Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Знание - ключ ко всему [Кабинет Его Величества. 08.08.298]


Знание - ключ ко всему [Кабинет Его Величества. 08.08.298]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


Знание - ключ ко всему

Дата:
08.08.298 от З.Э.

Место:
Кабинет Его Величества

Действующие лица: Джоффри Баратеон, Варис.

Краткое описание:
Каждый король (пусть и будущий) желает знать, что о нем думает народ и не затаился ли предатель в кустах.

+1

2

Джоффри, заложа руки за спину, отсчитывал сколь ему надо сделать королевских шагов, чтобы пройти из одного угла кабинета в другой. С улицы через открытое окно доносились довольные вопли детишек, небось, Томмен опять во всю бегает вместе с Мирцеллой за Браном и Арьей. Джоффри тоже мог бы присоединиться к развлечением в саду, но сегодня его светлейшество хотел отправиться на прогулку по Черноводной, о чем известил лорда Станниса, да вот слишком поздно, королевский флот покинул залив, еще когда кронпринц сладко спал в свой кроватке.
«И чем же еще заняться?».
Можно было отправиться в западный двор, где всегда полно рыцарей и немножко позаниматься с Мастером над оружием, или в библиотеку, кронпринц давно хотел кое-что проверить в своем генеалогическом древе, или на крайний случай можно было составить компанию Руфине Ланнистер в танцах, чем бы золотой мальчик безусловно порадовал королеву-мать, но все эта такая скука.
Душенька требовала чего-то необычного, важного и в тоже время грандиозного, но вряд ли лорд-десница и Тайвин Ланнистер погладят его по головушке, если он объявит войну Северу или Дорну, а может и Северу, и Дорну одновременно.
«И чем же мне заняться?».
Принц, усевшись на стул у окна и положив тяжелую от мыслей голову на подоконник, наблюдал за игрой своего брата и сестры.
«Может, пойти к ним?» - опять подумал Джофф и сразу же отдернул себя от столь глупой мысли. Играть с котятами и северянами? Нет уж, лучше уж заняться танцами.
В такой полнейшей апатии принц провел еще какое-то время, а затем его осенило.
- Сир Мур, позовите мне евн… - мальчишка задумался, а не слишком ли он невежлив? Нет, он же будущий король, ему все можно, так мама говорит! – уха Вариса. Скажите, что у короля к нему накопилось уж очень много вопросов.
На самом дле вопросов была раз два и все, а сам Джоффри еще не король, но это же такие формальности!
Рыцарь Королевской Гвардии, откланявшись, тут же поспешил исполнять приказ, а Джоффри усевшись за большой письменной стол из красного дерева и сделав самый серьезный вид, на который он только был способен, начал отсчитывать секунды. Лучше Мастеру над Шептунами поторопиться, Джофф не намерен долго его ждать.
«Интересно, что скажет лорд Тайвин и Станнис, если я прикажу отрубить голову евнуху за то, что он слишком медленно шел?».
Наверное, тоже не похвалят. Ах как грустно и печально!

+7

3

Джоффри Баратеон подкинул непосильную задачку своему гвардейцу, отрядив найти и привести Его будущему Величеству Паука. Лорд (не по существу, а из вежливости и у кого-то из страха) Варис не имел свойства сидеть в своих скромно обставленных палатах между заседаниями Малого Совета и ждать, когда же презираемого всеми евнуха позовут на ковер сильные мира сего. Сеть шпионов работала исправно, не требуя каждодневного внимания своего хозяина, но были у Паука и другие дела, с которыми его маленьким пташкам справиться было не по плечу. Сегодня, например, он расхаживал не в излюбленном шелковом наряде по саду, а в остроконечном стальным шлеме и кольчуге поверх куртки из вареной кожи, и хоть в подземельях Красного Замка (аж на третьем ярусе каменных мешков) было прохладно, весь этот парадный наряд изрядно угнетал, а кожа под накладной бородой ужасно зудела. В таком виде Вариса мог узнать лишь старый друг Иллирио и то потому, что уже встречался с грубым тюремщиком в свое время.
Проведя некоторое время на заведуемом ярусе, можно было возвращаться к себе, исполнив службу, то есть пробыв в камерах достаточно долго, чтобы распугать крыс, давно отвыкших от человеческого общества – с приходом к власти короля Роберта темницы стали использоваться довольно редко, хотя и при Эйрисе выходило добротная экономия на содержание наказанных - их сразу казнили. Но ни к чему наговаривать на Безумного короля, в конце концов, это именно он возвысил браавоссийского босяка.
Вместо прощания «Рюген» выругался, объявив что-то товарищам по службе о том, что его душенька достаточно почтила государственную службу, поэтому можно вознаградить себя кружечкой прохладного пива и пышногрудой девкой. В компанию к грубому тюремщику никто не напросился, сколь привлекательным не показалось его предложение. Варис усмехнулся в накладную бороду – как будто он бы позволил кому-то с собой идти. Оказавшись в гордом одиночестве, евнух свернул в секретный проем, растворившись как Рюген на сегодня, и зашагал в свои комнаты, из которых предстояло выйти в привычном наряде подобострастного придворного.
За дверью Паук услышал какой-то шорох, это оказался один из пташек, протянувший небольшой сверток и тут же исчезнувший из виду. Варис нахмурился, пробежав взглядом по паре строк, извещавших, что Джоффри желает видеть своего мастера над шептунами и послал за ним сира Мендона Мура. Разорвав записку на мелкие клочки и бросив в неглубокую тарелку, бывшую единственным украшением на пустом столе и в которой хранился пепел такой же мелкой бумажки, Паук принялся за марафет, скрывая под толстыми слоями пудры покрасневшую от накладных шрамов и бороды кожу.
Для встречи с некоронованным королем – мелкие формальности, но Варис не терял из вида возможное развитие событий, где до коронации так и не дойдет, ибо кто знает этого порывистого Станниса Баратеона, поборника справедливости и законности – евнух выбрал бархатное одеяние вульгарного, по его мнению, малинового цвета, что должно было польстить напоминанием герба дома королевы-регента, которую мальчик очень любил. Искать сира Мендона бывший лицедей отправил какого-то пажа, а то бедный гвардеец бегает по замку, вытаращив глаза от страха за расплату от принца, негоже его так морально истязать.
У дверей кабинета почти короля стоял ещё один гвардеец в белом, Паук лишь кивнул в знак приветствия. Мастера над шептунами пропустили внутрь, и вот тогда знаток шпионажа склонился в глубоком поклоне, по привычке спрятав кисти в широких рукавах.
- Прошу простить, что заставил вас так долго ждать мою медлительную особу, мой король. – Как будто боясь поднять глаза от переполняющего чувства вины перед будущим монархом, проворковал Варис, приправив сладкий тон ещё не полученным мальчишкой титулом. Джоффри было плевать на формальности, так почему бы какому-то придворному не последовать его примеру.
- Чем могу вам служить?

+7

4

Джоффри ждал. И все ждал. И все еще ждал. Из открытого окна доносились довольные вопли Томмена, так что пришлось закрыть, а то еще немножко о будущий король приказал бы сиру Илину Пейну отрезать язык его слишком громкому брату или запустил бы в того болт из совсем нового арбалета, а мамочке это не понравится.
- Где же носит этого евнуха? – Поинтересовался он у оруженосца, но тот только предложил золотому мальчику вина. – Подавись ты своим вином. – На юном личике заиграла улыбка, что ничего доброго не сулила для прислуги. О, да могут молится Семерым, в светловолосой головушке уже вырисовалась малоприятная картину, которую он обязательно воплотил бы в жизнь, если бы двери не скрипнули и на пороге не нарисовался Мастер над шептунами. – Можешь идти, - отмахнул он от парня, что на три года старше его. и тот тут же исчез, оставив юнца один на один с Пауком.
Лорд Варис склонился в театральном поклоне, приветствуя Джоффри, он в ответ только еще самодовольнее улыбнулся. Было видно, что евнух осознает то, насколько провинился и на что способен самый милый мальчик в Семи королевствах, когда у него нет настроения.
«Приказать укоротить на голову или нет. Приказать или нет?» - для завершения образа не хватало только ромашки. Но и ладно. Глупо надеяться на цветок в делах государства. Лорд Тайвин Ланнистер и милорд-десница Станнис Баратеон только то и делают, что заливают в королевские ушки свои нравоучения о том, что король всегда должен быть дальновидным, семь рез отмерь - один раз отрежь, и прочими глупостями, от которых в голове звенит, а он мальчик умненький, все понимает и пытается всех радовать.
«Повезло тебе сегодня, евнух».
Джоффри хмыкнул, предлагая Варису занять место за столом, но разговор начинать не спешил. Джоффри его ждал? Ждал! Теперь пусть он пождет и помучает себя догадками.
- Должность Мастера над Шептунами предполагает, что вы все о всех знаете. – Краткая пауза. Его светлости, будущему королю, принцу, который в столь темные времена является лучиком надежды для всего Вестера, надо горлышко промочить. – Тогда скажите, как так случилось, что вы не заметили переворот в Дорне? Куда вы глядели, лорд Варис? – «Или зачем закрыли глаза?».
Если верить лорду Станнису, то евнуху давно пора своей головой украсить стены Красного Замка. Но если дать лорду-деснице волю, то завтра же половина Семи Королевств будет казнена. «И этот человек учит меня дальновидности. О, Семеро, за что вы так со мной?» - искренне негодовал будущий король.

+7

5

Как раз перед Варисом золотой мальчик выгнал своего оруженосца, и можно только догадываться, от чего спасло появление мастера над шептунами. Лорд Паук знал о маленьких проделках Джоффри, которые он или его уважаемая маменька старались скрыть, что в условиях Красного Замка было безуспешным – по крайней мере, о вседозволенности и наклонностях определенного толка будущего правителя некоторые знали, так как одна птичка сумела сколотить себе шпионскую сеть не хуже, чем у Вариса. А теперь, когда у кронпринца замаячила неограниченная власть перед его носом, когда уже даже Серсея не может осадить и остановить принца в его пристрастиях, всё вело к тому, что одними котятами со вспоротыми животами это не кончится. И это-то в наибольшей степени напрягало евнуха, который не для того вытаскивал Дейнерис из-под кхала Дрого, способного завоевать для её брата Семь Королевств, чтобы отдавать в руки малолетнего садиста, с которым она и до совершеннолетия не доживет. Джоффри не понимал, что ему дарили представительницу прошлой династии, а не игрушку для биться из Ланниспорта. Если бы Визерис так глупо не попался, если бы.
С самым трагичным видом, причина которого как будто бы гнев светлейшего правителя, а не собственные размышления о сложной ситуации, в которой оказалась пара интриганов-старых друзей, лорд Варис опустился на предложенное место. Отпрыск дочери лорда Тайвина не спешил размыкать свои королевские уста и говорить по существу – собственно, мастер над шептунами и не надеялся, что у них сложится разговор как у двух взрослых людей. Собственно, пора было расчехлять умение подбирать ключик с самым сложным детским сердечкам, что значительно осложнялось нестабильностью молодого монарха. Требовалось ювелирная осторожность и терпение, и уж в терпении Пауку боги не отказали. И евнух покорно потупил взгляд, смиренно ожидая, когда с его провинившейся особой соизволят заговорить.
«Дорн… Я так и думал», - с неуемной жаждой правит было вопросом времени, когда Джоффри начнет вызывать на ковер к себе членов Малого совета.
Дорн волновал не только кронпринца, но и его матушку, и дедушку, и дядюшку. Да, пожалуй, ещё много кого, но королевское семейство обладало рычагами давления и могло неслабо так придавить одного Паука. Но когда евнух принял решение молчать, то был готов к таким беседам, обеспечив себе время для размышлений и эффектный выход на сцену Оберину Мартеллу, сломавшего всем планы.
Варис дождался последнего слова, помедлил, выжидая, вдруг мальчишке вновь захотелось выдержать драматичную паузу.
- Всё могут знать лишь Боги, мой король, - со льстивой улыбкой сказал толстяк, добавив в тон извиняющиеся нотки. – А я всего-то ваш покорный слуга, смертный и невсесильный. И по приказу вашей матушки я глядел в сторону Эссоса, чтобы найти пропавшего без вести Визериса Таргариена. Но… - Паук картинно развел пухлыми ладонями, после чего они также быстро скрылись в рукавах. – Он оказался более неуловим для моих пташек с помощью принца Дорана. Оберин же, - евнух решил сознательно опустить его титул на всякий случай, - позаботился о том, чтоб никто не узнал о случившемся раньше срока. А донесения приходят не так быстро, как нам бы того хотелось.

+5

6

Барабаня по подлокотникам кресла, на спинке которого был вышит коронованный олень Баратеонов, Джоффри недовольно поглядывал на мастера над шептунами, который почему-то совсем не спешил вступать в разговор.
«Что он себе позволяет?» - кривился кронпринц. Евнух решил тоже покорчить из себя важную для Семи Королевств особу и не сразу вступать в разговор? Испугался за собственную шкуру? Ооо, пусть это будет второе, ради всеобщего блага. Золотой мальчик не потерпит, чтобы какой-то недомуж возомнил себя равным королевской семье.
«Это вообще где такое видано?».
Джоффри с каждым мгновением все больше и больше начинал походить на яростного оленя, который если надо, даже дракону может распороть брюхо. Еще одна капля такого непослушания и пренебрежения к царской особе со стороны евнуха, и мастер над шептунами точно бы украсил своей пухлой рожей стены Красного Замка. Но мастеру над шептунами хватило масла в голове, и он взял слово быстрее, чем кронпринц подозвал к себе одного из гвардейцев.
- Так может, следует должность мастера над шептунами передать кому-то из Семерых, если только они могут все знать? – Джоффри сейчас старался очень походить на своего дедушку и дядю, которые только одним взглядом могут заставить заикаться даже сира Илина Пейна. Он не кривлялся больше, сидел ровно и говорил спокойно, но в тоже время пытался правильно расставлять акценты в своей речи. Попытался даже скопировать тот пресловутый взгляд лорда Тайвина, но получилось очень плохо. Но если Варис хочет и дальше наслаждаться своим жалким существованием, он не обратить внимание на такую маленькую оплошность. – Собак, лорд Варис, кормят только тогда пока они охраняют дом, - чтобы завершить образ великого правителя, он решил вставить фразу лорд-десницы, подслушанную в разговоре с Пицелем. – Вы проглядели переворот в Дорне. Вы проглядели Визериса Таргариена с армией наемников. Скажите, лорд Варис, может мне стоит вас линчевать за измену за компанию с Оберином Мартеллом?
Образ великого правителя, который так старательно выстраивал золотой мальчик, рухнул словно карточный домик. На личике опять заиграла самодовольная ухмылка , а в головушке во уже во всю разрослась картина, как Паук целует ноги олененку, моля о пощаде.
«Может, для убедительности стоит сира Пейна позвать. Да хорошая мысль».
- Сир Мур, обратился он гвардейцу, который все это время находился в дальнем куте комнаты. – Приведите сюда нашего королевского палача.
«Теперь ты у меня запоешь».

+6


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Знание - ключ ко всему [Кабинет Его Величества. 08.08.298]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC