Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Предания о былом » Рыцари, принцессы и наследники [Хайгарден. 295]


Рыцари, принцессы и наследники [Хайгарден. 295]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1


Рыцари , принцессы и наследники
--

Дата:
295 от З.Э.

Место:
Простор. Хайгарден

Действующие лица: Тайлер Рован, Уиллас Тирелл, Арианна Мартел.

Краткое описание:
Во время турнира может произойти что угодно.

+3

2

     Там-там-та-даааам-там-там! Рев фанфар был слышен, казалось, во всех уголках Хайгардена, так что от него точно не спрячешься. А кто в здравом уме будет прятаться? Ведь сегодня турнир! Нет, Великий Турнир! В замок Мейса Тирелла вдруг ни с того ни с сего пожаловал сам король Роберт со всей королевской четой, исключая разве что лорда Станниса и его семью, аж пятеро мечей Королевской Гвардии, королевская свита... в общем, с венценосным Баратеоном было почти все с приставкой «королевский». Но, будто бы и этого мало, в Хайгарден нанесли визит еще и дорнийцы. Их, наверное, было никак не меньше, чем людей, приехавших с Робертом, и теперь замок спешно превращался в Битву на Трезубце, только, собственно, без самой битвы. Даже для сира Вортимера, бывалого рыцаря, этот турнир казался чем-то необычным, а для мальчишки-оруженосца он вовсе был самым грандиозным и необычным из всех виданных... целого одного.
     Но и неопытному глазу было ясно видно, что этот турнир не один Тайлер мог прозвать Великим. Он встал очень рано и уже часа, наверное, два торчал на замковой стене, наблюдая за прибывшими рыцарями, что расставляли свои помпезные шатры и скромные палатки, высоко поднимали свои флаги и готовили лошадей... на его глазах уютное спокойствие Хайгардена превращалось в масштабную суету, полную шума, песен и дел. Штормовые и речные, западные и королевские, долинные и просторские, и даже дорнийские флаги развевались на ветру, своим величием затмевая само Солнце. Рован, к сожалению, был еще лишь оруженосцем и вряд ли сегодня сможет пробежаться по грязи огромного турнирного поля, что возвышалось над полями внизу, но зато он был уже взрослым для того, чтобы делать ставки. Правда, только между гвардейцами да сквайрами, по большей части, но это и неважно. Главное, что у него были деньги, целых десять оленей, но он пока не знал, что с ними делать.
     В это утро (почти десять, судя по звону колоколов) Тайлер, к счастью, был один. Только этому мальчишке могло прийти в голову подняться с утра пораньше, чтобы быстро сделать все свои дела и просто глядеть на копошащихся людей внизу. Хотя это со стороны казалось, что он просто смотрит, на самом-то деле у него была цель — посчитать все гербы, что ему знакомы. Орел Маллистеров — их лорд был сильным рыцарем, леопард с топором Сантагаров — кажется, один из них был королевским мастером над оружием, охотник Тарли — его жёсткий взгляд вгонял Тайлера в ступор, соловьи Карона — этот молодой лорд был хорошим знакомым Рована, и много, много других, известных и не очень, ярких и тёмных, принадлежащих лордам и межевым рыцарям. Даже над замком, на стенах замка и еще везде-везде висели флаги, но они принадлежали лишь тем, кому повезло быть Тиреллом, родственниками старшей ветви Тиреллов, лучшими друзьями Мейса Тирелла или сюзереном Мейса Тирелла. Тут и там пестрели жёлтые розы, одна или две на зелёном фоне, башни Хайтауэров и грозди Арбора, а над всеми возвышался черный венценосный олень. А еще Тайлеру разрешили повесить собственное знамя — золотое дерево на серебряном фоне, — потому что отец приболел и не смог приехать. Оно украшало восточную стену, и Рован был ужасно горд собой. Другие сквайры ему завидовали.
     — Мартеллы! — закричал во все горло Тайлер, и гвардеец справа от него проснулся и едва не выронил алебарду, которую обнимал во сне, словно любимую девицу. Рован спрыгнул с зубца и выровнялся, пытаясь разглядеть, кто едет. Сперва он увидел лишь высоко поднятое знамя с солнцем и очертания медленно скачущих всадников, но, как следует присмотревшись, увидел вдалеке идущих верхом юную леди и взрослого мужчину, беседующих о чем-то.  Что-то подсказало ему, что это принц Доран и принцесса Арианна, которые решили посетить короля за завтраком — если он, конечно, уже проснулся. Тайлер развернулся и стал высматривать в суете сира Вортимера, который в любую минуту мог потребовать что-нибудь от оруженосца и ему придется пропустить такую важную встречу. Но нет — крик «Мартеллы!» быстро разнесся по замку, и сейчас внизу были только лорд Ренли, Уиллас с Лорасом, двое королевских гвардейцев, лорд Пакстер Редвин, сир Бейлор Хайтауэр и ещё кто-то из Штормовых или Королевских земель. Мейса Тирелла не было видно, но это и неудивительно — всем была известна история ненависти между ним и Дорном. Но в целом, процессия собралась такая, что вряд ли кого-то бы обидела, особенно гордых дорнийцев. Чему удивляться — там ведь был Ренли, который пусть и одногодка Тайлера, но обаяния ему не занимать. Сам Рован, немного подумав, тоже спустился и вежливо поздоровался со всеми, после чего встал подле Тиреллов. Все были напряжены — вероятно, наслышаны о нравах дорнийцев, и уже морально готовятся к встрече. Тайлер все же надеялся, что не ошибся, и там нет Оберина, а только принц Доран. Иначе… не хотелось думать, что будет иначе.
     «О, Семеро! Меня же примут за конюха!», — внезапно дошло до него, и теперь он понял, что значил этот косой взгляд Ренли и сира Бейлора. Тайлер был одет в простую одежду оруженосца: кожаный дублет, темные бриджи, плотная рубаха, тяжёлые сапоги. И ладно бы все это было чистым! Так нет же, то тут, то там было несколько пятен, а сапоги вообще все были в песке. Тайлер, проклиная свою рассеянность, поспешил ретироваться куда подальше, чтобы переодеться в заготовленные с вечера новые вещи, как тут же в ворота зашли дорнийские всадники. Их было немного, и попоны коней были сделаны под гербы, так что не стоило труда распознать их всех. Леопард с топором, синий соловей, целых три солнца, проткнутых копьём, какое-то красное существо, смахивающее на дракона… Все стали останавливаться и спешиваться, встречающие стали подходить и здороваться, а Тайлер так и стоял столбом, глядя на Мартеллов и пытаясь понять, кто из них кто. То, что девушка — это Арианна, конечно, понятно. Один был юноша — вероятно, Квентин, так как Тристан ещё маловат. А тот, что постарше — Доран или Оберин? Хотя… такой старый, уже с сединой — всё-таки Доран. К счастью, иначе б Мейс Тирелл был бы вне себя от злости. Если он дорнийцев не любит, то Оберина — просто ненавидит. Разумеется, ведь по его вине из подающего надежды оруженосца Уиллас стал калекой. Хотя вряд ли последний уж очень горевал по этому поводу.
     Принцесса Арианна остановилась возле него, и он едва не сгорел от стыда. Замешкавшись, он позабыл уйти далеко, и теперь, видимо, придется позориться. Не сказать, чтобы он выглядел совсем уж простолюдином — на дублете серебряная застежка в виде яблони с корнями, а сам он не был чумазым и неопрятным, но это, вероятно, не так сильно бросалось в глаза. Уиллас поспешил к нему, но не так быстро, как хотелось бы. «Седьмое пекло!». Леди была очень красивой, и от осознания своего внешнего вида Тайлер начал заливаться краской.
     — Приветствую вас в Хайгардене, миледи, — смущённо произнёс он, надеясь хоть блеснуть манерами перед принцессой, чтоб точно никаких сомнений в его знатном продолжении не осталось. Наверное. Кто знает, может, она настолько высокомерна, что не заметит? Тайлер поспешил подойти к ней и подать руку, чтобы помочь слезть с лошади. Раз уж попал в неприятности, теперь придется выкручиваться. Хотя, эта Арианна на вид была очень даже приятной, так что неприятностью ее не назовешь.

+9


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Предания о былом » Рыцари, принцессы и наследники [Хайгарден. 295]