Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Qui demande, apprend [Хайгарден. 27.02.298]


Qui demande, apprend [Хайгарден. 27.02.298]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1


Qui demande, apprend
http://s7.uploads.ru/qZRIk.gifhttp://s8.uploads.ru/P590W.gif

Дата:
27.02.298 от З.Э.

Место:
покои Маргери

Действующие лица: Лорас и Маргери Тиреллы

Краткое описание:
Порой бывает очень сложно, когда брат не только очень скромный, но и заботливый.

+1

2

Денек выдался довольно  загруженным даже по меркам плотного расписания юной леди. Пикник, поездка в лесок за цветочками, раздача пощечин в порядке очереди, беседы на богословские  темы и прочее, и прочее. Словом, Маргери довольно притомилась сегодня, что не сильно-то скрывала, но и о причинах предпочла не распространяться за ужином, будучи в кругу семьи, которую если и хотели осведомить, то уже осведомили и без участия розочки. Все равно в мешке шила не утаишь, и даже если уязвленный Пакстер будет гордо молчать о причинах появления фиолетовых оттенков на прекрасном личике или неубедительно врать, что задумался о проблемах мироздания и существования всеобщего неравенства и вписался в дверной косяк, то всё равно от некоторых из прислуги и общей компании маленьких леди и милордов не ускользнули подробности того, кто с кем уехал и кто с кем приехал. И если от кузин, компаньонок и оруженосцев всех мастей вряд ли стоило ожидать подставы, то вот у слуг язык был без костей и ограничивался только боязнью господ. Боялись в первую очередь леди Оленну, но ей же было необходимо всё знать, так что выбор стоял между нагоняем за дурные вести или двойным нагоняем за недонесение таковых. За сим, Маргери, немного побаиваясь кары за свою самодеятельность, за ужином вела себя более, чем просто скромно, беседу поддерживала охотно, но одеяло на себя не перетягивала, что, в общем-то, не было чем-то необычным, ведь при родителях девушка охотно играла роль послушной дочери всем на зависть. Лорд Тирелл меж тем упомянул то, что получил письмо от своего давнего друга, Пакстера Редвина, и мужская половина золотых роз пустилась в какую-то напряженную дискуссию о кораблях, позабыв и о вине, и о фруктах, и о запеченном мясе с пряностями. В основном вещал Гарлан, бывший одно время на обучении у лорда Арбора, его поддерживал Уиллас, который как обычно знал всё обо всем, бабуля вставила какую-то колкость, а остальные делали вид, что очень заинтересованы в беседе. Вернее, кто-то делал вид, а кто-то ковырялся в тарелке. Маргери же раздумывала о том, что произошло сегодня, что не такая уж это катастрофа (может быть, разве что самую малость) и что раз никто из милых родственников ничего не сказал, то значит, что всё это может позабыть и она. Никто не будет отчитывать, уж тем более замуж поскорее выпихивать, как это часто бывает в подобных ситуациях, мол, от греха подальше, всё на благо честного имени и репутации. От этих мыслей улыбка появилась сама по себе на девичьих устах, и, поймав на себе взгляд Лораса, барышня улыбнулась ещё шире. Кажется, брат был чем-то озадачен, но Маргери сомневалась, что того увлекали разговоры о кораблях и прочности ткани для парусов. Скорее, рыцарь цветов оживился бы, если б в письме Пакстера Редвина говорилось что-то о набегах железнорожденных. Тогда бы младший сын Мейса Тирелла, наверное, сказал бы что-нибудь о зарвавшихся кальмарах, которых давно пора пустить на суп, и перед тем, как начать собираться в дорогу, пообещал бы сестре привезти трофейное ожерелье из ракушек, ибо что ещё можно привезти с Железных островов? Ручного пирата? Зачем ей вонючий матерщинник с гнилыми зубами? Плохим словам её может научить и лорд Крейн. Поразить мужским амбре – тоже, наверное, если очень попросить.
Пока Маргери думала о том, насколько Железные острова важны трону и насколько железнорожденные полезны в быту, ужин как-то плавно подошел к концу. Отец продолжал о чем-то спорить с Уилласом и Гарланом, поэтому леди Алерия предложила ограничиться тихим времяпрепровождением за вышиванием чуть поодаль, дабы не мешать сильным мира сего. Розочка не очень соскучилась по иголке с ниткой, да и общество кузин не радовало, поэтому она практически сразу отложила работу и отпросилась у матушки к себе. В собственных покоях миледи Тирелл встретили тишина и спокойствие. Почти вприпрыжку, что совсем не подобает юной леди, Маргери направилась на балкон, плюхнулась на один стул, закинула ноги на второй, умостила локоточки на широкие каменные перила, положила голову на руки и принялась созерцать красивый закат, подставив личико легкому дуновению ветра прямиком с Мандера. И что могло быть прекраснее такого завершения дня, начавшегося столь многообещающе в хорошем смысле, но вышел как-то многообещающим по части проблем в обозримом будущем. Розочка вздохнула, про себя в очередной раз отметив, какая же все-таки красота перед ней, и как же все-таки хорошо в родном Хайгардене. А ведь ещё годик-другой и ей будут куда активнее искать мужа. Благо, ест Маргери не так много, чтобы счастливые родители озаботились о том, что пора бы обзавестись зятем, уже сейчас. Но думать о таком не хотелось, и посему девушка просто наслаждалась теплым южным вечером, не замечая мерного хода времени. Поэтому роза не могла сказать, как долго она была в одиночестве, прежде чем дверь в её комнату отворилась, и вошел Лорас. Миледи встрепенулась и без особого удовольствия поставила ноги на пол, дабы освободить место для брата, который явно забрел поговорить.
- Что, надоели разговоры о кораблях, а девочки не взяли к себе вышивать?
Признанным мастером колких фраз и метких прозвищ была королева шипов, остальные же прятались в тени и изредка делали попытки острить. Но почему бы немного не сдобрить слова иронией, особенно если за это не получишь по шапке?

+6

3

К разговору за ужином Лорас особо и не прислушивался, даже не пытаясь убедительно делать вид, что обсуждение его хоть сколько-нибудь завлекло. В кораблестроении Тирелл понимал не много, так что преимущества одной парусины над другой и различия материалов для весёл его не заинтересовали. Зато Гарлан почувствовал себя словно в родной стихии, найдя в лице Уилласа достойного собеседника. Старший брат сам хоть и не плавал, но много об этом читал, а Гарлан во времена служения оруженосцем успел набраться практики. Теперь эти два титана активно спорили, доказывая друг другу различные точки зрения, бабушка периодически вставляла свои комментарии (хотя слушала с удовольствием, ей нравилось, что внуки умеют высказывать своё мнение), а отец важно качал головой, иногда приговаривая что-то вроде «но у нас-то лучше». Лучше, конечно, но знать бы, что именно Мейс имеет в виду. Хотя... в Просторе всё лучшее, так что неважно.
Лораса занимали другие мысли. Стоило отцу упомянуть своего старого друга, как Тирелл вспомнил другого Пакстера. Кидвелл как утром куда-то исчез, так вернулся не более часа назад, грязный, усталый, со свежим фингалом под глазом, чем вызвал к своей персоне невероятный интерес. Лорас тогда тоже вопросительно посмотрел на оруженосца, но спросить ничего не успел. Пакстер заметил взгляд Тирелла, пискнул что-то испуганное, и предпочёл снова исчезнуть, ковыляя в неизвестном направлении. Забавная, но необъяснимая реакция.
Следующим человеком со странным поведением оказалась Маргери: за ужином сестра являла собой образец скромности и послушания. Не то чтобы она обычно буянила и кидалась в родственников едой, конечно же, нет, Маргери — благовоспитанная леди и умеет себя вести подобающий образом. Но сегодня она... переигрывала, что ли? Да и бабушка пару раз как-то многозначительно посмотрела на внучку, словно что-то знала, но за ужином это обсуждать не собиралась. «Значит, не хотят ставить в известность родителей». Лорас усмехнулся, отпивая вина — кажется, Маргери где-то накосячила.
Вскоре ужин подошёл к концу: отец со старшими сыновьями так и обсуждал корабли, мать увела девушек вышивать, а бабушка, отвесив каждому из присутствующих по последнему «комплименту», удалилась. Её примеру вскоре последовала Маргери — Лорас со своего места не слышал, что в качестве оправдания придумала сестра, но уже вскоре главная красавица Простора вышла из зала.
По-прежнему не найдя в себе желания обсуждать корабли, Лорас вежливо со всеми распрощался и тоже покинул трапезную. Если ему что сейчас и было любопытно, то это причины образцово-показательного поведения Маргери. И узнать их можно, что называется, из первоисточника, так что Лорас неторопливой походкой направился в покои сестры.
- Говорят, он из леса пешком пришёл, грязный и растрёпанный.
- И побитый!

- И...
Лорас приблизился к стайке щебечущих леди, которым повезло избежать участи рукодельниц — не одна Маргери не желала проводить вечер в компании ниток и иголок.
- Леди, не о Пакстере Кидвелле вы сейчас говорили?
Девушки заулыбались, закивали головами и вовлекли рыцаря в свои обсуждения. Дамы так любят поболтать, верно? Уже через полчаса Лорас знал последние слухи о состоявшейся несчастливой прогулке оруженосца, в частности, о том, с кем тот уезжал, как вернулся, а с кем приехала его несостоявшаяся компания. Ещё полчаса Тирелл раскланивался с леди, и только потом продолжил свой путь до покоев Маргери.
Сестра ничем гениальным занята не была: вольно развалившись на двух стульях, Маргери любовалась видами.
- Дамам не интересно со мной вышивать. Мама говорит, я отвлекаю их от рукоделия.
Как, впрочем, и любой другой мужчина, попавший в зону досягаемости этих «девочек» - Лорас не знал, так ли нравилось леди тыкать иголками в ткани (как будто слуги не смогли бы с этой работой справиться), но отвлекались от своего невероятного увлекательного занятия девушки очень быстро. Чем заслуживали неодобрительные взгляды леди Алерии, вот уж кто от вышивания получал довольствие.
- Ты, я смотрю, решила избавить мир от своих шедевров?
Лорас помнил первую вышивку Маргери. То невнятное скопление ниток, наверное, должно было иметь что-то общее с розами — в Хайгардене леди учат сначала вышивать цветы, а потом уже кто на что горазд. Хотя обычно дамы всё равно маниакально продолжают вышивать розы, что непомерно раздражает Оленну Тирелл. Бабушку, кажется, тоже первая работа внучки позабавила, хотя свои эмоции ей удалось сдержать лучше, чем Лорасу. Тогда ещё даже не оруженосец хохотал так, что должно было быть слышно во всём Просторе.
- Как, кстати, прогулялась сегодня?

Отредактировано Loras Tyrell (2018-03-09 11:16:57)

+6

4

Игрой мускулов Лорас знаменит не был, но у него хватало и прочего, чтобы дамам за вышивкой стало нестерпимо скучно. Конечно же, скучно становилось и без Рыцаря Цветов, но когда он находился в зоне видимости, сложно было юным особам сконцентрироваться на своей иголке, а не на чужой (речь сейчас о мече из стали, если кто не понял). Маргери дикого восторга от появления младшего из сыновей Хранителя Юга не разделяла, ибо ей как-то сложно было оценить красоту развевающихся кудрей, эффектного снятия шлема после тренировочного боя и невообразимо прекрасные глаза, которые так любили восхвалять подруги окромя грациозности и стройности рыцаря, что с каждым годом при этом становился все выше и выше в росте. Наверное, Лорас и правда был довольно симпатичным, и розочка, не будь его сестрой, тоже бы роняла на пол вышивку каждый раз, когда сошедший на грешную землю бог скромности обращал на нее взор, хотя брат и был далековат от образа идеального мужчины, который легко мог бы завоевать сердечко леди Маргери. И ключевое слово здесь «мужчина». Разумеется, для юных леди возрастной ценз в данном случае опускался годиков до двадцати и не поднимался слишком далеко – дальше только старики, уж никак не мужчины. Розочку вполне удовлетворил кто-то лет эдак до тридцати, чтоб сошла юношеская спесь и возродились выбитые годами усиленных тренировок мозги. Идеально, конечно, чтоб был умным, как Уиллас, широким в плечах добрым, как Гарлан, и понимающим, как Лорас, но чудес на свете не бывает, и надо делать выбор в пользу либо искусного рыцаря, либо дальновидного управленца. Одних приятно слушать, а на других смотреть. Впрочем, в её возрасте слушают обычно только песни менестрелей и заезжих певцов, так что выбор, казалось бы, очевиден.
Маргери с опозданием поняла, что появление Лораса действительно имеет какой-то необъяснимый чудодейственный эффект – роза и сама задумалась о том, кто бы её почаще отвлекал от рукоделия, любимого чуть меньше, чем игра на арфе, так что едва не пропустила слова брата. И Рыцарь Цветов с удовольствием припоминал сестрице её первые шедевры, вызывая желание треснуть ему по курчавой голове или напомнить, как он пытался влезть на турнирного скакуна Гарлана, но шлепнулся вниз, разбив по итогу нос и чуть не вывихнув ногу, ибо ступня-то осталась в стремени. И этот человек еще будет высказывать ей за кривые стежки, да сам бы попробовал орудовать иголкой и ниткой – это не копьем тыкать и не махать мечом!
- Да, думаю, мир как-нибудь переживет без моих шедевров. В конце концов, обладательнице таких прекрасных глаз прощаются подобные мелочи, - с усмешкой ответила розочка, чуть запрокинув голову назад, чтоб общаться с братом, а не его красивым камзолом, расшитым золотой нитью. Миледи Тирелл надеялась, что если уж Лорас пришел её отчитывать, то сжалится на девичьей шейкой, которая скоро начнет болеть, если рыцарь не опустится на единственный свободный стул. А то, что заботливый братец пришел с чем-то, напоминающим нравоучения, стало ясно по его следующему вопросу. Но это совсем не стерло с лица розы улыбку. Маргери, как и любая приличная леди, должна была уметь вовремя прикидываться откровенной дурочкой, которая только и может, что глазками хлопать и кивать в знак согласия непонятно с чем (здесь главное просто соглашаться). За сим розочка даже не поменялась в лице, пока мозг лихорадочно подбирал варианты ответов. Скорей всего брат всё знал, но философия любимицы лорда Хайгардена была такова, что лезть в бутылку нельзя ни в коем случае. История знавала слишком много примеров, когда правду вываливали в ответ на блеф.
- Как-то безрезультатно, - несколько разочарованным тоном начала барышня, подперев голову рукой. – Думала, вдруг найду полянку с незабудками, они будут чудно сочетаться с твоими новыми доспехами, если к следующему турниру их не оборвут какие-нибудь детишки. Только представь: объявляют Рыцаря Цветов, и вот он въезжает в сияющих доспехах, а на его плечах плащ из живых цветов… Здорово я придумала?
Не то чтобы  Маргери пыталась сменить тему… Хотя нет, всё же пыталась, прекрасно понимая, что дело это бессмысленное и беспощадное, ведь Лорас уперт как стадо мулов. Но попытка не пытка.

+6

5

Лорас действительно потрясающе широкими плечами похвастаться не мог - в детстве он вообще отличался довольно хрупким телосложением, потом перерос мальчишескую грацию, но обрасти впечатляющей мышечной массой к своим пятнадцати годам так и не сумел. Хотя одно время и верил, что постоянные тренировки помогут ему.
Но нет, годы шли, а Лорас разве что вырос. А вообще, попав оруженосцем к одному широкоплечему лорду, понял, что телосложение - ещё не гарант успеха. Когда Ренли на одном из турниров выбил из седла один из новичков-участников, Тирелл даже не знал, что делать: то ли смеяться, то ли показательно качать головой и размышлять о том, к кому он попал и за что ему такое наказание в лице Баратеона. И сказать бы, что Ренли просто не повезло, но Лорас умел быть объективным. Не всегда хотел, но умел.
Сам Тирелл, наверное, сошёл бы с ума, если бы сейчас его из турнира выкинул какой-нибудь оруженосец. Но Ренли к этому всегда относился проще.
Не сложилось у Лораса и с другим как будто бы обязательным атрибутом серьёзного взрослого мужчины (по крайней мере, именно так его расценивает большинство мужчин): борода у Тирелла росла до того комично, что показывать это народу было нельзя. Лорас тогда хотел выглядеть старше, а вышло смешнее. Хорошо, что это зрелище почти никто не видел, но тот, кому так "повезло", очень долго хохотал, пока Тирелл в шутку не пригрозил придушить этого счастливчика во сне. Смешки отдельно взятого оленя прекратились, но Лорас всё равно смирился с тем, что лишняя растительность ему не идёт. Восхищённые взгляды и слова окружающих ему нравились, а вот к критике и насмешкам Тирелл относился весьма болезненно.
Всё, однако, относительно: взять последние сделанные на заказ доспехи. За них, помнится, Мейс Тирелл и вправду выложил кругленькую сумму: тонкая работа, так ещё и требовалась функциональная броня, а не просто декорированное нечто. Оно того стоило, конечно. И пусть старшие братья хоть лопнут от смеха от прозвища Лораса, да и от цветов в плаще тоже. Тиреллу нравилось, а к такой реакции ближайших родственников он привык. Да что там, Лорас и сам был не прочь беззлобно посмеяться над ними, дайте ему только повод.
И не надо сравнивать вышивание и воинские тренировки. Ровно как и косяки  младших Тиреллов: Лорас, во-первых, на скакуна тогда всё-таки влез, во-вторых, обошёлся без травм (разбитый нос - это мелочи), только камзол испортил, а в-третьих, ему тогда не было и десяти. Опять же, Лорас-то вырос и научился хорошо держаться в седле, да и в целом заработал себе определённую репутацию, а насчёт навыков Маргери в вышивании нельзя быть полностью уверенным. Тирелл не так давно вернулся в Хайгарден, и за это время ни разу не видел сестру за рукоделием - она всё чаще отлынивала от этого увлекательного занятия. Да и неважный это талант, на самом деле. У Маргери много других достоинств, благодаря которым можно закрыть глаза на неровные стежки и кривые узоры. Когда она будет выходить замуж, едва ли жених попросит украсить ему вышивкой плащ, потом испечь хлеб, и только потом, оценив будущую супругу как хозяйственную особу, будет договариваться о свадьбе. А если у кого-то и хватит ума обозначить Маргери такой квест, этому человеку можно и по голове настучать. Чтобы осознал, у кого и что просит.
Лорас, всё-таки пожалев шею сестры - бедняжка выгнула её под каким-то странным углом, ещё чуть-чуть, и точно сломается - и удобно устроился на соседнем стуле.
- Да, звучит неплохо, - выглядело бы впечатляюще, Тиреллу нравились такие запоминающиеся вещи. Жалко, конечно, что такой плащ недолговечен, оторванные от земли цветы имеют свойство вянуть, так что одеяние было бы эффектным, но одноразовым. Для какого-нибудь турнира вполне бы подошло. - Обязательно опереди тех гипотетических детей.
Лорас на пару секунд замолчал, как будто бы тоже любуясь видами. Он и вправду соскучился по Хайгардену: казалось. в родных местах всё идеально. И погода, и природа, и обстановка в целом. А главное, приятная, доброжелательная и совсем не склонная к подколкам компания, в которой так здорово скоротать вечерок.
- Только Пакстера с собой больше не бери, он уже сегодня продуктивно погулял. Результат, можно сказать, налицо.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-03-13 18:00:36)

+8

6

Маргери качнула головой, а весь её победоносный вид как будто говорил, мол, разумеется розочка не предложит своему брату какую-то непонятную чепуху. Миледи Тирелл, может, и не Ренли Баратеон, но тоже кое-что понимает в эффектных появлениях, и плащ из цветов только звучит неплохо, а выглядеть должен был и того лучше. Но, конечно же, на звание главной модницы всея Вестероса дочь Мейса Тирелла не претендовала, и лорд Штормового Предела мог дать фору любой даме по части неудержимой любви к ярким тряпкам. Маргери имела честь видеть самого младшего брата короля, и впечатление у девицы он вызвал скорее положительное, чем отрицательное, но его довольно своеобразная личность не оставила никого равнодушным. И более того, Лорас и сам перенял кое-что от того, кому служил, и доспех, о котором розочка столько слышала, но пока еще не видела, только лишнее тому подтверждение. Неосознанно проводилась параллель между словами о том, что животные похожи на своих хозяев, по всей видимости, к оруженосцам это тоже относилось. Из Хайгардена уехал Лорас Тирелл, а вернулся Рыцарь Цветов. Быть может, не так уж плохо и довольно закономерно с учетом герба Хранителя Юга, благо перенятая любовь к эффектности не перешла грань дозволенного и адекватного, и сердце Простора не содрогается от воплей младшего из сыновей Мейса о том, что ему нечего надеть, а во всех этих камзолах он уже появлялся на людях. Забавное было бы зрелище, но лучше ему оставаться только в чужом воображении.
Брат наконец-то присел, пожалев Маргери и её тонкую шейку, и девушка в глубине души была очень благодарна за такой подарок судьбы. Наконец, роза уселась, как приличная леди, выпрямив спину и сохранив на губах вежливую улыбку даже тогда, когда Лорас объявил, что знает он, что делала сестра этим летом и этим конкретным днем. Но всего и во всех подробностях рыцарь знать не мог, верно? Дочь Хранителя Юга умостила локоточки на резных подлокотниках и сцепила пальцы в замок, безотрывно глядя на брата, словно хотела прочитать его мысли. А узнать то, что он сейчас думает, наверное, было бы довольно интересно, ведь, несмотря на их привязанность друг к другу, Маргери могла лишь предполагать, какие же мотивы преследовал любимый братец, заведя разговор о Пакстере и неудачных прогулках. Пришел ли он за правдой из первых уст или вздумал пожурить не очень, как оказалось, ловкую розочку. Вряд ли разразился бы какой-то заумной тирадой о морали и важности безупречной репутации вроде леди-матери или лорда-отца, скорее отвесит пару колких фраз и посоветует впредь быть более внимательной и осторожной. Пожалуй, Лорас был единственным, кого в данном случае в первую очередь заботила не подпорченная репутация отдельно взятой розочки и всего розового куста, но состояние самой юной девы, которую занесло на повороте. И Маргери вдруг стало даже немного стыдно перед братом, и она, прикусив нижнюю губу, на мгновение опустила взгляд вниз.
Подумать юной леди, действительно было о чем. Например, о том, что было бы, если лорд Алого Озера не испытывал любви к прогулкам и послеобеденному сну в траве или если бы парочка проехала дальше или вовсе не доехала. Это было бы фиаско. Нет, разумеется, некоторые сплетни рождаются не из-за какого-то конкретного действия, а какой-нибудь зависти или обиды, и Пакстер в любом случае мог наплести с три короба о том, где, когда и как именно собирал цветочки с дочерью лорда Хайгардена, поэтому бороться с чужими словами все равно, что кричать на море и бить руками по воде в попытке наказать её за какой-нибудь шторм. Если каким-то чудом всё это раздули бы до скандала, то в мире слишком мало принципиальных людей, которые откажутся от дружбы с Простором, так что в старых девах розочка бы не осталась, просто это стоило бы дороже лорду Тиреллу, чем при обычных обстоятельствах, и пока все продолжали бы оплакивать пятно на репутации вырастающих и крепнущих, то Маргери бы в гордом одиночестве оплакивала свое душевное равновесие или что там бывает с дамами после драматичного соития под деревом против воли. Словом, только боги, чье существование отрицает лорд Крейн, знают, чем бы всё по итогу закончилось. Пожалуй, Алану стоит подарить бочонок вина.
- Случайно задела его локтем, когда он помогал мне спешиться, - вновь весело улыбнувшись, ответила Маргери шутливым тоном, подняв взгляд на брата. – Я такая неловкая… Да ещё и рука тяжелая, будет сложно найти мне мужа… Вернее, найти не такая проблема, проблемы будут у него, если будет со мной спорить.
Конечно, даже если бы розочка со всей силушки намеренно приложила Пакстера локтем в нос, то вряд ли бы получилось то, что получилось от удара Крейна. Правда, видела в последний раз плющевого рыцаря на поляне, поэтому только догадывалась о масштабе катастрофы. Но вдруг на нем всё заживает, как на собаке? Пес он тот ещё.
- Надеюсь, ты не слишком стыдишься своей сестры, что так неаккуратна, - последнее слово барышня едва заметно выделила интонацией, при этом упрямо не прекращала представление под названием «Я не понимаю, о чем ты говоришь». Но оба знали, что каждый все знает.

+5

7

Лорас скептически посмотрел на сестру, услышав её версию происхождения синяков на лице Пакстера. Тирелл видел пострадавшего в результате прогулки оруженосца не слишком долго, но ущерб, нанесённый его физиономии, оценить успел. Он явно не случайно локтем получил, да и не один раз - помимо подбитого глаза, Кидвелл мог похвастаться ещё и пострадавшей челюстью, синюшный цвет лица подсказывал, что оруженосец мало того, что пострадал не от девичьей руки, так и произошло это несколько часов назад. Или что, по версии Маргери, Пакстеру так понравилось, что он потом об её локоть сознательно лицом бился? А потом он восторга решил пешком по лесу побродить? Есть, конечно, люди с различными наклонностями, кому-то может и такое нравиться... но Кидвелл не производил впечатление человека, который балдеет от того, что ему в лицо локтями тыкают юные леди.
Неправдоподобно, конечно. Хотя если бы леди умели наносить такие увечья "случайно", имел бы смысл отправлять на войны именно их: "случайно" половину лица разобьют, а нарочно и всю голову снести могут. Неожиданно, но действенно.
Жаль только, эта версия имела место быть лишь в фантазиях Маргери, коими она внезапно решила поделиться с Лорасом. "Сказочница". Нашла кому о произошедшем сочинять: Тирелл, может, знал не обо всех подробностях прогулки сестры, но слышал начало и конец истории. Не надо быть гением, чтобы сложить одно с другим. Уехала Маргери на прогулку с одним недорыцарем, вернулась в компании лорда, а особо глазастые заметили, что лошади не поменялись. И гораздо позже из леса возвратился Пакстер, а видок у него был совсем не такой холёный, как в начале прогулки.
Зачем только сестра всё придумывала, непонятно: Лорас был самой маловероятной кандидатурой на роль человека, который будет читать морали и напоминать о надлежащем поведении юной леди. На слухи ему давно было наплевать - всем рты не закроешь, люди слишком любят болтать, да и Маргери, как человек разумный, всегда понимала, чем ей может быть чревато слишком смелое поведение.
- Не замечал за тобой проблем с координацией движений, - Лорас перевёл такой же немигающий взгляд на сестру. - И на фантазию ты точно не жалуешься.
Эти хождения вокруг да около были бы уместны в формальной обстановке, но никак не в разговорах с Маргери. Лорас умел строить из себя воспитанного сына грандлорда, только вот перед кем сейчас разыгрывать представление? Маргери и так знает, какой он из себя, да и едва ли надеется на то, что брат покивает головой, примет её версию произошедшего да отстанет. Может, ждала, пока у Лораса кончится терпение и он начнёт разговор в открытую? Ну так момент настал.
Лорас вообще-то понимал первоначальный план Маргери и её намерения: он тоже слышал бахвальство Пакстера, даже в вежливой форме просил его держать язык за зубами и хорошенько обдумывать каждый свой шаг, заодно предупредил, что в противном случае кое-кто рискует больно получить по голове. Кидвелл стал вести себя осторожнее, но пари, судя по всему, уже было заключено. На ужимки оруженосца Лорас внимания не обращал - сестра была привычна к вниманию кавалеров, но всё ограничивалось простым флиртом, черты никто из ухажёров не пересекал. Если вдруг кто-то неоправданно смелел, его можно было быстро поставить на место, но нельзя сказать, что Маргери так уж часто не могла справиться с этим самостоятельно. Иногда Лорас вмешивался, в основном в превентивных мерах, но для этого ему, как минимум, надо было знать о проблеме и находиться в Хайгардене.
К примеру, если Пакстер думает, что у него после неудачной прогулки в лесу снова начнётся светлая сторона в жизни, то он глубоко ошибается. За свои косяки, тем более, такие значимые, ему придётся отвечать, да так, чтобы память надолго осталась.
Сестра, конечно, большая "молодец", пускай даже на месте Маргери Лорасу тоже очень хотелось бы выставить горе-ухажёра за дурака. И если он правильно понял намерения сестры, кинуть Пакстера она хотела красиво: безобидно пофлиртовать, а уже на самом турнире повязать ленту другому участнику. Красиво? Внезапно? Да не то слово!
Только вот переборщила - в лес с Кидвеллом было зачем идти? Расслабилась? Понадеялась, что у Пакстера инстинкт самосохранения работает лучше, чем другие примитивные инстинкты? Зря.
- Вот с лесом ты и вправду слишком неаккуратно. Пакстер же отбитый на всю голову, - слишком часто по той, явно ненужной ему для жизни части тела получал. Не исключено, что сегодня Крейн - ну а кто же ещё? - выбил из многострадальной головушки последние мозги. - Ты понимаешь, что сегодня тебе просто повезло?
Чёрт с ней, с репутацией, Лораса гораздо больше волновало моральное состояние сестры. Он не хотел высказывать Маргери претензий или читать моралей, но стоило ему только подумать о том, что в лесу девушка могла остаться с Пакстером вдвоём, где ей бы никто не помог, как Тирелл начинал злиться. Не на сестру, конечно, а на всю ситуацию в целом.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-03-18 19:16:35)

+8

8

На фантазию Маргери и правда не жаловалась, а сегодня уже во второй раз получила комплименты своим талантам от людей, казалось бы, к похвалам чужих способностей не склонных. Наверное, такое стоит ценить особо высоко и принимать к сведению, может, даже жизнь свою переосмыслять – может, ну её, эту великосветсткую жизнь, будущее замужество и ораву детишек от какого-нибудь дутого лорда? Прибьется к следующей же труппе актеров, будет гастролировать по югу и сказки рассказывать, развлекая всех от мала до велика. Всё это шутка, конечно. Но, пожалуй, и тут есть доля правды.
Розочка видела, что её брат злился. Да собственно, Рыцарь Цветов особо и не скрывал своего раздражения. И Маргери в общем-то его понимала и оправдываться не хотела, разве что самую малость, и то скорее назвала бы это не жалкими попытками обелить себя, а объяснить, чем руководствовалась в тот момент, когда вознамерилась прокатиться по лесу в компании Кидвелла. Девушка кивнула, как бы подтверждая слова Лораса, что дочь Хранителя Юга все понимала и осознавала, что удача была на её стороне и что только чудом всё обошлось для розы, на свое счастье набредшей с кавалером на лежбище водящегося исключительно в диких условиях журавля. И что повторять таких подвигов в будущем не рекомендуется, ведь не каждый день боги благосклонны к отдельно взятой миледи Тирелл, о чем она впредь должна думать перед тем, как сделать какую-то глупость, а не после этого.
- Я не ожидала, что бывший оруженосец Гарлана… такой, - Маргери сделала неопределенный жест рукой, не в силах подобрать одного емкого определения, которое включало бы в себя красочное описание будущего сира Пакстера, отличившегося не столько умом и сообразительностью, сколько самоуверенностью, нахальством и не подкрепленным ничем бахвальством. От одного воспоминания об этих его чертах вкупе с довольно гаденькой ухмылочкой и откровенным самолюбованием хотелось розе сжать кулаки и погрозить в пространство, проклиная вещь плющовый род, ибо на дух девица не переносила таких вот субъектов. Кто-то воскликнет: «Постойте, так это же почти Рыцарь Цветов!» - и окажется не прав. Лорас в отличие от Пакстера был парнем скромным и весьма талантливым, но как талантами своими не тряс и в лицо никому не тыкал, выскакивая из кустов и распахивая дорожный плащ. А просто приезжал на турниры, бросал дамам цветы и многозначительные, вечно неверно трактуемые взгляды, побеждал и скромно уезжал по своим делам. И в понимании Маргери все местные оруженосцы равнялись на младшего и среднего сыновей лорда Хайгардена, то есть были милы, галантны, старались на тренировках, знали, что дам бить – плохо и всё в таком духе. Взращённая в любви, заботе и исполнении капризов с мыслью, что краше и лучше Тиреллов просто не бывает, посему никто даже не подумает перейти им дорогу, розочка и не подозревала, что какой-то оруженосец позабудет правила приличия настолько, что отрезвляющий удар по щеке не натолкнет его на мысль, что он двигается не в совсем правильном направлении.
- Он решил, что самый умный и ловкий, я захотела ткнуть его носом в то, как он не прав, - Маргери не думала, что Лорас был в курсе пари оруженосцев, он хоть и вертится в тех кругах, но подслушивать неблагородно, а рассказать ему, наверняка, побоялись бы, ибо гонцов с дурными вестями никто не любит. Поэтому барышня решила опустить подробности того, с чего все, собственно, и началось. – Мне нужно было подлить масла в огонь любви к себе, заставить поверить, что он особенный… Чем выше взлетаешь, тем более падать, - девушка иронично усмехнулась, понимая, что сама попалась на том же самом. – Думала, он просто признается в любви, наговорит всей этой чуши, пообещает целовать землю, по которой я ходила, а на деле в его лексиконе не оказалось слова «нет», он даже не допускал мысли, что не все дамы в восторге от него.
Маргери фыркнула.
- Все должно было закончиться корзинкой с цветов, а чуть не закончилось…
Чем именно девушка договорить не успела, её прервал шум со двора. Розочка чуть приосанилась и наклонилась вбок, желая высмотреть источник странных звуков, похожих на то, что загулявшего кота тянут за хвост во время его серенады какой-то кошке, но это был всего лишь Крейн, по всей видимости, из принципа перебиравший струны лютни наугад, а шел и «пел» он вслед за Леонеттой, септой, с которой Маргери постигала веру в Семерых. И это натолкнуло барышню на забавную мысль.
- Если бы отец после такого отдал меня в септы, ты бы меня навещал? – сдерживая смех, спросила девушка у брата, обратив на него взор голубых глаз.

+5

9

Лорасу, как и любому мальчишке, в детстве нравились истории и легенды о рыцарях. Не только о свершённых ими подвигах, но и об их чести, отваге и прочих качествах, что присущи благородным воинам из книг. Маленькому Лорасу казалось, что все рыцари не только превосходные бойцы, но и в целом образцы для подражания, верные, справедливые и великодушные. Отдельной категорией для него всегда были члены Королевской гвардии, Тирелл представлял их себе чуть ли не идеальными людьми. Королю ведь должны служить лучшие, правда?
Романтизм сдавал позиции медленно, но неизбежно. Ситуацию осложняло хотя бы то, что Лораса окружали люди, которых иначе как хорошим примером назвать было нельзя. Уиллас, одно время подававший большие надежды и считавшийся неплохим воином, Гарлан, едва ли в чём-то уступавший старшему брату. И пускай позже на наследника Хайгардена упала лошадь, прервав тем самым толком не начавшуюся карьеру рыцаря, Галантнейший из всех людей Простора по-прежнему был образцом отличного воина и благородного человека. Лорас проводил со старшими братьями не очень много времени: Уиллас после травмы зарылся в библиотеке, Гарлан отправился на службу оруженосцем, но даже этого было достаточно для формирования базисных представлений о светлом образе настоящего рыцаря.
Затем Лораса самого отправили на службу к младшему брату короля, вот уж где он окончательно понял, что "хороший человек" не равно "талантливый рыцарь". Бабушке, похоже, решение о службе в Штормовых землях не нравилось, сложно сказать, чем именно. То ли думала, что там его ничему путному не научат, то ли опасалась влияния лорда Штормового предела на несформировавшуюся психику младшего внука, то ли её в целом настораживало, что Лораса отправляют туда, где люди ещё помнят осаду Мейса. Младший Тирелл к тем событиям никакого отношения не имел, но люди не всегда объективны в своей оценке. Особенно если учесть, как тяжело тогда пришлось жителям замка: Лорас не один раз слышал воспоминания о выживании и всеобщих упаднических настроениях. В рамках обучения истории, на младшем Тирелле за события прошлого никто не отыгрывался, по крайней мере, открыто претензий не предъявлял.
Какие бы опасения не одолевали леди Оленну, но они не оправдались. По крайней мере, в катастрофических масштабах. Спасибо Ренли - он не предпринимал особых попыток проводить тренировки с Лорасом, своего оруженосца он доверил более опытным воинам. Хотя первую тренировку Тирелл запомнил: лорд чуть не уронил меч себе на ногу, сам же расхохотался и отправил Лораса к сиру Кортни Пенрозу.
Каждому - своё. Кто-то был талантливым управленцем, кто-то воином, кто-то стратегом, но большинство окружавших Лораса людей были людьми достойными. А вот Кидвелл был примером того, как делать не надо никому и никогда. Что ж, не каждому оруженосцу суждено стать рыцарем. Некоторых людей посвящать даже противопоказано, чтобы не позорили титул.
- Оруженосцы не всегда похожи на рыцарей, у которых служат.
Пакстер, к примеру, очень мало взял от Гарлана: воином был весьма средненьким, зато в хвастовстве ему не было равных. Лорас таких людей не любил, он всегда считал, что саморекламой нужно заниматься только тем, кто не смог себя проявить, а потому вынужден напоминать о себе окружающим. Тиреллам не было нужды перечислять все свои победы, таланты во владении оружием и прочие заслуги, о них все и так знали. Было в этом что-то низкое - глупое? недостойное? всё сразу - в том, чтобы бегать по миру и хвалебные оды самому себе петь.
Пакстер же считал, что чем больше он о себе говорит, тем лучше становится его карма, словно от пустого бахвальства его умения возрастают. Некоторые дамы - особенно недалёкие - могли и повестись.
Лораса и Кидвелла связывало, по сути, лишь одно: самоуверенность. Только у Тирелла она базировалась на развитых навыках и природном таланте, а у Пакстера разве что на любви к пустому трёпу. Взял бы да показал хоть раз, как надо турниры выигрывать, а то пока слышны лишь намерения выбить из седла всех более-менее талантливых наездников Вестероса.
- Он от меня сегодня очень резво для хромающего ускакал.
Чем больше говорила Маргери, тем сильнее было желание Лораса найти Пакстера и провести с ним небольшую воспитательную работу. Некоторые люди понимают только язык силы, Алан - точно надо ему бочонок вина подарить - сегодня это на примере Кидвелла успешно доказал. Осталось, так сказать, закрепить результат, чтобы некоторые оруженосцы не борзели, а заодно вспомнили клятву рыцаря, которая включала в себя защиту слабых и вежливое обхождение с женщинами, раз уж правила приличия пронеслись мимо дырявой головы одного конкретного дурачка...
От размышлений и фантазий на тему "прекрасного" будущего Пакстера Лораса отвлёк дурной, но громкий голос, доносившийся со двора. Не став ломать себе шею, Тирелл поднялся, облокотился о перила балкона - и не сдержал смеха.
- А вот и герой дня.
И бедная Леонетта явно не знала, как от то ли поющего, то ли воющего Крейна избавиться. Септу немного жаль, но обстановку картина улепётывающей женщины и Алана с лютней разрядила.
Лорас обернулся к сестре.
- Отец? Тебя? В септы? Не смеши меня, - узнай Мейс обо всей ситуации, он бы устроил разбирательство, но никак не над Маргери, а над Кидвеллом. - Но если бы такое случилось, конечно, навестил бы. Надо же посмотреть на тебя в сером платье, да ещё и полностью закрытом.
Любовь Маргери к ярким нарядам с глубокими вырезами была всем известна, но возмущений не вызывала. Даже септы не возмущались, в Хайгардене вообще ко всему относились проще. Ну в самом деле, не в холщовый же плащ такую красоту заворачивать?
- Если бы меня, конечно, к септе подпустили, - усмехнулся Лорас, имея в виду сам храм, а не какую-то конкретную служительницу Семерым.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-03-28 17:57:47)

+8

10

Маргери Тирелл была тактичной юной леди, поэтому сдержала улыбку, когда брат поделился наблюдениями за милордом Кидвеллом издалека, как плющ бодро хромал подальше от другой розочки. И совсем нетактично подумала, что Пакстеру повезло, что он ещё может хромать, а не лежит под кучкой земли, поверх которой возложены те самые цветочки, коими миледи хотела украсить свою комнату. Плевать на могилу – всё-таки плохо для воспитанной леди, а вот цветочков не жалко, себе любимица лорда Хайгардена получше бы нашла. Искать что-то получше у Тиреллов в крови вместе с амбициями, а если проводить параллели, то Гарлан же в итоге нашел себе оруженосца получше. Уго, на непритязательный вкус Маргери, был, конечно, немного простоват, изящными слогом не отличался и почему-то иногда краснел в присутствии юной розы, но галантнейший из рыцарей сказал, что человек он хороший, так почему бы и нет. Что-то там еще и о способностях было, но девушку это не особо интересовало. Те же турниры, где и следует демонстрировать свое мастерство, занимали слабый пол порой не столько в контексте развлечения, сколько из необходимости подметить то, что в будущем можно использовать для беседы, и в возможности взять реванш у какой-нибудь соперницы. И Маргери скорее будет интересоваться, увидела ли та противная кузина из нижней ветви её новое платье и разглядела ли вшитые в вырез тонкие мирийские кружева, чем смотреть на то, как ловко орудует своим копьем какой-то там милорд. Стоит ли говорить, что турниры оруженосцев занимали сию прекрасную деву еще меньше?
Но как можно думать об оруженосцах и проблемах бытия, когда под балконом разворачивается такая драма, участники которой септа и, как верно подметил рыцарь, герой дня. Маргери только диву давалась, как Крейна угораздило, действительно ли в нем говорит влюбленность, а не выпитые пинты эля и приближающаяся ночь. Всё-таки Леонетта – дама строгих правил, ярая почитательница Семерых, да и не особо молодая. Розочка точного возраста своей дуэньи не знала, но даже не оспоримая привлекательность служительницы Семерых разбивалась об это сочувствующее «Ей же уже за тридцать», что в понимании юных умов было отметкой старости и практически на грани смерти от естественных причин. Так что Крейн мог бы посочувствовать пожилой септе, а не гонять её по двору своими талантами, у самого все-таки почти песок сыпется, должен понимать, что в таком возрасте нужны тишина и покой. И вот парочка скрылась, оставляя младших Тиреллов наедине с неразрешенными вопросами.
Маргери с самым серьезным видом кивнула, мол, а как же, с такими плохими девочками, как она, не церемонятся – гонят в септы или Молчаливые сестры. Правда, обычно быстрее выдают замуж, пока слухи не распространились, а потом уже кто будет на замужнюю леди пальцем показывать и за что-то стыдить, ибо докажи потом, что видимые последствия отсутствия целомудрия и скромности – результат бурной молодости, а не страстности супруга. И роза тактично опустила, что все-таки Хранителю Юга слишком любит свою дочурку, да и планы, достойные Эйгона Завоевателя, будет не воплотить в жизнь, если так просто сплавит Маргери.
- О, я всегда знала, что ты меня не бросишь в беде. Спасибо, брат мой, - всё еще сохраняя вид серьезный, проникновенным тоном с нотками благодарности произнесла барышня, а после подалась чуть вперед и возложила ладошку свою поверх предплечья Рыцаря цветов. – Я не переживу, если тебя ко мне не пустят… Поэтому лучше заранее узнать, как расположены септы к тебе: разрешат меня навестить или нет. Иначе, я тогда не приму обетов, ещё чего…
Серьезность дала-таки трещину, и розочка широко улыбнулась.
- Если тебя не пустят в септу, но ты так хочешь увидеть меня в сером закрытом платье, скромно потупившую взор в землю, то отправьте меня куда-нибудь на Север… - девушка на мгновение замолчала, перебирая гербы местных лордов, но на ум мало что приходило, кроме известного всем лютоволка Старков на белом поле. – Выдадите за какого-нибудь Старка, у них, кажется, как раз основной цвет – серый.
На сей раз Маргери даже засмеялась, представив, себя женой какого-нибудь северного лорда. Будет сидеть в замке, круглый год за окном будет снег, кругом все в шкурах, бородатые и косматые, рассуждают о том, что южане жизни не знают, прерываясь только на то, чтобы отбить нападение одичалых. И всё это ради укрепления отношений и поиска новых союзников.
Да нет, бред какой-то.
- Но что-то мне подсказывает, что в септе тебя будут гораздо больше рады видеть, чем на Севере.
Нетерпимость одних к другим известна даже больше, чем любовь Маргери к открытым платьям, за сим и в пояснениях не нуждалась.

+4

11

Маргери любила не только фантазировать, но ещё и постоянно скатываться в драму. Вот и сегодняшний разговор начался с придумывания небылиц о невероятных приключениях Кидвелла в лесу близ Хайгардена, а теперь дочь Мейса как будто бы серьёзно размышляет о своём наказании и перспективах стать септой.
- Любезная сестра, ты всегда можешь на меня рассчитывать, - в тон Маргери отозвался Лорас, вежливо кивая девушке.
Конечно, никто Маргери в септу или иные другие сомнительные организации не отправит: отец был человеком вспыльчивым и, возможно, даже пригрозил бы дочери такими перспективами, но в реальность их претворять бы не стал. О недальновидности и непродуманности Хранителя Юга ходило много слухов, увы, по большей части правдивых, то портить своей дочери жизнь он бы не стал. Особенно если цинично учесть, что Тиреллы с такого опрометчивого действия ничего не получат.
Вот в возможность поспешной свадьбы Лорас мог бы поверить: отец совсем недавно внезапно вспомнил, что Маргери скоро пятнадцать, но пока свою мысль продолжать не стал. Младший Тирелл тоже особого внимания словам Мейса придавать не спешил - пока семья определится с достойным кандидатом, пока договорится о помолвке, приданом и прочих мелочах, потом только будут обсуждать само торжество... Пару лет пройдёт, не меньше, быстро такие дела не делаются. Исключением стала свадьба Гарлана, но там старший брат приложил все силы для того, чтобы ускорить формальности. Лионетту в жёны он был готов взять сразу после того, как лорд Фоссовей не высказал никаких возражений против кандидатуры среднего сына Хранителя Юга. Приданое, свадьба и прочая мишура Гарлана не интересовала, ровно как и его невесту.
Ещё несколько лет назад Лорас и представить себе не мог, что брат будет с серьёзным видом рассуждать о том, что внешность человека не важна, и с улыбкой утверждать, что люди любят, потому что любят. Младший Тирелл даже шутить над Гарланом не стал: как будто задумался, вежливо кивнул вторившей супругу Лионетте и про себя подумал, как странно, что именно эта девушка посчитала Лораса романтичным молодым человеком. И многим леди наверняка он нравится из-за своего богатого внутреннего мира, который настолько заметен, что его все с первого взгляда подмечают. А молодость и красота Лораса тут совершенно ни при чём, что вы.
"На Север?" Сразу вспомнился герб Старков, самой влиятельной семьи Севера. Правда, оптимизма этот Дом не внушал - Лорас никогда не был в северных землях, его там ничто не привлекало, но слухов он наслушался достаточно. Поговаривали, что у северян очень много заморочек. Они подчинялись каким-то особым, только себе понятным принципам, жили в постоянном холоде, страшились мифических существ из-за Стены... По большому счёт, о северянах говорили мало хорошего, разве что иногда в положительном ключе упоминали их военную мощь.
Правда, всё это Лорас слышал от толпы, проверенных источников было мало. Пожалуй, можно назвать только один: Ренли упоминал, что Эддард Старк, нынешний Хранитель Севера и давний друг короля Роберта, был редкой души человеком, в хорошем смысле этого выражения. Что отличало главу Дома от большинства сильных мира сего? Главным образом, высокие моральные принципы, которых он и сам придерживался всю свою жизнь, и старался привить своим детям. Насколько успешно у него получилось последнее, неизвестно, мало кому выпало удовольствие лично встретиться с молодыми Старками. Но если они хотя бы вполовину такие благородные и принципиальные люди, как их отец, то остаётся только надеяться, что они смогут безболезненно для себя пронести свои устои через жизнь.
Неудивительно, что Старки не покидают Винтерфелл: высокие моральные принципы несовместимы с порядками в Королевской Гавани, да и, наверное, на всём Юге в целом. Нельзя сказать, что все южане такие уж твари, но они, в отличие от северян, больше задействованы в политических играх. В них в той или иной степени замешаны абсолютно все. Взять Тиреллов: это совсем не скверная семья, и у её представителей много положительных качеств, но стремление к благополучию Дома всегда тесно связано с интриганством и хитростью. Именно поэтому бабушку союз Старков и Тиреллов мог бы заинтересовать. Только не обязательно же Маргери кому-то из сыновей Эддарда сватать? Говорят, его старшая дочурка весьма хороша собой, как будто и не северянка вовсе... в мать пошла, наверное. А у Тиреллов наследник до сих пор так удачно не женат - более выгодной партии найти сложно. Сыграли бы свадьбу, вот и подружились бы Север с Югом.
- Наверное, утешаются тем, что это дёшево, - пожал плечами Лорас. Серые закрытые платья из плотных тканей украсить сложно, скорее всего, дамы на Севере ходят в похожих нарядах. Купить парочку и можно больше не тратиться, одни плюсы для скупых мужей.
А перед кем там, собственно, красоваться? Гости приезжают крайне редко, дорога до того же Винтерфелла долгая и трудная, мало кто на такое приключение решится. Сами северяне тоже нечасто посещают другие земли, а масштабных событий на их территории не проходит - вот они и выбирают практичные, но неброские наряды. Это в Просторе наряды леди значимо отличаются в зависимости от дохода и положения семьи дамы, каждой хочется покрасоваться модным фасоном и дорогими украшениями. Впрочем, последнее справедливо не только для леди.
- Зато больше, чем в Дорне, - Лорас усмехнулся. Между Севером и Югом было много противоречий, но они все меркли перед непростыми отношениями Тиреллов и Мартеллов.
Несколько секунд Лорас молчал, задумчиво глядя в ту сторону, откуда ещё слышалась распеваемая громким голосом Алана серенада, затем перевёл взгляд на сестру.
- Я так понимаю, бабушка знает о твоей сегодняшней прогулке? - судя по тем взглядам, что бросала леди Оленна на внучку, всё прозорливой старушке известно. - Не удивлюсь, если она внезапно вспомнит, что тебе уже скоро пятнадцать, а ты даже не помолвлена.

+5

12

- А главное нет проблем с тем, что надеть, - мрачно добавила розочка, представив целый сундук, набитый до краев одинаковыми платьями вроде тех, что бывают у септ. Оно и понятно, на Севере холодно, вырез до пупка в крае, где почти всегда лежит снег, - не самая практичная вещь, однако с такой жизнью волком выть захочется и глаза от серости выколоть после ярких южных красок, коих будет так недоставать в ахроматичной палитре Севера. Вот лорд Крейн жаловался и просил пощады, когда на обратном пути в замок миледи Тирелл решила просветить дремучего владельца Алого Озера о различиях между бирюзовым и цветом морской волны, а северян их жены раздражают тем, что не тот оттенок серого у ткани, мол, она-де просила светло-серый, а это пепельно-серый. И уж если тут всплывают проблемы с такими очевидными вещами, то каково храбрым мужам Севера разбираться в пятидесяти оттенков серого. Наверное, за счёт этого в Ночной Дозор еще и приходят добровольно. Там всё просто – черный и поношенный черный, и никаких альтернатив.
Про себя Маргери немного ужаснулась, понимая, что дешевизна платьев едва ли привлекает северян из-за их скупости – насколько знала девушка, край тот был довольно бедный на фоне прочих земель, ибо никаких важных месторождений, как у тех же Ланнистеров, там не было, да и плодородием, как во всех остальных землях (за исключением Дорна, разумеется) Север похвастаться не мог. Дочь Хранителя Юга даже прониклась жалостью к тем, кто живет в самом большом и по иронии судьбы наименее заселенном королевстве Вестероса, ибо мало того, что зима не близко, а просто всегда с тобой, так ещё и не повеселишься - как говориться, денег нет, но вы держитесь. Хотя, по правде говоря, Маргери не особо представляла, как живут местные обнищавшие вассалы, единственно богатство которых – родословная и непомерная гордыня от происхождения. Как вообще жить-то, если не получаешь того, чего хочет душа, да только ограничиваешь себя всегда и во всем?
Розочка убрала руку с предплечья юноши, но не потому что получила вымеренную дозу братской любви и хватит на этом нежностей, а затем чтобы возложить локоточки на перила, а подбородок на запястье, и также задумчиво смотреть вдаль, как Рыцарь цветов. Только если Лорас, по всей видимости, провожал взглядом потенциальный пример для подражания (с точки зрения боевых навыков и постижения своеобразной философии, а не ухаживания за дамами), то Маргери смотрела в сторону зеленых лугов, разделенных пестрой синей лентой – Мандером. Созерцание пейзажей и мудрые замечания любимого брата сгоняли ироничную шутливость и толкали на путь рассуждений, может быть, не о вечном, но о чем-то несомненно важном и серьезном. Отношения между Простором и Дорном обострились отнюдь не  из-за ранения Уилласа принцем Оберином на турнире, а задолго-задолго до этого, и были достойны пары поэм, восхваляющей изворотливость и непокорность детей песков, однако у дорнийцев были куда большие претензии к Ланнистерам, чем к делам минувших дней, нашедших в том же прошлом достойное отмщение, в отличие от убийства всеми любимой принцессы и её детей. Да и о каких политических связях можно вести речь, когда Хайгарденом управляет Мейс Тирелл, при котором лучше не упоминать лишний раз ничего, что могло ассоциироваться с Дорном и принцем Оберином. А вот грядущая свадьба маячила в самом ближайшем будущем в отличие от каких-либо союзов с Мартеллами.
- Я думаю, ей поведали то же самое, что узнал ты. А наша бабушка сопоставляет факты не хуже тебя, - Маргери подчеркнула, что старушка ещё не дала однозначно понять, знает ли в точности детали произошедшего, как не намекнула, как к этому относится. Но в отличие от Лораса, розочка имела смутное представление о том, что в девицах миледи Редвин была той ещё благовоспитанной леди, так сказать, прояснили между девочками. Поэтому дочь Мейса Тирелла сомневалась, что бабушка будет слишком ругаться, сострит, конечно, но ей и повода для этого не надо.
Маргери вновь едва заметно фыркнула. Неужели Лорас хочет её носом ткнуть ещё раз в то, что по лесу лучше гулять одной, чем в компании почти-рыцарей, которые так и норовятся пустить свой меч в дело.
- Какая разница, месяцем раньше или месяцем позже? – несколько раздраженно начала розочка. – Всё равно уже давно пора, только раньше моих шестнадцатых именин вам от меня не избавиться… К тому же, я в отличие от тебя или Уилласа не могу сказать, чтобы меня не трогали с этими глупостями и оставили в покое.
Девушка на мгновение замолчала, несколько напряженно глядя вдаль. А после перевела взгляд на брата.
- Надеюсь, ты не дашь Пакстеру по голове? Или хотя бы сделаешь это незаметно для остальных... А то по нашей с милордом версии, он поспорил с Крейном и проиграл кулачный бой, так что твоя месть будет смотреться… неоднозначно. Начнут говорить, что защищал честь лорда Алого Озера, потому что у него коса такая красивая и глаза такого нежно-голубого цвета.
Розочка усмехнулась. Всего лишь шутка, не основанная ни на чем кроме событий сегодняшнего дня и нескольких довольно-таки субъективных фактах. О косе и цвете глаз, разумеется, шла речь.

+4

13

- Не кривись, едва ли тебе грозит сомнительное удовольствие стать женой Старка.
Все те доводы, что перебирали младшие Тиреллы, наверняка приходили в голову и леди Оленне. Да, у северян есть армия, вроде бы многочисленная и неплохо вооружённая, а ещё у них есть... Стена? Сказки? Главное, денег у них нет: на снегу ничего не растёт, торговых путей не много, как вообще люди на Севере выживают, Лорасу понятно не было. Кто им поставляет провизию? Большинство продуктов испортятся, пока по метели и морозу доедут до того же Винтерфелла.
Полезных ископаемых нет, воды нет, населена северянами, по слухам, диковатыми и своеобразными. Отправлять в те края леди из Хайгардена могло бы стать началом неплохого анекдота, но реальностью? Едва ли.
Этот вариант возможен в одном случае: если отец вздумает устроить брак именно с будущим грандлордом, Хранителем очередной части света. Лорас вспомнил кандидатов и с неудовольствием отметил, что на общем фоне сын Эддарда Старка выглядел неплохим претендентом на роль супруга. Фон у него, правда, поганенький.
Но вот что с них, северян, брать? Ничего полезного Тиреллы от такого союза не получат, разве что возможность увеличить армию - на кой только чёрт, в Просторе и так стотысячное войско собрать можно.
- Уиллас такого тоже сказать не может, это моя прерогатива, - может быть, и правда, пора хотя бы начать подбирать кандидатов на роль супругов наследника Хайгардена и розочки, но единственный свободный от перспектив на свадьбу Тирелл серьёзных размышлений на эту тему не слышал. - Вообще не могу представить тебя невестой.
Может, наивно, зато честно: не складывался в голове цельный образ Маргери с будущим супругом, церемония, надевания чужого плаща на её плечи... Впрочем, это лирика, пока можно отбросить размышления о гипотетической свадьбе и вернуться к вопросам насущным.
Лорас прикинул жизнеспособность версии Маргери: Алан гораздо старше, крупнее и опытнее Пакстера,  речь всё-таки идёт о кулачных боях... "Годится". Кидвелл особым умом никогда не отличался, с него бы сталось сунуться к противнику, который превосходит его в умениях.
- Сейчас это всё равно будет походить на избиение котёнка, - Лорас пожал плечами, вспомнив внешний вид и походку Пакстера. Как бы Тиреллу не хотелось вбить в оруженосца немножко мозгов или хотя бы правил приличия, но время было неподходящим. Грешно и недостойно бить убогого, да ещё и раненого. - Да и должного эффекта моё вмешательство не окажет.
А вот если подождать пару дней, дать Кидвеллу возможность оклематься и снова возомнить себя героем из баллад, к чьим ногам дамы так и должны падать, а заодно придумать, что одна конкретная розочка уже стала жертвой его обаяния и великолепия- вот тогда появление на горизонте Лораса снова встряхнёт Пакстера, напоминая оруженосцу о правилах приличия.
Не одна Маргери в семье была склонна к драматизма и красивой мести. Только вот у Лораса было больше шансов воплотить свой план в жизнь, уж с Кидвеллом он справится.
- Мне только таких неоднозначных слухов для полного счастья не хватает, - Тирелл усмехнулся, снова мельком глянув в сторону сада.
Понятно, что Маргери шутит: о непростых отношениях Лораса и Пакстера давно было известно, и ни у кого дополнительных вопросов их разногласия не вызывали. Тирелл черту не пересекал, разве что обрывал некоторые речи чужого оруженосца, напоминая ему, что не во всех компаниях стоит произносить свои соображения вслух. Сильно жизнь друг другу они не усложняли, по большому счёту потому, что особо и не сталкивались.
Крейн же был старым другом семьи, особенно старших братьев, а вот примером для подражания его назвать было сложно, больно вольный образ жизни вёл нынешний лорд Алого озера. Бабушку бы накрыло, если бы хоть один из внуков вёл себя также, как Алан: захотел - уехал, не один раз рисковал своей жизнью, причём всерьёз, это не фигура речи, стал лордом, подвинув остальных претендентов, потом покинул свои земли и не слишком интересовался, как там обстояли дела без официального правителя; захотел - вернулся, и всё это внезапно, ни одно действие Алана внешне логике подчинено не было.
В общем, жизненные принципы Крейна копировать не стоило, ровно как и стиль ведения боя, а также - как показала практика - способы ухаживаний за женщинами. Алану забавно, а вот септа ещё долго будет дёргаться, услышав чьё-то пение и игру на лютне.
Хотя не был бы у Крейна такой своеобразный вкус на дам и имей он желание жениться, давно был бы связан брачными клятвами. Некоторым девушкам он очень даже нравился: своим вольнодумием, талантом рассказчика, а также титулом и широкими плечами. Насчёт косы и голубых глаз - они у Крейна голубые, да? - Лорас ничего сказать не мог. Особенно про причёску, смотрится она оригинально, а уж насколько кому нравится, вопрос спорный.
Хорошо, что Крейн подружился с наследником Хайгардена, а не Винтерфелла: на Севере юморок Алана могли не оценить. "Да что все мысли на северян перескакивают?" Всё Маргери со своими рассуждениями.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-04-02 00:30:02)

+10

14

Маргери усмехнулась, действительно, где Тиреллы, а где Старки – между ними не столько мировоззренческая и культурная пропасть, сколько множество сотен лиг. И розочке хотелось бы верить, что отец её все-таки любит и не отправит прозябать свою дочурку на снегу неизвестно куда, но известно насколько – пока смерть не разлучит счастливых супругов. И судя по климатическим условиям и тягой северян к закрытым серым платьям, то смерть первой заберет именно южанку, не способную выдержать ни отсутствия вкуса, ни отсутствия проявления нежных чувств от сурового и холодного, что его снега, потомка первых людей. Да и, в общем-то, если рассматривать исключительно статус потенциальных мужей, то сын Хранителя Севера был не самым завидным женихом, а если брать во внимание и прочие приятные дополнения вроде широких плеч и хорошей армии, то опять же не был единственным в списке. Да и если верить бабушке, то между нынешним лордом Винтерфелла и королем Робертом были крепкие узы дружбы, и только боги знают, насколько далеко не знавший меры в любой области старший сын Стеффона Баратеона может зайти в вопросе проявления крепких привязанностей – кажется, у Старков достаточно детей, чтоб было из чего выбирать для предстоящих королевских браков. С одним домом заключать союз дважды, конечно, своеобразное дело, но опять же, кто Его Величество знает. Наверное, поэтому ещё отец не торопился подбирать своей любимице пару - надеялся, что будущий король Джоффри будет чудесно смотреться рядом с Маргери. Были и другие, более приземлённые причины и более амбициозные планы, но всё сводилось к одному результату в виде золотой короны, придавливающей вьющиеся каштановые локоны девицы. Сама роза предпочитала рассуждать более прагматично, то есть придерживаться мнения Королевы шипов – не соваться туда, куда не просят и где тебя никто не ждет.
Миледи Тирелл от слов, что не тянет на невесту, даже негромко рассмеялась, премило морща свой вздернутый носик. Напрашивался вывод, что Лорас просто не представлял жизнь свою без любимой сестрицы, которую из семейного гнездышка посадят в лодку под названием «семейная жизнь» и оттолкнут от хайгарденского берега, или же Маргери была из той породы особ, коим никогда не стать примерной женой, ибо сокрушат насилием чужие извилины и придавят чуткое мужское самолюбие каблучком, словом, одни беды и расстройства, а не супруга. Розочка, конечно, предпочитала думать, что это Рыцарь цветов так привязан к ней, а не она такая скверная леди, но вместе с тем как-то же справлялся Лорас без нее всё это время. Разумеется, с лордом Ренли скучать никому не приходилось, но всё же.
«Если бы, если бы…» - вздохнув, подумала Маргери, всё также глядя на зеленые луга, которые постепенно покрывались позолотой стараниями лучей заходящего солнца.
- Смотря как изъясняться, - едва слышно пробубнила розочка, когда брат сказал, что вмешиваться боле некуда, и должного страха на Пакстера нагнал своими силами лорд Крейн. Как и любая девушка, миледи Тирелл склонялась к политике миролюбия и урегулирования конфликтов словом, однако на сей раз даже такая дружелюбная и необидчивая (шучу) особа готова была не только высказаться за применение насилия, но и сама надавать почтирыцарю по голове, чтоб не повадно было обижать беззащитных леди, на полянках зажимая и руки распуская. 
- Народу скучно жить без неоднозначных слухов, - глубокомысленно изрекла Маргери. А после оторвалась от перил, откинулась назад и фривольно растеклась по стулу, вытянув вперед средней длины ноги. – А ты слишком талантлив, чтобы тебе не завидовали и не обливали грязью за твоей спиной.
Роза бросила взгляд на брата. Тот не искал любви ни народа, ни знати, но если простому люду чаще всего было плевать на представителей высших сословий, то вот прочие благородные особы получат больше поводов исходиться ядом при виде Рыцаря цветов. Красивый, талантливый, из знатного и богатого дома, скромный опять же, сестра ещё симпатичная и крайне добродушная (вся в бабушку), как такому не завидовать и не желать в море бросить? Ещё и оруженосцем у брата короля был… Кстати о Ренли. Вернулся в отчий дом Лорас не так давно, но и не пару дней назад, однако впечатлениями делился такими, что не были особо связаны с лордом Штормового Предела. А в свете некоторых событий становилось интересно, что представляет из себя брат короля, но разумеется, чем именно заинтересовал, говорить напрямую Маргери не собиралась. Ох уж эти чертовы нравы южных женщин.
- Давай поговорим о чем-нибудь более приятном… Я всё хотела спросить тебя о лорде Ренли. Он действительно весь из себя такой… - девушка замялась, подбирая нужное слово, но вдруг поняла, что одним словом младшего брата Его Величества и не описать даже. – Такой, каким показывает себя на публике? Так ли он похож на короля?

+9

15

Наверное, Лорасу и вправду не хотелось думать о будущем замужестве Маргери, хотя, чисто теоретически, друг без друга они всё-таки обходились без получения тяжёлых моральных травм. Только это всё не то: одно дело, уехать на службу, но знать, где сестра и иметь возможность с ней связаться (не так далеко ворону лететь, не Север всё-таки), и совсем другое - выдать её замуж и отправить в далёкие земли к сомнительному супругу. Маргери, к слову, тоже не с радостными визгами брата в Штормовой предел провожала, а это всё-таки, во-первых, недалеко, во-вторых, оруженосцем талантливые люди становятся ненадолго. А вот женятся, как известно из клятв, пока смерть не разлучит супругов.
Лорас уже и не помнил, кому первому пришла в голову мысль о короне на голове Маргери. Что он точно осознавал - идея возникла на почве распития крепких алкогольных напитков, но на следующий день не исчезла, как это бывает с сомнительными задумками. Не померкла она и через неделю, напротив, с каждым днём части посвящённых нравилась всё больше и больше. Отца эта задумка захватила полностью, как же, Тиреллы могли породниться с королевской семьёй!
Правда, как эту идею осуществить технически, пока было не понятно. Мейс Тирелл надеялся на брак Маргери с Джоффри Баратеоном, но его оптимизма основоположники самой идеи восхождения розочки на трон не разделяли. Во-первых, никаких конкретных разговоров на тему женитьбы наследника престола слышно не было, слухов ходило предостаточно, но ни один из них подтверждения не имел. Во-вторых, Ренли очень нелестно отзывался о Джоффри - его старший племянник ещё не обладал фактической властью, а уже думал о себе слишком много и позволял себе весьма резкие высказывания. Также не внушала оптимизма жестокость двенадцатилетнего мальчика: если он умудрился запугать своих же сестру и брата, а также замучить нескольких котят последнего, то что он сделает с совершенно посторонней девушкой? В обаянии Маргери сомневаться не приходилось, но как долго ей удастся удерживать интерес кронпринца? Смотреться вместе они будут прекрасно, но едва ли долго, гадостная натура Джоффри в любом случае возьмёт верх.
Ничем хорошим эта история не закончилась бы: у миледи Тирелл есть слишком заботливый старший брат, который не сможет сдержаться, если - когда! - Джоффри придёт в голову мысль начать издеваться не над котятами и  слугами, а над молодой супругой.
Возможно, леди Оленна и права - нечего лезть туда, где вас совсем не ждут. С другой стороны, никакие блага нельзя получить, если просто сидеть и ждать у моря погоды, разве не так? За любой приз надо бороться, где-то рисковать, где-то грамотно использовать имеющиеся ресурсы, благо, у Тиреллов их предостаточно.
И последнее действительно вызывает зависть. Правда, если прикинуть, то Лорас не один в семье такой молодой, красивый и талантливый - к примеру, о Гарлане можно сказать то же самое, да ещё и скромно вспомнить про неплохой замок, владельцем которого является старший брат. И всё же злые языки главным объектом для придумывания разного рода небылиц выбрали младшего Тирелла, кто бы ещё понял, по какой причине. Впрочем, Лорас не особо обращал внимание на сплетни, людская зависть никогда не знала границ, а уж об известных современниках потрепаться народ любил. Лорас же, в силу юношеской гиперактивности и амбициозности, фигурой был заметной - что ж, пусть так, пусть болтают, вреда такие сомнительные истории не принесут.
Тирелл развернулся к сестре лицом, спиной опираясь на балконные перила, кивнул Маргери на освободившийся стул, - "вытягивайся, можешь леди не изображать" - и вопросительно посмотрел на девушку. "Какой такой?" Маргери же уже видела Ренли, тому случалось гостить в Хайгардене, неужто не успела своего мнения о лорде Штормового предела составить?
Сестра договорила, и её вопрос вызвал у Лораса искренний смех. "Похож на короля, как же".
- Говорят, что чисто внешне лет пятнадцать назад король Роберт выглядел точно также, как сейчас лорд Ренли. Мне лично верится в это с трудом, - Роберт толстый, неопрятный, то навеселе, то после сомнительной попойки, младшему Баратеону такой вид только в страшном сне мог присниться. Лорас любил посмеяться над своим бывшим рыцарем, намекая, что родственникам свойственно быть похожими друг на друга. Ренли кривился и многозначительно кивал на Мейса Тирелла. - По-моему, их объединяет разве что любовь к празднествам, только у короля они более... затратные.
Все южане любили развлечения: пиршества, турниры, застолья; но Роберт давно уже потерял чувство меры. Неудивительно, что корона вынуждена постоянно занимать огромные суммы денег то у Банка, то у Тиреллов. Лорд Штормового предела пиршествовал скромнее, по крайней мере, ему занимать денег не приходилось, его траты доходы Штормовых земель полностью покрывали.
- Кто из нас на публике ведёт себя совершенно свободно? - у каждого свои секреты и свои маски, которые приходится носить, меняя их в зависимости от ситуации. - Лорд Ренли вообще мало похож на обоих своих братьев, поэтому люди его и любят.
А вот этим что Роберт, что Станнис похвастаться не могли: у каждого из Баратеонов свои недостатки, но у Ренли они, на взгляд жителей Штормовых земель, были не такими фатальными. И если бы мысли и соображения Лораса на этот счёт услышал кто-то чужой, у Тиреллов осталось бы на одного ребёнка меньше ввиду скорой казни младшего сына. Хорошо, он не был настолько безбашенным, чтобы болтать о таких вещах направо-налево, впрочем, с Маргери можно говорить откровенно.
- С чего ты вдруг Ренли заинтересовалась? - нисколько, вот нисколько не ревниво спросил Лорас, с любопытством глядя на сестру.

+9

16

Ренли Баратеон – фигура на доске видная и довольно-таки занятая для своих юных лет. Все-таки молодой лорд, которому нужно следить за порядком в своих землях, да ещё и Мастер над законами, коему необходимо присутствовать при вынесении важных решений, а лучше и вовсе почаще находится в столице, где требуется его вмешательство, как человека в крайней степени одаренного (не посадят же в Малый совет кого попало, какая ерунда, право слово). При всем при этом младший сын Стеффона Баратеона умудрялся завоевывать признание и любовь народа, минуя один из наиболее распространенных для этого способов в краях с сильными рыцарскими традициями таких, как Штормовые земли и Простор, то есть участие в турнирах. Так что времени на праздные поездки в гости к другим лордам и леди у милорда Ренли было не то чтобы очень много, поэтому и встречала Маргери младшего брата короля всего несколько раз, и не сказать, что встречи эти были долгими и полезными хоть в какой-то степени. Розочка хоть и была довольно высокого мнения о своих умственных способностях, но сомневалась в том, что смогла разглядеть истинное лицо Мастера над законами. Устами младенца, может, истина и глаголет, однако много ли вы видели исключительно проницательных детишек в десять или одиннадцать лет? А Лорас, быть может, и не совсем объективен в своих суждениях, однако он был подле брата короля так долго, что определенно точно должен был подметить разные мелочи, даже если бы не ставил целью себе нечто такое.
Маргери почти удивилась, когда Рыцарь цветов сказал, что Ренли действительно сравнивают с молодым Робертом. Краем уха что-то такое девушка слышала, но думала, что всё  это не более, чем очередная попытка польстить монарху и выставить себя в лучшем свете, но, по всей видимости, действительно было родственное сходство между этими двумя братьями. И юной розе тоже верилось в это с трудом, ибо первое впечатление от увиденного было ничем не перебить. Хорошо, что ей тогда было лет не шесть, а то дочь лорда Хайгардена точно решила бы, что это из леса вышел великан и хочет съесть такую очаровашку, что аж из-за Стены пришел, и убежала бы к себе в комнату с пронзительным визгом. Его Величество хоть и нравился многим, судя по реакции окружающих, но своим громогласным голосом и хохотом пугал, а шуткам приводил в недоумение, поэтому Маргери во время визита короля предпочитала держаться от него подальше, а то её очаровательный носик был как раз на уровне его здоровенных ручищ – хоть детей у четы Тиреллов и было много, однако дочь была одна, так что потеря была бы ощутимой.
И всё же внешнее сходство между Ренли и его старшим братом куда меньше интересовало розочку, чем схожесть характеров. Просто потому, что девушка искренне верила, что в свои двадцать с чем-то лет лорд Штормового Предела не выглядит как огромная скала, на которую доспех не налезет. Он же молодой, так что просто обязан быть если не красивым, то хотя бы подтянутым!
Миледи Тирелл задумалась, мысленно прикидывая, а хорошо ли, что у Ренли есть тяга к празднествам, или всё-таки плохо. С одной стороны, если Мастер над законам плох в финансах, то в будущем мог сесть на шею семье дражайшей супруги, а с другой стороны, скучно с таким муженьком точно не будет, так что унылые серые будни не будут сопровождаться с вышиванием в кругу кузин да септ, пока от такой тоски не сиганешь с утеса в море. Другой плюс был в том, что иных схожих черт брат как-то и не упомянул. Возможно, решил пожалеть сестру, поняв, к чему она клонит, а может, счел, что не для женских ушей информация о гулянках, пьянках и чем еще обычно занимаются неженатые (да и женатые тоже, взять того же короля), знатные и богатые молодые люди. А о том, что из всех сыновей Стеффона Баратеона любят только Ренли, Маргери решила оставить без своих веских комментариев и вопросов. Все-таки кто она такая? Наслушается всякого во время пиров и прочих празднеств, книг начитается, а потом еще с братом спорить будет, маленькая бунтарка.
- Ну как с чего? – розочка перевела взгляд на Лораса, всем своим видом как будто вопрошая, чего это он из себя дурака строит и прикидывается, что не понимает о чем речь. – Если ты не можешь представить меня невестой, это ещё не значит, что мне разрешат остаться старой девой.
Кто о чем, а любимица лорда Мейса о свадьбе. Видимо, и правда пора уже.
- А Ренли – лорд Штормового Предела, у него армия есть, ресурсы есть, влияние есть, выходец из Великого дома, - тут аж пальцы на левой руке закончились для наглядного подсчета выгоды от союза с Баратеоном. – Он заседает в Малом совете, Штормовые земли граничат с Простором, и что важнее, он – брат короля.
Последнее сопровождалось красноречивым взглядом и тончайшим намеком на уровне интонаций. Уж Лорас после приезда должен был заметить, что аппетиты отца не становятся меньше не только в отношении трапезы. Приятная компенсация отсутствия короны, вед с наследником престола не все понятно. А другого варианта становления королевой Маргери официально ещё не объявили, поэтому девушка предпочитала и не вспоминать о таковом.
- Что с кронпринцем ещё неясно, но я сомневаюсь, что король будет рад видеть меня в качестве невестки. Наследников Дорна и Железных островов даже в расчет брать смешно. От Речных земель мало прока, да ещё скажут, что выскочки времен Эйгона Завоевателя решили держаться вместе, - тут розочка разве что не закатила глаза. Подумать только, прошло почти триста лет, а у кого-то всё ещё свербило в одном месте, что кто-то, кто был недостаточно горд и тщеславен, чтобы называть себя королем, вдруг стал грандлордом. И Тиреллы были отнюдь не единственными, чье благоразумие было вознаграждено первым из драконов. – Остаются распутный карлик лорда Тайвина, мальчишка у лорда Аррена, сын лорда Эддарда и Ренли Баратеон. Я надеюсь, что какие бы проступки не совершала, но отец достаточно любит меня для того, чтобы не отдавать замуж за Беса, делать нянькой или ссылать на Север... Так что вот. Надеюсь, ты не пожалеешь для меня своего наставника, - розочка усмехнулась. Наставник, как же. Знаменитый участник турниров на стороне зрителей.
Маргери сложила руки в замок на груди, совершенно некрасиво скрестила ноги в районе щиколоток и, запрокинув голову назад, устремила задумчивый взгляд в небо. На словах складывалось всё довольно-таки не плохо, но как выйдет на самом деле? Только боги и знают.

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-04-22 14:58:02)

+8

17

Разговор так плавно перешёл от свадебных перспектив Маргери на Ренли, что не надо было быть гением, чтобы понять, к чему такой переменой темы клонит младшая Тирелл. Просто, наверное, Лорас сейчас оказался совсем не готов обсуждать брак этих двоих, что вместе, что по отдельности.
Маргери никогда не была похожа на Лионетту Фоссовей с её возвышенными размышлениями о любви и родственности душ. Напротив, младшая Тирелл, набравшаяся от бабушки не только добродушия, но и прагматичности, с раннего возраста свыклась с мыслью о политическом браке, и особенно от осознания такой перспективы не страдала. Конечно, ей хотелось бы видеть в мужьях устраивающего её мужчину, какая молодая девушка с удовольствием выйдет замуж за старика, больного человека или ребёнка? Но интересы семьи Маргери умела ставить выше своих собственных, а точнее, в данный момент пыталась найти компромисс, который устроил бы и Мейса Тирелла, и его дочь, и леди Оленну.
Сестру можно понять: если бы Лорасу грозила женитьба, он бы тоже предпочёл не оттягивать неизбежное, как это до сих пор успешно делал Уиллас, а выбрать супругу самостоятельно, остановившись на той, что была бы и семье выгодна, и  внешне не отвратительна, хотя в его случае, это всё равно их семейную жизнь бы не спасло. Ренли же придерживался позиции наследника Хайгардена - на все вопросы отшучивался, Роберту намекал о том, что глядя на "счастливые" браки старших братьев, торопиться не хочет, да и в целом тянул время. И Лорас не был тем человеком, кто был бы заинтересован в придании ускорения лорду Штормового Предела, по крайней мере, в этом вопросе.
- Да бабушка скорее сама Джоффри отравит, чем даст тебе за него выйти, - Лорас скривился, в очередной раз вспомнив кронпринца. Роберт, может, и не возражал бы против союза с Тиреллами посредством брака наследника, а вот Серсея явно сделает всё, лишь бы эта свадьба никогда не состоялась. Не очень она всё-таки разумная женщина, хоть и королева, ей бы дружить с представителями сильнейшей семьи Простора, а Ланнистерша их своими главными врагами выбрала.
- И если отбросить детей и уродов, - Роббу Старку сколько? Четырнадцать? Тоже так себе взрослый уверенный мужчина, - то хороших вариантов у тебя немного.
Ренли и сам по себе был человеком замечательным, а уж на фоне остальных кандидатур, что выдвигала Маргери, так и вовсе казался идеальным мужчиной. Всё сестра правильно говорила: и власть у него есть, и титул, и земли, и деньги (ну, не как у Тиреллов, но побираться не приходилось), и армия, а вот жены не было, хотя назвать девятнадцатилетнего брата короля неразумным ребёнком, которому пока "просто рано", нельзя. И едва ли Маргери не задумывалась о причинах, другой вопрос, что едва ли могла догадаться об истинных мотивах Ренли, наверняка всё списывала на те недостатки, что регулярно демонстрировал Роберт Баратеон, с которым так часто сравнивали его младшего брата.
Женщины привыкли ко многим вещам, которые считались неизбежными или, при оптимистичном подходе, высоковероятными в браке. К пьянкам и охотам. К любви супругов к война, турнирам и другим вооружённым действиям. К изменам, в том числе настолько явным, какие практиковал сам король Роберт, ни во что не ставя мнение своей жёнушки.
Этих пагубных пристрастий старшего брата Ренли не унаследовал, зато нажил свои собственные, не менее греховные, а порой даже более порицаемых общественностью. И из достоверного источника, а именно, от Лораса Маргери обо всём этом ничего не слышала. Не настолько давно молодой рыцарь вернулся из Штормовых земель, чтобы созреть до разговора, а с порога о таких вещах не говорят. Впрочем, Лорас вообще сомневался, что сестре стоит об этом знать, потому вообще не поднимал темы.
- Ренли Баратеон - прекрасный человек, - задумчиво глядя в сад, произнёс Лорас. - Но со своими особенностями, из-за которых он до сих пор и не женат.
В каком ключе сейчас продолжать разговор с Маргери? Лорас обдумывал этот вопрос, ничего не выражающим взглядом рассматривая цветущие растения, в которых сроду ничего не понимал. Объективных причин, по которым Ренли оказался бы недостойной кандидатурой на роль супруга Маргери, как будто бы не было, а очернять имя бывшего наставника, выдумывая небылицы, Тирелл, разумеется, не стал бы. С другой стороны, выдать сестру за Ренли в условиях сложившихся близких отношений её брата с Баратеоном было как-то... странно? Наверное, так.

+8

18

Как бы судьба и удача свадьбу не оттягивали, но всё равно под венец сдадут, передав, так сказать, из рук в руки. Не то чтобы Маргери торопилась по своей воле перейти из разряда соблазнительной партии в разряд не менее соблазнительной жены, однако брачный возраст подступал, а кандидатов на роль такой распрекрасной дочери лорда Хайгардена почему-то не прибавлялось в геометрической прогрессии. Зато невест только из великих домов уже предостаточно, да и всегда можно выбрать из дочерей вассалов – подобное расхождение статусов слишком снисходительно упускалось из виду, ведь важно в большей степени положение в иерархии самого супруга, а не супруги, от жены требуется только приданое, и то не от неё самой, а от её дома. К тому же мужу-то ехать никуда не надо – всё привезут, упакуют в лучшее платье, ещё и денег отвалят за то, что забрал такое сокровище, красота, живи да радуйся. Добродушная и крайне практичная бабушка сразу расставила все точки над «i», так что Маргери рано прониклась своим счастливым будущим и романтичных планов не строила, а до сего момента особо и не задумывалась о семейной жизни. А кому понравится перманентно думать о том, что его кладут на алтарь чужих амбиций (читай, продают аки лошадь), ссылают невесть куда и надо постоянно торопиться с этим, чтоб отхватить нормального мужа и не попасть в малочисленный и малопочитаемый кружок по интересам из старых дев? Но если Лорас прав, то вполне возможно, что папеньке невесть кто донесет некоторые неприятные новости, и Хранитель Юга всерьез решит поспешить с тем, чтобы оторвать от сердца родную кровинушку, единственную дочурку, чтоб той по лесам и полям с рыцарями скакать неповадно было. Так что стоило набросать возможные варианты, порассуждать самой на тему, а после вприпрыжку скакать к леди Оленне, если она сама не сообразит превентивно лорду Хайгардена по лбу ложкой настучать.
Розочка мотнула головой, отрицая подобное развитие событий – Королева шипов имеет много собственного яда, что хватило бы на отравление всего населения Королевской Гавани и ещё бы на Дорн осталось, но едва ли она стала бы прибегать к таким радикальным мерам. Брат, конечно, слишком часто бывал в столице и явно хорошо знаком с кронпринцем, но не может же быть мальчишка, что младше самой Маргери, быть таким отвратительным, что исправит его только могила. Да и убийство наследника престола… Если такое вскроется, то быть большой беде, уж проще сразу разорвать помолвку и бежать так, чтоб только пятки сверкали.
- Их почти и нет, говори прямо, - устало проговорила розочка, прикрыв глаза. Если б Хранитель Юга не возжелал с такой охотой, ввести единственную дочь в королевскую семью, если Ренли нашел бы себе достойную супругу, а Мейс Тирелл воспылал бы такой отеческой любовью к Маргери, что не поднялась бы рука его написать слова согласия на брак с Тирионом или Робертом, то её выдали бы за наследника какого-нибудь вассала лорда Хайгардена с приличным состоянием, обширными землями, словом, крепко стоящего на ногах и верного до кончика пальцев. Тут, возможно, дело обстояло бы попроще, да и у Маргери было бы из чего выбирать, а так на безрыбье и младший сын Стеффона Баратеона – идеальный муж, даже если знать обо всех его «особенностях». А наивная дочь четы Тиреллов ничего о таком и не знала. Посему голову опустила и удивленно на брата уставилась, приподняв брови.
- Особенности? – переспросила розочка, даже не представляя, куда клонит Лорас. И от этого девушка аж пропустила то, что, в общем-то, Ренли – человек распрекрасный, ибо сосредоточилась на том самом «но».
Особенности бывают разного рода: физические или ментальные. Причем физические порой можно было скрыть, но увы ни Уилласу, ни Тириону с этим делом не повезло, но у младшего из сыновей лорда Утеса Кастерли было больше времени свыкнуться с подобным положением дел, и судя по слухам, карлик в этом довольно преуспел. Что же касается особенностей другого толка, то на дурачка, природой данного, или по воле лошади, которая не любит, когда её дергают за хвост, за что бьет по лбу копытом, или чего-то в таком духе, лорд Штормового Предела не тянул, как не было за ним (по слухам) других грешков, вроде странной тяги к чему-то противоестественному, например, коз и мертвых леди, вспышек агрессии или чего ещё. Конечно, о брате короля дурные сплетни распускать себе дороже, но шила в мешке не утаишь, как и язык, который чешется, за зубами не удержишь. Но разве стал бы называть Лорас в таком случае бывшего «наставника» прекрасным, ни капли не приправив слова свои сарказмом? Едва ли.
Святая простота в лице миледи Тирелл сперва подумала на некое врожденное увечье (ясно-понятно, в какой именно области, раз незаметное и мешающее заключать брак, у которого по сути, какую бы он политическую подоплеку не имел, целью было последующее пополнение генеалогического древа и получения новых маленьких милордиков), но вслух интересоваться о том, что кроется за широкими цветными штанами Мастера над Законами, не торопилась. Всё-таки тема довольно щекотливая, чтобы вот так в лоб узнавать подобное, да и не привыкла Маргери в принципе таким интересоваться, не доросла ещё. А Лорас, хоть и кучерявый, но на кузину мало походил, чтоб пошушукаться на тему можно было без доли неловкости. Какое бы доверие между этими двумя не наблюдалась, но есть определенные вопросы, о которых вслух и во всех подробностях рассуждать неприятно, особенно с противоположным полом, коему ни беды, ни интереса, ни просто альтернативного взгляда на предмет дискуссии не понять по причине нахождения по другую сторону баррикад.
- У него какие-то проблемы со здоровьем? – как показалось розе, довольно тактично и расплывчато спросила она, при этом прозрачно намекая на суть вопроса. – Или…
Альтернатива, внезапно пришедшая на ум, не сразу обрела словесные очертания в исполнении Маргери. Девушке просто вдруг в голову пришло то, что некоторым молодым людям куда комфортнее среди таких же, как они, ибо попробуй за этими леди погоняться, то им флирт подавай, то на арфе сыграй, а товарищ поймет и поможет, в беде не бросит. На Юге к этому относились, как баловству, юношеским экспериментам, ибо в итоге хотя бы для виду всё равно излишне привязанные к мечам оруженосцы и рыцари женились, а кто-то и вовсе отказывался от прошлых привязанностей. Маргери не могла сказать, что определенно точно знакома с кем-то, кто не разделяет любви к прекрасному полу, оправдывая отсутствие внимания к себе, что не может же она всем без исключения нравиться (идиоты просто не могли осознать, какое рядом с ними неземное создание, Дева почти оставила свой пост не седьмом небе и позвала на свое место в пантеон). Но ведь даже в Хайгардене, наверняка, найти таких юношей можно. Просто роза этим никогда не озадачивалась - толку-то от них, если восхищенно смотреть не будут и цветочков не принесут.
- Или я ему не понравилась бы в любом случае, даже если бы соответствовала его предпочтениям в отношении интересов, характера, сложения и цвета глаз?
Кто сказал, что к юношам не предъявляют таких же требований?
Если ответ был положительный, то вряд ли Лорас будет его озвучивать, всё-таки он сдает Ренли не в том, что тот лепит куличики из глины в дальнем углу сада Штормового Предела. Но и слишком рьяное отрицание натолкнет на определенные мысли. К тому же теперь Маргери не сможет отделаться от этого, даже если правда совсем в другом. Тут только проверять, а проверять, по всей видимости, ей точно не суждено.

+6

19

Услышав предположение о нездоровье Ренли Баратеона, Лорас в неопределённом жесте пожал плечами, слегка скривив губы. Насколько было известно Тиреллу, никакими страшными недугами лорд Штормового Предела не страдал, так что физически был вполне полноценен. Но не обсуждать же детально особенности Ренли с сестрой, в конце-то концов! Лорас и так уже намекнул Маргери о наклонностях младшего брата короля, на этом диалог хотелось бы свернуть, несмотря на то, что младшей Тирелл наверняка хотелось достоверно знать, вычёркивать ли Ренли из потенциальных женихов напрочь, или не отбрасывать этот вариант насовсем.
Дело было даже не в том, что Лорас дико стеснялся своих собственных наклонностей, которые непременно бы всплыли, скажи он об "особенностях" Ренли прямо. Южане ко многим порицаемым вещам относятся довольно легко, часто списывая всё на юношеское любопытство и тесные отношения рыцарей и оруженосцев. Опять же, к девушкам нужен особый подход - цветы, серенады, стихи, да и внимание в целом. Впрочем, не каждая дама может позволить себе свободно общаться с мужчинами - скажут же, что распутница, доступная женщина! И какое её ждёт в этом случае будущее? Правильно, сомнительное. Хорошо, если у отца этой несчастной достаточно средств, чтобы всё-таки выдать свою непутёвую дочурку за более-менее влиятельного человека, а если нет? Тогда пойдёт за первого желающего, да и едва ли таких много будет. У одних только лордов дочерей, потенциальных невест, народилось много, хороших женихов даже им не хватает. Взять Маргери - ходит и выбирает из невесть чего, пессимистично придя к выводу, что вариантов у неё совсем и нет. Оно и неудивительно: мужчина может вплоть до седых волос считаться завидным женихом, и взять себе невесту хоть вдвое, хоть втрое младше себя. А Маргери, не выйди она замуж хотя бы до восемнадцати лет, будет считаться старой девой, для которой за счастье вступить в брак ну хоть с кем-нибудь. Отец был бы в отчаянии.
- Ну... наверное... да не знаю я, - сбивчиво ответил Лорас, так и не сумев сформулировать, как ему красиво уйти от этой темы разговора с сестрой.
Одно дело, понимать, что ничего тебе даже за определённые наклонности не будет - в Просторе за такое не сжигают, а Маргери едва ли скривится и попросит больше к ней не подходить, - и совсем другое, открыто всё признать. Некоторые свои деяние Лорас предпочёл бы держать при себе. К тому же, это не его тайна, точнее, не только его, а Ренли как-никак брат короля, и чем меньше людей знают об истинном положении дел, тем спокойнее спать.
Тирелл глянул в сад, а затем оторвался от перил, подходя к сестре.
- Не забивай себе голову, - мягко коснувшись ладони Маргери, произнёс Лорас. - Отца пока слишком занимают перспективы сделать тебя королевой.
Мейс Тирелл, нечеловеческой скромности и при этом амбициозности личность, всё думал, как бы ему добиться развода Роберта, выкинуть Ланнистеров со двора и увидеть корону на голове своей прелестной дочурки. Какие уж тут Старки, Аррены и иже с ними, не того это полёта птицы, чтобы грандлорд выбрал кого-нибудь из этого списка в качестве мужа единственной дочери. Тирелл говорил, что время у них ещё есть - Маргери будет всего пятнадцать, она красива, образована и воспитана, кто же перед ней устоит и сможет отказаться от такой по всем параметрам идеальной супруги? Хранителю Юга для полного счастья и начала претворения своего плана (ну как своего? а впрочем, пусть считает, что сам всё придумал) в жизнь не хватало только свободного места на троне рядом с королём Робертом.
Мейс Тирелл всегда стремился к самому лучшему, и это его желание преумножить славу и влиятельность всего Дома он сознательно переносил на своих детей. И как он пережил свадьбу Гарлана? Лионетта особым приданым похвастаться не могла, Фоссовеи к самым крупным и мощным семьям Простора не принадлежали, так что удачной партией молодая леди для среднего сына Хранителя Юга считаться не могла. Лорас тогда был совсем мальчишкой, но помнил, чего стоило Гарлану настоять на своём.
Что ж, у Мейса оставались и другие дети, которые в плане своего отношения к бракам радовали его куда больше. Уиллас, который "учился управлять землями и вдумчиво выбирал себе жену", Лорас, скромно претендовавший в перспективе на место королевского гвардейца, и Маргери, на первый взгляд готовая принять свою судьбу, то есть, покориться выбору отца. Леди Оленна, правда, называла все действия внуков по-другому: один тормозил, второй просто открестился от свадьбы, а любимая умница-внучка всё равно всё сначала обсудит с бабушкой.
А сейчас Лорасу добавить было нечего: утешать Маргери пока рано, а новых кандидатур для роли супруга сестры у Тирелла не было. Пока они все тянут время, ожидая или развода Роберта, или слухов о размышлениях о помолвке кронпринца. Ни на что Тиреллы в данную секунду повлиять не могли, а потому Лорас распрощался с сестрой, оставляя её одну отдыхать в покоях. Сам же пошёл благородно спасать септу Маргери - Алан так и продолжал горланить на весь сад, Леонетта, в сущности, неплохая женщина, глухоты не заслужила.

Эпизод завершён

Отредактировано Loras Tyrell (2018-04-30 16:58:26)

+5


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Qui demande, apprend [Хайгарден. 27.02.298]