Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Путь нам укажут Боги [Речные земли. - 20.09.298]


Путь нам укажут Боги [Речные земли. - 20.09.298]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


Путь нам укажут Боги
--

Дата:
20.09.298 от З.Э.

Место:
Где-то в Речных Землях

Действующие лица: Лорас Тирелл и Брандон Старк.

Эпиграф: Я всегда прихожу туда, куда шёл, уходя оттуда, где я был.
Краткое описание:
Тиреллы созвали знамёна, чтобы отвоевать Винтерфелл и спасти леди Маргери, но порой планы приходиться менять

+1

2

Затея постепенно обрастала всё большими невесть откуда берущимися неприятностями. Казалось, против Тиреллов играли абсолютно все: и чем Вестеросу не угодила именно эта семья? Активных боевых действий не ведут, половину Королевств кормят, бунты не устраивают - казалось бы, отстаньте от людей, так нет же. Сильным мира сего явно стало скучно, и они решили проверить, что бывает, если начать теребить розовый куст.
Лораса, возможно, это всё не возмущало бы так сильно, не будь каждый повод для нападок на Тиреллов настолько надуманным. Маргери вышла замуж за Старка, не спросив благословения короны - что за глупость? Теперь её голословно обвиняют в убийстве Рикона и требуют предстать перед судом - Лорас видел людей, которых посылали за сестрой в Винтерфелл. На их лицах было написано, что они с большим удовольствиям доставят урождённую Тирелл в Гавань разве что по кусочкам. Дальше - ещё круче: Уиллас, которого женят на не имеющей ничего за душой девчонке, Гарлан и Лорас, которые и так уехали из замка под прикрытием согласованной на Малом совете миссии по спасению Севера, объявлены изменниками, у всей семьи грозятся отнять замок и земли... да на каком основании творится этот беспредел? Рано Ланнистеры забыли судьбу последнего из драконов, вероятно, им стоит посетить библиотеку и прочесть отдельные исторические трактаты. Возможно, это поможет им освежить память и заново осознать, что не надо наживать себе врагов на ровном месте, львиное семейство и так огромной любовью народа не пользуется. Тиреллов же не любят вот именно что богатые люди - как же, быстро поднялись, вовремя сдавшись и прекратив бессмысленное кровопролитие, чем заслужили титулы и плодородные земли. Неудивительно, что завистники и те, кто считали себя более достойными такой награды, всё никак не могли успокоиться и перестать строить мысленные козни против семьи Хранителя Юга. Воплотить свои коварные планы в жизнь ни у кого духу не хватало, вот и  оставалось бедогалам чесать языками.
Что ж, могут выдохнуть и успокоиться: Тиреллы в глубокой яме. Младший сын Мейса так точно.
Как с текущими проблемами справлялись остальные члены семьи, Лорас мог только догадываться. Знать бы, что предпримет Уиллас, как поведёт себя при дворе Гарлан, какие планы строит бабушка - жизнь младшего Тирелла стала бы в разы проще. Увы, спросить ему было не у кого, и ближайшим местом, откуда он смог бы узнать хоть что-то о семье и попытаться связаться со старшими, был Риверран. Досадная задержка, замок был не то чтобы по пути к Винтерфеллу, но поездка к Талли становилась необходимостью.
Кудрявую голову Лораса всё чаще посещали мысли о будущем, которое не казалось настолько уж прекрасным: он официально признан изменником (за что, непонятно, но короне попробуй что докажи), Маргери - гулящей женщиной с бастардом, у остальных ещё был шанс выкрутиться. Многое зависело от убедительности Гарлана, таланта к словоблудию и шантажам леди Оленны, и расчётливости и прагматичности Уилласа. На родителей Лорас особенно бы не рассчитывал, мама никогда ничего не решала самостоятельно, а отец зачастую принимал такие решения, что волосы дыбом вставали.
Спасти Маргери из Винтерфелла - это первоочерёдная задача, но на этом квест отнюдь не закончится. Избегая преследователей из домов Ланнистер, а возможно, и Фреев тоже, им предстоит через всю карту вернуться в Простор, доехать до Хайгардена и там уже совместными усилиями постараться придумать план по сохранению жизней младших членов семьи. Лорас вариантов видел не много: если Джоффри вбил в себе в голову мысль о виновности Тиреллов, то переубедить его будет очень сложно. Разве что найти истинных убийц Рикона и заставить их предстать перед судом - впрочем, к Неведомому эти утопические размышления, кто вообще может гарантировать, что смерть младшего Старка не на совести Ланнистеров? Беспокоиться стоило совсем не за них, а за сестру, потом - за себя. Но что-то Лорасу подсказывало, что у него будет небогатый выбор между Стеной, казнью и шансом на суд поединком. Не надо быть гением, чтобы понимать, какой вариант молодой рыцарь считал для себя предпочтительным.
Увлекательное путешествие до Винтерфелла ни на единую секунду не становилось простым: преследователей всё больше, дорога труднее, спасибо картам, что отдал им Блэквуд, иначе Тирелл уже давно бы заблудился в незнакомой ему местности. Что ж... доехать до Риверрана, и там определиться с планом действий, главное, доехать всем маленьким отрядом, обойтись без потерь.
- Бран? Ты в порядке?
Тирелл развернул лошадь, поворачиваясь лицом к неспешно следующему за ним мальчиком. Какой-то он был тихий сегодня, задумчивый... Не то чтобы Тирелл ожидал от него безудержного веселья и потока бессмысленной болтовни: мальчик тоже успел понять, сколько сложностей их ждут на пути на Север, и, если Лорас правильно понимал причину его грустного выражения лица, уже был готов сдаться и повернуть в Гавань. Благо, он не высказывал этого своего желания вслух, а может, причина его задумчивость совсем в другом? Мальчику семь, а он потерял часть семьи, оказался фактически впервые разлучён с родственниками и едет с практически незнакомыми ему рыцарем и оруженосцем его брата как будто бы в Риверран. Стоит признать, что есть причины для беспокойства.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-06-17 21:00:51)

+11

3

Столько дней прошло, а они все ехали и ехали Речными землями. Остановок делали мало, только чтобы лошадки отдохнули, поесть и поспать. Но Бран не жаловался. Сир Лорас столько сделал для него и для всего дома Старк, что Робб, когда об этом узнает, сделает его кастеляном Винтерфелла или, может, подарит земли. Да, по сравнению с тем, что было в Хайгардене – это капелька в море, но все равно лучше, чем ничего. Но сначала, чтобы это все воплотить надо добраться к Северу, а Роббу хотя бы вернуться в Черный замок. К несчастью помочь брату он никак не может, разве что попросить Старых Богов, но те вряд ли услышат, а вот вернуться домой побыстрее Брандон мог, поэтому не капризничал и держался в седле столько, сколько надо, хотя попа очень-очень болела, а ног он совсем не чувствовал. Здорово сейчас было только Лето. Лютоволк убегал на много лиг вперед охотиться, а когда появлялся, то всегда с окровавленной мордочкой и кусочком мяска в пасти. Поначалу Брандон волновался за своего питомца, все-таки Речные земли для него совсем неизведанные места, а местные жители не считают лютоволков святыми животными, они видят только очень огромного волка. Но, как оказалось, волновался Старк зря. Лето отлично чувствует себя в местных землях. За время их маленького путешествия лютоволк не только окреп, но еще нагулял жирок и шерсть стала такой шелковистой. Тогда чем вызван столь опечаленный вид? Брандон волнуется за маму и сестренок, он совсем не хочет их терять, а еще к нему пришло осознание, что он больше никогда не обнимет Рикона, их лютоволки больше никогда вместе не будут бегать в богорощи, а еще он никогда не обнимет отца. Это его злило. Старки хорошие, так почему Боги с ними так поступают?
Порой, когда сил злится больше не было, Брандон плакал, но тихо, чтобы его никто не слышал. Но в большинство случаев он выплёскивал злость в тренировочных боях. Уго совестно продолжал исполнять обещание данное сиру Гарлану и каждый раз перед сном они проводили маленькую тренировку. Оруженосец говорил, что это ему совсем несложно и даже в радость, ведь так он быстрее засыпает и лучше спит. Хотел бы Бран, чтобы и с ним так было. В последнее время ему снятся очень странные сны, как будто он дома, но Винтерфелл пустой, еще он слышит смех Рикона и голос отца, но их самих найти не может. А еще… еще в последнее время он видит замок на берегу моря, город вокруг белый-белый. Сначала он думал, что это его фантазии, но затем в одном из снов увидел знамена Мандерли и понял, что это Белая Гавань. Вот только что там делает королевский флот? Его Старк тоже видел. Золотой олень вышел из утренего тумана, словно призрак.
«Может, Боги хотят мне что-то сказать?», - думал себе Бран. Скоро совсем стемнеет, а это значит, что придется делать привал и эти странные сны опять придут. Всегда приходят и чем ближе они к Северу, тем они ярче и страшнее. Как-то Брану приснился пожар в Винтерфелле и побег леди Маргери. С ней еще был Теон и сир Рован, мальчишка хотел их позвать, но трехглазый ворон запретил. Ужасная птица! Он разрешает только наблюдать и не вмешиваться. Как-то Старк хотел ее подстрелить, а она ему за это чуть глаза не выцарапала.
- А…? Что? – мальчишка не сразу понял, что к нему обращаются, отчего немножко испугался, сильно натянул поводья, конь затанцевал и чуть не сбросил всадника. Пришлось изрядно потрудиться, чтобы удержатся в седле. – На сегодня уже все? Мы больше не едем? Но ведь еще видно, - Бран совсем не хотел ложится спать. Ему надо добраться на Север.

+9

4

Бран не хотел ложиться спать, а Лорас так тем более. Как тут спать, когда нужно в кратчайшие сроки оказаться на другом конце Вестероса? И это ещё хорошо, что Тиреллу крайне редко что-то снилось, будь это иначе, он бы больше мучался кошмарами, потому что что в нынешних реалиях ничего хорошего привидеться не может.
Их маленький отряд из трёх людей и лютоволка относительно быстро приближался к Риверрану, и всё равно Тиреллу казалось, что дорога занимает непозволительно много времени. Сколько они уже в пути? Неделю? Нет, больше, около десяти дней. И с каждым новым часом Лораса всё чаще посещала упадническая мысль о том, что чья-то казнь занимает не больше нескольких минут. Много ли времени надо, чтобы отсечь "предателям" головы? Повесить их? Беспокойство за пленников Винтерфелла нарастало с каждым днём всё больше, пуска даже немного отступило волнение за Маргери. У повстречавшихся им совсем недавно Ланнистеровских бойцов был приказ, согласно которому они должны были доставить нынешнюю Старк в замок, на суд. Чего бы этим не добивалась корона - скорее всего, Джоффри и/или Серсея играют в правосудие - но Маргери те воины убить не посмеют. Они - конвой, но не палачи.
Это всё вселяло бы надежду на успешное окончание кампании, если бы Лорасу было искренне наплевать на всех, кто сопровождал его сестру на Север. Пятьдесят отобранных гвардейцев, хороших рыцарей, неплохих людей - и о сохранности и неприкосновенности их жизней речи не шло. Задумался ли Джоффри, что в личную гвардию Маргери входили сыновья не последних людей в Просторе? Понимает ли корона, какие проблемы наживет своими неосторожными действиями? А знают ли лорды Простора, что далеко не все их дети вернутся домой? В личной гвардии Маргери было мало наследников, но это не значит, что вторыми и третьими сыновьями знатные люди были готовы разбрасываться. Многие посчитают как минимум оскорблением убийство и нападение на южных гостей в Винтерфелле, и потребуют объяснений от короны. Которая, предположительно, сыграла в той бойне не последнюю роль.
В целом, Лораса этот вопрос интересовал только в рамках рассуждений об адекватности королевской семьи. Фаталист по натуре, сейчас он ставил перед собой задачу только высвобождения сестры и, если повезёт, её людей. Что будет делать Джоффри и как именно его разорвут потерявшие детей южные лорды к заботам Тирелла не относится.
- Если тебе не нужен отдых, то едем дальше.
Бран говорил верно: ещё не было темно настолько, чтобы было невозможно продолжать путь, и Лорас предпочёл бы продвинуться в этот день подальше, но только в том случае, если у маленького Старка ещё остались силы. Похвально, что мальчик задался целью как можно скорее достичь Винтерфелла, но если он свалится с лошади, легче никому не станет. Лорас - не мейстер, он в лекарственных травах и отварах понимает чуть больше, чем ничего. Уго тоже этим особо не интересовался, так что в случае чего им придётся рассчитывать на удачу, интуицию и остаточные знания. Что-то же Уиллас рассказывал про лечение элементарных травм? Возможно,  Лорас даже что-то вспомнит. В любом случае это будет крайняя мера, без которой в этом путешествии хотелось бы обойтись.

+10

5

Чем ближе они к Риверрану, тем ближе к Северу, а значит и к спасению леди Маргери. Брандон был уверен, что его дедушка не останется в стороне. Бринден Талли – величайшей рыцарь своего времени, он пользуется уважением у лордов Речных земель, значит сможет переубедить тех помочь Тиреллам. Вот только это мало радовало Брана. Чем ближе он к Северу, тем дальше от Королевской Гавани. Старк, даже если отрастит крылья, не сможет вовремя вернутся в Красный замок, а это значит, что Джоффри казнит маму.
«Может, все-таки стоило вернутся с сиром Гарланом в Королевскую Гавань?», - Брандон как-то совсем обреченно посмотрел назад. В последнее время он часто оглядывался в сторону, откуда они пришли, раздумывая о том, что еще не поздно  развернуть коня и попытаться догнать сира Гарлана. Но что он ему скажет? А как на это отреагирует сир Лорас? Робб как-то сказал, что лорд должен сначала ставить в приоритете свои земли и желания своих людей, а уже потом свои личные хотелки. Но он так только говорил, а когда пришло время действовать, он на первое место вознес семью. Бран его не винит, Робб всегда правильно поступает, он просто немножко опечален, что сам так не поступил. Надо было проявить характер и отказаться уезжать. Возможно, Джоффри приказал бы запереть его в клетке, как собаку, или убил бы, зато маме и сестренкам ничего бы не угрожало. Эх, глупый он мальчик. Как жаль, что историю нельзя изменить. Трехглазый ворон, которого Бран видит во сне, не раз ему об этом говорил. Каждый раз, когда мальчишка просит его защитить отца и Джона, он начинает кричать, что это не в его силах. «Глупая и жестокая птичка!». Ведь только такие и могут, зная, что произойдет ничего не делать. А трехглазый ворон говорит, что он все знает и даже может научить Брана видеть все-все-все, если он пойдет за ним. Но Старк не может. Не сейчас. Он должен добраться к Риверрану, чтобы уговорить двоюродного дедушку созвать знамена, затем отвоевать Винтерфелл, попытаться спасти маму и сестренок, дождаться Робба, а только потом, если ему позволят, учится видеть все-все-все на свете.
Брандон отрицательно покачал головой. На самом деле он немножко устал, но не настолько, чтобы больше не ехать. Каждый шаг его приближает к Винтерфеллу. Да, отдаляет от Королевской Гавани, но ворон из снов говорит, что всех еще можно спасти, если каждый сделает все правильно. Вот только глупая птичка, не говорит, что именно надо сделать. Только показывает сны. Все ярче и ярче.
- Не хочу спать, - как-то обиженно, но в тоже время задумчиво произнес Бран. – Мне снова будут снится кошмары. – Он не был уверен поймет ли его сир Лорас, но как-то Робб сказал, что если о своем сне рассказать кому-то, то больше такое не приснится. Мальчишка больше не хотел видеть пустой Винтерфелл. Это очень жуткое зрелище. – Как-то мне приснилось, что ваша сестра, леди Маргери, сбежала с Винтерфелла вместе с Теоном и сиром Рованом. Еще раз я видел, как сир Родрик приказывает убить ваших друзей. А еще… - Брандон не хотел пакать, но слезы сами наворачивались. – Я видел смерть Рикона. Его убили в септе, которую мой лорд-отец построил для моей леди-матери, он пытался сбежать, но жуткие люди окружили его… А затем во всем обвинили септу. Это так страшно было.
Трехглазый ворон говорит, что показал ему прошлое, но Бран не верил ему. Не может все так быть. Северяне не могли убить Старка.

Отредактировано Brandon Stark (2018-06-26 13:17:48)

+11

6

Некоторым людям категорически противопоказано иметь хоть сколько-нибудь власти в своих руках, Джоффри оказался как раз таким человеком, но, увы, официально обладал правами престолонаследника. Теперь самодурством веяло от каждого его слова, каждого указа и распоряжения. Джоффри ведь не хочет справедливости, чужой присяги и мира во всём мире, и всеми своими действиями это показывает. Он хотел крови и своего самоутверждения за счёт других людей - более сильных, умных, расчётливых, но не носящих корону на своей голове.
Именно поэтому Лорас не думал, что их немедленное возвращение в Королевскую Гавань хоть сколько-нибудь спасло бы ситуацию. Леди Санса уже некоторое время является  игрушкой для битья для Джоффри, так просто со двора он её никуда не отпустит. Теперь уже не женится, но и свободу не дарует: памятуя о некоторых деяниях нынешнего короля, Тирелл больше склонялся к тому, что Баратеон (Ланнистер?) придумает для рыжеволосой красавицы очередную гадость, снова распорядится её судьбой по своему желанию. И Старки снова ничего не смогут с этим сделать - у них связаны руки ещё больше, чем у Тиреллов. У последних, по крайней мере, есть свои козыри и свои методы влияния на корону. Север - далеко, а Простор со своей мощью - совсем близко, и у них есть и грандлорд, и наследник, оба находятся в безопасности (пока) и способны трезво мыслить. По крайней мере, один из них. Да и при дворе сейчас находятся не беспомощные лани: если Лионетта и кажется безобидной мягкой девушкой, то Лорас знал, что за семью она готова на многое, своих близких хрупкая на виде жена Гарлана не даст. О бабушке и упоминать лишний раз не стоит: где сядешь, там и слезешь, старушка переживёт не только Тайвина, но и Серсею, и Джоффри, и всё это время будет находиться в трезвом уме.
В который раз остаётся только удивляться непродуманности действий короны - враги у них по всем фронтам, и ни единого верного сильного союзника. Джоффри при этом не теряет самоуверенности, продолжает раздавать нелепые указания, придумывать наказания и меры пресечения преступлений против короны. Кто, интересно, будет все эти распоряжения претворять в жизнь? Король об этом не задумывается. Лорасу - наплевать, у него другие заботы на уме. В частности, расстояние до Риверрана надо преодолеть в кратчайшие сроки, там уже согласовать свои действия с Уилласом и решить, что делать с Браном. Тирелл не будет ждать, пока Талли созовут знамёна, этим сир Бринден сможет справиться без пристального контроля Рыцаря Цветов, так что Лорас планировал оставить маленького Старка на попечение его дедушки, а самому отправиться или сразу в Винтерфелл, или... без или.
Брандон так или иначе окажется в родном замке: Старк должен быть в Винтерфелле. Но ему безопаснее доехать до пункта назначения не с одним рыцарем, а с тем самым войском, что получится собрать в Речных Землях.
- Иногда кошмары - это всего лишь кошмары, - внимательно выслушав рассказа мальчика, задумчиво произнёс Лорас.
Бран, похоже, был весьма впечатлительным ребёнком: он знал об убийстве Рикона, слышал о казни людей Тиреллов, а теперь каждый его сон сопровождался видениями ужасов о произошедшей в Винтерфелле трагедии. Маленького Старка было  искренне жаль - он видел сны о мёртвом Риконе (потерять брата - это уже больно, а Бран ещё и видит его тело каждую ночь), об изменившемся Винтерфелле, который когда-то был для него только домом, полным тёплых воспоминаний о прошлых событиях. И во что замок превратился теперь? Если верить слузам - в пепелище, остатки былого великолепия.
У Лораса у самого сжалось сердце при упоминании Маргери. Как бы ему хотелось, чтобы сестра и в самом деле смогла сбежать из Винтерфелла хоть в сколько-нибудь надёжной компании! Но каковы были шансы на побег? Правильно, минимальными. Рисвеллы наверняка следили за своей драгоценной пленницей, постоянно охраняли её, догадываясь о намерениях короны и заинтересованности Ланнистеров в урождённой Тирелл. Блэквуд уже видел людей короны на тракте, держащих свой путь на Север, не может быть, чтобы Рисвеллы не получили от короны соответствующие распоряжения.

+11

7

«Иногда кошмары – это просто кошмары», - повторил себе Бран. Эти слова грели. Не потому что вселяли надежду, что все виденное во сне не произошло на самом деле, а потому что так бы сказал и Робб. Старший брат всегда скептически смотрел на мир, хотя Джон Сноу утверждал, что когда наследнику Винтерфелла было столько же, сколько сейчас Брану, он верил в драконов и даже утверждал, что один из них живет в подземельях замка. Робб конечно это отрицал, а когда Бран поведал ему историю, что это Дети Леса научили Первых Людей посылать вести с почтовыми воронами, и в те дни вороны не носили письма, а говорили все сами,  Робб очень долго смеялся, а когда перестал, то с серьезным выражением лица поинтересовался, верит ли братец в грамкинов со снарками. Тогда уже злился Бран, доказывая, что все так и было, а Робб от смеха по полу катался. «Интересно, сейчас бы он тоже так бы себя повел?». Трехглазый ворон утверждал, что Робб не может сейчас вернуться в Черный Замок, ибо ему предстоит сразиться с Королём Ночи. Если это правда, то после возращения смеяться будет уже Бран. В Иных брат тоже не верил. Как только Старая Нэн начинала рассказывать страшные истории о Твердыне Ночи, он тут же закатывал глаза и говорил, что это все глупости.  «Вот же Робб удивится, увидев Короля Ночи». Внезапно Бран побледнел. Он как-то всегда был уверен, что его старшие братья превосходно владеют мечом и никто их не победит. Но что если Король Ночи окажется сильнее? Трехглазый Ворон ведь не говорил, кто победит, он только утверждал, что должна состояться новая битва за Рассвет.
Внезапно по телу пробежала стая мурашек, ладошки вспотели, а сам Старк стал таким бледным, что страшно. «Нет-нет-нет, Джон и Робб должны победить», - он мотнул головой, выбрасывая все ненужные мысли. Нельзя унывать. Надо быть храбрым.Старки ведь такие.
- А что… - Бран прикусил губу, подумывая, стоит ли продолжать разговор. Если бы сейчас рядом с ним находился Робб, он бы не сомневался и уже давно рассказал бы все, что волнует. Но Робб далеко, а сир Лорас пусть очень хороший, но он может не понять. «А как еще узнать, если не говорить?». – А что если сны – это совсем не сны? Такое ведь бывает. Старая Нэн мне как-то рассказывала, что Кровавый Ворон видел все-все-все. Люди даже говорили в те времена: «Сколько глаз у Кровавого Ворона? Тысяча и один».
И история об Бриндено Риверсе – одна из самых любимых историй Брана. И Робб ее любит, пусть утверждает, что люди были глупы и напуганы, а сын  Эйгона IV Недостойного был простым человеком, а не чернокнижником и оборотнем.
- А еще есть зеленые сны. Может, ваша сестра действительно сбежала и сейчас держит путь в Белую Гавань? – Это Брану казалось умным ходом. Мандерли полностью верны Винтерфеллу. – Трехглазый Ворон говорит, что показывает мне будущее и прошлое, чтобы я помог сделать правильный выбор.
Вот только кому? Эта глупая птица очень любит загадки.

+5

8

Слова Брана о преследовавших его кошмарах на самом-то деле не произвели на Лораса должного впечатления: сильные переживания часто ведут к дурным снам. Самого Тирелла, хвала Семерым, подобные ужасы не мучали, у него была другая проблема. Как оказалось, в тяжёлые времена мрачные мысли просто не дают ему уснуть — спорный вопрос, у кого отдых более продуктивный, у страдающего кошмарами Брана или спящего по три-четыре часа за ночь Лораса.
Казалось бы, тема себя исчерпала и можно продолжать путь в Риверран, но Старк, внезапно побледнев, начал снова говорить. О людях, которых Лорас не знал, о сказках, которые не слышал, о птицах, которые не существовали... списать бы всё на возраст мальчишки и его тягу к вере во что-то сверхъестественное, но сам тон, которым говорил Старк, Тирелла настораживал. Детям свойственно верить в сказки, в чудовищ за той же Стеной, в существование хороших королей и возможность мира во всём мире, но, зачастую сталкиваясь со скептическим отношением взрослых к таким фантазиям, дети замолкают, упрямо поджимая губы. Бран вёл себя иначе — в Ворона и его видения он искренне верил, а сейчас пытался доказать южанину реальность некоторых неправдоподобных вещей.
У Лораса с верой хоть во что-либо всегда было туго. Положено иногда упоминать Семерых, хотя бы приблизительно знать содержание религиозных трактатов, молиться за вещи, к которым Боги не имеют никакого отношения (хоты бы делать вид) — это показушность Тирелл сохранял, но к его настоящему отношению к мирозданию она не имела никакого отношения. Впрочем, сейчас ради спасения сестры он готов верить и в Воронов, и в зелёные сны (что это вообще такое?), и в дары предвидения.
- Бран, у тебя уже были такие сны? Которые казались странными, но происходили на самом деле?
Если у Маргери получилось сбежать из плена и доехать в Белую Гавань, то Лорас едет совсем не туда, а терять времени ему бы не хотелось. Мандерли — сомнительные союзники, северяне вообще ведут себя странно, потеряв сюзерена, но никак на это не отреагировав. Что сделают русалочки и как распорядятся судьбами беглецов из Винтерфелла, предугадать сложно.
Тирелл на секунду прикрыл глаза, собираясь с мыслями.
- Ты видел только их втроём?
Теон был Лорасу совершенно чужим человеком, и за его судьбу он совсем не переживал, а вот отправленные для сопровождения Маргери на Север люди казни от рук северян не заслуживали. Если верить видениям Брана, хотя бы Тайлеру удалось выжить — близкими друзьями они с Тиреллом не были, да и последний разговор с Рованом получился криво-косым, но если наследник одного из домов Простора выжил, Лорас искренне за него порадуется.
Очень жаль, что Бран упомянул только троих беглецов из Винтерфелла, очень уж не хотелось верить в то, что остальные люди Тиреллов погибли. Особенно Крейн — стоило из стольких жизненных передряг выбираться живым и невредимым, чтобы погибнуть сразу после свадьбы Маргери.
Впрочем, Старк может ошибаться. И Лорас пока не был уверен, какой вариант ему нравится больше: если не ездить в Риверран, получится сэкономить кучу времени, но смена курса означает слепую веру в чужие сны. Многое зависело от того, что сейчас ответит мальчик - если это его первый подобный сон, то полагаться только на него одного было бы неразумно, если у Старка уже были такие видения - всё равно неразумно, но шанс стоит того, чтобы рискнуть.

+13

9

Бран оооочень удивился бы, если сир Лорас вслух сказал, что никогда не слышал о Кровавом Вороне. Как можно не знать о Бриндене Риверсе? Это величайшей бастард из Великих Бастардов! Десница, который своим величьем, умом, а еще, если верить Старой Нэн, познаниями в черной магии, переплюнул тогда правящего Эйриса I Таргариена! Да о нем все слышали. Он ведь подавил восстание Блэкфайра. Правда, закончил не очень хорошо. Ссылка в Ночной Дозор для такой личности хуже смерти. Но не надо было играть против короля.
Брандон опять задумался. Но на этот раз не о битве на Краснотравном поле о которой ему столько поведал Робб, так как это его любимое сражение, и даже не о том, был ли Бринден Риверс на самом деле оборотнем и чернокнижником. Старк думал о Джоффри. Вернее о его окружении. Королю двенадцать лет и это очень много, но не настолько? чтобы руководить всем королевством. Вот когда отец куда-то уезжал по делам и оставлял Робба за главного, то всегда просил мейстра Лювина, сира Родрика и леди-мать помогать ему выносить правильные, а главное мудрые решения. У Джоффри есть Малый Совет, десница, регент, умный дедушка, так почему они ему не дадут по подзатыльнику за такие глупости? Вот если подобное творил бы Робб, его уже давно отправили в конюшни помогать ухаживать за лошадками. Так почему с Джоффри не так? Бран это не понимает. Возможно, все его боятся, а может быть, всех его приказы устраивают. Да нет, глупости какие-то. Брандон был на суде поединком, которого добился принц Оберин Мартелл и видел, как милорд-десница, не взирая на возможные последствия, укротил дурной нрав короля. А как может быть выгодно ссориться с двумя самыми большими королевствами? В общем, странно все это. На досуге Брандон обязательно над этом еще раз подумает, может быть, спросит у Уго как так вышло, но не сейчас. Его так голова побаливает.
Мальчишка нахмурился, почесав затылок. Он не пытался вспомнить, случалось ли раньше с ним такое, что сны сбывались, он хотел разобраться, стоит ли сиру Лорасу говорить все-все-все. «Наверное, он уже считает, что я решил над ним пошутить», - и если Бран сейчас соврет, что никогда раньше такого не было, он только подтвердит эту мысль. И вообще, мама учила, что врать не хорошо.
- Д-да, - неуверенно проговорил  Бран, смотря перед собой. – Тогда в трактире, когда мы повстречали Блэквуда. Помните, вы меня разбудили, а затем я вас спросил о Риконе? Мне тогда тоже снились сны. Я видел пустой Винтерфелл и еще что-то, что было сложно рассмотреть сквозь вьюгу. А еще там был Трехглазый Ворон. Я искал Рикона и отца, но он сказал, - Бран насупился еще больше. Даже сейчас спустя некоторое время ему было сложно об этом говорить. – Он сказал, что для живых нет месте на пиру мертвых.
За такие слова Брандон готов был сварить птичку заживо, но этот проказник очень больно щепается.
- А ваша сестра не была только с Теоном и сиром Рованом. Еще была какая-то девушка и несколько слабых мужчин. Один напоминал дикаря. Да, очень был похож на одичалого, но он им ничего плохого не сделал. Он очень плохо себя чувствовал и очень хорошо относился к вашей сестре. Он пошел с вашей сестрой, Теоном и сиром Рованом в Белую Гаввань, а та другая девушка в другую сторону, кажется, к Перешейку. Но это неточно.
Трехглазый Ворон показывал ему только Белую Гавань и Винтерфелл, так что тяжело представить, куда могла пойти другая девушка. Север большой!

+12

10

Если собрать всё, чего Лорас не знал и о чём не слышал, можно было бы создать обширную библиотеку. Он мало интересовался сказками о необычных существах: когда-то ему очень хотелось быть хозяином единорога, но добрый брат Уиллас быстренько обломал мальчишку. Наследник Хайгардена всегда отличался тем, что умел выдумывать самые лучшие в мире сказки, не ту банальщину, которую обычно скармливают детям няньки, а что-то с закрученным сюжетом и большим количеством подробностей - Лорас всегда был жаден до деталей историй, не довольствуясь "пришёл, увидел, победил и жили все долго и счастливо". К тому же, его "долго и счастливо" не означало мирное существование женатого рыцаря в замке. Уиллас это знал, и, если у него не находилось дела поинтереснее, чем развлекать младшего брата, он рассказывал долгие занятные истории, отчасти связанные с настоящей реальностью, что косвенно послужило хоть каким-то повышением образования Лораса.
Другой вопрос, что в сверхъестественную ерунду Тирелл не верил, а значит, и не особо слушал. Чернокнижники, бабайки из-под кровати, вороны-предсказатели - всё это прошло мимо внимания Лораса. Кто бы мог подумать, что о чём-то подобном он на полном серьёзе будет разговаривать по дороге к сестре в Винтерфелл. Брану семь, ему простительно вести беседы на любые, даже самые дурацкие темы, а Лорас... наверное, он хватался за любую соломинку.
"Пустой Винтерфелл и вьюга". А впрочем, ничего нового: в представлении младшего Тирелла на Севере всегда идёт снег и метёт, так что описание именно этого видения Брана его нисколько не впечатлило. "И снова Ворон". Интересно, эта птица вообще о чём-то хорошем умеет говорить, или предупреждает только о бедах и несчастьях?
Тирелл и сам не понял, как в сам факт существования Ворона поверил. Глупости это, конечно... хотя вдруг нет?
Подробное описание видения (сна?) Брана особо ситуацию не прояснило. Какая-то девушка и слабые мужчины, один из которых похож на дикаря - никаких конкретных ассоциаций это описание не вызывало. Нет, можно было поиграть в оптимиста и порадоваться, что Крейн тоже выжил: на дикаря он внешне был похож даже больше чем сами дикари. Но мало ли, кто увязался вслед на Маргери?
И это если принять на веру те картинки, что снились маленькому Старку. Пока точно совпало только одно - Эддард и Рикон мертвы, как Брану и сказали в его странном кошмаре. Маловато для полной уверенности в реальности дара предвидения: иногда людям снится то, чего они больше всего боятся в текущий момент. Брандон переживал за семью, и увидел смерть двух своих родственников. Как бы жестоко это не звучало, но если Лорас на следующее утро услышит, что Ворон дополнил свой прогноз словами о смерти Робба, он совсем не удивится.
В своих размышлениях младший Тирелл был разумным адекватным человеком, который не верит в глупые сказки, дурные сновидения и, разумеется, не станет менять свои планы исключительно из-за чужих ночных кошмаров. Да и как он объяснит свой приезд в Белую Гавань? "Мне недавно Бран, да-да, тот самый, семилетный, сказал, что во сне здесь мою сестру увидел?" Бред... Но путь до владений Мандерли неблизкий, Лорас успеет придумать разумное обоснование.
На этом пути компании разойдутся.
- Уго! - привлёк внимание оруженосца Тирелл. - Помнишь, какую дорогу до Риверрана описывал Блэквуд? - Шермер в тот момент очень активно грел уши, а проблемами с памятью никогда не страдал, так что Лорас был уверен в положительном ответе. - Езжай. Отправь письмо Уилласу, брат должен быть в курсе.
В дальнейшей поездке оруженосец Гарлана ничем Тиреллу помочь не сможет, им проще разделиться и не мешать друг другу. С доспехами Лорас и сам разберётся, у него руки из нужного места растут, так что не запутается.
- И возьми Брана с собой.
Старку было слишком опасно продолжать путь вместе с Лорасом: поездка в Гавань к Мандерли, которые благодаря интригам Ланнистеров неизвестно как относятся и к Тиреллам, и к лорду Винтерфелла могла окончиться для них фатально.
Лорас выдохнул, поворачивая голову к Брану.
- Поговори с Талли, они - твои родственники, должны прислушаться.

+12

11

Не поверил ему сир Лорас. Ну а как тут поверить, если все, что у тебя есть ,– это сны и слова какого-то Трехглазого Ворона. Взрослые на то и взрослые, чтобы ставить все под сомнения. Да что там взрослые, Бран тоже не особо верит всему. Старая Нэн называет воронов обманщиками, а Робб говорит, что будущее нельзя предсказать, так как каждое наше действие в данный момент может кардинально поменять ход истории в будущем. Но Ворон показывал не только то, что может произойти, а еще то, что уже произошло. Так он видел бой Джона и Робба за Стеной. Плохо, но все-таки он сумел отличить двух своих братьев от дикарей. Видел, как сир Родрик прибыл в Винтерфелл и как он перебил всех людей леди Маргери и убил Рикина. Неужели этого недостаточно? И как Бран мог представить себе Белую Гавань, если он там никогда не был? И почему, если Ворон плод его фантазий, для укрытия они выбрали Мандерли, а не Сервинов. Замок Сервинов, находящийся в половине дня пути от Винтерфелла, а Клей Сервин - хороший друг Робба? Белая Гавань слишком далеко и находится по соседству с Дредфортом. Как-то слегка странно. Бран бы никогда туда не бежал, пусть Мандерли верны Старкам еще с Века Героев. Но Бран не стал спорить. Взрослым виднее. Робб ведь тоже не поверил бы и привел бы кучу аргументов в свою пользу.
Старк уже подумывал извиниться, когда внезапно сир Лорас заговорил, и слова рыцаря вызвали недоумение у мальчишки. Значит, все-таки поверил? Брандон не знал, как на это реагировать. С одной стороны, он очень этому рад, а с другой, а что если это действительно только сны?
Мальчишка прикусил губу, еще раз раздумывая над всем. Нет, Трехглазый Ворон действительно существует, и он помогает Брану. Он еще хочет его научить быть Вороном, но для этого надо уйти за Стену, а на такое путешествие Робб его не отпустит. И эгоистично это, учится видеть все-все-все, пока ты нужен Северу.
- А вы отправитесь в Белую Гавань? – Неуверенно заговорил Брандон. – Тогда вам стоит быть осторожным. Я видел флот со знаменами дома Баратеон, - вышли из утреннего тумана, как будто призраки. – И не говорите в присутствие Мандерли о Пиках. Тысяча лет прошла, но они все еще помнят о том унижение.
Больше Бран не знал что сказать. Он плох в прощаниях.
- О, и возьмите с собой Лето, он вас защитит.
Да, вот это он здорово придумал. А еще Бран сможет в любой момент удостоверится, что с сиром Лорасом все хорошо. Он ведь еще и варг, как сказал Трехглазый Ворон.

+9


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Путь нам укажут Боги [Речные земли. - 20.09.298]