Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Periculum in mora [Хайгарден. 21.09.298]


Periculum in mora [Хайгарден. 21.09.298]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


Periculum in mora

Дата:
21.09.298 от З.Э.

Место:
Хайгарден

Действующие лица: Квентин Крейн (NPC), Вортимер Крейн (NPC), Уиллас Тирелл (позже), Рендилл Тарли (NPC - позже)

Краткое описание:
Вокруг дома Тиреллов сгущаются тучи - неудача за неудачей постигает семейство роз, раскаляя атмосферу в Просторе до критической температуры. Именно сейчас южане нуждаются в верных союзниках, которые их поддержат в случае кровопролития, и именно с этой целью в Хайгарден прибывает Квентин Крейн.

+1

2

Квентин как раз улыбался молоденькой служаночке в своей непревзойденной манере акулы-убийцы, как тут дверь в чертог открылась, и вбежал, запинаясь в подкашивающихся ногах, какой-то мальчонка, как позже окажется один из многочисленных Фоссовеев, племянник лорда Джона. Пожилой лорд Новой Бочки добродушно усмехнулся в густую бороду, пошутил, что ни к чему спешка и что парню стоит отдохнуть, пока взрослые обсуждают важные проблемы («когда же дорнийцы отравятся своими дорнийскими помоями», «кажется, дождь намечается», «раньше всё было лучше» - и всё в таком духе), но юноша замотал головой, бормоча что-то о леди Оленне, невесть каким боком приплетенной к этой истории и которая невесть как может загубить жизнь одному яблочку, если он всё не расскажет. Квентин не обладал тягой к проявлению учтивости и такта, а оставлять недопитое вино в угоду того, чтобы родственники побеседовали наедине, тоже не планировал, посему телеса со стула не поднимал и в сторону выхода не направлял. К тому же, если парня действительно послала Королева шипов, этот морщинистый комок сарказма и острословия, который должен деморализовать врагов Простора в столице одним своим присутствием, значит, вырисовывалось нечто не просто интересное, а важное. А быть в курсе важных событий мастер над оружием Алого Озера любил, умел, желал, поэтому бестактно оттопырил ушки и приготовился получать последние новости. И то, что рассказал мальчишка, заставило улетучиться остаткам хмеля и перестать тянуть загребущие ручонки к златовласой служанке.
Юноша построил свое повествование вокруг леди Лионетты, судьба которой была Квентину менее интересна, чем недопитое вино, однако Крейн умел грамотно расставлять акценты, и у урожденной Фоссовей достойно внимания была её новая фамилия – Тирелл. Если бы Ланнистеры угрожали Лионетте Фоссовей, то это было бы маленькое политическое недоразумение, но фактически в заложниках у короны была Лионетта Тирелл, а с ней и один из влиятельнейших людей Простора – леди Оленна. Довольно дерзко и, мужчина не уверен, что разумно с учетом того, что во втором по величине королевстве мобилизовано достаточно сил, чтобы застать кого-то врасплох, пока подоспеет основное войско. На что был расчет у Ланнистеров, Квентин уловить пока не мог, но уж точно не на военную мощь, которой можно тыкать всем в лицо и которая мало поможет, ведь попросту не успеет. Если только люди Западных земель вдруг не обернулись невидимка и не промаршировали мимо всех до столицы, что никто и не заметил, и поэтому королева-регент развлекается вовсю, раздавая приказы, угрозы и пожелания.
Крейн задумчиво почесал щеку, вглядываясь в пляшущие языки пламени в камине. Пока лорд Джон возмущался, закипая всё сильнее, как молоко, оставленное в котелке бестолковым поваренком, Квентин думал. И мысли его, как и у лорда Новой Бочки, витали вокруг сложившейся ситуации, но взгляд у мастера над оружием был определенно точно под другим углом. А выглядело всё так, будто кто-то решил вырвать если не весь розовый куст с корнем, то самые заметные его цветочки, на место которых уже явно приглядели какую-нибудь чудную скульптурку, живность или иное растение. Словом, пахнуло войной. Война – алчная дама, от которой разило потом, кровью и мерзким сладковатым запахом гниющих тел, как от шлюхи разило последствиями её трудов, не перебиваемыми терпким стойким запахом духов. И всё отличие между абстракцией и действительностью состояло в том, что войну воспевали певцы да романтики, и после встречи с которой они же охотно бросались на грудь шлюх. Войну любят только те, кто в ней не участвует. Сытная спокойная жизнь слишком хороша, чтоб от нее отказываться, но у великих мира сего, по всей видимости, другой взгляд на происходящее.
Вассал не обязан любить своего сюзерена, что в принципе редко случается из-за банальной людской зависти, но вассал обязан служить своему господину верой и правдой, что случается чуть чаще, чем счастливые браки. Квентин не любил тех, кому вынужден был служить, так что и Тиреллы, и дорогой племянник дружным строем могут отправляться в седьмое пекло, где им самое место (да и чего греха таить, регулярно туда посылаются), однако было одно «но». Квентин был отчасти зависим от них, это стоило признать, как бы мерзко и унизительно это не было. А вместе с этим на первый план к зависимости выходило и то, что так просто семейство Хранителя Юга со счетов списать не получится, и ожидание заслуженного упоминания за помощь и веру в правое дело. А ещё у Квентина был сын, ради которого (в том числе) мужчина был готов рвать и метать, прибирая к рукам всё больше власти и возможностей.
Обычно леди любят говорить, что у кавалеров детство играет, самые невоспитанные из дам уточняют, где именно. У некоторых рыцарей окромя детства в заднице ещё играло и благородство. И Лео, увы, был из их числа. Поэтому мастер над оружием мог не рассчитывать вероятность того, что заварушка на Севере прошла мимо сына, тот явно увяз в этом дерьме по самые уши, сам же туда охотно и прыгнув. Квентин не предполагал, что станет всесильным, и уже тем более не ждал бессмертия, а посему наследие реализованных амбиций должно было в конечном итоге кому-то достаться. К сожалению, запасных отпрысков с хорошей родословной и столь же любимых у мужчины не было, и это как никогда подогревало желание служить с особым рвением, активно стараясь качнуть чашу весов в пользу своего сюзерена. Хотя бы ровно до того момента, пока это не перестанет быть полезным.
Уговоры лорда Джона не помогли, как и мысль, что и без журавлика в Хайгардене обо всем известно. Квентин не мог сидеть на месте и уж тем более спать, когда буквально под носом творилось подобное. Он потребовал дорожный плащ и подготовить коня, и уже меньше чем через час скакал по дороге в сторону сердца Простора, чтобы оказаться в гуще событий и вытрясти душу из своего старшего брата.

Один мастер над оружием прибыл к другому под вечер двадцать первого числа. Солнце только клонилось к закату, в чертоге должны были убирать со столов после небольшой трапезы после дневного сна, однако не витало в замке расслабленной ленности обычного летнего дня.
Квентина в Хайгардене знали, так что добраться до брата было несложно. Вортимер, скрестив руки под грудью, по своему обыкновению муштровал бойцов во внутреннем дворе, наблюдая за тем, как рыцари лупят друг друга затупленными клинками, но занятость старшего Крейна не особо волновала младшего. Квентин, хоть земля после длительной поездки верхом еще немного покачивалась под ногами, спешно направился к рыцарю, чтобы без особых церемоний и лобызаний в обе щеки завязать разговор.
- Несказанно рад видеть тебя, брат мой, - губы тронула улыбка-оскал, задница слишком болела от седла, тут уж было не до теплоты и нежности. – Не кажется ли тебе, что ты тут как будто девочек к турниру готовишь, а не войне? Или то, что Тиреллы в одном шаге от признания изменниками, пока их дочурку обвиняют в нарушении королевского мира, сегодня не воспринимается как серьезная угроза, требующая вмешательства? 

[AVA]http://s8.uploads.ru/jb7PK.jpg[/AVA][NIC]Quentyn Crane[/NIC]

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-08-04 21:14:58)

+8

3

У Вортимера в последнее время выдался далеко не самый лучший период, который сильно усугубился новостями о произошедшем в северных землях. Крейн не знал, как назвать это, но первое, что приходило в голову - это подлость и предательский удар в спину от гостеприимных лордов Севера. Где-то внутри мастера над оружием бурлила злость, но внешне рыцарь оставался максимально беспристрастен, стараясь не тратить лишнее время на размышления, а больше внимания уделять серьезным делам, вроде мобилизации войск, их координации и своевременного отправления отрядов правильной дорогой. Вообще, это была характерная черта Вортимера - когда у него случалось что-то, что прямо здесь и сейчас он сам изменить не в силах, то мужчина погружался с головой в деятельность, в том числе и ту, которая поспособствует решению проблемы.
— Лучше держать оборону! Еще раз, - махнув рукой, командует Вортимер бойцам, что сейчас демонстрировали свои навыки в сражении со щитом.
Первый отряд поддержки Лорасу и Гарлану Тиреллам покинул Хайгарден раньше, а эти парни должны были отправиться следом, готовые при надобности выполнить роль подкрепления. Как простой человек Крейн всей душой хотел, чтобы битвы удалось избежать, но как старый солдат он понимал, что если Винтерфелл был действительно взят силой, то бойни не избежать.
Тяжело выдохнув, Вортимер проводит рукой по волосам, убирая пару длинных локонов назад, чтобы те не лезли в глаза.
"Что же действительно произошло в Винтерфелле?" - проносится у брюнета в голове, когда он смотрит на рыцарей, колотящих друг друга во дворе замка. Информации было критически мало, все шло из одного расшифрованного Уилласом и Гарланом письма Маргери, где урожденная Тирелл весьма недвусмысленно поведала об угрожающей ей опасности. Мастера над оружием безусловно радовало то, что сама юная роза жива (или была жива на момент написания письма), а терзало Вортимера неизвестность по поводу того, что произошло с верной миледи гвардией. Пятьдесят отменных рыцарей, дети из знатных домов Простора, что с ними стало? Их просто взяли в плен или без лишних сомнений перерезали, как свиней? Волнение Крейна распространялось на всех бойцов без исключения, но больше сердце болело за троих: двух племянников и его бывшего оруженосца. Алан был человеком порывистым, яростным и гневливым, из-за чего что-то в душе Вортимера подсказывало, что просто так его названный сын в плен бы не сдался. Лео был рациональнее своего двоюродного брата, но благороден, посему вряд ли бы оставил своего капитана. Тайлер несильно отличался от предыдущего индивида, разве что, был чуть более расчетлив и холоден, но также клялся склонить голову за правое дело. Рано было хоронить троицу воинов, но Вортимер уже много раз молился: и за их спасение, и за их же упокой.
— Вы окажетесь на территории возможного противника, и оружие у него будет куда серьезнее, чем у вас сейчас! Не зевайте! - Крейн злился, когда видел, как солдаты пропускают совершенно детские удары. Это не игра, и они должны это понимать. Давненько сыны Простора не сталкивались с серьезными угрозами, но это не повод расслабляться.
Услышав быстрые шаги, южанин поворачивает голову в сторону, искренне удивившись тому, кого увидел. Квентин Крейн собственной персоной. Мастер над оружием в Алом Озере, некогда рыцарь на службе Маллендоров, младший брат Вортимера, беспринципный тип, коварная змея, затаившаяся в сапоге, человек настолько же амбициозный, насколько и самовлюбленный, и еще много сравнений и эпитетов. Ладно, конечно, Крейн сейчас несколько перебарщивал в жесткости этих определений, но у него было оправдание - Квентин появился не совсем вовремя. Хотя его приход заставил андала где-то в душе напрячься, а все потому, что его братишка редко что-то делал просто так. И раз уж он здесь, то у него есть дело. Поэтому рыцарь решает не брать слово первым, дав брату начать разговор. Вортимер внимательно слушает всё, что сказал младший Крейн, но никак не реагирует, будто Квентин зачитывал список покупок своей женушки и не более того. Мастер над оружием Хайгардена секунд пять молчит, переваривая информацию.
А после наконец бросает многозначительный взгляд на брата, едва уловимо кивает, показывая, бессловесное замешательство не будет длиться долго.
— Хант, командуешь вместо меня. Сто повторений, уберете оружие и свободны, - повернув голову в сторону бойцов, громко командует мужчина, а затем вновь обращается к брату, - пойдем.
Что это было? Удивление, шок или непонимание? Скорее непонимание. Любой человек, услышав слова Квентина, подумал бы, что это какой-то розыгрыш или неудачная шутка бывшего любителя приложиться к бутылке. Однако Вортимер знал своего брата, который обладал способностью узнавать все слухи и сплетни Простора в кратчайший сроки, посему у Крейна не было причин сомневаться в словах Квентина.
Они молча идут к замку, где после перебежки через чертог и коридор, достигли зала совета, где можно побеседовать спокойно, не беспокоясь за то, что их подслушают. Дойдя до тяжелой стальной двери, Вортимер отворяет ту и пропускает брата вперед, после чего проскальзывает в комнату и сам и с громким хлопком отрезает немногочисленных представителей дома Крейн от всего остального. Пройдя вперед, один из приближенных к Тиреллам указал на пару кресел, что стояли вокруг массивного стола, на котором располагалась громадная карта Вестероса, оставшаяся еще со времен постройки Хайгардена. Вортимер сел в одно из кресел, опершись локтями на колени.
— А теперь давай все с самого начала. О чем ты говоришь и откуда ты это узнал? - мужчина старался сохранять беспристрастность и спокойствие, но тревога внутри мешала этому.
[AVA]http://s5.uploads.ru/7Kwy1.jpg[/AVA]
[NIC]Vortimer Crane[/NIC]

Отредактировано Alan Crane (2018-08-08 11:55:07)

+11

4

Брат в своей любимой манере предпочел не реагировать на то, что ему сказали, чем в очередной раз наглядно продемонстрировал причину отсутствия у него хоть какой-то пассии – какой девице понравится такое эмоциональное бревно, что с одинаковым выражением лица показывает маленькому пажу, как меч держать надо, и женское платье расшнуровывает. Девушки, благородные и не очень, как бы застенчиво в платочек, сжатый в кулачке, не мурлыкали о том, что она-де не такая, но в тайне ждали страсти, ревности, огня и далее по тексту, а тут… А тут Вортимер Крейн. Но в пекло эту лирику, Квентину плевать, кем и чем мастер над оружием полирует свой кинжал, на повестке дня стояли более важные темы. И от равнодушия к таковым мужчина выказал удивления больше, чем тот, кто впервые обо всём услышал. Это наталкивало на мысль, что в Хайгардене уже всё давно знают, а посему решение проблем найдено и всё под контролем, и умненький старший брат Вортимер, скрывая свое раздражение, расскажет глупому младшенькому, что тот зря так скоро отказался от гостеприимства лорда Новой Бочки. Это заставляло чувствовать себя посмешищем, человеком, которого оставили в дураках. А кому такое понравится? Никому, а уже самовлюбленному мужику тем более. Поэтому Квентин плотно поджал губы, маскируя то, что от зачинавшегося гнева приготовился стереть эмаль зубов в порошок. Но всё же послушно последовал за братом, подцепив указательным пальцем край ткани и проведя вдоль ворота, дабы поправить рубаху, что сбилась под темным камзолом и поднялась вверх, чиня неудобства своему хозяину. И коль скоро Вортимер мало заботился об уставшем с дороги родственничком, да и радости особо не выказывал, то мастер над оружием Алого Озера с удовольствием позаботился о себе сам, в буквальном смысле поймав служанку за руку и попросив девицу принести чего-то съестного и промочить горло – желательно вина, раз уж от Квентина ничего не требовалось, а без пары кубков крепленого красного переносить постную рожу старшего брата было просто невыносимо.
Когда они прошли в просторный зал переговоров, младший из Крейнов плюхнулся на предложенное место и был почти готов вальяжно развалиться, уложив голень левой ноги на правую, не особо переживая о том, что на штанах останется дорожная пыль с сапог, как брат поверг его в недоумение вот уже во второй раз за их сегодняшнюю краткую встречу. Если бы у Вортимера было чувства юмора больше, чем у шлюх скромности, то Квентин решил бы, что над ним потешаются или завуалировано уводят в сторону от беседы, не желая раскрывать тех карт, что уже есть у Тиреллов на руках. Но мастер над оружием Хайгардена, увы, не был тем, кто склонен к подобным фокусам. И от этого недоумение у Квентина становилось всё больше, подобное буквально на некоторое время выбило его из колеи. И вместо того, чтобы растечься по креслу, наплевав на все приличия, он повторяет позу брата: подается вперед, упираясь локтями в бедра. С хлопком соединяет ладони, переплетая пальцы в замок, в задумчивости касается губами костяшек. Нет, всё это определенно было слишком странно.
- Хочешь сказать… Что вы не в курсе того, что творят в столице Ланнистеры? – с прищуром и толикой недоверия всё же спросил Квентин, расцепив наконец пальцы и разведя ладони в стороны. Не мог не спросить, хоть и понимал, как мала вероятность того, что собранный из честности брат едва ли сможет соврать. Но всё бывает в этой жизни.
Откидывается назад, поставив правую руку на подлокотник и ею же проведя по подбородку, всё еще не торопясь отвечать, не в силах переварить сложившиеся обстоятельства вот так сразу.
- Я был у лорда Джона в Новой Бочке, когда к нему ввалился один из его племянников, посланный Королевой Шипов. И тот рассказал, что маленький король пообещал объявить Мейса, Уилласа, Гарлана и Лораса изменниками, лишив всех титулов и земель, если они до конца этого месяца не прибудут в столицу, дабы чмокнуть его в задницу и заверить в своей верности. И всё якобы из-за того, что сыновья Мейса увезли одного из волчат Старков. А Лионетта и Оленна теперь почетные гости, которым настоятельно не рекомендуется покидать столицу.
Квентин, сделав небольшую паузу, усмехнулся, показывая свое отношение к умным и взвешенным решениям юного монарха, придумавшего идеальную причину для того, чтобы настраивать против себя богатое семейство. И чтобы Вортимер не думал, что только олень чинит препятствия, младший Крейн продолжил:
- А эта ланнистерская стерва, - в мыслях мужчина добавил, чем именно королеве нужно подавиться в самом ближайшем будущем, - втихую объявила, что Маргери и её гвардейцы нарушители королевского мира. Как будто они убили кого-то из Старков в Винтерфелле, который якобы застал её и нашего Алана за тем грязным делом, от которого у благородной миледи Тирелл под сердцем появился бастард… Говорят, там была настоящая резня, которая остановилась благодаря какому-то северному лорду, и сейчас Маргери с остатками своих людей в бегах. И конечно же тому, кто притащит этих нарушителей в столицу честь и хвала, а вероломные южане получат суд короны… Если я что-то из всего этого и понял, то это то, что у Ланнистеров от зависти совсем туман перед глазами, а все, кого мы радостно послали  по воле Королевы Шипов на Север, неизвестно живы ли вообще. Вортимер, что происходит? Не говори, что знаешь меньше меня.
Уиллас недавно в спешке вернулся в Хайгарден, Гарлан и Лорас вывезли кого-то из Королевской Гавани. Быть не может, что брат абсолютно ничего не знает о происходящем. Так пусть наконец поделится, Квентин имеет право знать, если не как верный вассал и родич, то обеспокоенный отец.

[AVA]http://s8.uploads.ru/jb7PK.jpg[/AVA][NIC]Quentyn Crane[/NIC]

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-08-12 23:37:46)

+10

5

Южанин не моргая смотрел на своего дорогого братца, ожидая, когда же тот уже приступит к делу, миновав все эти недопонимания, переживания, глупые и бессмысленные вопросы. Если Вортимер попросил рассказать все, что Квентин знает, то очевидно будет предположить, что мужчина действительно не в курсе происходящего, что его, безусловно, тревожит. Однако вместо структурированного и четкого ответа Крейн-младший пару раз меняется в лице, затем меняет свою вальяжную позу на более взволнованную и заинтересованную, после чего решает удостовериться, действительно ли мастер над оружием Хайгардена не обладает должными знаниями. Вместо ответа Вортимер слегка повернул голову. Внешне он был невозмутим, но во взгляде читалась откровенная усталость и раздражение, ведь южанин задал конкретный вопрос и желал получить на него конкретный ответ.
Больше всего Крейну не понравилось упоминание Квентином Ланнистеров, ведь сейчас на троне восседал король в лице отпрыска Баратеона и Ланнистера, что представляло собой гремучую и чрезвычайно опасную смесь. Особенно если учитывать, что с одной стороны ему нашептывает свои идеи Тайвин Ланнистер, чьи аппетиты известны всем и каждому в Семи Королевствах, а с другой Станнис Баратеон, который, как десница, наверняка будет пытаться направить юного монарха на иной политический путь. Монетка подброшена, скоро она упадет и станет понятно, на чью сторону склонятся весы... Если только Джоффри не окажется столь неординарной личностью, способной противостоять всему Малому Совету и родственникам. В этом случае монета упадет на ребро, хотя рано или поздно все равно склонится в одну из сторон.
Вскоре Квентин начинает свой рассказ, чем заслуживает благодарный кивок от Вортимера, который пусть и обладал ангельским терпением, выработанным годами, но с возрастом нервная система становилась все менее и менее устойчивой. Старший брат слушает младшего внимательно, никак не прерывая, лишь задумчиво почесывал указательным пальцем правой руки щетинистый подбородок. Взгляд был направлен чуть в сторону от головы брата, в стену из каменной кладки, потому что мужчине лучше думалось, когда он мог сконцентрироваться на поступающей информации, а не на лице собеседника и на его шевелящихся губах. Первая часть истории закончилась, принося нехорошие вести. Измена, лишение титулов, взятие заложников - терпимо, но жить можно. Сослаться на проволочки в исполнении приказов, проблемы с доставкой писем, подключить экономические связи, использовать бравых дипломатов, чтобы решить проблему с теми, кому настоятельно рекомендовали оставаться в столице... Словом, опыт подсказывал, что даже король не сумеет уничтожить семейство Тиреллов за одно неповиновение, избежав переговоров. Но это был еще не конец, поэтому старший из Крейнов никак не реагировал, ожидая продолжения. И не зря.
Вторая часть была похожа на удар обухом по голове, который Вортимер, однако, стойко перенес. «Нарушители королевского мира, в бегах, бастард, суд короны», - все эти слова закрутились в голове андала бешеным водоворотом, который сейчас поглощал все мысли. Несмотря на удивление, советник Тиреллов дослушивает речь брата. Когда тот завершает рассказ вопросом, брюнет опускает руки вниз, положив их на колени, а сам откидывается назад, опираясь на спинку кресла. Этого южанин не ожидал, совсем не ожидал. Они отправляли северную армию для спасения леди Маргери, а теперь, получалось, что они отправили отряд на помощь официально объявленным предателям, пытавшимся устроить... Что устроить? Переворот? Убив Рикона Старка? Это бред какой-то. Зачем делать столь опрометчивый шаг в логове врага? Седьмое пекло, вопросов было столько, что голова грозила взорваться прямо сейчас. Вортимер так и знал, что уже староват для этого дерьма.
Все сознание сейчас было занято переживаниями о случившемся. Он знал Маргери с самого её детства, видел, как она росла и кем стала. Алан был ему как сын, которого Вортимер старательно воспитывал, несмотря на все протесты мальчугана. И что, королева хочет сказать, что эти двое, на удивление неплохо поладив, решили разбавить серые северные будни совокуплением, чтобы в итоге породить бастарда? Ересь и бред сумасшедшего. Вортимер был настолько возмущен, что уже из последних сил сдерживал эмоции, пустым взглядом сейчас рассматривая стену напротив. Чертова стена с кривой кладкой - один камень явно выделялся из-за какого-то криворукого рабочего... Советник поднимается с места, поворачиваясь лицом к карте и опираясь руками на края громоздкого стола. Его взгляд устремляется в сторону Севера, затем возвращается на Юг, заодно прослеживая весь путь от Хайгардена до Винтерфелла, который мужчин и так знал. Обычно Вортимер умел быстро переваривать полученные знания, а затем разделять их на части и методично разбираясь с каждым куском по отдельности, но сейчас шатен не знал, за что взяться. Ситуация слишком опасна, причем не только для него и его близких, а для всего Простора.
— Квентин, скажу так... - наконец молвит мужчина после долгой паузы, - я знаю не просто меньше тебя, я не знал ничего из этого. Мы слишком увлеклись мобилизацией, загнав себя в изоляцию, из-за чего пропустили это все. Что происходит? Думаю, что кому-то семейство Тиреллов чем-то не угодило, иначе я не знаю, как это объяснить. Нет, разумеется, все можно списать на фатальные совпадения, но, брат, я давно перестал верить в случайности.
Вортимер говорил сейчас не как мастер над оружием или советник, сейчас он говорил как простой человек и брат, разговаривающий со своим родственником. И это была ошибка. Нужно брать себя в руки и думать, что дальше делать. Шатен опускает голову вниз, прикрывая глаза, чтобы дать разуму пару секунд на передышку. Держа глаза закрытыми, андал начинает соображать.
— Значит так. Первое - Тиреллы должны явиться в Королевскую Гавань, но Уиллас сейчас здесь и появляться в гавани ему не стоит. Значит надо кого-то послать туда для переговоров от лица дома, чтобы решить вопрос с этим приказом.
Второе - гвардию Маргери перебили, а выжившие сбежали и сейчас либо успешно скрываются, либо уже попали обратно в плен. Нельзя исключать вариант, что их могли казнить на месте, - рассуждая вслух, Вортимер периодически делал паузы для размышлений. В голове было так много вопросов, что Вортимер даже не подумал посвящать брата в подробности письма Маргери, решив обойтись кратким описанием. - С этим неизвестно что делать. Третье - отряд, отправленный нами на Север, может попасть в ловушку и может быть атакован, если, как ты говоришь, этого уже не произошло. Отправить за ними солдат уже не успеем, значит, можно попытаться отправить ворона на опережение, чтобы их остановили. Однако если мы не успели, то дела еще хуже. Смерти членов гвардии и так ударят по домам Простора, а это может все усугубить.
Закончив мысль, мужчина выпрямляется, скрестив руки на груди. Дело плохо. Намного хуже, чем он предполагал. Они допустили ошибку: не ожидая подвоха, опрометчиво поторопились и отдали все силы на сбор армии и призыв воинов в замок, пропустив столько событий. Глупость чистой воды, главное, чтобы она стоила не очень много жизней.
— Квентин, у тебя друзья везде, где только можно, - твердо начинает Вортимер, вуалируя выражение "ты в курсе всех сплетен Простора", - что слышно от домов после новости о трагедии на Севере? И как ты думаешь, как будут реагировать дома, когда узнают о том, что леди Маргери объявлена предательницей, а вся гвардия вне закона?
Крейн был отличным воином. Хорошим солдатом и достаточно методичным капитаном, но вот в людях разбирался намного хуже. Он мог предсказать, куда противник направит войска на войне, но слабо представлял, как поступит тот или иной человек (если только не хороший знакомый) в какой-либо ситуации. А вот Квентин был в этом хорош. Поэтому Вортимеру сейчас нужна была его помощь, ведь если недовольный дома Простора воспользуются тотальной слабостью Тиреллов, пытаясь провернуть свои махинации, то великий дом, вовремя не среагировав, вряд ли сможет защититься. Моральное состояние, боевой дух и верность - все это важнейшие ресурсы во время любой войны, а семейство роз проигрывало по этим параметрам.
[AVA]http://s5.uploads.ru/7Kwy1.jpg[/AVA]
[NIC]Vortimer Crane[/NIC]

+7

6

Братья Крейны не были так уж близки, чтобы можно было сказать, что понимают друг друга с полуслова или вообще читают мысли, но Квентин видел, что Вортимер молчит вовсе не из-за того, что новости из столицы выбили из колеи. Если бы мастер над оружием Алого Озера не испытывал таких же чувств и эмоций, как советник Тиреллов сейчас, то обязательно послал бы Серсее бочонок лучшего вина – в такой степени выбесить старшего из журавлей это неоспоримое достижение, стоит преклонить колено перед таким талантом, облобызать подол платья, королевские руки и далее по тексту, в котором описана встреча чертовски привлекательной женщины и еще более привлекательного мужчины. Однако, с того момента, как Лео покинул Простор, в чем, как виделось Квентину, сыграло свою роль и сватовство королевских особ, озабоченных отсутствием жениха у такой дивной девочки в лице Маргери Тирелл, у Крейна, и без того не испытывавшего благоговейного трепета перед сливками общества Западных Земель, теперь и вовсе отпало желание даже имитировать подобие уважения.
Пока Вортимер молчал, глядя куда-то в сторону, не в силах так сразу переварить всё услышанное (в чем младший брат его совсем не винил, ибо сам чуть с лавки не упал на глазах у лорда Фоссовея, который, кажется, лег бы рядом со своим гостем), любитель эля и прелестных дам, не отрываясь смотрел на собеседника, словно удав гипнотизирующий кролика. Не соскучился, а не желал пропустить не единого слова, жеста, которые могли бы пролить свет на случившееся, и когда старший брат наконец заговорил, Квентин скрывал свое недоверие к словам мастера над оружием Хайгардена, хотя некто внимательный мог заметить проскользнувший скепсис в пристальном взгляде андала, который всё так же был обращен к советнику Тиреллов. Младшенький журавль разрывался между тем, что от Вортимера что-то скрывали его господа, и тем, что сам Вортимер скрывает от своего родственника кое-что. Первое выглядело менее нелепо, чем второе, ведь семейство золотых роз не пальцем деланные, и Мейс – это скорее исключение, подтверждающее правило. И если дело слишком серьезно, то Тиреллы вполне могли и утаить что-то даже от того, кто служил им верой и правдой много лет. И в этом был смысл – доверять можно только семье, и то не всегда. Уж Квентину ли не знать.
Если же Вортимер молчит по той же причине, то у младшенького журавлика есть шанс вытрясти из него правду о случившемся в Винтерфелле. Брат слишком порядочный, чтобы врать и без сочувствия смотреть на страдания любящего отца. Однако, это будет чуть позже, а пока Вортимер специально или же нет переключил свое внимание на другую проблему. Не менее важную, с одной стороны, но живой и здоровый сын был нужен Квентину пока гораздо больше, чем благополучие одних лишь золотых роз. Единственное, что радовало мастера над оружием Алого Озера, - молчать о сметь любого из племянников Вортимер бы не стал. А значит, есть ещё ради чего рыпаться.
Андал молчал, откинувшись на спинку стула. Было о чем подумать, но сначала хотелось услышать и мнение Уилласа, который абсолютно точно ведает больше присутствующих о том, как обстоят дела в столице. Поэтому Квентин решил начать с того, о чем хоть какое-то представление имел. 
- Я думаю, это неплохая попытка настроить вассалов против своего сюзерена, - задумчиво протянул мужчину, положив руки на подлокотник. Окинул беглым взглядом карту, над которой склонился брат. – Ты был бы рад, если бы твоего сына или же вовсе наследника убили из-за того, что дочь твоего сюзерена, познав все прелести взрослой жизни и лишенная их же с отбытием мужа на войну, от горя задрала юбку, чтоб утереть слезы, но увлеклась и случайно развела ноги перед каким-то мужиком? Едва ли. Я не сомневаюсь, что для кого-то это прозвучит дикостью. Но не отрицай, что среди лордов есть и дураки… Однако, я бы боялся не их. Их еще в узде могут удержать клятвы верности и хороший пинок под зад. Бояться стоит тех, кто всей этой кутерьмой может воспользоваться, раздув из нелепиц Железного трона нечто большее… Ланнистеры – очевидные враги, и очевидно сильные. Но судя по всему, часть их армии должна отбыть в Дорн, и будь я проклят, если Старый лев при таком раскладе не воспользуется желающими оттяпать себе то, что их по праву, – последние слова Квентин выделил голосом, прозрачно намекая на Флорентов и прочих. Вечно лопоухие и вечно недовольные. – Когда я был у нашей сестрички Мелары, племянник лорда Флорента как раз отбывал в столицу. И судя по тому, что корабль чуть не потонул прямо в гавани под тяжестью гостинцев, а Алестер, чуть не плача от счастья, махал платочком, то могу предположить, что всё это будет обставлено как: «О какже мы скучали, дорогой наш десница короля и любимый родственник». Сомневаюсь, что Станниса это проймет, но он там не единственный у власти, - это мужчина сопроводил тем, что картинно приподнял правую ладонь над подлокотником. Мол, сам понимаешь, только идиот не воспользуется тем, что находится в центре событий. И после небольшой паузы Квентин продолжил:
- После самодурства нашего нового короля, только ленивый не сравнивал его с Эйрисом. Думаю, все в Просторе быстрой поймут, получив известия об изменниках Тиреллах и нарушителях королевского мира, что рекруты Севера обещанного не увидят… И я бы занялся в первую очередь тем, что укрепил бы свои позиции. Младшая ветвь роз мало кого заинтересует, а из старшего куста немного цветочков для размена. А перспективный и соблазнительный цветочек так и вовсе один…
Подняв взгляд на брата, Квентин сообразил, что он-то тоже кое-что умолчал. И от этого непроизвольно хохотнул, понимал, что и тут Тиреллов постарались обскакать.
- Хах! Шельма! А ведь я забыл сказать тебе ещё кое-что… Самая лакомая розочка волею короля теперь помолвлена с какой-то девкой из Ланниспорта. Видимо, даже корону раздражает то, что наследник Хранителя Юга сидит безвылазно в библиотеке. Так что…
Что именно так что, договорить мужчина не успел, раздался стук в дверь, и через мгновение в комнате появилась служанка с подносом с едой. При ней продолжать разговор было крайне неуместно, поэтому Квентин, не найдя в барышне ничего такого, что могло бы развеять интерес к туману войны, вновь устремил взгляд на карту, решая почти озвученную проблему. И когда служанка поставила последнюю тарелку перед милордами, несколько неуклюже из-за спешки поклонилась и стремительно покинула зал, младший журавлик почти победоносно с самодовольной улыбкой, больше похожей на оскал, произнес:
- Сколько там дочерей у твоего друга Рендилла Тарли?
Мужчину потянулся к вину, придвину к себе один из кубков. За такую гениальную мысль можно наградить себя глоточком борского золотого.
[AVA]http://s8.uploads.ru/jb7PK.jpg[/AVA][NIC]Quentyn Crane[/NIC]

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-08-25 22:39:35)

+5

7

Вортимер понимал, что ситуация, в которой оказалось семейство роз – это их же глобальный просчет. И это неприемлемо для великого дома Тиреллов, если он еще хочет гордо носить это звание. Крейн не понимал, как они смогли пропустить буквально все самые острые события, о которых, почему-то, кто-то уже знал. Вариант, что Уиллас что-то умолчал, мужчина даже не рассматривал, ведь, во-первых, это было не в привычках старшего из детей Мейса, во-вторых, банально нерационально и совершенно бессмысленно. «Все, прочь это», - звучит в голове команда, одернувшая южанина, что вновь начал сетовать на совершенные ошибки.
Слушая Квентина, мужчина понимает, что все так и есть. Смерть и\или предательство северных гвардейцев явно не будет воспринято сюзеренами Тиреллов с радостной улыбкой. Многие из них мысленно уже похоронят своих детей, помолятся Семерым, поплачут, а затем безутешные родители захотят крови. Квентин смотрел в саму суть – весь их гнев обратится против сюзерена, который инициировал поход и свадьбу, дабы «укрепить свое положение» (хотя сам Вортимер не видел в этом много смысла, о чем не единожды говорил Мейсу) и заодно удовлетворить свои амбиции, удачно выдав замуж красавицу-дочурку. Старки пропали за Стеной, Маргери считают предательницей... Седьмое пекло, лучше бы сидела в саду Хайгардена, бесконечно болтала со своими многочисленными родственницами, да занималась вышивкой, зато под присмотром стражи. Но, увы, это утопия. В принципе, с лордами можно разобраться. Призвать их, воззвав к клятвам и совести, собрать военный совет, без лишней утайки поставить их перед фактом, предупредив, что самое время готовиться к худшему: если не к открытой войне, то к экономической точно.
Намек Крейна на Флорентов заставляет вектор мыслей Вортимера немного измениться. Вот это действительно звучало тревожно, потому что Станнис Баратеон, напрямую связанный с этим семейством, сейчас обладает достаточной властью, чтобы поспособствовать благополучию родственничков. И мастер над оружием не уделил бы этому столь пристальное внимание, не скажу младший братишка, что они уже начали действовать. Очень... Оперативная реакция. В принципе, от этого лисьей семейки многого ждать не стоит – они практически не скрывали, что не признают власть своего сюзерена в Просторе. Неприятно было то, что появившаяся у них возможность была не их заслугой, а недоработкой Тиреллов. Ладно, с этим тоже можно что-то сделать. Вортимер пока не знал, что именно, но ситуация не была полностью безысходной. Продолжая мысль, Квентин поднимает абсолютно правильную мысль про «укрепление позиции». Андал и так уже думал о том, как бы это лучше сделать, но предпочитал рассуждать молча, в отличие от братца. Однако рыцаря радовало хотя бы то, что они мыслят в одном направлении... Новость про брак не вызвала бурных эмоций, являясь наименьшим из зол в данной ситуации и ярким показателем того, что в Королевской Гавани люди начинают планомерно сходить с ума. Тлетворное влияние Железного Трона, не иначе.
Вскоре в помещении появилась служанка, прервавшая словесный поток младшего Крейна, дав старшенькому спокойно пораскинуть мозгами в тишине. Основная цель – это не допустить междоусобицы в Просторе. Не дать внутренним и внешним врагам внести еще больше смуты в ряды южан. Сделать все, чтобы скрепить лордов и дома в единый и сильный механизм, который не проиграет в случае назревания открытого конфликта. Вортимер точно знал, что Простор нужен короне. Их ресурсы, запасы и армия – все это необходимо для поддержания грамотной экономики и, тем более, для пропитания воинов. Поэтому если Тиреллы сумеют объединить под своими знаменами все (или, хотя бы, большую часть) дома, то у Железного Трона не останется никакого варианта, кроме как договор на взаимовыгодных условиях. Захотят войны – получат войну, только нужно ли им это сейчас?
— Три, - машинально отвечает Крейн, поднимая взгляд на своего брата.
Прищурившись, Вортимер чешет жесткую щетину, оценив идею своего брата. Взяв кубок, мастер над оружием присаживается в кресло, откидываясь на спинку.
— Организовать брак Уилласа с дочерью Рендилла, который покажет домам Простора, что лучший полководец на всем Юге поддерживает дом Тиреллов, несмотря на заявления короны об их предательстве, настолько, что отдает свою дочь замуж за их наследника. Публичная демонстрация его безусловной верности... Это хорошая идея, Квентин, - сказав это, Крейн подносит кубок к губам, делая небольшой глоток. – Отправить письмо в Рогов Холм и призвать Рендилла сюда. Затем мы можем подумать о военном совете, на котором объявим все, что захотим, лордам Простора. Но сначала все же поговорить с Уилласом…
***
Спустя три дня прибыл Рендилл. Вортимер с нетерпением ждал своего старого боевого товарища, и хоть со стороны их встреча не показалась очень теплой – крепкое рукопожатие, вежливые кивки, отсутствие каких-либо ярких эмоций – на самом деле Крейн был действительно рад его видеть. Однако Тарли был человеком весьма специфичным, ровно как и Вортимер, поэтому и особо фееричной встречи ожидать не стоило. Понимая, что лорду Рогового Холма не нужны всякие обеды, устроенные специально для него, мастер над оружием сразу повел того к старшему сыну Хранителя Юга. Тот пообещал Крейну со всем разобраться самостоятельно и морально был готов к тяжелому характеру полководца из Простора.
Пока они шли к кабинету, мужчина попросил прощения у своего старого друга за то, что заставил его так неожиданно примчаться в Хайгарден, но никаких подробностей не раскрывал, предоставив это все Уилласу. Проводив к кабинету, мужчина откланялся, отправившись обратно на тренировку рыцарей.
[AVA]http://s5.uploads.ru/7Kwy1.jpg[/AVA]
[NIC]Vortimer Crane[/NIC]

+6

8

Рендилл Тарли не был известен как человек мирный, милосердный и сердобольный, зато уже давно снискал себе славу великолепного полководца, одного из лучших во всём Вестеросе - и к Неведомому лишнюю скромность, настоящего мужчину красит не это, а объективность и разумность. Последними качествами Рендилл обладал, ровно как и наблюдательностью и решительностью. Тарли всегда держал ухо востро, готовый в любую секунд взяться за меч и вступить в бой, а по последним событиям, встряхнувшим Королевства, становилось понятно, что шансом решить все конфликты мирно с каждым днём становится всё меньше.
Рендилл не удивился, получив письмо-приглашение в Хайгарден, он умел анализировать ситуацию и делать правильные выводы. Тиреллы находились не в лучшем положении: организованный Мейсом брак его единственной дочери с северянином не обернулся для всего Простора ничем хорошим. Среди знатных людей изначально было мало довольных таким решением, многие посчитали неразумным отправлять Маргери в Винтерфелл ради сомнительной перспективы укрепления положения Тиреллов. Что им Север? Если подумать, то снежным холодным землям постоянно нужна поддержка, это касается и провианта, и иных материальных благ, а что Юг смог бы получить взамен? Мейс что-то говорил о военной мощи Севера, и Рендилл ещё полгода назад только презрительно покачал головой, услышав о великой армии Старков и их вассалов. Тарли признавал только факты, не тратя своё внимание на утопические ненужные размышления, и был уверен: если война и будет, то не на северных территориях, а значит, Простору придётся справляться своими и без того немаленькими силами. Пока Старки созовут знамёна, пока промаршируют через половины карты к месту проведения сражений, войны уже будут подходить к концу.
Люди всегда были для Рендилла больше ресурсом, нежели чем-то большим, и он был уверен, что своим - а именно, дочерью, выгодной партией для любого разумного жениха во всём Вестеросе - Мейс распорядился крайне неразумно. И за это будут расплачиваться все Тиреллы.
Несложно догадаться, чего этим приглашением хочет добиться семья грандлорда Простора: Мейс был не в том положении, чтобы терять союзников, а Тарли свои клятвы привык держать, и даже сейчас не был склонен к смене стороны и жалким попыткам предательства. Ланнистеры никогда Рендиллу не нравились, он считал их слишком высокомерными, наглыми, неразумными, а то, что происходило в политических играх Королевств иначе как проделками львов трактоваться не могло. Тарли считал, что только безумец может поверить в том, что Тиреллы отправили Маргери на Север в компании Алана Крейна и целой гвардии из достойных воинов, выходцев из уважаемых семей Простора, лишь для того, чтобы они совершили попытку захвата Винтерфелла, убив так "удачно" оставшегося в замке единственного Старка, трёхлетнего мальчишку. Странно, что Ланнистеры решили на этом сыграть, а теперь считают, что вправе требовать с Тиреллов покаяния, угрожая отобрать у грандлорда и его сыновей имущество, титулы, привычную власть...
Северяне могут молчать, лишь смотря на то, как их по очереди лишают Старков и как Винтерфелл переходит в руки захватчиков. Не все южные лорды в восторге от Мейса Тирелла, да что там, управленцев он был никаким, а воином ещё худшим, но это не значит, что Простор согласен играть по навязанным им правилам Ланнистеров. И юному королю стоило почаще вспоминать, где именно на карте находится главная военная мощь Вестероса, а также его экономический центр.
Единственное, что интересовало Тарли, так это тактика поведения Баратеона - и он сейчас не об отпрысках Роберта, а в большей степени о его брате Станнисе. Лорд Драконьего камня хочет войны? Так до неё остался один шаг, и, если уж говорить откровенно, Рендилл его сделать не боится.
Тарли не стал откладывать свою поездку, он не привык оттягивать принятие серьёзных решений и ведение важных разговоров. Уже через три дня он прибыл в Хайгарден, рассчитывая на прояснение ситуации, а не на пустую трату времени на пышные приветствия и званые обеды. Благо, старый друг, Вортимер Крейн, это прекрасно понимал, а потому сразу провёл его в кабинет, где, по словам мастера над оружием, его уже ждал будущий лорд Хайгардена, Уиллас. Хорошо это или плохо, что переговоры будет вести не Мейс, а его старший сын?
- Уиллас Тирелл, - по-военному кивнул потенциальному сюзерену Тарли, проходя в его кабинет.
Пусть говорит. И лучше - чтобы по делу.
[AVA]https://b.radikal.ru/b20/1809/c7/358976b05fed.jpg[/AVA]
[NIC]Randyll Tarly[/NIC]

Отредактировано Loras Tyrell (2018-09-07 11:33:45)

+8

9

Над домом Тиреллов сгущались тучи. Судя по всему, кто-то решил, что дом роз излишне хорошо расположился в своем Просторе, наслаждаясь дарами плодородной земли, устраивая бесконечные пиры и изредка отбиваясь от жалких нападок отбросов с Железных Островов. Доля истины в этом была, никто не спорит. И самым худшим было то, что лорд их дома не развил в себе должную дальновидность и чутье, расслабился и позволил симбиозу льва и оленя впиться в его сочную шкурку. Уиллас понимал, что Тиреллы сами виноваты в сложившейся ситуации – они дали слабину, совершили несколько ужасных ходов и теперь расплачивались за собственные ошибки. И пусть это казалось несправедливым, но такова жизнь и такова цена власти. Вот только этот дом помнил о своем, казалось бы, ничем не выделяющемся девизе, и сейчас делал все, чтобы его оправдать.
Старший сын Мейса твердой рукой выводит буквы указа на листе, ожидая прибытие важного гостя. Слуга сразу же сообщил Уилласу о прибытии полководца, которого пошел встречать Вортимер, один из авторов плана, который сейчас должны были реализовать Тиреллы, дабы не оказаться в откровенно патовом положении. Когда дверь отворяется, юноша как раз дописал предложение до точки. Подняв голову, шатен встречается со стальным взглядом воеводы.
— Лорд Тарли, - поднявшись с кресла, чтобы лишний раз подчеркнуть свое уважение к лорду Рогового Холма, поприветствовал мужчину старший сын Хранителя Юга, вежливо кивнув. Свободной рукой Уиллас указывает на кресло, расположенное рядом со столом, приглашая лорда Тарли проходить и присаживаться, сам опускается на свое место вслед за гостем. – Благодарю Вас за то, что так быстро прибыли в Хайгарден. 
Юноша первый раз разговаривал с этим человеком тет-а-тет. До этого будущий грандлорд Простора всегда находился рядом с отцом, но тогда он был просто мальчишкой, который наблюдает за разговором сильных мира сего и которому было страшновато оставаться одному в компании лорда Тарли. Однако сейчас не было отца (возможно, это даже хорошо), а значит, что его права, обязанности и ответственность лежит на плечах Уилласа. За последние месяцы Тирелл, кажется, повзрослел сильнее, чем за пару лет до этого… Во всяком случае, так себя он сейчас чувствовал.
— Я знаю, что вы человек дела, лорд Тарли и, думаю, прибыли сюда не ради пустых разговоров, - проговаривает некоторое вступление южанин, подаваясь вперед и опираясь на локти, некультурно оказавшиеся на поверхности столы. - Я уверен, что Вы уже знаете о том, что теперь на Севере стало на один локальный конфликт больше, с той лишь разницей, что в Винтерфелле в отличие от Стены были целенаправленно нарушены наши интересы и нанесено глубокое оскорбление нашему Дому, - порой дипломатия старшего из сыновей Мейса не знала границ, но сгущать краски и драматизировать перед Рендиллом было ни к чему. – И я сейчас говорю не только как любящий брат – Тиреллы поклялись защищать своих вассалов, и мы собираемся сдержать клятву, несмотря на то, что нам определенно точно попытаются в этом помешать. Ни для кого уже не секрет, что чем-то наша политика не угодила Железному трону. Наши позиции ослабевают. Не все лорды согласны с тем, что подчиняются нашему дому, а вести о случившимся в Винтерфелле только подольют масла в огонь их недовольства, - говорить прямо о каких-то заговорах не хотелось, ведь всё ещё до конца не было ясно, поэтому Уиллас предпочел выразиться чуть более абстрактно и туманно. -  И самое главное сейчас – не допустить разлада в наших рядах. В вашей верности, лорд Тарли, никто не сомневается. И я предлагаю скрепить союз Тиреллов и Тарли браком. Я хочу взять в жёны Вашу дочь. Несмотря на сложное положение, в котором находится мой дом, я обещаю обеспечить ей полную безопасность.
К сожалению, Уиллас до сих пор не научился говорить кратко и по делу. Он любил длинные, витиеватые речи, долгие заходы и вступления – к сожалению, сотни прочитанных книг выдрессировали его говорить именно так. Но Тирелл знал, что если он хочет рано или поздно стать лордом, то нужно уметь бороться со своими слабостями. Однако это не самое главное – важно, как отреагирует на данное предложение лорд Рендилл. Воевода много лет живет на этой земле и знает, что означает брак между сюзереном и вассалом. Повышение статуса, безопасность, особые права и слава. Многие бы не задумывались над этим предложением ни на секунду, но Тарли далеко не все. Он не совершает банальных и необдуманных ошибок, и если углядит в предложение Уилласа что-то нечистое, то никогда не согласится. Поэтому сейчас старший сын грандлорда Простора терпеливо ожидал ответа лорда Тарли. 
[AVA]http://sh.uploads.ru/tmA0O.jpg[/AVA]
[NIC] Willas Tyrell [/NIC]

Отредактировано Alan Crane (2018-10-02 22:28:45)

+6

10

Будущий наследник Хайгардена умеет говорить красиво и складно, но, к сожалению, долго, что в данной ситуации было вовсе не обязательно. Тарли ведь с самого начала понял, что было истинной целью приглашения одного из вассалов в замок Тиреллов. Конечно, розочки будут пытаться красиво выйти из той ситуации, куда оказались вовлечены из-за недальновидности главы Дома, и, разумеется, для осуществления задуманного им нужны верные союзники. А что в эти сложные времена наибольший гарант мира и поддержки? Верно - взаимовыгодные браки. У четы Тиреллов было четверо детей, и двое из них уже роль козырных карт играть не могли: средний сын по молодости и глупости женился на никому не нужной даме из Фоссовеев, а о браке дочери было сказано и так слишком много, и, увы, ничего хорошего. Младший из сыновей грандлорда Простора мог быть сколь угодно симпатичным ярким юношей, но поскольку он не наследовал ничего из богатств отца, это делало его не выгодной партией.
Главным сокровищем Тиреллов всегда был Уиллас - калека, что, по слухам, получил от бабушки острый ум, а от Мейса в будущем получит всё золото и прочие материльные блага семьи. Любая девушка была бы рада выйти за этого молодого человека: в отличие от многих других женихов, Уиллас не был стар и безобразен, что до его ноги... Если раненая конечность и следующая из этого хромота не помешают ему зачать невесте наследника, то этот недостаток ему можно простить.
Лорд Тарли считал, что Тиреллам и так удавалось слишком долго держать своего наследника подальше от брачного рынка. Чаще молодым людям с малых лет подбирают невесту, и выбора им не предоставляют, их голоса вообще не учитывают. "Дотянулись". Теперь Тиреллов прижали, и они пытаются нарушить планы короны - интересно, как у них это выйдет.
- Я не люблю словоблудие, и привык говорить открыто и прямо. Вы действительно могли бы стать достойной кандидатурой в мужья для моей дочери.
Глупо отрицать очевидное - богатый молодой Уиллас смог бы исполнить все свои обещания, и в части обеспечения безопасности жены, и в части гарантирования ей достойной жизни. Оставалась одна маленькая деталь что мешала немедленному заключению этого соглашения.
- Распоряжения короны ни для кого тайной не остались, я слышал о последних указах короля Джоффри, - "король, как же". Совсем мальчишка. не получивший полного образования и не имевший никакого боевого опыта, да что он может дать Вестеросу? Одни только пустые слова, по больше части представляющие ничем не подкреплённые бахвальства. Жаль, что он взял так много от матери и почти ничего от отца; Роберт хоть и был большим любителем вина и женщин, но человеком был достойным. По крайней мере, в молодости. - Вы же не будете отрицать, что Джоффри объявил Вашу помолвку с некоей Руфиной Ланнистер?
Тарли смотрел на Уилласа пристально и внимательно, ни на секунду не отводя от него взгляда. Сейчас ему важно понять одно - с ним пытаются играть, рассчитывая на его неосведомлённость? Или Тиреллы намеренно предлагают обмануть короля? Если первое, то слухи врут, и Уиллас унаследовал не мудрость и изворотливость леди Оленны, - опасная женщина, с годами не растерявшая присущего себе коварства - а недальновидность Мейса, которая и загнала Тиреллов в глубокую яму.
Впрочем, Рендилл не видел в глазах Уилласа непонимания ситуации: он не путался в словах, не говорил глупостей и никоим образом себя не нахваливал, как это частенько делал нынешний грандлорд Простора. Тарли был человеком военным, но в людях он разбираться умел, в противном случае он давным-давно получил бы нож в спину.
[AVA]https://b.radikal.ru/b20/1809/c7/358976b05fed.jpg[/AVA]
[NIC]Randyll Tarly[/NIC]

+6

11

Уилласу действительно долго удавалось миновать проклятье знатных домов, именуемое браком. Где-то в глубине души, в дальнем уголке сердца в предсмертной агонии билась юношеская наивность, которая в последние моменты жизни верила в то, что это вызвано исключительно его собственным мнением и твердым нежеланием жениться, занудным характером и невероятной любовью к книгам, лошадям и ястребам. Однако Тирелл мог позволить себе некоторую наивность, мог разрешить себе иногда погружаться в грезы о весне, но вот самостоятельно делать себя дураком – нет, строго запрещено даже самому себе. Поэтому наследник грандлорда Простора прекрасно понимал, что отсутствие у него жены – это лишь временная и вынужденная мера, предпринятая лично его прекрасной и любимой бабушкой. Будь воля Мейса, то его старший сын уже давно бы заделал несколько детишек вместе с какой-нибудь уважаемой дамой, но нет, этот стратегический ресурс решили приберечь до самого конца, того фатального момента, когда его использование буквально жизненно необходимо. И обострение агрессии со стороны короны, псевдопредательство Маргери, угроза Ланнистеров и внутренние сколки внутри Простора – это ли не та пресловутая необходимость?
Откинувшись на спинку своего кресла, юноша внимательно смотрел на заговорившего воеводу. Второе сказанное предложение должно было порадовать южанина, внушить некоторую надежду на продолжение беседы, ведь раз даже Тарли оценил идею, а не пресек ее на корню, то все замечательно. Вот только Уиллас понимал, что последует продолжение и пояснение, в которой будет упомянута определенная трудность. И что-то подсказывало южанину, что он знает, что скажет полководец.
Задав вопрос, Рендилл начинает буквально сверлить Тирелла взглядом. Однако это был не вызов, это была проверка, которая необходима в условиях нестабильности событий вокруг их всех. Уиллас спокойно и без каких-либо эмоций поднимает глаза на Тарли, а затем, не отводя их в сторону, подается вперед, опираясь на стол локтями. Он молчит с полминуты, дабы сначала показать старому солдату, что его намерения тверды, а помыслы чисты.
— Разумеется. Я вовсе не собирался утаивать это от вас, лорд Тарли. И я прекрасно пойму, если вы решите отказаться от моего предложения, - сказав это, юноша выдерживает паузу, не сводя глаз с полководца. –  Однако то, что было объявлено короной, является лишь очередной попыткой навязать нам свои правила игры, как было с браком моей сестры, когда Ее Величество вдруг разбушевалась и высказала отцу недовольство, якобы мы должны были испросить дозволения короны, позабыв, по всей видимости, из-за множества государственных дел, что Тиреллы не являются частью королевской семьи и отчитываться о заключаемых браках не обязаны, как и прочие... - Уиллас сделал небольшую паузу перед тем, как развеять возможные препятствия, которые могли возникнуть у верного Тарли. Да, сюзерен превыше всего, но и воля монарха тоже не пустой пшик. - Наш долг повиноваться нашему королю, но и король должен следовать законам своего государства. Король Джоффри, вероятно, слишком рано взваливший на себя бремя ответственности, не до конца разобрался в том, что может делать, а что - нет. И с истинно детским упрямством не желает заполнять пробелы в знаниях, поэтому я не вижу смысла ехать в столицу и пытаться что-то доказывать монарху. Вы, наверное, уже тоже слышали, что стало с принцем Оберином, который выиграл в суде поединком, - и снова пауза, чтоб лорд Рендилл переварил часть неиссякаемого потока слов. - Поэтому я взвесил все «за» и «против» и решил, что пожелание короля Джоффри, - Тирелл выделил это слово, подчеркивая, что это все еще не письменный указ, ослушаться которого было бы несколько проблематичнее, - может так и остаться пожеланием. К тому же помолвки разрываются чаще, чем яблоки падают во время сбора урожая... А против заключенного в свете Семерых брака даже король бессилен. Особенно если брак был заключен до того, как король озаботился благоденствием своих верноподданных. Поэтому если вы принимаете мое предложение, то я предлагаю провести скромную церемонию бракосочетания в самое ближайшее время, настоятельно упросив септона датировать это радостное событие до 10 числа сего месяца, чтобы избежать лишних проблем.
Конечно же, все поймут, что это подлог. Но такова игра, в которой даже явный замысел, удачно вплетенный и в канву событий, и различных норм от права до морали, может сойти с рук любому. А проблемы будут в любом случае, и Тарли также окажется втянут в них, просто не как родственник, а как вассал. И как хороший стратег он должен был понять, что без хитрости было не обойтись. Да, Ланнистеры не хитрили, их приемы были топорными и грязными. Поэтому к чему расшаркиваться перед неблагородным врагом? Это Тарли тоже должен был прочувствовать. Война есть война, пусть пока мечи и пики ещё не пущены в ход.
[AVA]http://sh.uploads.ru/tmA0O.jpg[/AVA]
[NIC] Willas Tyrell [/NIC]

+6

12

В народе порой ошибочно считалось, что солдафоны не умеют широко мыслить и им чужды хитроумные планы и обманные манёвры. Тарли придерживался совершенно иного мнения: кто, как не опытные воины, способны сгенерировать воистину гениальный план или оценить чужую действенную идею? Поле боя - это не место, где всё решается только численным превосходством над противником, Рендилл побывал и в тех битвах, где решающим фактором становилось не количество человек в войске, а мудрый полководец, придумавший такой план, что привёл к полному разгрому врага. Участвовал он и в таких сражениях, где армию с превосходством и в человеческих, и материальных ресурсах играючи побеждали менее впечатляющие отряды.
Именно поэтому Тарли смог по достоинству оценить предложение Уилласа. Во-первых, Рендилла не держали за идиота, и если у наследника Дома Тирелл и были какие-то мысли по сокрытию распоряжения короля, а точнее, не акцентированию на нём внимания в текущем разговоре, то Уиллас быстро поменял тон разговора. Теперь он вовсю уверял Тарли в том, что у него и в мыслях не было желания обхитрить вассала; Рендилл склонялся к тому, сейчас будущий лорд Тирелл не врал. Надёжные союзники сейчас на вес золота, и едва ли Уиллас был настолько глуп или самонадеян, чтобы рисковать преданностью одного из лучших полководцев современности. Мало быть лордом по титулу, нужно ещё доказывать, что ты достоин занимать такое высокое место; возможно, если бы эту простую мысль понял нынешний король Джоффри, таких волнений в народе не возникало бы. Сейчас же все снова вынуждены хитрить и изворачиваться, лишь бы не подставиться под удар самим и не подвергнуть лишней опасности важных для себя людей. Именно это сейчас и предлагает Уиллас: да, это обман, да, брак будет заключён задним числом - но чего только не сделаешь, лишь бы не дать Ланнистерам запустить хоть один коготок в сокровища Простора.
- Ваша мысль мне понятна, - Тарли услышал даже больше, чем было необходимо озвучивать. - Уверен, найти подходящего септона большой проблемой не станет.
Если Рендилл к чему-то и относился пренебрежительно, так это к вопросам религии. Пожалуй, только в борделях люди продаются чаще, чем в церкви, но эти женщины и мужчины хотя бы открыто и честно заявляют о своей цене и чуть ли не пишут её у себя на лбу огромными буквами. Церковники прикрываются толстыми фолиантами и высокопарными речами, без конца молятся и поминают всех Богов, в зависимости от того, с кем разговаривают, но на деле за достойное вознаграждение проведут любую церемонию и охотно подтвердят нужную дату свершения важного события. Впрочем, моральную сторону вопроса можно опустить - бракосочетание они проведут по всем правилам и действительно сделают дочь Тарли супругой Уилласа, небольшой обман будет крыться только в дате церемонии. Семеро наверняка закроют на это глаза, а вот простым смертным окажется не под силу разлучить молодожёнов, даже король не обладает подобной властью. Серсее и её отпрыску останется только злобно скалиться  бессильной ярости.
- В конце концов, что может быть священнее уз брака? - губы Рендилла скривились в невесёлой усмешке.
Этот брак будет заключён: это выгодно и самому Тарли, которому уже всё равно пора было задуматься о подходящей партии для дочери, и Тиреллам, которые вот кого точно в Хайгардене не хотели видеть, так это девицу из Ланнистеров, и что как-то особенно приятно, это нарушит все коварные планы королевской семейки. Брак некоей леди Руфины с наследником Тиреллов был не только плевком в сторону этой семьи, но и способ внедрить свои глаза и уши в дела Простора. Оно кому-то из южных земель надо? Ответ очевиден.
- Я надеюсь, Вы готовы к последствиям.
Прав Уиллас, упоминая и юный возраст нового короля, и его неспособность адекватно оценить обстановку, и намекая на невероятную жестокость Джоффри: если нынешний правитель издаёт какие-то указы или даёт обещания, это ещё не означает, что он сдержит слово и не найдёт лазейку для устраивания кровавой бойни. Пример с принцем Оберином и его свитой был крайне показателен, и заставлял следить за всеми словами и действиями нового короля - как будто одного только родства с Ланнистерами было мало для особой настороженности Вестероса!
Серсея и Джоффри такого хода Тиреллов без внимания не оставят, и лучше бы Уилласу не забывать, какого опасного врага он наживает. Впрочем, он уже его нажил: не прогибаться же под любой дурацкий каприз ребёнка, волей случая занимающего трон?
[AVA]https://b.radikal.ru/b20/1809/c7/358976b05fed.jpg[/AVA]
[NIC]Randyll Tarly[/NIC]

+8

13

Закончив свой монолог, в котором юноша постарался уделить внимание всем основным аспектам, которые могут смутить собеседника или вызывать вопросы, Уиллас перевел дух. Он внимательно смотрел на Тарли, пытаясь понять, о чем думает старый солдат с невозмутимым лицом. Если он строго не прервал Тирелла на полуслове, то отторжение идея южанина у него не вызывает, а раз он сам уточнял спорные моменты, то и раздумывал. Во всяком случае, старший сын Мейса верил в то, что полководец примет верное решение.
Когда молчание нарушается, а Рендилл заканчивает свои слова про септона, Уиллас не сдерживается и улыбается краешками губ. Великолепно. Все прошло даже лучше, чем Тирелл мог подумать. Он морально готовился к долгой дискуссии, заготовил различные аргументы, касающиеся совершенно разных аспектов жизни Простора, был готов взывать к опыту, тщеславию, благосостоянию и даже, в крайнем случае, жалости лорда Рогового Холма. Уиллас знал о тяжелом характере полководца, поэтому даже не представлял, что будет достаточно рассказать все без утайки. Надо запомнить на будущее, что сложные словесные конструкции и заходы издалека – это не единственная рабочая стратегия. Тиреллу вообще придется научиться очень многому в ближайшее время, если он не хочет, чтобы его дом сравнял с землей тандем льва и оленя. Вместо ответа, брюнет лишь кивнул, показывая, что никаких проблем с этим не будет.
Откровенно говоря, септон уже был найден. Вортимер и его брат, который и сообщил очень важные сведения, рассмотрели и этот вариант, воспользовались временем, пока лорд Тарли был в пути, организовав уже все для бракосочетания. А раз согласие Рендилла получено, то теперь все соблюдено и больше ничего не останавливает их от реализации плана. В идеале, даже наличие невесты не обязательно, но это уже попахивает богохульством. Уиллас был человеком рациональным, поэтому не являлся фанатичным приверженцем веры в Семерых, но из-за воспитания она не была для него пустым звуком. В голове невольно всплыли долгие дискуссии с лордом Крейном, которые начались еще в детстве, но не закончились до сих пор. Правда Алан знатно подковался в вопросах отрицания веры, попутешествовав в Эссосе, из-за чего Тиреллу было все сложнее парировать выпады старого друга. Жив ли лорд Алого Озера до сих пор?
— Безусловно, лорд Тарли, - юноша добавляет стали в голос, уверенно глядя на полководца.
Когда король узнает о том, как с ним поступил Уиллас, он придет в ярость. И в этом состоянии он может натворить глупостей. Джоффри не Безумный Король, но вполне может претендовать на его звание из-за своей жестокости и неуемной жажды правления. Юноша беспокоился за членов своей семьи, что сейчас в Королевской Гавани, но его всегда учили мыслить наперед и быть готовым к сложным решениям. И если старшему из сыновей Мейса придется подставить своих близких под удар, то должен это сделать, дабы сохранить наследие многих поколений Великого Дома Тирелл. Иначе какой во всем этом смысл?
— Лорд Тарли, тогда я предлагаю нам скорее отправить письмо в Рогов Холм, чтобы ваша семья прибыла сюда. Мы заключим брак, а затем обеспечим вам и вашей семье должную защиту. И после свадьбы нам необходимо собрать срочное военное собрание, где я хочу обсудить последние новости и реакцию Простора на них. Необходимо удостовериться, что мои вассалы понимают, какая угроза может грозить нашему краю… И что они должны выбрать правильную сторону.
Голос Уилласа звучал непривычно жестко. Даже для него самого. Но довольно игр, хватит плясать под дудку юнца, сидящего на Железном Троне. Время семейству роз напомнить, что и у них есть шипы.
[AVA]http://sh.uploads.ru/tmA0O.jpg[/AVA]
[NIC] Willas Tyrell [/NIC]

+5


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Periculum in mora [Хайгарден. 21.09.298]