Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Письмо с одной розой [Хайгарден - 13.03.298]


Письмо с одной розой [Хайгарден - 13.03.298]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


Письмо с одной розой

Дата:
13.03.298 от З.Э.

Место:
Простор. Хайгарден

Действующие лица: Гарлан и Лионетта Тиреллы


Краткое описание:
Из Красного Замка прилетел ворон, а с ним новости, что Серсея Баратеон взяла лорда Мейса Тирелла под стражу. Поездка на Север отменяется

Отредактировано Garlan Tyrell (2017-10-25 23:39:52)

+1

2

No bird has ever uttered note that was not in some first bird's throat; since Eden's freshness and man's fall no rose has been original.
Яркое теплое солнышко Хайгардена было уже в зените, когда леди Лионетта прогуливалась по саду. Пение птиц, свежий воздух, легкий ветерок, который так красиво развевал светлые волосы – этот день был настоящей медитацией, и конечно, ничего не предвещало дурных вестей. Урожденная Фоссовей уже собиралась идти распоряжаться на счет подачи обеда, да и рассказать прислуге, что приготовить на ужин, как внезапно мимо нее проносится малец, который чуть ли не сбивает леди с ног.
- Эй, постой! – почти требовательно отзывается блондинка, с тревогой смотря на сына одной из кухонных прислужниц. – Мой маленький друг, а куда ты так торопишься? – она медленно подходит к нему ближе и слегка нагибается рассматривая чумазое лицо ребенка. У жены Гарлана Галантного было доброе сердце, отзывчивое, которое никогда не болело снобизмом по отношению к прислуге. Возможно, как раз поэтому они и любили свою юную госпожу, зато, что она была справедлива к ним.
- У меня письмо. – пискнул малец, - Письмо для сира Гарлана и лично в руки. – если иметь хорошую фантазию, то можно представить, как мальчик напыжился от своего важного задания, словно воробей перед дождем.
- Неужели лично в руки? – переспрашивает блондинка, потешаясь над картиной «воробушка».
- Да, леди Лионетта. – проговаривает ребенок, прижимая небольшой сверток к груди.
- Что же… Если это так важно, и ты доверяешь мне… А ты доверяешь мне, Мартин?
- Конечно, мама говорит вы очень добрая госпожа… - растерянно шепчет гонец, переводя взгляд от письма на леди Тирелл. Девушка расплывается в улыбке, и стирает рукой сажу со щеки Мартина.
- Вот, так как ты мне доверяешь, позволь мне отнести это письмо нашему господину? – мимо проносят фрукты, леди Лионетта выпрямляется и жестом просит мужчин остановиться. Она выуживает из корзины большое зеленое яблоко и протягивает посланцу:
- А у тебя будет другое задание, тоже безумно важное. Беги на кухню и сообщи, чтобы накрывали на стол, ладно?
- Ладно, - соглашается он, меняя местами яблоко с конвертом на ладошки девушки.
- Только помой… - она не успевает договорить, как мальчуган срывается с места и убегает в сторону дверей, которые ведут сразу же на кухню. - …яблоко. Ох, уж эти дети. – тихо добавляет она, поворачивая конверт и рассматривая сургуч. «Неожиданно, Красный замок…Что могло случиться? Нужно отыскать Гарлана". Девушка поворачивается к мужчинам и говорит:
- Спасибо, ступайте.
Сама же торопится в парадные двери замка, чтобы разыскать своего супруга. Конечно, можно было послать кого-то из прислуги, но она подумала, что наверняка знает, где находится сир Тирелл, поэтому отправилась к нему в кабинет.
- Дорогой? – позвала она, но кабинет оказался пуст. Девушка зашла в кабинет, в котором, впрочем, как и всегда, благоухала свежесть, доносились нотки розового масла и солнце. В эту пору солнце всегда смотрело на балкон кабинета Гарлана. Лионетта вышла на балкон и окрикнула первого попавшегося работника сада.
- Тара, найди, пожалуйста, сира Тирелла. Скажи, что жду его в кабинете. – впрочем, ее голос, который, как всегда был приветлив и спокоен эхом разнесся по округе. «Солнышко, как хорошо!» - думает она, подставляя свое лицо к небу, закрывая глаза и опираясь на перила балкона.

Отредактировано Lyonette Tyrell (2017-10-27 10:32:10)

+9

3

Лорд Арбора угрожал оповещал, что с первыми ветрами приплывет своему другу, дабы развеять тоску и похвастается урожаем? Угрожал! Оповещал! А лорд Пакстер Редвин, как Ланнистеры, всегда платит свои долги и, как Старки, верен своим словам. Не прошло и трех дней, как лорд Хайгардена в компании своего наилучшего друга пил борское золотое за здоровье молодых. И все бы ничего, казалось бы Тиреллы могут выдохнуть и поблагодарить Семерых за то, что Эддард Старк не скончался от икоты преждевременно, но не тут-то было.
На следующий же день, толком не отойдя от вчерашнего празднества в честь союза золотых роз и волков, Мейс Тирелл никому ничего не сказав, тихо собрался и направился к Красный Замок, мол, дела у него неотложные, нужно с королем поговорить, погоду в Семи Королевствах обсудить.
«Вот же олух», - только и произнесла леди Оленна, когда один из пажей доложил, куда запропастился ее сынок ненаглядный. Гарлан уверен, что Королева Шипов высказалась бы острее и эмоциональнее, если бы была наедине или в присутствии только самих близких и родных, а так понижать авторитет лорда Простора в глазах вассалов (пусть это и лорд Арбора) старушка не осмелилась.
«Вот и правильно», - подумал тогда еще славный рыцарь, намазывая абрикосовое варенье на хлеб. Но что правильно – он сам до конца не знал. Наверное, все-таки то, что всем сердцем любимая бабашка сдержалась и не стала слать проклятья вслед за своим сыночком по Королевскому Тракту, ведь поступок отца, при всей к нему любви, назвать правильным у Гарлана язык не поворачивался. Все от Дорна до Стены уже знают, что король собрался проведать своего старого друга в Винтерфелле. Все, кроме лорда Хайгардена.
После завтрака рыцарь предложил бабушке отправить вслед за кортежем отца гонца, чтобы тот оповестил об отъезде короля, но леди Оленна только отмахнулась рукой, приговаривая, что пусть прогуляется ему полезно.
«Конные прогулки действительно полезные, - рассуждал себе рыцарь, - но почему не осуществлять их в местных лесах?».
Неспокойно все то время было на душе у Гарлана. Каждый день он начинал с того, что посылал пажа к мейстеру, дабы узнать прилетали ли вороны из Королевской Гавани. Но юноша все возвращался от Ломиса с пустыми руками.
- Наверно, некогда ему, - попытался успокоить Хоббер Редвин Гарлана, когда тот поделился своими волнениями. – Наш отец никогда не пишет письма, если гостит в столице. Говорит, что есть дела поважнее, чем бумагу переводить.
Тирелл хотел согласиться со своими другом, но на этот раз не мог. Мейс Тирелл – человек семейный, он бы уже на второй день пути заскучал по своим детишкам и первым же делом, разложив вещи в Красном замке, побежал не на поклон к королю, а именно к мейстеру.
«Что-то здесь не так», - опять проговорил про себя рыцарь и здесь, как будто в подтверждение слов на пороге винного погреба появилась служанка. У девушки был такой вид, как будто за ней стая псов бежала.
- Сир Гарлан Тирелл, - обратилось девушка, переводя дух, - прошу прощение, милорд, - улыбнулась она сыну лорда Арбора, - миледи Лионетта Тирелл желала вас видеть. Она ждет вас в вашем кабинете.
- Что-то случилось?
- Не могу знать, милорд.
Гарлан извинился перед своим другом, убедился, что тот не заблудится в подвале, и направился к замку.
**
- Я уже говорил, что ты для меня еще одно солнце? – Подойдя к возлюбленной, Гарлан поцеловал ее в щечку. На больше ни времени, ни сил не было. – Тара говорила, ты желала меня видеть. Что-то случилось?
«Пожалуйста, скажи, что лорд Пакстер Редин поспорил с Аланом Крейном». Дурное предчувствие усилилось. И лучше уже разводить двух лордов по разным углам Хайгардена, чем услышать, что все-таки отец не просто так не писал все это время.

Отредактировано Garlan Tyrell (2017-10-27 23:13:21)

+7

4

Как чудесно иметь хорошую фантазию. Можно закрыть глаза и представить все, что угодно. К примеру, если скучаешь по родным, можно уединиться и закрыв очи представить все счастливые моменты, которые когда-либо случались с вашей семьей. Как вы капризничали в детстве или допускали шалости. Как волновалась маменька, когда вы болели или сердился отец, что иногда вы забывали с какого вы дома и играли с детьми прислуги. Возможно, вы даже обменивались с ними одеждой, по детской глупости, разумеется. Как рады вы были получая подарки от многочисленных кузенов и кузин, особенно, когда это не просто дорогие вещицы, а бесценные вашему сердцу. Или же… Ну, вдруг такое может быть, вы заскучали по зиме и снегу. Вы можете даже представить, как вас берет озноб, от северных сквозняков, морозного воздуха. Уверяю, сразу же захочется разжечь камин и выпить вина с пряностями.
А если вы скучаете по морю, то вам стоит представлять шум волн, чуть солоноватый воздух, капельки бриза на коже и полное умиротворение. Лионетта любила свою маленькую родину. Наверное, то, что она вышла замуж на сына хранителя Юга добавляло их браку очередную медальку совершенства. Конечно, любовь и взаимопонимание было выше удачного расположения Хайгардена, но уехать куда-нибудь…К примеру, на север… Леди Тирелл это было сложно представить от того, она сразу же открыла глаза, представляя, как Маргарет отреагировала бы на ее мысли. «Она бы засмеялась обнимая меня и говоря, что все будет хорошо? Или тут же для себя придумала забавное прозвище, что-то вроде: северная роза, роза с ледяными шипами, роза на/в снегу?» - жена Гарлана скучала по юной Тирелл больше, чем могла себе представить до ее отбывки на север. Ее мысли сошли на нет, когда к ее щеке прикоснулись теплые губы. От неожиданности миледи даже тихо ахнула, переводя голубые глаза на мужа. Все-таки, то, что хотел воспитать в нем дядюшка Джон воздалось вдвойне. «Особенно умение подкрадываться незамеченным!» - Лионетта улыбнулась внуку леди Олены:
- Я уже говорил, что ты для меня еще одно солнце? – она смущенно опускает глаза, но скрыть румянец с щек невозможно. Это еще один из плюсов их брака. Каждый взгляд, прикосновение возвращает девушку назад, в момент их первой встречи. И будто не было этих несколько лет брака. Любовь крепнет с каждым новым днем. Она берет его руку и трется щекой об его ладонь:
- Если я твое солнце, тогда ты мои лучи! «Ты согреваешь нас, а если опасность – обжигаешь врагов.» - Ты выглядишь уставшим, милорд. – на миг она становится серьезной и перестает улыбаться. – Ты не заболел, Гарлан? – блондинка становится на носки и тянется ко лбу супруга:
- Странно… - шепчет она, смотря ему в глаза. – А как чувствуешь себя? – Лионетта улыбается краешками губ и добавляет:
- Возможно, милый, ты себя сейчас почувствуешь лучше. Гуляя по саду, я перехватила мальца, который очень торопился доставить тебе письмо. Письмо лично в руки. – делая акцент на последнем предложении, сообщила мазель Тирелл. Она повернула ладонью к себе руку своего рыцаря, которую до сего момента не выпускала из своей руки и вложила в нее конверт, печатью наверх. – Из Королевской Гавани, дорогой. Я смею полагать, это весточка от лорда Тирелла. Сама же я не открывала конверт. Ты же знаешь, что я терпеть не могу читать чужие письма, даже если адресованы моему мужу.

+6

5

Гарлан не удержался, чтобы не насупиться, словно говоря: «Милая, это я здесь сир Галантность, а ну не смей забирать мои лавры себе!». И, конечно, это все было сказано в шутку без какой-либо обиды за душой. Гарлан же за это и полюбил свою Лионетту. Да, при первой их встречи тогда еще непутевого оруженосца племянница сира Джона из Новой Бочки покорила своей неземной красотой, он все еще помнит, в каком платье была тогда будущая леди Тирелл и как прелестно отливались лучи солнца в ее локонах. Но не только за красоту полюбил рыцарь из золотых роз леди из зеленых яблочек. Лионетта сразила Гарлана своим характером, своей душевной добротой, открытостью, умом. Она в отличие от многих действительно волновалась за судьбу Уилласа, а ее слова, сказанные в тот злополучной для всего Простора день, были для второго сына Мейса Тирелла, словно бальзам на искалеченную душу. Леди Оллена, по правде говоря, не верила в то, что девушка ведет себе искренне и не раз повторяла своему бестолковому внуку, что эта леди - хорошая притворщица и, заполучив свое место за обеденным столом Хранителя Юга, покажет свой нрав. Королева Шипов редко ошибается, и к ее мнению глупо не прислушиваться, но вот прошел уже не один год с момента, когда Гарлан Тирелл и Лионетта Фассовей обменялись клятвами в септе Хайгардена, а пророчество Оленны в девичестве Редвин все еще не сбылось.
«И не сбудется».
Гарлан не удержался и приобнял свою жену. Сейчас, когда ситуация, столь неясная и опасная, ему как никогда нужна поддержка родного человека.
- Все хорошо, просто сир Хоббер Редвин очень много и быстро говорит, я не успеваю за ним.
Свести все в шутку и не делать из мухи слона преждевременно - именно такой идеей руководился рыцарь, когда решил скрыть от жены истинную причину своего негодования. «В конце-то концов, рыцарь я или тряпка?». Помимо умения держать копье и чистить доспехи в юношескую головку сир Джон Фоссовей заложил еще одну идею: свои слабости стоит держать при себе.
Но все страдания сошли на нет, стоило только увидеть письмо с зеленым воском и печатью в форме одной розы. «Действительно мне из Красного Замка», - Гарлан тут же сломал печать, но первые строки письма в тот же миг заставили его стереть улыбку с лица.
«Отец явно писал это, пребывая в страхе».
Кляксы, ошибки, неровные буквы – все это наводило на дурные мысли, которые подтвердились в словах.
- Серсея Баратеон арестовала моего лорда-отца и требует, чтобы я и Уиллас немедленно прибыли ко двору для объяснений, - скручивая письмо в трубочку произнес Гарлан совсем безжизненным голосом. – А еще требует два миллиона золотых драконов выкупа. Говорит, что Мейс Тирелл пошел против воли Железного Трона, когда решил без ведома Его Величества женить Маргери на Роббе Старке.
«Что за абсурд? – сразу спрашивает себя Гарлан. – Кто дал женщине право руководить страной?».
- Надо все рассказать бабушке и Уилласу. Это недопустимо!
Гарлана трудно вывести из себя, за годы рыцарства он хорошо закалил характер, но Серсее Баратеон это удалось.

+7

6

Лионетта без памяти любила своего супруга, с их первой встречи на турнире и до таинства в септе. И продолжает любить за его доблесть, честь, силу, отвагу и мужество. Если леди Маргери можно без заминки назвать «розой семейства Тирелл», то едва ли повернется язык так назвать хотя бы одного из сыновей лорда Тирелла.
Хотя, если сильно подумать, то Лионетта могла бы сравнить своего мужа с чайной розой. Запах дурманит, а чай не только освежает, но и дарует покой и чистоту мыслей, а кусты…Какие красивые кусты! Огромные и величественные! Но стоит солнышку посвятить чуть ярче и чуть дольше, как на лепестках начинают появляться складки, примерно такие же, как и на лице сира Гарлана.
Захотелось припасть к ним губами и разгладить, немного пошутить над его, пусть наигранной, но обидчивостью, потом испить самый сладкий поцелуй с его уст. Но леди Лионетта сдержалась, просто наблюдая за его эмоциями и наслаждаясь объятиями.
«Все-таки письмо намного важнее, чем обмен нежностями!» - она спокойно расправляет складки платья, потому что мысли о плохом самочувствии он сам развеял.
«Он никогда не признается, что болен. Нужно похлопотать, чтобы майстер выдал какую-нибудь настойку, буду подливать тайком!» - она смотрит в даль, на сады, неустанно любуясь красотами Хайгардена. Она переводит голубые, словно небо, очи на мужа и замирает от того, как тот бледнеет от кончиков ушей до основания шеи.
«Что?» - испуганно спрашивает она, но вопрос застревает где-то в горле.
- Серсея Баратеон арестовала моего лорда-отца и требует, чтобы я и Уиллас немедленно прибыли ко двору для объяснений. – племянница сира Джона почувствовала небольшое головокружение, поэтому крепко сжала пальцами запястье мужа, после того, как он свернул письмо. – А еще требует два миллиона золотых драконов выкупа. Говорит, что Мейс Тирелл пошел против воли Железного Трона, когда решил без ведома Его Величества женить Маргери на Роббе Старке.«Из-за Маргери и Робба? Но…почему?» - блондинка все еще держала Гарлана за руку, и медленно подошла, упираясь лбом в плечо Тирелла.
- Лорд-отец…лорд Тирелл? Хранитель Юга? – шепчет она, будто все еще не осознавая сказанное. – И Ее Величество, Королева Серсея… Нет, Гарлан, это точно какая-то путаница! Ведь…ведь… - она поднимает глаза на супруга, - Ведь на брак не нужно разрешение Железного Трона, ни Королевы, это не Королевский брак и… Гарлан, надо все рассказать леди Олене, - «Она будет в ярости, как несколько десятков драконов Тарагариенов!» - но поясни своей не очень умной жене: Маргери разве обещалась кому-то из ее сыновей или племянников Ланнистеров?
Лионетта старалась не вмешиваться в дела семьи, только в то, что касалось их с Гарланом напрямую. И судьба Маргери не была безразличной для Фоссовей, но она могла что-то упустить, и теперь ей было очень стыдно. «Нужно больше уделять время семьи, чтобы не попадать в такую глупую ситуацию!».

Отредактировано Lyonette Tyrell (2017-11-06 10:33:14)

+8

7

Гарлан кладет свою руку поверх женской, тем самым пытаясь уверить Лионетту в том, что не стоит поддаваться панике и что все будет хорошо. Он пытается сохранять спокойствие и даже улыбается, целую свою миледи Фоссовей в лобик. Второй по старшинству сын Мейса Тирелла понимает, что если он, рыцарь, победитель многочисленных турниров, надежда Хайгардена, сейчас поддастся панике, то что уж говорить о леди-матери, Лионетте и самой Маргери?
«Так, возьми себя в руки Гаралан-Гусак, не смей делать поспешные выводы».
Он выдвигает один из стульев и предлагает Лионетте присесть, сам садится рядом, опять достает письмо, перечитывает.
«Без ведома Его Величества короля Роберта Баратеона. Что за бред?».
Рыцарь не понимал. Тиреллы, как вассалы железного трона должны созвать знамена в момент горя, снабжать королевскую гавань пшеницей и вином, присутствовать на всевозможных празднествах и давать дельные советы, когда король изволит слушать. «Но просить разрешение на свадьбу, что за глупости?».
- Нет, милая, Маргери никому не была обещана, - пусть Гарлан и пытался сохранять спокойствие и делать вид, что контролирует ситуацию и сейчас одним росчерком пера решит все проблемы, но жена слишком хорошо знала своего непутевого мужа. Порой Гарлану казалось, что Лионетта обладает каким-то колдовством и умеет читать мысли, но Уиллас на это только улыбался, уверяя, что просто племянница Джона Фоссовея из Новой Бочки весьма смышленая и наблюдательная юная леди. «Мне бы ее смышленнось», - тяжело выдохнул рыцарь.
– Отец рассматривал среди кандидатов на роль мужа для Маргери Тириона Ланнистера, но это все на уровне бесед, и тогда леди Оленна уже вела переговоры с лордом Эддардом Старком. – Что не очень понравилось Мейсу Тиреллу. Гарлан любит своего отца и всегда в любой ситуации он будет стоять за него до последнего, но порой лорд Хайгардена вытворяет такое, за что, как говорит Королева Шипов, нестыдно по голове ложкой настучать. Год назад он загорелся желанием сделать из Маргери королеву, даже в Королевскую Гавань отправился, чтобы рассказать о своей идеи королю, но Роберт Баратеон уже тогда решил, что женой Джоффри будет Санса Старк. И вот после оборота-поворота лорд Мейс Тирелл возжелал выдать свою единственную дочь за похотливого пянчугу-карлика. Хвала Семерым, леди Оленна вовремя пронюхала, чем занят ее сын, и не допустила этого позора.
– Полагаю свадьба Маргери и Робба Старка – это просто удобный повод, и если бы не она, королева нашла бы другой способ выманить нас из Хайгардена с двумя миллионами золотых драконов. Но это все равно не уменьшает глупости поступка. Король Роберт Баратеон хороший друг лорда Эддарда Старка, разве он может быть против брака между двумя величайшими домами Вестероса? – Естественно, нет, считал Гарлан. После восстания Роберта Баратеона между севером и югом образовалась величайшая пропасть, через которую давно пора провести «мост». Так почему же Серсея Баратеон так негодует? – Сдается мне, Лионетта, королева что-то неладное замыслила.

+7

8

Наверное, если бы не сильная любовь и поддержка ее мужа, то леди Зеленых яблок давно бы упала в обморок от переживаний. Все-таки Хранитель Юга не чужой для нее человек, он отец ее Гарлана, дед их будущих детей, и это не лезет ни в какие ворота, то, что он сейчас находится за решеткой. Сейчас она, как никогда, завидовала Королеве Шипов, потому что она всегда была собрана и серьезна. Казалось, что ее невозможно вывести из себя ничем, ни словом, ни делом. «Ни уж такой новостью…» - Лионетта с ужасом думала, что леди Олена, да пошлют ей Семеро долгую жизнь, не вечна, а Уиллас, не скоро женится, хотя именно он наследник Хайгардена, и когда мать отца Гарлана покинет наш грешный мир, то Лионетте придется занять ее место. Конечно, не стоит забывать про леди Тирелл – мать Уилласа, Гарлана и Маргери, но как говорит леди Олена – характер не тот. «Маргери могла бы справится, но она теперь далеко, хотя… Если их брак объявят не действительным, то она вернется домой и это разобьет ее девичье сердце!» - она обдумывает все это в то время, как заботливый супруг дарит ей поцелуй в лоб и усаживает на стул.
- Нет, милая, Маргери никому не была обещана, - говорит Тирелл, садясь рядом с блондинкой.
- Милый, прости? Кого лорд Тирелл рассматривал? Ланнистера? Тириона Ланнистера? Но… Но… Нашу Маргери? – кажется, что еще несколько мгновений и казалось робкую девушку, окутает паника и нотки истерии. – Нашу Маргери… - выдыхает Лионетта, переводя дыхание и мысленной взывая к Семерым, чтобы дали ей сил как-то пережить все эти новости, которые навались точно снежным комом из-за Стены. – Да, все-таки вам очень повезло, что есть леди Олена, даже не знаю, какие еще сюрпризы мог бы выкинуть Хранитель Юга… Милый, ты же знаешь, что я уважаю твоего отца, но… Я смею признаться, что порой полностью согласна с твоей бабушкой. Королева… - блондинка облизывает губы и поворачивает голову на сады, наблюдая, как аккуратно подстригают кусты и поливают цветы. Затем она поворачивается к мужу, слегка морщась от солнечных лучей, которые так красиво играют на светлой коже и волосах. Она подносит ладонь к волосам Гарлана и легонько их касается, будто стараясь убрать из головы все проблемы, хоть ей так нравилось, когда он такой серьезный и решительный. «Я так люблю тебя, мой дорогой!» - думает леди Тирелл и чуть тише говорит, будто их кто-то мог подслушать:
- Дорогой, ты безусловно прав. Король Роберт не может быть против того, чтобы Юг и Север скрепили свои союзы браком детей. А вот Ее Величество… Дядя Джон говорил, что она умная и расчетливая женщина, способна на многое для своей семьи. Разумеется, я это подслушала… - она краснеет, не уверенная, что стоит признаваться в том, что находясь в комнате со своими родными и играя им на арфе она часто слышала о том, что рассказывает сир Джон о своих поездках в Столицу. – Гарлан, думаю, что девушке не прилично говорить, о теории заговора, но боюсь, что так и есть… К тому же… Зачем ей выкуп из Хайгардена? Неужели для Короны это такие большие деньги? Или она просто желает нас унизить или… Кажется у меня начинается паранойя и я слишком много вечеров провела в компании Королевы Шипов, а не рядом с любимым мужем. 

+7

9

Гарлан не смог скрыть умиление в момент, когда его милая и всегда такая любезная Лионетта весьма так тонко и тактично согласилась со словами леди Оленны о том, что порой лорд Мейс Тирелл еще тот олух. В такие моменты рыцарь из Простора любил говорить, что породу Фоссовейев из Зеленых яблок в его жене за сто миль разглядеть можно и что сир Джон может ею гордиться, как и основатель дома Реймун Фоссовей может спокойно пировать с богами на Седьмом небе, его дело не угасло, его принципы не забыты. Но не в этот раз. Сейчас все, на что хватило сил у среднего сына Хранителя Юга – качнуть головой. Кратко и молчаливо согласиться со своей милой леди из Зеленых яблок. Позора от брака с Тирионом Ланнистером действительно было бы больше, чем выгоды. Даже детишкам в деревнях понятно, что гордый и властолюбивый лорд Тайвин Ланнистер скорее предаст Утес Кастерли огню, чем признает полумужа, свой личный позор, наследником своих земель.
«Есть еще Сладкий Роберт Аррен, - припомнились слова лорда-отца, который пребывал в искреннем недоумении. – Да, еще ребенок и слаб, но он уже лорд, уже Хранитель».
Гарлан еще раз поблагодарил Семерых, что пронесли мимо него чашу под названием «наследник Великого Дома». Без Лионетты жизнь не мила, а королям и лордам можно многое, но не жениться по любви.
«О боги, подарите Маргери столь прелестный брак, как у меня», - только то и оставалось, что взывать к Семерым в столь сложный момент. И, наверное, если бы его сейчас увидел Алан Крейн, то не стал бы молчать, а запел не хуже соловьев, все говоря и говоря о том, что молиться – самое глупое, что могло прийти в его отбитую головушку.
«Пусть так, но лишней молитва никогда не будет. Особенно, когда дело имеешь с Ланнистерами». В отличие от своего друга из Алого Озера, второй по старшинству сын Мейса Тирелла был религиозным человеком.
- Я не силен в политике, - по крайней мере, меньше, чем в рыцарстве и искусстве войны. – Но в последний раз, когда я навещал нашего хорошего друга, лорда Ренли Баратеона в Штормовом Пределе, он жаловался мне и Лорасу, что Ланнистеры окружили короля, мол даже вино королю подает парень с золотыми кудрями, - на самом деле Мастер над Законами высказался немного острее, но такие слова не употребляют в присутствие леди, - а еще он говорил, что в последнее время участились ссоры между королем и Мастером над Кораблями. Ренли обмолвился, что Станнис Баратеон обвиняет короля в расточительстве. Железный трон должен Железному банку Браавоса два миллиона золотых драконов, так что, Лионетта, - Гарлан смягчил тон, боясь довести свою жену играми престолов до мейстера, - у тебя не паранойя. Вот только… - Рыцарь нахмурил брови. Кое-что в его голове все никак не укладывалось. – Семью Королевствами правит король, не королева, и если Роберт Баратеон узнает, что устроила Серсея, пока он гостил у своего доброго друга на Севере, то не аукнется ли это самим Ланнистерам?
«Нееет, что-то здесь не так, - о том, насколько теплые отношения между львицей и оленем, знали все в Вестеросе. – Стала бы Серсея себя так глупо подставлять под очередной удар?». Как уже сказала Лионетта, королева умная и расчетливая женщина, значит она бы не стала так отрыто перечить королю, если бы не была уверена, что ей за это ничего не будет.
«Ох, отец, и надо было тебе скакать в столицу?».

+7

10

- Дорогой, я так переживаю за лорда-отца… Конечно, Ее Величество не рискнет причинить ему вред, но в его возрасте, в каком-то сыром помещении… - Лионетта от отчаяния прикрыл глаза ладошкой. Такой уж была жена Гарлана-Галантного, слишком все принимала близко к сердцу, а эмоции всегда лились через край.
- Я не силен в политике. – девушка убрала руку от лица и серьезно посмотрела на сына Хранителя Юга. Гарлан на себя наговаривает, а политике он разбирался лучше Лионетты, но тут даже и без особых знаний можно сложить два плюс два. – Но в последний раз, когда я навещал нашего хорошего друга, лорда Ренли Баратеона в Штормовом Пределе, он жаловался мне и Лорасу, что Ланнистеры окружили короля, мол даже вино королю подает парень с золотыми кудрями.
- О, Гарлан, ты серьезно? – по лицу рыцаря можно было с уверенностью сказать, что он был абсолютно серьезен и довольно сдержан. - Железный трон должен Железному банку Браавоса два миллиона золотых драконов, так что, Лионетта, у тебя не паранойя. – стоило после этих слов спокойно выдохнуть? Возможно, но девушка снова нахмурилась слушая дальше слова любимого мужа:
– Семью Королевствами правит король, не королева, и если Роберт Баратеон узнает, что устроила Серсея, пока он гостил у своего доброго друга на Севере, то не аукнется ли это самим Ланнистерам? – писанная истина, но вот Королева Серсея иногда ведет себя так, будто ее мужа попросту не существует, и разумеется, это выводы любимой бабушки Тиреллов, а не чьи-то сплетни.
- Дорогой, Королева – женщина, поэтому… - Лионетта поглядывая на мужа думает о том, стоит ли произносить в слух, что порой женщины настолько коварны, что способны одним своим желанием заставить передраться полк солдат. - Как мне кажется, Гарлан, либо Ее Величество надеется, что Его Величество не узнает, в скором времени, про ее проделки, либо у Серсеи есть хороший покровитель. Или даже два: ее отце и брат. Ты же сам говоришь, что они на каждую ступень иерархии засунули своих родственников, значит они что-то замышляют. Но вот почему они хотят нашими деньгами покрыть свой долг? Разве Ланнистеры не могут дать своему Королю такую сумму? У них же рудники с золотом? Нет? Как ты считаешь, любовь моя, мы должны им заплатить или она не имеет правда задерживать твоего отца?

+5

11

Гарлан уже корил себя за то, что все рассказал Лионетте. Племянница Джона Фоссовея их Новой бочки восприняла все очень близко к сердцу так, как будто это ее отца взяли под стражу в Красном Замке.
«Милая, твое доброе сердце однажды сыграет с тобой злую шутку».
Гарлан мягко положил свою ладонь поверх женской, пытаясь тем самым упокоить даму своего сердца. Но получалось весьма плохо. Лионетта побледнела, и казалось, вот-вот упадет в обморок.
«Может позвать мейстра?».
Может, и стоило, но вместо этого Тирелл поднялся, взял кувшин с вином, налил немного в кубок и преподнес жене. Лорд Пакстер говорит, что ничто так не приводит мысли в порядок, как вина Арбора. И лучше пусть он окажется прав, Гарлану совсем не хотелось потерять Лионетту.
- Скорее всего, его держат в палатах, а не в подвале, милая.
Гарлану очень хотелось верить в это. Лорд Мейс Трелл – все еще Хранитель Юга и лорд Хайгардена, а это значит, что он ценный пленник, к которому следует относиться, как к гостю. «Которому запретили покидать собственную комнату».
Гарлан не сразу понял, отчего так возмутилась Лионетта, услышав о том, что Ланнистеры окутали короля. Но когда дошло, Тирелл решил, что лорд Ренли еще очень мягко отреагировал.
- Ланнистеры – самый богатый дом в Семи Королевствах, но лорд Тайвин никогда не дает свои деньги просто так, и к тому же рудники с золотом не вечные. – Лорд Утеса Кастерли это понимает и относится к своему богатству весьма бережно, - кто бы что не говорил, а Ланнистеры не срут золотом, - а король Роберт никогда не любил считать медяки. – Впрочем, чтобы не замышляла Серсея, мы, как вассалы Железного Трона, должны явиться ко двору и с деньгами, - а что будет дальше – это уже второй вопрос. Почему-то Гарлан был уверен, что золотым розам удастся перекрутить ситуацию на свою пользу. Не зря же злые языки говорят, что Тиреллы – те же Ланнистеры, только с розой на гербе.

+5


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Письмо с одной розой [Хайгарден - 13.03.298]