Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Inter arma silent leges[Красный Замок, покои леди Кейтилин, 16.09.298]


Inter arma silent leges[Красный Замок, покои леди Кейтилин, 16.09.298]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


Inter arma silent leges

Дата:
16.09.298 от З.Э.

Место:
Красный Замок, покои Кейтилин Старк

Действующие лица: Санса и Кейтилин Старки

Краткое описание:
Королевская милость не знает границ, но не утонет ли толика радости от долгожданной встречи в море печалей?

Отредактировано Catelyn Stark (2018-10-14 23:48:33)

+2

2

Санса не могла поверить, что уже совсем скоро встретится со своей матерью. Сможет обнять ее, рассказать обо всем, что с ней происходит...
Проснувшись намного раньше обычного времени, северянка терпеливо подождала, когда ото сна пробудятся остальные фрейлины, с которыми можно будет приступить к выполнению обязанностей. Не гоже было бы гневить королеву и срываться вот так сразу к леди Кейтилин. Разве так благодарят, за хорошие дела?
Спокойно стерпев пару выходок невыспавшейся королевы, Старк поклонилась и быстрым шагом пустилась в свои покои. Рыская рукой в сундуке через ворох собственных платьев, Санса искала разрешение Серсеи на посещение матери. На секунду рыжеволосая уже успела испугаться, что потеряла пергамент, а если и так, то второго такого раза уже точно не будет и королева-мать пошлет ее еще на пороге.
- Наконец-то, - довольно произнесла она, прижимая такой драгоценный для нее сверток к груди.
Перепрыгивая через одну ступеньку, девочка мчалась в сторону покоев, где была заточена ее мать. Сердце отбивало бешеный ритм, щеки налились румянцем, а на душе была маленькая радость - она наконец-то увидит ее.
Протянув постановление королевы гвардейцам, Санса была пропущена внутрь.
- Матушка... - промолвив это, Старк бросилась к Кейтилин, чтобы обнять ее.

+5

3

Ничто так не склоняет к праведности как всевозможные лишения и отрыв от общества, поэтому заточение в собственных покоях было почти идеальным средством производства праведников. Или бунтарей, открытых или скрытых. Но леди Старк не была из числа тех, кто плетет интриги, не была той, чей разум омрачает гнев из-за любой оплошности, собственной проступка или проигрыша. Поэтому Кейтилин оставалось лишь молиться Семерым, когда стражники грубо втолкнули вдову лорда Эддарда в её палаты и шумно закрыли дверь. И Кэт молилась, лишенная алтаря и знакомых образов, стоя на коленях у кровати, не размениваясь на мелочи вроде маленькой вышитой подушки под колени. Женщина с поразительной ясностью осознала в тот день, что прошло время, когда еще можно было не без причинного пафоса бить кулаком в грудь, клясться честью Талли и Старков, угрожать, что лорды и леди из Риверрана подобны стихии воды, из которой вышли и в которую после смерти возвращаются, упорны, своенравны и всегда свободны.
Кейтилин молилась денно и нощно, каялась и давала отчасти несбыточные обещания Старым и Новым Богам, чья благосклонность должна была помочь, вывести из тьмы на свет. И по чьей милости у леди Старк будто рвали душу на части, отсекая кусок за куском, вырывая с мясом – сначала Нэд и Робб, потом Рикон, а теперь и девочкам с Браном она не в силах помочь. Быть может, кто-то после такой оплеухи судьбы останется верным только себе, подобно лорду Алого Озера, отрицавшего высшие силы, но женщины – существа иного толка, непризнанные фигуры на доске, которые не могут прокладывать себе дорогу в жизнь огнем и мечом, и леди с Медвежьего острова – исключения, подтверждающие правила. Какими бы самодостаточными и самостоятельными не были дамы, но за ними всегда стоят отцы, братья, мужья и сыновья. Кэт не могла похвастаться подобным, единственный друг давно уже, наверное, в Долине, а не лишенные корысти золотые розы и сами получили по шапкам. Конечно, отъезд Брана с братьями Тирелл – предлог, но довольно неприятный, дающий повод разорвать и без того эфемерные родственные узы, пожалев в очередной раз о том, что устроили этот брак.
«Ни родни, ни друзей… Мне остаются только молитвы, Боги… и Станнис. Станнис, обещавший найти и укрыть Арью. Станнис, поставивший себя в положение, где ему выгоден живой и невредимый Бран… Не стоит и мечтать, чтобы он спас ещё и Сансу. Брак с Тирионом – меньшее из зол, пусть будет так. Главное, что она жива», - мысли давно от безмолвных прошений как-то незаметно свернули в русло размышлений, и Кэт, перестав беззвучно шевелить губами, задумчиво коснулась подбородком костяшек пальцев, переплетенных в замок в молитвенном жесте. Женщина не обратила внимание на голос гвардейца за дверью, мало ли о чем он переговаривался со своим напарником или прислугой. Время клонилось к вечеру, возможно, сейчас как раз принесут скромный ужин.
Но служанки всегда молчат, а тут же с вдовой лорда Старка вдруг заговорили. Вернее, было всего одно слово. И Кэт, не веря своим ушам, резко поднялась с колен, повернувшись в сторону двери. Перед глазами успела промелькнуть только рыжая шевелюра, и тут же дочь обняла Кейтилин.
Словами не передать тот трепет и эйфорию, леди Старк, не сумев сдержать улыбки, крепко прижала к себе Сансу.
- Девочка моя, - еле слышно прошептала Кейтилин, ласково проведя рукой по мягкий медным локонам. И только потом уже громче и обеспокоенно обратилась к старшей дочери:
- Санса, у тебя всё хорошо? Как с тобой обращаются? Не заперли? Не морят голодом?

+8

4

Санса сжала Кейтилин так крепко, как только могла, уткнувшись лицом  в материнскую шею. На щеках тут же появились влажные дорожки от слез, но это скорее было от радости.
- Да, в принципе все хорошо... - стирая слезинки, бормотала девочка, - Никто не запер. я так же служу королеве Серсее, только... только... Меня скоро выдадут замуж за Беса! Он ужасный! Все над ним смеются, это такой позор для Старков. Джоффри теперь еще больше будет зазнаваться - лишний повод для насмешек уже есть. Лучше бы я как Арья убежала! - выплеснув эмоции, Старк вновь принялась плакать, только теперь сильнее. Даже не смотря на то, какое будущее ей теперь уготовано, в объятиях матери все равно становилось несколько спокойнее. Жаль, что им позволили увидеться лишь ненадолго. А еще неизвестно, когда Санса сможет попасть сюда в следующий раз. Поэтому в ближайшее время им предстоит серьезный разговор. Нужно решить, что делать дальше.
- А ты как? Тебя... не били? - северянка немного замялась, боясь сначала озвучить догадку. Мало ли что мог вытворить Джоффри с, как он выражается, "предателями", - Кормят ведь? Все хорошо? К тебе кого-нибудь еще пускают? Или только слуги?

+10

5

Девочки довольно часто льют слезы по поводу и без, особенно если они нежны и впечатлительны. Но какой бы никудышный повод для того не был, однако каждая слеза как ножом по сердцу для любящего родителя, независимо от осознания, какой же всё-таки пустяк приключился. Так было всегда и так будет, по крайней мере, у леди Кейтилин. И поэтому, когда милая, чудная Санса заплакала, уроженка Речных Земель молниеносно отринула всё, о чем думала мгновение назад, весь её мир сократился до одной плачущей рыжеволосой девочки. Кэт не заметила, как унялась её собственная дрожь, вдова лорда Эддарда ещё крепче обняла дочь под свое вроде как успокаивающее: «Шшш… Не плачь».
Санса разразилась тирадой, высказывая матери всё, что, по всей видимости, отравляло ей душу в последние дни. Кейтилин смолчала, хоть и была совсем иного мнения, продиктованного безысходностью ситуации, что отразилось печалью во взгляде урожденной Талли. Тирион Ланнистер – безусловно, проблема, но не самая большая, как бы иронично это не звучало. Кэт мало заботило то, появится ли с замужеством Сансы у Джоффри новый повод для насмешек. Пусть смеется, лишь бы не распускал руки и жадный до новых указов язык. Бес в отличие от своего племянника ничем кроме распутства не прославился, а значит, не будет обижать старшую дочь четы Старков. Этого вдове лорда Эддарда было достаточно – не в их положении топать ногами и требовать чего-то.
- Не говори так, прошу тебя, - негромко ответила Кейтилин, легонько поглаживая Сансу по спине. – И заклинаю, не думай повторять этого. Вы всего лишь маленькие девочки, ни дня не прожившие без чужой опеки. И сейчас Арья в не меньшей, а то и большей опасности, как если бы осталась в замке… У Джоффри, - после небольшой паузу продолжила женщина, - нет милосердия и жалости, но не думай, что оно есть у кого-то кроме твоих родных и ты его найдешь за стенами Красного Замка.
Кэт крепче прижала дочь, что неосторожным словом, будто ударила с размаху по открытой ране. Бран был в руках братьев Тиреллов. Но в чьих руках была Арья? Богов? Северные боги, боги её отца, здесь власти не имеют. Жива ли ещё их с Нэдом маленькая дикарка?
- Со мной всё хорошо, тебе не о чем волноваться, - уже гораздо ягче ответила леди Старк, осторожным движением пальцев вытирая слезы с щеки Сансы.  – У меня был только лорд Станнис. И… Послушай меня сейчас внимательно, доченька. Милорд-десница – наш друг, - «если это вообще можно назвать дружбой». Но дочери было ни к чему знать, на чем зиждилась помощь лорда Драконьего Камня. – Ему ты можешь доверять, но никому больше. Он честный и неподкупный человек, твой лорд-отец был самого высокого о нем мнения. Поэтому я решилась просить у лорда Станниса помощи, и он пообещал сделать всё, что в его силах. Поэтому если десница попросит тебя сделать что-то, повинуйся и не требуй объяснений. Если скажет бежать – ты убежишь. Обо мне не беспокойся, - последнее было сказано таким тоном. Будто Кейтилин будет пить чай и обсуждать погоду. Сансе не надо думать о плохом, и, предвосхищая возможные вопросы, Кэт постаралась их тут же пресечь.
- Пообещай мне это, милая, - приложив руку к её щеке, произнесла леди Старк. Тон её оставался мягким, но можно было уловить, что просьба женщины приемлет только согласие.

Отредактировано Catelyn Stark (2018-11-11 15:48:58)

+7

6

- Брат покойного короля Роберта? - уточнила Санса, которая никогда в жизни не беседовала со Станнисом Баратеоном. Да, была поблизости, когда он вел переговоры с кем-то из ее близких, но не более. Внешне этот мужчина был очень суров, что не могло не пугать маленькую наивную девочку.
- Сбежать? - в голове всплыл недавний разговор с Дени о побеге, но как же... Оставить мать на растерзание львам? - Нет, я не хочу бросать тебя здесь, они сделают с тобой что-нибудь плохое, - девочка крепче сжала мать, громко шмыгая носом. От одной мысли о том, что Джоффри запросто, особенно с подачи своей матушки, может отправить леди Кейтилин на плаху, начинали бежать мурашки по спине. Маленькая волчица и так лишилась большей части своей семьи, если вслед за ними отправится еще и мать - что же ей останется тогда делать? Что будет с Севером? Братом? Будут ли дядя Эдмар и тетя Лиза после смерти своей сестры защищать племянницу или приволокут ее обратно ко двору в обмен на прощение?
- Это сложно... - тихо пробубнила Санса, - Но я постараюсь, правда. Ради вас с отцом, Робба... И Рикона с Арьей, - она потерла глаза, - Как быть с Севером? Кого теперь слушаются вассалы отца? Они все еще верны нам? Лорд Болтон?

+5

7

Сансе было сложно, и как думала Кейтилин, ещё ужасно страшно и больно. Кэт и самой было сложно, страшно и больно, но она не могла позволить себе раскиснуть, дать дочери повод усомниться в том, что леди Старк делает всё возможное, чтобы уберечь оставшееся под крылом дитя. Девочка прижимается сильнее, ища поддержки и защиты, а уроженка Речных земель может только обнять в ответ, не зная, что сказать в утешение Сансе. Дочь задавала слишком взрослые, слишком сложные вопросы, на которые вдова лорда Эддарда не могла дать однозначного ответа. А ещё не хотела, понимая, что толика правды и догадки самой Кейтилин лишь больше напугают и опечалят юную волчицу. Кэт понимала, что её муж был бы против какого-либо утаивания или откровенного вранья, и женщина практически в буквальном смысле ощущала на себе недовольный взгляд серых старковских глаз, однако материнскому сердцу было всё равно, что северяне считаются суровыми, что их леди это не те легкомысленные южные девы, с ленточками в волосах и песнями о прекрасных рыцарях на устах. «Зима близко», - любил повторять Нэд, тоже он сказал, когда уводил маленького Брана и его братьев на суд над дезертиром, пойманным недалеко от Винтерфелла. Быть может, в отношении мальчиков суровость воспитания была оправданной, но Санса… Нет, Санса далеко не дочь Мейдж Мормонт и, несмотря на то, что является вторым по старшинству ребенком четы Старков, совсем не готова к правде. Зима и правда оказалась близко, ближе, чем Кейтилин могла себе представить, но даже это не могла заставить открыть всего дочери. Лгать Сансе женщина не собиралась, но и правду сказать просто не имеет права. Особенно сейчас, когда девочка уже готова повиноваться судьбе, и понимает, что только чудо от Семерых поможет Арье и леди Старк. Ни к чему было нагнетать ещё больше.
- Лорд Болтон пока является всего лишь Хранителем Севера, он командует армией, но не всем Севером. Я знаю вассалов Старка, многие из них связаны кровными узами с домом твоего отца, часть действительно были нам как родня. В большинстве своем это честные и верные люди. Но… - Кэт замялась, понимая, что все они оказались в неоднозначной ситуации. Джоффри незаконно сидит на троне Роберта, но пока всё королевство не знает правды, сложно перечить «монарху». – Но иногда обстоятельства сильнее уз. И я очень надеюсь, что они не оставят твоего брата в беде хотя бы ради памяти о твоем отце. Бран мал, но он их лорд, чтобы не говорил Его Величество, они должны его защитить.
«И я молюсь Семерым, чтобы братья Тиреллы сумели отдать его под опеку хотя бы дяди Бриндена. Северу сейчас не до гражданских войн из чужих амбиций».
Кейтилин склонила голову вниз, чтобы коснуться губами девичьей макушки.
- Прости, что я не могу сказать тебе большего и успокоить, - уже чуть тише сказала Кэт, порывисто прижав к себе Сансу.
«Прости, что привезла в такое ужасное место».

+8

8

- А лорд Болтон нам друг или враг? Его назначил дед Джоффри, лорд Тайвин. А он Ланнистер. Ланнистеры нам не друзья... - Санса была еще слишком юной, чтобы разобраться во всех тонкостях политики и интриг, но даже с точки зрения своей детской непосредственности, постепенно начинала понимать, кто есть кто. Тем не менее отсутствие еще какой-либо поддержки для нее или ее матери очень сильно пугало и удручало.
Даже если представить самый ужасный исход событий, что будет дальше? Найдутся ли люди в столице, готовые ее защитить или помочь в нужной ситуации?
- Бран едет на Север? - с ноткой зависти произнесла девочка, чувствуя, как внутри разрастается ком обиды, - А что будет, если его найдут? Это ведь очень опасно. Матушка, ты же знаешь, какой Джоффри... монстр! А чья армия больше? Ланнистеров или наша... Просто, если Джоффри захочет вернуть Брана назад, он это получит, - потому что этому избалованному злыдню с пеленок подавали все, на что он укажет пальцем. Да и вполне вероятно, что такой печальной исход может произойти и с подачи Серсеи.
- И ты меня прости, за все, - не известно, когда им удастся увидеться в следующий раз. Если все пойдет под откос, это может быть их последняя встреча, - А еще мне жалко, что я не извинилась перед Роббом. Мы поссорились перед отъездом, а потом он... Ну ты понимаешь. Мне так грустно теперь от этого. Лучше бы я его послушала, тогда мы сейчас были бы дома, а не здесь, в этой "тюрьме".

+5

9

Действительно, а как относиться к Русе Болтону? По факту, он оставался вассалом Старков, который в сложные для Севера времена взял на себя командование армией, чтобы уберечь их край, а возможно, и все Семь Королевств от разорения одичалыми. На первый взгляд, лорд Дредфорта представлялся каким-то героем в сияющих доспехах. Но Кейтилин теперь отчетливо понимала, что Русе едва ли отошел от традиций предков и на его плечах, поверх тех самых сияющих доспехов, был плащ из кожи, пока метафорический, однако леди Старк не сомневалась, что это лишь мелкое упущение, которое лорд-пиявка не успел исправить за неимением времени. Кэт не знала, что происходило там, на Стене, но не удивилась бы, если бы получила весточку от какого-то из лордов о том, что бастард не просто так ушел и не вернулся, а был приманкой для законного лорда Севера, оставшегося после смерти Нэда. А после того, как тесть Русе с благими намерениями вернулся в Винтерфелл, где по удачному стечению обстоятельств предотвратил «переворот», в котором погиб ещё один наследник Эддарда и хоть какая-то надежда на ребенка Робба, да ещё и эта воля «короля» передать этому бескровному лгуну Арью. Если Семерым будет угодно, чтобы Кейтилин выжила в Королевской Гавани и вернулась домой, то ничто не удержит урожденную Талли от того, чтобы задушить этого мерзавца.
- Ты правильно думаешь, лучше опасаться лорда Болтона, и я буду молиться, чтобы ни Бран, ни Арья не попали в руки его людей. Если всё сложится удачно, то Бран скоро будет в Риверране, а там твой двоюродный дед – сир Бринден. И поверь, он обладает упрямством истинного Талли, поэтому Джоффри не поможет даже вся его армия.
Именно таким Кэт помнила Черную Рыбу, и, судя по их краткой встрече на королевском тракте, он ни каплю не изменился, добавилось лишь немного седины в его пышную шевелюру, некогда отдававшую медным отливом. Если на кого ещё в этом мире и можно было положиться, так это на Бриндена Талли, у которого всегда находилось решение для любой проблемы. Жаль, что дядя не сможет помочь ещё и Эдмару, так глупо попавшемуся в ловушку, соблазнившемуся блеском королевского двора.
- Не вини себя ни в чем, милая, никто из нас не знал, что так всё обернется. Если кто из нас двоих и виноват, то только я, что не настояла на том, чтобы Робб остался в замке, но зато нашла в себе достаточно упрямства для того, чтобы склонить твоего отца принять предложение короля Роберта. Горести детей – вина и недосмотр родителей. Прости свою глупую мать, Санса, прости, что привела в такое ужасное место и взвалила на тебя столько всего… Я очень перед тобой виновата.

+10

10

- Надеюсь, я когда-нибудь еще встречу твоего дядю, - сира Бриндена Санса практически не знала, но по рассказам родных и людей, приближенных к роду Талли, брат лорда Хостера был прекрасным воякой. Хорошо владел мечом и понимал, как нужно вести битву, чтобы одержать победу. "Наверное, как-то так должны выглядеть рыцари," - подумала девочка, пытаясь вспомнить лицо родного ей человека в деталях, но выходило весьма плохо. Зато лицо Джоффри, по которому юное сердце еще недавно отбивало бешенные ритмы, осталось в память как клеймо. Особенно его довольная ухмылочка.
- Мы справимся, мы ведь должны... - тонкие девичьи руки обхватили тело матери. Старк уткнулась Кейтилин в грудь, стыдливо прячась от ее взгляда. Она и сама испытывала вину за то, что было дома перед отъездом, а значит, виновата не меньше.В конце концов, не малое дитя, нужно нести ответственность за свои действия, которые никак теперь не исправить. Эти воспоминания останутся выжженными отпечатками на сердце юной северянки и только время, наверное, поможет ей отойти от горечи потери близких и совершенных некогда неверных решений.
- Отец говорил всегда, что зима близко. Лето не будет идти вечно, рано или поздно зима настанет... Видимо, в дом Старков зима уже пришла, - слезы ручейками стекали по ее щекам на платье, оставляя на светлой ткани мокрые пятнышки. Санса больше не рыдала навзрыд, не шмыгала носом, но и сказать, что она успокоилась тоже было нельзя. Слезинки из ее глаз, словно вода из малого фонтана в саду при замке, лились без остановки.
- У нас есть друзья при дворе? Дядя Эдмар?

+5


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Inter arma silent leges[Красный Замок, покои леди Кейтилин, 16.09.298]