Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Миссия: «Спасти принцессу» [Дорн. Водные Сады. 22.08.298]


Миссия: «Спасти принцессу» [Дорн. Водные Сады. 22.08.298]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


Миссия: «Спасти принцессу»
https://thumbs.gfycat.com/ImprobableSkeletalHectorsdolphin-max-1mb.gif

Дата:
22.08.298 от З.Э.

Место:
Дорн. Водные Сады

Действующие лица: Тиена Сэнд и Арианна Мартелл, позже Герольд Дейн

Эпиграф: - Разве можно в здравом уме и твёрдой памяти отказываться от таких приключений?
— В здравом уме от них не отказываются, — вздохнула принцесса. — В здравом уме в них попросту не вляпываются…

Краткое описание:
«Внимание, внимание! Дам спасти прекрасную принцессу, недорого. Путь опасен, принцесса непредсказуема, крепость с драконом. Рыцарям без страха и упрека проход свободный, предварительно предъявите доспехи. Обращаться к Тиене Сэнд.», - такие письма могли получить лорды Дорна, но Змейка решила действовать иначе.

+1

2

Прошло больше полутора месяцев с того момента, как в Дорне случился переворот, сопровождавшийся одним из ужаснейших поступков, на который способен человек – братоубийство. Тиену при всей религиозности её матушки ужасало всё это не из-за того, что Семеро противятся подобному больше, чем чревоугодию и прелюбодеянию, но пугал сам факт того, что отец решился на подобное. До того момента, как Дэйемон Сэнд появился на пороге комнаты, объявив о том, что всё кончено, третья по старшинству песчаная змейка до последнего надеялась, что принца Дорана заключат под стражу, но никак не убьют. К своему стыду, она меньше горевала по кузену и единокровной сестре, коих почти не знала, чем по дяде, который приютил и позволил расти вместе с Арианной, который всегда был добр, а забота о девочках сквозила даже в его строгости, стоит только вспомнить ту нелепую выходку с побегом в Хайгарден. В то утро Тиена поняла, что покойный принц Дорна был ей гораздо ближе родного отца, который всё это время был занят своими делами, начиная от облагораживания выдернутой, по слухам, из борделя Элларии и заканчивая развлечениями с такими же, как бастард лорда Уллера, продажными девками. Тогда все списали слезы девушки на горе от потери сестры, но только сама змейка знала, по кому действительно плакала.
Время шло, и Тиена с каждым днем укреплялась в мысли, что в память о Доране и из благодарности и нежной любви к своему дяде должна помочь его детям. Но Тристан пропал, и девушка не исключала возможности, что его ещё в ту ночь убил кто-то из людей Красного змея. Оставалась лишь Арианна, запертая в Водных садах, о чем знали лишь приближенные к Оберину, распустившему слухи о том, что племянница находится в Молчаливых сестрах. Подобное казалось змейке чем-то странным, и самые плохие мысли закрадывались в её светлую головку, когда она пыталась понять, в чем суть такого странного хода. И чем больше думала, тем страшнее становилось за судьбу кузины, ставшей ей ближе, чем единокровные сестры. Поэтому едва отец со своим бастардом и любовницей покинули Солнечное копье, как Тиена постаралась наладить связь с давними товарищами, любившими наследницу Дорана не меньше самой змейки. Повсюду были люди Оберина или просто желавшие получить награду за услугу действующему принцу, поэтому такие простые и незамысловатые на первый взгляд действия растянулись на столь долгий срок. Как Тиена и думала, Дрю, Гарин и даже милая Сильва согласились помочь, хоть и не сразу, ведь девушка была дочерью того, по чьей вине сейчас сидела взаперти Арианна. Зато с Дейном было и проще, но в тоже время сложнее. Проще, потому что ему не требовалось заверений, что змейка не согласна с политикой, проводимой её отцом, сложнее, потому что сама Тиена не слишком-то доверяла Герольду, что был всегда сам себе на уме, как уличный кот. Но девушка была не в том положении, чтобы отказываться от помощи Темной звезды, понимая, что и Дрю, и Гарин, и уж тем более Сильва во многом еще дети, а дело обещало быть опасным, и одной привязанности к принцессе здесь будет мало. В конце концов, они не воровать из погреба вино собрались или целоваться в кустах где-то в саду.
Волнение давало о себе знать, и Тиена повторяла про себя молитвы, которым научила её мать. Змейка никогда не считала себя верующей, но сегодня она молилась, стоя на коленях у кровати, призывая Семерых проявить милость, ведь так и должно быть в отношении невиновных, а Арианна была невиновна, и её друзья всего лишь хотели восстановить справедливость, даже не мстить. Именно поэтому в вине, привезенном по «особому указу нашего принца и моего дражайшего отца» был не яд, а отвар, способствующий скорейшему сну. Не было и кровавой резни подобно той, что устроил недавно сам Красный змей. Хотя причиной этому была осторожность Тиены, не желавшей поднимать лишний шум и привлекать внимание к тому, что должно было произойти в Водных садах. Скрытность дает больше шансов улизнуть и не нажить проблем, едва они выйдут за ворота, а это-то им и требовалось – убежать как можно дальше, пока люди Оберина и желающие подлизаться к новому властителю Дорна не спохватились.
Когда основная масса гвардейцев уже упились сладким летним вином и по расчетам Тиены должны были с небольшой разницей во времени упасть мордами в стол, змейка выскользнула из залы, одной рукой придерживая подол любимого зеленого платья, а во второй держа штоф с вином, предназначавшимся часовым у дверей, ведущей в покои принцессы. На счастье блондинки, стражник был всего один, только вот уговаривать его пришлось долго. Тиена была изумительно красноречива, хотя свою роль в большей степени сыграло декольте и уверенность солдата, что от пары глотков за удачное путешествие принца Оберина в столицу ему ничего не будет.
Гвардеец свалился на пол, едва не упав на ноги девушки, чтобы сменить объект лобызания. Змейка на это лишь провела по губам тыльной стороной руки да перешагнула через храброго воина, рассекшего надбровную дугу от удара о холодную плитку, отчего из-под его головы побежала маленькая струйка крови. Тиена осторожно толкнула дверь рукой и негромко произнесла:
- Арианна, это я.
Несмотря на свои опасения, что в в нее полетит что-то тяжелое, девушка все же прикрыла за собой дверь.
- Не делай поспешных выводов. Я пришла, чтобы вытащить тебя отсюда, - спешно добавила блондинка, всем своим видом выражая сожаление о случившемся в Солнечном копье.
Принцесса ведь знает её как облупленную, она должна поверить в искренность поступков своей кузины.

[AVA]http://s5.uploads.ru/saxkp.jpg[/AVA][NIC] Tyene Sand[/NIC]

+8

3

Дни стали тянутся слишком медленно и жутко походить друг на друга: подъем, попытка привести себя в порядок и попытаться завести разговор со служанкой, затем прием еды (только одна название), а потом долгие прогулки Водными садами под надзором людей дяди, затем снова попытка поесть и сон. Поначалу Арианна противилась такому распорядку даже, глупая девчонка, пыталась убежать и угрожала расправой всем, кто ставал на ее пути. Один часовой на собственной шкуре убедился, что шутки с Мартеллами плохи, когда принцесса укусила его за руку. Но со временем она успокоилась и приняла свою судьбу. Точнее будет сказать, смирилась. А, еще лучше, сломалась. Стала послушной пленницей, как этого хотел дядя. Жутко это. Сказал бы ей кто-то год назад, что она, Арианна Мартел, любимая всем Дорном принцесса, станет заложницей в стенах собственного дворца, она бы рассмеялась в лицо такому предсказателю. Но сейчас ей не до смеха. Так же как и не до слез. Больше нет той беззаботной принцессе, мечтающей сбежать в Хайгарден и во всем спорящей с отцом. Ее убил собственный дядя в тот самый вечер, когда проткнул копьем родного брата и племянника. Что же осталось? Желание мести. Септоны говорят, что в глазах Семерых пролитие родной крови самый ужасный грех за который нет прощения, но можно ли считать родней того у кого руки по локоть в крови собственного брата? Наверное, септоны нашли какое-то оправдание для принца Оберина (вера всегда на стороне победителя), но Арианна далеко не Дева воплоти, так что одним грехом больше, одним – меньше.
Солнце уже садилось за горизонт. Детишки поспешили по своим комнатам, Арианне тоже следовало идти. Служанка, которую так любезно приставил дорогой принц Оберин к своей любимой племяннице, молча подошла, дабы провести принцессу к ее покоям. Арианна снова попыталась завести разговор, но все впустую. Как будто воды в рот понабирали. Даже дети, которые раньше охотно щебетали ей обо всем, что с ними приключилось за день, теперь стали молчаливы. Хорошенько всех любимый принц запугал. А, может, и не пугал вовсе, может, они по собственному желанию с ней столь холодны? Нет, не может быть. Аринна глупая и весьма доверчивая, но не слепая ведь, она видит страх и жалость в глазах окружающих. Так почему все пляшут под лютню Оберина?! Арианну это раздражает, она хочет вцепиться в руку служанки, хорошенько ее стряхнуть, чтобы та поняла, она не должна бояться Красного Змея. Но принцесса не делает этого. Слишком много пролилось крови из-за дурости одного человека, хватит.
Служанка оставила поднос с едой и вином на столе и поспешила быстро закрыть за собой дверь. Принцесса в сторону ужина даже не посмотрела, зато налила себе вина по самый край кубка. Увидев такое, отец обязательно сделал замечание, но настоящий принц Дорна мертв, а вино помогает приглушить голос разума и уснуть. Из двора доносились довольные вопли солдат и смех служанок. «За принца Оберина!», - кричал кто-то и тут же десятки голосов начинали улюлюкать в ответ. Арианна закрыла окно. Не хочет она это слышать, но кубок подняла: «За легкий путь принца Оберина в Королевскую Гавань. И никогда обратно». Принцесса сделала один глоток и отставила кубок. Что-то вино слишком кислое.
За дверью послышался грохот, но принцесса не придала этому никакого значения. Наверное, часовые слегка перепили и начали цепляться к служанкам. За минуту открылась дверь, но и это не заставило Арианну повернуть голову.
- Я же сказала, управлюсь сама, - в голосе уже не было той привычной ласки, и доброжелательности с которой принцесса обычно обращалась к служанкам. Теперь только злость, раздражение и обида.
Но на пороге стояла не молчаливая служанка. Тиена. Это была Тиена. Ее любимая сестренка. Когда-то, до того, как ее отец убил ее отца. Теперь Арианна не знала, как относится к Песочной Змейке. Вроде понимает, что дочери Оберина Мартелла стали такими же заложницами ситуации, как и она, но в то же время почему-то на них злится и обижается.
- Хорошая шутка, - все так же холодно, не сдвинувшись с места ни на шаг, ответила принцесса, -иди, расскажи своим сестренкам и людям твоего отца, что глупая дочь Дорана Мартелла тебе почти поверила.
Спасти, а как же! Скорее всего, под предлогом: «Оберин к тебе с открытым сердцем, а ты решила сбежать» ее отправят в Молчаливые Сестры. Арианна не глухая, она слышала о чем болтают за дверью.

Отредактировано Arianne Martell (2018-07-28 19:46:53)

+11

4

Сначала Арианна ожидаемо отмахивается от служанки, коей и в помине не было, а после, увидев на пороге свою кузину, разве что не скалиться, отвечая ей грубо и холодно. Что, к сожалению, тоже было ожидаемо, но в отличие от сравнения с прислугой действительно задевало. Тиена нахмурилась, поджав бледные губы. Что толку сейчас разговаривать с истинной правительницей Дорна, убеждая в том, что песчаной змейке бесконечно жаль от того, как сложилась история, что действия Красного Змея поддерживаются далеко не всеми – Арианна воспримет всё это как вранье, проклянет и еще чего доброго поднимет шум, подставляя не только презираемого отпрыска ненавистного ей братоубийцы, но и друзей, привязанность к которым принцессе ещё изменить не должна была. На долю секунды Тиена даже задумалась, не стоило ли им рискнуть чьей-то головой и провести, например, Крапинку под видом служанки вглубь Водных Садов, чтобы пресечь предсказуемое недоверие и упорство единственной дочери принца Дорана. Но риск действительно был слишком велик, и если бы попытка выкрасть пленнику раскрылась, то по возвращению в Дорн Красный Змей мог исполнить слухи о заточении Арианны в кругу Молчаливых сестер, да и друзьям двух кузин устроить сладкую жизнь. А пока был хоть малейший шанс на то, что никто и ничто не ухудшит положение принцессы (довольно призрачный шанс, если учесть, что девушка - прямая помеха законному правлению Оберина), Тиена не была готова своими руками рушить хрупкий мир и делать кузине ещё хуже. И пусть та предпочитает этого не замечать, третья по старшинству песчаная змейка не отличалась склонностью к самолюбованию и гордыней, ей не нужна была благодарность за столь незначительные жертвы. Да и за спасение, если сегодня вечером Боги будут на их стороне, Тиена ничего просить не будет – даже прощения для одной себя, в надежде обелиться в глазах родной во всех смыслах сестры. Это было бы неплохо, но девушка проживет и без этого, если всё сложится так, как юные авантюристы задумали.
Змейка делает глубокий вдох и выдох. Медлить некогда, оправдываться – тем более, но если ситуация требует, то Тиена попробует совмещать неприятное с полезным. Но сначала нужно было подать сигнал, чтобы подвести черту под первым этапом не слишком сложного плана. Молча, будто и не собирается хоть как-то реагировать на колкости кузины, блондинка спешно подходит к столу, где помимо еды, вина и прочего лежало несколько свечей, одну из которых девушка реквизировала, надеясь на то, что в спину ей не полетят шуточки о том, что узнице теперь будет проблематично читать тот увесистый том с, судя по всему, довольно основательным жизнеописанием какого-то героя. Далее Тиена метнулась к окну, где на подоконнике умостила будущий источник света, со второй попытки высекла искру и, о чудо, появился огонек. Солнце уже село, и те, кто проживает на юге, знали, как скоротечны сумерки – дело буквально считаных минут. Поэтому о том, будет ли виден маленький огонек, змейка несильно волновалась. Зато теперь сообщники могли знать, что Тиена добралась до Арианны, с той всё хорошо и остались сущие мелочи вроде того, чтобы дойти до приготовленных коней.
Златовласка тут же разворачивается к кузине, которую должно было это всё порядком озадачить. По крайней мере, дочь септы это точно бы выбило из колеи на какое-то время, ведь не каждый день тебя запирают в комнате, а тут вдруг кто-то вторгается, скачет, как блоха на собаке, и делает что-то непонятное. Во взгляде голубых глаз всё также сквозило сожаление, но сейчас Тиена была сосредоточена и серьезна, она старалась не поддаваться искушению пуститься в сантименты.
- Ненавидь меня, проклинай меня, можешь даже ударить, если тебе полегчает от мысли, что ты причинила хоть каплю боли тому, в ком течет кровь Оберина Мартелла. Но я прошу тебя вспомнить о том, что пока твой дядя ездил по миру в свое удовольствие, делая мне новых сестер, а тебе кузин, я жила под опекой твоего отца, и принц Доран ни разу не дал повода мне возненавидеть его настолько, чтобы желать ему такой участи. Семью не выбирают, - давно известная всем истина в устах Тиены прозвучала наиболее печально, чем всё то, что сказала змейка ранее, - зато мы выбираем друзей. Ты ближе мне, чем все мои единокровные сестры, а твоего отца я уважала и любила, и ты имеешь право пропускать мои слова мимо ушей, но ради Сильвы, Дрю и Гарина, которые ждут тебя внизу, найди в себе силы поверить мне.
Хотелось взять ее руки в свои, крепко сжать и прижать к собственным щекам, по которым после таких разговоров непременно появятся непрошеные слезы, чтобы принцесса в буквальном смысле почувствовала, что в своей скорби она не одна. Хотелось как в недалеком прошлом обнять свою милую сестричку, уронить голову ей на плечо, наслаждаясь ароматом пряностей, затерявшимся среди темных локонов, отмечая про себя как всё же много от Дорна в Арианне, несмотря на то, что её мать совсем из других краев… Хотелось, чтобы всё было как прежде, но ничто не вечно под палящим южным солнцем.
[AVA]http://s5.uploads.ru/saxkp.jpg[/AVA][NIC] Tyene Sand[/NIC]

+9

5

Арианна злилась. Пожалуй, еще больше, когда две девицы решили не ждать прекрасных рыцарей на белых лошадях и сами отправились в Простор, дабы себя показать и на других поглядеть, но их схватили люди отца. Да, смешно это сравнивать. Но ведь Арианна – не обычная девочка, она наследная принцесса Дорна и вся ее жизнь – это спокойное и мирное существование в Солнечном Копье, так что совсем неудивительно, что неудачная попытка сбежать в Хайгарден воспринималась, как поражение в многовековой войне. Но до поры до времени. Теперь все душевные терзания, которые пришлось девушке пережить за двадцать лет, казались сущим пустяком. Смерть отца, брата, Семеро, за что? Арианна пыталась найти ответ в «Семиконечной звезде», но нет там греха, за который Боги наказывают так больно. Семеро вообще, если верить сепотону Солнечного Копья, добрые боги. Тогда в чем дело?
Арианна хотела понять, что двигало ее дядей. Она же знала совсем другого Оберина – любящего брата, заботливого дядю и совсем бестолкового отца. Так что заставило его стать другим? Новая женщина? Или вера в Красного Бога Эссоса? Видимо, принцесса действительно все еще очень молода и глупа, ибо не смогла понять, что стало той последней каплей в чаше терпения дяди.
«Не хочет бессмысленного кровопролития», - повторила еще раз главный аргумент Оберина, когда он требовал, чтобы Арианна поддержала его. Тогда принцесса разве что не плюнула ему в лицо. А как будто ее отец желал?! Разве это ее отец хотел созвать знамена и пойти войной на Королевскую Гавань после вести о смерти принцессы Элии Мартелл? Разве это ее отец сбежал за Узкое море, чтобы не клясться в верности новому королю? Нет. Это все Оберин. Так о каком нежеланье проливать невинную кровь, седьмое пекло, он ей говорил?!
«Гори в седьмом пекле вместе со своей шлюхой, ее отпрысками и этим бастардом Сэндом». Ох, как была Арианна злая на дядю и его друзей. Но эта злость не распространялась на его старших дочерей. Узнав, что случилось в Обарой, принцесса проплакала несколько ночей, проклиная всех, кто причастен к этому и даже уговорила гвардейцев провести ее в септу, дабы попросить Отца быть справедливым к ее сестренке. Пыталась Арианна узнать, что с Ним и Тиеной, но в ответ было только молчание. Пришлось принцессе молиться еще за них, чтобы сестренки не наделали глупостей. И во т перед ней Тиена. Она целая и невредимая, так приди, обними, скажи, что скучала, и боялась, но нет, в принцессе Дорна заиграла гордость.
Она с призрением смотрит на Песочную Змейку и с трудом удерживается, дабы не фыркнуть что-то вроде: «нашла когда и куда мальчиков зазывать». Арианна ведет себя глупо, она это понимает, но ничего с собой поделать не может. В прочем даже сейчас, когда злость бежит по ее венам, она не хочет причинять ей боль. Ее любовь к Тиене слишком горяча (они же столько вместе пережили), чтобы один Змей все разрушил. Только поэтому Арианна слушает сестренку и начинает верить. А когда речь заходит о Сильве, Дрю и Гарине так даже слегка улыбается. «С ними тоже все хорошо, хвала Семерым». Дочь Дорана очень боялась, что дядя попытается их уничтожить. Они же настоящие друзья принцессы, а друзья друг друга в беде не бросают.
Арианна больше не может быть упрямой и гордой, как олень на знаменах Баратеонов. Она бросается в объятия Тиены, подавляя слезы и злость. Как она посмела, так себя грубо вести с ней? Как могла подумать, что сестренка предаст их дружбу?
- Ты понимаешь, что с тобой сделает Оберин, если нас поймают? – Арианна не хочет рисковать жизнями друзей и сестры. Красный Змей уже доказал, что для достижения своих целей он с радостью испачкает руки в родной крови. – Надеюсь, план надёжней того, что был с Хайгарденом? – Принцесса опять еле заметно улыбнулась. Какими же наивными они тогда были.
Но радость исчезает с лица дочери принца дорнийского, стоит снов вспомнить о недавних событиях в Солнечном Копье.
- Тиена, скажи, что с Тристаном? Он жив?
Младший сын принца Дорана не стоит на дороге к престолу Дорна, пока жива Арианна, но Квентин тоже не представлял никакой угрозы для Красного Змея и все-таки тот его убил.
«Нет тебе прощения, дядя».

+10

6

То, как повела себя Арианна, Тиена не могла вообразить в самых безумных своих чаяниях, поэтому не смогла да и не пыталась скрыть удивления от столь неожиданного жеста, девушка откровенно растерялась, до конца не веря в то, что делала сейчас её сестренка. Принцесса Дорна простила дочь изменника, родную кровь того, кто лишил гордую дочь Дорана любящего и заботливого отца, того, кто решил утопить свой край в крови из-за призрачных надежд и старых обид. И всё же Арианна поверила словам кузины, распахнула свои объятия, принимая ту, кого должна ненавидеть всем своим естеством. Возможно, где-то в глубине души Тиена надеялась на подобное, но себя готовила только к худшему, пыталась встать на место принцессы, дабы в полной мере оправдать перед собой её вероятную холодность и злобу. Змейка и сама точно не знает, как бы вела себя в подобной ситуации, скорее ответила бы тем же недоверием и молчаливо отвернулась бы к стене. Но её сестра была подобно солнцу – яркая, ослепительная и горячая. Наверное, именно поэтому Арианна не могла относиться к кому-либо с холодным презрением: либо обжигающая ненависть, либо теплота дружеских отношений, даже если от прежнего огня остались лишь тлеющие угольки. Но и из них можно разжечь огонь.
Тиена ждала упорства, криков, долгих переговоров и даже попыток убийства, поэтому когда принцесса сделала шаг в сторону кузины, златовласка напряглась и сжалась подобно пружине в сложном механизме, готовая к любому неблагоприятному развитию событий. И когда Арианна обняла её, то змейка поначалу удивленно раскрыла глаза и даже забыла сделать выдох, и только потом едва не повисла на шее дочери Дорана, сжимая ту в крепких объятиях. На краткий миг отступили всё проблемы, и Тиена на какое-то мгновение позабыла, что пробралась сквозь дремлющую охрану к узнице. В душе на эти несколько минут воцарилось умиротворение и облегчение, и пусть весь Вестерос подождет.
Когда Арианна начала задавать вопросы, Сэнд нехотя чуть отстранилась от принцессы и встретилась с ней взглядом, громко шмыгнув носом. После чего, дабы утереть навернувшиеся слезы, сначала спешно провела тыльной стороной правой ладони под правым глазом, а после, намотав рукав платья на кулак, под левым. Запоздало закивала, истерично хихикнув, подтверждая и то, что понимает последствия вскрытого заговора, и то, что план сегодняшний чуть более надежный, чем тот, с помощью которого две девчонки собрались улизнуть из Солнечного копья покорять рыцарей из Простора. И если об очередном плане побега можно было пошутить (самое время, несомненно), то вот о перспективах своих, если всё раскроется, Тиена предпочитала не думать. Пока смерть далеко, каждый способен решиться на героический поступок, говоря о том, что легко пожертвует своей жизнью ради благой цели. Змейка оправдывала свою возможную жертву искуплением вины за отца, и в тайне надеялась, что у Оберина останется капля любви к дочери, чтобы не сжигать её. Если уж смерть, то лучше быстрая, чем становиться пеплом во славу иноземного бога. И хоть дочь септы не отличалась религиозностью, но к новому увлечению Красного Змея отнеслась с опаской и подозрением, наивно полагая, что вся вера принца Дорна в богов закончится на богослужениях какой-то там богине лисенийских проституток, то бишь походами в бордель вместе со своей любовницей. Но как бы не так.
- Не знаю, - честно ответила Тиена. – После той ночи его никто не видел… У твоего отца было много верных людей, его любили и уважали, поэтому я думаю, кто-то помог Тристану сбежать и укрыл его в безопасном месте. Я знаю, что люди моего отца искали Тристана, но ничего не нашли… Не думаю, что отец стал бы скрывать от нас то, что его  поймали. Поэтому есть надежда, что всё обошлось.
Змейка замолкла, на мгновение опустив взгляд вниз, смотрела на золотистые узоры своего платья. Но паузе нельзя было слишком затягиваться – не потому что ни к чему излишняя драма и погружение в переживания, а потому что некогда. Тиена вновь устремила взгляд на Арианну и уже более решительно и серьезно спешно протараторила:
- Нужно переодеться. Стягивай свое платье, пойдешь в моем и волосы прикроешь этим, - девушка отстранилась от кузины и, стянув повисший на одном локте непрозрачный кремовый платок, протянула его принцессе. Арианна и Тиена внешне были мало похожи, но это должно было компенсироваться одинаковым ростом и телосложением, а также закрытым платьем с длинными рукавами и спящими гвардейцами. Неидеально, но на красивый и продуманный штурм нет ни времени, ни ресурсов, а молитвы Семерым вообще не давали результатов.
Сэнд повернулась к кузине спиной, придерживая распущенные светлые волосы правой рукой на уровне затылка. От нервов всё буквально валилось из рук, так будет проще и надежнее, чем искушать судьбу, самостоятельно пытаясь справиться со шнуровкой собственного платья. 
[AVA]http://s5.uploads.ru/saxkp.jpg[/AVA][NIC] Tyene Sand[/NIC]

+9

7

Арианна сильнее обычного заключила Тиену в объятьях, прикрыла глаза и улыбнулась так по-детски, что увидел бы это отец, то обязательно подметил бы и тогда девочки начали бы отнекивается, фыркать и разве что себя в грудь не были бы, доказывая, что они уже взрослые и вообще одному принцу пора бы уже о зяте подумать. Но принца Дорана больше нет среди живых. Больше никто своенравным девчонкам не сделает замечание, мягко не упрекнет в юношеской наивности и не заставит злиться, ибо: «как это так нельзя отправиться в Хайгарден?». Вот та свобода о которой принцесса Дорна мечтала, бери и пользуйся, радуйся и танцуй, да только не надо ей все это. Арианна на многие вещи пересмотрела свои взгляды. А чем ей еще было заниматься в Водных Садах, как не думать о своем поведенье, не вспоминать прошлое и тихо истекать ядом, проклиная дядю, которого она так любила, но он оказался похуже всяких Ланнистеров, Баратеонов и Таргариенов вместе взятых? О, можно было еще читать «Завоевания Дорна», но это уже слишком. Бахвальство Юного Дракона оставьте для Тиреллов и их подопечных, а дорнийцы и без этого многостраничного трактата самодура знают правду. Так о чем же думала принцесса все эти дни? О семье, как бы банально это не звучало. Арианна пыталась понять, кто теперь для нее Песочные Змейки, что с Тристаном, живы ли ее друзья и как теперь относится к Деймону. А еще пыталась понять, был ли ее отец действительно столь слабым правителем, как в этом пытался убедить Оберин. И почему отец допустил кровопролитие в Солнечном Копье. В общем, от скуки Арианна точно не умерила и в потолок не плевала. И теперь, она совсем не та легкомысленная девчонка, которой была еще несколько месяцев назад. Арианна – принцесса Дорна, достойная наследница своего отца. Но все-таки в ее сердце все еще осталось место для теплых чувств и любви. Да только дарить ее она теперь будет не всем. Тем, кто выбрал принца Оберена, больше нет места в ее сердце. И даже общее прошлое не изменит этого. Нельзя есть из столов двух лордов одновременно.
Арианна смотрит на Тиену, понимая чем вызван ее страх и слезы. Принцесса хочет уверить свою любимую сестренку, что не стоит ей волноваться и лить слезы преждевременно, да только не может. Дочь законного принца Дорна сейчас не в том положение, чтобы уверять Тиену в хорошем исходе авантюры. Все что может принцесса – взять Сэнд за руку и попытается успокоить. А еще в очередной раз восхитится храбростью сестры. Арианна, окажись на месте Тиены, тоже не стала бы спокойно сидеть, ожидая решения сильных мира сего и постаралась бы вызволить сестру, но действовала бы иначе. Как? Наверное, доверила бы самую опасную часть кому-то из верных ей рыцарей. Да, стоит признать, Арианна слегка трусиха. А вот Тиена, как оказалось, храбрее многих рыцарей будет. Если Семеро будут на их стороне и все-таки план побега сработает, Арианна попросит какого-нибудь менестреля сочинить песню о Тиене Бесстрашной. Но поначалу она все-таки узнает, что с братом.
- Он совсем ребенок, Боги! - Арианна взялась помогать сестре с платьем. – Надеюсь, ты права, и кто-то с друзей отца все-таки помог ему.
По-хорошему надо было отправить Тристана за Узкое море к маме. В Норвасе вряд ли Оберин вздумает искать, а если так, то пусть пытается, город большой, а имя принца дорнийского для жителей Вольного города ровно столько значит, как и лошадиное дерьмо.
Теперь была очередь Тиены помогать Арианне. Принцесса справилась бы и сама, но на это понадобилось время, которого, скорее всего не так и много.
- А что ты будешь делать? – Снова задала вопрос Мартелл, когда платье скользнуло вниз. – Как ты выберешься? Ты же здесь не останешься?
Порой, чтобы что-то получить, надо чем-то пожертвовать. Но платить такую цену Арианна отказывается.

+10

8

Герольд очень не любил сотрудничать с дураками и полагаться на идиотов. Во-первых, это ставило под угрозу успешность какого-либо дела, а, во-вторых, буквально выжигало нервы Дейна, вызывая у него дикое желание устроить мясорубку тупой вилкой. Но к великому сожалению мужчины, ему, пусть и пройдя пять стадий принятия неизбежного, но приходилось идти на такие риски, ведь большинство людей, по мнению Темной Звезды, было тотальными кретинами. И эти союзы - это вынужденная мера, поскольку Герольд-то как раз не идиот, который прекрасно понимает, что в одиночку от этого мира можно откусить только крошечный кусочек, а этим Дейн не готов довольствоваться. Его планы и амбиции намного больше, и для их реализации сейчас наиболее удачное время. И именно поэтому сегодня Герольд сидит не в своем замке, на мягкой перине, попивая дорогое вино, доставленное его старым товарищем, в компании темнокожей красавицы, а гордо восседает на прохладном камне, точа и без того блестящий клинок. Дело в том, что у мужчины не было никакого желания общаться с компанией спасителей Арианны (повторяем в голове недавно озвученную истину о том, что большинство людей - идиоты), он предпочитал держать с ними дистанцию, погружаясь в свои мысли, которые сейчас были заняты собственными амбициозными планами.
Оберин Мартелл зажег костер восстания, буквально вырезал стабильность из жизни дорнийцев, а затем, вместо того, чтобы всех объединить под своим знаменем, устроил какой-то цирк в Королевской Гавани, после чего успешно скончался. Услышав эту историю, Дейн смеялся минут пять, не в силах дать иную оценку бессмысленности действий Красного Змея. Получив возможность стать великим и ужасным правителем Дорна, Оберин просчитался, попал в черную полосу, из который не сумел выбраться из-за собственной недальновидности. Конечно, нельзя не учитывать непредсказуемое поведение новоявленного короля-сосунка, но Дейн предпочитал насмехаться над провалом Мартелла. Однако насмешка ради насмешки - это ошибка, нужно делать выводы. И поэтому прежде чем согласиться на авантюру, предложенную Тиеной Сэнд, Герольд все тщательно продумал, чтобы, в случае неудачи, прикрыть собственную спину. Собственно, все получалось весьма неплохо, поэтому мужчина теперь был так спокоен - его устраивает любой вариант, кроме собственной смерти и смерти принцессы, остальных же можно использовать как разменные фигуры в этой глобальной политической кайвассе. Разумеется, открыто о своем "запасном плане" Дейн никому не говорил, но при этом и не играл в дружелюбие. Договариваясь с самой нетипичной Песчаной Змейкой, Темная Звезда сразу обговорил, что их союз строится на принципе взаимовыгодного сотрудничества, а вовсе не доверия и вселенской любви. К счастью, Сэнд была умной девочкой, понимающей, что Герольд - единственный безумец, который обеспечит их авантюру всем необходимым, вроде оружия, убежища, средств передвижения и прочим.
От мыслей его отрывает какая-то суета, начавшаяся между доблестными спасителями Арианны. Мужчина отрывает взгляд от меча, поднимаясь на ноги. Гарин и Дрю (или как их там?) прилипли к кустам, в которых пряталась их небольшая группа, что-то там высматривая. Убрав длинную прядь назад, Дейн делает пару шагов, чтобы взглянуть, куда пялятся дорнийцы.
«А это не входило в план», - проносится в голове рыцаря, когда он видит патруль, стоящий сейчас у входа в Водные Сады. Гарин и Дрю, находящиеся в паре шагов, максимально нервно перешептывались («Они могут узнать, что Тинна там!», «Их кто-то позвал?», «Они позовут подкрепление!»), словно не понимая, что это лишь стандартный обход. Однако громкость парней нарастала - те явно не догадывались, что надо сидеть тише мышек. Герольд уже хотел подойти и одернуть их, как услышал громкое конское ржание из-за своей спины. Темная Звезда, понимая, что случилось, прикрывает глаза, поджимает губы и изо всех сил стискивает правую руку в кулак.
«Сволочь...» - только и успевает подумать мужчина, открывая глаза и видя, что двое патрульных, вооруженных мечами, тоже услышали неожиданный звук и сейчас неспешно направлялись в сторону кустов. Дейн делает быстрый шаг назад, наконец узрев источник звука - конь девчонки Сильвы, которого та хотела отвести, почему-то за сопротивлялся. Дрю и Гарин схватились за свои мечи, тоже заметив, что скоро их обнаружат.
— Тихо, - максимально холодно говорит Герольд, привлекая к себе внимание. - Я сам справлюсь. Вы двое - за мной, поможете с телами.
Отдав команду, он возвращается к кусту. Двое патрульных уже были буквально в пяти шагах, еще один остался на месте, о чем-то болтая со стражником у главного входа. Всего четверо - ерунда. Главное действовать быстро.
«Три шага», - в этот момент дорниец вытащил меч из ножен, а во вторую руку взял кинжал. «Шаг», - два мужчины шли медленно, явно не подозревая, что за зеленой листвой притаилась их смерть, а не вздорная коняшка, убежавшая от нерадивых конюхов.
— Я же говорил, ничего тут... - с этими словами поджарый воин начал отодвигать высокий куст, но неожиданно прервался, когда его голову пробил начищенный до блеска клинок.
Удар был нанесен снизу вверх, сталь прошла под челюстью, чтобы в итоге пробить черепушку. Второй стражник выкатил глаза, не ожидая увидеть такого. Промедление и стоило ему жизни, ведь через мгновение Герольд перерезал ему горло.
«Осталось еще двое», - проговаривает про себя Дейн, когда дорнийцы затащили два тела в куст и бросили на землю. Вытерев конец клинка об одежду одного из мужчин, Темная Звезда осматривает своих подопечных:
— Сейчас они заметят пропажу и забеспокоятся. Мы опередим их, - ровным и спокойным голосом заявляет Дейн, не обращая на явный мандраж своих спутников.
«Слишком нервные, как дети», - с каплей презрения мысленно подмечает он. Дрю, являясь рыцарем, взялся за свой меч, Гарин же, чуть погодя, взял в руки копье. Одним строгим взглядом Герольд показывает Сильве, что ее место - сидеть здесь и следить за лошадьми. После этих слов Дейн разворачивается, устремляясь из кустов. Выйдя, он быстрым шагом устремился к двум дорнийцам, которые о чем-то увлеченно разговаривали. Когда их разделяло еще шагов пятнадцать, стражник заметил быстро приближающуюся к ним фигуру, за которой следовало еще двое вооруженных парней.
— Какого?! - вскрикивает один из гвардейцев, вытягивая вперед свое копье и делая шаг вперед. Не сбавляя темп, Герольд выбрасывает вперед левую руку, швыряя кинжал в тело стражника. Второй воин уже приближался к нему, Темная Звезда собирался легко парировать нелепый удар удивленного бойца, но Гарин опередил Дейна, всадив копье в грудь дорнийца, а Дрю добил другого ударом клинка.
«Хоть какая-то польза», - ухмыляется мужчина, подходя к дозорному, что лежал на земле с кинжалом, торчащим из груди. Презрительно скривившись, Герольд присаживается на корточки, крепко хватается за рукоять, всаживает ее глубже, прокручивает, отправляя раненного на тот свет. Вытащив оружие из тела, Дейн с совершенно будничным выражением на лице оттирает кровь с лезвия, после чего поднимается.
— Спрячьте тела и будьте начеку. Я пойду потороплю этих копуш, - бросает Дейн через плечо, заходя в Водные Сады.
Стража, как предполагалось, должна была мирно спать из-за Тиены, благо, Змейка справилась с этой задачей. Герольд прогулочным шагом направлялся к месту заключения Арианны, что-то насвистывая себе под нос и не забывая осматриваться, вдруг попадется кому-то неспящему на глаза. К удаче Дейна и неудаче мимо проходящего, на пути Темной Звезды попался лишь престарелый виночерпий, который даже не пытался сопротивляться, когда Герольд перерезал ему горло. Поднявшись по лестнице, мужчина, приподняв одну бровь, оглядел валяющегося на полу гвардейца, из головы которого натекла неплохая такая лужица крови. Скривившись, рыцарь перешагнул тело, плечом открывая дверь. Оказавшись внутри, мужчина оглядывает комнату на предмет наличия в ней противников, но пред ним предстает лишь Тиена Сэнд и обнаженная принцесса Арианна, чье платье сейчас лежало на полу. Притворив за собой дверь и довольно оскалившись, Герольд скрещивает руки на груди, совершенно не стесняясь, вальяжно и даже как-то по-хозяйски пройдясь взглядом темно-лиловых глаз по фигуре наследнице почившего Дорана.
- Всегда хотел умереть в объятиях прекрасной обнаженной дамы, а лучше всего – дам. Жаль только, что прекрасная обнаженная дама здесь всего лишь одна…- Дейн нахально усмехнулся. Он не чувствовал никаких уколов совести (это вообще что?), ни всплеска адреналина и страха за свою жизнь, ведь он видел, поднимаясь по ступеням, дрыхнущих тут и там гвардейцев. И всё же следовало поторопиться, ибо негоже искушать судьбу даже таким красавчикам, как Темная Звезда. - И если она не поторопится, то мое желание сбудется в самое ближайшее время, потому что её тупоголовые друзья уже переполошили один патруль. Так что, мы поторопимся, милые леди, или мне помочь тебе, Тиена, снять платье?
[AVA]http://s3.uploads.ru/VZ5lW.jpg[/AVA][NIC]Gerold Dayne[/NIC]

+6

9

Златовласка не спешила выпрыгивать из платья, поэтому когда со шнуровкой было покончено и ткань перестала так плотно липнуть к телу, Тиена расжала кулак, позволяя светлым локонам щекотать оголенную спину и плечи. Девушка повернулась к кузине, у которой на правах пленницы всё было чуточку проще и менее броско. Мелодичный голос Арианны и почти светская беседа (и всё равно, что она была неровной и вечно прерывалась) успокаивали нервы, и пальцы Песчаной змейки почти не дрожали, поэтому та справилась довольно быстро с чужими завязками.
- Нам остается только молиться, - без капли оптимизма ответила Тиена. Оберин в редкие моменты воспитания всегда говорил, что надо полагаться в первую очередь только на себя. Септы и септоны учили, что всё в руках богов и надо усерднее молиться. Сэнд была подкована в вопросах религии, но по молодости это всё воспринималось сначала как игра, а потом как сделка, где за послушание и пылкие молебны властители человеческих душ и судеб должны были что-то сделать. Сейчас же отчаяние толкнуло к слепой, ничем не подкрепленной вере, единственному, что остается человеку, когда у него всё отняли. Видимо, именно поэтому бедные просто молятся и верят, а богатые заинтересованы в богах настолько, насколько можно вывернуть и подстроить под свои деяния священные трактаты. Сложно было вот так быстро перестроиться, и это вызывало чувство вины за то, что девушка делает что-то нехорошее, запретное. Но как будто сейчас только рассуждений о том, как неправильно девица жила, ей и не хватало. Нет уж, об этом Тиена подумает как-нибудь потом, может, даже решит искупить грехи, но сегодня стоит забыть о делах минувших дней, иначе незачем да и некому будет за эти дела просить прощения у Семерых. Даже Тристан может подождать и не занимать мысли своей, безусловно, печальной участью – Змейка ему уже точно никак не поможет, разве что милостью богов младшему из детей Дорана Мартелла попадутся верные люди его отца, которые не будут использовать мальчика как щит или знамя, а сразу же отправят к матери за Узкое море. Едва ли кузена там ждет жизнь подобная той, которую он бы вести с впечатляющим примером в виде дяди перед глазами в Дорне, где прощаются всякие вольности, но уж лучше быть живым сыном какой-то знатной дамы без особых привилегий, чем мертвым принцем из дома Мартеллов. А может, ему там даже будет лучше. Тиена не блистала знаниями о Вольных городах, ей хватало рассказов отца и путешественников, а страх перед морем всегда перевешивал желание побывать там. Быть может, скоро по воле судьбы придется бежать из родного края именно туда, но это будет явно не так скоро, как финал сегодняшнего действа.
Тиена не успевает ничего ответить сестре, как вдруг дверь открывается, что заставило Песчаную змейку встрепенуться и резко повернуть голову в сторону выхода. Сердце в тот миг ушло в пятки, дыхание сперло, а мозг лихорадочно соображал, чем можно обезвредить стражника. Но на пороге вместо гвардейца, переполошённого видом боевого товарища в отключке, стоял Герольд Дейн, который своей речью заставляет сменить страх на ненависть и не хвататься от ужаса за грудь. За доли секунды испуг сменился злостью, и Тиена не скрывала этого, даже не собираясь подавлять в себе желание демонстрировать свое отношение к Темной Звезде и его выходкам. Взгляд голубых глаз был холоден и полон презрения, Сэнд яростно, без капли стеснения, нарочито демонстртивно рванула за подол своего платья вниз с таким видом, словно снимает одежду только за тем, чтобы отхлестать скрученной тканью нахала.
- Лучше бы затащил того стражника сюда, а не ронял слюни на пол. Подавишься ещё или кто-то из нас подскользнется, - буквально прошипела дочь Красного Змея, повернувшись к молодому человеку вполоборота.
Тиена подала свое платье кузине, а после подняла с пола её, лишенный ярких цветов и прозрачных вставок, так нежно любимых принцессой, наряд. И вовсе повернулась спиной к Дейну, боясь, что не сумеет сдержать свою злость. А для склок было не самое подходящее место.
- Сначала уйдете вы. Все видели меня в этом платье, солнце почти село, так что есть шанс, - обращаясь к Арианне, начала змейка, продевая руки в рукава, - что если делать всё быстро, то никто не успеет выскочить навстречу девице, которая нежеланного собеседника и отравить может, а может и отцу нажаловаться, и которая не дает поводов лишний раз к ней внимательно приглядываться… А я пойду чуть позже, - Тиена опустила момент своего ухода, дабы лишний раз не волновать сестру. Лучше помочь ей со шнуровкой и не позволить тратить время на дочь предателя, в конце концов, Сэнд уже большая девочка, так что справится  с тряпкой, гордо именуемой платьем, сама, а время сейчас на вес золота. Хотя скорее блондинка просто не готова была отдать Арианну в руки Дейну, что было довольно забавно. Доверить Темной Звезде жизнь принцессы, но не подпустить к ее обнаженной спине и завязочкам – истинно женская логика.
- Я вас догоню, - змейка шумно выдохнула, а после совестливо подвела итог, наспех завязав простенький, но крепкий узел, - прости. Но ничего лучше я придумать не смогла… Но это точно лучше, чем в прошлый раз.
Девушка улыбнулась. Можно было еще немного помедлить, но Дейн одним существованием угнетал и нагнетал. Поэтому Тиена решила обойтись без долгих прощаний, легко коснувшись губами щеки сестры и в на краткий миг в ободряющем жесте, сжав ее ладони в своих.
- Беги. Не теряй время и не искушай судьбу.

Сэнд, нервно дергая нужные верёвочки, заведя руки за спину, успокаивала себя тем, что так даже лучше, ведь Герольд сможет защитить Арианну в случае чего.  Даже если для Сильвы и мальчиков всё плохо кончится, это будет не зря. Дочь Дорана умная девушка и так просто не пойдет на поводу у кого-либо, и Дейна в том числе, обесценивая жертву своих друзей и одной кузины. Всё в любом случае для принцессы должно быть хорошо. А пока стоит заняться дело.
Но едва пара беглецов успевает скрыться за поворотом, как из коридора послышался крик. Оставшаяся в гордом одиночестве Тиена не могла это игнорировать, тут же подумав о самом плохом. И ничего лучше, чем выскочить из покоев пленницы с кинжалом в руках, реквизированным у бессознательного гвардейца, которого Темная Звезда всё же затащил внутрь, златовласка не придумала.
И выскочила. Побежала, подобрав свободной рукой подол, и увидела, как Дейн парирует удар какого-то стражника. И оттого замерла в нерешительности, не зная, то ли бежать к Арианне, то ли так и оставаться поодаль, чтобы если что хотя бы предупредить, если не задержать тех, кто может ринуться за беглецами вдогонку.
Но всё развивается слишком быстро, осознание происходящего приходило гораздо позже. От Тиены ускользнул момент, когда чья-то беседа из далекого бубнежа где-то позади превратилась в отчетливый разговор практически над девичьим ухом. Их было двое, и они были не столько пьяны, сколько зевали и потирали глаза, идя не твердой походкой. Змейка испугалась уже после того, как с размаху, не целясь, всадила кинжал в живот одному. Второму досталась царапина на щеке от острия и след зубов на кисти, которой он пытался удержать Сэнд… Да умрет сей смельчак быстро от её яда.
[AVA]http://s5.uploads.ru/saxkp.jpg[/AVA][NIC] Tyene Sand[/NIC]

+9

10

Минуты тянулись очень медленно. Такое бывает, когда тоска берет в свои объятия. Так было сейчас. Казалось, что надо действовать быстрее, не искушать судьбу и не надеется на богов, но мысли путались в голове, пальцы дрожали, а ноги наливались свинцом. А еще сердце колотилось, как сумасшедшее. Словно вольная птичку, которую посадили в клетку. И все из-за страха, который накрыл принцессу с головой. А ведь ее отец любил повторять, что она очень смелая. Нет, даже слишком храбрая для принцессы. Интересно, что он думает сейчас, наблюдая за дочерью с небес? Все еще считает ее бесстрашной? Наверное. Принц Доран всегда пытался быть о людях лучшего мнения, чем есть на самом деле. Когда-то это Арианну удивляло. Теперь же злит. Как все-таки отец мог быть так слеп? Почему пригрел змею на груди? Он устал сражаться? Тогда он придумал слишком глупый способ, чтобы возложить свою ношу на плечи других. Арианна еще слишком молода, чтобы вести войну. Но разве у нее теперь есть выбор? Есть, но покорно сложить оружие и стать марионеткой дяди она не хочет. «Непреклонные, несгибаемые, несдающиеся», - повторила она девиз своего дома. Теперь он у нее заменяет молитвы. Странно, да. Но три этих слова вселяют у нее больше веры, чем надежда, что Семеро будут к ней благосклонны. Она – Арианна Мартелл, законная наследница принца Дорана Мартелла и она просто так дяде то, что ее по праву не отдаст. Утащит этого змея вместе с собой в седьмое пекло. Но для этого сначала надо сбежать.

Арианна очень вовремя берет себя в руки. Двери в покои открываются. Девушка на мгновение замирает, пытаясь, избавится от остатков страха, и понять, как действовать. Люди принца Оберана постарались избавить принцессу от предметов, которые можно использовать в качестве оружие. Даже ножа для писем нет. Действительно, зачем он ей? Но ведь Арианна девушка сообразительная, а труд молодого завоевателя Дорна весьма тяжелый. Впрочем, использовать «Завоевания Дорна» не по предназначению не пришлось. На пороге стоял не верный пес Красного Змея, а Темная Звезда собственной персоной. Мартелл тут же с облегчением вздохнула, но уже через минуту готова была ядом плеваться. Что он себе позволяет? Нашел время для шуток. Принцесса пожалела, что не оглушила рыцаря трудом Дейрона I, может тогда Герольд Дейн осознал всю скверность ситуации. Или Арианна лишилась бы хорошего защитника. Это все от удара завит.
- Перестаньте упражняться в красноречивости, - приказала Арианна. Пока она опять летала в облаках Тиена и Герольд уже успели обменяться любезностями. Что же, приятно знать, что хотя бы что-то в этом мире осталось на своем месте.
На этот раз девицы справились с одеждой быстрее, видимо присутствие похотливого рыцаря так на них повлияло. А, может быть, наконец-то до конца осознали риски? Пожалуй, второе. Арианна ведь не слепая и видит насколько сейчас страшно Тиене, но ничего поделать не может, кроме как не жаловаться на некрасивый бантик на спине. Ничего, они прорвутся. Они же дорнийки, а не избалованные леди из Простора.
- Я в долгу перед тобой, - на прощание проговорила Мартелл, пытаясь не разреветься, а затем опустив голову, направилась к Темной Звезде.
«Мы не прощаемся», - уверила она себя, придавливая желание подождать на кузину.

Арианна пыталась не отставать от Герольда и не осматриваться вокруг, словно воришка, который утащил пирожок на рынке. Получалось видимо не очень. Девушке все время казалось, что кто-то сейчас выскочит за поворота, или ее узнают. Или Дейн предаст ее. В какой-то момент эти мысли стали совсем невыносимыми и Мартелл подумала, что лучше всего будет удрать. Водные Сады она знает лучше остальных, вот только Темной Звезде будет проще некуда поймать беглянку. Оставалось просто довериться судьбе и богам. Но Семеро были сегодня не на их стороне.
Гвардеец вышел из тени и уверенным шагом направился к ним. Мартелл подумала, что еще не поздно развернутся и скрыться в одном из многочисленных коридоров, вот только пути к отступлению отрезаны. Только вперед с надеждой, что он не одарит их своим вниманием. Наивная душа.
«Надо было сидеть в своих покоях», - подумала принцесса, увидев, как рука рыцаря ложится на рукоять меча.

+6

11

Наблюдая за тем, как Тиена яростно и без капли сомнения срывает с себя платье, Герольд присвистывает, боком опирается на дверь и скрещивает руки на груди. Это было так чувственно, пафосно, в этих движениях прям так и читалось: «смотри, любуйся мой, прекрасный рыцарь, я твоя!». Во всяком случае, так показалось Дейну. Действительно, а что это еще могло значить? Такие проницательные люди, как Герольд, не ошибаются. Юная дева, что сейчас буквально освещала комнату своими недавно округлившимися прелестями, что-то прошипела ему про стражника, на что седовласый ответил закаченными глазами и ленивым взмахом руки. Хотя, обдумав предложение пару секунд, все же согласился с ним – и нет, он не исполняет приказ какой-то голой девахи, он самостоятельно пришел к этому стратегически важному решению. И точка.
Не особо беспокоясь о сохранности дорнийца, Дейн втаскивает его внутрь за ноги, но дверь не закрывает – к сожалению, дамы решили авансом не благодарить доблестного рыцаря за спасения, вместо этого они крайне нервно и обеспокоенно одевались. Что же, это правильно, а то эти девушки по полгода в свои платья влезают, хрен их дождешься… И если Тиена еще успевала чутка плеваться ядом, то леди Мартелл была излишне взволнована. Оно, конечно, и понятно, тут ведь спасение, фактическое предательство (пусть и предателя), всем им грозит немедленная казнь, но лишнее беспокойство ведет исключительно к провалам. План Песчаной Змейки мужчина прекрасно знал, они обговорили еще давно, причем договорившись ни в коем случае от него не отходить. К счастью, девушки довольно быстро закончили, обменялись глупыми шутками, а затем настолько мило и слезливо попрощались, что Дейн лишь вскинул брови вверх и драматично покачал головой. Когда леди Мартелл поспешила к нему, Герольд лишь кивнул, а затем, положив одну руку на портупею, поспешил в коридор.
Теперь нужно соблюдать осторожность. Мужчина знал, что через два поворота от них на холодном камне валяется престарелый виночерпий с перерезанной глоткой, которого седовласый не успел спрятать (да и смысла не было, слишком много крови сразу вытекло на пол). Холодные глаза Тёмной Звезды моментально оглядывали коридор каждый раз, как они поворачивали, поэтому движение в тени уловили буквально моментально. Гвардеец, вооруженный клинком, с максимально суровой миной бодрым шагом шел прямо к ним.
— Держись сзади, - строго командует Дейн.
«Мы торопимся», - проносится в голове дорнийца, после чего выхватывает меч из ножен, а вторую руку заводит за спину, чтобы выхватить кинжал. Ударить, парировать, развернуться, выбросить меч вперед, чтобы рассечь мышцу на ноге. Успешно – стражник аж вскрикнул, что удивительно для такого крупного мальчика. Удар, еще удар. А противник был хорош, не тот мусор, что попался Герольду по дороге. Тёмная Звезда прыжком уходит от удара, краем глаза замечая сразу три фигуры – откуда-то в коридоре появилась Тиена, а с другой стороны из комнаты медленно вышагивали стражники. «Ну что за дерьмо…» - недовольно рычит про себя Дейн, уклоняясь от размашистого удара вынужденного соперника. Седовласый подлавливает момент, бросается вперед, на ходу начиная скрещивать ноги, чтобы сделать быстрый поворот, острием меча перерезав противнику горло. Ошарашенный дорниец хватается за горло, а Герольд всаживает ему нож в паховую область. Разворачиваясь, мужчина стряхивает с лица растрепавшиеся длинные локоны, видя, как Тиена борется сразу с двумя пробудившимися стражниками. Ну, точнее, один толстяк удивленно пятился назад, пытаясь понять причину повышенного железа в организме, да еще и с торчащей рукоятью, а второй хватал буйную блондинку. Герольд щурится, отводит руку назад, а затем бросает кинжал вперед – рассекая воздух, тот успевает сделать оборот вокруг своей оси, а затем вонзится в черепушку охранника. Тот моментально обмякает, выпускает из своих рук Змейку, а затем падает на землю. В это время разозленный вмешательством некультурных ублюдков Дейн подскакивает к вжавшемуся к стенке стражнику, в чьем пузе торчал нож. Схватившись за клинок двумя руками, он наносит один яростный удар в его грудину, из-за чего тот, вскрикнув, машинально наклоняется вперед, а затем Герольд наносит несколько ударов сверху вниз, заливая себя и стенку каплями крови. Выдохнув, мужчина выпрямляется, свободной рукой убирая волосы с лица, после чего осматривается. Напуганная Арианна стояла у стенки в полной безопасности, а Тиена так и осталась стоять на месте с округлившимися глазами. Оскалившись, Дейн рявкает:
— Что стоим?! За мной! А ты, - он указывает пальцем на Сэнд, нахмурившись. – Вытащи мой кинжал из его башки. За мной!
Сказав это, Герольд даже не убирает меч в ножны, а просто разворачивается, устремляясь дальше по коридору. Через некоторое время компания выбежала из Водных Садов, по дороге наткнувшись лишь на еще одного стражника, которому Тёмная Звезда на ходу отрубил голову. В пекло сюсюканье с ними. Стражников у ворот больше не стояла, патрулем и не пахло, из-за кустов шума битвы тоже не раздавалось – это означало, что все хорошо и незваных гостей больше нет. Раздвинув кусты, Герольд, на чьем лице уже подсохла кровь стражников, оглядел помощников беглецов. Все были на месте.
— По коням!
[AVA]http://s3.uploads.ru/VZ5lW.jpg[/AVA][NIC]Gerold Dayne[/NIC]

+5

12

Избавление пришло оттуда, откуда Тиена его и не ждала – Герольд метнул кинжал в её сторону. Если бы сейчас все мысли блондинки не были заняты паникой и нелепыми попытками образумить саму себя, то девушка обязательно дала бы клятву, что глава младшей ветви Дейнов за это ещё поплатится. Не жизнью, песчаная змейка не настолько жестока, но чем-нибудь очень ценным, например, возможностью ходить. Сложно обвинять Темную Звезду в чем-то плохом, когда буквально секунду назад он спас твою жизнь, а неделю назад согласился на опасную авантюру, но метание острых предметов всегда предполагает некоторый риск, а метание кинжалов в брыкающиеся цели – бросок на удачу. Если бы этот самый кинжал попал в голову Тиене, стражник бы, несомненно, отвлекся и позволил бы Герольду добить товарищей, чтоб после взяться за того, кому не посчастливилось уснуть в большой зале в обнимку с девушкой или бараньей ножкой. Этого говнюка определенно точно устроил бы любой расклад, но не Тиену, которая хоть и была готова умереть во славу спасения Арианны, но уж точно не от нелепого стечения обстоятельств и безразличия Дейна. Хвала Семерым, дочери септы рассуждать об этом было некогда.
Грузный стражник ослабил хватку и шлепнулся на землю, а Тиена опасливо оглянулась назад, чтобы узнать, что именно стало причиной таких изменений. Взгляд голубых глаз падает на кинжал, наполовину вошедший в голову мужчины, а после девушка резко повернулась туда, где Герольд поправлял прическу, запыхавшись от вытаскивания оружия из чужой плоти, и вжалась в стенку Арианна, которую не готовили ни к чему подобному. Слов у песчаной змейки не было, как и мыслей, и идей, что делать дальше, ею овладело какое-то оцепенение. Которое довольно грубо развеял всё тот же Дейн. Тиена ему ничего не ответила, лишь склонилась над убитым стражником. Девушка почувствовала, что её мутит – отпеваемые в септах мертвецы не вызывали подобных неприятных ощущений. Неужели это последствия мук совести и кровавой расправы? Она подумает об этом позже, может быть, даже завтра.
Златовласка схватилась за рукоять кинжала, отвернулась и, зажмурившись, потянула вверх. Лезвие слишком увязло и не желало поддаваться напору малой девичьей силы, терявшейся в трясущихся руках. Пришлось поставить ногу на грудь мертвеца, в районе ключиц, отчего послышалось неприятное бульканье, рот его приоткрылся и на каменный пол потекла кровь. Тиена порадовалась, что за последние часы пила только воду. Змейка сделала резкий рывок и тут же отшатнулась от лежащего тела, когда кинжал под чавкающие звуки вышел из раны. Заботиться об острие и нежно оттирать от него кровь и прочие субстанции было некогда, поэтому второй рукой блондинка подобрала полы платья и побежала вслед за Арианной и Дейном, которые уже скрылись из виду. Благо, Тиена знала, где спрятались остальные заговорщики, поэтому потеряться ей не грозило. Да и следы в виде мертвых стражников вели по следу почти как хлебные крошки, несколько ненадежно, но использовать можно.
Хвала богам, хотя бы ребята не встретили больше патрулей. Вернее, не накликали на свою голову. Хорошо и то, что они всё-таки взяли запасную лошадь, иначе Тиене пришлось бы к кому-то подсаживаться, а ехать верхом вдвоем в дикой спешке ужасно неудобно. Как и неудобно ехать в легком платье, не приспособленном для конных прогулок. И пока парни помогали Сильве и Арианне усесться в седло, змейка решила попортить чужой наряд – натянутая ткань почти пропела, когда заляпанный кровью кинжал прошел вниз от бедра до подола с обеих сторон.
- Спасибо, - всунула вещицу владельцу, не глядя на того. – Дрю, помоги!
Парень ловко подсадил Тиену на лошадь и тут же вскочил на своего коня. Не сговариваясь, каждый ударил своего скакуна пятками по бокам, и, взметая клубы песчаной пыли, заговорщики ринулись в пути.
[AVA]http://s5.uploads.ru/saxkp.jpg[/AVA][NIC] Tyene Sand[/NIC]

+6


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Миссия: «Спасти принцессу» [Дорн. Водные Сады. 22.08.298]