Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Одни союзы крепнут, другие рушатся [Красный замок - 14.09.298]


Одни союзы крепнут, другие рушатся [Красный замок - 14.09.298]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1


Одни союзы крепнут, другие рушатся

Дата:
14.09.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань. Красный Замок. Покои леди Старк

Станнис Баратеон и Кейтилин Старк.

Краткое описание:
После оглашения первых указов короля многим есть о чем подумать и на что пересмотреть свои взгляды.

0

2

Станнис никогда не считал себя жестоким человеком. Вернее, не так, он не считал себя беспочвенно жестоким человеком. Но порой даже ему, всему такому благородному блюстителю закона и порядка, королю по праву, хочется взять и просто настучать мечом по головам. И сегодня такой день.
От того, что Джоффри его снял с должности Мастера над Кораблями Баратеону все еще ни холодно, ни жарко, так же как от назначения лорда Тайвина Ланнистера на должность грандлорда Дорна и попытку показать Простору власть короля (понимаем, бастарда). Даже казнь дорнийцев, как вишенка на торте, и отправка в змеиное гнездо Ренли как-то не впечатлила. Станнис бы вообще продолжил ходить с каменным выражением лица и уже через неделю забыл бы обо всем веселье, устроенном плодом инцеста, если бы не Хранитель Запада. Оооо, лорд Утеса Кастерли заставил лорда Драконьего Камня задуматься, даже, можно сказать, лишил сна, а одного евнуха, возомнившего себя слишком умным, и дара речи. Никто не любит, когда его считают за идиота и Станнис не исключение, поэтому, как только солнышко проснулось, десница поспешил донести свое негодование до Мастера над Шептунами (стоит понимать как угрожал соседством в преисподней с Оберином Мартеллом и его шлюхой-бастардкой). Естественно, сначала Паук пытался выкарабкаться и уверял, что ничего не понимает и произошедшее для него тоже оказалось сюрпризом, но быстро запел нужною песню, стоило одному из гвардейцев взять евнуха за шкирку и продемонстрировать вид из стен Красного Замка поближе, как Варис тут же заговорил, много и красиво: о союзе Ланнистеров и Болтонов, о беседе королевы с женой сира Гарлана и даже о настроениях в Ночном Дозоре и Просторе. В общем, было о чем поразмыслить Станнису после прогулки. Чем он, собственно, и занялся, отменив все встречи и даже конную прогулку с Ширен. А затем, когда мысли совсем начали угнетать и понимание, что один в поле не воин, Баратеон все-таки с неприязнью и скрипом на зубах направился в ту часть замка, которую любимая невестка выделила для северян.
Золотые плащи поначалу не особо спешили пропускать десницу в покои леди Кейтилин, пришлось напомнить, кто они, а кто он.
«Ренли давно надо было провести чистку в их рядах, болота побольше, чем под ногтями свинопаса насобиралось», - с такими малоприятными мыслями Баратеон зашел в комнату, даже кивнул головой, приветствуя уроженку Речных земель.
- Мне есть о чем с вами поговорить, леди Старк, - вот так не особо церемонясь, Баратеон занял свободное место в кресле. – Вам кто-то рассказывал, что происходило в тронном зале после того, как вас увели?
Золотые плащи сказали, что в покои вдовствующей леди Винтерфелла не разрешено пропускать никого без королевского разрешения, так что вряд ли женщина знала, что еще вытворил бастард на троне. Разве что ее старшей дочери удалось уговорить королеву повидаться с матерью. Но это вряд ли. Серсея сейчас не до северян с их просьбами.

+11

3

Прошло уже несколько дней после оглашения первых указов новоиспеченного короля, которые явно войдут в анналы истории Семи Королевств. И хоть Кейтилин увели до того, как случилась резня и смещение с постов важных лиц, не требовалось много ума догадаться, что с таким шиком, созвав весь двор, Джоффри не одних Старков и Тиреллов собрался окунуть в помои. Впрочем, это мало касалось вдовы Эддарда Старка, чью старшую дочь собирались оставить игрушкой при дворе и выдать замуж за распутного Беса, а младшую отправить на закуску лорду Болтону, который с помощью своего тестя уже начал расчищать себе путь к верховенству над Севером. И Тайвин Ланнистер, не особо опасаясь (кого он, собственно, мог опасаться и когда такое вообще было?), подтвердил, что заговор между ним и новым Хранителем Севера имел место быть. Заботливо вернуть Сансу домой, передав в качестве воспитанницы в руки Русе – ни на секунду Кэт не сомневалась, что это лишь попытка выполнить обещанное. После этого лорду Дредфорта оставалось убрать ещё одного мальчика, и старшая дочь почившего лорда Старка в качестве супруги упрочит положение любого, даже грязного мерзкого предателя, пошедшего против своего сюзерена. Кейтилин могла бы злобно рассмеяться над тем, что планы старого льва расстроил его же глупый внук, не имевший права ни на подобные указы, ни на корону, да только вот это ни разу не скрашивало прочего. Старки оказались загнаны в угол, и вместе с этим Тиреллов, на которых так полагалась Кэт, приперли к стенке. Не так как леди Кейтилин и её детей, лишенных опоры и защиты, коими для них всегда был Нед, не имеющих возможности воззвать к вассалам Старков, занятых военной кампанией на Стене, но всё же приперли.
К вдове лорда Эддарда никого не пускали, и она жила в каком-то вакууме, лишенная не только свободы и возможности хоть как-то переиграть ситуацию, но и поставленная в позицию абсолютного неведенья, непонимания того, что происходит там, за дверьми её покоев. Как обращаются с Сансой? Нашли ли Арью? Что будут делать Тиреллы в сложившихся обстоятельствах, вернут ли Брана обратно в столицу? Добралась ли милость короля до Эдмара? Эти и ещё тысяча вопросов вертелись в женском сознании, не давая ни минуты покоя. От них раскалывалась голова и не шел сон, от недостатка которого глаза покраснели и болели, стоило лишь посмотреть куда-то в сторону. Мысли постепенно спутывались, лениво перетекая одна в одну. А Кэт всё также бездумно смотрела в стену, не моргая. Что ей остается делать? Молиться? С появлением королевской семьи на пороге Винтерфелла леди Кейтилин произнесла столько молитв, сколько не слетало с её уст во время восстания Роберта. Она уже устала молиться о том, чтобы Старица даровала юному королю хоть каплю рассудка. Видимо, здесь даже Семеро бессильны.
В покои леди Старк вошел лорд Драконьего Камня, но Кейтилин не нашла в себе сил подняться со своего места и раскланиваться перед десницей, который при всей твердости своего характера не может приструнить одного зловредного мальчишку. Кэт предпочла бы видеть сейчас не старшего из братьев Баратеонов, а Петира, который бы нашел слова утешения, а может, и помог придумать выход из сложившейся ситуации. Он был ей другом, бескорыстным и честным, и урожденная Талли не держала на него обиду – не так уж много власти у бывшего воспитанника её отца, чтобы так откровенно очернять себя дружбой с ней и навлекать тем самым гнев Ланнистеров. Впрочем, Петир едва ли мог что-то сделать, а вот Станнис ещё пока мог. Быть может, мог.
Десница не особо церемонился, впрочем, как всегда. Леди Кейтилин вперила усталый, но от этого не менее напряженный взгляд из-под полуприкрытых век. Что могло случиться в тронном зале такого, чтобы сам Станнис Баратеон пришел к ней? Да и зачем ему женщина, лишенная крох влияния?
- Увы, я не имела чести слушать мудрейшие решения Его Величества дальше. Последнее, что я слышала: мою младшую дочь отправят к Русе Болтону. Если найдут.
При мыслях об Арье, которая находится невесть где, душу словно вывернули наизнанку. Как может выжить маленькая девочка в таком городе одна? Это не Зимний городок, здесь простолюдины испорченнее местной знати, убьют и младенца без лишних вопросов. Леди Старк прикрыла глаза рукой. У неё практически не осталось близких людей, по которым не прошелся молотом этот позорный плод инцеста.
- Что-то с моим братом, милорд?
Эдмар хоть по возрасту и был взрослым, но для старшей сестры немногим отличался от её детей. Мог ли будущий лорд Риверрана постоять за себя? Скорее да, чем нет. Но сколько Кэт помнила брата, он всегда был импульсивным и не особо дальновидным, так что как бы дурные вести лорда Станниса не оказались о том, что вытворил единственный сын Хостера Талли.

+7

4

Сказать, что у леди Старк был многострадальный вид, – это ничего не сказать. Женщина тут же постарела на лет десять, и кажись, даже убавила в весе. Впрочем, на ее месте так бы выглядела любая женщина, дети которой так же, как и она сама, стали пешками в чужих играх. И напрашивается логический вопрос: жалеет ли Баратеон сейчас вдовствующую леди Винтерфелла? Ответ прост и донельзя циничный: нет. Станнис не привык жалеть ни себя, ни других. Жалость для него вообще отвратительное чувство, присущее, по его скромному мнению, только женщинам, евнухам и трусам. На жалости союзы не заключаются и войны не выиграются. Так зачем она, если от нее никакого толка? Незачем. Так что никакая жалость сейчас не руководила Баратеоном, а вот уважение – да. Леди Старк сумела доказать, что не взирая на принадлежность к слабому полу, она умная, храбрая, справедливая и верная, а таким набором личностных качеств не каждый лорд обладает. А еще, по сути, сейчас именно уроженка Речных земель глава дома Старков. И если Джоффри все еще считает, что самая большая его ошибка – упустить Брандона, так он действительно глупец, которого Семь Королевств еще не видели. Леди Старк – сейчас весьма важная фигура во всей этой партии, и, казнив ее, золотой мальчик собственноручно подпишет себе смертный приговор, что для Станниса весьма неплохо, но все-таки не таким путем он планировал забрать свое по праву. Он вообще думал, что так надолго не задержится в Королевской Гавани. Увы, Робб Старк со своим желанием поиграть в героя, сыграл злую шутку не только с Тиреллами и их золотой розочкой, но и со всем Вестеросом.
«Что бы ему пусто было», - Баратеон, сцепив зубы, в очередной раз проклял волка с его гордостью, честью, долгом (или что там двигало им), но на этом и закончил. Не время и не место для проклятий. Вот-вот Семь Королевств захлебнуться кровью, и Баратеон не хочет оказаться одним против всех. Пятнадцать лет назад его брату хватило ума обзавестись верными соратниками перед тем, как пойти с мечом против дракона, теперь очередь Станниса. Хотя бы попытаться. Снова.
- Тогда вы немногое пропустили, Джоффри избавил меня от должности Мастера над кораблями и казнил всех дорнийцев, прибывших вместе с Оберином Мартелом ко двору.
«Одного безумца сбросили, чтобы через пятнадцать лет второго короновать», - знал бы Роберт, что за лев прячится под шкурой оленя, самолично оторвал голову своему «наследнику», а заодно и его маменьке вместе со всей ее золотоволосой семейкой.
- Но я не об Джоффри и Эдмаре пришел поговорить, - с ними и так все ясно, - полагаю, вы слышали слова лорда Тайвина. Скажите, леди Кейтилин, вы все еще верите в благие намерения лорда Дредфорда и то, что лорда Амбера сняли с поста Хранителя Севера лорды Севера?
Если да, то разговор придется закончить, так и не начав. Станнис не намерен тратить свое время впустую. Снова.

+8

5

И все же Кэт оказалась удивлена, и слова о массовой казни дорнийцев всколыхнули сонное женское сознание, заставив увериться в том, насколько неуправляем этот плод инцеста на троне. Казнь Оберина и попытка изувечить саму леди Кейтилин вместе с пожелавшим вступиться за даму Ренли, который, на минуточку, был братом почившего короля и грандлордом Штормовых земель, говорили сами за себя. Но одно дело настроить против себя несколько могущественных семей, хотя бы за уши притянутый повод для этого имея, а другое – бессмысленное насилие, смерть невиновных и вырезание верхушки целого края, известного своей непокорностью. В Дорне и без того не испытывали любви к Ланнистерам, а теперь Кейтилин удивится, если в вотчине Мартеллов не вспыхнет мятеж, а под шумок Джоффри не попытаются отравить. Что ж, вдова Эддарда Старка и сама уже была не против влиять яда в глотку этому королю.
Прочие же смены лиц на важных постах и назначение новых волновали леди Старк мало. Она могла бы из вежливости высказать Станнису свои сожаления, присовокупив к этому витиеватый комплимент на тему того, что при лорде Драконьего Камня морское дело процветало, с видом, как будто женщина разбирается в этом самом морском деле, только вот ни старшему из оставшихся Баратеонов, ни уроженке Речных земель это было не нужно. Уже теперь бывший Мастер над кораблями не выглядел опечаленным, и уж если его сердце не трогают печальные вести, которые он то и дело преподносил леди Кейтилин, то и отставку свою переживет.
Кэт с облегчением вздохнула. Значит, Эдмар пока не нашел на свою душу приключений, чем бы только добил старшую сестру и престарелого отца. Едва ли Станнис решил о чем-то умолчать – женщина считала, что это не в природе десницы. Скорее, он ничего не знал, если что и случилось.
- Нет, - лаконично ответила вдова Хранителя Севера, убрав от лица руку через несколько секунд после этого. Леди Старк некоторое время смотрела в сторону. Усталость сковала по рукам и ногам, и даже моргнуть было тяжело и отчасти больно, но Кэт старательно вытрясала свой здравый смысл наружу. Да и ясность ума ей сейчас не повредит. Кейтилин повернула голову к Станнису, но у того на лице было неизменно хмурое и суровое выражение, по которому сложно было угадать, о чем же думает сейчас лорд Драконьего Камня.
- Меня поразило то, с какой легкостью он в этом сознался.
«Так не похоже на старого льва, признаваться публично в связи с тем, кто замарал свои руки. Неужто Тайвин рассчитывает, что ему забудут сговор с Русе? Только не Север. Север запомнит».
Знал ли нынешний десница о случившемся в Винтерфелле? Вряд ли. Иначе уже разводил бы бурную деятельность. Но Кейтилин обещала сиру Гарлану молчать, и кем она будет, если нарушит свое слово, тогда как второй сын Мейса Тирелла, рискуя своей жизнью и спокойствием своего дома, исполнит свое?
- Ещё больше меня удивляет, что лорд Амбер после этого не увел своих людей со Стены. Он довольно… - «Обидчивый». – Гордый человек. Или я просто не знаю чего-то.
Здесь Кэт прозрачно намекнула на собственную неосведомленность, которой, собственно, было бы неоткуда взяться. И если лорды Севера с какого-то перепугу вдруг решили нарушить волю их сюзерена и самим взять в руки вопросы управления, то то, что произошло дальше с Большим Джоном вполне могло пролить свет на вопрос о том, что действительно произошло на Стене.

Отредактировано Catelyn Stark (2018-02-28 20:54:31)

+6

6

Казнь дорнийской делегации не оставила никого в Красном Замке равнодушным. Даже, кажись, Серсея не ожидала, что ее плод дурной любви способен выкинуть такое. За спинами шептались о неизбежности войны и что десница или Хранитель Запада должны были вмешаться не допустить ненужного кровопролития. Так вот, Станнису от этих речей и смертей тоже ни холодно, ни жарко. Наоборот, он пожалуй один из немногих, кто считает, что в данном случае Джоффри поступил правильно. Он же казнил не всех лордов Дорна, а только тех, кто поддержали мятежника Оберина Мартелла, тех что стояли и смотрели, как один брат убивает другого. На что они вообще, спрашивается, после этого рассчитывали? Думали, что железный трон их золотом осыплет, новые земли дарует? «Непреклонные, несгибаемые, несдающиеся», - девиз дома Мартеллов, который настолько пригляделся жителям страны песков и палящего солнца, что каждый вонючий дорниец, считает своим святым долгом, напомнить его, а затем добавить: «Вот такой Дорн, бойтесь нас!». Увы, заря процветания Дорна ушла с небосвода вместе с Таргариенами. Баратеон не собирается целовать в задницу этих гадов. Угрожают восстанием? Так пусть сначала мечи и запасы продовольствия посчитают, великие стратеги.
Станнис стиснул зубы так, что те аж заболели. Казалось бы, все, можно перевести дух, дорнийский вопрос решен, но нет, десница продолжал кипеть и злиться. Пришлось напомнить себе о ценности времени и о цели визита.
Север – новая головная боль для лорда Драконьего Камня. И на этот раз игра действительно серьезна.
- Лорд Тайвин не стал бы так подставляться, если бы не был уверен, что он уже победитель. Скажите, леди Старк, сколько людей поехали вместе с Браном?
Бран – семилетка, которому из-за сыгравший в одном месте гордости старшего брата, пришлось быстро становится взрослым. Он же теперь лорд! Да, мальчик, да, его слово мало что решает и все главнейшие вопросы принимать не ему, а его советчикам, но он Старк и он когда-то да и станет мужчиной. Вернее, мог бы стать. Вряд ли лорд Тайвин допустит такой поворот событий. Скорее всего, скоро в Красный Замок прилетит ворон с плохими новостями, мол «приносим свои извинения, но ваш сын найден в лесу с перерезанной глоткой, разбойников мы ищем». Да, здесь не только Тайвин прославил себя, как мастер военного дела, Станнис тоже не пальцем деланный.
- Вы же понимаете, что если с Браном что-то случится, Винтерфелл перейдет Сансе, то есть Ланнистерам. – «Так что там теперь с желанием сохранить нейтралитет, леди Старк».- А что касается лорда Амбера, он мертвый. Пташки Вариса говорят, что ему вспороли брюхо, пьяная драка, но не все лорды вашего мужа в это поверили. Карстарки и Гловеры твердят, что это было убийство, я склонен больше верить им, чем людям Дредфорда. А вы, леди Старк?

+8

7

Пожалуй, Станнис был прав, и лорд Утеса Кастерли чувствовал себя в очередной раз победителем, но для Кейтилин все равно оставались неясными причины такого его поступка в тронном зале. Собственно, она же женщина, а женщины, как известно, не самые умные создания.
Даже если бы леди Старк знала, сколько человек взял с собой Гарлан, то вряд ли ответила бы на вопрос Станниса. Потому что все равно уже было слишком поздно для того, чтобы что-то исправить, а повлиять на количество сопровождающих Кэт не могла, и в очередной раз подставляться под недовольство лорда Драконьего Камня не было никакого желания. Второй сын Мейса Тирелла не выглядел глупцом, да и другого выбора, кроме как довериться новой родне, у женщины все равно не было. На их стороне была фора почти в день и мобильность – леди Кейтилин сомневалась, что двое братьев, надолго отстрочивших свой отъезд из-за суда над Оберином Мартеллом, будут неспешно ехать по тракту на север и устраивать по пять трапез на дню, когда их сестра находится не в самой дружественной компании. А там уж Гарлан пересечется с основными силами Тиреллов или ещё раньше попадет под протекцию лорда Риверрана и его вассалов – как-нибудь справятся. Не пошлет же Джоффри за ними целую армию.
Вдова Хранителя Севера не скрыла своего удивления, когда до неё дошел истинный смысл сказанного десницей. Едва ли Станнис был не проинформирован о следующем после Брана наследники из Старков. Значит, лорд Драконьего Камня уже знал о том, что случилось в Винтерфелле. «Знал, ничего не сделал и вновь хочет обещаний о союзе? Бран интересует его не больше, чем прочие мои заботы. Все его беспокойство о моем сыне основано на том, что я от его имени еще пока могу что-то решать, могу через него пытаться навязывать чужую волю лордам Севера… Такой же искатель выгоды, пусть и для правого дела».
За этими размышлениями Кэт практически упустила очередной вопрос визави. Безусловно, леди Старк было ужасно жаль Большого Джона, который при всех своих немногочисленных недостатках был хорошим лордом и человеком, и он не заслужил быть заколотым подлым образом людьми предателя. Но пока ей было о ком скорбеть.
Выставить всё как несчастный случай – Руссе всегда был расчетливым и хитрым, и Кейтилин ни за что не поверит, что даже такой «ценитель» этикета, как лорд Амбер, позволил бы себе напиться до беспамятство в такое сложное для Севера время. Они ведут военную кампанию, а не вышли на прогулку вдоль стены. Большой Джон горяч и самонадеян, но не круглый дурак.
- Я тоже не считаю это случайностью, - монотонно, без какого-либо интереса в голосе ответила леди Старк. Они уже выяснили, что лорд Дредфорта и лорд Тайвин сговорились, теперь будут смаковать этот заговор во всех подробностях?
- Или все-таки Тиреллам, если Родрику достанет ума не убивать единственного человека в Винтерфелле, кто сможет спасти его от гнева Простора.
Обещанная Ланнистерами Санса Старк – довольно соблазнительный подарок для Русе Болтона, возжелавшего примерить на себя тяжесть обязанностей грандлорда Севера. Но лорд-пиявка не был бы собой, если б не пытался усидеть на двух стульях одновременно.
- Давно вы осведомлены о том, что случилось в Винтерфелле?
Вряд ли ответ что-то изменит. Но леди Кейтилин однозначно будет над чем подумать.

+6

8

Станнис никак не отреагировал на относительно бурную реакцию леди Старк на слова о том, что следующая в очереди на Винтерфелл, если с Брандоном что-то случится, старшая дочь, Санса Старк. И нет, дело не в том, что лорд Драконьего Камня не удосужился заглянуть в книгу о Великих домах и не знал, сколько детей есть, вернее было, у лорда Эддарда Старка. Станнис же не идиот! Он просто проинформирован о случившемся в Винтерфелле. И что теперь? Он должен знамена созывать? Воронов во все концы Семи Королевств рассылать? А, может, рыцарей Долины в земли Севера отправить? Что, по мнению леди Старк, должен сделать Станнис? Если она не помнит, он ей предлагал союз, но уроженка Речных земель отказалась. Так почему теперь уроженец Штормовых земель должен тратить свои силы, золото и мечи? Баратеон итак уже много сделал для Севера: его корабли держать путь в Восточный-Дозор-у-моря, его люди будут сражаться за чужие земли. Хочет леди Старк больше, так пусть сделает шаг н встречу. В общем, да, леди Старк хорошо задела чувство собственной важности Станниса, и так просто теперь терять свои ресурсы он не собирался. «Еще не хватало, чтобы после освобождения Винтерфелла она опять скажет, мол, спасибо, милорд, но я не хочу рисковать». Так что и не спешил играть в Бейлора Благословенного.
- Если войско Простора доберется до Винтерфелла, - красиво поправил леди Кейтилин Баратеон. – Западные земли выслали свое войско вслед за Тиреллами, вашу невестку обвиняют в… - здесь Станнис взял паузу, пытаясь придумать, как правильно будет заменить «распутное поведение», но хорошего синонима не нашел, так что решил упустить историю с возможным бастардом, - в убийстве Рикона Старка. Как будто вся эта история – ее рук дело. Серсея Ланнистер приказала привести леди Маргери в Королевскую Гавань для суда.
Теперь Станнис не стал скрывать своего истинного отношения ко всей этой истории, придуманной больной фантазией Серсеи. «Еще одна святая нашлась!». Безусловно, Тиреллы – еще те змеи, и ради своих интересов они пойдут по головам. Он даже не сомневался, что розочка могла спать с лордом. Но убивать ребенка и совершать «переворот» - это уже даже для Тиреллов слишком. «Или нет?». Станнис задумался. До него доходили слухи, что это бутончики хотят подложить свою розочку под короля, добиться развода и гордо вопить, что теперь и они королевской крови. Но Станнису казалось, что все это слухи. К тому же, в скором времени пришла весть о заключение брачного союза между Старками и Тиреллами. «Слишком много во всей этой истории подводных камней». Наверное, надо будет Баратеону еще раз показать Пауку вид состен Красного Замка.
- Вчера узнал. Как только лорд Тайвин сболтнул лишнее, так сразу же и пошел к Варису. А вы как давно осведомлены?

+8

9

Лорд Станнис ещё не закончил предложение, но Кейтилин с ещё большим удивление уставилась на бывшего Мастера над кораблями, все ещё надеясь, что слух начал её подводить. Иначе выходило, что целое войско (войско, и даже не отряд!) направилось наперерез людям Тиреллов, которые вознамерились спасти свою драгоценную розочку. И едва ли сыновей лорда Хайгардена хоть что-то заставит свернуть с их пути. Всё это попахивало уже не дерзкой авантюрой, но самым натуральным конфликтом, грозившимся вылиться в войну, ведь не на помощь же лорд Тайвин послал своих солдат вслед за золотыми розами. Но зачем? Узнали наконец о произошедшем на Севере и поняли, что братья Тиреллы не вернутся, чтоб сказать пару слов Его Величеству и уверить в своей лояльности, а вместе с ними не вернется и Бран, так решили привести всех силой? Кейтилин решительно не понимала, что происходит. Подобная дерзать и самоуверенность со стороны короны и Ланнистеров просто лишали дара речи и выбивали из колеи. Так ещё и драка начнется не где-нибудь, а в Речных землях. И в это время Эдмар всё ещё прохлаждается в столице, когда должен был скакать в Риверран во весь опор.
- Что? – Не сдерживает вдова лорда Эддарда, когда лорд Драконьего Камня озвучивает версию короны о случившемся в Винтерфелле. Это показалось женщине еще большим бредом чем то, что она впервые услышала от Гарлана. И если недовольство знаменосцев ещё находило объяснение и было известно во все времена и даже на Севере, то уж нечто подобное логичным поступком назвать было решительно невозможно. Мейс Тирелл выдал свою единственную дочь за наследника, за будущего лорда Винтерфелла и Хранителя Севера, а не второго или третьего сына. Если у Маргери и были претензии на то, чтоб оставаться в будущем миледи Старк, то ни Бран, ни Рикон не могли ей в этом препятствовать. А если б жену Робба и уличили в изменах, а сына её сочли за бастарда, то уж никак не Рикон Старк встал бы во главе Винтерфелла, вместо ставленника Тиреллов.
- Незадолго до коронации... Поэтому и попросила сира Гарлана увезти Брана и Арью с собой.
«А надо было наплевать на недовольство королевы и отдать им ещё и Сансу, пока Арью не нашли».
- Мне бы и не сказали, наверное, если бы я сама не пришла, - чуть тише добавила леди Старк, рассуждая вслух. Но всё это теперь было не так важно, сделанного не воротишь, а упущенную возможность в жизнь не претворишь.
- Они серьезно собираются выдвинуть обвинение Маргери, притащить её на суд, не удовлетворившись тем, что практически объявили изменниками всех прочих Тиреллов? – спустя некоторое время всё же спросила Кейтилин. Вопрос, очевидно, был очень глуп. Каким бы безумием не разило от решений короны, на это удивительным образом умудрялись закрывать глаза. До поры до времени. То, что очередное судебное заседание превратиться в цирк, можно было не сомневаться. И едва ли Тиреллы допустят, чтобы одну из них казнили подобно Оберину Мартеллу. 
– Какая нелепица… По всей видимости, ни Серсея, ни её отец не боятся повторения восстания, раз не только не останавливают этот фарс, но и сами подливают масла в огонь… Скажите мне, лорд Станнис, как опытный полководец, неужели армия Ланнистеров так велика, что одной рукой Железный трон разделается с Тиреллами, а другой играючи успокоит прочих?
А то, что другие будут, сомневаться не приходилось. Вот уж вряд ли Дорн проглотит это, а месть и ненависть сплотят их лучше грандлорда, которого они лишились.

+8

10

Станнис действительно не мог понять, почему Эдмар Талли все еще просиживает бриджи в Красном Замке, а не держит путь в Риверран или хотя бы не пытается договориться с королевой-регентом или королем, дабы спасти сестру от смертной казни. Еще не лорд, значит, может не думать о столь глупых вещах, как сохранения спокойствия в родных краях? Забыл девиз Дома? А может, просто боится? Станнис ставил на последнее. С будущим лордом Речных земель лорд Драконьего Камня имел честь пообщаться перед тем, как плод запретной любви решил созвать двор, и стоит сказать, наследник Хостера Талли не впечатлил Баратеона от слова совсем. Разбалованный наследник и не более. Очередной лорденыш. А ведь лорд Хостер Талли был совсем не такой. Со слов Роберта и других лордов, коим посчастливилось воочию повидать лорда Риверрана, отзывались о нем, как о великом лорде, воине и отце, разве, что Петир Бейлиш был другого мнения, и отчего-то Станнису казалось, что единственный сын должен быть таким же, как отец. Ошибся. Если бы не сходство с леди Старк, Баратеон вообще подумал, что перед ним самозванец. Но ладно, нехватка каши в черепушке Эдмара Талли – не проблема Станниса. Пока.
- И вы ничего не сказали, как и Тиреллы.
Наверное, надо было скрыть свое негодование, пожать плечами и пробекать, что-то о том, что он все понимает и на их месте так поступил бы каждый. Да вот Станнис не все, и свое мнение за приятной улыбкой он скрывать не собирался. Тиреллы сами виноваты в сложившейся ситуации, как и Старки. “Значит, вот как они в Дозор рвались”. Быть в дураках Баратеон не любит. Вырастающим и крепнувшим стоит это запомнить, если хотят дожить до зимы. “А зима близко”.
Станнис на мгновение притих, но не от того, что его озадачил вопрос вдовствующей леди Винтерфелла. Баратеон подумывал о своем, о делах государства. Глупости Ланнистеров ему только на руку, но он не хочет топить Семь Королевств в крови. Впрочем, есть ли другой выход?
-Нет. Ланнистеры слишком много себе позволяют, лорды это терпеть не будет.
“Но кто первый поднимет знамена?”. Отчего-то лорд Драконьего Камня не был уверен, что это будут продажные Тиреллы.
- Войско - ничто без хорошего главнокомандующего. Западные Земли уступают Простору в количестве мечей, но лорд Тайвин далеко не дурак, а вот лорд Тирелл, - Баратеон театрально развел руками. Хранитель Юга может сколько угодно бить себя в грудь, доказывая, что победа при Эшфорде - полностью его заслуга, но все знают правду. Без Тарли, Редвина и Рована он - никто. Тарли, скорее всего, поведет войско на Север, а Пакстер Редвин будет сидеть тихо, пока его дети “гостят” в Королевской Гавани. Матис Рован попытается достучаться до здравого смысла Мейса Тирелла, но один в поле не воин. А еще лорд Хайардена горд, это Тайвину тоже известно. «На этом он и сыграет».
- Что касается других: мой брат, не взирая на мои предупреждения, все-таки собирается в Дорн, Долина в руках мальчишки, Север за Болтонами, лорд Речных земель, ваш отец, слишком слаб, чтобы созвать знамена, а Эдмар, - “слишком глуп”, - гость короля, в Дорне делят власть и им сейчас не до Железного Трона. Остаются железнорожденные, вот только опасности они представляют еще меньшую, чем войско Простора с Мейсом Тиреллом во главе.
Ланнистеры опять удачно выбрали время, дабы все услышали их рев. Впрочем, есть еще Станнис. А у Станниса есть двести десять кораблей и лорд Долины. Но этого мало. Нужны союзы, и если бы один глупый волк не ушел за Стену, всех этих глупостей не было бы. «Что бы его там Иные схватили!»

+10

11

Наверное, ситуация располагала к тому, чтобы извиниться, пасть ниц и нижайше просить прощения, однако лорд Драконьего Камня не выглядел как человек, которому нужны чьи-либо извинения. Милорд Станнис выглядел так, что он для себя уже все решил, и если уж решил, то какие бы слова кто ему не говорил, но решение своего десница уже никогда не поменяет. Собственно, у леди Старк и не было никакого желания хоть как-то обелять себя в глазах бывшего мастера над кораблями, объяснять, что это не её вина, сир Гарлан взял с нее слово молчать. Но кому это надо? Пожалуй, мужчина был практически обо всех не самого лестного мнения, но все же переступал через себя и заключал союзы, вел дела и выстраивал какое-то подобие взаимоотношений. Вот и сейчас, как бы он не относился к вдове Эддарда Старка, он зачем-то пришел в её покои, и Кейтилин была готова поспорить, что вовсе не за тем, чтоб довести до сведения урожденной Талли те мудрые решения нового государя, которые женщина пропустила по независящим от нее причинам – этакой вечер сплетен и праздной болтовни за чашкой мятного чая. Но как оказалось, Эдмар тоже не отличился чем-либо, на свое счастье, чтобы о его поведении пришел поговорить десница короля. Тогда что же?
Леди Кейтилин мало понимала в вопросах командования армией и стратегии, а во время восстания Роберта женщину тогда мало заботили тактические изыски и красивые ходы. Нэд неохотно и довольно редко рассказывал что-то о тех временах, но от всего Вестероса не укрылось некоторых фактов, одним из которых были знаменитые победы Мейса и его длительная осада обеденного стола. Урожденная Талли надеялась, что вассалы Хранителя Юга и на сей раз будут давать ему взвешенные и мудрые советы, да и старший сын четы Тиреллов подавал надежды как довольно-таки умный юноша, так что если Семеро будут милостивы, то лорд Хайгардена будет плясать не от своей ущемленной гордости, а от чужих подсказок. И всё-таки этого явно будет недостаточно, ведь не оставят же они совсем свою розу, часть сил явно уйдет туда. Кэт хотелось верить, что Джоффри со своей матушкой создал слишком напряженную обстановку в столице и испортил отношение с вырастающими и крепнущими, чтобы те не разыграли удачное стечение обстоятельств и не отвоевали Винтерфелл для себя, а не из священного долга помогать родне пусть и не по кровным узам.
Вдова лорда Старка поджала губы. Все эти перечисления общего бессилия, выставляемого как будто напоказ, не очень ей нравились. Ещё меньше ей нравилось то, что лорд Станнис знает о грандлорде Речных Земель то, чего не сказал родной брат, наверное, вместе с отцом решивший скрывать истинное положение дел. Однако сейчас был неподходящий момент, чтобы метать гром и молнии, а поверх них проклятья на голову Эдмара. Сейчас было важно понять, как исправить всё, благо, дядя вернулся в Риверран и сможет взять дела в свои руки.
- И все-таки, милорд, зачем Вы пришли ко мне? Едва ли я что-то могу в своем положении, даже если очень захочу.
Кажется, Станнис любит, когда все высказывают прямо и без обиняков, пора, пожалуй, перейти к делу. Впрочем, о том, что Долина в руках самого лорда Драконьего Камня, представившего ситуацию под другим углом, Кейтилин по-женски тактично умолчала.

Отредактировано Catelyn Stark (2018-03-29 20:08:51)

+9

12

Станнис действительно имеет личное независимое мнение о каждом, и как когда-то в шутку любил говорить старший брат: «Легче из окаменелого яйца вывести дракона, чем переубедить Баратеона». Роберт говорил это в упрек Станнису. Король не любил когда ему перечат, а лорд Драконьего Камня терпеть не может подхалимство, вот и случались перепалки. Порой не всегда словесные. На одном из пиров братья Баратеоны не сошлись в мнении по поводу королевского флота, и в тогда еще мастера над кораблями полетел кубок. Пустой. В отличие от братьев, Роберт ценил вино. Станнис успел увернуться и королевская чаша попала в одного из золотоволосых юнцов, прислуживающих королевской семье. Ох и завелась тогда Серсея, а бедный Ренли подавился рыбой. И только король хохотал так, что чуть со стула не свалился. А Станнис предпочел уйти. На своей гордыне от тоже никому и никогда не давал плясать. Впрочем, гордость – это скорее отрицательная, чем положительная черта. «Излишняя гордыня так точно к ничему хорошему не приведет», - именно поэтому вместо того, чтобы проклинать всех и вся, Станнис сейчас в покоях леди Кейтилин снова пытается заключить союз. «И пусть на этот раз Старк будет умнее», - в третий раз Баратеон точно не придёт.
- Не приуменьшайте свою значимость, леди Кейтилин, - все тем же ровным тоном, которым он общается с сиром Давосом и другими умеющими думать людьми, продолжал вести беседу десница. – Вы дочь лорда Риверрана, вдовствующая леди Винтерфелла, у вас больше власти, чем думаете вы, - и Ланнистеры. – К тому же вы знаете правду о Джоффри. Однажды союз моего дома и Севера уже поменял ход истории, но Роберт и Эддард мертвы, - «зато Ланнистеры сильны, как никогда», - но ведь мы можем заключить новый договор, не на дружбе и общем горе, а на браке детей, - да, глупость, особенно если учесть, что до этого десница уверял, что вероятность выжить Брана в путешествие к Риверанну ничтожно малы. Главное всколыхнуть Север и Речные земли, затем у них не будет выбора. Джоффри не Роберт, он так просто выступы в свою сторону не простит. – Как я понимаю, Тиреллы не претендуют на Брана?

+8

13

«Вот только у живой», - с горькой усмешкой подумала леди Кейтилин, когда лорд Драконьего Камня принял зачитывать все её «достижения», по всей видимости, специально не упомянув тот факт, что урожденная Талли является еще и сестрой леди Аррен, которая к Ланнистерам также любви не питала, и вряд ли дело было в одном лишь отравлении лорда Долины, к коему Лиза теплых чувств определенно точно не испытывала. Вдову лорда Эддарда мало интересовало то, кто является главой Долины после смерти Джона Аррена (фактическим главой, что важно отметить), но подозревала, что лорд Станнис, державший юного Роберта у себя в воспитанниках, считал себя таковым, ведь что ему стоило раздобыть бумагу с подписью наследника бывшего десницы. Однако в Орлином Гнезде сидела Лиза, и если уж лорд драконьего Камня считает, что вдова Хранителя Севера что-то может в своем положении, оторванная от мира и вассалов погибшего мужа, то чем хуже вдова другая, также потерявшая супруга, к тому же обладающая довольно своеобразной логикой и поведением. Кэт и Лиза, несмотря на близкое родство, схожи были разве что только внешне, и пусть прошло много времени и много воды утекло с тех пор, как они делали пирожки из глины, однако при всех своих надеждах на лучшее, в глубине души леди Старк понимала, что не сможет с уверенностью предсказать действия родной сестры: склонится ли та в сторону долга, как велит девиз, или же вновь поддастся слепому эгоизму и страху. Кейтилин не могла, но, по всей видимости, Станнис мог, показывая тем самым превосходство тактики над общим прошлым и родственными узами.
В данной ситуации в первую очередь стоило подумать о благополоучии племянника, однако леди Старк верила, что хоть десница и жесткий, а иногда и жестокий человек, но эти его качества никак не распространяются на беззащитных детей. И пусть юного Роберта воспринимают как знамя, лишь бы это знамя было целым и невредимым.
«И Робб», - с сожалением продолжила Кейтилин про себя, чувствуя тяжесть, будто на шею накинули петлю из веревки, к концу которой привязан огромный камень. Скорей всего Станнису было исключительно безразлично, сколько бы наследников Эддарда погибло, лишь бы остался хотя бы один, за которого можно выдать единственную дочь лорда Драконего Камня и по совместительству единственную законную принцессу Вестероса. Бывшему мастеру над кораблями было всё равно, а вот леди Старк – нисколько. Всё это время она отгоняла мысли о том, что случилось с её мужем и первенцем там, за Стеной, но это теперь навсегда останется с ней, хочет урожденная Талли этого или нет, как бы не отрицала и не открещивалась от этого, но оно будет следовать, как безмолвная тень, нависать, подавлять, нагоняя горечь утраты. Раньше от назойливых мыслей о гибели близких спасали дела и заботы о других её детях, которым как никогда нужна защита, но вот Арья сбежала, Бран уже далеко, а Сансу не допускают к опальной матери. Заточение очень способствует тому, чтобы погружаться в мрачные мысли, и теперь у Кэт будет ещё один весомый повод заниматься самобичеванием, проклиная себя за то, что из-за собственных амбиций заставила мужа согласиться на брак Сансы и Джоффри.
«Но ведь мы можем заключить новый договор, не на дружбе и общем горе, а на браке детей». Надо же, брак. Кейтилин почти не удивлена, она и сама об этом союзе думала, только еще тогда, когда Старки только прибыли в Королевскую Гавань. Тогда Ширен была просто хорошей партией, укреплением давней дружбы между двумя домами, однако сейчас это не более, чем откровенное навязывание политического союза, подкреплением которого и будет брак, как некогда поступил лорд Риверрана. Интересно, при столь пессимистичном взгляде на судьбу Брана, не собирается ли Станнис использовать любой исход в свою пользу? Выживет средний сын четы Старков - великолепно, падет от руки ланнистеровских гвардейцев – чем не повод развязать войну, уже в ходе которой всплывет тайна Серсеи, а не начнется с оглашения сего позорного факта. Начинать кампанию из-за недоказуемого факта измен – сомнительно, а защищать почти родственника – в высшей степени благородно. И вновь приходится размахивать детьми, как щитом, только теперь своими собственными, и от этого на душе у Кэт было совсем мерзко. С другой стороны, у десницы есть власть, а интерес в живом Бране куда выше, чем в мертвом. По крайней мере, леди Старк хотелось в это верить. Поэтому глупо отказываться от того, чтобы у Брандона была лишняя защита. Крайне рисково, но если не рисковать, то ситуация может сложиться ещё хуже.
- Никоим образом, - тут же отчеканила Кейтилин. – Всё, что планировалось, - отдать его в пажи, а затем в оруженосцы к сиру Гарлану, но и это было пресечено… Если бы и претендовали, о не я бы шла к ним за помощью, а они предлагали бы её мне.
Женщина на мгновение задумалась. Нет, после всего, что произошло, выдать Маргери за Брана явно будет последнее, что придет в головы золотых роз.
- Я правильно понимаю, что вы предлагаете помолвку между Брандоном и Ширен?
Сложная же будет ситуация, если всё сложится так, как хочет Станнис, который уже вряд ли получит долгожданного сына от урожденной Флорент.

+7

14

Действительно, а чем одна вдова отличается от другой? Что же давайте подумаем. Для начала все-таки надо вспомнить, что леди Кейтилин пусть и передала Брандона под защиту Тироллов, но не сделала сира Гарлана его наставником, значит, пока еще власть над маленьким лордом Севера находится в руках матери, а Тиреллы в этой истории всего лишь… Телохранители, их задача доставить ребенка из пункта «А» в пункт «Б», не более. Со славным (а как же!) Робертом сложилась слегка иная ситуация. Станнис ему не телохранитель и не добрый дядя, к которому мальчик приехал подышать целебным морским воздухом. Лорд Долины – воспитанник Станниса Баратеона. Впрочем, да, это не делает его лордом Долины. Впрочем, если сравнивать убитую горем вдову Джона Аррена и скоромного десницу короля, спрашивается, кому вассалы Великого Дома предпочтут послушать? Лорды Долины рассудили, что умнее свои жалобы и просьбы отправлять в Красный Замок, ведь мало кто хочет иметь дело с сумасшедшей женщиной. А еще вассалы Великого Дома почему-то решили, что у Станниса будет огромное влияние на маленького сокола. Наверное, потому что в свое время Джон Аррен хорошо повлиял на восприятие мира Робертом и Эддардом Старком. Но это только догадки. Как будет на самом деле, покажет только время, а оно неумолимо бежит вперед. Каждая минута бесценная.
Станнису действительно плевать на смерть старшего сына четы Старк. Он, судя по всему, был еще тем глупцом, так что вряд ли много по земле проходил бы без присмотра родителей. Так пусть уйдет к праотцам раньше, когда все только начинается. Ведь на войне, что близится, нет места глупым мальчишкам. Даже если у этих мальчишек есть армия. По-хорошему, таких любителей показать себя надо в замке закрывать, чтобы не смели вмешиваться. Нет, дело не в том, что смельчаки дохнут первыми. Вся загвоздка в том, что: «решил подохнуть, так не утаскивая с собой в пекло других!». Но ладно, что-то Станнис разбушевался. И как-то неправильно говорить матери, что рад кончине ее сына. Не для этого Баратеон пришел.
«Значит, Тиреллам нужен был только старший», - что совсем непонятно. Ладно, если бы роза и молодой волк женились по любви, тогда можно было понять логику «вырастающих и крепнувших», а так – не совсем понятно. Разве что нашли хорошую партию. Но кто же теперь возьмет дочь Хранителя Юга? Серсея постаралась, дабы в сторону Маргери Тирелл даже бедные рыцари не смотрели. Легенда с бастардом – сильна. Это вам не то, что внезапно Старк превратился в волка и начал всех жрать. Постаралась невестка на славу.
- Именно это я и предлагаю. Насколько мне известно, Брандон и Ширен хорошо сдружились, - а этого в их возрасте более чем достаточно.

+11

15

Какими бы не было соблазнительным предложение, отвечать радостным согласием леди Кейтилин совсем не торопилась, лишь методично постукивала подушечками больших пальцев по костяшкам других. В каком вдова Хранителя Севера сейчас положении? Плачевном, что очевидно, и не позволяющем диктовать свои условия. Да и не приучена Кэт была к этому, вести хозяйство, воспитывать детей, поддерживаться мужчин – вот то, что она умела, к чему лежала её душа, что было её долгом. Важные решения принимались Хостером, после – Недом, но теперь у Кейтилин нет никого, и перед ней висит вопрос не столько собственного выживания, сколько забыты о судьбе детей. И здесь стоило быть наглой настолько, чтобы торговаться. Разве что дядя, Бринден Талли по прозвищу Черная Рыба, мог бы помочь, но у лордов Риверрана не такие длинные руки и не такой уж удачный расклад в этих руках. Лиза же – трусиха, и как все говорят, совсем обезумела от горя, едва ли их друг детства сможет её на что-то надоумить, слишком много времени прошло, да и сколько времени пройдет после, даже если сестрица возьмется за ум и попробует помочь. Слишком много дней, а то и месяцев. А решать надо здесь и сейчас. И Кэт может надеяться только на себя и молить богов, чтобы они не позволили ей оступиться. Снова.
- Я согласна, милорд, - наконец вымолвила леди Кейтилин. – Но при одном условии.
Редко когда жизнь не вставляет свои коррективы, вкладывая это паскудное «но» в чужие уста, подобно художнику-завистнику, вкладывающему в руку подмастерья коллеги кисть, уже бывавшей в горшочке с черной краской, дабы мальчишка испортил прекрасную работу за несколько монет или из страха.
- Пообещайте, что найдете мою младшую дочь Арью, не афишируя этого, спрячете так, как сочтете нужным, и если это будет возможным и целесообразным, то отправите её в Риверран или Орлиное Гнездо.
О нет, Русе Болтон не получит её девочку, эта высокомерная пиявка, мерзкий предатель, да покарают его Старые и Новые боги, послав молнию в его тощую задницу... Словом, леди Старк была зла на лорда Дредфорта настолько, что воспитание отступило в сторону, позволяя называть Русе не иначе, как мешок с дерьмом. Но только мысленно, разумеется.
Лорд Драконьего Камня не бросает слова на ветер, поэтому его обещания Кейтилин хватило бы сполна без всяких клятв и таинственных пусканий крови.
- Понимаю, что помочь Сансе едва ли в ваших силах, но если представить такая возможность, то я буду безмерно вам благодарна.
Если у Старков отнимут и реальную, и формальную власть, то толку от них будет крайне мало, поэтому следовало пресечь планомерный переход всего в загребущие руки Ланнистеров, которые легко сумеют вышибить из обещанного Винтерфелла Болтонов благодаря Сансе. Это понимать должны все, как и Русе, явно на подобной поворот не рассчитывавший, когда лез брататься со львами.

+7

16

Вдовствующая леди Винтерфелла не спешила давать положительный ответ на столь весьма интересное, но в тоже время и опасное предложение. Оно и понятно, заключение брачных союзов – это не вопрос одного дня или недели. Порой будущие дорогие родственниками годами не могут согласовать условия «договора», вернее будет сказать, размер преданного, да, и Ширен, если на то пошло, не самая удачная пара для Старка. Дело даже не в испорченном болезнью и кровью Флорентов личике. Лорд Драконьего Камня пусть принадлежит к славному роду Баратеонов (и король по праву), но все его богатство – скалистые горы, пещеры с обсидианом и флот. Все. Станнис не может похвастаться ни обширными территориями, ни горами серебра (о золоте говорит даже язык не поворачивается). Впрочем, Старки сейчас не в особо выгодном положении, чтобы носом крутить. Леди Кейтилин должна это понимать.
Станнис еле заметно дергает уголками рта, сдерживая очередную порцию гнева. Значит, он здесь протягивает руку помощи, а уроженка Риверрана еще смеет ему условия ставить! Баратеону такое поведение, как солдату, кажется глупым, но, как отец он понимает. Если бы пропала Ширен, он бы перевернул не только Королевскую Гавань верх дном, но и весь Вестерос, а если надо и Эссос. Нет в мире зверя опаснее, чем отчаянный родитель.
- Я постараюсь найти вашу дочь.
О том, что это почти нереально и скорее всего девочка уже лежит мертва в одной из многочисленных канал Блошиного дна лорд Драконьего Камня решил умолчать. Порой самообман необходим, чтобы не сойти с ума, женщинам так точно.
- Благодарю, что выслушали, - Баратеон поднялся со своего места, полностью игнорирую слова о Сансе. Этот девочке помочь он уже не в силах. Ну действительно, не замотать же ее в ковер и тайком не переправить на Север! Ланнистеры крепко вцепились в пташку. А рисковать своей шкурой Станнис не собирается. Никто ведь не будет играть против самого себя. – Не смею вас больше отвлекать. Отдыхайте.
Десница поспешил покинуть покои вдовствующей леди

+7


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Одни союзы крепнут, другие рушатся [Красный замок - 14.09.298]