должен быть благодарный гостям из Простора.
Интересно, какую легенду он придумал? Что-то Вин не верилось в то, что северянин расскажет правду, мол, это южане так его разукрасили.
- Так вы будете извиняться? – Снова повторила септа.
- Пойдем попрощаемся с отцом, - как будто не услышала слов наставницы, Винафрид обратилась к сестре. – А еще надо поздороваться с леди Маргери. Вчера я так и не успела высказать свои восхищения ее свадебным нарядом.
Септа наверное сейчас от злости разве что огнем не задышала. Раз ее сердцу так мил Харрион, так пусть сама за него и выходит.
***
После ухода Старков в Винтерфелле стало слишком грустно. Оно не удивительно, все-таки северяне на войну отправились, а не на какой-то там праздник. Септа предложила сходить в септу, дабы попросить Семерых защитить славных мужей от смерти, Вилла справедливо заметила, что на Стене уж точно Новые Боги бессильные, но  наставница стояла на своем, так что пришлось идти молиться Семерым. Вернее заставила только Виллу, Винафрид же приказала сидеть в покоях, читать «Семиконечную звезду» и думать над своим отвратительным поведением.  А как же!
Книга отправилась на стол, стоило только септе закрыть за собой дверь, а сама девушка поспешила во двор, сидеть в комнате совсем не хотелось.
Снег все еще падал, но таял, стоило только коснуться земли. Во внутреннем дворе было тихо, наверное, южанам не по вкусу такая погода. Винафрид хотела просто пройтись, но ее встретил малыш Рикон. Тот был обижен и заплакан. Вин не могла не поинтересоваться в чем дело. Оказалось, бедняге не с кем было играть. Мандерли понимала, что если септа заметит ее, то точно закроет в подвале, дабы девица пришла в чувство, но оставить ребенка в печали она тоже не могла. Пришлось играть в «прийди в мой замок».  Рикон поначалу не очень был доволен выбором игры, он хотел бросаться снегом или играть в догонялки, а еще лучше в жмурки, но Вин схитрила, сказав, что не знает таких игр.
***
Солнце уже село, когда Винафрид вернулась в свои покои. Малыш Рикон не хотел ее никак отпускать. Пришлось пообещать и завтра с ним поиграть, а еще уговорить сира Касселя завтра отвязать Лохматого Песика. Винафрид уже морально готова была выслушать очередную порцию нравоучений, но септы и Виллы еще не было. Неужели еще молятся?
Вин сняла плащ, переобулась в чистые туфли и открыла «Семиконечную Звезду» плюхнулась в кресло. Она как раз начала читать о том, какая чудесная Мать, когда в двери комнаты постучали, а через мгновение гвардеец сообщил, что к ней гости.
- Леди Маргери? – Повторила себе Мендерли, как-то совсем не веря в слова юноши. Нет, она, безусловно, была рада видеть будущую леди Винтерфелла. Тирелл показалась ей весьма милой, умной и общительной леди, и Вин очень хотела с ней подружиться, вот только ей показалось, что новой миледи Старк не особо интересно общество Мандерли. – Да, конечно, пропусти ее.
Книга опять оказывается на столе, Винафрид поднимается, дабы поприветствовать гостью, не забыв при этом улыбаться. А было это не так уже и легко. Особенно, когда речь зашла об одном рыцаре из Золотой Рощи.
«Он что решил подшутить надо мной?» - Винафрид изо всех сил пыталась избегать сира Тайлера, даже поэтому предпочла не спускаться в  Великий Чертог и всегда держалась рядом с сестрой. А он вот так с ней? Подослать миледи Старк, понимая, что она не сможет этими яблоками в нее запустить – это так поступают истинные рыцари?
Винафрид очень задел такой поступок, впрочем показывать это она не собиралась. Не дождутся!
- Нет что вы, - любезно ответила Мандерли, - ваша южная свита отлично дополняла северный хор своими голосами.
Девушка подошла к корзинке, достало одно яблоко, затем второе. Наверное, стоило извиниться перед миледи Старк за ночной инцидент. Впрочем, пусть Рован и Карстарк просят прощение. Это же у них кулаки чесались.
- Боюсь даже представить, что было бы в корзинке, если бы я пригласила на танец милорда Крейна или кого-то из Флорентов, - лягушки и дохлые мышки? Винафрид плохо представляла, что едят журавли и лисы. Впрочем, было бы забавно. Вин улыбнулась, представив такой подарок.
- Жаль, что сир Рован не додумался яблочный пирог подарить, - все, что было в корзинке, теперь красовалось на подносе. - Наверное, боится, как бы моему лорду-дедушке не пришлось новые платья покупать, - она опять улыбнулась, предлагая миледи Старк отведать даров Золотой Рощи. – Впрочем, это поправимо. Вы же не откажитесь от сладкого?
Один из главных плюсов замужества в том, что нет никаких септ, которые считают сколько ложек и чего леди положила в рот.
- Мы привезли своего повара, он печёт  лучшие пироги в Семи Королевствах.

Отредактировано Wynafryd Manderly (2018-05-03 14:31:22)

+12

4

Маргери сдержала смешок. А как же, дополняла – ни один человек с музыкальным слухом не сумел бы отличить северные пьяные вопли от южных, некоторым гвардейцам даже простуда не мешала драть глотки, зато теперь на пару дней в Винтерфелле точно будет блаженная тишина. Ещё бы Крейна старшего голоса лишила вчерашняя гулянка, совсем была бы красота, но с того станется доносить свои глубокие мысли жестами, так что не факт, что безголосый андал – меньшее из двух зол.
Девушка легко расстегнула серебряную пряжку и очаровательно пренебрежительным движением перекинула новенький белый плащ с меховым воротником через спинку стула, то бишь предложенного места. Левая рука розы спряталась меж каштановых локонов у шеи – Маргери разворошила распущенные волосы, чтобы те лучше легли, да чтобы стряхнуть редкие снежинки, что не успели растаять и остаться капельками воды в прическе миледи, дабы потом превратить мягкие волны в непривычные завитушки.
«Какого из?» - чуть было не спросила барышня, не поверив в том, что оттопыренные уши Флорентов впервые в истории завоевали девичье сердечко. Крейнов в свите Маргери было двое, и это еще Мередит призвали домой под благозвучным предлогом, чтоб совсем юная пташка не морозилась на Севере, а так точно бы все это южное посольство можно было бы назвать косяком журавлей, перепутавших стороны света. В то, что диковатый на вкус южных рыцарей (да и леди тоже) лорд алого Озера мог приглянуться внучке лорда Мандерли, роза верила чуть больше, чем в магию оттопыренных ушей. Нет, капитан гвардии умел в хорошем смысле привлекать внимание, молчаливо поигрывая мышцами или убивая харизмой всё живое, однако на свадьбе, где за здоровье молодых  и прочие радости жизни кубок с вином то и дело поднимала и опустошала даже септа Леонетта, лорд Крейн же был грустнее провожавшего в последний путь холостяцкую жизнь Робба Старка. Зато второй из журавлей имел в тот вечер явный успех у противоположного пола… Впрочем, на первый взгляд Винафрид не выдавала в себе особу жадную до мужского внимания, да и если вдохновилась опытом знатных вельмож из Вольных городов, у которых бывает по сотне наложниц и несколько жен, то в Вестеросе такое для дам не предусмотрено, хотя лорды попробовать могут и довольно успешно. Но хуже всего то, что Маргери с такими ушлыми северными дамами к концу недели растеряет половину гвардии, и это еще Мормонты уехали! Пожалуй, стоит припрятать некоторых подальше, а то ведь и правда увезут суровые северные леди, закинув на плечо и завернув предварительно в ковер.
Маргери качнула головой, отказываясь от даров Золотой рощи – хватит с нее на сегодня яблочек.
- Не сомневаюсь в талантах вашего кудесника, но пока воздержусь от того, чтобы налегать на пироги… Буду чувствовать себя очень неловко, принимая поздравления о наследнике, когда вот это, - миледи возложила ладонь на живот, обтянутый красным бархатом, как будто уже не первый месяц носила ребенком под сердцем, - возникнет от кулинарных стараний вашего чудного повара, а не по другим причинам.
Последнее предложение девушка сказала, понизив тон, заговорщицким шепотом. Всё же Вин старше да и со строгой септой под боком, так что должна понять всю злободневность шутки. После этого розочка опустилась на стул, облокотилась на правый подлокотник, перенеся весь вес на правую же руку и незаметно под многочисленными юбками скрестив ноги в районе щиколоток, тем самым склонившись в сторону временной хозяйки комнаты и придав своему визиту еще более неофициальный характер. Походы за сплетнями, кажется, примерно так и выглядят? Конечно, не за этим пришла Маргери, но после рассказов о вчерашних выходках некоторых особ, могло показаться, что так и было.
- А что, он умудрился похвастаться кулинарными талантами? – с напускной серьезностью поинтересовалась розочка. – Я думала, ограничится тем, что будет называть себя лучшим мечом Юга и сказочным баритоном, как в прошлый раз… О, право слово, с каждым мгновением, мне все более стыдно за поведение моей гвардии. Так и знала, что после ужина у Его Величества на тракте и всего того веселья надо запретить всем пить… Разжаловать всех до оруженосцев, - с почти непритворным пылом закончила миледи Старк. Все-таки есть за что взять ложку побольше и настучать по дурной голове посильнее.
- Вы только скажите, если он Вас чем обидел, одними яблоками не отделается. А я буду знать, за что еще извиняться перед Вами, - закончила розочка, положа руку на сердце. А после потянулась к винограду, который был уложен меж яблок, что должны были перетянуть основное внимание на себя.

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-05-12 20:35:15)

+8

5

Но ведь действительно дополняли пусть как бы Большой Джон и Галберт Гловер изо всех сил не старались всех перепеть, вернее, перекричать (порой, кстати говоря, у них это недурно получалось). Если прислушаться, то речь южанина все-таки можно отличить от речи северянина. Гости из Простора говорят более выразительно, «открыто» в то время как местные, как однажды пошутил лорд Титос Блэквуд: «рот почти не открываете, боитесь, что снегом удавитесь?». Но все-таки вчерашний северно-южный хор был тем ударом по ушам! Чего только стоило исполнение «Дорнийской жены». Южане как всегда бежали впереди всего Вестероса, мало слушая мелодию, в то время как северяне предпочти растянуть песню, а уже прославленный на всю округу дуэт Амбера и Гловера так почему-то решили спеть  «Дай мне испить красы твоей». За этим представлением было настолько смешно наблюдать, что Винафрид от смеха чуть не подавилась, вернее от взгляда септы, когда та увидела, что подопечная тихо хихикает вместо того, чтобы сохранять каменный вид лица, мол, ничего особенного, каждый день ведь слышит такое, нечему удивляться. Септа Фалиса – это вообще отдельная история. Вин не помнит, когда видела служительницу Семерых улыбающийся. Как-то Вилла пошутила, что наставница просто не знает, что такое веселье. Но ладно, сейчас не об этом. Почему Мандерли о ней вообще вспомнила? Точно не из-за огромной всепоглощающий любви.
За всеми этими глупыми и непонятно откуда взявшимися размышлениями Мандерли совсем забыла позвать служанку, дабы та помогла леди Старк с плащом. «Что же обо мне теперь подумают?». Наверное, что совсем дикарка невоспитанная. Какой ужас и позор! Это ведь далеко не так.
Винафрид уже сама хотела забрать у Маргари этот плащ, но было поздно. Не станет же она его со стула стягивать. Будет совсем как-то неудобно, странно и смешно.
«Ладно, сделаем вид, что ничего не случилось».
Мандерли уселась в кресле напротив, мило улыбаясь. Она пыталась понять, почему леди Старк наведалась все-таки к ней. Неужели причина во вчерашнем происшествии, или ей просто скучно, и она решила скоротать время приятной беседой. Как жаль, что Мандерли не умеет читать мысли. Все, что остается – теряться в догадках. Ужасное чувство, врагу такое не пожелаешь.
- Ну что вы! – Мягко улыбнулась северянка, помня кто перед ней. Если Маргери как жена наследника Винтерфелла могла себе позволить некую свободу в беседе, то Вин – всего лишь внучка лорда Белой Гавани, значит, должна помнить об иерархии. – Вы чудесно выглядите, и один кусочек пирога вашу фигуру не испортит.
«Даже с десяток кусочков».
Как сказала септа Фалиса, как только увидела леди Маргери: «Вот она настоящая южная краса». С этим сложно было спорить. Миледи Старк утончённая женщина с глазами голубки и грацией лани. А какие волосы – это же просто загляденье. На ее фоне все леди с Севера казались серыми мышками. Особенно Винафрид. Так сказала септа. Естественно не Вин прямо в глаза, а в беседе с какой-то служанкой. Септа Фалиса всегда не особо тепло отзывалась о внешности внучек лорда Вимана. Так однажды леди-матери она сказала, что Винафрид надо поменьше крутит головой, ибо в профиль она напоминает гусыню, на что леди  Вулфилд только рассмеялась, а затем передала все дочери. Неприятно было слышать такие слова от близкого человека, и первое желание было разреветься, но Вин, как любит говорить лорд-дедушка, с ранних лет отличалась умом и силой характера, тогда ей хватило духа выдавить из себя усмешку и проговорить, как хорошо, что она наследница своего отца, значит может быть хоть индюшкой, женихов и так будет столько, что не сосчитать. На такую дерзость матушка не знала, что ответить, и Винафрид легко забыла о тех словах. Но вот сейчас вспомнила снова. Может, действительно похожа на гусыню? Может, поэтому Харрион с ней так общается?
Что-то Мандерли совсем разуверилась в себя, но снова-таки показывать это не стала. Истинная леди ведь должна уметь себя держать в руках.
- Но если не хотите могу предложить сыр или… яблоки, - Вин была искренней в своих порывах. – У нас есть вино, не с Арбора, но тоже вкусное.
«О, виноград? – Проследила за движением руки новой леди Винтерфелла. – Тоже хорошо».
У самой Мандерли аппетита совсем не было. И непонятно отчего, то ли просто есть не хочется, то ли все из-за переживаний. Наверное, все и сразу. Ей бы сейчас побыть день-два одной, чтобы все обдумать и расставить по своим полочкам, понять, как жить дальше, но ведь это будет верх бескультурья вытолкать жену своего сюзерена за двери, ибо настроения нет.  Приходится разбираться во всем сразу. Как она такое не любит.
- Как в прошлый раз? – Совсем не на том акцентировала внимание Мандерли. Но это не из-за того, что сир Рован запал ей в душу (что за глупости?!), во всем виной общая неразбериха. – О нет, - тут же поспешила исправить ситуацию, - сир Тайлер совсем не хвастался мне своими талантами, - только грозился украсть, но это же просто шутка. Винафрид хочется в это верить. – Он был мил и весьма добр. Столько всего поведал о ваших землях. Теперь я полностью уверена, что нет в Семи Королевствах мест прекраснее, чем Простор и Север.
Винафрид пыталась изо всех сил обходить события ночи, но ей было стыдно перед леди Маргери. А еще она волновалась, что южная роза действительно отчитает наследника Золотой Рощи.
- Не надо его переводить опять в оруженосцы, - Винафрид понимает, что такое невозможно, но все-таки как-то очень горячо отреагировала на безобидную шутку. – Сир Тайлер поступил правильно в той… ситуации. Северяне бывают порой очень… вспыльчивые, - сложно подбирать слова в столь скользкой ситуации. – А еще мне стоило быть менее любопытной. Наверное, утомила милорда Рована своими расспросами о Староместе, Арборе и замке Данстонбери, прошу прощение.
Ну вот, сказала и сразу полегчало. Главное, чтобы леди Маргери все поняла. Впадать в немилость совсем не хотелось.

+8

6

Маргери вероломно оторвала несколько ягодок и отправила их себе в рот, пока Винафрид с не ожидавшимся от неё пылом защищала честь рыцаря, который вовсе и не вел себя неподобающе, а как оказалось, делал всё именно так, как требовали этикет и правила приличия. Но у розочки было свое мнение на сей счет, гораздо отличавшееся от того, что озвучила заботливая северянка, однако продолжать фразу внучки лорда Белой Гавани о правильности действий в данной ситуации не стала, про себя отметив, что правильно было не допустить подобного в принципе, а не рассуждать, как лучше и правильнее съездить по голове Харриону Карстарку. Вопиющий случай неприличия в тех условиях, когда вчерашнюю невесту обвиняют во всяком мерзком и противном, а тут ещё любимые гвардейцы подливают масла в огонь взаимной любви между севером и югом. Девушку и без того чрезмерно раздражали сложившаяся ситуация и собственное положение не то жены, не то забытой вещи (этакий новенький, только что купленный плащ, спрятанный в сундуке среди таких же и оттого там потерявшийся), чтобы чужие выходки не взбесили миледи ещё больше. И если с собой и со своим поведением Маргери в состоянии разобраться сама, то прочим придется доходчиво объяснить всю шаткость положения выходцев из Простора, решивших покутить в Винтерфелле. И сделает это барышня руками своего бравого капитана, которому ничто не помешает и подзатыльника дать, и пенделя педагогического, и на тренировке отбить бока так, чтоб неделю встать с кровати было сложно, не то что бегать за юбками и драться. Главное, правильно смотивировать лорда Алого Озера на подвиги, взбесить пуще своего, натыкав носом в управленческие промашки в неизменной деликатной манере скромной леди, чье уязвленное самолюбие требовало чужих страданий, крови и зрелищ. О, это золотая роза умела.
Наверное, было бы довольно забавно разжаловать кого-то до оруженосца – прецедент точно войдет в анналы истории. Но просто разжаловать даже вроде как неинтересно, а вот отдать какому-нибудь рыцарю в услужение, чтоб жизнь медом не казалась и была показательно унизительной, так звучит гораздо лучше. За унижение воспринят будет любой пустяк, даже разница в возрасте – где это видано, чтобы оруженосец был старше рыцаря? Комичная бы вышла парочка, пожалуй. Надо будет предложить Лорасу взять на воспитание провинившихся на Севере, он, кажется, не нашел себе постоянного мальчишку, который полировал бы ему доспехи и бегал с поручениями по Хайгардену, как Уго для Гарлана, а заодно надо попросить любимого брата наваливать побольше работы. Хотя, судя по тому, что даже Шермер, что был под началом мягкосердечного среднего сына Хранителя Юга, так редко попадался на глаза Маргери, а когда попадался, то тут же убегал, вспоминая об очередном поручении, оруженосцам и без того несладко живется. Впрочем, всё это мелочи и сейчас не имеет значения. Как наказать провинившихся, миледи придумает после, а рассуждениями о вчерашнем явно приятное впечатление о себе не оставит, да и ни к чему травить чужую душу. Винафрид старалась быть обходительной и вежливой, но новоиспеченная миледи Старк чувствовала какую-то напряженность, повисшую в воздухе. Быть может, действительно будущая леди Белой Гавани искренне переживала по поводу случившегося, а может, просто сказывался отличный от южного характер, и девушке было сложно вот так непринужденно разговаривать и отпускать шутки в обществе фактически незнакомой ей особы. И тут Маргери призадумалась, что, пожалуй, только смутит, а не вызовет смех, отпустив излишне острую шпильку в адрес вспыльчивых северян, вернее будет сказать, одного конкретного – не тот круг общения, где можно пошутить о свадьбе и отдельно взятых мероприятиях после. Как и о том, что некоторые рыцари те еще любители почесать языками с дамами, порой не в самом переносном смысле.
- Как говорит моя бабушка, любопытство не порок, пока его удовлетворяют книги, а не сплетни о чужой личной жизни. Да и каждый рад поговорить о том, что любит, а сир Тайлер определенно точно любит свои родные края, пусть вы не совсем о Золотой роще его спрашивали, - Маргери добродушно улыбнулась и, чуть помедлив, продолжила. – Как жаль, что мой старший брат Уиллас не смог приехать, он много путешествовал по Простору, а из-за его любопытства мы не можем вытащить его из библиотеки, так что думаю, после разговора с ним вы бы не просто полюбили мой край, но и захотели бы там непременно побывать... Быть может, когда военная кампания закончится и всё уляжется, мы с Роббом поедем туда, - опустив обещание заглянуть в Риверран, поведала розочка, - я буду рада, если составите нам компанию. Увы, вы в скором времени уезжаете, а у меня столько вопросов, что не могу сосредоточиться и выудить хоть один… А вот путь до Хайгардена неблизкий, наговориться можно вдоволь, а заодно вы бы поделились со мной мудростью северных леди: как вы справляетесь с вашими вспыльчивыми и воинственными мужчинами, - последнее было сказано с шутливой серьезность и деланным уважением, всё-таки Винафрид уроженка Севера, а не Юга, поэтому имеет полное право быть в числе сильных и иногда суровых леди самого большого королевства, которые держат своих мужей в узде.
- Боюсь, меня воспитали слишком скромной и покорной, мне просто нечего противопоставить такому темпераменту, - всё же не удержалась и попробовала разрядить обстановку очередной шуткой, быть может, не совсем к месту.
Самоирония розе тоже была не чужда, но ни к чему Винафрид знать, что будущая леди Винтерфелла в порыве покорности может метнуть канделябр, отвесить пощечину или больно уколоть словом.

+10

7

Если бы леди Маргери все-таки решила бы всерьёз поговорить о вчерашнем,  Винафрид не стала бы оправдываться или переносить свою вину на других. Она давно не ребёнок, значит отлично понимает, что у всех действий есть последствия, и перед тем как что-то сделать, надо задаться рядом вопросов: как это аукнется мне, не выставлю ли я себя и семью в дурном свете, не обидит ли мое поведение других и так далее. Глупо и неправильно жить только своими желаниями, не заботясь о чувствах других и не думая о семье. Впрочем, порой все возможные варианты развития истории предвидеть невозможно. Казусы порой случаются даже с королями и архимейстрами, такова жизнь. В таких ситуациях главное не поддастся дурному настроению и не принимать близко к сердцу все, что будут говорить злые языки (а они будут!), а сделать правильные выводы. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Впрочем, ситуация случившийся ночью, действительно ужасная, неправильная и ее легко можно было бы избежать, но случилось так, как случилось, ничего уже не изменить.
Но леди Старк не стала отчитывать глупую девушку. Наверное, благоразумно решила, что портить отношения на ровном месте с Мандерли не совсем то, что сейчас нужно, и решила в полную отыграться на своем присяжном мече. Если это так, Винафрид очень жаль сира Рована. Наследник Золотой Рощи в ночном инциденте виновен не меньше одной неблагоразумной леди и Харриона Карстарка, но и не больше. Так зачем спускать всех собак на одного? Мандерли не понимает и не принимает такой подход. Впрочем, может она все слишком утрирует, и дочь лорда Хайгардена просто решила сделать вид, что ничего не было. Наверное, в этот ситуации – это единственный правильный выход, а о новой леди Винтерфелла все, особенно южане, откликаются как очень милой, но главное не по годам умной девушке, а ум – это не только знание почерпнутые из книг. Порой это еще умение смолчать. Не всегда конечно, но порой стоит. Как любит говорить лорд-дедушка: «дабы избежать лестного пожара, достаточно потушить маленькую искру». Впрочем, есть еще такие, кто нарочно подливает масла в костер, но это точно не о леди Старк. Винафрид так считает. А она весьма недурно разбирается в людях. Получше Виллы так точно.
- Ваша бабушка говорит очень правильные вещи.
Мандерли все так же старалась никак не выдавать некое смущение, обиду и несогласие, что вызвали слова розы. Неужели леди Маргери думает, что она сплетничает? Так это совсем не так! Как такое вообще можно говорить? Она же ее совсем не знает. Впрочем, обижаться очень сильно Мандерли не собиралась. Если ее считают сплетницей, пускай будет так, она докажет противоположное.
- Вы с милордом Роббом собираетесь побывать в Хайгардене?
Опять не на том акцентировала свое внимание Вин. Младшенькая внучка лорда Вимана на месте Винафрид уже бы пищала от радости и хлопала в ладоши, если бы ее пригласили вместе со Старками отправиться в Простор, но Винафрид такое заявление только встревожило. Она понимает, чем вызвано у леди Старк желание побывать дома, но не так ведь быстро! А как же Север? Она тут всего ничего, ей стоит разобраться, как здесь принято вести дела, познакомится поближе с вассалами, а еще путь из Севера на Юг непрост и долгий, он может быть опасным для наследника, если Старые и Новые боги благословили новую семью. Впрочем, такие возражения стоит оставить при себе. Военная компания – это не дело одной недели и даже месяца, так что в леди Старк полно времени, дабы понять, как все устроено на Севере. И если Старки приняли решение погостить в Хайгардене, Мандерли должны с радость принять предложение составить компанию. Так себя ведут верные и благодарные вассалы.
- Увы, я не уверена, что знаю как правильно вести себя со вспыльчивыми северными мужчинами, - тут же поспешила исправить ситуацию, но как-то совсем странным способом. Впрочем, это признание полная правда и ситуация с Карстарком – тому лишнее подтверждение. Но с другой стороны, откуда ей знать? Лорд-дедушка и отец обладают весьма спокойными характерами, братьев у нее нет, а присяжные рыцари знают, как себя вести в присутствие Мандерли. За такими советами стоит обращаться к Дейси Мормонт или Алис Карстарк, но никак не к Мандерли. Все что она может сказать: учтивость – доспехи леди, но это далеко не так.
– Наверное, - призадумалась Мандерли, анализирую поведение северян. – Я могу ошибаться, но мне кажется, что единственный правильный способ – это заслужить их уважение, - но вот как – это уже другой вопрос. Кто-то делает это с помощью булавы, кто-то детей, кто-то умом, а кто-то как сестра Харриона, обещаниями рассказать о том случае в конюшне (что за случай Винафрид не знает). – А это не всегда легко, - порой невозможно, могла добавить Мандерли, вспоминая все свои «танцы» вокруг Карстарка.
- Леди Маргери, простите мне мое чрезмерное любопытство, но неужели вы уже успели столкнуться со вспыльчивостью северян?
О таком неправильно спрашивать, но почему-то Мандерли сдалось, что когда леди Старк не просто так свела беседу в эту сторону.

Отредактировано Wynafryd Manderly (2018-05-17 19:53:54)

+9

8

Маргери скрыла улыбку, когда Винафрид столь лестно отозвалась о Королеве шипов. То, что леди Оленна зачастую говорит довольно правильные вещи, никто не спорил, но порой они терялись под кучей колкостей или оказывались слишком глубоко спрятаны под едкими замечаниями. Пожалуй, урожденная Редвин и для такой милой и скромной девушки, как Винафрид, нашла бы что сказать, возможно, даже пробив броню той, ибо никто кроме женщины так больно и вполне осознанно не может ранить другую особу. О, Север должен быть благодарен Серсее Ланнистер за то, что леди Оленна не смогла приехать на свадьбу внучки, ибо как бы все родственники пожилую даму не пытались удержать от путешествия, но у той было свое мнение на сей счет.
Розочка кивнула, совсем не разглядев подвоха в вопросе будущей леди Белой Гавани. Наверное, все дело было в том, что сама Тирелл ничего дурного в своей идее не видела и всеми фибрами души тянулась к дому, где, как девушка надеялась, её встретят хорошие вести о том, как разрешился конфликт с короной и Ланнистерами в частности, из-за которых любимицу лорда Хайгардена так скоро отлучили от семьи. К тому же, взрослые с умным видом говорили, что пора бы кончиться этому долгому лету, за которым непременно последует суровая и продолжительная зима. И что плохого в том, чтобы украсть у уходящих солнечных деньков немного тепла? Неужто замок, простоявший не одну тысячу лет, рухнет без сына своего лорда и его сварливой женушки? Маргери не видела смысла сидеть на одном месте и упускать возможности побывать где-то еще. Как будто они не насмотрятся друг на друга и замок за всю жизнь, им и так до преклонного возраста осталось недолго – вот так просидят в Винтерфелле до следующего лета под предлогом, что рано ещё куда-то отлучаться, а там им стукнет по двадцать пять и ехать уже никуда не захочется: Робб будет, как ворчащий Крейн, цедить эль и говорить, что раньше было лучше, поносить рыцарей и сулить, что новая зима близко, а Маргери гонять ораву детишек и сетовать, что забыла о существовании платьев с вырезами и изящных туфель. Да уж, великолепные перспективы. Впрочем, у этих непримиримых взглядов был один фундамент – каждый любил своей дом и свою родню, к ним же и тянулся. Наверное, Винафрид как наследнице не грозит участь быть отправленной невесть куда, и в этом северянке очень повезло. Розочка же могла только пожать плечами и сказать, что-де не в ее положении жаловаться, но как бы к исполнению долго не готовили, всё на практике всё равно выходит совсем иначе.
Винафрид была довольно серьезна, отчего Маргери невольно задумалась, а уместную ли манеру общения она выбрала. Пожалуй, урожденная Тирелл слишком привыкла быть в обществе своих кузин, не отличавшихся ни умом, ни сдержанностью, да и в целом южане обычно старались привнести в беседу легкость и юмор, даже если общение было между двумя давними врагами. Да, лицемерно и лживо, но не надо лезть из кожи вон, чтоб поддержать разговор, а разочарование и все дурные мысли собеседник предусмотрительно спрячет от тебя. Сейчас же роза пыталась быть милой, шутила, но казалось, что все проходило незаметно для Винафрид, остававшейся такой же спокойной и отрешенной, как то море, что окружало Белую Гавань. Едва ли внучка лорда Мандерли считала южанку в силу возраста совсем уж дурочкой (а если и считала, то вежливо виду не подавала), скорее держала дистанцию по причине поверхностного знакомства и чуть отличавшегося положения. В первом сложно было винить, а второе сейчас совсем не льстило, и Маргери, почувствовав укол сожаления, подумала, что даже пылкой Тирелл в количестве одной штуки слишком мало, чтобы растопить весь северный лед, какими бы вспыльчивыми уроженцы самого большого края Семи королевств не были. Впрочем, пожалуй, здесь стоило сбавить обороты и прилаживаться более мягко и размеренно. Людям нравится интерес к их скромным особам и как бы ненавязчивое подражание, поэтому розочка плавно вытравила шутливую серьезность и превратилась во внимательного слушателя. И даже несколько погрустнела на словах Винафрид об уважении, про себя подумав, что бабуля предлагала вполне себе действенный способ завоевания авторитета. А как же, попробуй поспорить и высказаться о своих правах, когда тебе настойчиво стучат ложкой по лбу.
- Да, столкнулась, - уклончиво ответила роза, предлагая визави на мгновение поразмыслить о том, что же имела в виду новоиспеченная миледи Старк. Может, Маргери говорила на правах жены о муже, а может, напоминала о ночном инциденте. В любом случае, обе эти темы явно были под запретом для обсуждения. Обе леди не пребывали в восторге от прошедшей свадьбы, и у каждой был свой повод для этого. Но если разговор о стычке Тайлера и Харриона был бы бестактным тыканьем Винафрид в то, что ей неприятно, то обсуждение Робба могло повлечь куда более неприятные последствия. Он был наследником, будущим лордом, и позволительные в обществе кузин дружеские шутки могли быть неправильно восприняты серьезной Мандерли, которой ещё клятву в верности ему приносить. К тому же Маргери придерживалась мнения, что личные дела должны таковыми и оставаться, поэтому совершенно ни к чему выносить их на всеобщее обозрение. С тем же успехом можно начать советоваться с прислугой.
Требовалось что-то иное, и роза нашла это, не давая превратиться краткой паузе в многозначительное молчание.
- Я не хочу сказать ничего дурного, но я была поражена, как остро воспринял лорд Рисвелл проигрыш своего бойца… Вы, наверное, уже слышали, что он и капитан моей гвардии заключили пари, решив проверить, кто же всё-таки сильнее: южане или северяне, - всех мелочей Винафрид лучше не знать, а то она слишком правильная, еще придет в ужас от будущей леди Винтерфелла.
– И когда лорд Крейн одержал победу, - «ну разумеется» добавила она мысленно, - мне показалось, что если бы не появление Его Высочества, то лорд Родрик сам бы пошел доказывать правоту слов, что один северянин стоит двадцать южан. Ох, как он рассвирепел тогда… А ещё я наблюдала несколько раз за тренировками моих гвардейцев, когда кто-то из милордов решался присоединиться к ним. Быть может, я не сильна в тонкостях ведения боя, - на ум пришел Лорас, который бы явно схватился за сердце от таких заявлений и тут же начал нудеть по теме, - но северяне дерутся довольно… - розочка на мгновение умолкла, подбирая нужное слово. – Яростно. И остро реагируют как на проигрыш, так и на победу. И когда в Просторе, - барышня специально избежала неудобных фраз о «своем» крае, вдруг для Мандерли это всё ещё больная мозоль, как дележка обид между Бракенами и Блэквудами, - все уверяют, что северяне подобно их грандлорду Эддарду Старку холодны и суровы, невольно удивляешься тому, что на деле всё несколько иначе… Когда всеобщие убеждения сталкиваются с реальностью, показывая свою несостоятельность, понимаешь, какая же всё это чепуха и как серьезно можно ошибаться, полагаясь на одни лишь россказни. Надеюсь, что я и моя свита в свою очередь разрушили ваши нелестные предубеждения касательно южан.
Маргери сдержанно улыбнулась. Конечно, Винафрид вежливо ответит, что всё именно так, что вместо умелых бойцов ждали юношей в разноцветных трико с поведением павлинов, но розочка-то знает, что порой убеждения не так далеки от истины.

+6

9

Винафрид удивляло столь быстрое желание Маргери оказаться опять в Хайгардене, но она никак не осуждала ее. Более того, пыталась понять. Наверное, очутись Мандерли на другом конце Вестероса в замке, где никого не знает (пусть и в статусе жены), она тоже начала бы скучать по дому. Впрочем, зачем ей это представлять, скоро сама все переживет. Да, Кархолд не так далеко от Нового замка, как Винтерфелл от Хайгардена, но все-таки это уже не дом. У Карстарков есть своя история, свои взгляды на жизнь, принципы вместе с правилами, и все это порой слишком отличается от взглядов Мандерди. Семеро, два северных дома не могут сойтись в размерах приданого, что уж говорить о более глобальных вещах, например, жизни в Белой Гавани. Да, Винафрид вполне серьезно задумалась над тем, чтобы совсем не покидать родной дом. Катализатором таким мыслей стало весьма дикое и жестокое поведение будущего мужа. Если Харрион позволил себе наставить на нее меч в Винтерфелле при свидетелях, то что уже говорить об жизни в Кархолде? Карстарки спокойно смогут закрыть ее в подвале, а всем сказать, что умерла от какой-то болезни. Никто же проверять не будет, а Харрион сможет претендовать на Белую Гавань. Впрочем, это уже совсем мрачные мысли, которые Вин всячески пыталась искоренить. Получалось не очень. Дамы склоны драматизировать, особенно, по словам Виллы, Винафрид мастерица раздуть из мухи слона. Вот и излишнее волнение за леди Маргери, когда та заговорила о вспыльчивости местных мужчин, тому подтверждение. Юная Мандерли, грешным делом, подумала, что речь пойдет о Роббе Старке. Наследник лорда Эддарда Старка пошел больше в семью леди-матери. Винафрид в отличие от многих, не видела в этом ничего плохого. Она как-то совсем не привыкла делить людей на «хороших» и «плохих», только опираясь на их происхождение. Среди южан есть герои, а среди северян - злодеи, и с точностью наоборот. Но все-таки ей не хотелось, чтобы внезапно ее представление о Роббе Старке, как о достойном наследнике, рушилось.
Винафрид немножко расслабляется, поняв, что речь пойдет о лорде Рисвелле. Но такое приятное чувство спокойствия длилось недолго. Мандерли была известна причина неприязни лорда Родников к южанам, но это слишком личное, не стоит о таком болтать.
«Впрочем, теперь леди Маргери часть семьи Старк, ей надо знать о тонкостях некоторых вопросов».
Еще какое-то время Винафрид сидела молча, сжав губы в ровную линию. Нелегко ей сейчас. С одной стороны гадко выносить мусор из чужой избы всем напоказ, а с другой – это важная информация.
«Эх, лучше бы мы пироги ели и боялись, что все платья надо перешивать».
- Победа вашего капитана гвардии над бойцом милорда Рисвелла, наверное, очень глубоко задела его честь, - совсем неуверенно, разглядывая свой узор на платье, вступила в беседу девушка. Она все еще корила себя за чрезмерную болтливость, но решила, что лучше жене Робба Старка все знать, дабы опять не накликать на себя беду. Хватит уже! Винафрид не понимает, почему Старки еще не отрезали Рисвеллу язык, вчера он много всего неприятного сказал в сторону миледи Старк.
– Понимаете ли, миледи, - все-таки нашла в себе силы и перевела взгляд на Маргери, но при этом все еще чувствую себя ужасно. Винафрид ведь не сплетница. Впрочем, она же сейчас не врать собралась, так к чему все эти угрызения совести? - Это не первый случай, когда Рисвеллы обижаюся на южан. – Мандерли подозвала к себе служанку, попросив ту принести мятного чая. Он расслабляет, а сейчас это очень необходимо. – Уверена, вы знаете, что у лорда Эддарда Старка был старший брат Брандон Старк, так вот воспитывался он у старого лорда Дастина в Барроутоне, но часто навещал родовой замок дома Рисвеллов, Родники, находящийся по соседству. Где познакомился, - при этом Винафрид посмотрела на уроженку Простора таким взглядом, словно говорила, вы же понимаете, что дело этом не обошлось, - с леди Барбри, дочерью лорда Родрика Рисвелла. Лорд Рисвелл, как и его дочь Барбри, затаили надежду, что им удастся соединить свой дом со Старками, но лорд Рикард Старк не хотел женить своего наследника на дочери одного из своих вассалов. Полагаю, чем все закончилось, вы и так знаете.
Служанка принесла чай, Винафрид тут же взяла одну из чашек и сделала маленький глоток. Да, действительно успокаивает.
- Но на этом история не заканчивается, - продолжила северянка, попивая чай, - мужем Барбри стал молодой лорд Виллам Дастин. Этот брак продолжался лишь полгода: с началом восстания Роберта Баратеона Виллам отправился на войну. Виллам Дастин пал в бою у Башни Радости, и Эддард Старк похоронил его на месте гибели — таким образом, дочь лорда Рисвелла не получила назад даже останков своего мужа, а только коня. Мой лорд-дедушка говорит, что она затаила личную обиду на лорда Эддарда Старка, а лорд Рисвелл так вообще на всех, кто проживают по ту сторону Перешейка, в подтверждении этому играет родство с Болтонами. Думаю, вы знаете, что Винтерфелл и Дредфорт много лет вели ожесточённую войну за корону королей Севера. – Нет, это не мята так подействовала русалку, что взяла и приписала Хранителя Сервера к южанам. Это сделал сам Эддард Старк. – Людям, миледи, удобно думать, что в том или ином королевстве все жители такие же, как и их верховные лорды. Знаете, уверена, северяне после нескольких боев с вашими рыцарями удивились не меньше вашего, - тут Вин прикусила язык, отпивая еще немного чая. Кажется, она сболтнула лишнее, а еще красиво обозвала лорда Мейса Тирелла посмешищем и трусом. Придется держать кулачки и молиться, дабы Маргери не обиделась.
–Уверена, вы слышали, как северяне между собой называют вашего мужа Молодым Волком, а лорда Эддарда Старка – Тихим Волком. Все это неспроста. Кстати, Брандона Старка звали Диким Волком, но сейчас не об этом. Эддард Старк великий человек, но весьма отстранен, а еще благодаря воспитанию лорда Долины, Джона Аррена, он перенял, скажем так, правильный рыцарский взгляд на жизнь. Как-то лорд Гловер сказал, что ему бы больше подошел девиз лордов Орлиного Гнезда «Высокий как честь», - Винафрид умолкла не зная, что еще добавить. – Но не правильность и благородство помогли Старкам удержать Север. – А теперь она обозвала еще и своих сюзеренов жестокими и хитрыми. Ну все, теперь ей точно придется сходить в септу. – Надеюсь я вас не утомила, - поспешила добавить Винафрид, не забывая при этом улыбаться. – Я порой очень увлекаюсь и могу говорить очень много и не по делу, вы меня останавливайте. Кстати, должна была сказать это еще вчера, но как-то не выпал шанс, вы были очень красивой невестой.
Вот в чем в чем, а в этом согласились как южане так и северяне. Чего только прическа стоит.
- И еще одно, как себя чувствуют милорды Алан Крейн и Тайлер Рован? Все-таки им перепало тоже. Как вы отметили, в бою северяне бывают дикими, - не зря ведь волками зовут.

+12

10

Хорошо, что розочка была воспитанной юной леди и умела вовремя промолчать, не закатывать глазки, а хлопать ресницами и придавать своему личику такое выражение, которое требует ситуация. Иначе на слова о задетой чести лорда Рисвелла Маргери бы только фыркнула, сверкнув белками ясных очей. Это ведь было просто смешно. А заодно доказывало истину, что не такие уж мужчины умные-разумные, великолепные в своем великолепии и далее по тексту, чтобы женщины их восхваляли, возвеличивали и слепо подчинялись. Ох уж эти повелители мира, нарекшие дам греховными созданиями, порой сами не могут справиться ни с завязками, ни с маленькими ягнятами, зато честью своей поразмахивать первыми в очереди стоят. И лорд Родрик Рисвелл явно был из таких особ, поэтому Маргери было совсем не жаль его честь, девушка вообще думала, что так ему и надо. Ведь хвастаться – нехорошо, а хуже хвастовства может быть только пустое бахвальство с неоправданным задиранием и без того не слишком симпатичного носа. Лорд Родников увлекся на поворотах, за что и поплатился. К сожалению, многоуважаемый тесть Русе Болтона так и не понял, за что его Старые Боги щелкнули по носу, и всерьез обиделся, закрутив при этом неприятную для розы дружбу с этим гадким плющом, что также не умел проигрывать и усмирять свою гордыню, кою также подпортили с позволения тогда еще миледи Тирелл руками же лорда Алого Озера. И если Пакстера Кидвелла ещё можно было утопить в колодце (как жаль, что не получилось незаметно избавиться от него ещё в Хайгардене, а так хотелось), если он совсем потеряет и без того размытые границы между допустимым и запретным, то вот с лордом Рисвеллом так просто будет не договориться. И поэтому Маргери приходилось елейно улыбаться и любезничать с ним, делая вид, что совсем не в курсе того, что болтает этот почтенный мужчина. А сейчас не смела как-то выказать свое истинное отношение к лорду Родников, чтобы у Винафрид не было и тени сомнения в том, что будущая леди Винтерфелла и жена будущего же Хранителя Севера уважает вассалов мужа и исключительно учтива с ними. Но это были праздные рассуждения победителя того мелкого пари, что едва ли для всех жителей Семи королевств поставило точку в споре о превосходстве южан над северянами и наоборот. На самом деле Маргери тоже не умела проигрывать, но в отличие от Рисвелла тихо варилась в собственной злости. Да, пару раз перевернула доску с фигурами для кайвассы, но не пошла же кого-то бить! Словом, порой некоторым лордам можно было поучиться манерам у леди, которые почему-то умеют сдерживать себя в любой ситуации, хотя их чувства можно задеть неосторожным словом так же глубоко, как мужское самолюбие.
Когда Винафрид явно через силу начала рассказывать о корнях вражды между Рисвеллами и южанами, розочка постаралась сохранить вид серьезного и внимательного слушателя, хотя так хотелось фыркнуть и пошутить о том, что в Просторе таких любителей погостить в замке, где обитают лорды с красивыми дочерями, предостаточно, и что северяне полностью соответствуют поговорке о том, что тот, кто что-то осуждает последними словами, долгими зимними ночами только осуждаемыми делами и занимается, да куда усерднее, чем прочие. Но все свои остроумные замечания стоило удержать при себя хотя бы потому, чтоб не спугнуть очаровательную Винафрид, которая, кажется, чуточку оттаяла по отношению к Маргери. История, поведанная будущей леди Белой Гавани, явно не вошла в исторические трактаты и носила местами довольно фривольный характер, чтобы рассказчица могла покраснеть, и для дочери Хранителя Юга это было одним из показателей хорошего к ней отношения.
То, чем кончилась история Брандона Старка, пожалуй, знали все и будут знать ещё долгое время, и роза лишь кивнула, давая понять Вин, что эту часть можно опустить. А вот подробности явно могли знать только те, кто был близок к тем событиям или хотя бы действующим лицам. Слухи порой страшнее лесного пожара, но обсуждать неизвестно кого бывает скучно, посему нет ничего удивительного, что подробности теневой жизни лордов Севера посредством людской молвы не доходили до Простора – местным крестьянам и знати успеть бы обсудить подробности похождений местных лордов, куда уж собирать чужие сплетни. Зато на Севере прекрасно осведомлены об особенностях Хранителя Юга.
Слова Винафрид можно было истолковать по-разному, но раз уж даже дети Мейса признавали, что у папеньки есть недостатки, то уж остальным, не обремененным любовью к лорду Хайгардена было такое позволительно. Поэтому Маргери усмехнулась, на мгновение пряча взгляд, показав тем самым, что понимает, что сравнение было не в пользу южан, но зла не держит, ибо порой согласна с едкими замечаниями своей бабушки, когда та распалялась и обещала дать сыну ложкой в лоб. Розочка потянулась к принесенному чаю, чтоб спрятать ироничную улыбку.
- Всё прекрасно, Вас очень приятно и еще более познавательно слушать, - отняв от губ напиток, которому явно не хватало чуточку меда. – Порой то, что не записано мейстерами, знать куда полезнее. Уверена, что не найду этого в книгах, которые мне любезно одолжил мейстер Лювин, чтобы я более подробно изучила историю дома Старков и всего Севера.
И пролистав на досуге тот увесистый том, Маргери поняла, что тогда они с Роббом упустили ещё одну деталь, роднившую их – перманентное отражение атак железнорожденных, которым всё неймется. Хвала Богам, островитяне достаточно получили по своим пустым головам, чтобы сидеть смирно и редко высовываться, но всё же подобное соседство было обременительным и малоприятным. И, видимо, вездесущим и сопутствующим каждому с Железных Островов, как бы он не отличался от образа, созданного в людском воображении.
- Благодарю, - улыбнулась миледи Старк. И чуть не ляпнула: «Это мое первое закрытое платье… И видимо, далеко не последнее». – Всё делалось в такой спешке, что я очень боялась, что местные красавицы меня затмят буквально во всем. Вот вы с сестрой выглядели просто прелестно, само очарование. Наверняка, теперь ваш мейстер устанет получать воронов с любовными посланиями от моей впечатлительной гвардии, - шутка слетела быстрее, чем розочка успела прикусить язык. Видимо, не одна Мандерли сегодня излишне болтлива. Поэтому Маргери спешно сменила направление шутки. – Лорд Крейн и Тайлер прекрасно себя чувствуют. Милорда Алана аккурат после обеда видела, а Тайлера утром.
«Но после утра больше никто Тайлера не видел».
- Они крепкие, не переживайте за них, миледи.
Тут Маргери вновь на мгновение опустила взгляд, замолкла, постукивая подушечками пальцев по увесистой кружке.
- Пожалуй, - растягивая слово, начала девушка, возвращая все внимание к собеседнице, - я должна вас поблагодарить, Винафрид. Без вас я так бы и оставалась в неведении, отчего лорд Рисвелл так зол на меня… Быть может, вы знаете что-то ещё, что вряд ли могло дойти до южан, но мне стоило бы знать? – вкрадчивым тоном довольно серьезно спросила Маргери.
И, выдержав небольшую паузу, добавила:
- Но если такого нет или это не для моих ушей, то лучше расскажите про Белую Гавань. Мне очень хочется узнать побольше о ней, возможно, вы натолкнете меня на мысль, что между Севером и Югом куда больше общего, чем недружелюбные соседи.
Роза улыбнулась, смягчая предыдущий вопрос, который мог показаться деликатной Винафрид как выпрашивание сплетен.

+9

11

И все-таки Винафрид не покидало чувство, что она сболтнула лишнее. Ну зачем леди Маргери утруждать себе жизнь чужими любовными драмами. Как будто ей нечем заняться. Теперь на ее хрупкие плечи свалилось управление целым замком, а как это нелегко порой бывает, Винафрид знает не понаслышке. Лорд-дедушка в последние годы не особо покидает родные края, но раньше он очень любил гостить по несколько недель у Хорвунов, Гловеров, а порой его заносило и в Винтерфелл, и на Медвежий остров. Путешествовать одному скучно, так что лорд Белой Гавани всегда брал с собой много рыцарей. Прислуги, мейстера и сыновей, а замок… Замок оставлялся на внучек, ну а что, они большие и смышленые девочки, живут в мирное время, так что справятся. И девчонки справлялись. Правда, не обходилось без острых ситуаций, но это жизнь, а в ней без сюрпризов никак. Впрочем, управлять землями – нелегкое дело. И если с этим соглашалась Вин, прожившая в Белой Гавани всю свою жизнь, что уже говорить об уроженке Простора. Нет, все-таки Мандерли правильно поступила. Знать то, что не написано в книгах, всегда полезно. Так что девушка с облегчением вздохнула, кивнув новой леди Старк, тем самым соглашаясь с каждым ее словом. А затем вообще предпочла не думать об этом. У девочек ведь всегда найдутся темы поинтересней. Например, свадьба.
- Ваши опасения были излишни, - поспешила уверить Винафрид Маргери, совсем позабыв поблагодарить о столь лестном отзыве в свою сторону. Да что там платья? Винафрид на какое-то время позабыла даже о ночном происшествие, так все ее мысли были заняты вчерашним мероприятием. И не надо ее упрекать за столь странную расстановку приоритетов. Все-таки Винафрид девочк, и свадьба для нее – это не просто пир и возможность встретиться со старыми друзьями, это что-то очень особенное и очень важное, в общем, самый важный день в жизни. Как жаль, что для Винафрид он вечно откладывается. А ведь у нее уже список гостей составлен и конкретное представление, каким должно быть платье, есть. «Вот только жениха нет», - в такие моменты Вин всерьез задумывалась над тем, что кто-то на нее проклятье наложил. Но только на мгновение дурные мысли терзали юную головушку. Скоро Картарки уступят Мандерли в вопросе преданного, и можно будет думать над тканями для особенного платья. Ну а пока мужчины заняты войной, леди могут поговорить о своем. – Если бы приглашение на свадьбу не стало для нас такой же неожиданностью, как снег для Дорна, глядя на вас, я бы никогда не подумала, что свадьба была организована в столь краткие строки. – И нет в этих словах ни капли лукавства. Старки постарались организовать величайший пир (хотя после внезапного приезда короля, это не так уже сложно), а леди Маргери была неотразимой. И, кажется, совсем не волновалась, что своего мужа почти не знает.
«Интересно, как это быть женой человека, с которым до свадьбы даже толком не общались?» - этот вопрос очень интересовал Вин, но задавать его она не стала так же, как и не стала интересоваться, отчего такая спешка со свадьбой и почему не были замечены родители и братья невесты среди гостей. Не ее дело.
Не стала Винафрид больше расспрашивать о самочувствие южных гостей, с которыми имела есть ночью прогуляться по двору Винтерфелла. Хорошо, что они себя прекрасно чувствуют. Остальное неважно.
А вот далеко не самый прозрачный намек Маргери на то, что она совсем не прочь еще узнать немножко о Севере заставил Вин слегка нервничать. Что еще поведать? И стоит ли говорить? Мандерли знает много чего интересного, но это не ее истории, значит, не она вправе решать, кому о них стоит знать. Впрочем, Винафрид есть что сказать Маргери.
- Не сочтите мои слова за дерзость или нанесение обиды, но один из ваших людей, у него вчера была бронзовая брошь в форме плюща, говорит о вас и о милорде Крейне ужасные вещи, – Винафрид сама ничего не подслушивала, просто неудачно сидела между Карстарком и Локком, а те всегда рады поговорить. – Большинство, кто это слышал, говорили, что рыцарю просто вино в голову ударило, - Харрион и сир Донел сошлись именно в этом. – Но все-таки есть те, кто в эти истории поверили.
Что-то Винафрид совсем нагнала тоску, а так дела не делаются. Пора исправлять ситуацию.
- Даже не знаю, что рассказать вам о Белой Гавани. Может, лучше будет, если вы сами все увидите. Можете остановиться в Новом Замке по пути в Хайгарден. Белая Гавань – это самый короткий путь с Севера на Юг.
Вернее в Королевскую Гавань, а в Простор все-таки лучше по Тракту.

+10

12

Розочка подавила усмешку. Пожалуй, «снег в Дорне» - лучшее описание того, что происходило тогда в Хайгардене, когда Хранитель Юга решил взбаламутить розовый куст желанием выдать дочь замуж, а Серсея Ланнистер услужливо помогла привнести еще больше хаоса в ряды южан. Всё тогда было слишком неожиданным, а оттого требовало поспешности и было неуклюжим. Маргери и сама не догадывалась, что за несколько месяцев сумеет сменить положение завидной невесты на (не менее завидной) жены, пересечь половину королевства и пережить собственную свадьбу. Тогда миледи Тирелл думала, что спонтанным может быть только пикник или конная прогулка, но никак не брачный союз, заключенный в мирное время.
Почему-то принято считать, что одно вступление в брак добавляет разумности, коль скоро женитьбу нередко соотносят со вступлением в зрелый возраст. Поэтому сейчас выходила забавная в своей парадоксальности ситуация, где замужняя девушка четырнадцати лет, натянув маску умудренной матроны, могла старческим жестом, обозначавшим, что человеку сложно громко говорить, но прописные истины  не должны быть утеряны, подозвать к себе вторую барышню и начать вещать со слов: «послушай совета старой мудрой женщины, дитя мое». Маргери чуть не хихикнула, представив себя в образе чопорной дамы, кутающейся в шаль и вечно чем-то недовольной – в особенности молодыми рыцарями и девицами. Какая же всё-таки дурость так превозносить узы брака, ведь всем понятно, что над истинными глупцами время не властно, а уж мужчин умнее ещё ни одна обнаженная девушка не сделала, скорее всё было наоборот. Любовь и брак – разные вещи, но обе, по мнению маленькой розы, были одинаково бесполезны в качестве инструмента развития чужого интеллекта. Но если бы Винафрид осмелилась задать свой вопрос, то Маргери бы непременно пофилософствовала на тему, высказав свое мнение. Сказала бы, что лучше действительно озаботиться платьем, а не чем-либо еще – приятные хлопоты, а вместе с тем и редкий случай, когда мнение невесты будет учитываться. К тому же, как бы северяне своей прямолинейностью не кичились, но и на них висят оковы приличий, так что никто не гарантирует того, что нежный романтичный жених не превратится в гневливого жестокого мужа ровно в полночь после первой брачной ночи, и это прекращение будет, увы, навсегда, а не только на время полной луны. А если жених не красавец, то что толку увидишь ты его у алтаря или за несколько месяцев до свадьбы – морально подготовиться к исполнению супружеского долга не хватит и всей жизни. Так что у Винафрид было довольно сомнительное преимущество перед Маргери, которая знала собственного мужа не больше недели. Какая разница, когда придет разочарование в том, с кем ты вынуждена быть до самой смерти? Жизнь при хорошем раскладе довольно продолжительна, чтобы отчаянно не цепляться за несколько месяцев сладостного заблуждения в чьей-то природе. Пожалуй, здесь наоборот можно было посочувствовать будущей леди Белой Гавани, ведь та своего жениха знала и, кажется, в восторге от этого союза не пребывала. У миледи Тирелл до приезда была возможность помечтать о лучшем, тогда как Винафрид уже давно готовится к худшему. Хоть Маргери и не была близко знакома с Харрионом, но назвать его совсем уж плохим вариантом не могла: да теперь без зуба и немного вспыльчив, но и не карлик или болезненный ребенок. Просто не будь Вин такой правильной и серьезной, то куда быстрее нашла бы с ним общий язык. Впрочем, не розе учить кого-то тому, как стоит себя вести.
- Оу, - как-то беседа от чужих похождений сделала резкий поворот к похождениям одной из присутствующих в комнате дам. Роза постаралась изобразить удивление, как будто бы только сейчас узнала, что один рыцарь напрашивается на укорачивание своего длинного языка, которым пользуется куда менее умело, чем думает. - Полагаю, Вы о сире Пакстере, - «мешке лошадиного дерьма», - из дома Кидвелл. Темноволосый, с карими глазами, - «так бы их ему и выцарапала», - и ходит с задранным носом, - «чтоб ему его ещё раз сломали да покрепче, чем тогда».
Внесенные мысленно ремарки почти сорвались с губ Маргери, но юная леди сдержалась-таки, хотя именно из-за этого плющевого засранца у неё с Роббом случилось «маленькое недоразцменице». Роза улыбнулась, показывая, что не видит ничего оскорбительного в словах Мандерли. И постаралась сразу же перевести всё в шутку по своему обыкновению.
- Лорд Крейн мне сказал, что Пакстер и правда перебрал вина, вот из него и полезла зависть, что он не так хорош в бою, как капитан моей гвардии, а мне повезло оказаться в таком интересном крае среди таких замечательных людей, как Вы, Винафрид, а его скоро потребует назад отец, и он будет вынужден трястись в седле целый месяц… Да и муж у меня прекрасный во всех отношениях, - чуть помедлив, добавила Маргери. Едва ли Винафрид поняла, какие наклонности приписывала плющевому рыцарю, но роза не могла удержаться.
- Надеюсь, Ваш дедушка не будет возражать, что Вы пригласили погостить нас. Обещаю к тому моменту отправить свою свиту обратно в Хайгарден, а сама буду тихой, как мышка, так что не доставлю слишком много проблем.

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-08-05 22:23:01)

+7

13

«После свадьбы», - такую фразу обычно говорят умудренные жизнью леди, когда видят, что молодая девица не слишком довольна общением с будущим мужем. Винафрид часто приходилось слышать ее, но она никогда не была сказана в ее адрес, поэтому девушка особо не задумывалась над смыслом, что укладывается в нее, а ведь есть над чем подумать, о чем расстроиться и даже всплакнуть. По сути, то это ведь не совет или лучик надежды в темном царстве, а ведь зашифрованное послание: «Смирись и прими свою судьбу, дитя». Теперь понятно, отчего ее возненавидела Лиесса, когда Винафрид из добрых помыслов решила подбодрить кузину и ляпнула что-то от том, что любовь не всегда приходит сразу, но она приходит и в браке, и Лиесса обязательно будет счастливой. Наверное, теперь кузина дни считает до приезда Вин, дабы отплатить за заботу. Ну и ладно, пускай себе злорадствует. Мандерли сильная девочка и сможет выдержать насмешки, а что касается Харионна, то кто знает, может, тот случай был однократным. Все-таки свадьба, все немного дали себе свободы, перебрали с вином, вот у кого-то язык развязался, а у кого-то кулаки зачесались. Да, пожалуй, все дело в вине, так что нечего преждевременно рисовать в головушке всякие страшные картины, а надо сосредоточиться над чем-то хорошим. Вот леди Маргери молодец, смогла разглядеть звезды в луже, Винафрид стоит следовать ее примеру.
- Что вы, – любезно запела северянка, решив, что они неприлично много уделили времени всяким и наследникам, так что нечего больше о них болтать. Не заслужили. – Мы всегда рады гостям. Для дома Мандерли всегда большая честь принимать Старков. Наверное, в честь вашего приезда мой лорд-дедушка устроит праздник, которого до этого не видела Белая Гавань и Север в целом, - говорила Винафрид без преувеличения. Лорд Виман не прославился, как великий воин, зато все на Севере знают, что лучшие пиршества в Новом Замке. «Жизнь коротка, так что нечего отказывать себе в веселье», - любит повторять себе лорд-дедушка и с ним сложно не согласится. К тому же они живут на Севере, здесь если ты сам не разукрасишь себе жизнь, то никто это за тебя не сделает. – И вам не обязательно вести себя тихо и незаметно. В Новом Замке любят смех и танцы.
«Нет, пожалуй, Гловер прав, мы все еще больше южане, чем северяне», - улыбнулась себе Винафрид.

+6


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Burlando si dice il vero [Винтерфелл. 18.06.298]