Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » «А в голове мутит, и ангелы летают» [Зимний городок - 9.08.298]


«А в голове мутит, и ангелы летают» [Зимний городок - 9.08.298]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


А в голове мутит, и ангелы летают

Дата:
09.08.298 от З.Э.

Место:
Север, Зимний городок, трактир

Действующие лица: Алан Крейн, Теон Грейджой

Краткое описание:
Мужской способ решения проблем иногда приводит к неожиданным последствиям

+1

2

Третья кружка эля. Грейджой сидит, подперев щеку, с видом скучающего старца, повидавшего все земные горести и наслаждения.
Как же тоскливо. И это в таверне, в самый разгар вечера, когда одни только снующие туда-сюда молоденькие девицы способны поднять боевой дух.
На колено ложится маленькая женская рука.
- Милорд, вы все еще так грустны. Я могу как-то развеять ваши темные мысли? Или, может, вам угодней поговорить в более спокойной обстановке?
Эта красотка окучивает Теона с добрый час. Он уже был с ней пару месяцев назад, но имя во хмелю не запомнил. У нее прелестное личико с очаровательными едва заметными веснушками, глаза, цвета глубокой зимней реки и густые локоны, которые ярко золотятся огнем очага и свечами. Она прелестно смеется, когда он, иронизируя не к месту, честно пытается сосредоточиться на настоящем. Но настроения расставаться с медяками у железнорожденного нет.
Пусть вчера слезы водопадом не полились из глаз, и Теон не упал на пол трапезной, крича трагичное «За что», но весть о пропаже - то есть смерти - Робба подорвала его непробиваемое равнодушие ко всему, кроме самого кракена.
Ночью все никак не засыпалось. Когда в черный потолок стало смотреть невыносимо, Грейджой решил обратиться к вину. От пары глотков легче не стало. Напротив, вспомнился тот романтично-максималистский бред двоих идиотов, которые верили, что война - это мелочь, да и вообще смерти нет. После доброго десятка глотков стало нестерпимо жарко. И как будто даже тесно. И это тем более странно - при такой-то пустоте в душе, что даже не сильно обремененный эмоциональной близостью с кем-либо Теон смог с удивлением обнаружить ее в себе. Пришлось распахнуть ставни. Впустить в комнату отрезвляющий холод, сковывающий тело стальными пальцами. Хотелось, в общем, что-то почувствовать. Хоть что-то, кроме бессильной боли и злости на так тупо сгинувшего щенка.
- Я чем-то не угодила?
Деву, очевидно, изумляет, что сегодня Грейджой чаще смотрит в кружку, чем на ее декольте.
- Нет, ты прекрасна. - Теон отрывает от себя невесомую руку прелестницы и, через силу улыбнувшись, на мгновение прикладывается губами к тонким пальцам. Может, и не нужно это клятое настроение? Подняться с ней наверх, пусть развлекает его и прогоняет тоску, а там авось и действительно станет лучше. Можно, конечно, истуканом просидеть за стаканом пару дней, ну или недель, пока легче не станет. Но что от этого толку? Роббу его театрализованное горе уже не поможет.
«Надо было ехать с этим рыжим олухом. Тогда б он точно не вляпался в эту тупую историю».
Грейджой косится в сторону выхода, как будто сейчас как раз самое время подорваться и поехать прямиком на Стену. Вдруг дверь распахивается, что для таверны, в общем-то, совершенно естественно. В натопленное до духоты камином и перегаром помещение заходит - нет, не предсказательница в красном платье – лорд Крейн.
- Алан! - Теон призывно поднимает ладонь вверх, чтобы южанин его заметил.
- О, так вот чего вам не хватало, - девица улыбается так тонко, что кракену хочется приложить ее милую головушку об стол, чтобы выбить из нее крамольные мысли.
- Лучше позови подругу. Да поживее. - Теон не слишком хорошо знает лорда Алого Озера, но ему кажется, что от приятной компании не обремененных условностями и этикетом женщин он не откажется.
- Я тут горе в вине топлю, - усмехнувшись, заявляет железнорожденный с таким видом, что поверить в искренность его слов просто невозможно. - А вы тут какими судьбами? Решили поближе познакомиться с Севером?

+4

3

Весь день Крейн провел в жалких попытках развеселить Маргери. Понимая, что после нежданных и печальных вечерних новостей, которые еще и завершились, вероятно, не самым приятный разговором с Теоном (этот вывод мужчина сделал после того, как услыхал целую тираду нецензурных выражений, раздавшихся из-под двери миледи), леди Тирелл будет не в духе, Алан разработал крайне коварный план. Первым шагом было спозаранку разбудить Тайлера и Лео. Эти два сапога пара путем поочередного обливания холодной водой и нежных пинков под задницу были отправлены в Зимний городок, чтобы найти там для миледи «что-то красивое или, хотя бы, не уродливое», идеально – цветы. Нет, конечно, знал бы Крейн, что эта неразлучная парочка напрочь лишена вкуса и фантазии, поэтому притащит какие-то пожухлые полевые цветочки, да целый мешок разноплановых творений местных ремесленников (оправдав это «мы не знали что выбрать, взяли все), которые шатен, пару раз выругавшись на лисенийском диалекте, отправил в полет из окна крепости. Правда, тяжелый мешок прибил курочку, мирно клюющую зерно под окнами, поэтому светлая память этой пташке, ее мясо, приготовленное буквально через пару часов, оказалось очень сочным.
Короче говоря, первый шаг с треском провалился. Вторым шагом было устроить ей какое-либо развлечение во время завтрака, заставить Лео вновь рассказать историю шрама на животе, заодно попросив приподнять рубаху, либо тайком подливать вина в бокал. Собственно, за завтраком миледи была мрачнее тучи, ссылалась на плохое самочувствие, а септа Лионетта так вообще отгоняла всех, кто хотел приблизиться к леди хоть на пять шагов. Даже пара новых и смешных историй, рассказанных Аланом на всю трапезную, которые вызвали истерический хохот у многих южан и даже северян, не заставили Маргери хоть слегка повернуть голову в сторону источника смеха. Гвардейцы, понявшие, что миледи в плохом настроении, играли настоящий спектакль в лицах: кто-то пытался рассказывать увлекательные истории, кто-то хотел привлечь внимание барышни путем «случайного размышления» о конной прогулке куда-то в лес. Хант даже тайком подговорил служанку миледи Старк на то, чтобы та предложила ей сходить в Зимний городок, полюбоваться на работы местных ремесленников (да-да, творения которых Крейн отправил в окно). Однако непоколебимая Маргери покончила с пищей, а затем спокойно покинула трапезную в компании своей дуэньи и Мины, заставив гвардейцев, ругаться последними словами, пиная стулья.
Закончилось все тем, что Крейн, третьим шагом заявившийся лично в покои леди с вопросом «а кого хера?», был отправлен в пешее эротическое путешествие за Узкое Море, а для облегчения дороги в него зашвырнули золотым канделябром. Канделябром! С горящими свечами! В общем, Алан понял, что пора ретироваться, поэтому моментально свалил. Плюнув на все, лорд решил прогуляться – так и быть, раз Маргери нужно пострадать одной, то пусть пострадает. Хотя мгновенно мнение Крейна изменилось, ведь он наткнулся на Лео. В общем, гвардеец получил ответственное задание – отправиться в комнату к миледи и весь вечер развлекать ее чем угодно, хоть игрой в кайвассу. На возмущения Леонетты отвечать тем, что это прямой приказ Алана Крейна и он не обсуждается, всяко завтра капитан получит взбучку, одной пощечиной больше, одной меньше, пф, ерунда. Напоследок шатен порекомендовал рыцарю захватить щит, ведь в комнате у розочки был далеко не один канделябр...
Собственно, именно так Ал и оказался в этом трактире. Среди гвардейцев ходили рассказы о Зимнем городке, но сам Алан заявлялся сюда всего пару раз, да и то из чисто экскурсионного интереса, который так и не был удовлетворен – не впечатлило сие поселение искушенного жизнью андала. Однако даже нашему герою иногда нужна смена декораций, посему пить решено было не в трапезной с Тайлером и Хантом, пока Лео демонстрирует Маргери умения владеть фигурами в кайвассе, а в местном трактире-борделе. Пусть и с неким скепсисом, но Крейн заваливается внутрь, придирчиво осматривая помещение. Не успела в голове шатена сформироваться хоть какое-то мнение, как мужчину окликивает знакомый голос. Повернув голову, андал замечает Грейджоя, сидящего за столом в компании большой кружки. «Опа, а это я удачно зашел», - проносится в голове южанина, а на губах появляется легкая усмешка. Мужчина, лавируя между предметами мебели, в итоге доходит до Теона, присаживаясь на лавку напротив железнорожденного.
— Ой, только душу не трави, никаких «вы», - аж кривится Алан, которого до сих пор немного коробило официозное обращение, соответствующее правилам этикета. Усмехнувшись, шатен продолжает. – Ну, в замке сейчас крайне тоскливо, поэтому я решил все же прогуляться, полюбоваться красотами... Поэтому с радостью составлю компанию твоему заливанию горя. Кого попросить за элем метнуться?
Сказав это, мужчина в задумчивости осматривается, замечая лишь трактирщика, меланхолично оттирающего деревянную столешницу. «Ладно, если здесь никто за гостями не ухаживает, то сам схожу», - думает про себя Крейн, поворачивая голову в сторону Теона. Паренек с вечной ухмылкой сейчас действительно выглядел хреновенько, слишком уж понуро. И Алан его прекрасно понимал, тем более что причин печалиться у Грейджоя было не меньше, чем у самой миледи Старк, а может и даже больше – об их дружбе с Роббом северяне рассказывали буквально с придыханием, отмечая чрезвычайно крепкие отношения между двумя парнями.
— Вот знаешь, - начинает Крейн, решив отвлечь кракена  типичными  для себя рассуждениями, только сейчас хоть по более приземленной тематике, – Я вот здесь вроде уже давно, но все никак не могу понять. Есть, значит, этот ваш Зимний городок, маленькое поселение, народу практически не видно, все по своим фермам, или что тут у вас, раскиданы. Но при этом поселение действующее, в нем много чего можно найти, есть аж несколько кабаков, в которых, как я вижу, работают девицы. И они не выглядят пропитыми и уставшими от жизни шлюхами, а вполне себе молодые и симпатичные дамы. И, повторюсь, такой трактир не один... И в городе народу с гулькин нос. Как это вообще работает?

Отредактировано Alan Crane (2017-11-18 23:17:55)

+7

4

«Красотами или красотками?» — Грейджой решает не перебивать своего нового компаньона, но понимающе кивает, мысленно отвечая на этот вопрос и полностью в нем соглашаясь с Крейном.
Ему тоже уныло в Винтерфелле после вести о пропаже Старков. Невыносимо постные лица, недомолвки, полувзгляды и прочее, от чего быстро устаешь, если руку не утяжеляет женская грудь или кубок с вином. Те, кто в курсе, ходят мрачные и сосредоточенные, силясь понять, видимо, насколько сильно изменятся их жизни из-за одного ворона. Но и даже те, кто ничего не знал, словно почувствовав, что с горячо любимыми господами произошло что-то скорбное, стали мрачнее и рассеяннее. Чего стоят пригоревшие пирожки с дичью на завтрак.
Но, если уж серьезно, то Теону было настолько тошно, что он даже сборы решил отложить в угоду алкогольному забытью и апатии. Хотя и понимал, что, возьмись он плотно за это дело, уедь поскорее, мысли быстро переключатся на долгожданную встречу с домом, жизнь засияет во всем своем великолепии и так далее.
— Сейчас сами принесут, — неопределенный взмах рукой, означающий, что тут капитану гвардии Тиреллов грешно напрягать мозги и строить тактические ходы. Хоть, бесспорно, эль и можно назвать наградой, за которую стоит биться с ленивым трактирщиком.
— Ну как, — кракен с самым что ни на есть знающим видом ухмыляется, показывая, что, раз уж темы заходят о женщинах и остального плотского, серьезным он быть не намерен. — Климат-то тут какой? Дамы не успевают проспиртоваться. Ни тебе ранних морщин, ни прочих неудовольствий. Да и, думаю, успел заметить, северяне очень любят говорить про свою честь. Думаю, у них время кончается до того, как они успевают оправдаться перед шлюхой, что решили залезть к ней в койку.
Теон уже почти хочет добавить про историю с его подарком для Робба, когда железнорожденный приволок к волчонку в комнату шлюху, но быстро себя затыкает. Во-первых, тут уже либо хорошо, либо никак. А, во-вторых, не очень здорово, если лорд Алого Озера омрачит память его друга в глазах прелестнейшей вдовушки Тирелл-Старк.
Аккурат перед носом воина смуглая женская ручка ставит увесистую кружку эля. Одновременно с этим перед носом Грейджоя на столе происходит такая же метаморфоза. Кракен не против такой предусмотрительности, хоть прелестные дамы и не стремятся скрыть, что получают надбавки от трактирщика за рьяное стремление напоить посетителей.
Теон одобрительно кивает своей вновь вернувшийся избраннице, как вдруг внезапно понимает, что девушка, активно обхаживающая в данный момент Алана, совершенно точно ему знакома. Ба, да это же та самая дорнийка, от которой не мог тогда оторвать взгляда молодой Старк.
«Иной бы тебя побрал, ты хотя бы на сегодня вылезешь у меня из головы?» - хмурится железнорожденный, пряча свое проступившее на лице неудовольствие от слишком назойливого призрака друга в эле.
— Гляди, распознала в тебе своего. — Хотя, Грейджой, впрочем, тоже не здешний, но к нему уже все привыкли. — Ну, будем.
Лучший тост — короткий и без лишних нравоучений.

+8

5

Крейн криво усмехается, обнажая зубы, оценив шутку про честь северян. Действительно, даже Ал, который провел в этих краях всего ничего, успел утомиться от хваленной «северной чести». Тут каждый первый готов за отстаивание своей правоты сойтись в кровавом поединке на кулаках, в результате которого один из дерущихся окажется выброшенным за ноги в навоз (и это не речевой оборот, однажды лорд сам стал свидетелем подобного), а его гордое сердце, обуренное пламенем чести, будет покрыто позором. Но ненадолго – ровно до следующего спора. Он сразу аннулирует прошлое поражение, короче говоря, порочный круг не прерывается. Нет, возможно, это Алану так везло, что он сталкивался только с подавляющим количеством именно таких субъектов, а на деле северяне – это добрые, нежные люди, обладатели тонкой душевной организации, получающие удовольствие от собирания полевых цветов и обожающие вечерние прогулки по лесу. Хотя что-то Крейн в этом сомневался...
Материализовавшаяся кружка, наполненная до краев эля, вызывает у Алана блаженную улыбку. Шатен проводит языком по засохшим губам, чувствуя, что во рту аж слюнки потекли – давненько андал не пил. Ну, со вчерашнего вечера, но, по мнению мужчины, один день, проведенный в трауре, эквивалентен примерно трем обычным, праздным, скучным и обыденным денькам. Настроение (для начала только его) поднимает и смугленькая дорнийка, на которую шатен поднимает взгляд лишь после того, как в полной мере насладился полной кружкой свежего эля. Если быть честным, то в сие заведение южанин шел не за удовлетворением рвущегося наружу либидо, а просто ради того, чтобы хорошенько выпить, выкинуть из головы зудящие, словно навозные мушки, мысли, ну и, быть может, развлечься. Однако Крейн, как человек наученные, даже поживший в борделе, знал, что компания милой девчушки, сидящей где-то рядом, периодически подливающей эля и смеющейся над твоими шутками, независимо от уровня их убогости, это нормальный бонус – тем более, не гнать же ее в шею, ну. Хотя лучше лорд попросит ее об иной услуге. Алан усмехается, а затем, ловким и отточенным «загребущим» движением подхватывает диву, усаживая ее себе на колени. Та только и успевает удивленно хлопнуть длинными ресничками.
— Милая, сбегай на кухню и принеси мне и моему другу что-нибудь к элю. И, конечно, еще эля. Нам его нужно много, - Ал фирменно улыбается, подмигивая девчонке, после чего аккуратным движением ставит ее на ноги, не удержавшись от того, чтобы легонько пройтись мозолистой рукой по бедру дорнийки.
Теперь, когда, виляя бедрами, барышня ускакала за едой и напитками для «достопочтенных гостей», Алан вернулся к кружке эля и тосту Грейджоя. Мужчина аж хмурится, глядя на то, как кракена, чьим вечным компаньоном является ехидная улыбка, сейчас беспощадно пожирает апатия и печаль. И пусть Крейн ничем не обязан этому парню, но что-то внутри андала подсказывало, что надо бы попытаться поднять настроение железнорожденному. Ох уж этот Север, ох уж эти обязанности и вечные драмы – они делают Алана сентиментальным.
— Будем, - охотно поднимает кружку мужчина, стукает ею об кружку Теона, а затем, довольно прикрыв глаза, начинает поглощать содержимое. Когда с элем было покончено, андал с грохотом ставит ее на столешницу, а предплечьем свободной руки вытирает губы и бороду, теперь запачканную хмельным напитком. Довольно вытянувшись, мужчина привычным жестом кладет руки на ворот рубахи, а затем, причмокнув губами, объявляет, - Хорошо! Значит так, надо прогонять тоску и апатию, а то ваш Север и так особо красками не играет, а такими темпами так вообще весь посереет, аж огонь скоро темным станет.
Усмехнувшись собственной шутке, шатен оглядывается по сторонам, понимая, что нынче в трактире не особо много людей. Так, пара бойцов из Винтерфелла, простолюдины, кто-то еще – словом, не суть. И это, собственно, хорошо, значит, их обслуживать будут куда быстрее.
— И вот ты говоришь, что дорнийка своего видит... Будь ты в Просторе, тебя бы вызвали как минимум на дуэль, как максимум сразу бы попытались прирезать, - насмешливо молвит шатен. – Южан очень обижают какие-либо попытки сравнения их с дорнийцами, аж дыхание сбивается и глаза смешно выкатываются. Ух.
В этот момент к столу припархивает темнокожая красавица с четырьмя кружками эля, что вызывает у Крейна умилительную благодарность – как приятно, когда тебя понимают правильно. И пусть, что закуска будет позже, главное, что есть что выпить.
— Теперь тост с меня? – задает риторический вопрос шатен. – Ну, тогда предлагаю выпить за удачу. Чтобы на нашем пути было меньше неудач, а нам всегда дул попутный ветер. И за то, чтобы некоторые вредные дамы не портили настроение своей холодностью и непрошибаемостью! - неоднозначность слов андала компенсировала красноречивая улыбка, появившаяся на губах бородача ровно на одно мгновение – до того момента, как шатен начал залпом поглощать еще одну кружку эля.

+10

6

«Север не наш. Моим уж точно никогда не был».
Чуть ли не каждый заезжий знатный муж почитает за свое святое право посмотреть на кракена оценивающим взглядом и решить, что ему, в общем-то, очень неплохо живется. Ну да, его не убили - потому что папенька повода не дал. Но это не отменяет факта, что он никогда не был тут почетным гостем. Почетным узником - это да. Когда Грейджой взбрыкивал, особенно в первые года своей жизни здесь, то понимал, что его укоряют за его недовольство. Могло ведь быть и хуже. Ну да, могло быть хуже. Он мог сидеть запертым в каких-нибудь покоях год за годом. Или вообще в темнице сидеть. Это да. Но никто никогда не думал о том, заслужил ли он это вообще.
Благо, все это кончилось. С недавних пор он свободен и волен уйти отсюда в любую минуту. Так что можно наслаждаться крепким элем, компанией Крейна, девками и теплом стен, за которыми ждет недружелюбный северный холод. И  хотя бы стараться не думать о вчерашнем вороне со Стены.
- Южан обижают такие слова? А ты не южанин будто? - железнорожденный хмыкает, пожав плечами. Без каких-либо подозрений, обиняков и прочего - просто поддержать беседу во имя общего трепа. Это с миледи Тирелл-Старк, как быстро понял кракен, нужно выбирать слова - Алан Крейн ему кажется простым и прямолинейным в лучшем смысле этих слов. И мало ли что лорд Алого Озера может про себя рассказать - он выглядит человеком бывалым, не из тех нежных южных лордиков, которых так любят высмеивать северяне. Особенно те, кто дальше своего замка выезжает раз в тысячу лет на поклон к сюзерену.
Теон с готовностью поднимает кружку за очередной тост, пусть эль считай так и не успел оказаться на столе после недавнего тоста Грейджоя. Кракен делает несколько крупных глотков, утирает рукавом рот, улыбается Крейну. Ему нравится подход Алана к делу - если уж напиваться, так быстро. Если тренироваться, то, считай, как в настоящем бою. Пожалуй, даже жаль немного, что они познакомились так поздно и при таких печальных обстоятельствах, которые начали происходить на Севере. Боги, если они есть, со справедливостью не в ладах - если они так уравновешивают утрату названного брата, то попытка, конечно, хорошая, но все-таки не то.
- Да уж, ветер попутный точно не помешает, - железнорожденный приканчивает кружку эля и в некоторой задумчивости заглядывает в нее, будто в надежде, что там, может, еще что осталось. Ну или светлая пена напомнила кракену о море, которое, признаться, он уже толком и не помнит, как выглядит. Забавно будет, скажем, отплыть домой и сгинуть в шторме. Вот он от души посмеется в чертогах Утонувшего Бога.
- А что, есть разве дамы, которых не прошибает твое обаяние? - с недоверчивой шутливостью в голосе вопрошает Грейджой. Улыбка Крейна кажется ему также несколько лукавой. Но он не против поддержать этот разговор. Разве с Роббом или Сноу о женщинах можно было поговорить? Один краснел, сливаясь кожей с цветом волос, второй... Со вторым он говорить на эти темы особо даже и не пытался.
Может, капитан южных гвардейцев и не так прост, как кажется. Ходят по Винтерфеллу шепотки, что миледи Старк очень уж дружна со своим верным лордом. Да и только слепой мог это не заметить. Что если таким полунамеком Крейн хочет отвести от себя подозрения. Мол, надежды такие надежды.
Но зачем ему? Грейджой точно не побежит по винтефелловским обитателям разносить эту весть, дабы восстановить непорочное имя южной вдовы, а Робб вроде как сгинул за Стеной - ему уже не нужна правда, какой бы она не была. Да и вообще, кракен скоро уезжает - оставьте свои дела себе. Хотя миледи, безусловно, страсть как хороша. А Теон всегда тоскует, когда каким-либо образом дороги его и очередной красавицы расходятся, не пересечясь.
- Ваше возвращение назад дело уже решенное? Я бы, наверное, рад был на твоем месте. - Дом - это дом. Да и мало ли кто остался у Алана Крейна в его Просторе. Друзья так точно. И женщины наверняка. А там еще и климат, и развлечения - уж насчет этого Теон наслышан. И не только из книг. Стоит вспомнить хотя бы Сансу Старк, которая все щебетала насчет прелестей южной жизни. Удивительно, но ее мечты сбылись - она с Арьей-непоседой, Браном и леди Кейтилин в Королевской Гавани. Наверное, слушает там певцов, танцует, поет и бед не знает.

+8

7

— Южанин ли я? Хм, - молвит Крейн, почесывая выбритый бок головы. - Как тебе сказать, территориально и по месту рождения – да. По духу? Тут уж вряд ли. Поэтому я спокойно могу смеяться над их заскоками. В конце концов, ты меня вообще видел? – усмехается Алан, поворачивая голову так, чтобы сделать акцент на массивной косе, мирно болтающейся позади.
Мужчина хитро щурится, разглядывая Грейджоя. Андал знал всю эту историю, начавшуюся во время восстания папашки Теона, которое тот с треском продул, после чего отдал своего сыночка на воспитание Эддарду Старку. Воспитанник поневоле, по факту пленник, вынужденный покинуть родной дом из-за ошибок других людей. И интересно, а кто по духу этот паренек? Железнорожденный однажды - железнорожденный навсегда, кракен из пучины морской, али северяне сумели воспитать еще одного волка для своей стаи? Алу был интересен ответ на этот вопрос, но не задавать его андалу хватило ума, поскольку зачем лезть в душу человека, который просто хочет напиться?
Однако даже без этих всех уточнений Крейн мог спокойно провести параллели между их судьбами, найдя некоторое количество сходств. Покинувшие дом по причинам, от них независящих, они воспитывались в другом месте, где пытались обрести то, чего не было ранее, оба любили женщин и алкоголь и считали, что это взаимно. Вот только была одна существенная деталь: если Теон чувствовал себя изгоем на чужбине, то Алан был никем в собственном доме. И эта принципиальная деталь значительно влияет на общее восприятие, потребности и формирующиеся в соответствии желания и мечты. Например, Крейн был готов поспорить, что Грейджой большую часть сознательной жизни стремился вернуться к себе домой, где стал бы наследником. Неплохая судьба, не так ли? Алу же возвращаться было некуда, поэтому пришлось искать свою дорогу – кто же знал, что она приведет его в Эссос, в котором, справедливости ради надо заметить, было очень много хорошего и приятного. Что же, это сравнение довольно забавно, поскольку наглядно показывает, насколько разные у людей судьбы и как каждый ищет свое место в жизни. На ум мужчине пришел еще один закономерный вопрос: а почему этот парень все еще сидит здесь, а не направляется на Железные Острова? Задавать его, опять же, Крейн не собирался. Пока что.
— Хах, да что-то не припомню таких, - скалится Ал, глядя на Грейджоя. – У тебя с этим, судя по всему, проблем тоже особо нет. Но в этих делах лишняя удача никогда лишней не будет.
Нравился ему этот пацан. И даже не из-за сходства в некоторых приземлено-порочных аспектах жизни, а в целом. Было в нем что-то такое, что Крейн видел и ценил в себе. Да хотя бы то, что Теон не пытался притворяться, строить из себя черт знает кого, а мог принять себя таким, какой он есть, со всеми грехами и желаниями. Быть собой – это хорошая, редкая нынче черта, которая говорит о наличии внутреннего стержня и об умение плюнуть на представления большинства окружающих тебя ублюдков. Для подобного нужна сила духа, никак иначе. Разумеется, андал еще не был так близок с железнорожденным, чтобы быть целиком и полностью уверенным в своих замечаниях, но впечатление было именно таким, и с этим ничего не поделать.
Слова про отъезд заставляют Крейна немного нахмуриться. Из-за Маргери Алу пришлось скрывать от гвардейцев последние новости, что немного печалило капитана, строящего отношения с подчиненными по принципу доверия. К слову, предположение шатена о том, что Теон стремится домой, подтвердилось, посему Алан долго не печалился в думах.
— Сам факт, вроде как, решен. Что нам здесь делать? Пусть миледи вернется домой и там будет среди родни, а не здесь прозябает, скучая и отмораживая почем зря телеса, - сказав это, андал пожимает плечами, взяв очередную кружку эля. Опустевшие чаши очаровательная дорнийка успела уже унести, но вот как-то с закуской не торопилась. Что же, справимся и без нее. Мужчина поднимает полную кружку, опирается одним локтем на стол, заглядывая в глаза Теона. – Рад? Спорно, парень. Там я лорд, у меня есть замок, есть носящаяся прислуга и скучные обязанности.
Здесь я чувствую себя чуть свободнее, нежели там. У меня здесь тоже есть обязанности, но они куда веселее и не так удручают меня. Понимаешь, я не из тех, кто старательно вьет свое гнездо, а потом сидит в нем до одряхления. Я очень... – шатен делает паузу, подыскивая нужное слово, - любопытный человек. Которому наскучивает в одном месте. Который не может жить без новых впечатлений, знаний и эмоций. И который сейчас хочет хорошенько напиться.
Закончив свой монолог, Алан подмигивает Грейджою.
— Лучше скажи мне, почему я вижу тебя здесь, а не пыль из-под копыт твоего коня, стремящегося к ближайшему порту? – андал не может удержаться от этого вопроса. Однако жестом он показывает Теону, что сначала они выпьют, а только потом продолжат разговор. Поэтому Крейн вновь, стремясь к алкогольному опьянению, начинает поглощать содержимое кружки, которое уже начинает течь по бороде. С грохотом поставив ее на стол, Ал, круговым движением кисти, адресованным дорнийке, просит повторить выпивку, а потом переключает свое внимание обратно на Грейджоя.

+10


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » «А в голове мутит, и ангелы летают» [Зимний городок - 9.08.298]