Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Semper fidelis [Хайгарден - 15.04.298]


Semper fidelis [Хайгарден - 15.04.298]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


Semper fidelis

Дата:
15.04.298 от З.Э.

Место:
Простор, Хайгарден

Действующие лица: Алан Крейн, Лорас Тирелл, Тайлер Рован

Краткое описание:
Для того, чтобы попасть в гвардию леди Маргери, необходимо пройти не только испытание мечом, но и хмелем.

Отредактировано Alan Crane (2018-03-27 14:42:57)

0

2

Алан очень хорошо запомнил тот день пару недель назад. Все началось с того, что Крейна, мирно дремавшего подле одного из деревьев в саду Хайгардена, разбудил один из слуг лорда Мейса. Запыхавшийся паренек, явно долго бегающий по саду, пояснил, что лорда Алого Озера вызывают на ужин, на котором собралась семья Тиреллов, причем он уже немного опаздывает. Тогда Ал неспешно поднялся на ноги и лениво направился в чертог, где его ожидало южное семейство – шатен предполагал, что там нет ничего важного, а его приглашение лишь формальность, поскольку  Мейс скоро отбудет в Королевскую Гавань, вот и решил попрощаться. Первые сомнения закрались в тот момент, когда, оказавшись в чертоге, он увидел за столом не только все семейство Тиреллов в полном составе, но и своего дядю Вортимера. Мастер над оружием всегда был в делах, редко выделяя хоть немного времени на праздность, поэтому его появление за ужином казалось несколько странным, но, опять же, Алан был уверен, что этот вечер – всего лишь прощание. Заметив железный взгляд дядюшки, Крейну пришлось учтиво попросить прощение за опоздание, сославшись на чрезвычайную занятость, после чего безмолвно занять место подле Вортимера. Вторым «звоночком» о том, что что-то здесь не чисто, было то, что весь вечер леди Алерия и леди Оленна бросали какие-то странные взгляды на Крейна, словно что-то их тревожило. Мужчина стойко выдерживал их, предпочитая делать вид, что ничего не происходит, концентрируясь на свежей курочке, лежащей у него в тарелке. Благо, вскоре Алан наконец получил ответ, что здесь происходит: лорд Мейс, после очередного бокала с вином, перешел к долгой тираде о том, что скоро леди Маргери отправляется на Север, где выйдет замуж за Робба Старка, и что для ее безопасности будет собрана особая гвардия из лучших бойцов Простора – приглашения уже разосланы и первые рыцари пребудут в Хайгарден уже завтра. Все это время Ал чуял, что что-то Мейс утаивает, но все встало на место, когда лорд Тирелл закончил он свою речь тем, что у любой гвардии должен быть капитан и им назначается Алан. Крейн прекрасно помнил, как в ту секунду подавился куриной ножкой, как у леди Маргери чуть не пошла носом вода, как леди Алерия и Оленна синхронно закатили глаза, а все братья Тирелл как по команде засмеялись...
***
Жизнь в Хайгардене кипела. Причем народ разделился на два лагеря: половина занималась подготовкой всего к «свадьбе» леди Маргери, к отъезду членов семейства Тирелл и прочей ерундой, а вторая половина помогала с организацией отбора рыцарей в гвардию юной розочки. Рыцари, оруженосцы, пажи, строители, кузнецы, конюхи – все были заняты, никто не сидел на месте. Кроме Алана, который наблюдал за всем этим хаосом с флегматичным взглядом лежа между веток дерева, понимая, как люди любят из всего делать фарс и суету. Два дня назад только отгремел турнир, наспех организованный лордом Мейсом, в результате которого было выбрано приличное количество бойцов, достойных претендовать на звание гвардейца. Теперь же начинался второй этап отбор – личные поединки. Крейн думал-думал и понял, что единственный критерий, по которому он может удостовериться в профпригодности воина – это лично посмотреть, что он умеет, как он ведет во время боя, перед ним и после. Насколько он умело владеет оружием, эмоционально ли он устойчив, как воспринимает поражения, как относится к насмешкам и издевательствам во время сражения – в общем, все необходимые качества для настоящего бойца. Алан предполагал, что на Севере может неожиданно стать жарко, поэтому для защиты леди Маргери нужны те люди, которым можно доверять. А таких мало, особенно среди рыцарей, большая их часть – надутые индюки, поэтому мужчина пообещал себе, что отбирать воинов будет жестко. Так и сидел Крейн на дереве, размышляя о вечном, пока его там не нашел Вортимер, напомнивший, что пора начинать - пространство для спаррингов уже организовано, а рыцари чуть ли не в очередь выстроились. Пока они шли к организованной «арене», Мастер над оружием напоминал Алану, как он должен себя вести, что его задача – это лишь проверить навыки воинов, а не избивать их. «Пф, еще чего», - думает Ал, закатывая глаза, за что получает подзатыльник от Крейна-старшего.
— Лорас, ты чего такой напряженный? За сестренку волнуешься? – вопрошает лорд, когда подходит к месту проведения боев и находит там младшего сына Мейса. Неожиданно в голове у андала появляется интересная идея. – Раз уж ты здесь, не хочешь мне помочь и взять на себя часть гвардейцев? Ты же у нас талантливый паренек, что думаете, дядя Вортимер? Отсеешь тех, кто совсем плох. А тех, кто хорошо себя проявит – отправишь ко мне. Ладушки?
Сказав это, Крейн хлопает Лораса по плечу, мол, думай, но помощь твоя не помешает. Алан перепрыгнул через ограждение арены, а  затем взял затупленный стальной меч, переданный дядей Вортимером. «Топоры мне не разрешили», - с сожалением цокает языком Ал, краем глаза замечая свое любимое оружие на столике неподалеку. Вскоре напротив андала встает совсем молодой паренек, уже держащий в руках оружие. Крейн щурит глаза, поворачивается через плечо, глядя на Мастера над Оружием.
— Эй, дядюшка, это твой оруженосец, о котором ты столько рассказывал?
Получив утвердительный кивок, Алан встает в боевую стойку, а на губах появляется заинтересованная ухмылка. Шатен был наслышан о своем нынешнем противнике, поэтому решил держаться серьезнее – ошибаться не стоило.
— Побеждает тот, кто выбьет оружие из рук противника. Твоя задача – не победить меня, а показать все, что ты умеешь... Ну, и не проиграть за пару ударов, - мужчина подмигивает визави, а через мгновение уже срывается с места, атакуя первым.

Отредактировано Alan Crane (2018-03-27 19:25:40)

+9

3

Сидевший во дворе Лорас напряжённым взглядом наблюдал за творившимся вокруг хаосом: все были заняты своим делом. Мейс Тирелл перед отъездом действительно умудрился собрать в Хайгардене всех более-менее талантливых рыцарей Простора, и теперь эта весьма приличная толпа показательно готовилась к личным поединкам, в ходе которых и должны были определиться те, кому выпадет честь войти в личную гвардию Маргери. Перспективой сопровождать дочь грандлорда польстились многие: мало кто был в Винтерфелле, а уж свадьба Маргери обещала быть событием знаковым и пройти богато, Мейс Тирелл никогда не скупился на организации важных мероприятий. Отбор должен был проводить лично Алан - ему командовать, ему и людей подбирать. И именно этого шоу и ждал Лорас, окидывая оценивающим взглядом претендентов.
Обидно: он вернулся из Штормовых земель для того, чтобы сопровождать Маргери на свадьбу с Роббом Старком, а на деле вышло лишь пару недель погостить в родном Хайгардене, и снова собираться в дорогу, на этот раз в Королевскую Гавань. "Вот я там зачем нужен?" Очевидно же, что не всем к определённым годам повезло сохранить рассудок - Оленна Тирелл, к примеру, и в своём почтенном возрасте соображает лучше, чем половина лучших умов Вестероса вместе взятых, а вот Серсея этим похвастаться не может. Случайные требования, безумные и нелогичные... Королева ведь не может верить в то, что Тиреллы просто возьмут и выполнят все её хотелки? Или она мало сталкивалась с леди Оленной? Соскучилась по всей семье грандлорда Юга и теперь желает лицезреть их воочию? Это, собственно, единственное, чего у Серсеи получится добиться, всё остальное Тиреллы оспорят, не исключено, что ещё и наживутся на глупости одной отдельной львицы. Но время потеряют, и свадьбу Маргери пропустят. Семеро, обидно-то как...
Алана на роль командующего гвардией Маргери выбрали неслучайно: мало быть хорошим бойцом, нужно быть ещё и особенным человеком, доверенным лицом Тиреллов, причём всех сразу. И если отец выбирал исходя из случайных, зачастую не имеющих к логике никакого отношения доводов, то остальные члены семьи были в общем-то единодушны. Бабушка, конечно, высказывала опасения насчёт поведения Крейна, в точном следования этикету Алана обвинить сложно, но предлагать других вариантов не стала. Похоже, лучшей кандидатуры у неё не было, а при леди Оленне и лорд Алого озера старался лишний раз не шутить. Услышит старушка - и шутканёт в ответ, а уж затыкать рты окружающим неофициальный матриарх Дома умела.
Выражение лица Крейна в тот момент, когда он впервые услышал о своей новой должности, было бесценно. Такого Алан точно не ожидал - подавился едой и закашлялся, спасибо, что не задохнулся, нового командующего выбрать было бы тяжело.
"И чёрт дёрнул отца в столицу", - в который раз за последние сутки думал Лорас, хмуро смотря за чужими сборами. Мейс Тирелл снова превзошёл себя, ну вот почему он не унаследовал хотя бы частичку красноречия и изворотливости матери? Вообще дети леди Оленны крайне мало взяли от Королевы шипов, неудивительно, что она души не чаяла во внуках. Хотя им тоже доставалось, ровно как и слугам, многочисленным дальним родственникам и вассалам. Лорас, пожалуй, только в адрес Уилласа давненько критики со стороны бабушки не слышал. И Маргери, разумеется, единственная любимая внучка, на которую Оленна всегда возлагала столько надежд.
А потом решила отправить на Север, и кто знает, чем это обернётся.
В связи с последними опрометчивыми действиями Мейса сопровождать Маргери никто из её ближайших родственников не будет. Выходит, Алан ей в Винтерфелле заменит и отца, и братьев, и бабулю. Такое важное события для всей семьи и в особенности для любимой сестры, а Лораса рядом не будет по глупости отца и самодурству Серсеи.
Будут ещё вопросы, почему Тирелл весь день пребывал в дурном настроении? Нет? Вот и славно.
Нет, всё-таки будут. К Лорасу бодрой походкой подошёл Алан, весь в предвкушении от грядущих пускай и тренировочных поединков.
- Как будто у меня нет повода, - Тирелл в неопределённом жесте пожал плечами, но с насиженного места поднялся. Чем просто обо всём происходящем думать, лучше заняться делом. Как бы сильно не накосячил Мейс, свадьба Маргери всё равно состоится, и сроки уже установлены.
В толпе мелькнула холёная физиономия Пакстера Кидвелла - Лорас встретился с ним взглядом, едва заметно улыбнулся, и оруженосца как ветром сдуло. "Неужто и вправду на Север хотел напроситься Маргери сопровождать?" Вот отчаянный малый. Или всё-таки безмозглый? Пожалуй, второе больше соответствует действительности.
Первый этап отбора продлился до самого вечера: претендентов было много, оценить способности каждого из них за день не представлялось возможным. Несколько человек из тех, с кем сражался Лорас, показались ему воинами весьма умелыми, этих людей Тирелл запомнил, их стиль ведения боя - тоже.
Отвлечься получилось, хандра и раздражение отступили. Под вечер настроение Лораса вернулось до своей обычной отметки: Серсею уже хотелось не медленно расчленить, а просто выкинуть с балкона.
- Как успехи? - спросил Тирелл у Крейна, кивнув на группу уже показавших себя сегодня рыцарей.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-03-29 11:17:56)

+11

4

   Не сказать, чтобы Тайлер хотел стать гвардейцем. Возможно, когда-то давно, еще тогда, когда королем был Эйрис Таргариен, он и мечтал носить белый плащ и жить в Белой Башне Красного замка, деля ее с пятью братьями и лордом-командующим, отцом и богом для всех них. Маленькому Таю тогда казалось, будто его готовят только для самых лучших рыцарей, этаких идеальных защитников без страха и упрека, каким и хотел стать мальчик. Но мечтам едва ли суждено было сбыться: отец еще тогда довольно строго запретил даже думать о таком. Это было жутко обидно, но с возрастом он понял, что бело-золотой плащ у него уже есть, да и башня в замке тоже, а идеальным рыцарем можно стать просто так, не охраняя короля и всю его чету. Да и в самой Королевской Гвардии не все было так хорошо и замечательно, как казалось; после выходки Джейме Ланнистера она уже не была тем местом, куда стремился Рован. Теперь же он думал, что любая гвардия, место на Стене или даже титул кастеляна замка были почетны разве что для худородной знати или младших сыновей.
   И все же, Тайлер был здесь.
   Он прискакал в Хайгарден почти сразу, как только получил письмо, оставив себе на раздумья лишь один день. Если бы он не оставил даже дня, то это был бы вовсе не Тайлер; но ему хватило несчастных суток. Отец отговаривал его: не дело, дескать, молодому наследнику идти в столь дальнее королество, всё-таки не прогулка, всякое может случиться. Сын понимал своего лорда-отца, всё-таки готовить нового наследника слишком уж трудно и долго, а в Тайлере качеств хорошего лорда было поболе, чем в младшем брате. Мама не была против такого путешествия, но она женщина спокойная и не любящая споры, и отца переубеждать ни в чем не стала. В такой, казалось бы, патовой ситуации, вовремя помог мейстер, вспомнивший о том, что не так давно к Хранителю Севера в тот же самый Винтерфелл отправился сам Король Роберт. Раз он остался жив, такой пьяница и обжора (да простят меня Семеро), в такой длинной дороге, то молодой и сильный Тайлер точно со всем справится. У отца было не так много аргументов – всё-таки он знал все навыки сына, – а мама робко заметила, что в таком пути он мог бы найти, наконец, невесту. Да и Тайлер пока не собирался умирать, а его умение сражаться только этому способствовало. Так что, еще некоторое время задумчиво погуляв по яблоневым садам Рощи, юный рыцарь все же принял решение отправляться в Хайгарден.
   И снова один день, чтобы приготовиться. Он был одним из самых первых прибывших, потому что до замка Тиреллов до Золотой Рощи было рукой подать, особенно на быстром корабле из «флотилии» Рованов. Рыцарь жутко нервничал, боясь опоздать, но прибыл в аккурат под начало турнира, ко всей этой суматохе, охватившей всех в замке и на лугах рядом. Даже горожане, особенно дети, бросали свои дела и направлялись смотреть на рыцарей, тренирующихся рядом с недостроенной ареной. Один денек, чтобы промять уставшие от речного спуска мышцы и восстановить силы сном после. Жаль, не было с собой постоянного оруженосца (потому что его вообще не было), но с их ролью вполне справился временный – один из кузенов со стороны матери, Денис Редвин. Он, бывало, помогал молодому рыцарю в турнирах, которые иногда случались в Просторе, и Тайлер был ему очень благодарен. Правда, на Север ехать с рыцарем он не смог, потому что его не отпустил его наставник. И, снова, жаль. Но да ладно, это пережить еще можно. Ему еще ехать через половину Вестероса, может, найдет кого-нибудь.
   Как и ожидалось, турнир был выигран. Не сказать, что победа далась легко – вот, например, когда он выбивал Хамфри Хайтаэура из седла, то щепка из их столкнувшихся пик неудачно залетела под забрало прямо в левый глаз. Она была маленькая, но зато боль ощутимая. И, как назло, когда он спускался с коня, то по привычке развернулся левой стороной к коню и, невидя, что запутался в стремени, резко дернул ногу. Как итог, растяжение. Куда смотрел Денис, совсем неясно, но по шее он получил. Возможно, зазря, но он оруженосец или кто? Ему и получать. Ладно хоть глаз остался цел, после такой боли синяки да ушибы уже даже не чувствовались.
   За два дня стало получше, только глаз все еще болел и читать было почти невозможно, а в ноге еще сохранялись неприятные ощущения. Благодаря мейстеру, все уже было залечено, но лишний раз к помощи разных трав Тайлер решил не прибегать. Кто же знал, что будет еще схватка мечников? Да и кто ее проводит после турнира? Видимо, отбор и впрямь делали наспех. Когда прибежал Денис, мол, милорд Крейн зовет во двор, Рован суетливо собрался и надел более легкие темные доспехи для схваток. Защищали они не так, как тяжеленные эмалированные латы, но для фехтования хватает. Подвижности дают больше, а удар оружия не тяжелее топора вполне держат. Булава и, тем паче, «утренняя звезда» расколет их как орех, наверное, но Тайлер не собирался проверять на себе.
Во дворе было также шумно, людно и оружно, как и в последнее время, даже громче. Уиллас, небось, и вовсе готов уже повесится от такого безумства вокруг. Рован был с ним солидарен, мечтая, чтобы все уже закончилось. Оставалось лишь преодолеть последний рубеж. Рыцарей пока было немного, но сир Вортимер уже собрал всех и расставил по очереди, отчего все еще бездельничали. Гарлан и Лорас тоже были тут, Рован кивнул им в знак приветствия, каки еще некоторым из знатных сиров. Немного потеснив Хамфри Хайтауэра, он разговарился с ним, ожидая хоть чего-то, чтобы понять, зачем он пришел так рано. Не прошло и полгода, как между разговорами о погоде и здоровье вдруг затесался громкий крик Вортимера Крейна, призывающего своего бывшего оруженосца подойти к нему. «Наконец-то, – проскочили радостные мысли, – Наконец-то они созрели!». Яблоки со самых старых деревьев и то быстрее думают, расти им или нет. Попрощавшись с Хайтауэром, он пошел к центру двора, в самое солнце, и взял тренировочный меч из рук мастера над оружием. Слишком тяжелый и неудобный для простого куска затопленного железа, он не казался оружием для схваток. Разве мы не до первой крови, как обычно? Ну и зачем я доспехи надевал? Обидно, досадно, но ничего не поделать. Правилам надо подчиняться.
   Пока сир Вортимер и, по-видимому, Алан Крейн, капитан гвардии и лорд Алого Озера собственной персоной, обменивались любезностями и заставляли Лораса сделать что-нибудь полезное, Рован успел порядком заскучать. Быть тут, в центре внимания, и вовсе не улыбалось, так еще и задерживают. Хотелось побыстрее проявить себя и уйти, и будь что будет. Настроение было на редкость пессимистичное, ведь про Крейна он уже наслушался всякого. Конечно, в том, что он был где-то в Эссосе и даже воевал там, сомневаться не приходилось, но все же фехтовать с ним было немного страшно. Тайлер еще не видел эссоских стилей боя, только оружие, так что подобная боязнь была оправдана. Наемники не знали законов чести, и лорд Алан, вставший сейчас перед ним, явно не рыцарь. На первую фразу – явно язвительную, но направленную со скрытым умыслом – заставить Тайлера еще больше нервничать и делать ошибки, стараясь не упасть в грязь лицом перед наставником – он ничего не ответил, но вот вторую мимо ушей пропустить не смог.
Я должен показать все, что умею, используя вот это? –  со снисходительной усмешкой произнес молодой рыцарь, все же приготовившись к бою... И не зря. Помни, у наемников нет чести, – эхом отдались слова сира Вортимера, сказанные давным-давно, так что рыцарь приготовился к ударам ниже пояса, особенно по больной ноге. Рован сразу же отпрыгивает влево по касательной уводя меч врага в другую сторону, но момент для контратаки пропущен. Теперь настало время кружиться, как в вальсе, исполняя подобные ему пируэты. Тайлер, отступает боком, держась ровна перед соперником. Ноги чуть согнуты в коленях, спина так же едва-едва сгорблена, меч выдвинут подальше. Удар, еще удар, из-под мечей изредка вылетают искры. Лязг стали о сталь быстро разнёсся по двору, гулко отлетая от стен, но сейчас для Тайлера существовал только он сам и Алан. Меч, ставший продолжением руки, пытается проломить каменную защиту Крейна, но это не просто. Журавль против Рябины, вот потеха. Когда-нибудь сочиню об этом стих. На лицо намертво приклеивается ухмылка, расслабляющая мышцы лица, и это вправду успокаивает. Тайлер начианет чередовать резкие уколы с тяжелыми рубящими ударами, нанося их то сверху, то снизу. Безумно хотелось ударить по голове, но это у Алана только первый бой, ему потом весь день с головной болью ходить будет невесело. Рубящий сверху по правому плечу, длинный «дзиииииннннь», Рован отпрыгивает назад, потом сразу вперед, не желая отступать. Снова рубящий, но с длинным замахом и снизу. Их мечи то соприкасаются, то расходятся, как Блэквуды и Бракены. Пара мгновений, чтобы отдышаться. В это время нужно быть особенно внимательным, и Рован пытался – смотрел четко в глаза, следил за мелчайшим движением меча, и потом снова напрыгивал, используя постоянный натиск как главное оружие. Все время казалось, что лорд вот-вот выдохнется, и тогда победа снова будет за рыцарем... Как и всегда, почти.

Отредактировано Tyler Rowan (2018-03-30 09:32:40)

+10

5

Где-то в глубине души Крейн все еще сомневался во всем этом мероприятии. Набрать пятьдесят рыцарей, организовать их, познакомиться, в идеале – подружиться, стать их капитаном, создать крепкие узы товарищества, а затем всей этой дружной толпой обняться и шагать на Север, чтобы там выдать замуж дочь лорда Хайгардена. Все в ускоренном темпе и кратчайшие сроки – сказка, а не задание, чего только не взбредет в голову Мейса Тирелла. И что-то Алана терзали смутные сомнения по поводу того, сможет ли он выполнить это задание, ибо какой из него капитан? Да, он верен своему сюзерену, да, он готов сражаться и убивать за леди Маргери, да, он может справиться с оравой мужиков, во всяком случае, построить и выбить из них дурь, он сможет, но разве глава гвардейцев не должен обладать еще какими-то дополнительными навыками? Дискуссионный вопрос, конечно, но не подходи Ал от слова совсем, его бы кандидатуру и не выдвинули бы. Поэтому все было странно. Однако мужчина все же рассматривал это как некоторую потенциальную авантюру, интересное задание, с которым он сможет справиться, ведь как иначе? Алан отгоняет прочь эти мимолетные мысли, вспоминая, что он, между прочим, на поле боя.
Крейн ненапряжно выбрасывает вперед правую руку с мечом, проверяя реакцию мальчишки – тот без лишних сложностей парирует, но не атакует в ответ. Алан выворачивает кисть, атакуя снизу вверх, а затем, когда Рован отражает и эту атаку, мужчина просто начинает наносить удар за ударом, продолжая наседать на своего оппонента. «Держится молодцом, рефлексы хорошие, реагирует быстро, атаки не пропускает, посмотрим, какой ты в нападении, не помешает ли тебе твоя нога», - думает про себя Крейн, помня слова Вортимера про то, что он должен проверить их навыки, а не красоваться своими. Алан на мгновение перестает напирать, вставая в защитную стойку и подмигивая Тайлеру, мол, давай, твой ход. Ему хотелось проверить, каков этот худенький паренек в атаке, вдруг, только свои пируэты крутить и может, красиво отбивая атаки. Но нет, Крейн ошибся, Рован оказался хорош – удары были быстрыми, комбинированными, пусть и немного предсказуемыми, но это нормально, рыцарское искусство вообще не блещет неожиданностями. После долго обмена атаками, Ал все же пропускает удар. Губы невольно искривляются в усмешке, после чего мужчина решает, что надо бы не только заинтересованно наблюдать, но и самому сражаться! Разойдясь, они взяли секундную передышку, во время которой Крейн начал размышлять над тем, как бы завершить этот бой. «Улыбается еще, ишь какой», - довольно подмечает про себя Алан и сам расплывается в улыбке. Вот такой настрой ему нравился, парнишка молодец. Мужчина еще раз оглядывает его с ног до головы, после чего, хитро прищурившись, слегка приседает, напружинив ноги. Несколько мгновений они так и смотрят друг на другу, давя улыбка на лицах, но потом Крейн все же срывается с места. Он видит, как Тайлер собирается выставить блок, сам уже собирается выбрасывать руку с мечом, но в последний момент начинает тормозить, вместо атаки мягко отскакивает в сторону, обходя противника с правой стороны и рывком максимально сокращая дистанцию с ним, чтобы не дать тому пространства для контратаки. Пользуясь травмой Рована и, связанными с ней проблемами с маневренностью, андал наносит удар вблизи с полуоборота, отбивая меч Тайлера в сторону, затем переносит вес на правую ногу, ударяя паренька плашмя по груди, сбивая того с ритма. Тот не сплоховал, моментально контратаковал, но несколько неловко, поэтому Алан смог присесть и, уклонившись, выбросить вперед левую ногу, жестко подсекая Рована, метя в травмированную конечность. Молниеносно поднимаясь, Крейн быстро разворачивается, наступает на тренировочный меч рыцаря, а свой клинок приставляет к горлу того. Взглядом он указывает на оружие, которое мальчишка все еще сжимал, помня о правилах боя. «Упертый, зараза», - мысленно усмехается Алан, ожидая, когда тот все же сдастся. В конечном итоге, стальная хватка разжимается, меч оказывается на земле, а мужчина, довольно хмыкнув, протягивает руку Тайлеру.
— Очень хорошо. Вали отдыхать, а то ты тут не единственный, - с усмешкой говорит Алан, помогая оппоненту подняться на ноги. Похлопав того по плечу, шатен с хрустом разминает шею, поворачиваясь к толпе рыцарей, что ждала за пределами арены. - Ну что, так и будете там стоять, поросятки?! Следующий!
***
Крейн сидел на лавочке в трапезной Хайгардена, похлебывая эль и обдумывая сегодняшний день. Испытания длились до вечера, ибо рыцарей было очень, да еще и большая часть из них умела что-то большее, чем просто держать меч в руках, поэтому бои периодически затягивались. Алан получил пару довольно болезненных ударов, но, в целом, был доволен. Немного утомлен, но доволен – давненько у него было столько боев подряд, да еще и с не самыми дурными оппонентами. Вортимер заранее сказал, что непосредственный отбор будет проходить в два, а то и три дня, поэтому было решено, что андал проведет сражения с первой группой бойцов, вторая группа – одобренные Лорасом – будут уже завтра. Все, кто не успеет, еще через день, ибо бои должны быть для них серьезным испытанием, а пинать утомленного после доброй сотни сражений Алана – такое себе мероприятие, надо все же дозировать удовольствие. Мастер над Оружием разрешил бойцам, прошедшим схватки с лордом Алого Озера, вечером выпить и отдохнуть, всем остальным, даже оппонентам Рыцаря Цветов, строго запретил, иначе лично выбьет из них дурь. К счастью, на Крейна данное правило не распространялось, да и не страдал тот от похмелья, поэтому мог себе позволить расслабиться. Для прошедших испытание мечом в трапезной накрыли стол, за которым молодые (и не очень) рыцари сидели, ели, выпивали и обсуждали собственные успехи, Алан же сидел подальше от них, наблюдая. Ему было интересно, как они держатся «в миру», каково их поведение, насколько они сейчас будут бахвалиться, не перейдут ли к спорам и конфликтам. Услышав знакомый голос, мужчина поворачивает голову в его сторону.
— Ну, я думал, что все будет несколько хуже, - честно заявляет Крейн, усмехаясь. – Много способных, парочка была очень даже хороша, но некоторые – совсем грустно. Представь себе, один начал возмущаться, что я сражаюсь не по-рыцарски, - Алан рассмеялся, вспоминая бойца, которого он за шкирку выкинул с арены, параллельно объяснив, куда ему надо пойти. – А у тебя как? Мне завтра с твоими сражаться, надеюсь, убогих ты ко мне не отправишься.
Ал был наслышан про талант молодого рыцаря, но их совместные спарринги были немного странными. Отличался стиль боя, комплекция, даже стратегии атак – короче говоря, буквально все, поэтому они могли разве что выйти, помахать оружием, а потом разойтись, так и не проведя серьезное сражение. Крейн делает большой глоток эля, допивая содержимое кружки, которую с грохотом ставит на стол.
— Малыш, а не хочешь мне еще кое с чем помочь? Не могу же я гвардейцев только по умению махать мечом отбирать. Нужно же еще и узнать, кто из чего сделан... А ты вроде как красноречивее меня, - Алан понимает, что его поток сознания мог быть не понят Лорасом, поэтому просто поднимается с места, кивая тому в сторону. – Короче говоря, пошли, сам сейчас все поймешь.
Лорд лениво потягивается, прохрустев закостенелой спиной, после чего вольной походочкой направляется к столу, за которым сидели потенциальные гвардейцы. Взглядом найдя нужный ему затылок, Алан обходит стол, оказываясь вместе с Лорасом напротив Тайлера. Стукнув по плечам двух бойцов, сидящих на лавочке, он жестом просит освободить их места для себя и Тирелла, после чего присаживается, опираясь на деревянный стол локтями. Он заглядывает в глаза Рована.
— Ну что, малыш, ты был сегодня хорош, но только этого недостаточно. Расскажи-ка нам, зачем тебе вообще все это? Почему ты, наследник своего дома, хочешь свалить на Север, где можешь провести кучу времени, просто наблюдая за тем, как дочка лорда Тирелла играет в счастливую семейную жизнь? Ты же понимаешь, что просто так ты не сможешь взять и свалить обратно в теплые края, где тебя, красавчика, будет любить куча девок?
Крейн отличался порой излишне резкой манерой разговора, ибо не понимал, зачем эта чрезмерная любезность, особенно когда речь идет о чем-то серьезном. Для этого ему и нужен был Лорас, который мог сгладить углы, а также узнать, кто идет сопровождать его сестру.

Отредактировано Alan Crane (2018-04-02 23:40:26)

+7

6

Учёные люди говорили, что в своём принятии неизбежного человек проходит пять последовательных стадий. Трактатов на эту тему было написано много, "премудрые мыши", как называла мейстеров Оленна Тирелл, тратили на изучение вопроса уйму времени и только переводили бумагу, с каждым годом пачкая чернилами всё больше листов своими рассуждениями. Несло ли их занятие практического смысла? По всей видимости, нет.
Как бы то ни было, но каждый человек по-разному переживает сложные периоды в жизни, но так или иначе все пять стадий проследить было можно. Проходили эти этапы по-разному и занимать могли бесконечно много времени. Лорас мудрёных философских трактатов не читал, но в очередной раз сломал систему: все пять стадий он прошёл буквально за один день. Отрицание заключалось в споре с бабушкой и тщетных попытках доказать, что не сдался королеве третий сын в столице, вполне можно обойтись старшими братьями, обладающими реальной властью. Гнев - на отца и, в большей степени, на Серсею. Торг - больше с самим собой и соображениями на счёт того, а не получится ли быстро смотаться в Гавань, а потом всё равно успеть на свадьбу Маргери. Может, и успел бы, обладай окружающие присущей младшему Тиреллу скоростью, только вот он в семье такой торопливый один. Депрессия - если состояние Лораса можно было так назвать - проявилось разве что в хлопнувшей за его спиной дверью и отстранением от всех родственников сразу на целых десять минут. Затем, в конце концов, наступило принятие, последовал разговор с Маргери, как всегда, взаимнолюбезный, а на этом цикл был окончен.
Изменить уже ничего не получится: что толку мысленно ругать отца, сунувшегося в столицу и не сумевшего ничего противопоставить рычащей Серсее? Лорас гораздо больше удивился бы, сумей Мейс отстоять свою позицию: особым красноречием глава Дома не отличался, а уж перед активным напором, который наверняка продемонстрировала королева, и вовсе растерялся. Неудивительно, что у Тиреллов все более-менее важные вопросы обычно решали бабушка и Уиллас, у них проблем Мейса не было, в неразумности или растерянности этих двоих обвинить сложно.
Может сложиться впечатление, что Лорас отца тихо ненавидел - и это не имело ничего общего с реальностью. Просто место Мейса Тирелла было в Хайгардене, не всем же суждено быть великими интриганами и политическими деятелями? Грандлорд как умел заботился о семье, и искренне любил разного рода развлечения - что удивительно, умудрялся не переходить черту и оставлял Простор в плюсе, в отличие от короля Роберта. Случайность? Едва ли. Вмешательство бабушки? Не без этого, конечно, но обладай Мейс непреодолимой безграничной любовью к непомерному транжирству, Простор давно сам бы занимал денег... да у всех подряд. История не один раз доказывала, что даже самые богатые семьи и Дома могут очень быстро разориться, превращаясь в вечного должника что союзных кланов, что банка.
- Я так и понял, - усмехнулся Лорас, - выглядишь помято. Загоняла молодёжь?
"Не по-рыцарски", - Тирелл улыбнулся, отпил вина. Претендент на место в гвардии Маргери нашёл, что сказать, а главное, кому - они что, совсем не знали, под чьё командование поступят? Крейн мало того, что сам не рыцарь, так ещё и был невысокого мнения о тех, кто бахвалился одними только шпорами. Лорас к этому мнению относился спокойно, даже поддерживал Алана в некоторых его высказываниях насчёт зазнавшихся типов, но со шпорами. Крейн не совсем так говорил, но повторять всё за лордом Тиреллу не позволяло воспитание.
Алан рассуждал верно: одного титула мало для непомерного роста эго, в конце концов, рыцарей в Вестеросе не мало, это не уникальное звание. Кажется, северяне примерно также думают? Может, Крейну там даже понравится, он вообще-то легко находил общий язык с разного рода личностями, в том числе, сомнительными.
- Особо нежные заявили, что не хотят участвовать в личных поединках в два этапа, - Тирелл пожал плечами. Некоторых рыцарей возмутило, что кому-то удалось показать свои навыки в бою с Аланом, который и принимал окончательное решение насчёт (не)пригодности конкретного оппонента для путешествия на Север, а другим предстояло для начала поучаствовать в первичном отборе, который осуществлялся Лорасом. Тирелл этим претендентам тут же вежливо показал, где находится выход, и дело не только в том, что людей с непомерным, но ничем не объяснимым самомнением он недолюбливал. По чьей инициативе прибывших в Хайгарден рыцарей разделили на группы и поручили проверку способностей одной из них Лорасу? Идея принадлежала Алану, будущему командиру тех, кому примут в гвардию. А есть ли смысл проверять навыки тех, кто сразу сомневается в решениях командующего, так ещё и отказывается выполнять распоряжения? Тирелл считал, что это было бы пустой тратой времени - для сопровождения Маргери требовались не только умелые бойцы, но и адекватные люди.
Следующее предложение Алана Лорас не понял, точнее, посыл ему был ясен, но к чему ведёт Крейн? Он собрался отобранным для гвардии ещё одну проверку устроить? Тирелл, всё так и сжимая кубок в руке, пошёл за Аланом, ожидая обещанных объяснений.
- Тайлер, - кивнул Лорас рыцарю, который появления перед собой такой компании явно не ожидал, а уж диалогов на высокие темы - тем более. Некоторое время молчал, слушая речь Алана, потом усмехнулся. - С твоим красноречием только к королю на аудиенцию, - затем снова повернул голову к Тайлеру. - А если серьёзно, как тебя лорд Рован отпустил? Вернёшься ты не раньше, чем через три месяца.
И это ещё оптимистичный срок, а Тайлер всё-таки наследник, ему ли исчезать из дома на такой приличный срок ради сомнительного удовольствия посмотреть на снег да полюбоваться свадебной церемонией?

Отредактировано Loras Tyrell (2018-04-04 11:07:44)

+12

7

   Тайлер любил защищаться больше, чем нападать. Отчасти потому, что так было гораздо легче – тем более в латных доспехах, – отчасти из-за того, что парирование у него выходило лучше всего. Для рыцаря и мечника Рован был несколько худощав, а его превосходные навыки обороны почти всегда позволяли выигрывать даже более «мясистых» противников, чем Крейн. Да и гвардеец ведь нужен, чтобы защищать, верно? Вот Рован и играл от крепкой обороны, предпочитая выматывать противника в любом сражении, а после – мягко и нежно наносить победные удары, вызывая аплодисменты и свист толпы турнирных зевак. Но сейчас он захотел быстрой победы, за что и поплатился – нужно все делать размеренно и обдуманно, особенно если у тебя болит нога. Удары оказываются слишком топорными, не столь изящными, как хотелось бы, и предсказуемыми – Тайлер все не мог сосредоточиться, отвлекаясь то на зудящую боль в глазу, то на резкую – в ноге. На душе становилось еще более мерзотно от осознания того, что он проигрывает бывшему наемнику, который учился сражаться по ту сторону Узкого моря. Но, все же, от своей легкой неуклюжести удары не становились хуже, поэтому несколько их Крейн все же схватил.
   После секундной передышки схватка пошла с новой силой. От улбыки не осталось ни следа, лицо выказывало лишь напряжение. Крейн, наверняка знавший о травмах Тайлера, пытается обходить слева, но рыцарь все время поворачивается, держа соперника перед собой, отсупая то вбок, то назад. Увы, Алан ложной атакой сбивает Рована с толку и подходит слишком близко, да еще и с уязвимой стороны. Меч уходит в сторону, но правая рука крепко упирается в навершие и не стремиться его терять, в то время как левой, защищённой латной перчаткой, рыцарь ударяет Крейна, отталкивая, а затупленным острием пытается с размаха добавить туда же. Получилось не так быстро – всё-таки удары соперника оказались вполне ощутимы, – и меч лишь скользит по плечу, не оставив даже глухого звука попадания. Лишь противный легкий скрежет металла о металл. Но уже через мгновение было не до него – ногу (вернее, обе, но левой больнее) пронзила острая боль, и он завалился на спину, не в силах удержаться на земле. Еще через секунду он уже ощущает ледяную сталь у горла и неясную тяжесть, будто меч стал весить гораздо больше, правой рукой. Разум уже просчитывал варианты, как выбраться, но взгляд Алана дал понять – никак. С клинком в руке, по крайней мере. Будь это реальный бой, Тайлер был бы мертв... Отличное начало дня.
Спасибо за схватку, – дежурно цедит сквозь зубы Тайлер, поднимаясь. Одобрения Журавля только усугубляли привкус поражения. Да уж, давненько его не скидывали с пьедистала победителя. На редкость неприятное чувство, особенно когда вокруг то и дело слышно смешки и видно ухмылки. Подволакивая подвернутую ногу, он, не без помощи Редвина, покинул арену, решив, что пара часов сна не помешает. Следующим был Хайтауэр, и Тайлер надеялся, что этот уж точно задаст Крейну жару.

***

   В трапезной Хайгардена, по обыкновению, было шумно. Великий чертог замка был почти всегда закрыт за ненадобностью, и открывали его только для очень-очень большого наплыва гостей. На памяти Тайлера, такое случалось лишь три раза, когда приезжал венценосный Роберт или его брат, Ренли, когда путешествовал по Дорнийским Маркам. Все визиты обычно сопровождались долгими пирами, охотами и турнирами, и Хайгарден просто не мог быть не наполнен различными лордами и рыцарями. Но покуда Рован был оруженосцем сира Вортимера, то внутрь его не пускали, и пировал он вместе с другими эсквайрами во дворе. Сегодня он попал сюда впервые, и... Не сказать, что раньше он многое терял, не находясь здесь. Зал как зал, красивый, украшенный резными колоннами и картинами о великом прошлом Простора. Но раньше он представлялся чем-то недоступным, недосягаемым, и оттого – прекрасным. Но не сказать, что Рован был разочарован – еда и выпивка была на редкость вкусной, а разговоры с рыцарями – увлекательными. Рован на этот раз с сиром Вилламом Уитерсом и наследником лорда Футли. За бокалом вина они с жаром спорили о победах в том или ином турнире,  вспоминали дни, когда были еще оруженосцами – в общем, веселились. Потом они еще успели обсудить свои схватки с Крейном и гадали, стоит ли такому «неблагородному» воину возглавлять гвардию самой леди Тирелл. Уитерс, самый опытный рыцарь Тиреллов, предлагал свою кандидатуру, но Футли был уверен, что для охраны не понадобились бы лучшие из лучших. Тайлер, пытавшийся вначале отстоять назначение Алана – не зря ж его выбрали Тиреллы? – плюнул и, покинув спорящих, поковылял к столику с Хайтауэром и Артуром Хантом, оживленно ведущих разговор о дамах. Рована приняли довольно тепло, и с шутками да прибаутками они стали делиться с друг другом о вкусах к прекрасному
   Поганое настроение быстро улетучивалось, и они разговаривали так едва ли не полчаса, пока не пришли... Алан и Лорас. Да уж... Зачем им я? С Лорасом Тай пересекался не так часто, всё-таки он был на целых четыре года старше. Так, знакомые, но друзьями не назвать. А Алан... Он вообще не был с ним знаком до сегодняшнего дня, так что Рован совсем не представлял, зачем они пришли. Хорошее настроение быстро сменилось подозрительным.
Лорд Крейн, сир Лорас, – приветственно кивнул им рыцарь. Но Крейн сразу же начал говорить, не тратя на манеры свое время. Ну, что ж, к дикости надо привыкать. На Севере этого будет еще больше.
А какая разница? Вам нужен мой меч, а я хочу стать гвардейцем леди Маргери – разве этого недостаточно? – ответил он Алану, выпив немного вина. Не сказать, чтобы у него сейчас было настроение вести высокие беседы, особенно после того, как их грубо прервали, но не сидеть же и молчать. «Любить куча девок», – как будто на Севере их нет. Да и, покуда лето, даже там должно быть тепло.
Ну, я просто решил, что Тиреллам мой рыцарский талант нужен больше, чем дома, а лорд-отец не стал перечить. Три месяца, полгода – неважно, я готов. – Главное – яблок побольше взять. На Севере они не растут.

Отредактировано Tyler Rowan (2018-04-08 14:42:27)

+11

8

Несмотря на то, что на фразу Лораса Крейн лишь насмешливо усмехнулся, в глубине души он понимал, что в шутке малыша из Тиреллов есть доля правды. Время неумолимо неслось вперед, годы были уже не те, пусть и старость, к счастью, маячила еще далеко-далеко на горизонте. Алан уже капельку скучал по тем временам, когда он мог три дня к ряду беспробудно пьянствовать, а на утро четвертого дня просыпаться свеженьким, полным сил, готовым либо к продолжению банкета, либо к великим подвигам. Да, Крейн все еще в отличной форме, тело натренировано и не подводит, рефлексы также молниеносны, но пик все же пришелся на эссосские годы, которые уже не вернуть. Что же, оставалось надеяться, что к тому моменту, как старость приковыляет и постучится в дверь, Ал успеет закончить все свои дела, чтобы встретить ее с улыбкой, а пока ему еще нужны силы. И поэтому да, молодые бойцы смогли не только немного потрепать, но и приятно удивить Крейна, продемонстрирован высокие навыки владения мечом, неплохую стойкость к ударам, кто-то впечатлил скоростью, а кто-то порадовал умением быстро соображать – словом, достойные бойцы еще не перевелись в Просторе, работать с ними можно.
Однако все же Алану было недостаточно того, что человек умеет сражаться. Хороших мечников пруд пруди, в конце концов, они в рыцарском краю, тут куда не плюнь, так в какого-нибудь бойца попадешь. Другой вопрос, отдают ли эти ребятки себе отчет в том, что им предстоит. Что гвардия Маргери – это не швейный кружок их мамок и не клуб по интересам, где собираются по вечерам ради того, чтобы обсудить светские новости, а потом разойтись по своим комнатам. Это группа верных своему делу людей, которая должна понимать, что отправляется в долгую дорогу не для того, чтобы развлекаться, а для того чтобы своей головой отвечать за безопасность дочери Мейса Тирелла. И они, мать их, должны быть готовы эту свою самую голову отдать, если это потребуется. Во всяком случае, именно это ему внушал дядя Вортимер, а Алан внимал и был с ним согласен. Поэтому сейчас Ал хотел узнать, что ими, этими потенциальными кандидатами в гвардию, руководит, какая такая мысль побудила их рвануть на Север. В общем, южанам придется приоткрыть свою душонку перед лордом Алого Озера, если они хотят сопровождать миледи.
Первой жертвой Ала стал Тайлер, о котором наш герой был наслышан еще до того, как начался турнир. Рован был оруженосцем Вортимера Крейна и, видимо, оказался каким-то нереально талантливым малым, виртуозом фехтования, раз строгий и дотошный мастер над оружием Хайгардена посвятил его в рыцари в столь раннем возрасте. Лорд Алого Озера спрашивал про этого мальчишку у дядюшки, мол, чем этот уникум заслужил рыцарский титул, но Крейн лишь пожимал плечами, объясняя свое решение тем, что понял, что ничему больше не сможет научить Тайлера. Алана не удовлетворяло такое объяснение, но когда они столкнулись в отборочном сражении, то мужчина многое понял. Несмотря на свой возраст, Рован производил впечатление невероятно способного, незаурядного бойца, который быстро думает, не тратя времени на сомнения, хорошо двигается, уверенно фехтует, словом, сочетает все черты, необходимые для сильного воина. Осталось только выяснить, нормальный ли он парень, али типичный рыцарь, что чего-то добился, а теперь хочет прославлять свое имя, выигрывать турниры, параллельно с этим отъедаясь, чтобы в итоге не залезть в седло.
На замечание Лораса Алан лишь закатывает глаза, отводя голову в сторону, мол, чего ты начинаешь? Крейн не видел никакого смысла в том, чтобы сюсюкаться с потенциальными гвардейцами, они ведь должны понимать, что не цветочки едут собирать.
— Мы догадались, чего ты хочешь. Но мы спрашиваем, зачем ты хочешь им стать? – шатен слегка поворачивает голову на бок. – Или ты хочешь сказать, что сидел такой у своего папаши в замке, который ты, кстати, унаследуешь, узнал, что леди Маргери Тирелл нужно сопровождение и решил хрен знает на сколько бросить все, чтобы отправиться с ней? Лорас, - Крейн поворачивает голову к своему товарищу, - я может что-то пропустил, но разве так это нынче делается? Наследники бросают свои дома, добровольно покидают насиженные места, чтобы свалить в чужие края, где их могут убить, не моргнув и глазом?
Алан делает небольшую паузу, отворачиваясь от Лораса и вновь смотря на Рована. Возможно, андал специально искусственно нагнетал ситуацию, обставляя все чуть сложнее, чем есть. Но этот паренек интересовал нашего героя и просто так отпускать того не хотелось, пока было желание узнать о нем чуточку больше.
— Ты спрашиваешь, достаточно ли нам твоего желание. Фактически – да. Но на деле мне, как капитану, хотелось бы знать, что за людей я собираюсь вести в чужие края. А вот наш Лорас, - Алан ухмыляется, шутливо толкая Рыцаря Цветов в плечо, - переживает за сестричку, не так ли? Поэтому надо понять, что за люди дадут клятву защищать леди Маргери. Будут ли они верны своим клятвам, будут ли готовы прикрыть спину товарищам, если все пойдет не так хорошо, как в сказках, смогут ли продержаться на Севере, в непривычных условиях, в условной изоляции. Поэтому мне нужно понять, что движет тобой, Тайлер Рован? Желание прославиться, блеснуть талантом мечника? Может показать всем из чего ты сделан? Или ты, малыш, настолько верен Тиреллам?

+9

9

Время неслось вперёд не только для Крейна, только вот Лорас пока ещё рос, тогда как Алан уже начинал потихоньку стареть, и чужие беззлобные шутки напоминали ему, что никому не суждено остаться вечно молодым и вечно пьяным. Нельзя сказать, что Тирелл считал старшего товарища древней рухлядью, но как тут удержаться и не подшутить над андалом? Тем более что на "малыша" надо чем-то отвечать. Поражать юмориста его же оружием, так сказать. Главное, не переборщить, а то мало ли, вдруг с годами у Алана начнёт проявляться его тонкая душевная организация, неровен час, расстроится и снова покинет Простор, на этот окончательно, решит, скажем, стать отшельником. Впрочем, об этом говорить пока рано: слишком беспокойной личностью был Крейн, чтобы отдалиться ото всех сразу и проводить много времени в гордом одиночестве, возможно, лишь в компании нескольких бочонков эля. По крайней мере, на Север он съездит, а потом уже будет размышлять о своих предстарческих перспективах.
К поездке он решил готовиться основательно, и начать с потенциальных гвардейцев. Не один Тайлер пока не понимал, чего разговором добивался Алан, хотя для Лораса картина постепенно прояснялась. Интересно, Рована своим первым собеседником Алан выбрал случайно? Прислушался к мнению своего дяди Вортимера? Или Тайлер настолько поразил своими боевыми умениями? О последних не Тиреллу судить, с Рованом они даже на тренировочных боях особо не пересекались. А впрочем, они и общались последние годы довольно редко: раньше хоть учились вместе, а потом их пути надолго разошлись. Но свой титул Тайлер, должно быть, получил заслуженно - Вортимер Крейн не из тех людей, что хотя бы похвалит кого-нибудь без веской причины, что уж говорить о посвящении в рыцари.
Хотя его племянник хорошего мнения о рыцарях не придерживался, более того, если Алана послушать, так тот самый типичный представитель так раздражающих его рыцарей - это Лорас. Ездит по турнирам, всячески везде красуется, прославляет фамилию, разве что не отъедается, аппетитов Мейса никто больше в семье не унаследовал. Да и если поощрять в себе обжорство, то можно и вправду не влезть в седло и/или раздавить своим весом лошадь. Это в намерения Лораса никогда не входило - что-то, а грех чревоугодия ему был не характерен.
Любовь к турнирам свойственна многим выходцам из Простора, Мейс Тирелл скромно полагал, что стремление к победе его сыновья унаследовали от него. Отца Лорас не переубеждал, но про себя неоднократно отмечал, что пока Мейсу нравилось только смотреть за действом, тогда как его сыновья предпочитали сами участвовать в поединках,  наблюдая за чужими столкновениями больше из-за шкурного интереса. Как ещё можно узнать, на что способен противник, особенно если вы никогда с ним не сталкивались? Особенно это актуально в том случае, если для победы приходится рассчитывать не на одну только грубую физическую силу. Хорошо, когда в тебе два метра роста и сто килограмм мышечной массы, но не всем так везёт. Некоторым приходится использовать не только силу, но и разум - и как бы не шутила леди Оленна, мозги у Лораса работали очень неплохо.
Кому-то нравится с трибун наблюдать за поединками, кому-то - непосредственно в них участвовать, хорошо, когда желания и возможности совпадают. Что-то младшему Тиреллу подсказывало, что Мейс, даже если бы ему сильно захотелось, уже ни в одни свои доспехи влезть бы не смог, ровно как и король Роберт Баратеон. Вот уж кто любил турниры ещё больше Хранителя Юга, и не любил Ланнистеров, несмотря на принадлежность его женушки к этой семье - помнил Лорас, как громко хохотал Роберт, когда младший Тирелл на турнире в честь двенадцатых именин Джоффри выбил Джейме из седла.
Это, пожалуй, лишнее доказательство тому, что брак - далеко не всегда гарантия хороших отношений между семьями молодожёнов, тем больше поводов для переживаний за Маргери. Северяне славились своим крутым нравом и устаревшими, но традиционными семейными ценностями. Леди Кейтилин, может быть, и делает вид, что счастлива в браке, возможно, даже себя убедила в том, что на Севере не так уж и плохо, но сколько ей пришлось перетерпеть, чтобы достичь такой хотя бы видимой гармонии? Что ж, политические браки создаются вовсе не ради счастья молодожёнов.
- Раз уж меня рядом не будет, я хотя бы должен убедиться, что защищать Маргери в случае необходимости будут лучшие, - Тирелл сделал очередной глоток вина, посчитав это объяснение своей заинтересованности подбором кандидатур более чем достаточным, затем внимательным взглядом окинул трапезную.
- Пожалуй, в гвардию Маргери из наследников попросилось всего несколько рыцарей.
У лорда Рована были ещё сыновья, но традиционно именно наследнику уделяют наибольшее внимание, особенно в части его образования. Будущий владелец земель должен отлично разбираться в экономике, политике, истории, картографии, знать торговые пути, уметь налаживать контакт с самыми разными личностями, и всё это - только верхушка айсберга. Как у наследников не взрывается голова от того количества знаний, что они должны постоянно удерживать в памяти, неясно. Но чем больше Лорас узнавал о будущих обязанностях Уилласа, тем больше радовался, что лордом Хайгардена ему самому стать не суждено.
К чему это Лорас? Да всё к тому же лежащему на поверхности выводу: слишком много сил и денег уходит на воспитание достойного наследника, которому не страшно передать в руки управление всеми ресурсами семьи. Так и ради чего Тайлер вообще настаивал на этой поездке? Тирелл сам бы на Север не стремился, не будь поводом свадьба Маргери, да и последующее прощание с сестрой. Обстоятельства, впрочем, не позволят ему в ближайшее время увидеть Винтерфелл - спасибо королеве в очередной раз.

+10

10

   Тайлеру, мягко говоря, было совсем непонятно, что от него хотели эти двое. Он думал, что для отбора достаточно турнира, чтобы Крейн посмотрел, как его будущие бойцы держатся в седле и обращаются с пикой, а затем общей схватки с топорами, булавами и мечами, чтобы он оценил их умение сражаться в команде и в одиночку против нескольких врагов. Ладно, первое прошло по всем правилам, обговоренным и негласным, но вот вместо последней внезапно получилась тренировочная пешая дуэль, к которой Тайлер оказался слегка неготов. И, видимо, синяков на теле Алану было мало и он решил к вечеру еще и поиздеваться над умом незадачливого юноши. Рован предположил, что им просто интересно, как ведет он себя не только в битве, но и в пиру, поэтому и спрашивают такие вопросы. И если было понятно подобное внимание от будущего капитана гвардии – всё-таки они познакомились только утром и ничего друг о друге толкового не знают, – то от Лораса не особо. Конечно, он волнуется за сестру и должен понимать, кто будет ее окружать, но разве Тайлер вызывал какое-то подозрение? Он воспитывался тут же, в Хайгардене, некоторые время даже с самим младшим Тиреллом, и Лорас хоть немного, но должен его знать. Хотя, он ведь тоже вернулся из-под опеки Ренли не так давно, и за время, пока они не виделись, могло утечь много воды.
   И все же, Тайлеру казалось, что гвардейцу достаточно лишь показать свои навыки в военном деле. Разве важны его мотивы, его желанья, его мечты для командира и для выполнения целей? В конце концов, когда солдатов призывают на войну, то не спрашивают, зачем они пришли и что их на это сподвигло. Взять хотя бы королевского «белого плаща» сира Мендона Мура. Никто не знает, ради чего он пришёл к королю, ради чего живёт, чем увлекается или где воспитывался – словом, почти ничего, как рассказывал сир Арис Окхарт. И ему доверяют охранять короля с семьей уже не один год, и ничего пока не случилось. Может быть, кому-то просто не стоит все усложнять?
Интересный вопрос. Такой же я могу задать и вам, милорд, – медленно и вкрадчиво проговорил Тайлер, слегка ерзая на лавочке. Потянутые мышцы на ноге ощутимо болели, и сильно хотелось встать и походить туда сюда, чтобы неприятное чувство немного притупилось. Возможно, он бы так и сделал, если б не перед ним не сидели сир и лорд и, особенно, не было кучи синяков, оставленных противниками на турнире и мечом Алана. И это после одного боя, а каково его будущему командиру после десятка таких схваток? Как он вообще держится на ногах? – Возможно, по ту сторону Узкого моря каждую лигу – чужие края, но я пока что я нахожусь в Вестеросе. И Север тоже. Чем может быть опасен путь из одной части государства в другую, особенно если я буду преодолевать его не один?
   А еще Тайлер не был яблоней, как на его гербе, и вполне умел ходить. Раз уж он наследник, то всю жизнь должен провести в родовом замке, как принцесса в башне? Так юный рыцарь – не робкая барышня, чтобы его сносило любым дуновением ветра, и вполне способен за себя постоять. А как он в будущем будет вести за собой людей в бой? Тоже будет переживать, что может умереть и останется дома, ведь он будет лордом, ему нельзя будет покидать насиженное место?
Я жил тут половину своей жизни. Меня знают все, от замкового стюарда до лорда Мейса Тирелла. Разве Лорас или сир Вортимер не могли рассказать вам обо мне?  – В который раз стало интересно юноше, но сейчас он это уже озвучил. Зачем тратить время и забивать себе голову, если о многих кандидатов в гвардейцы уже все всё знают? Зачастую даже оруженосец мог сказать, какой рыцарь достоен уважения и восхищения, а какой бесчестен и недостоен даже упоминания при знатных дамах и лордах. По-видимому, поспрашивать могут все, но не Крейн. – А если мной движет все вместе взятое? Не понимаю, как мои слова могут доказать, буду ли я надежен, верен клятвам и способен защищать миледи.
   Странные у них всё-таки в Вольных Городах методы подбора бойцов. Отец вот всегда говорил Тайлеру, что между собой и солдатами надо проводить черту. Дружеское отношение к подчинённым чревато плохими последствиям: распущенностью, отсутствию дисциплины и прочими. А дружба всегда начинается с таких вот глубокомысленных разговоров за бокалом вина.
А ты, Лорас, разве не уверен, что я подхожу? Ты же слышал о моих турнирных победах, да и мы с тобой уже успели наломать много копий. – но не в этот раз. Лорас и Гарлан не участвовали в боях, потому что, видимо, на Север с сестрой они не едут. Странно – младшие Тиреллы были довольно сильно привязаны друг к другу, и Тайлеру казалось, что Лорас сделал бы что угодно, лишь бы поехать с сестрой. До Рованов в Рощу долетало, что их вроде как очень срочно вызывала корона, но ведь тогда бедную Маргери совсем некому будет проводить к алтарю для свадебных клятв. Хотя бы кому-то стоило отказаться от приезда в столицу под таким предлогом, но, видимо, королю нужны все-все розы, и лишь для Маргери сделали исключение.
Маргери просто для меня почти сестра. Мы росли вместе, ты же знаешь. А семье принято помогать, – ответил Тай, догадавшись, к чему ведёт рыцарь. Конечно, не сказать, будто бы это был очень уж достойный повод для такого путешествия, но что поделать? Так работал ум Тайлера. Он знал, что ему надо туда ехать, и все тут. Несмотря на всякие протесты отца или сестры. Словами такое желание просто не передать, как бы он не старался. Конечно, он понимал, что может произойти все что угодно, но вероятность этого была крайне мала. Просто потому, что власть короля очень сильна, о гигантских разбойничьих бандах слышно давно не было, а с одичалым отребьем любой достойный рыцарь справится. А какие еще опасности могли встретиться на пути? Призраки Харренхолла?

+10

11

Откровенно говоря, Крейн ждал несколько иного разговора. Может быть, андал слишком много думал, моделируя ситуацию в своей голове исключительно на основе каких-то собственных предположений, из-за чего заводил беседу в тупик, может, сам несколько устал, из-за чего котелок на плечах уже не варил, посему мысли формулировались столь неясно и витиевато, что умудрялись запутывать собеседников. А может и еще что-то, хрен знает. Слишком много предположений, можно долго искать причинно-следственные связи, размышлять над ними, пускаясь в бессмысленную рефлексию, да все равно вряд ли найдется ответ, поэтому остается лишь признать очевидную истину – разговор не клеился. Рован оказался достаточно серьёзным малым, не растерялся после неожиданно появления Лораса и Алана, которые без лишних церемоний решили устроить мальчишке допрос с пристрастиями, и явно не собирался «колоться» перед южанами. Что же, не теряется в нестандартных ситуациях и уже хорошо, но вот Алу конкретно не нравился скептицизм, которым так и веяло от этого паренька. Он молодой одаренный рыцарь, наследник сильного дома, воспитанный в тесной связи с семейством Тиреллов – словом, у Тайлера есть все предпосылки задрать свой нос до небес и утонуть в омуте гордыни. Такую породу людей Алан совершенно не переваривал, поэтому надеялся на то, что этот холодный скепсис Рована является лишь реакцией на неординарную ситуацию и рудиментом подросткового максимализма, а не отличительной чертой его характера. Поскольку в таком случае они вряд ли сработаются.
Внимательно выслушав ответ Тая, Крейн поворачивает голову слегка набок, задумчиво почесывая обкусанными ногтями среднего и безымянного пальца правой руки свою заросшую жесткой бородой щеку. «Забавный малый», - ухмыляется своим мыслям мужчина, перед тем как находит правильные слова.
— Знаешь, опыт мне подсказывает, что в любой момент может случиться все что угодно, даже там, где кажется все безопасным. Например, вдруг вон те ребята, что пьют уже пятую кружку, - Алан указывает взглядом на стол неподалеку, за которым сидели два грузных бойца, прошедших бой с капитаном. Мужчины о чем-то эмоционально беседовали, повышая голос после каждой выпитой чарки, - Сейчас что-то не поделят и сцепятся. Выхватят оружие, кого-то порежут, может друг друга, может тех, кто будет их разнимать. И знаешь, они ведь здесь тоже не одни, совсем не в чужих краях, смекаешь?
Крейн несколько гиперболизировал, насмешливо улыбаясь, но иным примером он свою мысль подкрепить не мог. Рован придерживается идеи, что поездка на Север – это относительно безопасно, особенно в компании рыцарей. Что же, Ал тоже считал, что вряд ли что-то случится, но вполне допускал вариант, что дипломатические дрязги между домами могут вылиться во что-то как минимум рискованное. Поэтому основной задачей андал ставил развеять иллюзию безопасности – жить станет чуть сложнее, но зато вероятность, что проживешь дольше, увеличится.
— Да, конечно, я могу узнать о тебе из уст Вортимера или кого-то еще, тебя каждая собака под турнирным кустом слышала, не спорю, но это все истории, - Ал усмехается, делая глоток эля, после чего, вытерев губы рукавом, продолжает, - Обо мне тут тоже много чего болтают, наверняка уже слушал. Для кого-то я загульный пьяница и варвар, кто-то называет меня глупцом, кто-то даже мудрецом, хах. Но что ты узнаешь из этих рассказов? Так, фасад. Поэтому я предпочитаю разговаривать лично, узнавая тебя, а не о тебе, малыш.
Возможно, Алан перегнул с «мудрецом» - конкретно так его не называли, но, во всяком случае, Уиллас отзывался о нем как о достаточно сообразительном парне, что из уст старшего сына Мейса является довольно мощным комплиментом. Короче говоря, Крейна сейчас утомляли попытки Рована не объяснить и рассказать то, что от него просили, а использовать какие-то обходные пути. Что же, возможно, таким и был Тайлер, наследник Золотой Рощи и потенциальный гвардеец. Мучить, выбивая из паренька информацию, было как минимум нелогично. Шатен усмехается, переводя взгляд на Лораса. «Действительно ли достаточно воспоминаний из детства для того, чтобы не было сомнений?» - задается риторическим вопросом Крейн, пытаясь угадать, что же ответит младший Тирелл.
— И да, ты прав, твои слова ничего не докажут. Но зато если бы ты сказал, что хочешь сопровождать миледи только для того, чтобы обрести еще немного славы, то наши дороги бы разошлись, - улыбается андал, подмигивая Ровану, неоднозначно намекая на то, что слова все же играют некоторую роль.

+11

12

Лорас в оценке личностных качеств Тайлера помощником был сомнительным: близкими друзьями они никогда не были, более-менее общались несколько лет назад, а за прошедшие годы много воды утекло. Хотя некоторые вещи остались неизменными - Тирелл помнил, каким редкостным занудой был Рован, и это качество за собой он сохранил. Бедная его будущая супруга, она должна быть или ещё более дотошной личностью, или несчастной страдалицей.
Но даже вздумай Лорас вдруг травить байки из склепа и делиться с Аланом детскими воспоминаниями, с которых фигурировал бы Тайлер, андалу этого, разумеется, было бы недостаточно. Он предпочитал составлять о людях своё мнение, единожды придя к выводу, что молва иной раз такое расскажет, что вообще отобьёт желание хоть с кем-либо общаться. И немаловажное значение для оценки личности конкретного потенциального гвардейца были его цели и мотивы. В проверке Крейна определённый смысл был: одно дело, отказываться от каких-то благ ради "белого плаща", это почётно и престижно, и то, не для наследника рода, и совсем другое, отправлять будущего лорда на Север в качестве члена личной гвардии невесты. Маргери, хоть Тайлер и назвал её почти сестрой, близкой родственницей ему она не являлась, так и во имя чего он едет в Винтерфелл? Снег посмотреть да проверить, можно ли утонуть в тамошних сугробах? Дорога до замка Старков неблизкая, сопряжена со множеством трудностей и опасностей для жизни и здоровья, а Тайлер внезапно демонстрирует редкое рвение на участие в поездке. Алану и Лорасу было с чего заинтересовать причинами. Особенно Тирелла позабавила уверенность Рована в благоприятном исходе кампании: действительно, что же может случиться в дороге? Надо всего лишь вооружиться и, делая вид красивых южных гостей, довезти миледи до Винтерфелла, поприсутствовать на её свадьбе, убедиться, что всё в порядке. а затем тихо-мирно вернуться домой. Что может быть проще?
Наследник дома - не робкая лань, чтобы всего бояться и опасаться высунуть носа из безопасного убежища. Но в данной ситуации неуместно сравнивать даже Крейна и Рована: все знают, какой Алан ответственный и заботящийся о своих землях лорд, сколько он уже в Хайгардене живёт? А сколько до этого чуть ли не по всему Вестеросу побродил? И вроде бы назад в принадлежащее ему с недавних пор поместье возвращаться не собирается, согласитесь, не самый типичный пример поведения лорда. Старший Рован такого поведения сына точно бы не оценил, как, впрочем, и любой отец на его месте.
Интересно, а так настороженно вести себя с почти членами семьи и потенциальным начальством Тайлера тоже лорд Рован учил? Вся гвардия не на несколько дней покидает привычные места, дорога займёт не один месяц. Идут они не на войну, а как будто бы на праздник - хорошо же будет выглядеть их компания, если южане в лучших традициях наёмных воином будут сохранять между друг другом дистанцию, не выстраивая никаких межличностных отношений, помимо чисто  "рабочих". Тоскливое было бы путешествие...
- Ещё больше я слышал о турнирных победах Джейме Ланнистера, и ничего - о победах Ренли Баратеона, - отозвался Тирелл. - Но о хороших качествах первого это не говорит.
Успехи на этом поприще достойным аргументом сейчас считать вообще нельзя. Можно вспомнить многих участников, которые успешно вступают на турнирах, но при этом едва ли являются достойными благородными людьми. Иной раз турниры демонстрируют не превосходство силы и умения, а ловкости и хитрости.
Лорас, собственно, сегодня помогал Алану с первичным отбором кандидатов, но не участвовал в бою против Крейна - забавная была бы схватка, но абсолютно бессмысленная. Тиреллам в принципе не было необходимо сражаться с лордом Алого Озера: если бы они могли поехать на Север, они бы это сделали и без одобрения своих боевых навыков бородатым андалом. Да, Маргери сопровождать к алтарю будет не кто-то из братьев и не отец, но ситуация в данный момент альтернатив не предоставляет. Можно послать к Неведомому корону, Серсею и весь её выводок то ли львят, то ли оленят, но это может стоить жизни Мейсу Тиреллу. Маргери наверняка была бы в восторге, узнав, что ради присутствия на её свадьбе Тиреллы пожертвовали отцом-грандлордом.
Что ж, даже леди Оленна не смогла придумать повода для того, чтобы хоть кто-то из семьи смог поехать на Север вместе с Маргери. В уме и адекватности старушки сомневаться не приходилось: раз она ничего не предложила, значит, безопасных вариантов для Тиреллов сейчас не было. Придётся ехать в Гавань и решать все проблемы на месте, а оставшимся до отъезда временем воспользоваться для более близкого знакомства с потенциальными членами личной гвардии Маргери.

+13

13

   Да уж. До Тайлера только сейчас дошло, что он был более дерзок и резок, чем должен был. Как это могло представить рыцаря перед его будущим капитаном? Ужасно глупо и неучтиво. Нет, лорд Крейн совсем не был похож на того, кто гонится за вежливостью и тактичностью – и сейчас Рован судил не по внешности, а по манерам журавля, – но почему-то стало слегка стыдно. Тайлер не мог объяснить, с чего бы вдруг забыл о чувстве такта... Хотя нет, мог. С одной стороны, его раздражало, когда вдруг резко меняется обстановка вокруг – а к быстро меняющимся событиям он мог привыкнуть только в некоторых случаях, – а с другой, он до сих пор не свыкся с утренним поражением. Не так-то просто понять, что ты не лучший мечник на свете, если до этого ты почти никогда не падал в грязь!
   А ещё непросто было принять тот факт, что этот Крейн – капитан гвардии Маргери Тирелл. Конечно, он целый лорд, а не сир и не чей-нибудь наследник, но это не давало ему никаких преимуществ перед сиром Вилламом Уитерсом, который успел зарекомендовать себя способным воином и командиром отряда в битве при Эшфорде, или перед Айгоном Вирвелом, у которого был большой опыт службы на такой должности. Не понимал Тайлер, чем таким зацепил Мейса Тирелла этот мужчина. Он ведь полжизни провел в Эссосе, насколько хорошо он знает Вестерос и местные законы, обычаи, традиции? А ведь гвардия будет представлять юг в Винтерфелле, и Алан – в первую очередь. Они бы еще тирошийца с зелёной бородой позвали! Да, он лорд, но едва ли обладает подобным воспитанием и сопутствующими знаниями. А совладает ли он с рыцарями? Кто знает, кто знает.
   И при этом Тайлер чувствовал себя противоречиво. Если он недоволен, то всегда может уйти, кто ж его держит, верно? Но он не собирался уходить. Рыцарь не тешил себя мыслями о своей исключительной важности и абсолютной незаменимости, просто он не привык отступаться от дела, которое уже начал. Желание довести все до законченности и идеала – то, на чем был повернут Рован, не обращая внимания на сопутствующую этому занудность. Поэтому ему требовалось как-то отбросить свое «фи» и найти с Крейном общий язык. Но... Разве не этим сейчас занимался его визави?
Я понимаю, – кивает юноша, глядя на спорящих людей. Алан утрировал – стоит только им начать выхватывать ножи, как тут же подлетят «зеленые плащи», стоящие у входа, да и другие рыцари не останутся в стороне, – но смысл понятен. Конечно, это были не взгляды реалиста с пресловутым опытом, а мрачного пессимиста, но Тайлер, несмотря на сказанное, считал точно так же. – Надейся на худшее, чтоб радоваться лучшему.
   Рован и сам усмехается, глядя в глаза Крейна. Наверняка считает его простым зазнавшимся молодым рыцарем, который ни разу не видел крови на своем мече. Так и было, чего скрывать. Тайлеру еще девятнадцать, на его спину не давит тяжесть воспоминаний об Эшфорде и Колокольной битве, и в его памяти не застряли летящие в воды брода рубины Рейегара, но от этого он не перестал быть хорошим и умным воином. А опыт? Опыт придет со временем. И незакаленный в сражении клинок способен убивать.
Не жалко вам времени, милорд, – спокойным тоном проговаривает Тайлер, отпивая еще немного вина из бокала. Ему не нравился эль, уж больно твердый и мерзкий вкус. А может, это только на первый глоток? Ко всякому можно привыкнуть, да так, что через время и эль покажется самым вкусным напитком на свете. – И как? Много узнали, чего не знали до этого?
   Его, как и любого рыцаря, любящего славу, заботило, что о нем думают или говорят. Не так, чтобы прям до фанатизма, но всё-таки. И сейчас ему было очень интересно, какое мнение сложил о нем Алан. Наверняка, не очень хорошее, если вспомнить его капризную манеру разговора в первые пять минут. Ну что ж, для всех хорошим не будешь уж точно. Рован не грезил о всеобщей любви, как Ренли Баратеон, но и не встречал пока тех, кто его прям жутко ненавидит или насмехается над ним. Но все когда-то бывает в первый раз. Вот сейчас, например, рыцарь сумел утомить Лораса и Алана, и кто знает, как они к такому отнесутся? Может, забудут такой пустяк, а может, запомнят и будут избегать любого общения с ним. Кто же знает, что у людей в головах? Чужие мысли контролировать невозможно.
Я понял, к чему ты клонишь, – еще раз задумался сир Рован, переводя взгляд на Лораса. Вообще, он имел в виду умение обращаться с мечом и пикой, столь важные для гвардейца, но сейчас разговор зашел не об этом. Всё-таки Тайлер был излишне медлительный и не умел быстро соображать, но у каждого есть свои минусы. Лорас, например, был излишне нетерпелив. Но да ладно, можно поговорить и о внутренних качествах, ведь верность клятвам и долгу не менее важны, чем боевое мастерство. – Могу вас заверить – я из Простора, а у нас тут иное отношение к чести. – Он улыбается, понимая, что это совсем не аргумент. Но почему-то Тайлер предполагал, что понять, поступит ли человек также, как Джейме Ланнистер, или нет, сказать непросто. И за пару минут разговора даже опытный мейстер не скажет, каков характер у рыцаря. Но эта парочка, видимо, решила попробовать, а ведь они только воины. Забавно. Или же ему так только показалось? По крайней мере, они сейчас изучали друг друга, будто увидев в первый раз. Юноше был интересен заморский дикарь, так как он редко встречал таких людей, а ему, в свою очередь были интересны будущие мечи его гвардии... И в довесок ко всему тут был Лорас. Конечно, они уже были знакомы, но он заметно повзрослел и приосанился, став гораздо больше похожим на сына верховного лорда Тирелла, а не на его дочь, но едва ли они серьезно интересовались друг другом. Рован всё-таки был старше, а в их возрасте это очень критично. И все же, сейчас шел разговор скорее между Аланом и Тайлером, нежели между ними всеми, и потому наследник Золотой Рощи больше глядел на своего будущего капитана, подмечая все, что может. Веселое это дело, знаете ли – изучать кого-то, кого узнал совсем недавно. Правда, знакомство у них вышло довольно забавное – с мечами наперевес.

Отредактировано Tyler Rowan (2018-05-23 19:38:40)

+12


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Semper fidelis [Хайгарден - 15.04.298]