Вверх страницы
Вниз страницы

Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление




Администрация:

Faceless Man

Приём анкет:

Jon Snow

Catelyn Stark

 

Полезные ссылки:

FAQ

Сюжет

Акции

Шаблон анкеты

Нужные персонажи

Список персонажей

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298

Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы):

Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.

Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.

В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » После драки кулаками не машут [Винтерфелл. 12.06.298]


После драки кулаками не машут [Винтерфелл. 12.06.298]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1


После драки кулаками не машут
http://savepic.ru/14821037.jpg

Дата:
12.06.298 от З.Э.

Место:
Винтерфелл. Великий Замок, покои Робба Старка

Действующие лица: Бенджен Старк и Робб Старк


Эпиграф: Ну давай, покажи мне свои финты и пируэты.
А я посмотрю.

Краткое описание:
Робб считал, что его бой с Аланом остался незаметным для глаз страших, ох, как же юноша ошибался.

0

2

Бен заинтересовался ареной сразу, как только заметил, что туда идёт могучий сир Родрик и настроен он весьма серьёзно. Не только поглазеть шёл, а участвовать. Старк тут же пристроился к нему в хвост и занял место в первых рядах, подвинув при этом пару молодых южан. Те конечно подвинулись, ворча что то себе под нос, но вслух не высказать недовольство у них хватило здравомыслия.
Бен сразу заприметил вальяжно рассевшегося на бочке южанина и невольно отметил для себя: интересный фрукт, высокомерия во взгляде ему не занимать, возможно один из командующих всей этой южной бандой. Когда же тот вышел против Родрика, по выкрикам, Разведчик понял, что не ошибся.
Уже против первой сшибки Алана (как кричали болельщики), от отметил про себя: "А он хорош, чёрт возьми, действительно хорош и опасен." Когда Родрик уходил угрюмый и побеждённый, Бен решил покинуть этот балаган, но внезапно заметил, как через толпу к арене пробирается Робб.
- А тебя куда черти несут? - настороженно проговорил сам себе мужчина.
Поединок состоялся, и хотя Робб проигрывал по всем фронтам, Алан решил не обострять и фактически сдался. Возможно этому поспособствовал лютоволк, который внезапно появился на арене.
- Эх Робб, учиться тебе, ещё и учиться! - вздохнул Бен и в обход направился к мирно беседующим недавним противникам.
Приблизившись к парочке, он тут же представился:
- Приветствую вас Алан в наших стенах Винтерфелла. Я Бенджен Старк - дядя вашего оппонента на арене. Бой весьма... красочный. Вот только не уверен, кого поздравлять. Я надеюсь я не помешал вашему разговору?

+2

3

То, что люди везде одинаковые, просто поклоняются разным богам, Робб осознал, как только поднял кубок вина вместе с Аланом Крейном. Если еще с утра лорд Алого Озера раздражал наследника Витерфелла своими повадками, громким смехом и наплевательским отношениям к Северу с его традициями, то сейчас парень готов был повысить гвардейца до ранга, если не лучшего друга, то хорошего знакомого и интересного собеседника точно. Алан Крейн сумел заинтересовать юного Старка своими весьма необычными взглядами на жизнь и историями о путешествии в Эссос, а взамен северянин поведал о традициях родных краев, рассказал несколько баек Старой Нэн и кратко познакомил с каждым из домов-вассалов. Затем они много говорили о Просторе и о Вестеросе в целом. Робб был приятно удивлен, узнав, что на Королевском тракте кортеж Маргери повстречался с делегацией короля, парень даже не удержался и улыбнулся, когда лорд из Простора обозвал Джоффри принцессой в штанах. Затем беседа плавно сместилась в полностью мужское русло. Алану было интересно, приходилось ли Роббу убивать. И как бы Старку не хотелось вспоминать инцидент с Арьей в Волчьем Лесу, но пришлось говорить.
- Тогда я почувствовал какую-то пустоту и отвращение к себе. Я понимал, что делаю правильно, ведь этот человек дезертир и хотел убить мою сестру, но… - Робб театрально развел руками и потянулся с к вину.
Он ожидал, что поведавший жизнь южан рассмеется и обзовет его детям лета, но этого не произошло. Алан посмеялся, но так же дружески хлопнул парня по плечу, уверяя, что это вполне нормально чествовать пустоту, когда отбираешь чью-то жизнь, и что надо было волноваться, если бы ему нравилось созерцать, как сталь проходит сквозь плоть. После этих слов Робб опять вспомнил о Джоффри и о том, как задорно мальчишка бегал по поляне с арбалетом в руках. Но увидев грусть в глазах собеседника, лорд Алого Озера поспешил поменять тему. Теперь они обсуждали оружие. Алан хотел узнать, правда ли, что семейный меч Старков из валлирийсккой стали и Робб с радостью поведал историю ему о Льде. Они уже обсуждали Дозор и грядущую войну с одичалыми, как-то тема сама напросилась после упоминания Длинного Когтя, когда двери комнаты скрипнули, и в пороге появился дядя Бенжен. Робб тут же соскочил со своего места, спеша приветствовать разведчика, но уже с первых слов было понятно, что не для задушевных бесед брат отца к нему явился. «А все так хорошо начиналось!» - Подумал Робб, опуская голову. Но то ли вино ударило в голову, то ли парень осмелел поле боя, но в состояние провинившегося ребенка наследник Винтерфелла долго не продержался.
- Поздравлять надо нас обоих, - радостно улыбнулся юноша подходя к дозорному. Серый Ветер, что все это время грелся у очага, тоже поспешил вскочить на лапы и занять место возле хозяина. - Лорд Алого Озера уделал меня, пусть и сдался, но я вынес для себя парочку важных уроков, а еще Алан Крейн пообещал меня научить нескольким техникам боя, что практикуются в Браавосе.
Робб говорил с искреннем воодушевлением, словно ребенок, которому подарили желаемую игрушку.
- Прошу вас, дядя, проходите, уверен, лорд Алан Крейн будет…
Договорить не получилось. На полуслове северянина оборвал сир Тайлер Рован, кажется, Робб еще путает рыцарей Простора. Оказалось, пока глава гвардии сводил культурные мосты с помощью вина и забавных историй, кто-то с кем-то успел, что-то не поделили, в результате – драка. Алан поспешил откланяться, попутно уверяя, что помощь северян не нужна, сказав напоследок, что эти рыцари хуже – детей малых.
- Как я понимаю, Вы хотели со мной обсудить бой? – Все так же вежливо, предлагая дяде занять место лорда Алого Озера за столом.

Отредактировано Robb Stark (2017-07-16 01:23:00)

+5

4

Хорошее воспитание сразу проявилось в Роббе, стоило лишь Бену войти в горницу. Правда приветствие было излишне радушным,как будто он застукал малышей за каким то озорством и им теперь неудобно, что тайное стало явным. Впрочем это можно было объяснить действием вина в слишком юном организме,не закалённым алкоголем в пирушках.
Видя восторженность племянника, дядя не смог сдержать улыбки, впрочем в этой улыбки не было ни насмешки, ни покровительства сильного над слабым. Дядя лишь радовался за живость и хорошие манеры своего родича.
Улыбка чуть угасла, когда на возню войнов среагировал Алан и поспешил удалиться из-за стола. А Бен то рассчитывал поговорить большей частью с ним, чем с Роббом. Но показать это было бы грубостью и наплевательским отношением к племяннику.
- Да, юный рубака, я оказался очевидцем вашего боя и возникли некоторые мысли. Не прими из за нравоучения, это просто заметки на полях, не более того.
Бен занял место за столом и налил себе чарку вина, не забыв наполнить и чарку Робба.
- Выпьем за ратные подвиги! - провозгласил разведчик и сделал хороший глоток.
- Замечательный у тебя друг, - кивая на лютоволка, начал разговор старший Старк - Как он не кинулся к тебе на выручку, ума не приложу. То ли ты его так выдрессировал, то ли он прекрасно разбирается когда ему вступиться, а когда понаблюдать в сторонке. На да ладно, речь не о нём. То что Алан - опытный воин и уровень его техники, мягко говоря, выше среднего, ты сам почувствовал. Но перед тем, как я скажу свои мысли, мне интересно: какие выводы ты сделал для себя? И сделал ли.

+4

5

«Что? Как? Да ну…».
Недоумение на лице парня зацвело всеми возможными красками, стоило только дяде произнести волшебное слово и это совсем не «пожалуйста».
Рубаки из Винтерфелла – так в шутку или из-за зависти Джона и Робба начал величать железнорожденный после того, как парни вернулись с охоты не со шкурою убитого лося, как планировалось, а с целым мешком голов дезертиров из Ночного Дозора. Да, парни пытались объяснить Грейджою все особенности их «охоты», и если брать во внимание все факторы, то в большей степени постарались лютоволки, чем «рубаки из Винтерфелла». От меча Робба умер один, так же как и от стрелы, выпущенной Джоном, но Теона было уже не остановить. Тот быстро придумал новою историю и побежал всем ее поведать.
«Но кто же знал, что о наших приключениях уже и на Стене слышали?». И пусть Первый разведчик поспешил уверить, что он не пришел, дабы читать нравоучения бестолковому племеннику, Робб все же почувствовал некое угрызение совести.
Впрочем, не долго тоска брала верх.
Подняв кубок вместе с дядей за подвиги, парень только смочил губы вином. Он и так уже влил в себя сегодня трехдневную дозу, так что пора остановиться, а то если отец или сир Родрик узнают… Прошлый раз, он попал в рабство к мастеру над оружием за непослушание на целую неделю. И это он просто набросал репейников в волосы Арье! Что будет, если кто-то узнает, что он злоупотребляет вином, пусть даже в целях налаживания диалога между севером и югом, молодой волк боялся даже вообразить. «Скорее всего, буду месяц доспехи и мечи чистить».
- Он достаточно смекалистый, - почесав питомца за ухом, улыбнулся Робб. – Но все же мне и Джону пришлось потратить много времени, дабы научить Серого Ветра и Призрака сразу не бросаться на обидчиков.
О том, что после случая в Волчьем Лесу, между ним и лютоволком образовалась, какая-то непонятная связь и теперь почти каждую ночь он видит волчьи сны, парень решил умолчать. Не ради бесед о четырехлапных друзьях пришел побеседовать брат отца.
Робб на мгновение притих, пытаясь собрать мысли воедино. После трех кубков вина, это сделать оказалось не так уже и просто. Пришлось почесать затылок и наморщить лоб, дабы в кудрявой головушке начала варится каша.
- Алан действительно более опытный боец, - после затяжной паузы не весьма уверено начал разговор наследник Винтерфелла, - и первый мой просчет был в том, что я недооценил его. Я увидел в нем заносчивого южанина, а не опытного бойца. Затем, - все же бокал с вином опять оказывается в руках юноши, но он не спешит подносить его к губам. – Моя баранья упертость сыграла против меня. Алан пусть в весьма своеобразной манере, но хотел донести мне простую истину: побеждает не тот, кто быстрее и сильнее, а тот, кто хитрее, но я был глух к его словам. За что и поплатился, - в подтверждение слов, парень схватывается за правый бок, куда прилетел удар от гвардейца. – Мне еще многому надо учиться и закалять свой характер. Я слишком вспыльчив, самоуверен и весьма горд. Не таким должен быть будущий лорд. – И от этих слов парню было хуже, чем от разочерованых охов и ахов северян, когда Старк качался по земле, уклоняясь от ударов лорда Алого Озера. – Надеюсь, мои слова не разочаровали Вас. Буду рад услышать ваши мысли по по поводу сличавшегося.

Отредактировано Robb Stark (2017-07-19 12:32:47)

+3

6

- Мой мальчик! - ласково потрепал волосы парня Бенджен, - мне даже не чего добавить, ты всё сам сказал. И я очень горд за тебя, а именно за то что ты сам признал свои промахи. Это уже не мало! Но это только половина дела. Теперь предстоит долгая и сложная работа над собой. Гнев - плохой помощник в поединке. Когда глаза застилает злость, а мозг пронзает лишь одна мысль: "убить недоноска!" - ты уже наполовину проиграл. Ведь ты не в силах верно оценить движения противника, рассчитать тактику, понять его намерения. Сила и скорость, конечно имеют значение, но мысли твои должны быть чисты и стремительны. Не позволяй гневу овладевать тобой. Вот так бывает, наломаешь в горячке дров, потом восстанавливать долго и старательно приходится. И не всегда можно исправить сделанное. А позже на трезвую голову приходят уже правильные мысли и слова. Все мы люди и все мы время от времени испытываем гнев. Я в такие минуты стискиваю зубы, чтобы ничего не сказать со зла и стараюсь охладиться в одиночестве. И лишь, когда голова проясняется, приходит и верное решение создавшейся ситуации.
Бен неторопливо поднял чарку и сделал маленький глоток. Он знал, что давать информацию, ровно как и советы, нужно маленькими порциями, иначе сложно "проглотить" большой кусок. Особенно, если хочешь, чтобы твои советы запомнились и не забывались. Чуть помолчав, он продолжил вполголоса, как будто говорил сам себе:
- Когда человек, начинает поединок в расслабленной позе, это означает одно из двух: либо он никогда раньше не дрался на мечах и просто не представляет - как легко можно пронзить его насквозь, либо это опытный и  умелый фехтовальщик, который подчинил все свои эмоции. Я встречал и таких, которые перед поединком аж дрожжат от охватившей их ненависти, тем самым тратя прорву энергии. К середине поединка, они уже с трудом меч таскают, ослабев. И ещё по поводу работы над собой, есть замечательная поговорка: "Лордами не рождаются, ими становятся." Только вдумайся, сколько правды в этой фразе!

+3

7

Роббу то и оставалось, что неуклюже приглаживать растрепанные кудри. Получалось так себе. Потому после недолгих стараний, мальчишка махнул рукой на свой внешний вид. После встречи на «арене» с лордом Крейном у него и так был вид, словно у свинопаса, так что нечего стараться. В конце-то концов, поступки красят мужчину.
«А мои действия говорят лишь о том, что слишком рано мне в лорда играть». И от этого настроение, скачнувшее вверх после весьма неожиданного проявления восторга от брата отца, резко покатилось вниз.
Дядя говорил весьма дельные вещи. И с ним спорить Робб не стал, уж Первый разведчик точно смыслит в боях больше мальчишки, который не так давно настоящий меч взял в руки. Старк слушал, запоминал, размышлял и анализировал. Делал выводы и обещал, клялся себе, что сто раз подумает перед тем, как пойти в бой. Но последняя фраза…
«Лордами не рождаются, ими становятся», - повторяет себя юноша, смочив губы в вине.
Юный Старк переводит взгляд со стола на своего дядю, сжима губы так сильно, что те начинают бледнеть.
«Лордами не рождаются, ими становятся», - снова повторяет он себе и на это еле сдерживается, дабы не спросить: а королями тоже становятся?
Перед глазами опять вырастает поляна и довольный Джоффри Баратеон, наводящий арбалет на одичалую. Его смех, его довольная физиономия даже сейчас, спустя не один день послу случившегося, заставляют наследника Винтерфелла сжимать руки в кулаки.
«А ведь отец хотел, чтобы я с ним подружился».
Этого хотел и сам Робб. До определенного момента. Вся надежда на хорошие отношения с кронпринцем улетучилась, как только этот самодовольный золотой мальчик перешел порог Винтерфелла. То как он на них смотрел. Старк не разглядел в его взгляде ничего кроме призрения.
«Но ладно хватит о нем. Слишком много чести».
Кубок с вином отправляется на край стола, а Робб все же находит в себе силы и перебарывает внутренних демонов.
- Скорее, хорошими лордами стают, дядя. Мой отец не должен был быть лордом Винтерфелла, но Боги решили иначе, я же получил эту привилегию с рождения и хочу я этого или нет, но лордом мне быть. Я могу решать только каким мне стать: умным, справедливым и храбрым правителем или же вторым Безумным Королем, - улыбка проскользнувшая на лице, свидельствовала только о том, что выбор парень уже сделал. – Я хочу быть достойным приемником своего отца, но править – это сложно. Власть развращает, – мейстер Лювин заставлет его много читать книг по истории Вестероса, анализировать действия правителей и делать выводы. И почти всегда фатальные ошибки допускаются из-за вседозволенности тем, кто родился в правильной семье.
- Дядя Бенджен, -юноша на мгновение замешкался, размышляя, стоит ли ворошить прошлое, но этот вопрос давно его беспокоит, но все никак не подворачивался хороший момент, чтобы спросить. – Скажите, насколько сложно править?

+3

8

На лице племянника отражалась гамма чувств: и раздумья и печаль, а после последней фразы и недоверие. Бен постарался развеять его сомнения:
- Какой смысл я вкладываю в поговорку о становлении лорда: видишь ли, для меня настоящий Лорд, это умный честный и строгий правитель, с одинаковым мерилом для других Лордов и простых людей. И вот такие люди - делают себя сами. За такими Лордами идут войны с жаром в сердцах, таким Лордам возносят молитвы простые люди. Кто то становится Лордом по праву рождения, но посмотри на пример нашего короля и его сына. Первый - это воин и его интересует лишь охота и вино. Ему не важно, какая жизнь на Севере, какие нужды у его поданных. Он лишь реализует свои желания. Я сейчас говорю опасные вещи, но для меня, он не является Лордом в моём понимании. Его сын, ты видел его - уже сейчас видно, каким будет он тираном, когда пробьёт его час занять королевский трон. В угоду своих амбиций, он будет развязывать войны и вести на заклание целые рати. Народ будет проклинать его имя, конечно про себя, конечно только при разговорах с Богами. Разве это Лорд? Как он может судить людей, если он не может обуздать свои пороки? Тебе повезло, Робб, у тебя перед глазами есть Лорд, на которого можно и нужно равняться - твой отец.
Бен выпил вина, наливая себе ещё, с удовлетворением замечая, что Робб отставил свой кубок. Говорить о серьёзных вещах с сильно пьяным подростком - как лить из пустого в порожнее.
- Что касается твоего вопроса. Всё зависит от человека. И тут уже неважно, хороший он или плохой. Я тебе так скажу - это тяжёлое бремя. Когда я остался в период отъезда Эдда, хранителем Винтефелла, мне приходилось судить людей. И должен сказать, пришёл к выводу, что бывают дела, прямо сказать не решимые. Бывает, что у каждого из них своя правда, это как разделить младенца между его матерью, которая его породила и приёмной матерью, которая его вскормила и воспитывала. Невозможно решить некоторые тяжбы для обоюдной радости для всех сторон. В этом для меня и было самое тяжёлое. И я намного уютнее себя чувствую на Стене, чем на месте хранителя. Для кого то же это как сама жизнь - естественна. Но никогда не бывает слишком легко. Когда ты отвечаешь не только за свою жизнь, а за многие сотни и тысячи жизней.
Бен замолк, не зная, смог ли в полной мере донести свою мысль.

+4

9

Как же легко дяде давалось критиковать короля и кронпринца. Хотел бы и Робб так молоть всякие неприятные словечки о правящей династии и не бояться последствий. А то, что Бенджену Старку за критику в сторону Роберта Баратеона и его пасынка ничего не будет, наследник Винтерфелла даже не сомневался. Ночной Дозор не служит королю, значит воины в черном не обязаны целовать задницу, что напялила на себя корону и влезла на железный стул. Но вот тем, кто решил не отдавать свою жизнь защите мира людей от бабанк, которыми пугают непослушных детишек, всем от малого до великого, от просящих милостыню до грандлордов, всегда надо помнить о последствиях своих действий и слов.
«Лишиться языка – это меньшее из всего, что может произойти за нелестное высказывания в сторону тех, кто выше тебе статусом».
- Король Мейгор Таргариен – был кровожадным диктатором, Эйгон II скормил Рейниру Таргариен своему дракону, Бейлор Благословенный сошел с ума на почве веры, над Эйгоном IV подшучивали, что ему за девиз следует взять: «Вымойте ее и принесите ко мне в постель», а что творил Эйрис ІІ с его сыном вы, дядя, лучше меня знаете.
Робб не скрывал свое пренебрежительное отношения к династии Таргариенов. Однажды во время урока истории, когда мейстер Лювин рассказывал о танце драконов, совсем тогда юный наследник Севера, прервал учителя дабы высказать то, что давно рвалось наружу: «Лучше бы эти Таргариены сидели в своих землях и не прилетали в Вестерос». Что не король – то безумец, такой вывод будет у каждого, кто хотя бы раз открывал историю дома Таргариенов. Тогда мейстер Лювин не стал спорить, только попросил юного наследника подумать на досуге, что было бы если бы Семь Королевств не соединилось в одно целое. Служитель Цитадели верил, что сможет так переубедить Робба, но все в молоко. Много лет до драконов Старки спокойно жили на Севере, нося корону Короля Зимы, им не понадобились ящерицы-переростки, чтобы сплотить свои земли. Приклонив колено перед Эйгоном Завоевателем, Торхен Старк спас родные земли от пламени Балериона, но тем самим обрек наследников умирать на чужих войнах.
«Но драконов больше нет», - так почему Старку совсем на сердце не легче?
-Пусть Роберт Баратеон в ваших глазах воин, а не правитель, но не самый худший из всех королей, дядя. А вот тот, кто взойдет на трон после него, - Робб огляделся вокруг, убеждаясь, что никого их разговор не подслушивает. Достаточно того, что он скинул кронпринца с лошади и чуть не разукрасил лицо. «Вряд ли этот гаденыш когда-то это забудет». Так что излишняя предусмотрительность не помешает. – Я видел, как у него горели глаза, когда болт из арбалета пробил плоть. Отец говорит, что это был страх, но он ошибается. Это было безумие. И этот ублюдок будет королем, он женится на Сансе. Вот его точно хорошим правителем не назовешь, но что от этого изменится? Если Джофф попросит меня приехать в столицу и засвидетельствовать свою верность, приклонив колено, я должен буду это сделать. Я могу его презирать и думать, что он не достоин быть королем, но я не смогу ничего сделать. И что мне от того, что у меня был хороший пример для подражания? Ничего. Джофф может на моих глазах избивать Сансу, а я должен буду улыбаться!
В комнате на какое-то мгновение повисла тишина. Робб пожалел о сказанном в тот же минуту, когда произнес последние слова. Он не должен был. Но слово – не воробей.
- Как бы не старался- никогда всем не угодишь, - улыбнулся Робб на слова дяди о суде. О том, как сложно решать споры, он знает не понаслышке. Отец не один год берет его с собой на всевозможные заседания и сборы. – Так что в такие моменты надо руководиться только законом. Но что делать, когда выбор встает между долгом и семьей? Что делать, когда вопрос более серьезный, чем разделение земли между знаменосцами?
Робб верил, что дядя понял в какое русло коряво, но все же ведет беседу наследник Винтерфелла. Так что не стал делать более грубые намеки.

+3

10

- Легко осуждать и обсуждать дела давно минувших дней, другое дело с современниками. Эти Лорды вписали кровавыми чернилами свои имена в историю. И хвала древним Богам, что времена драконов и чужих войн минули. Нам хватает без них неприятностей, Зима близко. - Бен остановился, не желая развивать тему.
- А по поводу отпрыска Короля, возможно так и есть, что принц - безумный садист. - невесело и негромко протянул разведчик.
- Ты действительно затронул щепетильную тему о верности и чести семьи. Нельзя дозволять оскорблять Старков, но что делать? Идти войной на Королевскую гавань? Уух - верх глупости и самоубийство всего рода и гибель вассалов. Да и поднимется ли Север, если муж бьёт жену, пусть даже она и из Старков? Сомневаюсь. Так что придётся прогнуться, преклонить колено, но ты при этом не обязан улыбаться и заискивать. Твой взгляд должен быть твёрдым и холодным при этом, как лёд Севера. Именно так и действует мой брат и твой отец. Он твёрд и холоден. На первом месте у него честь и правда. И король Роберт обращается к нему не потому что, он предан и они в приятельских отношениях. А именно потому, что Эдд не будет поддакивать. а будет рубить правду-матку, какой бы горькой она не была, даже в ущерб себе. В наше время немного таких лордов, которые готовы перечить королю, отстаивая истину. И Роберт совсем не глуп, он знает и преданность и непреклонность хранителя Севера.
Бенджен шумно выдохнул и вновь приложился к кубку.
- Может быть пора закрыть наш маленький клуб хулителей властителей? - весело улыбнулся он племяннику.
- Есть время для серьёзных разговоров, а есть время для веселья. Что то твой недавний партнёр по поединку куда то запропастился. Долго же он отчитывает своих воинов. Может нам пора прогуляться и посмотреть, что там за сыр-бор разгорелся, из-за чего шум подняли?

+3

11

«Минули времена драконов, но никак не чужих войн».
За кривой улыбкой и тяжелым вздохом наследник Севера попытался спрятать свои опасения по поводу будущего Семи Королевств. Дядя тоже решил спрыгнуть с щепетильной темы, спасибо и на том, что согласился с тем, что у кронпринца не все порядке с головушкой.
«Больной ублюдок», - не отпускало первенца Хранителя Севера. Довольная морда все еще стояла перед глазами, отчего безумно сложно было слушать и соображать, о чем говорить дядя, но Робб все-таки пытался.
- Ему от моего презрения будет ни холодно, ни жарко, - брат отца всегда для Робба был примером для подражания. В нем юноша видел бесстрашного рыцаря, поставившего интересы других превыше своих. Он храбрый, умный, компанейский. Он настоящий Старк. Так что неудивительно, что советы Первого разведчика молодой наследник Винтерфелла никогда не оставлял без внимания. И более того, он не только прислушивался, но и пытался им следовать. Но сейчас, то ли в силу своего слишком юного возраста, то ли вина всему вино, Робб не мог до конца согласиться с братом отца. – Если он призовет меня защищать его интересы – я должен буду повиноваться иначе я буду изменником. – «Так почему же, не стать им, подняв меч против очередного безумца на троне?». Это мысль испугала Старка до бледности на лице. Идти войной? Нет, он не сможет. «Но ведь король Роберт смог». Дядя сказал, что знаменосцы не пойдут за ним, только за тем, чтобы спасти девушку от лап омерзительного мальчишки. «Но за Робертом пошли. А ведь он тоже только хотел спасти девушку из рода Старков».
Чтобы выкинуть дурные мысли, пришлось смочить губы вином.
Робб кивает, соглашаясь подвести к концу слишком серьезный разговор ни о чем. До правления Джоффри еще ждать не один год. Пусть король Роберт ест так, словно пытается перегнать в размерах лорда Вимена Мандерли, но вот сил ему не занимать! В этом юный Старк лично убедился на совместной охоте.
- Да, нечего горевать преждевременно, - подымаясь из-за стола, улыбчиво проговорил он. – Надо веселиться пока есть возможность. В Черном Замке, наверное, совсем не до веселья? Чем вы там занимаетесь кроме разведки?
Серый Ветер тоже не остался в стороне. Лютоволк, вскочив на лапы, поспешил занять место рядом с Роббом. «Ну куда же без тебя, правда?».

+4

12

Как только Бен встал на ноги, он тут же почувствовал, как алкоголь тут же дал себя знать. Ноги сделались ватными, хорошо ещё мысли были пока трезвыми и чёткими. Он тут же сделал себе внутреннее замечание: "Не след расслабляться раньше времени. У Эдда и так сейчас дел по горло, а я вместо того чтобы помочь и не отвлекать его по мелочам, пьянствовать начал. Нехорошо, Бенджен, очень нехорошо."
Дав себе зарок, до следующего дня не притрагиваться к алкоголю, разведчик приобнял за плечи Робба и двинулся наружу. Жёсткий северный ветерок любезно вывел его из расслабленной неги, в которую он погрузился за столом.
Бенджен с удивлением застукал в себе горячее желание пофехтовать. Видимо всё таки вино оказывало на него влияние. Даа, сейчас бы кого-нибудь из братьев Дозора сюда, деревянные мечи, учебные латы и вперёд! Нападение, уклон, нырок, толчок. Перед его взглядом встал последняя тренировка на мечах. Руки тоскливо зачесались, желая ощутить удобную рукоятку меча и тяжесть щита.
Пытаясь разогнать видение и перейти на нейтральную тему, разведчик спросил:
- Робб, а всё таки: как Серый Ветер, понял, что тебе не нужна помощь во время поединка. По нему я видел, что один твой краткий зов и он кинется на выручку. Но его как будто что то держало. Удивительно!

+2

13

А вот Роббу ни в одном глазу! Вот что значит молодой организм, который не один год тайком от леди-матери нарушал правило «только один кубок вина в день». Нет, юноша никогда не напивался до потери сознания или до Иных, порой, когда нет важных дел, а ночь холодна и скучна, мог скоротать ее в компании Теона, Джона и вина. А зима близко, ночи все длиннее, холоднее, скучнее. «К тому же, у меня скоро свадьба, пора тренироваться». Совсем негоже, если жених уснет лицом в подливе после двух-трех бокалов.
Одним словом, если бы дядю удивила такая стойкость юнца после выпитого, Робб мог спокойно, без красных ушей и заиканий все объяснить. Но дядя не спрашивал, так что заложив руки за спину, не особо спеша юнец без зазрения совести шагал потВеликомк Замку, а затем по крытому переходу.
Не стоько звон стали, как свежий воздух заставили Старка остановиться. Глубокий вдох-выдох и больше нет желания созывать знамена и идти войной на столицу.
«Может, прогуляться по Волчьему Лесу?». Теон и Джон с радостью составят ему компанию, можно даже взять с собой южан, пусть немного позавидуют красотам Севера. Но идея с конной прогулкой умерла так же быстро, как и родилась, стоило дяде задать весьма острый вопрос.
Переведя взгляд на Серого Ветра, затем, озираясь вокруг, дабы убедиться, что сказанное не услышит кто-то из прислуги.
- Я варг, дядя, - устроив взор голубых глаз в Первого Разведчика, без каких-либо эмоций, сухо констатировал факт наследник Севера. – Кровь Первых людей сильна во мне.
По лицу пробежала улыбка, мальчишка громко хохотнув, легко ударив брата отца по плечу.
- Я шучу, все со мной порядке. Серый Ветер просто со мной самого рождения, я его хорошо воспитал, - пожал плечами юноша.

+4

14

Солнце выглянуло из-за туч и неизбалованный его теплом, северянин поднял навстречу ему лицо, прикрыв глаза. Помедлив несколько секунд, он вновь двинулся вперёд, прохаживаясь с племянником. Под влиянием солнца вспомнилось позитивное былое: и взросление его в Винтерфелле и игры с братом, потом "хранитель Севера". Часть его сердца и дум навсегда оставалась здесь, и когда выдавались такие минуты, как сейчас, когда были решены нескончаемые хлопоты, то по делам Ночного Дозора, то по делам семьи, он вновь окунался в ностальгию. Каждый камень, входы-выходы, подавалы, башни - всё было родным и знакомым. И наблюдая за Роббом, твёрдо топающим рядом, в этом юнце, Бен узнавал себя. Вспоминал тот юношеский максимализм, когда казалось, что можно горы свернуть, повернуть реки вспять, стоит лишь захотеть. Биться - так с самыми великими, жениться - так на принцессе Железного трона. Его думы зашли так далеко, что он даже слегка растерялся, когда Робб приостановился и коротко выдохнул: "Я варг, дядя." Бен недоумевающе зыркнул на племянника, хмуря лоб. Но долго тот не мог держать паузу и расплывшаяся улыбка и хохоток, разрядили обстановку.
- Ах ты, молодой волчонок, рызыграл дядю! - сам разхохотался Бенджен и развеселившись, подхватил племянника на плечо и немного покружившись, поставил его обратно.
Возможно, такое поведение суровых и малоэмоциональных Старков, кто то мог изтолковать превратно и даже счесть легкомысленным, но Первому Разведчику было всё равно. Он чувствовал себя настолько свободно в родных стенах, что мог себе позволить, поступать как ему вздумается, без оглядки на кого-либо.

+4

15

Правда была столь глупой и странной, что даже если Робб не рассмеялся и не добавил «шучу», вряд ли бы дядя поверил в нее. Скорее принял бы за бред, родившийся в детский головушке после совсем не детской дозы вина. И вот здесь встает вопрос: а ему вообще кто-то поверит? Робб был склонен к твердому «нет». Он сам не поверил бы, если, к примеру, Джон рассказал ему, что видит волчьи сны. «Варг… вот же глупости! Сказки!» - сказал бы Старк Сноу, если бы тот был на его месте.
«Никто не поверит. Никто не примет». Робб остался один на один с этим проклятьем, которое во многих сказках, которые он перечитал за последнее время, величали даром Старых Богов. Он не знал как с этим бороться, все познания, всё что писалось в книгах, сводилось к одной строке: «зверя следует сдерживать, не давать полностью овладеть человеком». И казалось, все так просто, но на деле… Наверное, те, кто писали эти рассказы, никогда не были варгами и не знают каково это помнить о человеческой сущности в шкуре зверья. А Робб знает. Он каждую, седьмое пекло, ночь видит мир глазами Серого Ветра, каждую ночь напоминает себе, что он человек и с каждым утром ему все сложнее просыпаться. «Только семья – тот островок что удерживает меня от шага в пропасть».
Робб хотел расспросить, видел ли дядя варгов за Стеной, что ему вообще известно об тех существах, но не осмелился. Хватает и того, что Первый Разведчик подметил весьма странное поведенье Серого Ветра во время его боя с лордом Алого Озера. «Если они узнают, они не поймут».
- Вы очень скучаете по Винтерфеллу? – Все же сменил тему на более нейтральную. – Не жалеете, что променяли его на Черный Замок?
Служба в Ночном дозоре важна и почетна, но и слишком суровая. «Я не возьму себе ни жены, ни земель, не буду отцом детям. Я не надену корону и не буду добиваться славы. Я буду жить и умру на своём посту», - гласит клятва Дозорного. Слишком много требований, а что взамен? Холод и ничего кроме холода.

+4

16

Спустя всего пару минут, после вспышки радости, Бен заметил, что племянник погрузился в раздумья. Судя по его серьёзному лицу, эти мысли были не самыми радужными. Тем не менее, разведчик не стал отвлекать Робба, спокойно шагая рядом. Наконец, тот нарушил молчание, задав простой и в то же время сложный вопрос.
- Скучаю ли я? А как не скучать - я провёл здесь детство и большую часть своей жизни. И это был прекрасные лета моей жизни. Хотя скучать - это не совсем то слово, потому что на Стене не заскучаешь. Более того, я совсем не вспоминаю Винтерфелл, находясь там. Свою ностальгию о доме, я особо остро ощущаю, лишь в мои краткие приезды. Что касается стези Дозорного... Видишь ли, я уже говорил тебе, что чувствовал себя не в своей тарелке, будучи Хранителем Севера, когда оставался во время отъезда Эдда. Так я ещё больше понял, что рождён не для властвования. Это не моё. Да и я долго не мог понять, к чему лежит у меня душа. В служении братству - я нашёл себя. Я нашёл именно то, чем бы хотел заниматься всю жизнь. Да, порой жизнь там не сахар, есть там и тяготы и лишения, особенно это ощущается в первые месяцы. Я отказался от земель, женитьбы. Но мне по душе Чёрный Замок и моя служба разведчика. Быть первым рубежом защиты родных земель от опасностей за Стеной - ответственная и почётная служба. Выполняя свои обязанности, я чувствую, что занимаюсь по настоящему важной и полезной деятельностью. Я не в пустую прожигаю свою жизнь, подобно некоторым лордам, я на самом деле помогаю людям. Это настоящее счастье - быть на своём месте и заниматься именно тем, к чему у тебя лежит душа. Как в той песне:
..что грубая наша работа,
вам дарит возможность,
безпошлинно видеть восход!
Робб затронул тонкие струны души своего дяди, и тот мог говорить о своей службе часами, особенно о той радости, когда уставший, но довольный, возвращается с успешно выполненного задания. Всё же Бенджен заставил себя смолкнуть, дабы не утомлять Робба излишними излияниями. После паузы он добавил:
- Вот этого я и тебе желаю, мой мальчик: найти дело всей твоей жизни, в котором ты будешь трудиться на Благо людей, отдыхать душой и оставаться чистым перед своей совестью.

Отредактировано Benjen Stark (2017-08-10 06:49:56)

+4

17

В чем Робб завидовал своему дяде так это в умение убеждать. Тот настолько хорошо, эмоциально и искренне говорил о Ночном Дозоре, что на мгновение мальчишке захотелось плюнуть на все и надеть черное. «Вот бы отец удивился бы!». На юном лице опять скользнула улыбка. Робб не удержался от того, чтоб представить выражение лорда-отца, когда тот узнал бы о желание первенца стать «мечом во тьме». Быть братом Ночного Дозора – почетно, но для наследника Севера это же такая непозволительная роскошь, как и жениться по любви.
«Только Рикон сможет вершить свою судьбу сам», - вспомнились ему слова Теона, отчего стало совсем грустно. «И чему только Джон завидует?». Старк знал ответ. Сноу видит только одну сторону медали: гордость в глазах отца, Винтерфелл, Лед, пиры – все это кажется таким чудесным и прекрасным. Но в тоже время у Джона есть то, что никогда не будет у Робба – право выбора. «И он готов пожертвовать им, заточив себя в ледяной гробнице на краю света!». Старые Боги свидетели, он не в восторге от такого решения брата, но и повлиять на него он не может. «Какой же ты, Сноу, дурень».
- Спасибо, - утихомирив злость, выдавил из себя Робб. Слова дяди были искренними, а это для него очень многое значит. – Вам бы стоило поговорить с Джоном. Я ничего не имею против его желания стать братом Ночного Дозора. Но не в пятнадцать же лет! Я пытался до него донести, насколько это серьезное решение, но наш Сноу летает в облаках.

+3

18

"То ли мой недавний разговор с Джоном о служении в Ночном дозоре отпечатался крупными буквами у меня на лбу и мальчишка Робб разглядел их. Либо он попал пальцем в небо, случайно рассказав своё мнение о поступке брата."
Разговор с Джоном был не простым и произошёл тет-а-тет. Но о факте этого разговора уже знал Эдд, и Бен решил, не вдаваясь в частности, посвятить в это и Робба.
- Мне действительно стоило поговорить! - он позволил себе растянуть улыбку, - и поговорил. Вы все для меня одинаково дороги, и я не мог остаться в стороне, видя одержимость Джона. Возможно, это правильное решение, но как ты верно заметил - не в 15 лет. Это отсутствие жизненного опыта обязательно скажется на Стене и даст повод для рождения сомнений в нём самом. Сомнение - это уже наполовину проигранный поединок, либо не выполненное задание. И ценой этому могут быть жизни братьев. Вот поэтому, я убеждал Джона не спешить. Ночной Дозор сейчас переживает не самые свои лучшие времена - мы рады каждому дополнительному члену, вливающегося в наше братство, но надо отдать правде должное - Сноу не готов. В этом я с тобой абсолютно согласен.
Бенджен оглядел двор, убеждаясь в отсутствии посторонних ушей.
- И вот что, Робб. Я бы не хотел, чтобы Джон узнал, что тебе стало известно о нашем с ним разговоре тебе. Я надеюсь ты понимаешь это. - говоря это, разведчик смотрел прямо в глаза племяннику, как бы беря с него обещание молчать. Он понимал, что сейчас роняет свой авторитет в глазах племянника, выставляя себя каким то болтуном. Но ещё сильнее ему не хотелось, чтобы Джон перестал доверять своему дяде и закрыл бы чаяния своей души от него. Зная импульсивность Сноу, Бен хотел бы быть рядом, когда тот начнёт пороть горячку и может наломать дров.

+2

19

Одержимость. Какое неприятное слово, но в тоже время полностью характеризующее желание Джона стать братом Ночного Дозора. Чего стоит только его речь в тот вечер, когда Сноу осмелел и за бурдюком летнего вина поведал кровному брату о своем намерении вступить в черное братство. Сказать, что тогда Робб выпал из реальности – это ничего не сказать. Но ладно он, Джон до этого уже нанес удар ниже пояса вестью о женитьбе наследника Винтерффела и Маргери Тирелл из Хайгардена, но весть о Ночном дозоре – это уже добивание лежащего ногами. И главное, как это красиво Сноу завернул! «Это мой жизненный путь! – Кажется, так он сказал. – Я чувствую, что мое место там».
«Отличное местечко, - фыркнул под нос себе Старк. – Среди убийц и насильников».
Дядя Бен был прав, Ночной Дозор уже не тот. Это раньше каждый в Семи Королевств считал своим долгом помогать «мечам во тьме»: лорды укрепляли замки и делились урожаем, а простолюдины и рыцари с радостью шли в Черный замок. Сейчас же… «Если верить отцу, то даже между кастрацией и отправкой в Ночной Дозор все чаще выбирают нож». А их Сноу не боится ничего и думает, что там медом помазано!
Как же злился Робб на упрямого волчонка, он был уверен, что отец и дядя Бенджен все-таки переубедят его, но он ошибался.
«Лучше бы себе девушку нашел!».
- Я умею хранить секреты, – слегка обиженно проговорил наследник Севера. – А вы, дядя, умеете?
Огонь, что заплясал в глазах первенца, не сулил ничего хорошего, но откуда Первому Разведчику об этом знать?

+5


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » После драки кулаками не машут [Винтерфелл. 12.06.298]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC