Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Как закалялась сталь [Королевская гавань- 16.07.298 ]


Как закалялась сталь [Королевская гавань- 16.07.298 ]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1


Как закалялась сталь

Дата:
16.07.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань

Действующие лица: Кейтилин Старк и Станнис Баратеон

Эпиграф:  — Да у вас заговоры на каждом углу.
— Да, есть такое. На этом и строится наш мир.

Краткое описание:
Разговоры о мечах и более важных делах

0

2

За прошедшую неделю Кейтилин Старк преследовало слишком много серьезных разговоров, чтобы ходить по Красному замку с улыбкой до ушей и восхищаться красотами столицы, щебеча о гостеприимности местных обывателей, которые наперебой уводили её пошептаться куда-нибудь к себе. Единственным исключением был Петир, коего жена Хранителя Севера сама оторвала от дел, правда, к своему неудовольствию получила весьма непрозрачный намек от лорда Станниса, что сделала женщина, ведомая бывшими дружескими узами и заочным расположением, очень даже зря. С нынешним главой дома Баратеонов было сложно спорить даже ей, урожденной Талли, у которых не в пример упертости больше, чем у среднестатистической форели, что ярким пятном отражается поверх красного и синего поля их знамен. Хостер и Бринден Талли наглядно показали, что имеют такую силу духа, кою не может сломить и здравый смысл, но Кейтилин была дамой, и посему прогиб под обстоятельства ей мог быть прощен, в особенности когда обстоятельствами является вполне себе обоснованные опасения. Впрочем, из этого не следовало, что леди Старк будет слепо доверять лорду Станнису, ведь у Мастера над Кораблями тоже были свои мотивы действовать подобным образом, только вот пока Кэт не могла понять какие именно. Однако все эти мельтешения и танцы с бубном вокруг непонятного для столь далекой от дворцовых интриг Кейтилин не могли помешать женщине обратиться к лорду Драконьего Камня с совершенно отвлеченной просьбой, на которую Баратеон её сам же и весьма уверенно натолкнул, если даже не навязал перед тем, как подняться, словно ошпаренный и уплыть по своим делам на всех парусах, оставляя леди в состоянии малоприятном: недоумение, растерянность и разбитость. Меж тем Ланнистеры же побеспокоились о том, чтобы Кэт, подгоняемая не столько материнским инстинктом, сколько интуицией и вполне себе здравыми размышлениями после настоятельных воспитательных бесед от своих доброжелателей, не собрала вещи, кои успели Старки со своей свитой уже разложить, и первым же кораблем отправиться обратно на Север, где безопасность и спокойствие были куда ближе и реальнее даже при наличии армии одичалых за Стеной, чем они имели здесь, в самом центре гадючьего гнезда.
Бран так мечтал стать рыцарем, а Кейтилин не смела отказать. Ни ему, а Ланнистерам, чтобы не показать, что ни разу не верит в сладкие увещевания, подозревает в самых страшных грехах и послала бы в Седьмое пекло с их подачками, если бы воспитание позволяло. Однако, пока было ни к чему дергать льва за хвост, не имея при этом ни опровержимых фактов, ни возможности отступить и защитить свои интересы. Паж, так паж, как жаль только, что это повлечет лишь преждевременные траты. Да ещё и на оружие, в котором Кейтилин ничегошеньки не понимала. «Боги, Нед, отчего же ты не можешь всем этим заняться, я глупа, как Ходор», - садясь за письмо лорду Станнису, подумала леди Старк. А после и вовсе отвлеклась на несколько мгновений, сводя в голове цифры уже имеющихся затрат на одни платья для девочек.
«Пожалуй, мне стоило быть скромнее и благоразумнее, - зацепив краем глаза приготовленное для выхода новое платье изумительного синего цвета, - если что, перешьем для Сансы, ей оно пойдет даже куда больше, а мне уже ни к чему».
Когда краткая просьба была изложена, Кейтилин запечатала письмо и позвала служанку.
Мастер над Кораблями ответил на удивление быстро и предложил прогулку по улице оружейников уже на следующий день.

Утро выдалось безоблачным и теплым. Теплым для леди, прожившей почти пятнадцать лет на Севере, разумеется. Кто-то бы нашел прохладу раннего часа раздражающей, однако для Кейтилин всё было в самый раз. В конце концов, здесь хотя бы не было снега, коего в Винтерфелле уже достаточно высыпало для конца лета, что можно было продавать желающим. Так как жена Хранителя Севера предпочитала не откладывать важные дела и чужое время даром не отнимать, то предложила лорду Станнису встретиться не в обед, а сразу после завтрака, дабы в течение дня Мастер над кораблями не отвлекался на всякую ерунду вроде помощи страждущим. Поэтому ехать за лордом Драконьего Камня до Грязных ворот не пришлось, и встреча была назначена во дворе замка. Джори уже подвел оседланных лошадей, и Кэт, растопырив пальцы левой руки, поправляла перчатки из тонкой кожи, севшие не так как надо. Капитан гвардии был по обыкновению хмур и серьезен, но женщина улавливала, что нынче этому были причины.
- Я не сомневаюсь в тебе, Джори, но здесь вряд ли мы найдем кого-то похожего на нашего Миккена, - ласково произнесла леди Кейтилин, - здесь даже с местной прислугой и в собственной комнате надо держать ухо востро.
Кэт печально улыбнулась. Как люди умудрялись жить с подобными знаниями и не свихнуться от паранойи?

+4

3

И у Станниса бывает такое, что сначала ляпнет, а затем скрипит зубами, проклиная себя за то, что совсем не подумал о последствиях. Редко, но бывает. Как любят напоминать септоны: "все мы создания неидеальные, так что нечего страдать и избивать себя плетью, повторяя при этом молитвы". Лучше занесите денежку в храм, и вам все тут же простится. Новый глава дома Баратеонов пусть и относился к служителям богов скептически и не чурался обзывать тех недомужчинами в платьях, которым плевать на проблемы Веры, главное чтобы карманы ломились от оленей и драконов, но вот с этим постулатом был согласен. Не до конца, разумеется, только с первой частью, но все же согласен. А что касается другой, то здесь все сложно. Мастер над Кораблями не разделяет ни мнения о том, что надо избить себя до полусмерти, выпрашивая у высших сил прощение так же, как и с презрением относится ко всем попыткам служителей Семерых залезть в карманы верующих. У Баратеона свое личное и независимое мнение на многие спорные вопросы и что касается ошибок, то здесь все просто: провинился, понеси наказание, сделай выводы и больше так не делай. Но ни в коем случае не надо себя оправдывать и бежать от последствий, как бы сладка эта мысль не была. Наверное. Только из-за таких принципов лорд-десница и ответил на желание леди Винтерфелла прогуляться по столице. Пусть было и не просто. Паранойя (а именно так следует величать все то, что творится в голове Баратеон) разыгралась не нашутку. Сначала он смел обвинить жену Хранителя севера в шпионаже и игре на стороне львов, затем подумать. Что будет с ним и с делегацией с Севера, если за ними пойдет хвост, затем, а что если леди Старк изволит использовать полученную информацию в своих целях и много-много еще дурного, от которого не то что голова шла кругом, а глаза на лоб начинали лезть. Но Станнис не был бы Станнисам, если бы страх взял верх над ним. Он перевел дух, привел нервишки в спокойствие и решил продолжать спектакль. Как говорится: пусть будет то, что будет.
Встреча была назначенна на ранее утро, когда большинство жителей Красного Замке еще либо спали,либо только просыпались, либо завтракали. Баратеон же уже успел ответить на несколько жалоб моряков из Браавоса, перенести встречу с Тиреллами, у которых опять важное дело, что на самом деле не такое уже и важное, просто опять Редвины флот расширяют (проклятые торговцы вином), а еще отчитать непутевого сына Давасо за то, что запропастился еще с вечера, позавтракать печеной рыбой и сыром и опять вычитать морали Маттосу за то, что умудрился опрокинуть вино на письмо с Драконьего Камня. Но не смотря на такую бурную деятельность с самого утра, встретил Станнис леди Кейтилин Старк в прекрасном настроение. Хотя, наверное это трудно поверить, глядя на этот безжизненный взгляд и насупленные брови.
- Безумно рад, что вы согласились на мое предложение, - после короткого приветствия, соврал и даже не покраснел мужчина. – Скажите, миледи, Ваш сын передал вам письмо?
С важными темами Станнис решил все-таки повременить, ведь то что еще слишком рано и большинство крыс еще в замке, рисковать совсем не хотелось.
- Как думаете, стоит ли бить тревогу или же Север справится своими силами.
Да, в поддержание светской беседы Станнис еще тот баран, но, извените, кто чему учился.

+3

4

Краем глаза леди Старк заметила, как ей кивнул Джори, и женщина развернулась, чтобы поприветствовать прямо-таки пышущего радость и бодростью лорда Баратеона, чей хмурый взгляд и насупленные брови Кейтилин компенсировала вежливой улыбкой и приветливым видом, ибо, на удивление, паранойя жены Хранителя Севера пока не распространялась на Мастера над кораблями. Вернее - в полной степени не распространяется. Пока представители дома Ланнистеров был впереди всего Вестероса, впрочем, как и всегда. Всё же именно их обвинила Лиза, а Станнис и Петир, явно не долюбливающие друг друга по какой-то причине, подтвердили это, при этом пытаясь очернить другого в глазах леди Старк, чем лишь подзуживали и подогревали подозрения в отношении своих скромных особ. И если Мастер над монетой делал это ловко и обаятельно, то вот лорд Драконьего Камня буквально выбивал из колеи своей прямолинейностью. Благо, Кейтилин, прожив бок о бок с ещё одним известным на всё королевство честным правдорубом почти большую часть своей сознательной жизни, и к подобному ходу беседы была давно приспособлена и единственное, к чему она ещё до конца не привыкла, что довольно жестко и без компромиссно говорит не её муж, а некто другой. Только вот своей осведомленностью о переписке леди Винтерфелла лорд Баратеон не делал себе чести, но, к счастью, на этот раз именно благодаря Станнису письмо от Робба попало в руки Кейтилин, ибо нерасторопный Пицель не очень-то спешил поделиться новостями с женщиной, которая места себе не находила с того самого дня, как Нед объявил о том, что пойдет вместе со своим братом и всем Севером к Стене. Видимо, великий мейстер решил, что государственные дела прежде всего, а какая-то там жена и мать может подождать, пока до старика дойдет, что письмо было предметом не только важным для королевства, но и отдельно взятой леди. Хотя, наверное, если бы злополучный пергамент не дошел до неё, Кейтилин жила бы гораздо спокойнее, переживая лишь за мужа. Теперь же приходилось засыпать с молитвой на устах ещё и за старшего сына, которого без её ведома Эддард увел вместе с собой. Умом Кэт понимала, чем это было обосновано, и в общем-то была согласна, однако голос разума заглушало беспокойство. Если бы она только не отправилась в столицу, то хотя бы попробовала оставить Робба за безопасными стенами Винтерфелла. В конце концов, они с отцом не на охоту без разрешения уехали, а на Стену, к которой подходит огромное войско одичалых… и живых мертвецов. Их боги, Старые боги Севера дали знак, предупредили об опасности, и они сунулись в самое пекло. А теперь Нед и вовсе сам ушел в разведку - Кейтилин боялась представить, чем это всё может кончиться, и отчаянно отгоняла от себя тревожные мысли эти два дня, но лорд Станнис бил метко. И оттого леди Винтерфелла переменилась в лице, не скрывая промелькнувшую тень беспокойства. В конце концов, Мастер над кораблями не камень, он должен понять, в каком положении оказалась Кейтилин.
- Пожалуй, я могу сказать, что знаю своего мужа достаточно хорошо. Он делит со своими людьми кров, пропитание и все лишения, и вместе с ними бьется на поле боя, Нед не будет подвергать их опасности лишний раз. И если дошло до того, что он сам пошел за Стену, то я думаю, что положение куда хуже и серьезнее, чем они рассчитывали, собираясь на войну, - женщина на мгновение замолчала, давая лорду Драконьего Камня осознать сказанное. – Север огромен, но там не так много людей. Дела же в Дозоре и вовсе плохи. А между тем, наши вассалы ловили одичалых, которые пробирались на наши земли по воде в обычных лодках, и кто знает, что им помешает идти штурмом не на один Черный замок. Конечно, я далека от военных дел, но арифметика и обстоятельства не особо-то на нашей стороне. И регенту стоит пошевелиться, потому что никто и… - Она вновь замолкла, подбирая слова, но как-то сложно было обозначить ожившие страшные сказки. – Ничто не остановится на Севере. Они пойдут дальше, и только боги знают, где они остановятся.
Свой монолог Кейтилин закончила на весьма печальной ноте, красноречиво посмотрев на Станниса, в котором видела и законного регента, и просто здравомыслящего мужчину, способного понять, что все россказни превращаются в реальную угрозу, с которой следует считаться и что-то делать.
Джори услужливо подсадил леди Старк, и та, оказавшись на лошади, поправляла подол платья, ожидая лорд Драконьего Камня. Чем быстрее они со Станнисом все решат, тем быстрее она окажется вне досягаемости его бесед о войне, и хотя бы попытается отвлечься на то, что ещё пока в силах изменить.

+4

5

Леди Старк пыталась пробиться сквозь броню, что уже не один год окутывает сердце Станниса, наивно пологая, что Баратеон, не смотря на свою жестокость и принципиальность, не забыл, что такое сопереживание, и ничто людское ему нечуждо. И женщина не ошибалась. Пусть Мастера над Кораблями и сравнивают с чугуном, называют бездушной тварью и отпускают неприемлемые шуточки о его супружеской жизни, лорд-десница далеко не камень. Он знает, как бывает болит родительское сердце и как тяжелое сохранять спокойствие, когда дурные вести прилетают со всех сторон. Но так же он воин. Он прошел не одно сражение, пережил блокаду, он видел смерть, чувствовал дыхание Неведомого, его пытались надломить как морально, так и физически, но Станнис выстоял. Пусть война и изменила его. Станнис все еще помнит, что такое сочувствие, и как отец он понимает леди Старк и ее волнения, но как лорд, воин и король он остался холодным к чужим печалям. У Эддарда Старк есть долг перед Железным Троном, а Робб Старк вечно ребенком не будет.
Но все безразличие и отстраненность от дел Севера сохранялась ровно до того момента, как старшая дочь лорда Речных Земель заговорила о радужных перспективах для всего Вестероса в случае, если Эддард Старк и его вассалы падут. «И будет мой трон омываться реками крови, а править я буду горой костей». Такое Баратеон допустить не мог. Достаточно, что после Роберта с его любовью к хорошему вину и турнирам, ему перешла страна с пустой казной и мелким плодом инцеста, возомнившим себя королем. «И пусть у меня нет столько золота, чтобы купить любовь лордов, но Вестерос – это не только Великие дома».
Баратеон усевшись в седло, еще определенное время провел в размышлениях, обдумывая, как все сделать красиво, чтобы львы не начали нервничать. «Впрочем, чтобы я не сделал, они все равно примут это за скрытую угрозу». Паранойя королевы крепнет с каждым днем, Ее Величество видит злой замысел лорда-десницы даже там, где нет ничего кроме желания добиться справедливости. «Но это можно обратить и в собственную пользу». Об этом Баратеон еще подумает, но позже, когда вычеркнет, хотя бы одну проблему из своего длиннющего списка.
- Я услышал Вас, леди Старк, - выходя за пределы замка, кивнул лорд-десница. – Джоффри Баратеон, - с нескрываемым презрением он выговорил имя будущего монарха, - оскорбил Вашего мужа на глазах всего Красного Замки и, думаю, ему следует загладить свою вину с помощью военной мощи Железного трона, и я даю Вам слово, что все не закончится пустыми обещаниями. Старки же верные друзья Баратеонов, а Баратеоны – Старков. Верно, леди Кейтилин Старк?

+4

6

Станнис ловко оказался в седле, и Кейтилин, не дожидаясь Джори, мягко стукнула пяткой по округлому боку своего коня, что меланхолично выжидал, когда же его переведут хотя бы на медленный шаг. Лорд Драконьего Камня не торопился с ответом, несколько отстраненно глядя перед собой, и женщина все также наивно понадеялась, что слышит сейчас не скрежет зубовный, а шум работающих в голове шестеренок многоуважаемого Мастера над Кораблями. Надеялась, потому что от десницы, имеющего власть, можно было получить столь необходимую для Севера поддержку, которую леди Старк, возможно, жаждала куда больше, чем все северные лорды, вместе взятые и закрытые сейчас на Стене один на один с постоянно прибавляющими в количестве проблемами. Да, Кейтилин не была беспристрастна, ей было глубоко наплевать на проблемы всех остальных королевств, даже если бы там была такая же война или чего хуже какой-нибудь мор или падеж скота, однако субъективизм человеку всегда прощался, а тем более – женщине, что, по общему мнению куда более мудрых и сильных мужчин, представляла собой существо слабое, бесхарактерное и безвольное с излишне мягким сердцем. И если Станнис рассуждал в большей степени как мужчина и в первую очередь как лорд и десница, то Кэт особо не утруждала себя размышлениями такого толка, думая, как мать и жена, чьи любимые мужчины полезли грудью на чужие мечи, ей было наплевать не только на долг и честь других лордов, ей было всё равно на то, что там Эддард и Робб себе возомнили о собственном долге перед Севером и королевством. У мужчин всегда есть выбор, но куда проще, прикрывшись честью, шагнуть в пропасть, избежав чужого осуждения.
«Хвала богам», - облегченно вздохнув, подумала Кейтилин, на несколько секунд прикрыв глаза. Лорд Баратеон помпезно и даже при целом одном свидетеле пообещал от лица короля оказать поддержку Хранителю Севера в борьбе против одичалых и прочих местных жителей застенья. Свидетель – необязательное звено, леди Винтерфелла полагалась на честное слово своего визави, доказавшего всему королевству, что клятвы и обещания для него не пустой звук. Волноваться заставляло лишь то, что, к великому сожалению Кэт, абсолютной властью Станнис не располагал и его решения легко могла перекрыть пока ещё королева-регент по велению своего настроения или ещё чего. Но лорд Драконьего Камня будет стараться выполнить обещанное это точно – слабое утешение, однако выбирать не приходится, остается лишь радоваться и этому. Правда, вряд ли нынешний глава дома Баратеонов будет делать это из чистого альтруизма – такое самоотверженное служение жена Хранителя Севера встречала несколько раз и то среди людей, отринувших мирское и посвятивших себя службе особого толка, вроде мейстера Лювина. У мейстера не может быть личного интереса, а пост десницы совершенно подобного не исключает. Однако проблемы стоит решать по мере их поступления, и о возможных махинациях Станниса Кэт подумает после того, как они сегодня завершат свои совместные дела.
Единственное, что резануло ухо – упоминание Мастера над Кораблями его родного племянника, чье имя было почти выплюнуто с нескрываемым презрением. И Кейтилин не понимала, откуда столько желчи могло возникнуть в отношении родного мальчишки, который хоть и был порядочно невоспитанным негодяем, но который давал поводы для ненависти его нескромной особы лишь окружающим, кто не был в кругу его родственников. Станнис своим тоном словно бы отрицал всякую связь с принцем, не считая его своей семьей. Впрочем, то было дело не леди Старк, и не ей учить лорда Баратеона тому, как стоит вести себя с родной кровью.
- Дружба была между Эддардом и королем Робертом, которые волею богов стали главами своих домов, что и послужило прочной связью между нашими семьями, - подчеркивая, что прочный союз оленя и лютоволка утратил свою силу со смертью Его Величества, сказала Кейтилин и, выдержав необходимую паузу, добавила:
- И в память о ней и в благодарность за вашу поддержку в войне с одичалыми, я думаю, наши дома продолжат считать друг друга добрыми друзьями. А возможно, в будущем мы укрепим этот союз. Я слышала, у вас подрастает чудесная дочь, а моему племяннику в скором времени может понадобиться мальчишечья компания, - прозрачный, как слеза невинной девы намек, но Кейтилин ничего конкретного не обещала, лишь прощупывала почву у себя под ногами.
Союз Баратеонов и Старков, союз со Станнисом – всё как обычно через браки и воспитанников, только в этот раз в руки одного Станниса, ибо на Ренли полагаться не стоило. Едва ли у человека, живущего в тени старшего брата будет избыток любви к младшему, похожему на «угнетателя» как две капли воды даже не столько внешне, сколько умением располагать к себе и прочим качествам, необходимым для взаимодействия с простыми смертными. Впрочем, за младшим братом покойного короля стояла мощь Штормового Предела, поэтому обмолвиться с ним парой слов тоже не мешало.

+5

7

Станнис недовольно скрипнул зубами после того, как леди Кейтилин Старк с присущей ей любезностью и учтивостью взяла и обломала рога оленю. Впрочем, другого ответа лорд-десница от северянки и не ожидал. Замкнутый в себе, весьма жесток и повернутый на правосудие второй сын Стеффона всегда был тенью старшего брата, некой темной лошадкой, малоприятной личностью, просто исполнителем, в то время как Роберт сиял не хуже солнца в Дорне, покорял своей душевной простотой, дурацкими шутками и умением забывать обиды. С таким человеком, как Роберт, хочется разделить хлеб, дружить и если надо броситься на передовую, в то время, как к Станнису – присмотреться поближе, помолится Семерым и что есть сил убежать. Но ломать себя ради союзников истинный глава дома Баратеон не собирается. «От того, что ты засунул в жопу перо, ты еще не стал павлином». Он не Роберт и никогда им не станет. Впрочем, союзы создаются не только за столом после нескольких шуток, а с помощью династических браков. «И сегодня я либо заполучу Север, либо обрету врага». Чужая душа – темна и полна загадок. То, что для одного может быть железным аргументом правоты для другого – не больше чем жалкая попытка свергнуть власть. Но Станнису хотелось верить в лучшее. Леди Старк уже один раз покорила Баратеона своим умом, беспристрастностью, желанием дойти до истины, умением задавать правильные вопросы и добиваться на них ответов.
- Я бы не стал заглядывать в такое далекое будущее, леди Старк, к тому же, я слышал, Ваш младший сын хочет стать рыцарем Королевской Гвардии, так что его место в Красном Замке.
Безусловно, заполучить к себе в воспитанники еще и Старка – это предел мечтаний и от такого откажется только идиот, коим, не смотря на все попытки львов убедить «скотный двор» в противоположном, Станнис не является. Но надо смотреть и на другие факторы. Он уже вытащил из когтей старого, но еще не беззубого льва слабого орлёнка, сильного и юркого волка – они уже точно не отпустят. А то, что Бран теперь принадлежит Ланнистерам никаких - сомнений нет. Львы положили на него свои лапы, как только мальчишка вышел из ворот Винтерфелла вместе с королевским кортежем. Не из-за дикой скуки же Джейме носится с ним?
Пусть солнце только восходило над столицей, день обещал быть жарким, по крайней мере для Золотых плащей. Двое патрульных увидев десницу и леди Старк, поспешили поинтересоваться, куда же они путь держат, в ответ Баратеон только недовольно скрипнул зубами и послал лошадь рысью, оставив патрульных ломать голову над тем, что же и кто успел испортить настроение Мастеру над Кораблями с самого утра.
Стальная улица начиналась от рыночной площади, возле Речных ворот. Над толпой на ходулях шествовал акробат, подобный огромному насекомому, целая орда босых ребятишек с восторженными воплями тянулась за ним. В стороне двое оборвышей сошлись в поединке на мечах под громкие поощрения, мешавшиеся с яростными проклятиями. Поединок закончила старуха: перегнувшись из окна, она выплеснула ведро помоев на головы противников.
- Осторожно, леди Старк, здесь вам не Красный замок.
Станнис свернул с площади в самом начале Стальной улицы и отправился по извилистому длинному подъему мимо кузнецов, работавших в открытых кузнях. Чем выше они поднимались, тем больше становились строения. Нужный им человек жил почти на самой вершине холма. На черном дереве двойных дверей была вырезана сцена охоты, вход стерегли двое каменных рыцарей, облаченных в причудливые доспехи из полированной красной стали, с выгравированными на них гербами в виде грифона и единорога. Станнис, соскочив с лошади, подождал, когда гвардеец поможет леди Кейтилин спуститься на грешную землю, и только затем прошел внутрь.
Мастер быстро заметил знатных гостей и заторопился вперед, улыбаясь и кланяясь.
— Вина для гостей из Красного замка, — приказал он молодой худощавой служанке, указывая гостьям на диван. — Меня зовут Тобхо Мотт, милорд и миледи, прошу Вас чувствовать себя как дома. Если вы нуждаетесь в новом оружии, - кузнец одарил лорда-дестницу улыбкой, - то нашли нужное место. Моя…
- Я знаю, как высоко ценится Ваша работа, - прервал лорд Драконьего Камня высокомерного мастера. Тобхо Мотт действительно был одним из лучших мастеров, но вот уж слишком много себя хвалил. – Леди Кейтилин Старк желает заказать оружие для своего сына, но сначала она бы хотела знакомиться с Вашими работами и познакомиться с Вашим учеником…
- Но он сейчас занят, - продолжал тараторить кузнец.
- Так освободите его, - прошипел сквозь зубы Баратеон.
- Да, милорд. Одно мгновение, миледи. Сейчас его позову.
«Сейчас будет момент истины». И пусть Станнис не ценил вина и отдавал предпочтение воде с лимоном, сейчас рука сама потянулась к чаше.

Отредактировано Stannis Baratheon (2017-07-15 17:15:23)

+6

8

[AVA]http://vignette3.wikia.nocookie.net/gameofthrones/images/4/4f/Larges3-ep1-people-profilepic-gendry-800x800.jpg/revision/latest?cb=20160708043104[/AVA]
[NIC]Gendry[/NIC]
По королю отзвенели звоны, и жизнь в столице начала налаживаться. Можно даже сказать, что она забурлила и закипела. Поговаривают с коронацией малолетнего короля не стали долго церемониться, а это значит только одно – турниры. А где турниры, там и рыцари, жалеющие показать себя во всей красоте перед новоиспеченным монархом. А что это значит? Заказы, заказ и деньги. Малоизвестные рыцари, у которых еще молоко на губах не высохло, и известные, почетные лорды – все они в последнее время зачастили на Стальную улицу. Мечи, копья, доспехи, щиты, кинжалы - это только малый перечень того, что в последнее время заказывала себе знать. И всем наилучшее подавай! Чтобы покрасивее, чем у Рыцаря цветов, и поярче, чем у Ренли Баратеона. Вот только одна проблема: не все готовы были платить цену, называемую Тобхо Моттом, а те что платили – были назойливее навозных мух. И вот, судя по тому, как запел оружейник, очередная партия избалованной знати прибыла.
- Милорд-десница и леди Старк желают увидеть тебя, - любезно, можно сказать по-отечески обратился к нему мастер, но в ответ Джендри только громче ударил по расскаленому железу. Он уже устал от этих гостей, что приходят посмотреть на него, как на какой-то кусок мяса. Сначала десница Джон Аррен вместе с этим малоприятным братом короля, теперь эти Старки!
- Им надо, пусть и идут!
- Да как ты смеешь?!
Учитель что есть сил схватил ученика за плечо в надежде резко развернуть непослушного сорванца к себе, но силенок не хватило. Он уже не тот мальчишка из Блошиного Конца, которого можно было за ухо по всей Королевской Гавани таскать. Теперь Джендри сам кого угодно может за ухо потаскать или открутить, он еще не решил.
– Я сказал, живо иди в дом и… этот свой шлем возьми. Миледи желает посмотреть на работу.
«Миледи желает посмотреть на работу», - передразнил он наставника, что правда только в своих мыслях, меньше всего мальчишке хотелось разозлить Тобхо Мотто и остаться без крыши над головой и любимого дела.
- Тогда дайте мне закончить работу, вы же сами говорили, что раскаленная сталь ждать не любит.
Поворчав, оружейник все-таки отправился к гостьям, а Джендри, вытерев пот со лба, продолжил трудится над мечом для кого-то там из Тиреллов.
Когда вся работа со сталью была закончена и все, что оставалось, - это дать мечу «отжечь», Джендри все же явился в дом учителя, искренне веря, что заносчивые гости уже ушли. Но не тут-то было. Противный брат усопшего короля и миловидная женщина оказались не такими уж занятыми людьми, не поленились и дождались ученика. «И чего так на меня уставились?». Мальчик поглядел на женщину, что судя по всему, является леди Старк, впалыми глазами и откинул со лба пропитанные потом волосы, густые, непричесанные и черные, словно чернила. Тень первой бороды уже легла на его лицо.
— Это Джендри. Он силен для своих лет, к тому же любит работать. Покажи деснице шлем, который ты сделал.
Почти застенчиво он протянул шлем сделанный в виде бычьей головы с двумя огромными изогнутыми рогами брату короля Роберта.
- Но он не продается, если что, - сразу поспешил предугадать пожелания гостей. На что в ответ напоролся на недовольный взгляд учителя.[STA]Нам ярость[/STA][SGN]http://68.media.tumblr.com/cf728f129cd6855b03bdb2d59cebc081/tumblr_my08ehy58x1r00543o1_250.gif
[/SGN]

+5

9

Так как миледи Старк ехала чуть позади Станниса, который куда лучше ориентировался и в Королевской Гавани и в кузнецах и сам выбрал мастера, к коему следовало наведаться Кейтилин, женщина могла позволить себе не скрывать некоторое удивление, что так и напрашивалось после не слишком ласкового ответа десницы, который было сложно трактовать однозначно, что шло вразрез с образом Мастера над Кораблями. Кэт хмыкнула, поведя плечом. Урожденная Талли силилась понять, был ли это отказ лорда Драконьего Камня, основанный на том, как лихо на первый взгляд осадила жена Хранителя Севера Баратеона с его словами о дружбе, или же всё дело в том, что Джейме Ланнистеру не жить без нового пажа, коим с легкой руки прочих злотоволосых господ из Ланниспорта стал Брандон Старк. Вытащивший из рук Тайвина и, что было куда опаснее, неуравновешенной Лизы Аррен маленького Роберта, Станнис не создавал впечатление человека, способного пасовать перед небольшими недоразумениями, за которые готов понести ответственность другой человек. Небольшое недоразумение в лице королевы-регентши и её батюшки, неровно дышащего к рыбалке и блюдам из рыб, леди Кейтилин уже хотела взять на себя, чем бы в действительности это не обернулось. Ей начинало казаться, что куда лучше отдать Брана Мастеру над Кораблями и вытерпеть нападки золотых львов, нежели жить в постоянных переживаниях еще за одного своего ребенка. Но лорд Баратеон не спешил с распростертыми объятиями встречать нового подопечного, как и отвечать на другие предложения упрочить свой союз со Старками. Однако, едва ли он был столь наивен, чтобы ждать того самого «далекого будущего».
- Мой младший сын в Винтерфелле, - мягко поправила Станниса Кейтилин, понимая, что иной раз всех собственных родственников в голове не удержишь, не то что чужих. - Сначала Брандон хотел стать волшебником, а Робб в его возрасте и вовсе менял взгляды на будущее едва ли не каждую неделю. Где бы мы были, если б родители потакали всем нашим желаниям.
«Лиза точно бы не вышла замуж за Джона Аррена и, возможно, была бы счастлива», - с грустью подумала Кэт, но через краткий миг уже возмутилась сама от себя, посетовав, что слишком часто стала вспоминать леди Долины, причем не самые лучшие и достойные моменты из ее жизни.
У ворот неспешно прохаживались стражи, не преминувшие поинтересоваться тем, куда в такую рань отправился милорд-десница в сопровождении леди Старк, но лорд Драконьего Камня на это лишь пришпорил лошадь с видом, словно Золотые плащи не более, чем две навязчивые мухи. И жена Хранителя Севера, и без того не собиравшаяся рассказывать о своих планах, воспользовалась поступком Мастера над Кораблями - приветствие и короткое извинение, а дальше перевести своего коня на рысь, дабы не потерять и нагнать брата почившего короля.
Шум, крики, ужасный запах, сопутствующий помоям, что грозятся оказаться на голове у не очень расторопных зевак - чтоб выжить в столице требовалось отсутствие хорошего слуха, обоняния, замененные отличной реакцией. Предупреждение Станниса было почти своевременным, благо, Кейтилин ехала ближе к середине улицы, так что брызги темно-бурой жижи, лихо отскочившие от дороги, вымощенной камнем, не достигли подола женского платья. Кто бы мог подумать, что леди Старк превознесет Красный замок с его честолюбивыми обывателями и тайными ходами над чем-либо, но городу за стенами из красного кирпича удавалось пасть в глазах Кэт ниже королевской резиденции. Впрочем, Стальная улица способна была скрасить плохое впечатление по мере подъема на холм, но не слишком - вместо шумной ребятни сновали мастера и подмастерья, довольно экспрессивные господа, не следящие за чистотой речи, в конце концов, им было важно быстро и точно передать возмущение или приказ, и, безусловно, брань подходила лучше всего. Но чем выше Кейтилин и Станнис поднимались, тем меньше и менее витиеватые слова слышала дама, а мастер Тобхо Мотт и вовсе щебетал, как какая-то юная девица.
- Спасибо, но я откажусь, - только и произнесла Кэт, когда хозяин мастерской принялся чуть ли не плясать вокруг ранних посетителей.
Меж тем, лорд Драконьего Камня затребовал привести к ним подмастерье, и леди Старк невольно перевела взгляд с расставленных вдоль стен доспехов на своего спутника. Она, конечно, женщина и, как женщина, мало смыслит в кузнечном деле и даже не молится отдельно Кузнецу, однако даже для Кэт показалось странным требовать привести какого-то ученика вместо того, чтобы демонстрировать потенциальной покупательнице свои работы. И теперь мысль о том, что Станнис не так просто почти бегом выскочил из ее палат и настойчиво советовал посетить именно Тобхо Мотта, вновь осела в голове урожденной Талли. Кейтилин была более чем просто заинтригована подобным ходом событий, не обращая внимания на вялые попытки голоса разума привести оправдания и доказать, что никаких теорий заговора не существует.
Мастер Мотт вернулся через несколько минут, однако вопреки ожиданиям своих гостей в гордом одиночестве. Мужчина клятвенно пообещал, что этот упрямый, но весьма одаренный мальчишка явится сию же секунду, только закончит неотложную работу, а после вновь начал расписывать то, какой он мастер, и что даже Тирелл удостоили его чести, заказав несколько мечей. Или не мечей - Кэт мало вникала в болтовню оружейника. Когда же наконец пришел подмастерье, Кейтилин не обратила на него особого внимания, неспешно подошла к лорду-деснице, которому парень протянул шлем, выполненный в виде бычьей головы. Каждая леди умеет создавать видимость вовлеченности в беседу и придавать своему взгляду осознанность, подтверждающую, что предмет разговора знаком даме более чем. И сейчас леди Старк только и оставалось, что нагло использовать это умение.
- Прекрасная работа, - пробежавшись взглядом по шлему, произнесла женщина, после повернулась к юноше и, мягко улыбнувшись, продолжила, - для столь юного возраста. Давно вы обучаетесь у мастера Мотта?

+3

10

«Как в Винтерфелле? Еще один? Да сколько их у вас?!». От того, чтобы то, что было на уме, не оказалось на языке Станниса спасла парочка гвардейцев, патрулирующих город, которым не в терпеж было узнать, куда же леди Старк держит путь в компании самого несносного десницы за всю истории Семи королевств. Но несмотря на то, что Баратеон никак не отреагировал на слова жены Хранителя Севера – еще не значит, что он не расслышал или не пожелал слышать. Как не раз подмечали приближенное к лорду Драконьего Камня люди: главное не то, что слетело с уст их сюзерена, а то, что он умолчал. И на этот раз никаких исключений из правил. В голове Станнис вел активный диалог с леди Кейтилин, уж больно ему понравилась фраза о том, где бы они все были, если бы родители позволяли им все. «Ренли прибился к какой-то бродячей трупе в Браавосе, - дал волю своей скупой фантазии Мастер над Кораблями, - а Роберт утопился бы в вине». Поразительно, но особо ничего бы не поменялось бы, разве, что вместо избалованных браавосийцев, младший сын Стеффона устраивает представления жителям Королевской Гавани и лордам Штормовых земель. «Павлин ряженый, чтобы его Неведаный ухватил», - выплюнул лорд-десница.
Слушать хвалебные оды о себе любимом от оружейного было так же утомительно, как и спорить с членами Малого Совета. Но все сошло на нет, стоило только в комнате появиться мальчишке. Бастард еще с порога начал демонстрировать, что в отца он пошел не только внешностью, но паршивым характером. «Да, как ты смеешь рот раскрывать перед нами?». Всем своим видом лорд Драконьего Камня показал, насколько этот мальчишка противен ему, а скрип зубов сведельствовал о том, что он лучше будет слушать бубнеж оружейника.
- Ты не рыцарь, чтобы шлем носить, - даже не взглянув на голову быка, сквозь зубы процелил Мастер над Кораблями, - а вот сын леди Старк может им стать, - «если сохранит дружеские отношения с львами», - на что олень не наделся. – Но за свою работу можешь не волноваться, фамильный герб Старков – лютоволк.
- Если надо, он сделает волка, - поспешил всунуть в чужой разговор свою реплику учитель. Станнис в ответ только закатал глаза.
- Вы сделаете то, что мы скажем, - назойливого кузнеца лорд-десница все же удостоил беглого взгляда. – Сейчас мы говорили об оружие. Сюда меня впервые провел Джон Аррен, - отдавая шлем владельцу, глядя на леди Винтнрфелла, произнес Станнис, веря, что женщина поймет, куда клонит истинный наследник трона. – Его заинтересовала работа этого… - скрип зубов и недовольный взгляд перекочевал на небрачного сына брата. – Юноши, - так сложно слова Мастеру над Кораблями еще не давались. – Затем он привел меня сюда, дабы я заказ себе меч. Скажи, мальчик, как тебя зовут, кто твои родители, от кого тебе перешел дар работать с металлами?
Станнис был уверен, что Джон Аррен говорил ему имя парня, как и то, где его нашел и идею отдать его учиться на кузнеца, он тоже обсуждал с Мастером над Кораблями, но тогда Станниса мало интересовали бастарды брата, он не охотно отвечал и почти не слушал лорда Долины. «Но кто же знал, что это все настолько важно?!».

+3

11

[AVA]http://vignette3.wikia.nocookie.net/gameofthrones/images/4/4f/Larges3-ep1-people-profilepic-gendry-800x800.jpg/revision/latest?cb=20160708043104[/AVA]
[NIC]Gendry[/NIC]Поговаривают, что ничто не вечно под луной. Все меняется, преображается, умирает и рождается заново. И может так оно и есть. Кто такой Джендри, чтобы спорить с великими ученными мужами из Цитадели? Он всего лишь безграмотный мальчик, который только то и может, что бить молотом по раскаленному железу. Но все же, если кому-то и интересны мысли обычного мальчишки из Блошиного конца, то он скажет, что чушь все это собачья и есть вещи, что никогда не меняются. И одна из них сейчас перед ним.
Как там мастер величал этого заносчивого лорда с таким выражением лица, как будто он на обед порцию испорченной рыбы сьел и запил все это дело прокислым молоком? Лорд Станнис Баратеон? Ой, простите милорд-десница Станнис Баратеон!
Пути Джендри с новой правой рукой короля пересикались неоднократно и все время этот милорд смотрит на него как на кусок дерьма.
«Впрочем, не удивлюсь, если он одаривает таким взглядом всех, кто не вышел статусом».
С леди Старк брат короля Роберта Баратеона І вел себя не так отвратительно. По крайней мере пытался быть вежливым, играть в благородие и подбирать слова. В то время как с ним и с его наставником…
Джендри стиснул зубы до боли в деснах, пытаясь совладать с собой, дабы не ляпнуть что-то лишнее.
«Куда же мне в рыцари! Моя мать же обычная девка, а не дочь лорда!».
Хотел бы Джендри посмотреть на этого мальчика. Небось, леди Старк ему еще сопли вытирает и потакает всем прихотям. Вот захотел мальчишка в рыцарей поиграть – нате, возьмите!
«Оружие заказать! Пусть сначала научиться с деревянным мечом управляться, а то еще без рук останется».
Он много раз слышал истории об отпрысках из богатых семей, что красовались перед друзьями фамильными мечами, а на следующий день молчаливые сестры посещали дом.
«Индюки самовлюбленные», - выплюнул ученик, переводя взгляд со шлема на высокопоставленных гостей.
- Благодарю, миледи, за лестные слова, - опустив голову, все же сумел найти в себе силы, дабы не начать рыть землю ногой, как настоящий бык. – Для меня будет большая честь работать над мечом для вашего сына.
Пусть Джендри и не нравился Станнис Баратеон, а мальчика он уже успел обозвать заносчивым лордонышем, но сама миледи Старк смогла его зацепить. Она не задирала нос, не пыталась унизить и не корчила из себя всезнающую девицу. Она была искренней в своих словах и действиях, а это подкупало больше, чем статусы и деньги.
«Наверное, и мать она хорошая».
Но развить эту мысль ученик не успел. Порция опросов от брата бывшего короля опять заставила его злиться.
«Да что они пристали с тем кто мои родители?».
Сначала этот из Арренов интересовался, теперь из Баратеонов.
«Я не сын благородных родителей, чтобы козырять ими!».
Мальчишка откинул назад волосы, только что упавшие обратно на лоб.
— Меня зовут Джендри, милорд. Отца у меня никогда не было, милорд, а мать умерла, когда я был еще мал. Такая светловолосая, пела мне иногда, а работала она в пивной. А откуда дар… наверное от богов. Тобхо Мотт говорит, что мои руки созданы для молота. Он меня взял к себе совсем бесплатно, за что я ему весьма благодарен.
«И надеюсь, что на этом мой допрос окончен». Он уже устал от взгляда десницы, как будто он его дочь изнасиловал.
- Скажите, миледи, сколько лет вашему сыну насколько он высокий и крепкий. Это важно.[STA]Нам ярость[/STA][SGN]http://68.media.tumblr.com/cf728f129cd6855b03bdb2d59cebc081/tumblr_my08ehy58x1r00543o1_250.gif
[/SGN]

+3

12

Поучать взрослых мужчин при свидетелях – топтаться на их гордости, что не факт, что принесет плоды, а также это покажет уровень невоспитанности. Поучать мужчин статусом выше тебя в чьем-то присутствии и вовсе чревато проблемами, ведь мало кто из людей не обладал не столько злопамятностью, сколько качеством не сетовать на случившееся и относиться к знакомому так же, как до неприятного инцидента. Задевать чью-то гордость или ставить под сомнение авторитет, манеры и прочее Кейтилин хотела в данный момент меньше всего, но в её взгляде на Мастера над кораблями всё же была толика укора за подобное отношение к ребенку. И несмотря на то, что юноша был выше леди Старк минимум на полголовы, а шириной в плечах мог заставить обзавидоваться половину рыцарей Королевской Гавани и её собственного первенца, Кейтилин видела в нем ребенка, немного зашуганного и не знавшего материнской любви, огрубевшего от такой жизни, где мастер даже не выкупил, а просто забрал и приучил работать бездумно и самозабвенно на его скромную персону. Мальчику не повезло родиться при таких обстоятельствах – конечно, тысячи таких же сорванцов носятся по столице и каждому не помочь, но и окатывать презрением, словно зазевавшегося прохожего помоями из окна, без видимых причин не стоило. 
Кэт тепло улыбнулась юноше, как будто извиняясь за своего спутника и желая смягчить малоприятное впечатление, которое мог оставить о себе лорд Драконьего Камня. Если Станнис всегда ведет себя подобным образом, то ему и правда не помешал бы очаровательный компаньон, который бы сглаживал острые углы общения, являвшихся прелестью общения с Мастером над Кораблями.
Меж тем лорд Баратеон продолжал вещать, и его-то слова леди Старк предпочла не пропускать мимо ушей. Он явно желал привлечь внимание к имени Джона Аррена, но Кейтилин пока не могла увязать в одну логическую цепочку убитого (предположительно) Ланнистерами десницу Роберта и ученика какого-то оружейника, коих в Королевской Гавани было не счесть. И Кэт не скрывала задумчивого недоумения, переведя взгляд на своего спутника, который зачем-то спрашивал мальчишку о родителях. Это уже совсем не укладывалось в голове женщины на одну полку с оружием, что нужно было заказать. И нужно было ли. 
Когда заговорил мальчик, Кейтилин из вежливости устремила взор голубых глаз на него. Он рассказывал о светловолосой матери, об умении обращаться с молотом – словом, ничего необычного. Но когда тот поднял взгляд, обращаясь к Кэт, та на мгновение больше дозволенного не взяла ответного слова, вглядываясь в глаза юноши и так и застав с приоткрытым ртом, готовая было сказать нужное о своем сыне. Леди Старк почти беспомощно повернулась к Станнису, чтоб встретиться с его холодным взором темно-синих глаз. Нет, это было не то. Эти глаза она уже видела, даже больше – запомнила, кажется, до гробовой доски. Открытыми в последний раз и вместе с тем наполненными неподдельным ужасом видела на королевском тракте, в скудном свете палатки были похожи на темно-синие, но все знали, что у Роберта были ярко-синие глаза, цвет которых невозможно было не отметить. И юноша напротив имел сходство с Мастером над Кораблями не портретное, но в мелочах, коих, не приглядишься, и не заметишь, но более из Баратеонов он напоминал Ренли, но по большей части только из-за юного возраста – короля времен восстания, когда мышцы не скрылись под непробиваемым слоем жира Кэт помнила слишком смутно, чтобы сопоставлять образ далекого прошлого с юнцом. Но младший из братьев был гибок и строен, тогда как Джендри отличался развитым телосложением.
«Мои руки созданы для молота… А ведь Роберт мог убить одним ударом и орудовал только им. Боги, неужели это бастард Роберта? Впрочем, с его… любвеобильностью это совершенно неудивительно. Но к чему мне это?».
Кейтилин вновь посмотрела на Станниса. Нет, пожалуй, молчание следовало прервать.
- Моему сыну почти восемь, его назначили пажем, поэтому полагаю, что здесь оружие и панцирь будут самыми примитивными, легкими и больше декоративными, - она на мгновение замолкла, но вспомнила, что оставила ещё один вопрос без внимания, - примерно вот такого роста, - жестом указала величину, - не хлипкий, среднего телосложения.
Всё, что могла сказать, она сказала, а дальше оставалось уповать лишь на мужчин и мастера.
«Джон Аррен нашел и показал бастарда? Да ещё и Станнису? Зачем же, зачем… Зачем Станнис спросил о родителях?».

+4

13

А пока леди Старк негодовала от того, что в детстве Баратеонам не объяснили, как себя стоит вести с собеседниками и что надо быть учтивым как с королем, так и с попрошайкой, Станнис, ни на йоту не отводя взгляда от бастарда, проклинал родного братца, которыму вместо правления страной хотелось валить кабанов и гонять шлюх.
«Твоя похоть тебя и сгубила, брат». Но в тоже время дала луч надежды на исправление. Станнис никогда не хотел сидеть на железном троне. Он исполнитель, воин, советник, мореплаватель, но никак не король. Но он умеет трезво оценивать свои силы и смотрит на мир не сквозь графин дорнийского красного. «Мы не можем выбирать свою судьбу», - напомнил себя лорд-десница, еле заметно прищурив глаза, вслушиваясь в слова бастарда.
Теперь он был уверен, что слышал сказанное и раньше. С того времени, как они с Джоном Арреном посетили местных мастеров под предлогом обновить оружие, история бастрда совсем не поменялась. «Все та же женщина со светлыми волосами. Все те же песни». И только одно в этой легенде не давало Мастеру над Кораблями покоя.
Как и во времена первого визита, так и сейчас из мальчишки, что не вызывал ничего кроме раздражения, желания взять за ухо и отчитать, так что Семеро, держите, но вот его учитель.
«Слишком все хорошо, чтобы быть правдой».
Просто так взять мальчика с улицы и научить работать с металлами мог только человек с большим открытым сердцем и нездоровой тягой к желанию принести в этот грешный мир хотя бы каплю справедливости и добра, а это уж точно не о Тобхо Мотте.
«Что-то вы не договариваете, милорд». И Станнис знал что, но говорить об этом столь же опасно, как пойти сейчас к Ее Величеству Серсее-чтоб-ее-Баратеон и рассказать о том, что ее грех, учиненный с братом, не остался не замеченным.
«Всему свое время», - напомнил себя лорд-десница, преодолевая желание как можно быстрее покончить с фарсом.
- Леди Старк полностью права, меч должен быть легким и не слишком длинным. Одноручный вполне подойдет. И не делайте его тупым. Лезвие предназначенно для того, чтобы мужчина смог защищать себя и своих близких, а не пускать солнечных зайчиков в глаза врагу.
Оружейник попытался возразить или же дать совет, но одного недовольного взгляда лорда-десницы было достаточно, чтобы слова костью застряли в глотке.
- Если ваш ученик справится, и меч понравиться сыну леди Старк, я заберу мальчика к себе на Драконий Камень в качестве кузнеца-оружейника.
- Но… но... но… - затороторил Мотт, боясь вызвать недовольство у брата покойного короля. – Вы не можете.
- Я могу. Я лорд-десница. Или вы хотите, чтобы я пришел к вам с королевским указом и десятком Золотых плащей?
- Он еще не готов. Он слишком молод.
- Да? Сколько тебе лет, мальчик? – Опять перевел взгляд на бастарда законнорожденный сын лорда Штормового Предела.

+5

14

[AVA]http://vignette3.wikia.nocookie.net/gameofthrones/images/4/4f/Larges3-ep1-people-profilepic-gendry-800x800.jpg/revision/latest?cb=20160708043104[/AVA]
[NIC]Gendry[/NIC]Джендри улыбнулся леди Старк в ответ. Застенчиво, боясь, что его неправильно поймут, но все же улыбнулся, задерживая взгляд на женщине дольше, чем это разрешено. Ему хотелось внимательные рассмотреть ту, что так добра к нему. Посмотреть и запомнить воплощение настоящей, любящей матери. И… еще раз проклясть Богов, что одним в этом мире дается всем только потому, что родились в нужной семье, а другим ничего.
«Хотел, чтобы и моя мама мне так тепло улыбалась».
Может, она и улыбалась, когда пела. Джендри не помнит. Все его воспоминания – это ее голос да волосы, а этого слишком мало чтобы согреть душу. «Но лучше это, чем ничего».
Он не один раз думал, что бы сказал маме, если бы Боги были милостивы и свели их дороги вместе. Прежде Джендри злился, он был уверен, что не сможет ее простить за такой поступок, но со временем научился ее понимать и быть благодарным. «Она дала мне жизнь, - размышлял мальчишка теплыми вечерами, когда работы не было и можно было прогуляться у залива, наблюдая, как корабли покидают столицу. – Она дала мне возможность стать кем-то». И он не упустит свой шанс, как бы это высокомерно и смешно не звучало.
- Было бы хорошо, если мальчик пришел с вами, - обратился он к лорду-деснице, опуская взгляд в пол. Рассматривать этого противного и высокомерного брата бывшего короля совсем не хотелось. «Что я ему сделал? Чем обидел?». – Будет сложно делать меч, не зная для кого. Если хотите, - он снова обращается к леди Старк и речь его становиться более мягкой, - я могу прийти к вам в замок, если вы пожелаете. Мне надо только взглянуть. Не более.
Тобхо Мотт не раз хвастался, как важные люди приглашали его в Красный Замок. С его слов, сам король удостаивал своим вниманием. Джендри тоже хочет. Чем он хуже своего учителя. Он многое знает и может. У него уже заказывали оружие братья Тиреллы и Станнис Баратеон. И это в таком юном возрасте! «Если есть возможность, стоит ею воспользоваться».
Но следующие слова лорда с противно скрипящими зубами не то, что заставили мальчишку застыть на месте, было такое ощущение, что ему по голове молотом зарядили.
«Драконий Камень? Это там раньше жили Таргариены?».
Мальчишка не знал, как на такое реагировать. Станнис ему не нравился, но стать кузнецом у лорда… «Мне больше никогда не прийдется бояться гнева мастера. И думать, что завтра съесть». Мальчишка готов был уже сейчас бежать в этот замок, но Тобхо Мотт, кажись, совсем не был в восторге от предложения.
«Кто дал ему право решать за меня?».
Сейчас Джендри больше чем надо напоминал быка: взгляд из-под лба, брови насупленные, губы искривлены, кулаки сжатые.
- Я не ваша вещь! – Выпалил он, обращаясь ко всем присутствующим. – Моя жизнь принадлежит только мне и только я буду решать, как ей распорядиться.
И дураку было понятно, что такие слова не пришлись по вкусу учителю, но ему плевать. Он не его раб, так что нечего здесь колоть взглядом.
- Я не обучен ни чтению, ни письменности и считаю я плохо, но с молотом управляюсь хорошо. Ваш меч, милорд-десница, этому подтверждение. И пусть я родился не так давно, в начале правления короля Роберта Баратеона первого своего имени, но я далеко не дурак.
Вот так, да, пусть знают, что перед ним не какой-то запуганный мальчишка, который только то и может, что глядеть взглядом побитого щенка, когда взрослые решают показать, кто здесь главный.
«Пусть я и родился не в королевских палатах, но я – человек и имею право на собственное мнение».[STA]Нам ярость[/STA][SGN]http://68.media.tumblr.com/cf728f129cd6855b03bdb2d59cebc081/tumblr_my08ehy58x1r00543o1_250.gif
[/SGN]

+4

15

Теперь же роль леди Старк свелась лишь к одобрительному наблюдению, поэтому всё, что она могла, и всё, что от неё в сущности требовалось, умещалось в монотонном кивании головой в знак подтверждения каждого слова десницы, когда он завел речь об оружии. Конечно, насчет заточки клинка Кейтилин не была согласна с лордом Драконьего Камня, но, с другой стороны, рассудила, что это не валирийская сталь, да и маленький меч будет надежно спрятан в ножнах, чтобы храбрый воин, случайно махнув рукой, не рассек её до кости или покалечил кого-то ещё. В конце концов, даже столовым прибором можно было пораниться, а к оружию Брану следовало постепенно привыкать, раз уж он решился стать рыцарем, а Нэд счет возможным брать с собой среднего сына на казни.
Когда Джендри изъявил желание показаться во дворце, Кейтилин это желание с улыбкой не встретила и радостно не защебетала о том, как это будет чудесно, если молодой человек избавит многодетную мать от хлопот по пять раз на дню покидать пределы замка по таким мелким делам. Леди Старк понимала стремление мальчика воспользоваться возможностью вырваться хоть на краткий миг из-под неустанного контроля мастера и на шаг приблизиться к той жизни, которая ему никогда не будет близка, однако не поощряла таких стремлений, боясь, что это будет скорее разочарованием в своем существовании и лишний толчок к ненависти к тем, кто выше подмастерья по социальному статусу, а это не лучшая компания для такого молодого человека. Впрочем, и ей самой попадаться в очередной раз под поток помоев из окна не очень-то хотелось, а все опасения в отношении Джендри легко могли воплотиться в жизнь и без её участия, так что, возможно, не будет так уж плохо, если ученик оружейника окажется в стенах замка.
- Я думаю, что смогу это устроить, - всё же выдавив из себя улыбку, ответила леди Кейтилин подмастерью. А после пришлось сцепить зубы, чтобы не клацнуть лишний раз, демонстрируя преображение из форели в лютоволка.
Жена Хранителя Севера не поверила тому, что милорд-десница устроил это всё лишь для того, чтобы подыскать кузнеца в свой замок, воспользовавшись плачевным положением дел Старков по части познаний в сфере оружия. Нет, лорд Баратеон не произвел при первой встрече на Кейтилин впечатление хитрого, эгоистичного и манипуляторного человека. И если бы в действительности оказалось всё именно так, что Станнис за чужие деньги произвел необходимую проверку понравившегося мальца, леди Старк оказалась бы весьма разочарована в Мастере над кораблями. Но уповая на то, что всему виной лишь родственный узы, женщина была готова простить то, что её впутывали в весьма мутную историю. Кэт вновь устремила внимательный взор голубых глаз на своего спутника, желая понять, зачем скрывать бастарда, что прожил и пережил всё время правления своего отца прямиком под его носом - что могло угрожать Джендри больше внезапно свалившейся родительской любви и почему сейчас? И пока благородные мужи спорили о насущном, леди Старк пыталась понять проблемы более сложные.
«Какой громкий и своенравный», - отметила про себя Кейтилин, бессознательно проводя параллель между подмастерьем и своим первенцем – оба были далеки от идеала сдержанности, но Робб подавал больше надежд, возможно, благодаря в том числе и воспитанию. По лицу Станниса было видно, насколько он счастлив находиться в обществе бастарда своего старшего брата, и если это не было игрой на публику (в чем, откровенно говоря, Кэт очень сомневалась), то лорд Драконьего Камня с большим удовольствием высек бы наглеца, чем взял под свой патронаж. И чтобы не дошло до реальных членовредительств, Кейтилин, сохранявшая вежливый нейтралитет, предпочла вмешаться до того, как кто-то из мужчин попробует остудить горячую голову.
- Я уверенна, что уважаемый Тобхо Мотт так не считает, - коснувшись плеча Джендри, начала леди Старк. - Но вы его ученик, и он в ответе за всё, что вы делаете. Вы – продолжение его репутации. Или, - она понизила голос, улыбнувшись, - он просто не хочет с вами расставаться… В любом случае, вы же не откажете нам? – Это уже относилось к самому Мотту, и Кейтилин своим тоном настойчиво подчеркнула, что она заодно со Станнисом, и отказ оружейника будет воспринят в качестве оскорбления как минимум двух Великих домов.

+7

16

«Пусти свинью под стол, так она вылезет на стол», - лучшего сравнения Станнис не находил. Джендри вел себя неподобающе. Его дело со всем соглашаться и сопеть в две дырки, но нет, этому бастарду такое не подходит, он желает выйти на первый план, заполучить то, о чем мечтал! Весь в Роберта! Такая же наглая морда! Такой же твердолобый, следующий за своим «Хочу!», но совсем не думающий наперед. Станнис не то что был злой, он сейчас полностью оправдывал фамильный девиз.
- Может, тебя и в тронный зал провести? Торжественно, перед забитым лордами и леди всего Вестораса представить?
Баратеон был готов взять бастарда за шкирку и хорошенько встряхнуть, дабы мальчишка перестал вести себя, как дурак, а главное – перестать так, напоминать старшего брата. Он бы его и потряс, если бы не леди Старк рядом, хватит и того, что она уже увидела. «Кто-то в этом споре должен быть умнее», - напомнил он себе так же, как делал всегда, когда спор с Робертом готов был перерасти в драку.
- Ты и на пороге не появишься Красного Замка. Забудь об этих глупостях и просто делай свое дело.
Слова звучали холодно и наверное вонзались в сердце мальчика не хуже ножей из валлирийской стали, но и пускай. Когда-то он ему еще спасибо скажет. Пусть немного подрастет и поймет, чего могло стоит ему глупое желание побывать в сердце столицы. «Если оценит». Роберт никогда не осознавал, на что шел младший брат ради его прихотей, все воспринимал как должное, и если парень настолько пошел в отца, то единственное на что может надеяться Станнис – обида до конца жизни.
Следующим под горячую руку попал оружейник. Кузнец начал болтать о неготовности ученика, о том, что тому еще учиться и учиться. Промолчать бастард Роберта, естественно, не смог. Как и Станнис. Лорд Драконьего Камня был готов пойти в разнос и не весьма вежливо, но доходчиво объяснить, где место наглеца. Леди Кейтилин Старк вовремя вмешалась, и Баратеону не пришлось применять все свое мастерство ведения переговоров, после которого на одного обиженного стало бы больше.
- Миледи, вы полностью правы, - все так же сладко и нежно заговорил кузнец, пытаясь скрыть истинные чувства за приятной улыбкой, - я дорожу своей репутацией и не хочу, чтобы из-за какого-то ученика о Тобхо Мотте плохо говорили. Но если милорд-десница желает…
- Я желаю, - не дал закончить Станнис, давая понять, что словесные войны на сегодня окончены. – Делай меч, мальчик, после поговорим. – Кинул он на последок, выходя их дома. – И… - остановившись в пороге, он еще раз посмотрел на мальца, - забудь о Красном Замке. Там тебе не место, - сделав ударения на последнем слове, Станнис более чем доходчиво дал понять, что лучше парню держаться подальше замка, если не желает назвать на себя беду. Впрочем, если парень настолько пошел в отца, то такое предупреждение он оценит как вызов. «За что и поквитается».

+5

17

[AVA]http://vignette3.wikia.nocookie.net/gameofthrones/images/4/4f/Larges3-ep1-people-profilepic-gendry-800x800.jpg/revision/latest?cb=20160708043104[/AVA]
[NIC]Gendry[/NIC]- Вы очень добры ко мне, миледи.
Опустив глаза в пол, Джендри попытался отогнать тоску, что воцарилась в его душе. «Почему все так?» - опять задался он вопросом, который мальчишку из Блошиного Конца мучил всю жизнь. «Почему все именно так?». Одним достаются замки, любящие родители, возможность обучаться фехтованию у настоящих рыцарей, а другим - ничего. Почему одни едят оленину, пьют дорнийские вина и ходят в одежде из дорогих тканей, а другим приходится ловить голубей, чтобы прожить еще один день? Почему боги так не справедливы?
Джендри не хотел титул лорда и замок где-то в Просторе. Не желал он себе в жены и дочь Великого дома. Ему для счастья много не надо: крыша над головой, набитый живот и возможность заниматься любимым делом. Разве он много просит? Разве он не заслужил? Джендри хотел, чтобы кто-то дал ответ на эти вопросы, пояснил мальчишке из Блошиного Конца, чем он так не угодил Богам, но никому нет до этого дела, все слишком заняты своими важными делами и им не до подмастера с его прихотями.
«Смирись, Джендри, ты просто родился не в той семье», - проговорил себе мальчик, а затем Десница будущего короля это только подтвердил.
Ярость закипала в нем. Он вгрызся взглядом в лорда Драконьего Камня, сжал руки в кулаки и готов был защищаться от таких неприятных слов. Он бы даже не побоялся и заехал по недовольной роже Десницы, чтобы знал с кем имеет дело. Но вовремя опамятовался. Он не может. Вернее может, но тогда может попрощаться с мечтой о кузне и с жизнью тоже, вряд ли этот милорд простит такую дерзость. И здесь даже миледи Старк ему не поможет. Никто не поможет.
- Как прикажите, милорд, - все еще перебывая в гневе, процедил сквозь зубы подмастерье. – Миледи Старк, я постараюсь сделать свою работу хорошо, а Тобхо Мотт, думаю, с радостью передаст вам меч.
Кузнец довольно закивал головой. Еще бы, появиться при дворе, небось кому-то из рыцарей покажет работу Джендри и соврет, что это он делал. Ну и ладно, пусть показывает. Он останется просто кузнецом, а Джендри будет ковать мечи для лорда и жить в настоящем замке.
На мгновение в сердечке мальчика загорелась надежда на лучшую жизнь, но Станнис ее опять затоптал своими сапогами. «Там тебе не место», - повторил он себе.
- Не вам, милорд, решать, где мне место, - тихо проговорил он, когда за гостьями захлопнулась дверь.[STA]Нам ярость[/STA][SGN]http://68.media.tumblr.com/cf728f129cd6855b03bdb2d59cebc081/tumblr_my08ehy58x1r00543o1_250.gif
[/SGN]

+5

18

По всей видимости, наличие в замкнутом пространстве более одного Баратеона было чревато громкими разногласиями и шумихой, как если бы здесь были Арья и Санса, не выносящие друг друга донельзя из-за того, насколько они противоположны. И если дочерей можно стукнуть лбами и пожурить, то здесь же леди Старк сделать ничего не могла. Улыбка оказалась безжалостно стертой с лица Кейтилин, и та сделала глубокий вдох, как будто сама набирала воздуха побольше для такой же тирады, дабы не уступать мужчинам. Но жена Хранителя Севера молчала, понимая, как некрасиво и опрометчиво с её стороны было пообещать мальчику устроить визит в Красный замок, чтобы уже через мгновение милорд-десница разрушил и чужое обещание, и мечты в довольно грубой форме. Если Джендри действительно был бастардом короля Роберта, то едва ли лорд Драконьего Камня заботился о ментальном здоровье Её Величества, с коей подмастерье мог случайно столкнуться, ведь, во-первых, Серсея Ланнистер редко удостаивает кого-либо взглядом, в особенности не из знати, а во-вторых, не будет же она принимать любого голубоглазого мальчишку с темными волосами за юное воплощение, то бишь отпрыска своего почившего супруга. К тому же Кейтилин сомневалась, что одна королева во всем Вестеросе не была в курсе похождений Роберта, так что наличием бастардов удивить львицу было нельзя. Дочь лорда Тайвина не выглядела как особа, чье сердце может разбить неверность мужа, к которому она явно не испытывала теплых чувств – леди Старк не видела, чтоб вдова старшего из сыновей Стеффона Баратеона проронила хоть слезинку на церемонии прощания, она стояла безмолвная и отстраненная подобно Алисе Аррен. Впрочем, Кейтилин не стоило забывать, что по славным обычаям до мнения женщин обычно никому нет дела. Нет, определенно, не за душевное равновесие королевы-регента беспокоился Мастер над Кораблями. Неужто Серсея из каких-нибудь ревностных побуждений или чего-то подобного могла приказать убить бастарда? Будь так, за королем бы ездили специальные люди, а потом бы перерезали глотки девицам, с которыми он спал. Только вот Станнис никак не показал своего расположение к своему возможному племяннику, так какое ему дело, будет ли одним больше, или одним меньше? Тогда к чему тащить его к себе в замок? А может, это и не бастард Роберта, а всего лишь плод разыгравшегося женского воображения, ведь за последние две недели Кейтилин только и успевала, что получать доказательства того, насколько пропитана ложью и интригами королевская резиденция. Всё это было очень странно и никак не укладывалось в голове леди Винтерфелла…
Заверив, что из-за столь однозначного указания на невозможность посещения Джендри Красного замка леди Старк сама приведет своего сына к Тобху Мотту, Кейтилин вместе со Станнисом распрощалась с кузнецом и вышла на улицу, где их уже поджидал Джори.
- Лорд Станнис, - находясь на расстоянии пяти шагов и не торопясь пройти к своему коню, начала было Кэт, пока была возможность перекинуться хоть парой слов с десницей, покуда чужие уши не оказались подле говоривших. Кейтилин одним лишь взглядом дала понять гвардейцу, что тому стоит оставаться на месте, а не подскочить к своей госпоже. – Я буду рада, если вы развеете мои сомнения. Но мне показалось, что этот оружейник был выбран вами не потому, что он самый лучший в городе или у него приемлемые цены…

+6

19

Станнис понимал, что повел себя слишком жестоко с бастардом. Мальчишка, не знающий материнского тепла и отцовский заботы, выросшей в самой клоаке Семи Королевств, который с самых юных лет надеялся только на себя, всего лишь хотел посмотреть, как живут те, кому Боги даровали статус и имя, воспользоваться шансом, который больше может и не представиться, а злой брат короля растоптал все надежды и мечты своими сапогами. Баратеон осознавал, какие мысли крутятся в голове юноши и леди Старк. Пускай. Он привык к неприязням. Ему от них ни холодно, ни жарко. К тому же ни Джендри, ни леди Кейтилин Старк не видят картину целиком. И Станниса это устраивает. По крайней мере, в отношении с подмастерьем кузница, а вот с леди Старк…
«Я буду рада, если вы развеете мои сомнения», - повторил про себя лорд Драконьего Камня, усаживаясь на коня. В седле Мастер над Кораблями держался так же хорошо, как и управлял флотом, но, не взирая на навыки верховой езды и умения хорошо управляться с мечом, никогда всерьез не задумывался о рыцарстве. Баратеон был долек от турниров. Это Роберт всегда был жаден до славы и восторженным крикам публики, но не Станнис. Средний сын Стеффона из Штормовых Земель считал, что истинная смелость и сила проявляются на поле сражения. И он не ошибся. Принц-Дракон был воплощением рыцарских идеалов, на турнире в Харренхолле он победил и Роберта, и рыцарей королевской гвардии, но на Трезубце пал от молота молодого лорда Штормового Предела. Рейегар сражался отважно, благородно, по-рыцарски — и Рейегар погиб. «Роберт сражался с яростью, ненавистью, и теперь он тоже в могиле», - а Станнис жив. Не рыцарь, не победитель турниров и не любитель публики, но живее всех живых. «Удивительна это миледи Жизнь».
От ухода в дебри философии, что так не свойственны прагматичному лорду Драконьего Камня, вывело ржание лошадей. Патруль Золотых плащей проходящий мимо, что-то кричал в толпу, но Баратеона это мало интересовало, легко ударив лошадь и натянув поводья, он в компании леди Старк и гвардейцев, направился к Красному Замку.
- Вы когда-нибудь листали «Историю Великих Домов Вестороса»? - Да, леди Старк интересовалась совсем другим, но Станнис решил пойти обходными путями и дать еще больше пищи для размышлений. – Ничего интересного на самом деле: списки тех, кто на ком женился, кто родился и какие фамильные черты унаследовал. – Парочка мелких зевак, выбежали прямо под копыта лошади Десницы, пришлось резко натягивать поводья, чтобы никто не пострадал. Баратеон был готов выплеснуть всю ярость на олухов, но от тех уже и след простыл. – Но Джон Аррен очень много времени провел, листая именно это книгу. Если хотите, я могу вам ее передать. Уверен, вы тоже в ней много чего забавного выищите. – «Если будете листать дальше страниц, где красуется гербы Старков и Талли», - чуть было не ляпнул Мастер над Кораблями, но вовремя прикусил язык. Хватит на сегодня острых слов.

+3

20

Милорд-десница не торопился отвечать на поставленный вопрос, каким бы взглядом Кейтилин не сверлила Баратеона и как бы демонстративно неспешно не шла к своей лошади. Однако Мастер над Кораблями почтил леди Старк лишь молчанием, оставив женщину наедине с её домыслами, которые она просила развеять Станниса, и подкинув новых на предмет того, отчего лорд Драконьего Камня так таинственно молчит. Был ли мужчина в своих мыслях или специально по каким-то своим соображениям игнорировал свою спутницу, леди Кейтилин так и не поняла, но и допытываться не стала, ибо толку из этого сейчас могло выйти крайне мало. Столько же, сколько из попыток септы Мордейн превратить Арью в леди.
Подойдя к лошади, с помощью Джори жена Эддарда Старка взобралась в седло, привычным движением разгладила подол платья, дожидаясь, когда и гвардеец усядется на своего скакуна. Пока леди Старк и лорд Баратеон были у кузнеца, город совсем уж скинул утреннюю дремоту и всё больше походил на то, что застала Кейтилин, прибыв в столицу: много криков, много людей, много грязи. Словом, было много всего и это много мало нравилось женщине. Особенно, когда находилось в непосредственной близости вроде проходящих мимо, шумных Золотых плащей, которых, казалось, раздувает, как южных рыб, от важности только из-за одной мысли, что им позволено патрулировать улицы. На леди Кейтилин могла только закатить глаза, повторив про себя, что прошло всего две недели, а она уже безбожно скучает по Северу, так и не ставшему ей родным домом. Зато лорда Драконьего Камня громкие городские стражники вывели из его размышлений, судя по его осмысленному взгляду и возвращению внимания к жене Хранителя Севера, что держалась буквально на один шаг позади десницы. Станнис начал вещать о какой-то книге, о которой, к своему стыду (стыду ли?) леди Кейтилин не слышала. А может и слышала давным-давно в далеком детстве на уроках у мейстера, но память вытеснила это куда более важными знаниями. Благо, Мастер над Кораблями пояснил, о чем же все-таки идет речь. Только вот ситуация от этого яснее не стала, и женщина всё так же, не скрывая некоторого недоумения, молча смотрела на десницу короля, вопросительно приподняв брови. Станнис вот так просто ушел от ответа о подмастерье, а теперь разглагольствовал об описании Великих домов в какой-то книге. Зачем? Почему? Неужто у него есть время загадывать загадки, а Кэт искать ответы на них? О, жена лорда Эддарда могла найти себе занятия куда интереснее и важнее.
«Джон Аррен?» - теперь удивление стало совсем явным, а связь между посещением кузни и треклятой книгой начала хоть как-то вырисовываться, но всё ещё была далека от очевидности. Десница еще тогда дал понять, что в курсе письма Лизы, поэтому упоминание убитого Ланнистерами лорда Долины было тут неспроста. О боги, как наивна была Кейтилин, когда считала, что главной её проблемой будет неугомонная Арья и любознательный, любящий ползать по стенам Бран!
- Что же, коль скоро лорд Аррен нашел её для себя интересной, быть может, я тоже сумею найти в ней что-либо полезное. Буду весьма признательна, если вы передадите мне её, милорд.
А дальше беседа оборвалась, став рваной и бессмысленной, наполненной житейскими проблемами флота и воспитания детей.

А тем же вечером леди Старк, как и обещала, усядется за книгу «История Великих домов Вестероса» после разговора с Сансой о том, как прекрасен кронпринц, напоминающий золотого льва, чтобы понять, что устами младенца глаголет истина.

+6


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Как закалялась сталь [Королевская гавань- 16.07.298 ]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC