Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Семейные черты [Королевская Гавань. Красный замок. 01.08.298]


Семейные черты [Королевская Гавань. Красный замок. 01.08.298]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


Семейные черты
https://78.media.tumblr.com/2cdbf86c5c8ccff0c1096c2b7c10fb54/tumblr_nlodr9drCk1s5m21go4_250.gif

Дата:
01.08.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань. Красный замок. Покои Гарлана Тирелла

Действующие лица: Лорас и Гарлан Тиреллы.

Эпиграф: Лорд Орис Баратеон, черноволосый.
Аксель Баратеон, черноволосый.
Лионель Баратеон, Черноволосый.
Стеффон Баратеон, черноволосый.
Роберт Баратеон, черноволосый.
Джоффри Баратеон…
Златоволосый.

Краткое описание:
После знакомства с Джендри сир Лорас Тирелл не может смирится с «шуткой Богов» и решает все-таки докопаться до истины. Но стоит ли ему знать такую правду?

+3

2

Что бы кто ни говорил, но Лорас остался при своём мнении: Джендри был очень похож на Ренли, и, за неимением других вариантов, младший Тирелл продолжал верить в наличие между ними родственной связи. Гарлан ведь и сам отметил, что у этих двоих есть общие, характерные для всех Баратеонов черты! Но после поездки в кузницу он, как и обещал, ни разу тему не поднял. Возможно, это было разумно: в замке у каждой стены есть любопытные глаза и уши, которые подхватят любой слух и только Семеро знают кому о содержании разговоров доложат.
В сильную кровь Ланнистеров Лорас не верил: странно, что все трое королевских детей получились копиями матери, как будто Роберт вообще не участвовал в их зачатии. Но не могло же такого быть? Среди двора ходит много слухов, особенно люди любят обсуждать чужие постельные утехи, которые принято отрицать, но Серсея же не настолько сумасшедшая, чтобы изменять королю? Да и под кого надо было лечь, чтобы получить настолько не отличных от Ланнистерши детей? Непонятно.
За прошедшую неделю Лорас вынес Ренли весь мозг: он ведь ездил с Гарланом в кузницу, неужели вдруг тоже проявил обычно несвойственную себе невнимательность? Баратеон только от всего отмахивался - "не похож, ну вот вообще не похож, да с чего ты взял"... Лорас упорствовал. Условно считалось, что Ренли сдался и отчасти признал правоту своего бывшего оруженосца. Если вдаваться в подробности, то Баратеон почесал затылок и сказал, что не присматривался к чумазому подмастерью. Может, и вправду обращал внимание только на смелые слова Джендри, а не на его внешность, а может, решил, что Лораса всё равно не переспорит - теперь уже неважно. В конце концов, у Тирелла в ближайшее время появится возможность снова встретить помощника кузнеца, убедиться в собственной правоте, а возможно, узнать у парня что-то о его происхождении. Такие талантливые люди не появляются из воздуха и не попадают на работу к известным мастерам столицы. У Джендри что, были чьи-то рекомендации? Или он всегда работал на Мотта? Тогда где оружейник его прятал. Хотя... с ушлого мастера сталось бы выдавать чужие работы за свои, но к чему гадать, если можно обо всём узнать из достоверного источника?
Сколько там времени Джендри попросил на выполнение нового заказа? Две недели? Так вот они подходят к концу, уже скоро Тиреллу предстоит забрать ножны из кузницы, а заодно переговорить с молодым оружейником и задать ему так интересующие Лораса вопросы. Собственно, не только у него вызвал любопытство факт внезапного сходства Баратеона и мальчишки из кузницы, Гарлан в конце концов тоже признал правоту младшего брата. Пока не вслух, но они повторно о Джендри и не разговаривали... наверное, пора это упущение исправить.
Старший брат нашёлся в своих покоях в гордом одиночестве, и, судя по выражению его лица, дико страдал от безделья. Или от скуки? Он явно был чем-то занят, но у Лораса не складывалось впечатление, что дело вызывало у Гарлана дикий восторг.
- Занят? - "нет, ничем интересным не занят, я и сам вижу". Младшему Тиреллу не впервой отвлекать брата от каких-то дел. - Так я был прав? Насчёт Джендри.
Гарлан умело делал вид, что его вся ситуация не сильно интересует, что в чужую постель лезть не стоит и схожесть отдельно взятых людей никакой роли для королевства не играет, но что-то Лорасу подсказывало, что спокойствие старшего брата наиграно. Бастардами нынче никого не удивишь, да и, может, если Ренли не упомянул бы о внезапном желании Станниса забрать парня в Драконий Камень, личность Джендри такого любопытства ни у кого бы не вызвала. У Лораса так точно.
Тиреллы тоже ездили в кузницу, и видели невесть откуда взявшегося подмастерье, но даже подозрение о его родстве с Робертом не указывало на причины заинтересованности Станниса. Усатая жена - еще не повод на старости лет менять предпочтения.
Возможно, об этом всём стоит молчать. Но для себя прояснить ситуацию можно?

Отредактировано Loras Tyrell (2018-06-15 19:28:32)

+10

3

От скуки в Красном Замке страдал только Лорас. Станнис Баратеон слишком вжился в роль правителя Семи Королевств. Наверное, теперь старшему из оставшихся сыновей Стеффона, бывшего лорда Штормовых Земель, совсем не дает покоя слава Бриндена Риверса. По-другому столь бурную деятельность лорда Драконьего Камня Гарлану сложно объяснить. Впрочем, Тирелл не жалуется. Это даже хорошо, что на пост десницы был выбран человек, которому не все равно, что творится во всех Семи Королевствах. Впрочем, не все с ним были согласны. Ренли, к примеру, очень негодовал. Раньше ведь он видел постную рожу своего брата раз в неделю (от силы два), так как Джон Аррен предпочитал не собирать Малый Совет по пустякам, а Красный Замок сам по себе огромный, так что два оленя ходили разными путями, но вот теперь все поменялось. Новый десница взял контроль над всем, вернее везде засунул свой нос, это и раздражало других членов совета. Но не Гарлана. Он вообще человек простой, открытый, понимающий, а еще очень терпелив, так что спокойно воспринимает ежедневные собрания, где решаются вопросы казны, помощи Северу и будущей коронации (но больше, естественно, просто спорят и обзываются) и «я уже не могу это терпеть!» от Ренли. Вообще, жизнь в столице весьма занятная штука. Для Гарлана дни летят как секунды. Наверное потому что десница даже для него нашел задание. На последнем заседании Малого Совета он вместе с Ренли удусужился важной миссии: решить очередной спор между Блэквудами и Бракеноми, и как мог заметить Лорас, судя по всему Гарлан близок к успеху.
- Вообще-то занят. Я решаю важные государственные дела, - довольно буркнул Тирелл, кивая в сторону книг и карт, что валялись на столе рядом. Сам же Тирелл разместился на диване рядом. Он слегка устал, но не от старости, а от Блэквудов и Бракенов. Седьмое пекло, в их отношениях сам Отец ногу сломит. – Ты знал, что Блэквуды и Бракены воюют еще с Века Героев! Да по сравнению с ними Флоренты – просто котики. – Судя по личику братику, того мало интересовала история Речных домов. А зря, почти родственники!
Гарлан все-таки поменял свое положения, давая брату присесть рядом с ним. Затем скривился так, как будто кто-то опять запел песню о пустой казне.
«Джендри, Джендри, Джендри», - как будто больше не о чем поговорить! Надо и Лораса в Малый Совет, Станнис и ему занятие найдет.
Признаться, Гарлана тоже заинтересовал этот парень, вернее, его история связанная с десницами, но в отличие от младшего брата самый галантный рыцарь Простора предпочел о ней забыть. В Королевской Гавани порой бывает очень опасно узнавать чужие истории.
- Нет, он не может быть потерянным братом Станниса и Ренли, я проверял, - да, Гарлан связвил, понимая что тем самым очень разозлит братца, но пусть будет так. Ради его же блага старается!

+10

4

Лорас целых несколько секунд сохранял на лице маску наигранного вежливого интереса к конфликту лордов Речных земель, но затем, видимо, что-то проскользнуло в его взгляде, что Гарлана обмануть не получилось. Ну и ладно. Лорасу, на самом-то деле, было не то чтобы совсем не интересно, просто где он, а где политика Речных земель. Что же насчёт Флорентов,  так они - вечная головная боль Тиреллов. Делают вид, что преданные вассалы, а втихаря так и кривятся, считая менее древний род недостойным власти в Просторе.
Те ещё котики. Ушастые...
- Мой важный старший брат, - слегка растягивая гласные, произнёс Лорас, без особого интереса рассматривая кипы бумаг и залежи книг на столе Гарлана. Сейчас галантнейший рыцарь всея Вестороса до боли напоминал Уилласа. Лорас плохо помнил, каким был наследник Хайгардена до своей травмы, но после проводил время именно так, как сейчас его проводит Гарлан, окружённый записями, книгами, бумагами... И с любым, кто заходил в его покои и кого угораздило задать хоть какой-то вопрос, Уиллас пытался делиться своими находками. Его увлекали многие дисциплины, и он постоянно находил что-то новое для себя; вот только другие такого восторга перед знаниями разделяли не всегда. Как сейчас, например, Лорас совсем не стремился узнавать подробности чужих претензий друг другу. - И  в связи с чем ты удостоился сомнительной чести разрешать этот безнадёжный конфликт?
Младший Тирелл в принципе и без чужой подсказки догадывался о мотивах раздающего задания Станниса: Мастером над законами был Ренли, а нынешний десница о своём младшем брате был невысокого мнения. Наверное, "мудро" и "разумно" предположил, что самостоятельно младший Баратеон не справится. Что ж, это их личные высокие отношения, лезть в которые опасно, может и окружающих ненароком зацепить.
Лорас быстро устроился на освободившемся месте, как бы намекая, что в ближайшее время никуда из покоев Гарлана не денется.
- За своей занятостью Блэквудами и Бракенами, и другими домами Речных земель ты успел просветиться насчёт родственников Баратеонов? - Лорас фыркнул, чуть тряхнул головой, откидывая лезущую в глаза прядь волос. - Совет теперь собирается ежедневно, а обсуждаете вы по сути одно и то же, - долгие споры и препирания на пустом месте с короткими перерывами на конструктивные предложения о решении проблем на Севере, нюансов проведения коронации и попыток восполнить казну. И так повторялось постоянно. Нет, Лорас сам на Совете не присутствовал, но он так много об этом слышал, что иногда у него складывалось совершенно обратное впечатление.
Двум оленям нельзя быть в одном Совете: они превращали и без того сомнительное сборище в перманентный бедлам. Для полного счастья и вечной головной боли Гарлану наверняка не хватало там только Лораса: Станнис действительно нашёл бы и младшему Тиреллу задание, с него станется сбагрить всякую ерунду на первого попавшегося на глаза. Только такого нервная система Гарлана уже бы не выдержала - к кому, как не к старшему брату, ходил бы Лорас с нытьём о том, что он там не может и хватит это терпеть?
- Вообще-то о том, что он может быть сыном Стеффона, говорил ты, - заметил Лорас, насмешливо глядя на брата. - Я всего лишь скромно отметил их внешнее сходство.
Всё лучше обсуждать Джендри, чем никому не интересные мелкие конфликты Домов из Речных земель. Даже если Гарлан совместно с Ренли (хотя участие Баратеона здесь сомнительно, что-то Лорас его в кипе бумаг не видел) помогут найти компромисс, бодающиеся семьи тут же найдут новый повод. И так до бесконечности, Станнис может всё время поручать кому-нибудь разрешить спор между Блэквудами и Бракенами.
- Пусть не братом, но сыном может быть, - если Гарлан сейчас несмешно сострит про слишком раннее отцовство Ренли, Лорас кинет в него... да хотя бы во-он тем тяжёлым на вид фолиантом. - Станниса, например... нет, Станниса точно не может быть, глупость какая... Роберта! Точно, Роберта.
Лорас откинулся на спинку дивана в комнате брата и с выражением искреннего любопытства смотрел теперь на брата, ожидая его реакции. Имя последнего короля он сказал наобум, всего лишь продолжив несложную цепочку размышлений, но сейчас, после озвучивания этого варианта, начинал проникаться этой версией.

+11

5

«Мой важный старший брат», - а Гарлану такое обращение нравится. Да, определенно это лучшее из всех обращений, которое он слышал за несколько лет. Да что там скромничать, за всю жизнь! Это Уиллас в семье Хранителя Юга самый умный и важный, а Гарлан так… просто умело умеет махать мечом. Да, скромностью в семейке Тиреллов может похвастаться не только Лорас, ну да ладно, не время и не место придаваться размышлениям. Вряд ли Рыцарь Цветов пришел послушать о том какая у него замечательная и уникальная семья. Он и так все это знает, а вот о конфликте двух крупных Домов в Речных землях – нет, и Гарлан, как любящий старший брат, решил с ним поделиться знаниями. Увы, неинтересно. Взаимные плевки в лица между Блэквудами и Бракенами, кажется, вообще никого не волнуют, кроме второго сына Мейса. Даже Станнис потерял к ним интерес, раз поручил дело Ренли. Ну да ладно, Гарлан разберется в этом споре, но чуть позже. Пусть вся прочитанная информацию уляжется, и Уиллас из библиотеки вернется. Старший брат пошел помогать Пицелю наводить там порядок, прихватив с собой Шермера (вернее Гарлан проиграл своего оруженосце в кайвассу), и те еще не вернулись, а ведь ушли еще ранним утром. Бедный Уго, Тирелл даже не знал, на что его подписывает. Ладно, врет, все он знал. Это маленькая месть для Уго за то, что вместо тренировок за северянками бегает. Тоже романтик нашелся! Хорошо, что не додумался букет из гвоздей подарить, а только оборвал кусты роз в королевском саду.
Да, что-то Гарлана совсем унесло. Лорас ему здесь об оленях рассказывает, а он об оруженосцах и Речных землях думает. Непорядок.
- Я во многом успел просветиться, но только не в семейном древе королевской семьи. – Ну как еще одной неугомонной кудряшке намекнуть, что есть такие истории, которые лучше не знать? Серсея все еще истекает ядом, пытаясь придумать, как насолить Тиреллам, пока королева не успокоится или не найдет себе новую жертву «вырастающим и крепнущим» надо вести себя тише воды, ниже травы. Да, неприятно, но порой надо. – Мне достаточно знать, что в них течет кровь Таргариенов, - наверное, поэтому Ренли и Станнис цапаются при каждом удобном случае. Серьезно, тем только дай повод! Как еще войну не начали? Семеро, наверное, помогают.
«Вообще-то не одно и тоже», - чуть было не возразил Гарлан. Вот вчера, к примеру, Станнис предложил заменить стулья в зале Малого Совета на «не столь расфуфыренные» и угрожал повесить лорда Бейлиша. Еще Ренли выступал с докладом. В общем, не все так тухло и тускло, как Лорас себе возомнил. Вот Уиллас в восторге от заседаний Совета. Но младший брат явно не за этим пришел.
«Да что тебе не уймётся!». Гарлан шумно выдохнул. Конечно, он пытался понять зачем Станнису этот Джендри, но так и не понял. Уиллас предложил, что лорд Драконьего Камня просто хочет заполучить хорошего оружейника, вот и все. Но Лорасу этого мало. Он небось, уже целую теорию придумал по которой окажется, что мальчик из Стальной улицы – это сын Серсеи и Роберта, которого те случайно потеряли. А что? Все возможно. Вот моряки говорят, что вблизи Белой Гавани настоящего кракена видели.
- Станниса? – хорошо, что Гарлан не налил себе вина, а то точно сейчас бы брату личико испачкал. Нет, даже теория с тем что Джендри – потерянный сын Серсеи и Роберта звучит правдоподобнее. – Через раз наш десница пытается протолкнуть указ по запрету борделей, какой внебрачный сын?
«Лорас, тебе что, очень сильно палкой по голове дали?», - нет, такой поворот истории невозможный. Все в Семи Королевствах знают, что Станнис – человек высоких моральных принципов. Да он скорее начнет конный навоз есть, чем заделает бастарда, а вот Роберт, да, тот мог.
- На вид Джендри не больше пятнадцати, следовательно, если он тот, кто ты думаешь, то задел его Роберт либо во время восстания, либо в первый год своего правления. И даже если он бастард почившего короля, то, что нам с этого? Роберт Баратеон был славным парнем, у него бастарды по всему королевству.
Поговаривают, первого он заделал еще когда был воспитанником Джона Аррена, но признал он только одного -  Эдрика Шторма.
- Порой излишнее количество королевских бастардов бывает очень опасное. Вспомни Блэкфайров.
Конечно, Джендри – далеко не Деймон Блэкфайр и вряд ли за ним кто-то пойдет, скорее Ланнистеры выпотрошат его сразу, как только у парня начнут появляться «неправильные» мысли, но все-таки порой лучше не лезть, даже под предлогом «разобраться только для себя».

+6

6

Лорас, на самом-то деле, всего лишь озвучил очевидную истину: Гарлан ещё не так уж и стар (младший брат иногда подшучивает над его возрастом, но делает это беззлобно), а уже является одним из лучших рыцарей Вестероса, и занимает место в Малом Совете, причём подходит к своим обязанностям очень ответственно. Ну и как его назвать, если не "важным"? И, похоже, такое обращение Гарлану более чем понравилось, вон какое довольное выражение приобрело его лицо.
А конфликты других семей брату действительно лучше с Уилласом обсуждать. Тот, во-первых, лучше во всём этом разбирается, во-вторых, поиск решения подобных проблем его по-настоящему увлекает. Не зря же наследник Хайгардена столько времени проводит в библиотеках! А вот Шермеру остаётся только посочувствовать, уж больно жёстко наказал его Гарлан, отдавая на целый день в распоряжение Уилласа. Уго как будто должен помочь старшему из братьев Тиреллов навести в библиотеке порядок, только вот Лорас уже примерно догадывался, на сколько растянется всё это дело и как в конце дня будет болеть голова бедного оруженосца, опухая от обилия разного рода информации. Уиллас будет внимательно просматривать каждую книгу, некоторые открывать, зачитывать отрывки и как будто бы обсуждать это с Шермером, а по сути, станет вести монолог. Задание грозило растянуться не на один день.
- Мне вот иногда интересно, я через шесть лет тоже стану таким... - Лорас хотел сказать "занудным", но решил, что обижать брата, с которым хочет обсудить юного подмастерье, неразумно, - чересчур правильным?
Гарлан всеми доступными себе способами пытался донести до младшего брата небезопасность таких обсуждений. Лорас делал вид, что намеков не понимает, и продолжал гнуть свою линию. Тиреллы, разумеется, не Баратеоны, но упрямства в них тоже хватает.
- Ну ладно тебе, - Лорас несильно толкнул брата в бок, прерывая его рассуждения на тему Станниса. Да, нынешний десница знал только понятие "долга", а он отнюдь не подразумевал измены супруге и зачатие ребёнка на стороне. Будь Джендри его сыном, младший Тирелл на самом деле очень бы удивился. Даже не так - он был бы в состоянии, близком к шоку.
И хватит этих молчаливых намёков на пострадавшую голову Лораса, ему вообще-то не часто от противников достаётся, так что интеллектуально он вполне сохранен.
- Так то ж Таргариены, у них безумие в крови, - отмахнулся от брата Тирелл. Эра драконов кончилась, и во многом они были сами в том виноваты, только решающим фактором стало вовсе не количество бастардов. Один или десять - в некоторых случаях это совсем не важно.
Бастардами нынче никого не удивишь, как показывала практика, слишком многие мужчины даже будучи в браке не отказывали себе в удовольствии завести небольшую интрижку. Знатные люди, крепкие на первый взгляд семьи, взаимопонимание и любовь между супругами - ничто не могло служить гарантом чужой верности. А потом народ удивляется, откуда у молодого поколения циничное отношение к браку, а то и вовсе нежелание в него вступать. Люди вообще женятся по любви? Лорас знал многих, но конкретный пример перед глазами был у него только один.
- Очередной бастард, который как две капли воды похож на отца, - Тирелл усмехнулся, вспоминая всех Баратеонов, кого видел за свою недолгую жизнь, - и на своего братца Эдрика. И на своих дядюшек. И... мне продолжать? - нет, кажется, Гарлан мысль уловил, но более развитый, чем у Лораса, инстинкт самосохранения, не даёт свободно обсуждать чужих детей и внешнее сходство членов семьи. - Если подумать, даже  у дочери Станниса от матери только уши, - бедная девочка, тяжело было бы Станнису искать ей мужа, не будь он родственником короля и нынешним десницей. Сейчас у Ширен теперь хотя бы есть надежда на политический брак, всё лучше, чем полное одиночество. - А дети короля все как один золотоволосые светлоглазые красавцы, и как так получилось.
Лорас перевёл пристальный взгляд на старшего брата.
- Вот тебя бы нисколько не удивило, будь у тебя трое детей, и ни у одного из них ни единой общей с тобой черты?

+12

7

«Сам ты зануда!», - чуть было не слетело с языка. Да-да, Гарлан все понял, Лорас может не стараться подбирать слова. С каких это пор самый младшенький из сыновей Хранителя Юга вообще думает что говорит? Нет, словесным поносом Лорас никогда не болел и знает, что надо думать, что и кому ты говоришь, но в кругу родни, а тем более братьев он всегда давал себе слабину. Оно и понятно, порой просто жизненно необходимо обсудить, то, как держит копье вот тот рыцарь из Западных земель, посмеяться над новыми выходками Флорентов и молвить крепкое словечко, когда неожиданно все-таки прилетело по голове или весьма предсказуемо старшее поколение считает «младшее «уже не тем». За такие порывы и искренность Гарлан никогда не корил Лораса, он все прекрасно понимает, так что слегка удивился (второй раз за день!), когда братец решил сгладить свою мысль.
- Естественно, - как и полагается чересчур правильному человеку самый галантный рыцарь Простора ответил спокойно, но мудро, - не всю жизнь тебе только хихоньки и хахоньки будут. Со временем ты начнешь ценить мир, покой и стабильность. 
Нет, больше Гарлан так не может. Самодовольная улыбка выдает все его реальное отношения к этой беседе. Пусть средний сын лорда Хайгардена - прославленный рыцарь, неплохой муж и очень ответственно подходит к своим обязанностям в Малом Совете, но ему только двадцать один, он еще помнит, как это, когда в голове только турниры. Порой он даже скучает по тем временам, но это еще не значит, что Тирелл жалеет о том, что так рано женился. Гарлан перед тем, как что-то сделать, семь раз подумает (исключение: общая схватка на турнирах), так что ни о чем случившемся в своей жизни не жалеет. Разве что о том, что сводил Лораса к Джендри. Младший братец теперь не отстанет, пока старшенький (но не самый старший) не поднимет ручки вверх и не признает правоту главной кудряшки Простора по всем пунктам. Эх, и надо было ему спорить. Зато у Лораса теперь красивый меч. Без ножен.
«Опять унесло». Легкий толчок в бок заставил Тирелла спуститься с небес на землю. Лорас уже вовсю рассуждал о Таргариенах. Вернее о том, что даже без бастардов бывшая правящая династия хорошо справлялась с самоуничтожением. Спорить было весьма сложно. Помешанность на чистоте крови рано или поздно должна была привести к разрушительным последствиям. Хорошо, что это случилось, когда в небе уже не парили настоящие драконы. Безумный Король верхом на драконе – верная смерть всему Вестеросу. Действительно, все, что не делается, то к лучшему. Когда Гарлану было пять, он мечтал увидеть дракона, сейчас же благодарит Семерых, что эти чудища передохли. Со властью, что подкреплена мечами и золотом еще как-то можно воевать, а вот когда за плечами неугодного короля огнедышащее чудовище – это совсем другая игра.
И Гарлана опять унесло. Но на этот раз он успел уловить ход мыслей брата. Действительно, кровь у Баратеонов сильна. Голубые глаза, черные волосы и боевой характер передается из поколения в поколение. Тирелл хотел напомнить о маленьких Старках, которые тоже особо в отца не пошли, но аргумент портила Арья.
«Ладно, есть один способ решить этот спор».
Не отвечая ни на одни слова брата, Гарлан молча поднялся, подошел к книжному шкафу, который оккупировал Уиллас (все книги в его покоях уже не помещаются), достал одну толстую и потрепанную книгу  «Происхождение и история великих домов Семи Королевств с жизнеописаниями многих высоких лордов, благородных дам и их детей». Ее притащил Уго по просьбе Гарлана. Наивная розочка хотела решить спор между Блэквудами и Бракенами благодаря браку детей, но оказалось такие уже были и мало чему помогли.
- Если у меня были бы сомнения, я бы посмотрел бы сюда, - тяжелая книга опускается на стол пред Лорасом.
Гарлан открыл раздел, посвященный дому Баратеонов, и принялся медленно листать страницы в поисках нужного брака. - Великий мейстер Маллеон писал, что последний брак между оленем и львом состоялся девяносто лет назад, когда Тия Ланнистер вышла за Гоуэна Баратеона, третьего сына правящего лорда. Их единственный отпрыск, названный в томе Маллеона рослым, крепким и черноволосым мальчишкой, умер в младенчестве. – Ладно, это ничего не доказывает. Гарлан перевернул страници в поисках дома Ланнистеров. Долго водил глазами по строкам, ища опровержение всему, но только нашел факт, что за тридцать лет до свадьбы Гоуэна мужчина из рода Ланнистеров взял в жены девицу из Баратеонов. Она родила ему трех дочерей и сына, и все были черноволосы. Затем молча перевернул страницы обратно на Баратеонов. – Лорд Орис Баратеон, черноволосый. Аксель Баратеон, черноволосый.  Лионель Баратеон, Черноволосый. Стеффон Баратеон, черноволосый. Роберт Баратеон, черноволосый. Джоффри Баратеон… - «Златоволосый». Гарлан громко захлопнул книгу, уставившись на Лораса. Кажется, пора кому-то поднимать ручки и капитулировать.

Отредактировано Garlan Tyrell (2018-06-21 22:30:10)

+5

8

На нравоучительную речь Гарлана о будущем, мирном, тихом и спокойном, Лорас сдержанно улыбнулся, а ещё через секунду искренне рассмеялся.
- Оставлю эти перспективы вам с Уилласом.
Если когда-нибудь младший сын Хранителя Юга заявит о своём желании остепениться, заиметь замок и спокойно им править, то родственникам стоит не порадоваться за взявшегося за ум рыцаря, а уговорить его обратиться к мейстеру. Потому что для Лораса понятие "счастья" никак не вязалось с тем, что так нравилось старшим братьям, да и многим другим членам семьи. Впрочем, едва ли Гарлан и сам верит в своё пророчество: где его младший брат, а где тишина и спокойствие. Лорас с детства был активным человеком, и хоть людям и свойственно меняться, кажется, это всё-таки не тот случай.
Говорить, что в его голове одни только турниры, нельзя, но не всем же быть настолько разностороннеразвитой личностью, как Гарлан, и добиваться успеха сразу на всех поприщах. Младшему Тиреллу в силу его скромности хватит самой малости - места в Королевской Гвардии. На членство в Малом совете он, так и быть, не претендует.
Что ж, со службой можно пока не торопиться: никуда белый плащ от него не денется, Лорас как-то даже не допускал мысли о том, что его место (ладно-ладно, потенциально его место) достанется кому-то другому. Ну в самом деле: в Гвардии хотели служить далеко не все, наследника или даже второго сына не получится заставить отказаться от всех владений ради чести защищать корону. А учитывая, сколько вокруг криворуких рыцарей - вот где корона найдёт лучшего претендента на роль гвардейца?
Лорас подождёт - никто не вечен, а новой крови в гвардии не было давно. Упорства и амбициозности Тиреллу не занимать - и это может подтвердить Гарлан, который в данную конкретную минуту не может придумать, как бы ему отделаться от разговора с братом или перевести тему на менее щекотливую. Наивный, кто ж ему позволит увести диалог в сторону, когда Лорасу так интересно?
Старший брат некоторое время молчал, затем, всё также не говоря ни слова, поднялся со своего места и подошёл к шкафу, с полки которого достал толсты древний фолиант. Младший Тирелл поднял вопросительный взгляд на Гарлана: обычно Уилласу было свойственно переводить все разговоры к литературе и тут же искать в книгах подтверждения своим словам, а галантнейший рыцарь столько лишних телодвижений, как правило, не совершал. Брат кладёт книгу перед Лорасом, и тот морщит нос, чихая от поднявшегося столпа пыли. Книга явно к числу любимых у Гарлана не относилась, активно её перечитывать он не стремился.
Любопытный Тирелл коснулся рукой обложки книги, обвёл её название, а затем снова удобно устроился на диване, предоставляя брату возможность пояснить, чем им в данном конкретном вопросе может помочь перечень законных детей лордов и леди. А когда Гарлан начал говорить, подобрался, внимательно слушая развитие чужой мысли. Пару секунд молчал, а затем с выражением осознания своего превосходства посмотрел на брата.
- Джоффри Баратеон - златоволосый, - продолжил Лорас не оконченную Гарланом фразу. "Я же говорил, что такого быть не может". Тирелл улыбнулся: кажется, его брату больше нечем крыть, теперь никак не получится убедить Лораса в том, что ему "показалось", "здесь ничего странного", ровно как и любыми другими аргументами. Перед Гарланом лежит фолиант, который доказывает внешнее сходство всех Баратеонов, даже тех, что родились от брака с Ланнистерами. Гарлан говорил что-то о сильной львиной крови? Эта теория не выдержала критики. Теперь на что уповать? На особенное чрево Серсеи? Смешно... - Я был прав, - медленно и отчётливо произнёс Лорас, переводя взгляд на старую книгу.
Черноволосые рослые отпрыски Баратеонов, а в браке Роберта и Серсеи родилось сразу два сына, и ни один под приведённое выше описание не подходил. Лорас вспомнил черты лица и внешнюю хрупкость что Джоффри, что Томмена, а затем подумал об Эдрике Шторме и бастарде в кузнице Тобхо Мотта. Вывод напрашивался сам собой: если кого и подкинули и в чьём родстве и стоит сомневаться, так это в якобы законных детях.
Младший Тирелл растеряно посмотрел на Гарлана.
- Получается, Станнис знает? - иначе зачем бы ему сдался молодой кузнец? Второй сын Стеффона тот ещё консерватор, едва ли он так проникся работами Джендри, что даже решил на Драконий камень нового работника заместо старого кузнеца привезти.

+10

9

«Нам с Уилласом?», - Гарлан притворно насупил брови? тем самим показывая, что слова брата очень глубоко задели его чувства. Да что этот юнец себе позволяет?! Да, старшие сыновья Мейса Тиреллы весьма, как сказал Лорас немного раньше, правильные, но это не значит, что они будут сутки напролет сидеть в замке, наблюдая за тем, как растет яблоня в саду. Ладно-ладно, не будем обольщать, может, кому-то такое времяпровождение покажется весьма занятным, но не самому галантному рыцарю Простора. Гарлан – человек простой, но не скучный! Он лучше уйдет в Дозор, чем будет сутки напролет заниматься одним и тем же. Просто Гарлан понимает, что есть вещи, которые кровь из носа пусть рекой бежит, а сделать надо. Вот назвался членом Малого Совета, будь добр, разбирай конфликт в Речных землях. Да, можно плюнуть на все, вспомнить, что славу приобрел благодаря турнирам, а место в Совете выдали только потому чтобы бабушка наконец-то отстала, но совесть Тиреллу не позволяет так поступать. Да-да, можно шутить, что розочки продали свое благородство, и честь за красивый замок и горы золота, Гарлан привык к такому. Собаки лают, караван идет и все такое.
Но были в таком подходе к жизни и свои минусы. К примеру, чрезмерная ответственность Гарлана ко всему, что ему поручается, приводила к тому, что рыцарь очень много проводил времени в компании лордов, книг и старшего брата и все меньше с друзьями и молодой женой. Как только его такого ужасного еще Лионетта терпит? Еще одна загадка, которую придется когда-то разгадать. Но точно не сегодня. Пока Тиреллу хватит Баратеонов, Ланнистеров и всяких бастардов.
Гарлан почти успел закрыть Лорасу рот рукой, дабы тот не говорил глупостей. Весьма опасных глупостей. Увы, не успел. Очевидный факт о том, что в браке между Робертом Баратеоном и Серсеей, в девичестве Ланнистер, был кто-то третий оказался озвучен и теперь единственное, что остаётся – надеяться, что птички лорда Вариса рядом не пролетали. Если разговор между Тиреллами подслушают, всех «вырастающих и крепнущих» может ждать встреча с сиром Илин Пейном. Окажись догадка правдой, Ланнистерам лучше всего будет избавиться от всех, кто знает, что король на самом деле бастард, а если это все-таки глупая теория, то Серсеи ничего не мешает казнить Тиреллов за распусканье подрывающих репутацию короля слухов. Мда, Гарлан буквально чувствует, как петля все сужается и сужается вокруг шеи. Совсем неприятное ощущение. А в тендеме со странным поведеньем Станниса – все настолько ужасно, что хочется на стены лезть.
«Получается, что знает», - кивнув в ответ,  Гарлан достал пустой пергамент, чернильницу, перо и аккуратно вывел: «Тогда почему молчит?». Если дети Серсеи действительно бастарды, то Станнис не на той должности. Он король.

Отредактировано Garlan Tyrell (2018-06-26 10:50:47)

+10

10

Как растёт яблоня в саду братья, может, и не будут. Зато они готовы часами заниматься другими не менее захватывающими вещами: Уилласа легко потерять в библиотеке среди фолиантов, большинство из которых он давным-давно прочитал, но в очередной раз решил освежить в памяти, а Гарлан тратит невероятное количество времени на поиск ответов на вечные вопросы мироздания. Сейчас, например, он упорно искал методы разрешения конфликта лордов Речных земель - иной раз даже на растущую яблоню смотреть интереснее, в конечном итоге дерево окрепнет и даст плоды. Споры лордов не утихнут никогда, так что стремления Гарлана хоть и благородны, но, увы, тщетны.
Лорас так бы не смог: ему надо видеть результат своих трудов, совершать много бессмысленных телодвижений он не любил. Если что-то сделал, значит, рассчитывал на отдачу.
Как сейчас, например, он ждал реакции от Гарлана, но попытка старшего брата закрыть ему рот оказалась больно внезапной. И запоздалой: роковые слова уже были произнесены, и теперь галантный рыцарь может делать страшные глаза и вздыхать, осознавая риски, которым может подвергнуться семья, но исправить что-то уже не в его силах.
Лорас пока не переживал: во-первых, не так громко он прокричал очевидный факт, во-вторых, не те слова произнёс, чтобы был повод обвинить Тиреллов в измене. Впрочем, если Ланнистеры захотят, они смогут попробовать придумать повод для ареста кого-то из вырастающих и крепнувших - только не та эта семья, члены которой тут же расстроятся и покорно положат головушки на плаху.
В-третьих, версия уже была произнесена вслух, если Лорас сейчас начнёт рвать на себе волосы и выть от осознания опрометчивости своего поступка, делу это не поможет. Да, не подумал о шпионах, а впрочем, в замке все всё знают, скрыть что-то практически невозможно. Другой вопрос, кому эти секреты выгодны и в какой момент карты лягут на стол.
Гарлан не мог всё это не понимать, но, тем не менее, решил подстраховаться. Коротко кивнул, признавая правоту Лораса, а затем достал пергамент и принадлежности для письма. Младший Тирелл закатил глаза, нов слух ничего комментировать не стал - любопытно, шпионов больше заинтересовали бы их разговоры или внезапное молчание между двумя находящимися в комнате братьями?
"Почему молчит?" Тирелл прикусил нижнюю губу, размышляя над мотивами Станниса. Баратеон - человек настолько принципиальный, что точно не поддержит нагулянного бастарда на троне. Значит, в недалёком будущем заявит о собственных правах на престол... если, конечно, за его спиной будет стоять армия. А найти её будет непросто, Станнис мало кому нравился по многим причинам. Слишком хмурый, принципиальный, помешанный на долге человек, который даже не пытался произвести на окружающих хорошее впечатление.
"Ждёт?" - вывел Лорас на пергаменте рядом с написанным вопросом старшего брата.
Пожалуй, Станнис не объявляет о своей догадке вслух только потому, что ждёт подходящего момента. Или ищет доказательства? Вполне возможно и такое - слухи слухами, бастарды бастардами, а для такого серьёзного обвинения этих аргументов слишком мало.
Если дети Серсеи никакого отношения к Роберту не имеют, то Станнис - следующий в очереди на трон. И что-то такие перспективы Лорасу радужными совсем не кажутся: Вестерос не готов к тому порядку, что устроил бы Баратеон. Да и вообще, Станнис, может быть, и хороший солдат, но для управления королевствами этого недостаточно.
Лорас перевёл взгляд на Гарлана и удивлённо захлопал глазами. Затем выхватил из рук брата перо и дописал: "Станнис не может быть королём".
Иск-лю-че-но. Какой из него правитель? Явно был бы непопулярным. Слишком жёсткий, слишком не способный на компромиссы - и это Тирелл пока мысленно перебирает только общеизвестные факты, не вспоминая то, что с завидной частотой говорит ему Ренли о брате.
Лорас уже и сам не знал, что со своим открытием делать: Джоффри, воспитанный Серсеей мальчишка, плох на месте короля, но был бы Станнис лучшим правителем? Тирелл представил Баратеона на троне с короной на голове и скривился. Может, это место и принадлежит Станнису по праву, но уж слишком не хочется его там видеть.

+10

11

Гарлан расплылся в улыбке. Но не потому, что внезапно вспомнил, что на фамильном гербу его всем сердцем любимой жены красуется зеленое яблоко. Тирелл представил, как Лорас целый день наблюдает за яблоней. Такой весь задумчивый, подперев голову рукой, сидит себе, никого не трогает, только ножками болтает и смотрит на яблоню. Мда, увидев такую картину вживую, самый галантный рыцарь тут же позвал бы мейстра. Лорас никогда особо на одном месте не сидел, эту кудрявую головушку вечно носило по всему Хайгардену, наверное, если бы не леди-мать, няньки и гвардейцы, то и по всему Простору или вообще Вестеросу. Да, Лорас скорее предал бы несносное дерево огню, чем тратил минуты своей бесценной молодости впустую. И как только можно жить с таким шилом в мягком месте? Гарлану не понять. Он, конечно, в свои детские годы, тоже изрядно потрепал всем нервы (чего только его ранняя женитьба стоит!), но по сравнению с Лорасом – средний сын Хранителя Запала – это такая себе тихая речка вокруг которой растут цветочки и поют птички. Ах, идиллия! «Вернуться бы сейчас в Хайгарден». К несчастью, не получится. Станнис дал понять, что никто не покинет Королевскую Гавань, пока вопрос с Блэквудами и Бракенами не будет решен. «Мой брат хочет, чтобы мы сражались с ветряными мельницами!» - как-то слишком четко прозвучали слова Ренли в голове. И это Станнис в роли десницы, что будет, если он станет королем? Не позавидуешь тогда Малому Совету.
Гарлан перевел взгляд на пергамент. Действительно, скорее всего Баратеон ждет. Объявить о своих правах на трон – дело нехитрое, но вот выжить после этого…  Для такого поворота нужны огромные ресурсы. За Джоффри стоит мощь Западных Земель и золото Утеса Кастерли, а всем чем может, похвастается Станнис – это флотом и все. Если бы Роберт не лишил младшего брата права на Штормовые Земли, да, тогда была совсем другая история. «Интересно, а Ренли поддержит брата?» - что-то подсказывало, что скорее в Дорне выпадет снег, чем братья Баратеоны выступят одним фронтом. Единственный способ для Станниса обзавестись военными ресурсами – это взять силой. Теперь становится понятным почему лорд Драконьего Камня внезапно решил воспитывать юного, но очень слабого лорда Орлиного Гнезда. Станнис не ждет. Он действует, но очень медленно.
«Станнис не может быть королём». Трудно не согласиться. Как-то совсем сложно представить этого Баратеона на железном троне. Лорд Драконьего камня превосходный в морских баталиях, но он не политик. Другое дело Ренли. Вот у кого язык без костей.
«Как бы там не было, - взялся выводить Гарлан, - нам пока лучше присмотреться к Станнису». Свое он точно не упустит. Как только обретет союзников, выдвинет права, а честь заставит его вести войско. Храбрецы к несчастью гибнут первыми. «После Станниса идет Ширен. Она послушная. Сделает так, как велит регент. Ренли». Конечно, это все предположения. Так домысли и фантазии. Тиреллам пока много чего от глаз скрыто.
- Так что будем делать с Джендри? Может, заберем его в Хайгарден?
А что, неплохая идея. У Тиреллов всегда все должно быть самое лучшее. В том числе и кузницы.

+11

12

Вот если станет Станнис королём, тогда у Гарлана появится уникальная возможность взаправду увидеть, как Лорас тупо смотрит на яблоню и болтает ножками. У младшего Тирелла была стратегия, и он её придерживался, когда-то давно в его кудрявой голове созрел план, и в течение всей своей жизни он делал всё, чтобы воплотить желаемое в реальность. Лорас хотел развить боевые навыки, стать рыцарем в как можно более раннем возрасте, а ещё через, скажем, годик, получить белый плащ. Другого сценария своего жизненного пути у него не было, Тирелла не интересовали женитьба, управление угодьями или что-то в этом роде, а учитывая присущую ему самоуверенность, запасной план он не составлял. Возможно, зря: при Джоффри-то уже не очень хотелось служить в гвардии, что уж говорить о Станнисе. Что останется делать Лорасу? Вот только яблонями в Хайгардене и любоваться.
"Дисциплина" и "долг" - вот два кита, на которых держалось всё мировоззрение Станниса. Он не был достаточно хитёр или обаятелен для того, чтобы собрать вокруг себя благодушно настроенных союзников, не обладал огромными запасами золота для того, чтобы обеспечить себя достойной армией; если Баратеон и планирует рассекретить тайну происхождения детей Серсеи, то в плане собственной коронации будет уповать на одно только "моё". Станнис не был идиотом, но, как и все представители оленьей семьи, отличался невероятным упрямством. Если он вбил себе в голову то, что одного его как бы законного права на престол будет достаточно для того, чтобы люди преклонили колено и принесли ему вассальные клятвы, он глубоко ошибается.
Станниса жизнь явно ничему не учит: один раз Роберт из-за своей прихоти уже подвинул брата в сторону, отдав Штормовые земли младшему Баратеону, а второму "даровав" унылый Драконий камень. А заодно жену, к которой Станнис ничего не испытывал и всего лишь исполнял супружеский долг - не слишком часто и активно, судя по тому, что в браке родилась одна только Ширен. Хотя с такой супругой, наверное, и вправду не хочется делить ложе; Лорас в вопросах продолжения рода не большой профессионал, зато эстет. Блеклая ушастая Флорент действительно никаких положительных чувств не вызывала, впрочем, рядом со Станнисом да ещё и на Драконьем камне любая, даже самая прекрасная девица быстро превратилась бы в угрюмое невзрачное нечто.
Так разумно ли сейчас полагаться на одни только "я старше, всё моё"? Судя по тому, что Станнис активно ничего Ланнистерам не предъявляет, он и сам не уверен, что расклад сил и правда на его стороне. "Присмотреться к Станнису, говоришь?" Лорас судил о нём не только по словам Ренли, но и имел сомнительное удовольствие наблюдать за действиями и разговорами Баратеона. Кажется, он видел достаточно.
- Это без меня, - тихо произнёс Тирелл, затем вчитался в следующие написанные рукой Гарлана строчки.
Если следовать закону, то старший брат прав - в вопросах наследования трона должна сохраняться строгая очерёдность. Только вот таких принципиальных и благородных влиятельных людей в Вестеросе не много, мало кто будет задумываться о вопросах чести, большинство поставит на ту лошадь, - того оленя - который будет судить им нечто большее, чем одну только дисциплину и маниакальную дисциплину. Лорас, кстати говоря, мог говорить о благих намерениях и о судьбе королевств, но на самом деле, в этом вопросе был предвзят. И его бы очень интересовало не то, как из всей ситуации будет выкручиваться Станнис, а кого в этом вероятном будущем поддержат Тиреллы. Очевидно, в стороне остаться не получится - у Простора слишком большая армия, чтобы её не пытались получить в свои руки претенденты на престол. Численное превосходство не всегда является гарантом успешной кампанией, но предъявлять свои права на корону куда приятнее, когда у тебя за спиной стотысячное войско, верно?
"Забрать Джендри в Хайгарден?" Лорас задумался, затем неуверенно пожал плечами.
- Ему можно предложить, но насколько мне известно, он из Гавани уезжать не хотел.
Бастард Роберта, похоже, уже и сам был не рад, что о нём и его таланте узнали. Парня можно понять: Лорас никогда не был в Драконьем камне, но все знали, насколько это унылое и скучное место. Возможно, об этом слышал и Джендри, и именно поэтому не испытывал никакой эйфории от возможного переезда.
Хайгарден - совсем другое дело. Тирелл слегка улыбнулся.
- Но, может быть, ему неправильно предлагали.

+12

13

Один в поле действительно не воин. Пусть этот кто-то обладает упрямством, умом и столь сильным характером, что остается только завидовать. Для войны нужны деньги, ресурсы и мечи. У Станниса неплохой флот и в морских сражениях нет ему равных (здесь стоит отдать должное Роберту, он сумел на важные места назначить правильных людей), но флот – далеко не все. Станнис, если пожелает, сможет взять Королевскую Гавань, но не сможет ее удержать. Без союзников никак. Долина – огромный кусок, обладающий золотом и весьма сильным войском, но она далеко, к тому же Лиза Аррен, скорее выйдет в Лунные врата, чем согласится помогать Баратеону. Гарлана сложно назвать знатоком людских душ, но если соединить в едино все то, что говорят рыцари из Долины, получается плачевная ситуация. Лиза Аррен вне себя от злости. Зато лордов Долины вроде все устраивает. «Лучше иметь дело с повернутым на долге и справедливости старым солдатом, чем с обезумевшей от горя женщиной», - сказал как-то сир Эдмунд Брейкстоун. Сложно не согласиться. Впрочем, Долина Арренов – далеко не все Семь Королевств. Дорн тихо ненавидит всех Баратеонов, Северу сейчас не до проблем престолонаследия, Штормовые Земли принадлежат Ренли, а Западные – Тайвину Ланнистеру. Железные острова… А кто-то их еще берет в расчет? К тому же не стоит забывать, кто именно уничтожил железный флот. Остаются Речные Земли и Простор. Первые не станут особо подавать голос, пока это не сделает Север, а Простор сделает так, как им будет выгодно. Сейчас поддерживать Станниса и еще больше портить отношения с Ланнистерами – не самая лучшая идея. Впрочем, Баратеон пока еще свои права на престол не заявил, так что нечего делить шкуру не убитого оленя.
Гарлан не удерживает смех. Лорас так быстро открестился от возможной перспективы общения с десницей поближе, как будто ему предложили взять в жены леди из Флорентов. О, все, парень влип. Теперь, если младшенький будет чрезмерно надоедать, Гарлан будет пугать его Станнисом. А что, неплохая замена Королю Ночи.
- Ладно, - вытирая слезы и держась за живот, выдавил из себя рыцарь. – Попросим Уилласа. Уверен, тот будет только рад.
По крайней мере, наследник Хайгардена умеет поддержать разговор на любую тему и весьма терпелив, не то, что младшие братья. А вот, что касается Джендри, то здесь Гарлан даже не знает, как правильно поступить. Терять столь одаренного оружейника не хочется, к тому же в определенное время он может очень помочь Тиреллам, но в тоже время птички Вариса везде и кто знает, как подаст внезапное желание забрать парня без рода и племени в Хайгарден королевским ушам и что на это предпримет Станнис. Как же сложно порой бывает жить!
- Могу отправить Шермера. Так, как он говорит о Просторе и Хайгардене, - это действительно талант.
Правда, порой его заносит, и он начинает жаловаться на всяких там оруженосцев и рыцарей, но это простительно.

+10


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Семейные черты [Королевская Гавань. Красный замок. 01.08.298]