Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Что с нами стало? [Зачарованный Лес - 7.09.298]


Что с нами стало? [Зачарованный Лес - 7.09.298]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


Что с нами стало?
https://78.media.tumblr.com/38877cd7ffb4e126c4572a17f2bee5ae/tumblr_p44a0ha4c61uhpdrfo2_r2_400.gifhttps://78.media.tumblr.com/9daf1399283659c8d168209264133b06/tumblr_p44a0ha4c61uhpdrfo9_r1_400.gif

Дата:
07.09.298 от З.Э.

Место:
Зачарованный Лес, Земли за Стеной

Действующие лица: Джон Сноу, Робб Старк, вольный народ

Краткое описание:
Смогут ли дети Эддарда все исправить до того, как пропасть между ними станет непреодолимой?

0

2

Неизвестность – спутница Джона на протяжении уже целой кучи времени. Да что уж там говорить, не просто спутница, а буквально уже породнившаяся с ним особа, претендующая на звание жены. Находясь здесь, в заснеженных Землях-за-Стеной, Сноу ни в чем не был уверен и ничего не мог предугадать. Все происходящее было безумно, абсурдно и совершенно непредсказуемо – плен одичалых, армия оживших мертвецов, смерть отца, встреча с дядей Бендженом, Робб, переговоры о заключении временного соглашения с дикарями... Кто-нибудь из живущих на белом свете людей мог хотя бы предположить, что такое может произойти? Да даже в самых безумных и отчаянных фантазиях такое невозможно представить. Вот и бастард не мог, поэтому просто плыл по мощному течению этой реки, изредка сопротивляясь и пытаясь хоть немного корректировать движения своими незначительными действиями. Единственный достойный поступок (да и то спорно), имеющий хоть какое-то значение и вес – это уговор с Королем-за-Стеной о спасении дяди и брата. Его попытка помочь в переговорах, стать третьей стороной, понимающий и Робба, и Манса, не увенчалась успехом, поскольку была практически сразу пресечена. Да, итог полностью устроил Джона, но его вклад в него был минимален. Бен Старк, Джон Амбер и кучка выживших северян отправилась к Стене, обещая передать условия сделки армии Севера. Смогут ли они добраться? А если да, то смогут ли уговорить Мормонта, Большого Джона Амбера и прочих открыть врата до части армии вольного народа? Опять же, никто этого не знал. И вот в этой изоляции, информационном вакууме, обнявшись с неизвестностью, огромная армии вольного народа с двумя северянами двигалась вперед, к Стене, понимая, что назад дороги нет.
Вольный народ шел настолько быстро, насколько мог. Орда одичалых была организована таким образом, что вся стотысячная армия была разбита на примерно равные части, которые двигались к Стене несколько разными путями, не сбиваясь в одну кучу. Это была вынужденная необходимость, объясняющаяся тем, что если армия мертвых уже очень близко, то всем лучше бы под нее не подставляться. Каждой группой руководил один из вождей одичалых, в каждую направлялось некоторое количество как бойцов, так и немощных стариков и детей. Между этими «отрядами» было налажено сообщение при помощи варгов, которые трудились без устали – постоянно осматривали территорию, проверяли, не произошло ли на кого-то нападение, словом, с разведкой у дикарей все неожиданно было хорошо.
Периодически, избегая труднопроходимых или предположительно опасных местах, отряды нагоняли друг друга, объединяясь в один, заодно обмениваясь провиантом и прочими необходимыми для выживания вещами. Это же и случилось этим днем, когда группу Тормунда, в которой находился Джон, нагнала группа Манса. Откровенно говоря, этому Сноу был рад, ведь именно с Королем-за-Стеной остался Робб – братьев вновь разделили сразу после совета, даже не дав нормально поговорить, затем бастарда отправили к Краснобаю, а вскоре и отправили прочь из Сурового Дома. Сыновей Эддарда решили отправлять в разных группах, чтобы, в случае чего-то непредвиденного, иметь хоть какое-то влияние на северную армию. К вечеру, когда настало время разбивать лагерь, Джон отправился вместе с Тормундом в шатер Короля-за-Стеной, надеясь на то, что брат там. К сожалению, его там не оказалось – обнявшись парой стандартных реплик с Мансом, Сноу узнал, что Старк не самый спокойный сосед, посему вождь вольного народа выделил ему свой небольшой шатер, находящийся в десятке шагов. Согласно уговору, Робба все равно должны были стеречь одичалые, чтобы тот, во-первых, не наворотил дел, во-вторых, не сбежал. Несмотря на взаимовыгодное соглашение, и Старк, и Король-за-Стеной не могли до конца верить друг другу, но пытались хоть как-то создать нечто, отдаленно похожее на доверие. Туда Сноу и отправился. Дойдя до нужного места, Джон, миновав дикаря, обязанного охранять Старка, а ныне греющегося у костра в компании себе подобных, проник внутрь внутри, бастард коротко оглядывается. Пусть и сооруженный наспех, но шатер был теплым, здесь было светло и даже можно было переночевать. Найдя взглядом Робба, сидящего на шкурах животных спиной ко входу, Джон пару мгновений молчит, но затем прерывает молчание:
— Робб, я могу пройти? – да, вот так, больше официально, нежели по-братски.
Но Сноу просто не знал, как себя вести. Он безумно был рад видеть своего брата, да еще и целого, он был рад тому, что он так близко, но вот что испытывал Старк? Во время переговоров Робб был достаточно жесток и категоричен к бастарду. Что же между ними теперь? Дружба или вражда? В этом северянин и хотел разобраться, придя сюда.

+7

3

Шаг, еще один, а затем еще сотня шагов, и так пока есть силы. Вольный народ не терял время впустую. Каждый день они преодолевали огромные расстояния, все двигаясь в сторону Стены. Манс не собирался тратить время зря. Король-за-Стеной как мог подгонял своих «подданных». Все, от малого до великого, стиснув зубы, сжав кулаки, боролись со снежными бурями и сугробами, пробиваясь к месту, что должно защитить их от смерти. Вот только так ли? Роббу хотелось верить в лучшее. Отец ни раз повторял ему, что Север – это одна огромная семья и Старки в ней за главных. Молодому Волку приятно было такое слышать. Семья для Робба в те летние деньки ассоциировалась с защитой и поддержкой, это была настоящая волчья стая! Но так было только в его голове. Ложь, обиды, недопонимания и собственные амбиции – вот что на самом деле скрывалось под улыбками и добрыми взглядами. Его собственный отец, вожак их стаи, тот, на кого Робб ровнялся и на кого так желал быть похожим, предал их, и можно прикрыться благородными мотивами, сказать, что он хотел, как лучше, но от этого мало что изменится: Эддард Старк врал своей семье, пятнадцать лет лжи и лицемерия. Разве так поступают в семье? Нет. От семьи не должно быть секретов, так ведь ему говорили, так учили. А Джон… Его брат, пусть не по крови, но по духу, лучший друг, тот, кому Робб рассказывал все-все и немного больше, как он только посмел завидовать Старку, почему? Нет, северянин понимает, в чем причина, но разве он мало сделал для Сноу, зачем же он так с ним тогда? Наверное, можно было все списать на бастардскую кровь и признать, что леди-мать была права, но все не так просто. Санса тоже предала его. Она хотела стать королевой, родить Джоффри прекрасных золотоволосых детишек, веселится на пирах и вдохновят рыцарей на подвиги, а не мерзнуть в холодном, тихом и сером Винтерфелле, и плевать, что кронпринц глупый трус, не прочь посмеяться над страданиями других, это Робб все выдумал, золотой олененок не такой. Да, это он позавидовал сестре, вот и очернил светлый образ принца! Если все так плохо в его настоящей семье, то что уж говорить о Севере. Чего только перепалки с лордом Родриком стоили! Впрочем, Старк продолжал верить в лучшее. Его вассалы далеко не глупые люди, должны понять, что сейчас не время и не место капризничать. В противном случае… Робб не хотел думать о смерти.
Привал. На сегодня идти больше не будут. Очень опасно, объяснил ему парень по имени Рик. Он один из всей «охраны», приставленной Мансом-Налетчиком к лорду Винтерфелла, который пытался казаться дружелюбным. Наверное, рассчитывает остаться на Севере после боя с мертвецами, вот из шкуры лезет, так пытается задружытся, увы, Старку на него плевать.
Поставив кое-как палатку (сил выравнивать все просто уже нет) и выслушав от дикаря очередную «интересную» историю, Робб поспешил отклоняться. Старк, если на то пошло, особо не горел желанием проводить в компании дикарей время. Они слишком странные. Половина хочет ему скальпель снять, ибо кто-то из его предков убил предков дикаря, половина насмехается, ибо такой смазливый, что Король Ночи себе в жены возьмет, а еще есть копьеносицы, с ними северянин предпочитает совсем не иметь дело. Очень странные и в своем большинстве очень страшные женщины.
Впрочем, сон не шел, так что Старк предпочёл в очередной раз задаться вопросом: а что дальше? За этим занятием его и застал Джон.
- В последний раз, когда ты так серьезно говорил, я узнал о своей свадьбе и твоем желании уйти в Дозор, - устало и как-то обреченно ответил Старк, кивая брату, дабы тот проходил. – Я так, понимаю, ты пришел, чтобы разобраться в том, что случилось в Черном Замке?
Наверное, со стороны тон «лорда» Старка выглядит очень смешно. Робб пленник, у него нет ничего, зато ведет себя, как настоящий Хранитель Севера. Гордый малый, весь в Талли.

+10

4

Фраза Робба вызывает у Сноу ухмылку. Не наглую и самодовольную, как у большинства представителей местной флоры и фауны, вроде Тормунда, а фирменную бастардскую – какую-то печальную, с нотками ностальгии, в которой так и читался пессимизм. Когда она появлялась на его лице, Джон еще так забавно отводил глаза куда-то в сторону, словно пытаясь увидеть бесконечность, заглянуть за край горизонта, словом, смотрел в пустоту. Такое практически дословно переданное красочное сравнение однажды выдала Арья, удивив бастарда своим лексиконом. Почему юноша так отреагировал? Потому что слова Робба сразу же ударили в одно из самых часто воспроизводимых в голове воспоминаний. Сноу тяжело выдыхает, делая пару шагов вперед, а затем, не особо церемонясь, плюхается на шкуры на некотором расстоянии от Старка.
— Знаешь, я часто вспоминаю тот вечер, - с какой-то привычной меланхолией в голове произносит бастард, устремляя взгляд серых глаз в стенку шатра. Парень не глядя стягивает с себя шерстяные перчатки, немного замешкавшись с левой – пусть ожог на кисти уже и прошел, но руку все равно приходилось постоянно разрабатывать, а та, в свою очередь, долго находясь без движений, затекала и не так охотно откликалась на действия, как здоровая. Бросив перчатки вниз, Джон ослабляет затянутые на груди шкуры, давая себе чуть больше воздуха. Параллельно он продолжает говорить: - Как я украл летнее вино прямо из-под носа кухарок. И как волновался, когда говорил тебе, что хочу уйти в Дозор. Вспоминаю, какие мысли витали в голове, хочется то ли смеяться, то ли плакать. Что с нами было тогда, а что стало сейчас.
На лице бастарда появляется грустная улыбка, а затем он кривится так, словно наступил в конское дерьмо. От воспоминаний было так мало радости, зато так много горечи – мгновенно, словно лавина, накатывали воспоминания следующих за тем вечером месяцев, а в них радости было еще меньше. Как забавно их жизнь изменилась в кротчайшие сроки, беззаботная пора закончилась, заменив себя непроходимым буреломом из проблем, разочарований и лишений. Бастард секунд десять молчит, постукивая по колену указательным пальцем, не давая эмоциям взять над собой верх. Затем юноша цокает языком, все же поворачивая голову в сторону своего кровного брата.
— Я пришёл к своему брату, а цель мне не важна. Если ты захочешь мне рассказать всё, что случилось, но теперь без спешки, то я буду рад. Если не захочешь – буду просто здесь сидеть.
Джон в кои-то веки даже не пытался думать о том, что он говорит. Во-первых, он уже устал взвешивать каждое отдельное слово или фразу, боясь наткнуться либо на непонимание, либо на агрессию. Во-вторых, седьмое пекло, это же Робб! Да плевать на то, что происходит, они же лучшие друзья, братья, неразлучные с самого детства. Кто-кто, а Старк всегда мог понять Джона, даже когда тот испытывал катастрофические проблемы с формулированием собственных мыслей и, тем более, с объяснением своих чувств. Бастард скучал по Роббу. Чертовски сильно скучал, потому что безмерно много дней провел в одиночестве, среди враждебно настроенных дикарей, вдалеке от цивилизации и родни, в вечной мерзлоте, где сильнейшие потоки ветра постоянно норовили вдарить посильнее. Словом, ничего хорошего не было. И вот теперь, когда рядом появился не просто близкий, а действительно родной человек, Сноу не хотел упускать возможность и терять его вновь.
— У меня было много времени подумать. Собственно, заняться больше было нечем. Я понимаю, если ты зол на меня за те слова, сказанные на совете, но я пытался как лучше. Я знаю обо всех рисках, я представляю, чем это все может для нас и Севера обернуться... Но я не вижу другого выхода, брат мой. Но я все равно хочу попросить у тебя прощения за то, что всецело не поддержал тебя, как это было раньше. Времена изменились, изменились и мы, - сказав это, бастард опускает взгляд вниз, смотря на свои руки. – Вот только что с нами стало? 
Бастард не хотел разводить здесь сопли, но начинать с чего-то надо было. Лучше сразу решить все недомолвки, чтобы потом попытаться нормально поговорить. Быть может, был альтернативный путь, но Сноу не видел его, да и не особо стремился его искать, если быть совсем честным.

+10

5

В шатре было не особо светло, так как одичалые не особо спешили делиться со Старком своим огнем. Наверное, так они хотели самоутвердиться, мол, глядите, у нас здесь светло как в день, а вот у лорда Винтерфелла – нет, или просто жадничали, возможно, дело в том, что кто-то из предков северянина убил предка одичалого и тот затаил обиду. С этим народом вольнодумцем всякое может быть. В прочем, Робб не жаловался. Его все-таки не держали в кромешной тьме. Света было достаточно, чтобы отличить плащ от рубахи, не напороться на меч (которого у Старка нет), донести еду ко рту и разглядеть все метаморфозы на лице Джона. Последним Старк сейчас и занимался.
Обычно, когда Сноу делает лицо «побитого щенка» Старка начинает пробивать на смех. Серьезно, так сложить губы и отвести взгляд не каждому дано! Как-то Теон сказал, что если бы Джон ходил в бордель с такой миной, то все девки давали бы ему просто так, ибо даже шлюхам не чужда жалость. Но Сноу не разделял любовь Грейджоя к времяпровождению в компании не особо глубокоморальных дев. Ну да ладно, каждому свое. Робб, к примеру, на этот раз старается вести себя сдержанно и холодно, как подобает лорду, но получается отвратительно. Он еле заметно улыбается, стоит брату заговорить о том злополучном вечере. Но на этот раз не так, как раньше, не на все тридцать два зуба, а только уголками рта и всего лишь на краткое мгновение. Он тоже помнит тот вечер. Вино были кислое, но хорошо шло под малоприятные новости, Старк злился на родителей и предлагал своему брату по духу земли, а Сноу что-то пел о мощи Тиреллов и своем пути. Забавные они тогда были. Мальчишки, которые пытались казаться взрослыми. Робб все бы отдал, чтобы вернутся в прошлое, и надавать этим юнцам подзатыльников. Не стоит спешить жить. Еще успеют поиграть в героев. Всему свое время. К несчастью для всех, прошлое не вернуть, а будущее не узнать. Есть только короткий миг под названием «сейчас». И это так ужасно!
Старк не перебивает Сноу, пусть, как всегда, ему есть что сказать и на что возразить. Он очень соскучился по этому меланхоличному голоску. Очень сильно. Робб даже не думал, что способен на такое. Когда отряд северян пробирался сквозь сугробы, мальчишка клялся всеми богами, что как только найдет потеряшку, то устроит ему такую битву за рассвет, что все его приключение за Стеной конной прогулкой вокруг Винтерфелла покажется. Робб хотел ненавидеть Джона, вычеркнуть его из своей жизни, но не мог и не может. Он его брат. Да, такой неидеальный, порой раздражающий и слишком правильный, но родню не выбирают. К тому же, сам Старк тоже далеко не подарок. Как только Сноу все эти годы его терпел?
- Тебе не за что извинятся, - с Джоном больше не говорил лорд Винтерфелла. Робб еще не раз примеряет на себя этот образ, если Старые боги будут добры к нему и войско дикарей все-таки дойдет к Стене. Сейчас это был просто Робб. Слишком вспыльчивый и порой не слишком умный, но добрый и отзывчивый мальчишка. – Ты поступил, так как считал нужным и это правильно. – Отец часто говорил, что лорд должен ценить не тех, кто говорит, то, что он хочет услышать, а то что лорд должен услышать. Нечто подобное сболтнул и король Роберт на одном из пиров, когда решил поделиться с наследником Винтерфелла житейской мудростью. А после он посоветовал всем, кто раздражает бить между глаз. Забавные были времена. – А вот я вел себя как настоящий лорденыш. Сам все хорошо понимал, но продолжал дуться и пыжиться, - здесь Старк, улыбаясь, посмотрел в глаза брата, как будто говоря, ты же знаешь, каким козлом я порой бываю. Хотел еще что-то добавить, но последняя фраза брата заставила притихнуть, опять насупив брови.
«Что с нами стало?», - повторил он себе. Еще в Черном Замке после той глупой драки Робб задался тем вопросом. Все хотел найти ответ, но как-то в его северную головушки ничего умного не приходит.
- Не знаю, Джон, - копируя тон брата, опустив голову, наконец-то выдавил из себя Старк. – Возможно, мы изменились, а может быть, мир и люди вокруг нас стали другими. – Роббу всегда сложно давался самоанализ, этот раз не исключение. – Но ясно одно, мы больше не мальчишки из Винтерфелла, - как бы этого не хотелось, - нам надо учиться принимать решения и нести за них последствия. И еще нам стоит постараться остаться волчьей стаей, а не шакалами, - он тяжело выдыхает, переводя взгляд на брата. Последующие слова Старк планирует сказать, глядя Сноу в глаза. – Джон, мне очень жаль за все, что я сказал в Черном замке. У меня был тогда тяжелый день, но я не должен был срываться на тебе. Те слова, мне очень жаль, что ты это услышал. Я не прошу делать вид, как будто я всего этого не говорил, а тем более  прощать меня, - кажется, Сноу говорил, что все это неважно и осталось в прошлом, но Старк знает, что это осуществить не так легко. Сказанное Джоном он все еще помнил, и это все еще оставляло неприятный привкус. – Я хочу, чтобы ты знал, чтобы не случилось, какой путь ты не выбрал, я всегда буду на твоей стороне, всегда пойму и защищу. Ты мой брат не меньше, чем Бран и Рикон. И ты остался моим лучшим другом, пусть даже принял сторону Манса.
Наверное, сейчас следовало бы обняться, но это уже слишком по-детски. Она же теперь мужчины! По меркам железнорожденных так точно.

Отредактировано Robb Stark (2018-06-17 10:10:16)

+13


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Что с нами стало? [Зачарованный Лес - 7.09.298]