Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Последствия чужой глупости [Север. Винтерфелл. 289]


Последствия чужой глупости [Север. Винтерфелл. 289]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


Последствия чужой глупости
--

Дата:
289 от З.Э.

Место:
Север. Винтерфелл.

Действующие лица: Робб Старк и Теон Грейджой.

Эпиграф: — Я помню, как горел флот моего отца в Ланиспорте.
Это ведь сделали твои дяди?
— Шикарное было зрелище?
— Что может быть шикарнее горящих заживо моряков?..
Да... Ваша великая победа. И чем же она обернулась?

Краткое описание:
Первые дни жизни Теона Грейджоя на Севере.

Отредактировано Robb Stark (2018-05-31 13:55:49)

+3

2

Падал снег на порог, Робб слепил себе пирог. И не один, а много-много-много. Так много, что можно весь Винтерфелл накормить, вот только вряд ли кто-то отведает его шедевры. Пироги из снега и болота пусть выглядит красиво, но совсем невкусные. Нет, он не проверял, как думает Джон (ничего он не знает), так сказала старая нянька, а леди-мать подтвердила. В словах Старой Нэн Робб еще мог усомниться (он все еще не верит в то, что они живут в глазу огромного великана), но вот мама всегда говорит только правду. Вот говорила же леди-мать, что не стоит снег есть, ведь можно простудиться, а Робб не послушался и вот, только опять начал себя нормально чувствовать. Впрочем,  болеть оказалось не так уже неприятно, как об этом все твердят. Да, постоянно лежать и пить эти малоприятные смеси, которые так любит колотить мейстер Лювин неприятно, но все компенсирует чай с малиной. Дааа, еще та вкусняшка. Обычно леди-мать строго следит, чтобы Робб особо не злоупотреблял сладким, но когда болеешь, то, как понял Старк, есть сладости можно в огромном количестве и даже ничего не слипнется.
Робб завершил печь пироги и осмотрелся вокруг. Скучно как-то сегодня в Винтерфелле. Сир Родрик, собрав гвардейцев, куда-то уехал с самого утра, Санса еще спит (маленьким девочкам надо много спать), Джон на него обиделся за то что вчера Робб назвал его бастардом (но он же не знал, что так некрасиво говорить, леди-мать ведь говорит!), а мейстер Лювин закрылся в своей башне. Можно было попросить Старую Нэн рассказать сказку, но вот незадача, нянька в последнее время увлеклась балладами о рыцарях и принцессах, а Робб такое не любит, он хочет страшную сказку об Иных, призраках и тенях-убийцах. Эх, скучно настолько, что волком вой. «А это идея». Мальчишка набрал полные легкие воздуха и как завыл, что собаки на псарне подали голос. «Смешно». Робб повторил и на этот раз отозвались часовые. Робб довольно заулыбался и хотел опять завыть, как здесь проходящий мимо гвардеец, сообщил, что лорд Эддард Старк уже близко.
- Отец! – довольно воскликнул Робб, направляясь к восточным воротам. Он бежал так быстро, что не заметил перед собой мейстра, сбил его с ног и даже не извинился.
«Отец, отец, отец!», - только и было в его кудрявой головушке.
Лорд Эддард Старк вместе со многими лордами Севера отправился на юг, чтобы помочь королю Роберту Баратеону подавить восстание лорда Железных островов Бейлона Грейджоя.  Робб тоже хотел поехать, сир Родрик говорит, что он очень хорошо дерется, но его не взяли. Он слишком маленький, седьмое пекло.
Во дворе уже собралась прислуга, гвардейцы, мейстер Лювин. Леди-мать покачивала на руках маленькую Сансу. Сестренка только проснулась и еще не понимала что происходит. Робб показал ей языка, и сестренка заулыбалась. Робб заулыбался и себе. Он очень любит свою маленькую сестренку. Жаль только леди-мать не разрешает с ней играть в догонялки. Джон тоже был уже здесь. Но держался в стороне, мальчишке даже показалось, что он прячется. «Но от кого?».  Неужели от него. Так Робб ведь не хотел его обидеть. «Вот же обидчивый». Мальчишка недовольно надул губы, а затем заулыбался, схватив брата за руку.
- Пошли вперед, тут ведь ничего не видно! – Кричал он, таща за собой брата.
Успели как раз вовремя. Врата замка открылись, и вдали показались всадники на лошадях. Робб затанцевал на месте, пытаясь разглядеть своего отца или хотя бы знамена своего Дома.
«Болтоны, Мандерли, Гловеры, - перебирал он, прищурив глаза, - Амберы, Карстарки».
- Ооо, вижу! – Закричал он и от радости чуть на Джона не залез.
Через мгновение все во дворе тоже радостно заулыбались и заулюлюкали, это напугало Сансу и она разревелась, но Робб на это особо внимание не обратил, он был слишком занят.
Вот отец уже в замке. Робб первым бросился его обнимать. Он столько всего хотел узнать, о столько расспросить и столько рассказать! Он, наверное, все сейчас бы и рассказал, как здесь его внимание переходит на мальчишку, которого отец тепло выводит вперед. Старк  хмурится, не понимая, что происходит. Он смотрит на золотого осьминога на его одежде, но что-то не припоминает северной дом с таким гербом. Пришлось отцу объяснить, что это Теон Грейджой, сын Бейлона Грейджоя, и теперь он будет жить в Винтерфелле. Роббу это не очень понравилось, какое-то время он все еще молча глядел на мальчишку, а затем, почесав затылок произнес:
- А на Железных островах есть снег, ты умеешь делать снежные замки?
Ну о чем его еще спросить? Робб не знал.

+8

3

Худой взлохмаченный от сурового морского ветра мальчишка озирается, с недоверием оглядывая большую землю. Делает несколько быстрых, шатких шагов - пробует, каково на земле без ставшей привычной за долгую дорогу качки. Берег просторный и почти пустынный, ведь здания разбросаны по местности с поражающей удалью. Как будто огромный великан раскидал вокруг себя семечки, а из них потом выросли эти самые дома.
Теон Грейджой, в котором за последние недели страх с поражающей быстротой сменяется всё затмевающим любопытством, заглядывается на пейзажи и окружающих его людей, занятых приготовлениями к дальнейшему отъезду. И как будто не было в памяти кровавой осады, погибших братьев и хмурого, раздраженного отца, сломленного своим поражением.
Вдалеке Теон видит притаившихся детей местного побережья. Наверное, отпрысков местных рыбаков. Он, не в полной мере осознающий свое положение, отчего-то решает, что ничего страшного не будет, если сейчас с ними немного пообщается. Уже делает несколько уверенных шагов в их сторону, как вдруг разговоры взрослых на мгновение умолкают, и он ощущает на своем плече тяжелую руку в темной перчатке.
- Не сейчас, мальчик.
И эта короткая фраза, сказанная без раздражения или злобы, тем не менее пригвождает его к месту и возвращает все на свои места. Он оборачивается и, сквозь спины, руки и дорожные плащи, видит беспокойные волны. Холодный ветер пронизывает до самого нутра. Море бушует, кидаясь изредка в лицо острыми каплями.

Окруженный знаменами северных лордов, а теперь еще и двойным рядом серых стен, Теон оказывается в Винтерфелле. Всадники с видимым облегчением передают лошадей под опеку конюха и растирают замерзшие руки, а любопытные обитатели замка тут же обступают новоприбывших.
Грейджой оглядывается по сторонам, как затравленный щенок, едва ли не прогибаясь под тяжестью многочисленных взглядов. Кажется, на всех Железных островах не найдется столько людей, сколько набилось сейчас в один двор.
Внезапно ряды осаждающих на мгновение редеют и, растолкав всех вокруг, неподалеку выныривает крепкий мальчишка с живыми светлыми глазами и медными, непривычно яркими в окружении серо-белой северной твердыни, волосами. Без лишних слов он кидается в объятья к Эддарду Старку, стоявшему чуть впереди Грейджоя, и что-то ему лепечет, с восторгом глядя на отца.
Мужчина что-то отвечает своему сыну, мягко треплет его по волосам и, чуть обернувшись, жестом просит Теона подойти, после чего представляет его рыжему мальчишке и всем остальным, кто стоит поблизости.
Теон, точно как и маленький Старк, вглядывается в лицо мальчика напротив внимательно и оценивающе. Разве что не принюхивается, как какой-то зверек. На Пайке не так много детей, чтобы вот так вот просто разбрасываться новыми знакомствами.
Наконец Робб Старк, озадаченно зарыв пятерню в густые вихры, интересуется тем, что заставляет Грейджоя удивиться. Как можно не знать о том, что он видел (или не видел) каждый день? И тут же сын Бейлона вспоминает свое многодневное путешествие. Сначала морем, потом лесом и сугробами. Между ними до этого времени было много лиг, поэтому мальчик и не знает. Надо будет к этому привыкнуть.
Не успел Грейджой расспросить про снежные замки (в пути снег либо разваливался в руках, либо замерзал сверху толстой коркой, так что он не представлял, как из этого можно сделать что-то дельное), как едва начавшийся разговор тут же прерывают взрослые. Кракен не вслушивается особо, но до его ушей против воли долетает что-то типа "проведи в покои" и "будь вежлив". Не надо быть мейстером, чтобы понять - Роббу Старку поручают показать новоприбывшему жильцу Винтерфелл.
- У нас там камни, море и чайки. И деревьев почти нет, только на Большом Вике, - Теон в очередной раз оглядывается по сторонам, как только мальчишки вырываются из кольца взрослых и идут прочь от шумной толпы. - А тут прям заросли сплошные. Как вы это все еще не вырубили?

+6

4

«Что?», - Старк еще больше супится, замечая некое удивление на лице мальчишки. Он что что-то глупое или странное спросил? А, может, чем-то обидел? Да вроде не успел. Джон порой говорит, что Роббу надо сначала думать, а затем болтать, но он на этот раз так и сделал. Он был вежливым и говорил о снеге, хотя ему жуть, как хотелось узнать о пиратах. Да-да, именно о них. Как-то Старая Нэн рассказывала ему сказку о пиратах, которые нападали на южные земли Севера. Так там лорд  Брандон Старк по прозвищу Ледяной Взгляд с армией спустился по замерзшему Белому Ножу, взял Волчье Логово и отдал работорговцев освобожденным рабам, а те принесли бывших хозяев в жертву Старым Богам. Вот же здорово! И это правда. Так и было, мейстер Лювин подтвердил, а он все-все знает, а то, что не знает он, знает лорд-отец. Интересно, этих пиратов тоже принесли в жертву? Наверное, нет. Лорд-отец говорил, что тогда, когда жил Ледяной Взгляд были очень жестокие времена и тогда жили очень-очень жестокие люди, а сейчас все по-другому. Но все-таки мальчишке до коликов в животике хотелось узнать, как проходило восстание: кто участвовал, кто какие замки захватил, кого убили. Мейстер Лювин говорил, что против Бейлона Грейджоя выступит Долина, Север, Речные земли, а еще Штормовые земли, Королевские, Западные  и Простор. Это много!  Еще он слышал, что дяди Теона сожгли флот лорда Тайвина Ланнистера. Это плохо, но Роббу интересно, как это удалось. Он бы расспросил, но, наверное, о таком не стоит говорить. Ох уж это правильное поведенье! Из-за него ничего интересного невозможно узнать.
Робб довольно кивает отцу, хватая нового знакомого за руку, мотает головой в разные стороны, пытаясь найти Джона, но тот опять пропал. «Неужели опять обиделся?», - так на что на этот раз, Робб ничего плохого о нем не сказал. Ну да ладно, с братом он поговорит потом. Спать он так точно в их комнату придёт.
- А как вы там живете без деревьев? – Озадачено посмотрел на Теона Робб, ведя того сквозь толпу взрослых. Нет, такую жизнь Старк себе плохо представляет. Винтерфелл окружен лесом, как и весь Север. Даже на Медвежьем острове и в Белой Гавани есть деревья. Много деревьев. Как только прятки можно играть без деревьев? Под камешками прячутся что ли? – И зачем рубить деревья? В них живут духи наших предков, им нельзя делать больно. – Старк остановился и посмотрел на сына Бейлона Грейджоя таким взглядом, которым на него смотрит Джон, когда наследник Эддарда Старка говорит всякие глупости. Даже случайно не добавил: «Вот ты волк-дурашка», но вспомнил, что у Теона на знамёнах не лютоволк, а огромный золотой кальмар. Кто только придумал такое? – А ты к нам надолго в гости?
Робб огляделся по сторонам, подумывая что надо показать в первую очередь. О, богорощу, да! Там ведь здорово и тепло. Старк потащил Грейджоя в сторону самого красивого места в Винтерфелле.

+11

5

- Ну не совсем уж без деревьев, - мальчик отвечает несколько задумчиво, вертя головой в разные стороны и цепляясь глазами за все, что попадается на пути. - Но их очень мало, потому что они были нужны флоту. Места мало, деревьев мало, а без них все равно никак...
Кракен хочет сказать что-то еще, но резко замолкает, споткнувшись мыслями о фразу наследника Эддарда Старка про духов, которые якобы живут в деревьях. Он был в курсе поверий северян, но знать и слышать своими ушами - вещи совершенно разные. Он усмехается беззлобно, с интересом вглядываясь в уводящего его куда-то вглубь Винтерфелла мальчика. Возможно, его должна была покоробить эта очевидная разность, но она вызывает лишь любопытство.
Покидая дом, он чего только не успел передумать и представить. Но уж точно не то, что Робб Старк пойдет показывать ему окрестности и будет говорить с ним, как ни в чем не бывало, без каких-то недомолвок и странных взглядов. И что Теона будет увлекать эта беседа, и он впервые за долгие недели вместо страха и неопределенности почувствует щекочущие прикосновения любопытства. И мир будет разъезжаться в стороны от холодных и мрачных островов, которые он так любит, потому что ничего другого не знает. И что границы эти будут расширяться так стремительно, что голова начнет кипеть от тысячи мыслей и выводов, которые, может, следовало бы сделать, но слишком уж все вокруг захватывает. А сил задушить в себе этот интерес нет. Возможно, он слишком долго был в напряжении. И ему не хочется опять возвращаться в эту тесную коробку, которая сковывала на протяжении всей дороги от Железных Островов до сердца Севера.
- У нас они обитают не в деревьях, а под водой. Вместе с Утонувшим Богом. Они бы все не влезли в наши деревья, даже если бы мы их не вырубали, - Теон пожимает плечами, представляя, как они теснятся гурьбой по несколько в каждом стволе, прося друг друга подвинуться. И его удивляет, с какой легкостью он об этом подумал. На Пайке эти мысли заставили бы его как минимум оглядеться, как будто кто их мог подслушать. Еще бы, на Севере его осудить некому - тут обитают другие боги. Да и вообще... Ужасы последней войны, смерть братьев, поражение отца... Если бы Утонувший Бог был, он бы не дал бы этому случиться. Иначе как такое возможно?
- У нас вокруг вода, сплошь море. У вас - деревья. Наверное, так они и выбирают, где быть. - Заканчивает мысль Теон, благоразумно решив промолчать по поводу закравшихся в свое сердце сомнение по поводу всемогущества того, кого никто не видел и кто не помог, когда это было так нужно.
- Я... Не знаю. Наверное, надолго. Пару месяцев, пару лет? . - Вряд ли дольше. - Я же вроде как пленник. Залог того, что мой отец не начнет опять борьбу. - Язык неохотно ворочается во рту. Теон хмурится, невольно погружаясь в недавние события. Если бы кто знал, как ему не хочется говорить об этом. Он уже все мысли на этот счет передумал. Вернее, они не спрашивали. Подкрадывались сами, когда он на несколько минут умудрялся отвлечься. Не давали спать на перевалах по ночам. Если бы не усталость от дороги и холода, то он бы точно так ни разу бы и не заснул по пути в Винтерфелл.
- Знаешь, я никогда еще так много не говорил о деревьях, - улыбнувшись, добавляет после затянувшейся паузы мальчик, с удовольствием подмечая странность их беседы. Наклоняется, зачерпнув рукой горсть снега. Ледяная вода, почувствовав тепло ладони без перчаток, начинает быстро плавиться и стекать вниз по руке, забираясь ручейком под рукав. Как будто тот же мир, но всё кажется иначе. И это так странно.

+9

6

Чем больше спрашивать, тем больше вопросов рождается в кудрявой головушке. Нет, определенно, с Роббом что-то не так. Мейстер ведь говорил, что вопросы призваны рассеять туман неведения, а не еще больше его сгустить. И как с такой проблемой жить? Это вообще лечится? А, может быть, это нормально? Вопрос подталкивает на другой вопрос, а тот в свою очередь на разгадку. Тогда получается, что с Роббом все хорошо, и он это, как же сказал мейстер Лювин леди-матери, когда сын попытался лизнуть сталь на морозе, любознательный мальчик, вот как. Все возможно. Надо своими догадками и предположениями поделиться с Джоном, а еще спросить, бывает ли у него такое, что ответы на вопросы порождают новые вопросы. Но это потом. Пока же Робб попытается своими силами во всем разобраться. И начнет он, пожалуй, с самых интригующих и интересных.
- Под водой? – Мальчишка с недоверием посмотрел на нового знакомого, как будто пытаясь понять, шутит ли он или говорит всерьез. Ну, как, как духи могут жить под водой? Они в рыб превращаются? Или в русалок? Непонятно. – А как они дышат? – Как-то Робб попытался нырнуть под воду, когда они плескались с Джоном в теплых источниках, так вот, надолго задержать дыхание он не смог. А жаль, он так хотел коснуться дна. – И что еще за Утонувший бог? Разве Бог может утонуть?
Определённо Теон разыгрывает его. Ну что еще за странный Бог, который живет под водой и забирает к себе людей? Это как-то странно и смешно. И почему его зовут утонувшим? Если он утонул, то он уже точно не бог. Боги ведь бессмертные. Эх, Теон-Теон, врунишка и фантазер. А ведь Роббу он начинал нравиться.
Впрочем, расстраиваться он не спешил. Все ведь любят пошутить и подурачиться, главное, чтобы от этих шуток никто не страдал. А еще кричать и обижаться в богороще нельзя, Старые Боги такое не приветствуют.
В самом святом для северян месте Винтерфелла, как всегда было тепло, тихо, и красиво. Робб снял перчатки, заткнув их за пояс, скинул капюшон, который его заставила набросить на голову леди-мать, направился к самому центру, попутно задевая носками сапог опавшие листья и те летели в разные стороны. Вот же красиво! И хорошо, что Старая Нэн не видит, она вечно жалуется леди-матери, что у него грязная обувь и вообще он ходить не умеет, и на него никакой обуви не напасешься.
- Ты - воспитанник моего отца, - поправил Грейджоя Старк, когда они совсем были близко к чардреву. – В Винтерфелле не держат пленников. Всех провинившихся либо в Ночной Дозор ссылают, либо обезглавливают. У нас даже тюрьмы нет.
На время могут посадить в подземелье, но это же не камера.
- Вот и пришли, - Робб кивнул на огромное дерево со странным ликом. – Это чардрево. Оно тут  росло со времен Брандона Строителя.
От этого Старка переполняла гордость, как будто он собственноручно его посадил.

+6

7

Теон ловит недоверчивый взгляд кудрявого парнишки и только коротко пожимает плечами, разведя руки в стороны.
Помнится, он сам думал и спрашивал о чем-то подобном пару лет назад, еще там, на Железных островах. Отец лишь посмотрел на него странно, оторвав черные глаза от затухающего пламени камина, и советовал катиться подальше с глупыми вопросами, а потом навис над какими-то бумажками, разбросанными перед ним на столе. Тогда Теон обратился к матери.
Младший сын Бейлона Грейджоя не особо вникал и допускался к заботам отца - первый не сильно, кажется, хотел, а второму было не до этого. Все-таки наследовать должен Родрик, и весь свой огромный опыт лорд Железных островов спешил передать именно старшему сыну, а остальным уже - как придется.
- Им не нужно дышать. Они же бессмертные, - все-таки отвечает Грейджой почти точь-в-точь, как объяснила ему это мать. - И Утонувший бог тоже. Он следит за нами из морской глубины, а самых лучших, из тех, что ушли, забирает к себе пировать. Он бы не смог помогать морякам и сражаться со Штормовым Богом, если бы прятался где-то на суше.
Последние слова Теон выдыхает в пахнущий лежалой листвой лес. У него будто перехватывает дыхание. Он никогда не видел таких мощных и толстых деревьев, жмущихся друг к другу так близко, как будто им здесь очень тесно. Ветки, похожие на толстые скрюченные пальцы, цеплялись друг за друга над головами бредущих куда-то вглубь мальчишек. Корни извивались над покрытой плотным ковром листвы землей - того и гляди поднимутся и убегут искать место попросторней. Да и подумать только - лес в замке! По-другому и не скажешь. Это точно не назовешь ни садом, ни рощей, ни чем-то там еще.
- А у нас, если что не так, топят, - Теон хихикнул, как будто подметил что-то очень смешное. Интересно, что хуже - остаться без головы или захлебнуться соленой водой? От этих мрачных мыслей кракен внезапно приходит к заключению, что ему, в общем-то, повезло.
Грейджой так увлеченно смотрит по сторонам, что не сразу замечает, как впереди начало алеть кроной огромное дерево с вырезанным на его белоснежной коре пугающим, издали кажущимся особенно уродливым ликом. Хотя, если приглядеться, выражение лица скорее задумчивое, чем пугающее. Если бы, правда, не эти глаза...
- Красиво, - честно отвечает Теон, поравнявшись с остановившимся почти у самого пруда мальчиком. - Не удивительно, что его никто не срубил.
Они на мгновение замолчали. Над прудом клубился едва заметный белый пар. Без их шелестящих по листве шагов тут казалось неестественно тихо. Грейджой встал на колени и, наклонившись к воде, зачерпнул в ладони неожиданно теплую для местной погоды воду, с удовольствием умыл лицо. Непривычно видеть воду и не слышать шума волн.
- Так оно, получается, следит отсюда за всеми вами? - кракен на мгновение встречается взглядом с белыми пустыми глазами, вырезанными на коре. Странно это. А если они далеко уйдут? Тут стены замка и ничего не видно. Утонувший Бог хотя бы видит железнорожденных, потому что они всегда рядом. Если, конечно, не ушли на большую землю, как он.
Заприметив корягу помассивней, Теон пристраивается на нее, опершись спиной на покатый ствол. Взгляд непроизвольно устремляется наверх, и железнорожденный замечает огромную толстую ветку, на которой бы уместилось пять таких, как он, и еще парочку Роббов.
- Я никогда не лазил по деревьям. - Теон опять садится, уставившись на Старка и пытаясь быть как можно деликатней. - У вас это... Можно? Это же вроде святыня. Хотя нам вот никогда не запрещали лезть в море.

+8

8

«Да нет, глупости какие-то», - почесав затылок, пришел к выводу северянин, но как воспитанный мальчик говорить такое вслух не стал. Мало ли что случится, может, вдруг Теон обидится или подумает, что Робб насмехается над его ворванями, или еще что-то, он ведь совсем не знает гостя, так что надо вести себя аккуратно. Но все-таки, как Утонувшей Бог может видеть все, что происходит на земле, если сам он живет под водой? Это же невозможно! Нет, Старк не пытался и это проверить, но он полностью уверен, что невозможно видеть, что происходит на земле, если ты сам живешь на дне морском.
«Может быть у него есть волшебное зеркало? Или какой-то сосуд? Или еще какое-то приспособление?».
Отчего-то ему вспомнилась о Кровавом Вороне. Старая Нэн утверждает, что Бринден Риверс мог видеть и знать все-все-все что происходит в Семи Королевствах, и для этого ему не надо было покидать Королевскую Гавань и шпионы ему тоже не были нужны.
«Но Кровавый  Ворон был варгом, - продолжал про себя размышлять мальчишка, совсем уж скорчив умную рожицу (насколько это возможно в столь юном возрасте). – А варги видят мир через глаза зверей, в которых они перемещают свою душу», - все логично и понятно, а вот с Утонувшем Богом только новые и новые вопросы. Вот же Бог странный. Не то что Старые.
«Угораздило ведь его поселиться под водой. И пировать вечность – скучно», - жить в дереве тоже не особо приятно, но зато мир вокруг красивый, есть с кем поболтать, а вот под водой разве что за рыбками наблюдать. «Скука смертная, да и только».
С такими умозаключениями, а еще с пометкой, что в свободное от попыток снять капюшон, утащить с кухни что-то сладкое и уговорами Джона отправиться вместе с ним на турнир в Простор (ну а что, давно пора!), Робб решил расспросить мейстра Лювина, леди-мать и отца побольше о железнорожднных, мальчики зашли в богорощу. И стоит признать, Старк еще больше заулыбался и разве что не светился от восторга, когда гость признал, что священное для его семьи и вообще для всего Севера место красивое. Да только недолго музыка играла.
- Что ты заладил со своим срубить?! – заорал мальчишка и так при этом стукнул ногой, что грязь с ботинка отвалилась. Был бы у него меч, вызвал бы еще на дуэль, но оружие (стоит понимать, что речь идет о деревянном мече) у него забрали. На днях Робб и Джон пробрались в оружейную (потому что где такое видано, чтобы рыцарь на турнире без меча был?), чем очень напугали кузница. Бедняга совсем не ожидал увидеть двух малышей у своей мастерской, настолько не ожидал, что свалили себе на ногу щит. Ох и кричал он тогда на двух бандитов! А сколько новых слов мальчишки узнали! Но что-то Роббу подсказывало что лучше их при взрослых не говорить.  Но меча не было, так что дуэль не состоиться, и вообще Старк быстро перестал дуться. Он же хозяин, значит, должен вести себя подобающе!
- Да, - мотнул головой, - отсюда оно видит все-все на свете. Корни чардрева уходят далеко-далеко, переплетаются с другими деревьями, так что Старые Боги видят все.
Воооот, Робб ведь говорил, что все просто и понятно, не то что с этим Утонувшем Богом и вечными пирами.
Последующий вопрос рассмешил Старка. Он уже хотел было ответить, что конечно можно, а затем похвастаться своим умениям лазить по деревья, но тут в кудрявую головушку пришла идея получше.
- Можно, если не боишься, что тебя схватят духи и унесут в свой мир, - мальчишка пытался говорить серьезно, но внутри его разрывало от хохота. Жаль, что Джон куда-то пропал, он бы оценил шутку. – Понимаешь ли, вы столько деревьев вырубали, что, наверное, это очень разозлило Старых Богов. Ну что, рискнёшь?
Мальчишка с вызовом смотрел на гостя, упершись спиной в чардрево.

+11

9

- Я тяжеловат для духов, особенно, во всей этой одежде - шутливо отвечает Теон, стараясь разгадать, что прячется за столь внезапной, почти каменной серьезностью, которую внезапно напустил на себя Робб.
Интересно, у них всегда детишек пугают такими сказками? Сложно бояться всерьез, когда это что-то неосязаемое. А вот братово "если будешь мешаться под ногами - свяжу и кину в море" - звучало куда более весомо. Грейджой ежится, вспоминая строгий голос Родрика и то, что никогда больше его не услышит, разве что в памяти. В это не верится до конца.
- Рискну конечно, - нахмурившись, отвечает Теон и встает с насиженного места. Деловито обходит кругом толстенный ствол, едва не запутавшись сапогом в одной уж очень надоедливой коряге. Звучит, конечно, просто. Да и выглядит также, но... Как к этому вообще подступиться?
Еще раз обойдя кругом дерево, кракен наконец останавливается и, опервшись ногой о самый высоко торчащий над землей корень, делает резкий рывок вверх, хватается правой рукой за обломанный сук, а левой - за ближайшую ветку. Нелепо подтянувшись, Грейджой плюхается на ветку животом и замирает, невозмутимо глядя на свои болтающиеся в невесомости ноги.
Кора теплая и непривычно гладкая. Не кажется чем-то надежным, за что можно схватиться, если сравнивать, например, с камнем. Вот окажись они на Железных Островах, Теон бы ему показал, что значит ловкость, и скорость, и вообще вот это все... А пока надо подтянуться и постараться не рухнуть вниз.
Еще немного почертыхавшись, наследник Бейлона наконец встает на ветку и даже перебирается на соседнюю, толстенную и расходящуюся в разные стороны огромной рогаткой. Руки до белых костяшек впиваются в гнущиеся податливые ветви - непривычно, скользко, неудобно.
Решив, что с него хватит, Теон наконец садится, свесив ноги вниз.
- Ваши северные духи не любят чужаков - готов поспорить, что несколько раз едва не сорвался. - мальчик пытается говорить серьезно, но довольная улыбка все-таки пробивается наружу. Как же давно он хотел это сделать! С тех самых пор, как они высадились на берег и пошли в сторону Винтерфелла.
- А ты в этом хорош, я смотрю, - Теон неотрывно следит за Роббом, пока тот залезает на дерево, и пытается понять, что же в их движениях различно. - Я думал, это почти то же самое, что лазить по камню. У нас же скалы кругом. Но там пусть выступы бывают и маленькие, но оно как-то все равно надежней. Проверил, что твердо - ступай дальше. А тут вроде бы ничто и не обвалится, но все равно - не то. Скользко, места мало ногам, уцепиться не за что толком, ветки в глаза... Но мне понравилось!

+9

10

«Ой, да что ты понимаешь?!».
Робб только хитренько улыбнулся гостю, а в кудрявой головушке уже возникла целая история о том, как легко и просто духи из деревьев утаскивали к себе целые армии. А что, никто ведь проверить не сможет, и, может быть, он совсем не врет, просто об этом мейстры не записали, потому что никого не осталось, дабы рассказать. В общем, ответ для железнорожденного наследник Винтерфелла нашел, да только его никто слышать не возжелал. Пока Старк думал, что такого интересного еще соврать, Грейджой уже подтягивался за ветку, пытаясь хотя бы немного вскарабкаться на чардрево. Робба такое дрыганье ногами и размахивание руками очень позабавило, но, как воспитанный мальчик, вслух смеяться не стал.
«Хватайся за ту веточку, да не за эту! Куда ты ноги тянешь? Ты же сейчас упадешь!» - а вот от критических замечаний он не стал сдерживаться. Правда, он их тоже не произнес. Не потому что надеялся, что Теон читает его мысли, а потому как хорошенько знает, как это отвлекает от процесса. Сир Родрик постоянно дает дельные советы во время тренировки и всегда, когда Старк начинает очень-очень внимательно слушать учителя, то получает по ушам от Джона. И ладно пара тройка новых синяков от меча – это нестрашно и до свадьбы заживет, но вот если наследник Бейлона Грейджоя свалится с такой высоты, то это будет очень-очень плохо. Настолько плохо, что Роббу до конца его жизни запретят есть сладкое, а он же без него долго не проживет! Но даже таких замечаний в уме хватило северянину, дабы почувствовать себя взрослее, мудрее и опытнее.
«Ну что залез?».
Робб приставил руку к глазам и посмотрел на гостя, который, невзирая на все неудачные попытки уже восседал на дереве.
«Не очень далеко ты и вскарабкался».
Робб подпрыгнул, дабы зацепиться за ветку руками, а затем прошелся ногами по стволу дерева, помог себе руками, а затем опять рабол ногами. Перепрыгнул на другую ветку, а затем опять подтянулся. И вот за считанные секунды Робб оказался там же, куда Теону забирался полдня.
- Это не духи, а твоя неуклюжесть.
Старк довольно болтал себе ногами, подумывая, а сможет ли он с разбега перепрыгнуть с этого дерева на соседнее. Наверное, все-таки не надо пробовать. Теон еще подумает, что он хвастунишка.
- А что ты еще мечтал сделать? – Внезапно даже для самого себя поинтересовался Старк, при этом хитро улыбаясь. Залезть на дерево – это каждый дурак сможет, а вот слезть...Ой, кажется, кому-то сейчас будет очень-очень страшно.

+8


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Последствия чужой глупости [Север. Винтерфелл. 289]