Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Мы не прощаемся [Королевская Гавань. Красный замок 09.09.298]


Мы не прощаемся [Королевская Гавань. Красный замок 09.09.298]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


Мы не прощаемся

Дата:
09.09.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань. Красный Замок. Покои Гарлана и Лионетты Тиреллов

Действующие лица: Гарлан и Лионетта Тиреллы

Краткое описание:
Весть о том, что твориться в Винтерфелле уже давно долетела к братьям Тиреллам, но только сейчас они решили поделиться ею с самими близкими.

0

2

Это был конец. Больше Гарлана ничего не держало в столице. Он выполнил свой долг перед Железным троном, теперь должен облачиться в доспехи и исполнить долг перед семьей – освободить Винтерфелл, забрать домой Маргери и тех, кто поклялся верности дому Тиреллов. Он должен. Он это исполнит. Вот только почему так тяжко на сердце? Неужели он все-таки боится? Да, страх есть, от него никуда не деться, только полоумный шут может улыбаться, глядя на Неведомого. Но не только осознание, что первый настоящий бой может стать и последним не дает Гарлану дышать на полную грудь. Есть еще кое-что. То, что страшнее собственной гибели.
Если ему суждено будет пасть в бою, его дело продолжит лорд Тарли – величайший полководец, который ни в чем не уступает ни лорд Тайвину Ланнистеру, ни милорду-деснице Станнису Баратеону. Если Богам будет угодно забрать его к себе, это, конечно, огорчит Уилласа, но у него будет еще один брат, леди Оленна обзовет его олухом, а Уго пройдется искать нового «учителя», но у Королевы Шипов есть еще внуки, а Шермер парень смекалистый, такой долго без наставника прохлаждаться не будет. Если он не вернется домой, лорд-отец и леди-мать обязательно поплачут по нему, но он не наследник, чтобы рыдать навзрыд. Но если он погибнет на Севере, что будет с Лионеттой?
Гарлан поднимает очередной кубок за здоровье короля. Улыбается колкому замечанию Тириона Ланнистера, сидящего рядом с ним. Уго закончил танцевать с милой девушкой, которую Гарлан видел в компании Сансы Старк. Откланялся и провел юною леди за стол. Все как учил его Тирелл. Это не могло не радовать.
- Миледи, вы не желаете потанцевать?
Гарлан старался продолжать изображать беззаботность, но леди Фоссовей слишком хорошо его знала, чтобы еще за милю распознать блеф.
«Надо было ей сказать еще в тот день, когда мы узнали», - корил себя Гарлан, но время невозможно повернуть вспять. Сегодня он должен все сказать, ибо завтра он вместе с Уго и Браном и Арьей Старками отправляются в Простор, а затем на Север.
После быстрой и веселой «Медведь и прекрасная дева» менестрель заиграл «Время моей любви», и Гарлан снова посмотрел на Лионетту, повторяя за певцом: «Была моя любовь прекрасна, словно лето, и локоны ее, как солнца свет».

+7

3

Рожденная в семье, где всегда праздники проводили в кругу самых близких людей, с танцами и играми, игре на амфоре и на других музыкальных инструментах, читали стихи – леди Тирелл не в новинку оказаться среди подобных приемов, тем более если учесть количество ее родни. Жена Гарлана в очередной раз смотрит на танцующего и, кажется, очень счастливого оруженосца своего мужа, и радуется, что хоть кому-то весело на этом празднике жизни. Ему нравилась одна из девушек со свиты Сансы и это был по истине хороший выбор. Подруги Сансы, как и сама рыжеволосая волчица, были воспитанными и очень задорными девушками, то-то Уго еле поспевал за ней. Много улыбок, и блондинка переносится к их первому танцу со средним сыном Хранителя Юга. Когда он только коснулся ее руки, словно тысячи молний ударили в нее. Была ли это любовь? Племянница сира Джона была уверена, что лбовь родилась в их сердцах еще тогда, когда они встретились впервые, остальное время – она лишь укреплялась. К слову, юная Лионетта до сих пор не могла понять суть песни про «Медведя и прекрасную деву», очень вычурная и грубая песня, но задорная – для плясок после вина самое то. Блондинке не было грустно, но здесь она все тщательнее чувствовала, что находится не в своей тарелке.
- Миледи, вы не желаете потанцевать? – спрашивает Гарлан, отставляя свой кубок после очередного тоста за здоровье короля. Лионетта улыбается, не привыкшая в чем-то отказывать своему супругу. Она краем глаза замечает, как маленький Ланнистер подергивает в такт такой же крохотной ножкой, и она почти смеется, немного морща носик, а затем… Когда она снова смотрит на своего любимого мужа, его прекрасные губы повторяют слова песни и леди краснеет, тут же утыкаясь лбом в плечо Гарлана.
Все, как и должно быть, он – Гарлан Галантный – безумно галантный со своей дамой сердца, нежный и обходительный, и даже странно представить, что он в силах убить любого, кто обидит его семью. Она – его леди зеленых яблок, для которой его нежность усиливается в сто раз, для нее он всегда лучший, всегда непобедим, всегда рядом. Лионетте порой казалось, что она не сможет без него дышать:
- Милорд, твоя прекрасная любовь устала, - шепчет она ему на ухо, обнимая его шею рукой, притягивая к себе ближе. – Пойдемте в наши с вами покои? Я бы предпочла провести остаток вечера с вами наедине в нашей постели. – неторопливо проговорила она, поглаживая его волосы и оставляя влажный поцелуй на щеке. Дальше, когда они встретились взглядами, Лионетта прильнула кратко к его губам, тихо выдыхая:
- Я так соскучилась по тебе, Гарлан…

+3

4

Надо признать, не только милая Лионетта недоумевала, отчего же на коронации малолетнего (это слово стоит подчеркнуть) короля певцы вдруг запели совсем недетские песни. Впрочем, лучше уж песни о том, как медведь с юной леди плясал, чем в семьдесят седьмой раз слушать оду похвалы лорду Тайвину Ланнистеру. «Дожди в Кастамере» - вот, что действительно Гарлану никак не понять. Нет, он не дундук и прекрасно понимает, в чем дело и о чем поется в песни, дело в другом: причем здесь Джоффри Баратеон? Молодой король никакого отношения к подавлению восстания Рейнов не имеет (его еще тогда и в утробе матери не было!). Еще раз подчеркнуть могущество дома Ланнистеров? Так ведь, пусть на гербе короля и красуется золотой лев на малиновом фоне, так рядом с ним есть и коронованный олень дома Баратеонов.
«И куда только десница смотрит?». А никуда. Лорд Станнис Баратеон не удосужился почтить своим визитом молодого короля ни во время церемонии в Великой септе Бейлора, ни во время пира. Уже поговаривают, что между Джоффри и лордом Драконьего Камня пробежала черная кошка и совсем скоро на посте королевского десницы стоит ожидать лорда Утеса Кастерли, но пускай. Лев или олень – от этого золотым розам ни холодно, ни жарко.
«Что первого мало интересовали дела на Севере, что второго».
Но надо думать о политике, когда рядом столь прелестная миледи.
Танец был медленным, как бы сказал Уго, для стариков и, наверное, был бы прав, ведь кроме Лионетты и Гарлана посреди зала кружили уже немолодые лорды из Западных земель. Ну разве что Берика Дондарриона еще можно выделить из лордов нового поколения.
- Что же ты мне раньше не сказала, что тебе скучно здесь, - Гарлан никогда не мог сдержать улыбку, глядя на свою жену. «Влюбленный олух», - говорила в такие моменты леди Оленна, и, пожалуй, была права. – Да, конечно пойдем.
Плавно, чтобы случайно никого не задеть, Тиреллы выходят из банкетного зала. На прощание Гарлан кивает своему оруженосцу, разрешая парню еще повеселиться. Пусть отдохнет, как следует, следующе торжество у него будет нескоро.
- Я тоже скучаю по тебе, - он нежно берет свою даму за руку, - если бы я знал, что в Малом Совете столько проблем, что ради их решения мне придется жертвовать общением с тобой, я бы отказался от этого подарка, - хотя, кто ему бы дал? Леди Оленна за такое точно бы по лбу ложкой настучала. – Но ведь дела государства не помеха для нашей любви?
Гарлан, как мог, оттягивал момент, когда ему придется посмотреть в глаза Лионетты и рассказать о том, что он поведет войско отца на Север. И дело не в трусости! Он совсем не трус! Дело в том, что он не хотел еще больше опечаливать свою прекрасную жену.

+8

5

Все в столице Семи Королевств было ни как у людей. И, по большому счету, все слишком отличалось от привычного хода в Хайгардене. Здесь люди, которые честно и открыто улыбались тебе в лицо через миг отвернувшись проклинали весь твой род. Никакой секретности на личную жизнь – здесь и у стен были уши и глаза, а то что было якобы секретно, просто добавлялось: но это тайна! Тайна, о которой даже дети кухарки знали. Стоит повернуть не так или прийти не в том платье, придворные дамы начнут обсуждать свои колкие замечания, становясь лицом друг к другу в «колдовской» змеиный круг.
Очень часто Лионетта ловила себя на мысли, что буквально физически устает от постоянных взглядов и вопросов. Словом, когда рядом находился ее отважный рыцарь девушка чувствовала себя лучше, а взглядов становилось меньше. Возможно, потому что никто не мог смотреть или разделить с ними их счастья, взаимопонимания и любви? Фоссовей гордилась своим мужем, браком, его семьей. Ей нечего было скрывать, но и раскрываться перед кем-то, кто не очень симпатичен, она не торопилась.
По Гарлану нельзя было сказать получает ли он удовольствие находясь здесь в кругу якобы друзей. Он мужчина, а как правило их истинные эмоции спрятаны где-то глупого в их подсознании. Наблюдая за мужем, Лионетта пришла к выводу, что ему все равно где они сейчас находятся, и он просто хочет хорошо провести время в ее компании, совсем немного присматривая за своим юным оруженосцем.
Медленная, тягучая, словно свежая карамель музыка покрывала собой тихие разговоры между танцующими парами. Хоть Уго и прокричал в след, что-то про стариканов, ни Гарлана ни его жену ничуть не смутило это. Возможно рыцарь даже показал устрашающе кулак своему оруженосцу, но вряд ли леди Тирелл это заметила.
- Что же ты мне раньше не сказала, что тебе скучно здесь. – Лионетта неловко улыбнулась, пряча глаза в пол. Она до сих пор корит себя за то, что пудрит своему мужу мозги из-за такой мелочи, как усталость. Но вспоминая об этикете, что партнеры должны смотреть в глаза друг другу, она поднимает голову и с нежностью смотрит на возлюбленного:
- Ну, что ты… Гарлан – это моя обязанность сопровождать тебя на всякие…разные мероприятия. – более тактично подобрала слово она, вместо «скучно». – К тому же… - она почувствовала спиной, что кто-то с ней столкнулся. И это оказалась очень пожилая пара, которая извинилась и продолжила свой «страстный» танец, дальше сталкиваясь со многими парами. «О, Боги! Неужели и мы будем такими?» - К тому же, милый, это такая честь быть здесь и поддержать нашего Короля… - при одном упоминании о Джофри, она почувствовала не хороший холодок по спине, и средний сын Хранителя Юга будто чувствуя свою жену, тут же согласился уйти:
- Я тоже скучаю по тебе, - в тусклом свете коридорных факелов черты лица Гарлана приобретали совсем другое очертание, более четкое, строгое, но от того еще более привлекательное и желанное.  - Если бы я знал, что в Малом Совете столько проблем, что ради их решения мне придется жертвовать общением с тобой, я бы отказался от этого подарка.«О, любимый мой… подарка?» - но Лионетта не решается сказать это вслух, и понимание того, что слова им вовсе не нужны, еще раз доказывает их крепкую связь.
- Сир Гарлан, вы же знаете, что ничто не помеха для нашей с вами крепкой любви. Кроме, разве что, этого жутко тесного корсета, которое вам придется, мой дорогой, помочь мне расшнуровать, потому что Изабель осталась на празднике. – нарочно официальный тон делал ситуацию еще более забавной. Еще через несколько минут они дошли до своей спальни, и Гарлан учтиво распахнул перед ней дверь. – Кстати, я не ожидала такого от себя, но… Я подружила с девушкой из младшей ветви Ланнистеров. Леди Руфина. Ты должен был встречаться с ней, она фрейлина Королевы Серсеи. – девушка оборачивается спиной, подставляя ленты корсажа и перекидывает длинные волосы на одно из плеч. – Хочу узнать твое мнение о ней…Что думаешь?

+8

6

Когда Гарлан объявил о своей помолвке с Лионеттой, его друзья тогда ооочен удивились. Особенно удивились братья-близнецы Редвины, которые тогда еще в оруженосцах ходили, но уже переняли у своего знаменитого отца манеру вести беседу. Хорас (а может это был Хобберт?) узнав, что его друг решил попрощаться со свободой да еще выбрал в жены не самую благородную девицу (ведь Фоссовеи из Новой Бочки даже не лорды!), поспешил сообщить, что, да, внешне девица очень хороша и, он, как мужчина, понимает, отчего Тирелл потерял спокойный сон, но на этом же ее положительные черты и заканчиваются. Ну да, какое приданое может быт у племянницы осевшего рыцаря?! Подобного мнения была и бабушка. Ведь при всем уважении к Джону из Зеленых Яблок, он не мог похвастаться ничем, кроме благородности и чести. В общем, все кроме Уилласа как могли пытались отговорить Тирелл от женитьбы, приводя аргументы, давя на жалость или на гордость, порой даже не чураясь грязной игры, но Гарлана не переубедить! И он еще ни дня не пожалел, что тогда, перед взором всего Простора он не сделал шага назад и все-таки взял Лионетту из дома Фоссовей в жены. Ведь столь прелестной, нежной, но в тоже время умной и веселой девушки во всех Семи Королевствах больше не сыскать.
Гарлан кивком поздоровался с гвардейцами, те кивнули в ответ и открыли дверь в покои, которые Железный Трон любезно выделил для гостей. Дал отмашку, и юноши поспешили в свои покои, понимая, что сегодня они здесь никому не нужны.
Сняв дурацкую брошь, которою, кажется, ему кто-то подарил, и бросив ее на стол, Тирелл взял графин и налил себе воды, затем подумал и налил еще Лионетте. Сел в кресло, внимательно вникая в каждое слово жены.
«Руфина Ланнистер?». Да, имя девушки ему было знакомым, но он не понимал откуда. Семеро, в Красном замке столько этих Ланнистеров развелось, что, наверное, в самом Ланниспорте их поменьше будет.
- Я рад, что тебе удалось завести знакомство хотя бы с одним из Ланнистеров, надеюсь, эта девушка действительно столь мила, как ты говоришь, а не просто притворяется, но, Лионетта, я должен тебе кое-что сказать, - Тирелл решил больше не тянуть кота за хвост. И так уже тянул до самого конца. - Я и Лорас завтра отправляемся на Север.

+8

7

Говорят, что настоящая любовь не имеет границ, ни угасает со временем. Влюбленные питаются силой друг от друга, с уверенностью, что завтрашний день будет удачливее предыдущего. Чувства этих двоих были выше всего живого и не живого, что существует или существовало некогда во всех Семи Королевствах вместе взятых.
Юная, или уже лучше говорить молодая, Лионетта пыталась найти в себе какую-то мудрость, которая приходит к не многим с возрастом. "А порой возраст приходит один!" - как-то так хохмила леди Олена. Конечно, силу и добродетель. И если с последним ей помогло воспитание ее родителей и любимого дядюшки, то первый и второй пункт давались очень сложно. С мудростью должна была приходить сила, чтобы справляться с различными петлями судьбы. Например, арест лорда Тирелла и замужество Маргери. Приезд в столицу вообще для блондинки был самым сложным событием за последние месяцы. И не физически сложным, а морально. Потому что здесь все было иначе, а вольнодумствий Ее Величество не любило.
Отрада души, соната сердца, ода любви - невероятно, сказочно невозможный муж, буквально на одном дыхании произносит слова, которые ранят словно острый меч из валирийской стали:
- Я и Лорас завтра отправляемся на Север.
В голове будто вспорхнули сотня воронов, создавая невыносимый гул. "Север? Завтра?" - девушка мысленно вопрошает к той самой мудрости, но ответа не поступает. Видимо, кто-то очень не хороший подстрелил почтового голубя, который должен был доставить в голову жены Гарлана правильный ответ, верную реакцию на сказанное. 
Сердце начало скрипеть будто старая дверь, которую забыли смазать маслом. А корсаж все еще невыносимо туго сжимает ребра... Мысли проносятся с невероятной скоростью в голове, и лишь через секунду девушка решается осторожно повернуться к мужчине, и заглянуть в его глаза. Так пришла сила, которая позволила без лишних эмоций, пока, посмотреть внимательно на мужа, который раннее ничего не скрывал.
- Мог бы и раньше сказать, что мы едем в гости к леди Маргери. - радостно говорит девушка, забывая про тугой корсаж и звонко целует мужа в щеку. - Что же ты так поздно об этом говоришь? - девушка заметалась по комнате, проверяя сундуки с вещами, пытаясь что-то найти. - О, Семеро, где же наши теплые вещи? Дорогой, только не сердись, но буквально вчера я отдала на ремонт твой любимый дорожный плащ, но думаю, что завтра по полудню мы сможем его забрать. И Лорас... Почему вы юноши такие скрытные? Гарлан, ну, что же ты сидишь? Помоги мне сложить вещи, ведь Уго и Изабель на празднике, а я... - она смотрит на мужа, и кажется, что только сейчас видит два стакана с водой. Девушка улыбается и присаживается у ног любимого укладывая руки на его колени. - Мой рыцарь, на тебе лица нет... Ты не рад поездке? - она берет его ладонь, и тянет к своим губам.

+10

8

Гарлан никогда особо не был скрытным малым. Да что там говорить, он всегда придерживался и продолжает придерживаться мнения, что главная проблема человечества – это как раз неумение говорить. Нет, речь не об умении произносить слова или говорить слишком быстро, либо заикаться. Речь идет о правиле: «Молчи и меньше проблем будет». Да, безусловно, порой лучше запихать язык куда подальше, это сегодня продемонстрировал Ренли Баратеон, осмелившийся защитить леди Кейтилин Старк. Вернее, нет, не так совсем, мастер над кораблями показал, как важно подбирать слова и знать, когда надо остановиться, а вот молчать, пожалуй, никогда не стоит, да. Но как бы умен не был Гарлан на словах, на практике все было, как с именами для лошадей: сколько бы рыцарь из Простора не старался довести до своего оруженосца истину о том, что давать имена и вообще привязываться к лошадям для рыцаря – плохо, сам же нарушал это правило, дав имена не только всем своим турнирным лошадкам, а еще и половине жеребцов в Хайгардене. И вот с тем, что всегда надо говорить, Тирелл наступает на те же грабли. Дотянул до последнего. И ведь Лионетта точно не тот человек, который побежит всем рассказывать свежевшие новости и точно не психанет, как Лорас, ускакав то ли в Хайгарден, то ли в Винтерфелл или к дяде в Новую Бочку (зависит от настроения и степени обиды). Но все же Гарлан продолжал играть в молчание и теперь пожинает горькие плоды своей глупости. Тиреллу безумно неприятно сейчас. От самоуверенного рыцаря способного одной левой вырубать противника осталось ровным счетом ничего. Он с болью смотрит на жену, пытаясь понять, как же правильно поступить и действовать. Но есть ли сейчас правильный выход из сложившийся ситуации? «Ох и гусак ты, Гарлан», - сказал бы сейчас Уиллас, пытаясь помочь брату советом и успокоить Лораса, который бы уже во всю расхаживал по комнате, упиваясь своей правотой. Отличные все-таки у него братья. - Плащ я другой возьму, хвала Семерым, выбрать есть из чего. После краткого молчания Тирелл все-таки опять берет слово. Уже без уместных шуток и улыбки на устах. Ему все еще стыдно и неприятно, что все случилось именно так. - Лионетта, - ее ладонь оказывается в его, - прошу, выслушай меня, - последний раз ему так тяжко было на первом и последнем турнире для Уилласа. – На Севере сейчас опасно, и дело не только в армии одичалых под Стеной, поэтому в Винтрефелл от Тиреллов отправлюсь только я и Лорас, а ты вместе с леди Оленной сразу после коронации Джоффри отбудешь в Хайгарден. Он понимал, что совсем ничего не объяснил и наоборот еще больше запутал ситуацию, но, к несчастью, мастером красивых изъяснений он никогда не был.

+6


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Мы не прощаемся [Королевская Гавань. Красный замок 09.09.298]