Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Mors omnia solvit [Северные леса - 30.08.298]


Mors omnia solvit [Северные леса - 30.08.298]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


Mors omnia solvit
http://i.yapx.ru/BzI81.gif

Дата:
28.08-30.08.298 от З.Э.

Место:
Северные леса

Действующие лица: Алан Крейн, Аластор (NPC), Лео Крейн (фоном)

Эпиграф:
Hello darknes, my old friend

Краткое описание:
Нахождение на грани не смерти не освобождает от данного обещания.

Отредактировано Alan Crane (2018-07-10 17:16:02)

+1

2

«Ночь темна и полна ужасов», - любят распевать на все лады жрецы Красного бога, вводя в трепет тех, кто верит. Впрочем, те, кто не верит, тоже проникаются такими словами. А как же тут не проникнуться, если предыдущие два часа тебя красноречиво убеждали, что близится битва, целая война, и убеждали либо сладкоголосые девицы с приятными округлостями в нужных местах, либо пугающие дамы, либо мужчины с пылающими мечами наголо. И у каждого припрятан в рукаве красного балдахина свой фокус – как тут не уверовать.
Аластор звонко хихикнул. Он хоть и жрец Р’глора, но приходом ночи никого не пугал, ибо сам нисколько такового не боялся и даже сейчас, блуждая по чужому краю во тьме, ибо ему не нужен был костер, факел или малая искра, жрец знал, что его бог всегда с ним, а огонь в душе слишком ярок и пугающ, чтобы кто-то осмелился покуситься на него. В родных краях авторитет не обсуждался, здесь же не только страх отгонял от Аластора лишние глаза и уши, но его взгляд с безуминкой и акцент уроженца Эссоса, который изредка демонстрировался в кратких разговорах. Кратких, потому что мужчина ограничивался жизненно важными вопросами о пути и стоимости ночлега. Жрец приехал в край пропащих северян отнюдь не для того, чтобы проповедовать свою веру – он знал, что его никто не будет слушать, и Р’глор им судья.
Все кинулись на поиски обещанного принца, но каждый видел свою, отличающуюся от прочих, мессию в пламени, и это не нравилось Аластору. Да, пляшущие тени сложно трактовать, и даже самые опытные, умелые и наиболее преданные служители Красного бога не могли сказать наверняка, что именно обещают видения. Кто-то явно ошибался, указывая на нового Азор Ахая, а может, ошибались все разом. Мужчина не видел в пламени принца, но видел надвигающуюся армию нежити. Кто-то предпочел ехать на Юг, кто-то на Север за тем, кто спасет от Великого Иного, чье имя запретно, но сам же жрец в отличие от прочих решил отправиться туда, где мог принести реальную пользу, а не ловить ручонками ветер. Только примут ли его помощь – вопрос спорный, но для людей, которые столкнулись с живыми мертвецами, глупо будет отказываться от лишней пары рук, способных не только меч держать. Однако тела в разной стадии разложения на свободном выгуле по Зачарованному лесу были не единственным, что видел в пламени жрец. Он наблюдал дикие пляски животных и смутно догадывался о смысле таких видений, пока в один вечер, сидя в темном углу трактира над миской остывшей похлебки, не услышал историю, фигуранта которой уже и не думал встретить. Это заставило Аластора усмехнуться, качнув головой – ничего не бывает просто так, а этот старый кабан не зря вспоминался жрецу. Что такое несколько дней промедления для Короля Ночи? Реши тот действовать, Ал не сумел бы отрастить крыльев сколько бы не молился Р’глору, разве что какая-нибудь девственница королевских кровей могла бы изменить ситуацию, в чем, если честно, заморский гость сильно сомневался. Словом, служитель Красного бога не считал, что его прибытие к армии живых качнет чаши весов в пользу людей, а посему можно и нужно помочь старому другу, если это вообще возможно. Так жрец из Эссоса и свернул с тракта и оказался где-то в северной чаще. Он шел по приметам, увиденным в пламени, в ночи которые разглядеть было куда сложнее, чем в огне. Но Аластор не сомневался, что он выйдет туда, куда надо. И наконец-таки вышел.
Гори у путников костер, то сделать это было бы куда проще. Впрочем, один из мужчин храпел так, что лишнего обозначения местонахождения андалов и не требовалось, а дикие звери не рискнут подходить к источнику такого шума. Жрец спрыгнул с лошади и, взяв ту под уздцы, погладил по бархатному носу, прошептав что-то успокаивающее бедной животинке.
- Веселей, Плотва, - ободряющим тоном изрек почитатель Красного бога, подмигнув голубым глазом лошадке, когда завязывал поводья узлом на одной из низкорастущих веток дуба – для начала сойдет.
Двое из ларца одинаковы (ну почти одинаковых) с лица признаков жизни подавать не торопились, и Аластор подошел к тому, что шумно сопел и тяжело дышал, выдавая свое плачевное состояние. Служитель Р’глора присел на корточки, внимательным взглядом сверля мужчину перед собой, наклонил голову вбок. Да-с, плохо дело.
- Какая чудесная доска для ладьи выйдет из этого бревна, - ткнув средним пальцем андала в лоб, произнес вместо приветствия жрец. Таков был Аластор, зрил в корень, постигал скрытую от глаз истину. И не только бревен, как полагается хорошему (хоть и бывшему) кораблестроителю, но и всего остального. Раньше он принимал это за талант, а после понял, что это щедрый дар Р’глора.
Никто не кинулся с оружием наперевес на гостя из Эссоса, чудо ли или великолепная интуиция вкупе с даром предсказания, однако Аластор не шелохнулся, зато наконец-то встрепенулись славные бойцы.
- Помнишь меня, андал? – с нотками веселья, будто и не с умирающим разговаривает, не без интереса спрашивает жрец, когда старший из Крейнов сфокусировал на визави свой взгляд. Многое могло случится за столько лет, что вытеснило бы из головы вестеросца его прошлое: девушки, любовь, удары по голове, удары головой по чужой голове, эль или вот нынешнее состояние. Так что для начала стоило вообще узнать, что по чем и почему. Даже если Алан его не вспомнит, Аластор совсем не зря пробирался сквозь чащу – почему бы не помочь хорошему человеку, если представился случай? Ведь ночь темна и полна ужасов, и никогда не знаешь, что ждет тебя во тьме и кому взбредет в голову протянуть тебе руку помощи в такое непростое время.
[AVA]http://i.yapx.ru/BzMaJ.jpg[/AVA][NIC]Alastor[/NIC][STA]Самый обаятельный жрец[/STA]

+4

3

Их было всего двое, но Крейн знал, что он слабее. Они обладали тотальным преимуществом в скорости, силе, общем самочувствии – словом, практически во всем, что необходимо в битве. Однако на стороне Алана был огромный опыт, невероятная злость и эффект неожиданности. Кто ждал невиданной прыти от раненного, тяжело дышащего пошатывающегося мужика, у которого только недавно перестала кровоточить рана? Алан сделал все, чтобы еще больше запутать своих противников, искусственно визуально ухудшив свое состояние (сделал движения неуклюжими, создал иллюзию, что не может устоять на месте), затем, чтобы заманить северян в ловушку. И ему это удалось, к сожалению, только отчасти. Это сработала только с одним из двоих. Насмехаясь, северянин пошел к нему, пропуская предупреждения стоящего позади товарища, думая, что расправится со своим противников одним ударом меча – его походка была расслабленной, на губах красовалась насмешливая ухмылка, этот воин не видел в Крейне опасности. И это была фатальная ошибка. В один момент собравшись, направив все силы именно на сражение, мужчина позволил своим рефлексам и инстинктам действовать самостоятельно, отключив голову и ненужные, только тормозящие его мысли. Алан смог уклониться в сторону, резким рывком сократить дистанцию с удивленным бойцом, а затем, не давая ему времени опомниться, вонзить ему спрятанный в рукаве нож прямо в глотку. Ал не жалел противника – он перерезал ему горло, а затем пару раз ударил в живот, чтобы затем бросить оппонента на землю и быть уверенным, что тот уже не встанет. Второй патрульный оказался осторожнее. Конечно, чего еще ждать от Пакстера Кидвелла? Один раз южанин оказался неосторожен с Аланом, второй раз эта новая сучка Рисвелла решила не ошибаться. Крейн двигался медленно, экономя силы, крепко держа нож, коим прирезал северянина, а в другой сжимал меч, забранный у него же. Когда их клинки столкнулись, лорд Алого Озера уже знал, что проиграет в честном бою. Кидвелл был неплохим бойцом, несмотря на ублюдский характер, но Ал должен был победить. Ради Маргери и ради себя. К сожалению, долго горе капитан гвардии не продержался, себялюбивый мерзавец все же обставил его, нанес еще один удар, заставив Алана рухнуть на землю. Упав на холодную землю, чувствуя, как кровь из разбитой брови начинает заливать глаз, мужчина отчаянно думал, как он может победить. Вариантов, к сожалению, было очень мало. Но Пакстер совершил серьёзную ошибку - вместо того, чтобы добить противника, Кидвелл наслаждался своей местью за то избиение в лесу, из-за чего пропустил тот момент, когда кто-то еще появился на горизонте. Несмотря на громкий звон в ушах, лорд услышал свист разрывающей воздух стрелы, которая через мгновение с хлюпающим звуком вонзилась в тело южанина. Крейн четко разобрал удивленный звук, вырвавшийся из горла Кидвелла, за коим последовал глухой шлепок рухнувшего на траву меча. Андал не упустил момент, схватил камень, попавшийся под руку, ударом в колено завалил ублюдка на землю, чтобы затем завершить жизненный путь паскуды из Плющевого чертога. Только тогда, отбросив окровавленный булыжник и сплюнув на траву, шатен смог повернуться, увидев, что из-за кустов вышел Лео. Любимая белая рубаха гвардейца была сейчас покрыта кровью, также алые капли были видны на лице. Крейн двигался медленно, прихрамывая, держа в руках лук, из которого успел ранить Пакстера, чем спас жизнь своего капитана. Происходящее дальше было как в бреду: мир перед глазами крутился, голова разрывалось, а тело будто втыкали иглы. Однако Алан какими-то неизвестным образом (не без помощи Лео) поднялся и они пошли. Просто вперед, туда, куда ускакала Маргери. Оба понимали, что миледи на лошади им, двоим раненным бойцам, не догнать, но все равно предприняли эту бессмысленную попытку. Безмолвно, медленно, то и дело спотыкаясь, но они шли, чтобы просто не оставаться сзади, ожидая забвения на месте. Крейны не знали, сколько прошли, но в один момент они поняли, что нужен перерыв. Они свернули со своей дороги и пошли чуть в бок, спускаясь к небольшой речушке, из которой Лео до этого набирал воду для беглецов.
Холодная вода немного привела южан в чувства. Съев очередную порцию травы, Ал ощутил прилив сил, поэтому смог помочь Лео в организации «лагеря», а затем выслушал его историю. На охоте он, как и Алан, наткнулся на патрульных, отправленных шерстить леса в этом направлении. Сначала пытался убежать, но понял, что лишь приведет врагов к лагерю, поэтому решил сражаться. Смог победить, пусть и ценой нескольких царапин на плече и бедре – эти раны лорд помог ему промыть. После победы поспешил предупредить беглецов, но успел только к концу боя лорда Алого Озера с Кидвеллом. «К счастью, что успел», - пронеслось тогда в голове Ала. Братьям пришлось рискнуть, разжигая костер, но иначе бороться с холодом просто было невозможно. Во время сооружения андалу снова начало становиться хуже, вновь начался жар, из-за чего ему пришлось прилечь и вскоре нырнуть в объятия сна.
Как всегда, спал он беспокойно. Безумные картины прошлого проносились перед его глазами, лорд слышал какие-то голоса, ему что-то чудилось, слышались какие-то запахи, словом, творилось форменное безумие. Подобное происходило каждую ночь со дня той битвы в Винтерфелле и ничего не помогало, даже очередные дозы лекарственных трав, поэтому их мужчина уже даже не принимал. Неожиданно один голос стал громче остальных. «Очередной призрак прошлого», - думал шатен, однако впервые воспоминания начали оказывать физические контакт, мужчина почувствовал, как чьи-то пальцы касаются его лба.
— Что за... – Крейн от удивления открывает даже глаз, что был подбит неудачным ударом. Галлюцинация казалась слишком реалистичной, но андал никак не мог поверить, что видит реального человека. – Ты?...
Призраки прошедших дней неожиданно налетели на него, захватывая в вихрь воспоминаний. Путешествия, выпивка, битвы, раны, боль, еще выпивка, еще больше драк – все было так ярко и так неожиданно, что Крейну нечего было ответить. Что это такое? Кто перед ним? Почему он с ним говорит? Невероятно. Этот человек остался там, в прошлой жизни, много лет назад и о нем больше не было никаких известий. Почему бредовое состояние создает именно его образ? Алан, неожиданно ощутивший прилив сил, выбрасывает руку вперед, хватая «призрака» за воротник, подтягивая визави ближе. «Как я могу его трогать?... Что это такое?»
Неожиданно мужчина чувствует боль в животе, которая заставляет его скрючиться, отпуская человека. Ал ложится на спину, опуская голову на «подушку» из свернутого плаща. Направляя взгляд на звездное небо. Рана жутко болела, со лба стекали соленые капли, во рту было сухо, словно в пустыне, но мозг Крейна не обращал на это внимание. Он был полностью занят ночным гостем. «Как это возможно? Откуда? Почему? Зачем?» - воспаленное сознание не могло найти ответы, между тем, боль становилась все острее. Ощущая, что силы покидают его, мужчина поворачивает голову на бок, устало смотря на своего собеседника.
—  Она с тобой? – вопрошает Алан, утомленно закрывая глаза, погружаясь в темную безду. Последнее, что почувствовал Крейн – дурманящий аромат мака.

Отредактировано Alan Crane (2018-07-10 17:18:22)

+11

4

Андал не торопился радовать воплями счастливой принцессы, которая дождалась принца, что вызволит её из высокой башни, но в общем-то Аластор этого и не ждал – вестеросцы всегда были немного тугодумами со своеобразным мышлением. Но по закону жанра призраку из прошлого удалось лицезреть удивление, приправленное большой порцией недоумения, но всё же старый во всех смыслах друг его узнал.
- Я, я… - хохотнув, ответил жрец, всё-таки гримаса у бывшего раба была довольно смехотворная.
И тут в порыве чувств полуживой (Аластор был оптимистом, у которого кружка на половину полная, а почти труп – наполовину жив) андал притянул к себе служителя Владыки Света к себе за воротник. Такого пыла мужчина точно не ожидал. И чтобы не свалиться в теплые объятия, аки девушка из песни при встрече с любимым, выставил вперед руку, оперевшись ладонью о кору дерева, неприятно вцепившейся в кожу.
- Я знал, что тот поцелуй на спор ты запомнишь навсегда, но не думал, что когда-нибудь захочешь повторить… Прости, но ты всё еще не в моем вкусе, какие бы слова любви я тебе не говорил, - шутка закончилась очередным смешком. Андал кажется не оценил, но жрец не на публику и работал, он же сейчас не с проповедью выступал. Журавлик меж тем выпустил из рук чужой воротник и завалился на бок, что-то бормоча. Аластор не мог ответить на его вопрос, ведь не до конца понимал его смысл – кто, что, с чего бы? Последователь Р’глора был, увы, не всесильным и не мог спасать всех и знать обо всем, видения, к большому сожалению многих, не одно и тоже, что открытая книга перед носом. Хотя некоторые не могут справиться даже с вязью рукописных букв на пергаменте перед глазами.
Один андал отключился, и второй подключился, так не кстати отвлекая гостя из Эссоса собой. Жрец с весьма задумчивым видом, всё ещё сидя на корточках, повернулся к притихшему на время источнику храпа, вопросительно вскинув брови.
- Я пришел помочь, иначе мой меч уже давно обагрился бы кровью, а не оставался в ножнах за спиной, несмотря на мое врожденное миролюбие… Мой бог указал мне путь, - напускающей таинственности интонацией произнес Аластор с самой серьезной миной, - он велел мне спасти двух путников… Магнара и Рагнара. Или магнара Рагнара. Или рагнара Магнара. Ты Магнар или Рагнар? Или магнар Рагнар? Или рагнар Магнар? Нет?! О, вас, дырявых путников, слишком много развелось в лесу, а слова моего бога здесь, за Узким морем, звучат так неразборчиво…
Лео, всё ещё сонный, был явно дезориентирован. Аластор усмехнулся, поднимаясь на ноги. Да, к его юмору сложно привыкнуть.
- Успокойся и иди за водой, сначала я примусь за него, а потом и за тебя, вижу, что на ногах держишься, но тоже запнулся о чьи-то стрелы.
Жрец склонил голову набок. Для сына староват, но есть что-то общее. Кажется, Крейн когда-то говорил о том, что у него есть брат.
- Твой брат признал меня, глухое ты создание! Иди за водой.
После этого, не особо обращая внимание на второго журавля, Аластор направился к своей лошадке, дабы отвязать походную сумку. 

Солнце, едва проглянувшее сквозь серые тучи, было уже в зените, когда Алан очнулся в шалаше. А до этого момента Аластор игриво пускал солнечных зайчиков своей лысиной, когда в похлебке попадался слишком твердый кусок мяса, коего в том злополучном зайце и так немного было. Лео же сидел молча, погруженный в свои мысли и не торопился расспрашивать иноземца о чем-либо, удовольствовавшись тем, что служитель Р’глора назвал место знакомства с нынешним лордом Алого Озера и кое-какие приключения – история не расходилась с тем, что излагал в свое время Алан, поэтому кузен на время успокоился.
- А ну-ка, - кряхтя, будто старик, отложив миску в сторону, поднялся жрец с мягкого мха и направил стопы свои в сторону импровизированного шалаша. И очень вовремя заглянул внутрь.

[AVA]http://i.yapx.ru/BzMaJ.jpg[/AVA][NIC]Alastor[/NIC][STA]Самый обаятельный жрец[/STA]

+4

5

Сначала картины перед глазами сменялись одна за другой в какой-то бешеном темпе, не позволяя андалу хоть что-то дельное выцепить из этой безумной чехарды. Как бы Крейн не пытался, максимум, что он мог – это выхватить отдельные детали, мельтешащие в бурном потоке. Леса, затем пески, после степи. Пожухлая трава, горячий песок, мягкая листва – все смешивалось в единый водоворот, раз за разом засасывающий андала внутрь, не давая ему ничего понять. Первое время мужчина даже не имел возможности нормально осознать, где он и что происходит – граница между безумием и реальностью не просто начала стираться, она исчезла, бросая мужчины из крайности в крайности. Алана шатало, швыряло, разворачивало, то ему было невероятно жарко, то безумно холодно, то и дело в ушах начинался невыносимо громкий звон колоколов, который затем перетекал в раздирающий свист. Иногда это прекращалось, буря словно отступала, оставляя андала в одиночестве, словно забрасывая в какую-то темную бездну, в которую не то что не попадает свет, даже звук не доносится. Где-то внутри южанин понимал, в какой омут он опускается, ощущая на своей коже холодные прикосновения забвения, однако всегда он неким нереальным образом вырывался из этих цепких щупалец. Почему-то внутри андала горел огонек надежды, заставляющий его верить, что рано или поздно станет лучше. И ведь действительно, постепенно Алану начало становиться лучше. Яркие картины немного сбавили свой темп, звуки поутихли, ровно, как и нечто, разрывающее его изнутри. Мужчина не знал, сколько времени проходило между сменами состояний, ибо само понятие времени и его течение он даже не ощущал. Хотя о чем говорить, если Ал не понимал, где он находится? В один момент, когда мир вокруг перестал трястись и раскачиваться, словно корабль в шторм, лорду показалось, будто он что-то слышит. В кои-то веки это были не колокола и не свист, а нечто более приземленное, более обыденное... «Треск костра», - осознание пришло невероятно быстро, а следом за ним пришла колющая боль в боку. Крейн было схватился за него, дабы стиснуть рану (о которой он совершенно забыл), но понял, что не может ее коснуться. Вдруг все вокруг вновь завертелось, заставляя Алана закрыть глаза. В нос ударил запах трав и реки, а в ушах все стоял звук трескающихся в пламени веток. Ал чувствует, что теряет равновесие, перемещаясь из горизонтальной в вертикальную плоскость, будто начиная тонуть. Пытаясь вырваться, шатен делает резкий рывок корпусом вперед, словно выныривая из-под толщи воды к желаемому воздуху.
— Холера... – только и выдавливает из себя Крейн, пытаясь для начала отдышаться. Затем, когда дыхание чуть успокоилось, а сердце перестало рваться из груди, грозясь разбить грудную клетку, мужчина разлепил свинцовые веки, медленно осматриваясь.
Первое, что понял Алан – все это время он спал. И вся трава, все запахи, звуки – все это было порождением его воспаленного сознания после ранения. Второе – треск костра был настоящим, вот он, примерно в пяти шагах от лежанки. Третье – он действительно на берегу реки, но не как в прошлый раз, когда он заснул, укатанный своим плащом, сейчас андал лежал в каком-то... шалаше? Сложно было еще как-то это назвать. Крейн медленно опуская взгляд вниз, понимая, что его раздели. На месте ранений сейчас красовались довольно свежие повязки, правда, смазанные какой-то гадкой бурой кашицей, которая еще и жутко воняла. Алан недовольно морщится, пытаясь воссоздать в памяти хоть что-нибудь. Он отправил Маргери на лошади, начал сражаться, почти проиграл, был спасен Лео, дальше они шли, пока не спустились к речке, возле которой он и вырубился... Что было потом? Потом был какой-то дерьмовый сон, в котором ему причудился его старый друг. Он его разбудил, что-то говорил, глупо хихикал, давил лыбу, словом, все было как тогда, много лет назад. Воссозданное по кусочкам воспоминание ситуацию не облегчило, скорее наоборот, только усугубило, ибо вопросов стало только больше: что с ними случилось, где он находится, где Лео? И еще целая куча. Неожиданно, словно желая заполнить пробел в понимании Алана, в небольшом «окошке» шалаша появилась овальная голова с, как всегда, куцей прической и появляющейся лысиной. Если бы Крейн стоял, то так бы и осел на землю, ибо перед ним был Аластор. Во плоти. Шатен так и вылупил глаза, не веря им. Вытянутая морда же нахально усмехнулась, а затем, нагнувшись, занырнула в небольшой шалаш. Только он собирался что-то сказать, как Алан его опередил:
— Ах ты лысеющий длинноногий ублюдок, - громко заявляет Ал, насупившись, и невольно широко раздувая ноздри. – Какого хера ты здесь делаешь?!
Крейн тяжело выдыхает, понимая, что у него жутко пересохло в горле. На лице андала появляется ухмылка, но он старается ее подавить, искренне охреневший от появления здесь Красного Жреца. А после того, как с брови стекает соленая капля, мужчина наконец осознает, как ему безумно жарко. Желая стереть пот, южанин проводит по лбу, постепенно поднимаясь к волосам. И вот тут Алана неожиданно что-то смутило. С непонимающей миной, он дважды проводит по макушке и затылку, чувствуя не туго сплетенные волосы с выбивающимися длинными волосками, а лишь покалывающий ладонь ежик. Дойдя до затылка, Ал на мгновение оставляет руку там, где ранее располагалась лента, перетягивающая косу. Она отсутствовала. На лице Крейна появляется нечто, похожее на ярость, он выпячивает вперед нижнюю челюсть, сквозь зубы медленно проговаривая:
— Какого, мать твою, хрена, Жрец?... Что здесь происходит, сволочь? – из глаза андала чуть ли не молнии били. Но ему было интересно узнать, что за дерьмо произошло, пока он валялся в отключке. А, судя по всему, спал он долго.

Отредактировано Alan Crane (2018-07-14 11:31:25)

+10


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Mors omnia solvit [Северные леса - 30.08.298]