Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Капризы погоды [Север. Белая Гавань. 27.06.298]


Капризы погоды [Север. Белая Гавань. 27.06.298]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


Капризы погоды
https://78.media.tumblr.com/c959ec33d8e5262ba16fbbeaf1e0fc89/tumblr_ouc2fmfFoK1vgy0cbo1_400.gif

Дата:
27.06.298 от З.Э.

Место:
Север. Белая Гавань

Действующие лица: Винафрид Мандерли и Тайлер Рован.
Краткое описание:
История о неудачно выбранном дне для конной прогулки.

Отредактировано Wynafryd Manderly (2018-05-21 15:05:44)

0

2

Все веселье, что царило в Винтерфелле во время свадьбы Робба Старка и леди Маргери Тирелл, плавно переместилось в Белую Гавань. Это не преувеличение. В какой-то степени это даже приуменьшение. Лорд Виман Мандерли сам по себе человек весьма веселый и дружелюбный, как любит говорить Галбарт Гловер, главный затейник Севера, поэтому не удивительно, что, не нагулявшись и не выпив достаточно вина в «сердце» Севера (ведь что это за свадьба, что только день была?), лорд Белой Гавани подумал и решил, что война войной, но поднять кубки за здоровье наследника Севера лишний раз не помешает. А дегустировать красное дорнийское в одиночестве – это верх невоспитанности и неуважения в первую очередь к себе, хорошо, что Флинты, Локки и Слейты всегда готовы прийти на помощь. И это чудесно! Винафрид очень хотелось доказать рыцарю из Простора, что Север не такой хмурый, как принято считать, а северяне не только думают о зиме, но так же не прочь поразвлечься, даже во время войны. А еще она очень боялась, что лорд-дедушка уж очень присядет на уши рыцарю. Да, порой Виман Мандерли бывает еще тем болтуном. Особенно если рядом есть тот, кто еще не слушал историй о кракенах, северянах на турнирах и прочих безумствах, которые творили лорды самого холодного королевства, когда не были обременены семьей и долгом. Впрочем, от последнего сира Тайлера Рована даже Флинты не спасли. Как особенно важного гостя, уроженца Золотой Рощи лорд Белой Гавани приказал посадить за главным столом по левую руку от себя, Винафрид с сестрой и леди-матерью сидели по правую. Собравшиеся гости тут же пустили слух, что все это не просто так и никакого союза с Карстарками не намечается, но никто из Мандерли сплетням особого значения не уделил. Особенно Виман Мандерли. Уж больно увлекся беседой. Всем ему хотелось рассказать, показать, самому узнать, а еще напоить, накормить и развеселить. Вин даже за столь бурную деятельность дедушки стало стыдно. Она же обещала показать сиру Ровану Белую Гавань и устроить прогулку заливом, а не закормить до смерти. Но что поделать, она же предупреждала гвардейца, что порой северяне бывают излишне заботливые.
Выход в море не состоялся и на третий день. С самого утра, когда гостьи Нового Замка собрались за утренним столом, Родрик Флинт разродился гениальной мыслей. Он предложил устроить турнир. Маленький, но все-таки турнир. «Как у южан». На удивление Вин, идея быстро нашла поддержку среди северян. Больше всех загорелись глаза у лорда-дедушки, который тут же бросил рыбный пирог и побежал раздавать указы, приказы и советы. Он же когда-то на турнирах был, участвовал, значит, толк знает. Но что-то где-то на каком-то этапе организации пошло не так, и первый северный турнир превратился в обычную общую схватку. Не самую интересную. Не то чтобы Винафрид особо в них разбирается, она, если бы кто спросил, запретила бы эти бессмысленные побоища. Вот однажды их посетили Амберы, ох, Семеро, уберегите дикарей от кулака лордов Последнего Очага. Вечером, когда все участники «первого северного турнира» побитые, помятые, но довольные собрались в Чертоге Водяного, Винафрид все-таки решилась поговорить с лордом-дедушкой. Она придумала идеальную аргументацию, почему ей тоже стоит выйти в море, когда тот же неугомонный Родрик Флинт опять родил очередную идею. Кто-то кому-то сказал, что в угодьях Мандерли видели королевского оленя с воооот такими рогами, естественно все тут же собрались его поймать. Вернее, завтра, а сегодня надо отдохнуть.
***
Винафрид не любит охоту. Она не понимает, что может быть интересного в созерцании, как стая собак раздирают зайку или оленя, но отказ на этот раз не принимался. Во-первых, лорд Виман решил остаться в замке и не портить молодежи веселье своим присутствием, а во-вторых, Вилла решила тоже ехать, а септа слегла с простудой, значит, роль няньки должна исполнять старшая сестра.
- Лиесса не отходит от него ни на шаг, - недовольно пробормотала Вилла, когда вся веселая компания зашла вглубь леса. И как только они собираются оленя ловить? Они же своими криками всю живность распугали. Даже если королевский олененок и был, он давно ускакал в земли Болтона. – Удивительно, как она с ним еще вино с одного бокала не распивала.
Вин машинально посмотрела назад, где в компании Рикарда Вулфилда и его старшей дочери, Лиессы, шел рыцарь из Простора. Родственники леди-матери уже гостили в Белой Гавани, когда Мандерли вернулись домой. Что совсем не удивительно. Лорд Рикард, сколько Винафрид себя помнит, больше времени проводит в Новом Замке, чем в собственном. Но вот Лиесса… С этой девицей старшая внучка лорда Белой Гавани никогда особо не общалась. Когда им было по пять, дочь лорда Вулфилда обзывала Винафрид гусыней и овцой. Когда подросли, набросала ей в волосы репейников. А еще у них не сходились интересы, и Винафрид теряется на фоне высокой, фигуристой и золотоволосой кузины. «Мы с тобой, как Эшара Дейн и Элия Мартелл», - время от времени любит говорить Лиесса. Вин с таким утверждением была согласна только наполовину. Лиесса красивая, но не отзывчивая. А леди Эшара Дейн ведь была чуткой и совсем не заносчивой.
- Думаю, она всерьез собралась стать леди Золотой Рощи, - не утихала Вилла, - Вот же коза!
- Она твоя кузина, - попыталась утихомирить сестру Вин.
- Это не мешает ей обзывать тебя кухонной замарашкой и гусыней в его присутствии, - сестренка опять кивнула в сторону рыцаря из Простора.
«Прости, что?». Мандерли пыталась себя вести сдержанно и не обращать внимание на столь глупую девочку, но это уже слишком!
- Подслушивать нехорошо.
- А я не подслушивала, просто кое-кто слишком громко говорил вчера во время танца.
Винафрид тяжело вздохнула. Такое поведение кузины совсем опрометчивое и неправильное, но ведь не устраивать скандал сейчас? Уж нет, она поумнее всяких золотоволосых девиц. Гусиная, но умная!
Наконец-то охотники заревели в рожки. Беседа тут же прекратилась, Вилла заерзала в седле, пытаясь понять, что происходит. Флитны, как самые нетерпеливые двинули вперед, остальные последовали их примеру. Но не Винафрид. Она не собиралась участвовать в этом безумии, так что воспользовавшись общей неразберихой, направила лошадь в абсолютно противоположную сторону.
- Давай, Песня, быстрее.
В седле Винафрид держится хорошо, получше всяких северных леди Дейн. Так некрасиво говорить, но Лиессу так шатает, как будто она пьяненькая. Впрочем, все может быть.[AVA]https://78.media.tumblr.com/d1da4613240f629ff8b315f5efa28174/tumblr_p95c3aIs0e1s6455do1_250.gif[/AVA]

Отредактировано Wynafryd Manderly (2018-05-22 23:11:53)

+9

3

   Да уж, лорд Белой Гавани любил шумную компанию, в которую не пойми как затесался сир Рован. Были в основном старики или юноши лет на пять младше, а еще множество леди, которых привозили на смотрины в Винтерфелл, как это заведено. Среди всех этих людей сильно выделялся Рован, который, хотя и сменил свой белый плащ на черный, а красивый камзол на невзрачный кожаный колет и грязно-белую дорожную рубаху, получил много незаслуженного и ненужного внимания. Это раньше вокруг него было много рыцарей, более статных и харизматичных, а сейчас он остался один-одинешенек в компании юнцов, мечтающих о славных подвигах, и дам, мечтающих о прекрасных принцах. Может, Алан это специально? Тайлер попросил капитана отпустить его в Белую Гавань после той драки с Карстарком, и тот неожиданно быстро (для упертого и веселого Крейна, разумеется) согласился. Видимо, знал, что такая свита похуже пытки, особенно на узком пространстве корабля. Он ведь многое повидал и многое почувствовал на себе, он точно знал! Они плыли к городу чуть меньше суток, и от желания прыгнуть в воду и утопиться спасало только общество мудрого лорда Вимана и умной леди Винафрид, которые слишком не приставали с вопросами, зато рассказывали много чего интересного. Хотя, Тайлеру почему-то казалось, что юная Мандерли все же слегка обижена на рыцаря, несмотря на то, что он извинился за свое поведение еще тогда, в Винтерфелле. А может, она была раздражена чем-то другим, но совсем чуть-чуть. Тайлер никогда не умел расшифровывать чужие мысли.
   Но покуда они были на Белом Ноже и совсем небольшой компанией, было даже весело. Он успел спеть что-то лирическое Винафрид, послушать ту самую замечательную историю с лордом Виманом и лордом Рикардом за три месяца до Харренхолльского турнира и подружиться с Клеем Сервином. Это был четырнадцатилетний наследник замка Сервин, смышленый и не по годам рассудительный парень, тоже неясно как здесь оказавшийся. То ли его приманила красота Виллы, сестры Вин, то ли его отправил отец, Рован так и не понял. Но зато он был не против поучиться фехтованию, и вместе с ним прямо на борту они умудрились сделать это и скрасить пару часов ожидания. Еще он просил научить его играть на арфе, но рыцарю не хватило терпения для этого. В общем, забавный парень. Наверное, они могли стать друзьями.
   Однако веселье почти закончилось, когда обстановка сменилась с корабельной качки на замковые стены. На пиру в честь прибытия Тайлера затанцевали все леди, пытались победить в «перепей меня» все лорды (но он скромно отказывался), особенно владетель Гавани, пытались обыграть в кости гвардейцы и сыновья лордов. Правда, почти все время приходилось быть почетным гостем и сидеть прямо рядом с Виманом Мандерли, который изрядно выпил и рассказывал некоторые истории по второму разу. Винафрид, к сожалению, сидела ужасно далеко, и от скуки ему помогал только разговор с Лиессой Вулфилд, красивой кузиной дочерей сира Вилиса, которая занимала место по левую руку от рыцаря. К сожалению, в наследницы ее явно не готовили, как и не учили читать умные книжки, но в чем-то она была интересной. Правда, она уж слишком была навязчива и безманерна, что раздражало рыцаря. Нет, она была хорошей леди, умела танцевать и делать все эти реверансы, умела учтиво и правильно говорить, но все же вызывала отвращение у рыцаря тем, что нагло обзывала сестер Мандерли глупыми и страшными гусынями, и еще кем-то, он особо не вслушивался. Это резало слух, вкупе с ее противным смехом после таких слов. Но Рован был воспитанным и учтивым юношей, и старался не заострять на таких разговорах внимания, переводя его в другое русло. Но леди Лиесса, видимо была не слишком умной, раз решила, что можно заработать благосклонность одного рыцаря, поливая грязью свою «конкурентку». Или она была просто сплетницей. Впрочем, она также была красива, грациозна, умела строить разговор, и много рассказывала, а Тайлер слушал. Однако потом на уши ему приседал Виман Мандерли, когда он отвлекся на разговоры с Ондри Локком, его перехватывала Лиесса, а если их не было поблизости, то находился кто-нибудь ещё, кому не терпелось накормить-напоить рыцаря и расспросить его об отце и Просторе. И потом все начиналось снова. Просто ужас. Даже Сервин его бросил в одиночестве, пока о чем-то щебетал с Виллой. Винафрид, насколько мог понять Тай из их «игры в гляделки», уставала еще больше, ведь она была еще и хозяйкой здесь, в Чертоге Водяного. Но вездесущая Лиесса не давала ему даже приблизиться, как бы невзначай крутясь рядом, громко веселясь от каждой его шутки и каждый раз делая что-нибудь нескромное. В очередной раз она то поправляла воротник дублета, то дотрагивалась до носа, то предлагала выпить вина («Как жаль, что рядом один бокал!»), и все специально на глазах у Винафрид, так что краснеющему юноше становилось жутко неудобно. Он ведь яблоня, а не рябина. Хотя, рябина ведь древо любви.

   Даже на третий день не удалось уединиться. Он тоже начался пиром, но Тайлер точно не выдержал бы очередные гуляния от заката до рассвета. Нет, конечно, ему было бы весело, если бы он пил очень много, как остальные рыцари, лорды и владетели, но он не желал позорить себя, если вдруг переборщит с вином. Тем более, что рядом были наблюдательные менестрели, которые каждую чужую ошибку были готовы воспеть в своих «смешных» песнях, а юноша был в самом видном месте и под пристальным вниманием почти всех в Чертоге. Но, если честно, на него не слишком хорошо действовал алкоголь, разум почти никогда не туманило, но в последнее время Тайлер плохо ел и решил не рисковать. Просто он не любит рыбу, кальмаров и прочее, а кроме этого оставались разве что пироги с мясом и фрукты. Но! Произошло чудо! Кому-то в голову пришло устроить турнир. Все поддержали эту идею и стали готовиться, а сиру Ровану, как главному знатоку всех правил, поручили организацию. Ну, то есть ходить везде с Виманом Мандерли и давать указания что и как делать. Так как участников было не слишком много, то управились быстро, и Рован уже днем отмерил шаги на арене, рассказал всем современные правила Простора, а к вечеру провел жеребьевку. Новый замок, конечно, был не самым большим в королевстве, но место для подобия арены нашлось. На стенах и балконах вокруг рассадили леди и других сочувствующих. Но никто не мог запомнить, как и почему нужно выступать, и как так получилось, что кто-то сражается против одного, а не другого. Ужасно. В итоге лорд Виман приказал сделать общую схватку, чтобы слишком сильно не ворочаться с ворчливыми лордами. Получилась некрасивая бойня, в которой победил, разумеется, Тайлер, но дарить венок королевы любви и красоты было некому – слишком получилось кроваво и страшно на вид, так что все леди разбежались. Но зато все были ужасно довольны, особенно Рован, так как день прошел интересно и познавательно. И почти без нудных разговоров. Правда, теперь болела ключица и левая рука, и повсюду были синяки, но это не страшно. Маленькая плата за день веселья.

   А на четвёртый день, то есть сегодня, Старые и Новые Боги ответили на его молитвы. На очередном утреннем пиру кто-то из Флинтов (как сказала Лиесса) предложил сходить на огромного оленя. Или оленя с огромными рогами. Лесов в окрестности города было немного, поэтому шли чуть ли не до Рогова леса, хотя было и не слишком далеко. Все те, кто вчера были довольными и помятыми, сегодня были просто помятыми и уставшими, но лорд Виман этой идеей загорелся, хотя в итоге и не поехал – на нем не сошелся охотничий дублет. Старшим над охотой стал кузен лорда Белой Гавани, как самый опытный, а старшим над леди – Тайлер, как самый порядочный и молодой. Последнее очень устраивало юношу и не устраивало Рикарда Вулфилда с Лиессой. Они были какими-то мелкими лордами-вассалами Мандерли, или вообще Болтонов, но Вилла считала, что они хотят обыграть хорошую партию с ним, Рованом. Нет, он, конечно, не имел ничего против кузины леди Мандерли, она была красивой и высокой (всего на дюйм ниже шести футов, тогда как Рябина на два выше), выглядела точь-в-точь как истинная леди, но если бы ему нужна была красота, то он бы женился еще в Просторе на какой-нибудь даме из Эпплтонов или Эшфордов. Но Лиесса все равно крутилась рядом с Тайлером и пресекала все его попытки общения с Винафрид. Интересно, а она обиделась? Вилла на этот вопрос ничего не ответила. Вулфилд, надо признать, действовала аккуратно, и все время получалось, будто рыцарь сам желает быть в ее обществе. То он носит ее на руках (у леди кровоточила нога, неаккуратно наступила на ветку), то держит за руку (когда они шли пешком, земля попалась холмистой, и леди боялась упасть), то громко смеется над ее шутками (ну тут да, было правда смешно), и так далее. Весело получалось. Звала его Винафрид, а окружают Вулфилды. Какие же они приставучие.
Зачем вы постоянно глядите на нее? – прерывает рассказ о своем замке Лиесса, и обгоняет рыцаря, чтобы поглядеть ему в глаза. Он отворачивается и смотрит под ноги коню. – У этой гусыни уже есть…
   «Потому что я к ней в гости приехал, а не к тебе».
Потому что их дедушка попросил, – отрезает Тайлер. Не терпел он таких слов, да говорившихся за спиной. Ее отец ехал чуть впереди и не слышал этого о своих племянницах, а то точно бы поставил доченьку на место. Или он просто не замечал? Забавно.
Но как же...
   Лиесса хочет еще что-то добавить – наверняка то, что Винафрид место среди кухонных замарашек, – но ее очень кстати прерывает шум рога вдалеке. Он был протяжный и заунывный, не такой громкий, как медный рог Тайлера, но и не такой холодный. Наверняка заметили след оленя. Рован пришпоривает коня и спешит за всеми вперёд, но тут он вдруг видит, как Винафрид вдруг исчезает и ведёт лошадь совсем в другую сторону. Тайлер закатывает глаза и выдыхает, а после разворачивает коня и спешит уже за ней. Ведь наделает глупостей. Вечно с ней все не так, как должно быть. Рыцарь в два счета догнал бы Винафрид, но она сворачивает в какие-то непонятные дебри чуть в стороне от дороги. Но бы даже и не подумал свернуть с дороги, если б случайно не замедлился и не услышал ржание лошади леди Мандерли. Но когда он всё-таки идет на голос, то проходит мимо высоких деревьев к большой поляне, где пасется одинокий конь. Да уж, весело. Тайлер тоже спешивается и, оглядываясь вокруг, сладко запевает:

Ты так красива, так нежна!
Ты так приятна, так нужна!
И встреча будет так сладка,
Когда услышу вдруг слегка
Твой голос звонкий.
Чудесно думать о тебе!
Русалка! Рыбонька! Ты где?

   Рован на ходу переделывал одну рыбацкую песню, так что получилось несколько коряво, но под струны арфы все легло бы хорошо. Жаль, что под рукой был только лук! Но он ожидал, что такие строки заставят леди появиться. А то ведь все волноваться будут.

Отредактировано Tyler Rowan (2018-05-24 20:53:46)

+10

4

Первые два дня для Винафрид действительно оказались аду подобными. Организовать внезапный пир это только кажется легкой задачей. Действительно, что там мучаться, только команды раздавать. А как же! Надо продумать посадку гостей, количество еды и напитков, веселье, а еще контролировать, чтобы прислуга все выносила и заносила вовремя, чтобы никто не скучал или уж слишком не перегибал с весельем, и столько еще мелочей, что голова кругом идет. Но Винафрид, кажется, неплохо справилась (если не брать во внимание то, что главный гость почти ничего не ел). Септа ее даже похвалила. А затем пожурила. За этими заботами юная Мандерли совсем забыла об леди-матери, а ведь она бедняжка все это время сидела совсем одна в Новом Замке. Нет, Вин не настолько ужасный человек, что после возращения даже с ней не заговорила, просто уделила не слишком много времени (не разорваться же ей!). Естественно, она попыталась все исправить на третий день, у нее как раз высвободилось несколько свободных часов, пока лорд-дедушка в компании сира Рована приводил в порядок «турнирное поле». Винафрид даже попросила Равоса испечь ее любимый ежевичный пирог, но все зря. «Больней, чем быть укушенным змеей, иметь неблагодарного ребенка!», - только и сказала ей леди-мать, а затем хлопнула дверьми своих покоев. Это огорчило Винафрид больше, чем все попытки Лиессы очернить ее. Кузина просто немножко глупая девушка, а вот леди-мать… «Что же она такого сделала ужасного?», - этим вопросом Мандерли задавалась весь день и вечер, пока Вилла, когда они перед сном пили мятный чай и делились впечатлениями от всего происходящего, не поведала, что матушка хотела быть хозяйкой пира, а лорд-дедушка опять поручил все «своей любимой внучке».  И ради этого стоит обижаться?! Винафрид была очень огорчена. Отношения с леди-матерью у нее всегда были слегка холодные, но это уже слишком! Ей, как любой другой девочке, хочется хотя бы немного материнского тепла, а в ответ только упреки и негодования. Наверное, еще поэтому Вин увязалась в эту авантюру с поимкой оленя. Находиться в одном замке с недовольной леди Леоной, в девичестве Вулфилд – это еще то испытание. Еще Вилла была убедительной. Хитрюга подкупила сестру своим: «пойдем посмотрим, как наша кузина будет на яблоню запрыгивать». И ведь действительно было на что посмотреть.
Вилла не ошиблась, когда сказала, что кузина постарается залезть на яблоню. Только Винафрид насчитала два раза, когда Лиесса оказывалась на руках у гвардейца леди Маргери Старк. А ведь она не особо за ними и следила. Мандерли было интересно в компании сестры и других гостей. Как оказалось все Сервины очень любят поболтать. И слегка хвастунишки. Клеем Сервин так точно. Юноша слегка заболтался, так хотел понравиться Вилле. А мог и не придумывать историю об собственноручно убитом кабане, сестренке и так было хорошо в компании  наследника лорда Менджера. Настолько, что почти перестала обращать внимание на старшую сестру, кузину и одного очень хорошо воспитанного рыцаря. Мандерли все еще было горько от слов кузины, но не из-за этого она направилась совершенно в другую сторону, когда заиграли охотничье рожки. Ей просто не хотелось принимать участье в охоте. Конечно, вряд ли сегодня удастся поймать оленя (девушка молилась Семерым, чтобы несчастное животное ускакало подальше), но все-таки лучше без нее (Лиессе так точно). А еще Вин просто хотела побыть наедине, чтобы разобраться во всем, что произошло за эти четыре дня.  Жить в хаосе ей никогда не нравилось. У всего должно быть свое место и предназначение. Впрочем, не долго времени ей удалось провести наедине.
Винафрид привязала Песню к дереву, сама же пошла на полянку, которую отыскали Вилла, когда они в последний раз гуляли в этих местах. В собственных угодьях внучки лорда Белой Гавани хорошо ориентировались, часто они скакали вперед, заставляя гвардейцев и септу глотать пыль. Если можно было, Вин совсем оставляла бы гвардейцев в замке, ведь в родных краях ей ничего не угрожает. Но у мужчин всегда на все свое мнение, с которым дамам не пристало спорить. Поэтому и только поэтому, услышав каким интересным способом ее решил поискать сир Рован (его голос уже можно узнать из тысячи), Вин предпочла все-таки показаться.
- Красивая песня, - с улыбкой, но холодом в глазах ответила ему Винафрид, направляясь к своей лошадке. В руках у нее были незабудки. Их Мандерли успела насобирать, когда была одна. – Но леди Лиесса не русалка, она… - мешок шерсти? Овца? О, нет, Вин такое говорить не будет. Пусть за гусыню ей все еще обидно. – Вулфилд.
Да, надо признать, Винафрид немного обиделась на Тайлера. Он мог хотя бы сделать глупой девушке замечание, а не смеяться над ее шутками и не пить вино с одного бокала. Неужели южане действительно столь лицемерные, как об этом любят говорить на Севере? Ей не хотелось в это верить. Лиесса бывает очень назойливой, Вин даже сказала бы, Тай не первый такой несчастный рыцарь. Даже сир Локк не сумел сбежать из ее общества. Но даже пронимая это, Мандерли неприятно и обидно. Совсем немножко.
- Простите, что из-за моего вероломства вам пришлось оторваться от охоты, - и снова ничего кроме холодной учтивости. Вин даже не смотрит в сторону рыцаря. Она слишком занята украшением гривы своей лошадки. – Но вам не стоило так беспокоиться, я хорошо ориентируюсь в местности, можете возвращаться. Вас, наверное, заждались.
Где-то вдали все еще слышны довольные вопли и топот от десятка лошадей.  «Не поймают они сегодня оленя».[AVA]https://78.media.tumblr.com/d1da4613240f629ff8b315f5efa28174/tumblr_p95c3aIs0e1s6455do1_250.gif[/AVA]

Отредактировано Wynafryd Manderly (2018-05-26 20:45:16)

+9

5

   Рован заканчивает петь и пытается получше осмотреться. В лесу сильно пахло сыростью и гниением, но насекомых, на удивление, вокруг витало мало; наверное, все увязались за охотниками, наделавшими много шуму. Тайлер решает подойти к лошади непослушной Мандерли, чтобы начать поиски оттуда. Конечно, едва ли его можно назвать хорошим следопытом, но в той или иной мере он умел читать следы. Тем более, что земля тут была мягкой и влажной, да еще и щедро покрытой мхом. Охотники не останавливались уже довольно долго, так что бедные животные смело стали поедать все вокруг, что казалось им съедобным. Поэтому рыцарь и не стал привязывать своего коня. И еще потому что он был очень послушным, как раз подходящим для того, чтобы идти на охоту. Но пока он скакал туда-сюда, гадал, куда делась леди, и пел свою песню, лошадь Винафрид успела по чуть-чуть объесть все вокруг да еще и хорошо потоптаться на месте, так что не сразу и поймёшь, куда решила двинуться Винафрид. Конечно, рыцарь бы разобрался, что к чему, но на это нужно было время – то самое, за которое девушка затаилась бы где-нибудь в колючих кустах. Хотя зачем ей бежать ото всех было совсем неясно – может, напугала возможность увидеть убийство оленя? Так это вряд ли случилось бы. Зверь был быстрый и чересчур пугливый, так что даже Тайлер издалека промахнулся бы. Даже – потому что на праздник в Белую Гавань съехались в основном юнцы, которых еще не брали на войну, и старики, которых уже не брали на войну; хотя с Бенфредом Толхартом на турнире пришлось попотеть, а на стрельбище Тая почти догонял Кайл Вулфилд, брат Лиессы. И все же, леди должна была понимать, что на охоту они едут не просто оленя погладить, как делали это рыцари в сказках. И она это понимала, но всё-таки поехала. А теперь сбежала, ничего никому не сказав. Мало ли, кто обитал в этом лесу! Вдруг какие-то браконьеры, или медведь, или еще кто? Глупая, наивная девчонка!
   Когда Тайлер уже начал определять, где мох прижат сильнее и где есть отпечатки сапог, вышла сама виновница. Юноша повернулся, поднялся и выровнялся, по привычке отряхнув колени, хотя, конечно же, едва ли их замарал. Вышла Вин совсем не оттуда, куда, на первый взгляд, вели некоторые следы. Ну что же, не пришлось петлять среди гвардейских сосен в поисках этой русалки. Повезло, что тут Рован победил хитростью.
Спасибо, – с легким поклоном отвечает рыцарь, глядя на проходящую мимо него девушку. Она говорит с подчеркнутой вежливостью и держится довольно холодно, даже не смотрит на южанина – на лицо явные признаки обиды. И она даже сказала, на что. Рыцарь же принимает правила игры и говорит не менее холодно. – Мне показалось, леди Лиесса ускакала совсем не сюда.
   Тайлер ведь совсем не виноват, что она все время рядом с ним. Она прямо-таки стремилась забрать все внимание рыцаря себе, не давая ему ни шагу ступить без ее компании. И старалась при этом хоть редко, зато метко очернить внучку лорда Мандерли, хотя куда чаще что-нибудь рассказывала или с интересом слушала. Вилла сказала, что это потому, что Тайлер слишком красивый, но не так уж часто смотрит в ее сторону, да еще и совсем не с тем взглядом. Любые же замечания успокаивали Вулфилд максимум на часок, а потом попадалось что-то, что ей не нравилось, и она как бы вскользь плохо поминала Винафрид. Явно была у них (или только у Лиессы) какая-то война. Тем не менее, ее предметом рыцарь быть совсем не желал.
   Та-ак, стоп! А какое вообще дело Винафрид до того, с кем он там шутки шутит и вино распивает? С чего бы ей вообще обижаться? Да, это она звала его в гости, но он проводил с ней время – общался во время банкетов и после турнира, заходил в покои, спасаясь от леди Вулфилд и прочее. Да, возможно, недолго. Но ему дали ясно понять, что жених у леди Белой Гавани уже есть, и стоит вести себя аккуратнее. Помнится, что-то такое говорила и сама Мандерли. А теперь, значит, она на него обижается за то, что он с Лиессой? В голове не укладывалось… это что, ревность? Вряд ли. Сколько они не разговаривали, Тайлеру леди редко дозволяла перешагнуть границу учтивых разговоров, а если и позволяла, в этом не было видно ни капли любви или чего-то такого. Или кое-кто просто хорошо маскируется. Но это не значит, что Рован должен был каким-то магическим образом узнать, что леди Белой Гавани не нравится, что ее гость полностью не занят только лишь ею. Он ведь отступил, не желая ставить ее в неловкое положение, но она всё-таки обижается. Странные эти девушки.
Прощаю, – саркастически отвечает Тайлер, глядя на яркие голубые цветы в ее руках. Цвет был красивый и ледяной, как и Винафрид. – Мы еще успеем вернуться.
   Где-то далеко звучали крики и топот, но догнать бы их парочка еще успела. Да и вряд ли олень побежит все дальше, в земли Хорнвудов; скорее, будет петлять меж деревьев, уводя охотников то в одну сторону, то в другую. Им попался какой-то на редкость умный олень, даже странно, что он не белый.
Конечно, заждались, – с раздражением произносит Тайлер. Заждались, чтобы в очередной раз что-нибудь рассказать. Если не Лиесса, то ее отец, если не он, то Ондри Локк или какой-нибудь другой северянин. Все пытались поделится чем-нибудь важным или поспрашивать что-нибудь о юге. Он их понимал: всё-таки не каждый день новые лицо встретишь, да и истории были действительно интересные, но он уже устал. Новый Замок был мал по сравнению с Винтерфеллом, и спрятаться там было совершенно негде, так что приходилось терпеть. Но сейчас было тихо. Даже уши отдыхали. – Но не бросать же миледи одну в лесу. Вы разве не боитесь волков, медведей или разбойников?
   Конечно, земли Мандерли или вышеупомянутых Хорнвудов не то чтобы кишмя кишели всякими преступниками и охотниками-браконьерами, но, как говорит лорд Крейн, шанс такой опасности допускается. Будет очень неприятно, если главную драгоценность Вимана Мандерли украдут у него же из-под носа. Или вообще убьют. Она, может быть, девушка смелая, но одним кинжалом от волчьих зубов да острых когтей не отобьешься.
Я никуда не уйду без вас. Ваш лорд-дедушка поручил мне присмотреть за вами, а это очень трудно сделать, если миледи не окажется рядом, – серьезно, без тени улыбки проговорил Рован. Вообще-то, ему еще надо и за Виллой приглядеть, но там найдутся помощники. Вернее, помощник. Клей Сервин оказался юношей самоуверенным, а младшая русалка более разговорчивой и менее неприступной, чем ее старшая сестра. Хотя она была такой же бойкой и упрямой, даже, наверное, поболее, в силу возраста. Сервин, похоже, тоже еще намучается. Но вдруг у них что-нибудь получится? За их отношения Тайлер переживал даже больше, чем за свой любовный… хм, квадрат. По крайней мере, у них все проще и яснее.

+9

6

Винафрид не стремилась завладеть вниманием сира Рована полностью. Это глупо. А еще утомительно. Мандерли знает, о чем говорит. Однажды ей пришлось сидеть на одном пиру рядом с Джейни Пуль. Она ничего плохого не хочет сказать о дочери стюарда Винтерфелла, Джейни очень милая и веселая, но все-таки беседы о рыцарях и нарядах приглашенных дам ее изрядно утомили. Если на то пошло, Вин, как бы сказала Вилла сейчас, слегка странная. Когда няньки в детстве рассказывали о том, как рыцари, дабы доказать леди своего сердца серьезные намерения, сражались с драконами, переплывали моря в поисках столь прекрасного цветка, как их возлюбленная или уходили в Ночной Дозор ибо не нужна им жизнь без любви, девочка только морщилась, считая дам, которые бросают возлюбленных на растерзание опасности и смерти во имя своих странных желаний, глупышками и ужасными эгоистками. Разве любовь такая? Нет. Для Винафрид так точно. Когда-то в один теплый летний вечер, когда заняться было совсем нечем, она раздумывала над тем, что такое любовь. Вернее, тогда в Новом Замке гостили Уайтхиллы. И пока лорд-дедушка в компании отца, лорда Ладда Уайтхилла и его сыновей обсуждали свои важные мужские дела, кажется, спорили о том, где лучше закупить ткань для парусов, девочки щебетали о чем-то своем. Гвин тогда по уши была влюблена в одного из Флинтов, так что не удивительно, что разговор из обсуждение украшений и цветов плавно перешел в более романтическое русло. Гвин тогда всматриваясь куда-то за горизонт мимолетно, очень задумчиво поинтересовалась, что для сестер Мандерли любовь. Вилла, естественно, с радостью подхватила тему. Младшая внучка лорда Вимана Мандерли тут же начала говорить о песнях под балконом, прогулках под звездным небом и «это когда жить друг без друга не могут». Винафрид тогда очень внимательно слушала сестру, особенно в том моменте, когда младшенькая начала говорить о поцелуях столь страстных и частых, что от них губы должны болеть. Вин было тогда безумно интересно, откуда двенадцатилетняя девушка столько знает о прикосновениях, от которых мурашки по всему телу и взглядах, способных растопить Стену. Наверное, она бы задала столь волнующий ее вопрос, но Вилла, хитрюга мелкая, ее опередила. «Взаимопонимание», - тогда проговорила старшая внучка лорда Мандерли отчего заставила подруг только разводить руками и шутить, что кто-то уже старушка.
С той беседы прошло немножко больше года. Винафрид забыла о ней и, наверное, никогда не вспомнила, если не тот злополучный танец в Винтерфелле.
С сиром Рованом им не сразу удалось найти общий язык (наверное, в чем соль слов о червивых и недозрелых яблоках рыцарь все еще не понял), но это только в сказках прекрасный рыцарь на белом коне сразу из толпы прелестных девушек может увидеть ту единственную, которая полюбит его, а леди с первого взгляда понимает, что перед ней тот самый юноша, что станет отцом ее детей и верным супругом. В жизни все не так просто. Порой приходится терпеть, молчать, объяснять и закрывать глаза, дабы найти точки соприкосновения. Это нормально, и Мандерли готова была к такому повороту судьбы. До встречи с Тайлером.
Не думала будущая леди Белой Гавани, что когда-то ей придется познать, что такое дуэль между разумом и сердцем. Влюбчивостью она никогда не страдала. Да это просто влюбленность! Болезнь, которую надо излечить на ранних стадиях. Поэтому Винафрид ведет себя столь холодно и при каждом удобном случае напоминает о Карстарке. Если бы она знала, что все так будет, то в жизни не подошла к Тайлеру на пиру.
Никто ее еще так не понимал, как рыцарь из Золотой Рощи. И это ужасно! Она же обещанная другому. Как она теперь сможет влюбиться в Харриона. И зачем только она позвала сира Тайлера в Белую Гавань?! Мало того, что сама мучится, так еще и рыцарю несладко приходится. Бедняга, наверное, очень устал от этих непонятных северян. А Винафрид ведет себя хуже всех: сначала проявляет интерес, затем отстраняется, а под конец еще обижается. Глупая она. Семнадцать лет уже, а ведет себя как дитя малое. И как только сир Рован не махнул на все эту рукой и не ускакал в Винтерфелл? На мгновение Мандерли подумала, что дело не только в хорошем воспитании гвардейца леди Маргери, но столь же быстро отбросила эти мысли. Не стоит давать сердцу приглушить голос разума.
- Я боюсь только змей, - все еще с прохладой отвечает Вин, продолжая стоять к рыцарю спиной. Может показаться, что юная леди больше заинтересована собственной лошадей, чем беседой, но это далеко не так. Она слышит, как переменился голос собеседника. Ей не надо оборачиваться, чтобы понять, что сейчас рыцарь злится. На нее? Она же совсем не хотела задеть чужую гордость. Наверное, стоит принести свои извинения. Но Мандерли почему-то это не делает. Зато она отвязала лошадь. Песня, почувствовав свободу, тут же мотает головой и все цветы, которые так аккуратно вплетала девушка оказываются на земле. Вин на это не обращает внимание. Она наконец-то оборачивается к гостю, слегка поднимая голову, дабы заглянуть в глаза. – Скажите, сир Тайлер Рован, от змей вы меня защитить сможете?
Рыцарь может не утруждаться с ответом. Слова – это ветер. Можно сколько угодно клясться, бить себя в грудь, уверяя в собственной непогрешимости, но зачем? Пусть прибережет красноречивость для других.
Где-то вдали еще слышны звуки охотничьих рожков и лай собак. На мгновение Мандерли поворачивает голову в сторону, откуда доносится вакханалия из звуков, раздумывая о том, стоит ли вернуться. Нет, охота это не ее.
- Тогда вам сегодня не суждено участвовать в этом общем сумасшествии, - Винафрид пытается добавить в голос нотки тепла. Все-таки не Тайлер виноват в ее бедах, так зачем на него спускать всех собак. Она кивает ему в сторону предлагая пройтись. Мандерли надо отдохнуть от суеты в замке, а рыцарю… Пусть послушает как птички поют.
Какое-то время они шли в полной тишине.  Уже не было слышно ни стука копыт, ни лая собак. И это было чудесно. Винафрид могла наслаждаться этой тишиной целый день, но она ведь не одна здесь.
- Наверное, - уже без капли холода и очень робко вступила в разговор девушка. – Вы меня ненавидите. Я пригласила вас в Белую Гавань, чтобы вы могли воплотить свою мечту и выйти в море, а в итоге вас заточили в замке, заставив еще быть нянькой.
Винафрид не знала как еще начать разговор. Так что решила это сделать самым нелепым способом.[AVA]https://78.media.tumblr.com/d1da4613240f629ff8b315f5efa28174/tumblr_p95c3aIs0e1s6455do1_250.gif[/AVA]

Отредактировано Wynafryd Manderly (2018-06-07 22:02:03)

+9

7

   Он и сам иногда задумывался над тем, почему еще здесь. В Белой Гавани. Из вежливости? Возможно. Но он ведь в любой момент мог сказать, что уже достаточно задержался и его ждет служба, всё-таки на Север он прискакал не ради новых впечатлений. Из-за того, что ему здесь нравилось? Тоже возможно. Белая Гавань была гораздо более аккуратным, ровным и чистым городом, чем Старомест, а Новый Замок напоминал скорее красивый восточный дворец, чем уродливую вестеросскую крепость. Но здесь он был главным гостем, окружённым излишним вниманием, которое напрочь убивало интерес ко всему. Он предпочитал наслаждаться тишиной или тихими разговорами, предпочитал шумной компании на пиру одиночество на крепостной стене с видом на утесы и море, но его никогда не могли оставить одного. Тогда, может быть, сир Рован здесь из-за какой-нибудь леди? Казалось бы вероятнее всего. Но Винафрид холодна с ним и вообще обещана другому, Лиесса, напротив, чрезмерно нагла и любопытна, а Вилла слишком маленькая и чересчур смелая. Тогда что же? Тайлер точно не скажет. Наверное, все по чуть-чуть и все сразу. Или всё-таки вежливость с небольшой примесью чего-то большего. Они ведь вместе хотели увидеть море с деревянного борта галеи, он и Винафрид. Зачем? Просто так. Чтобы он хоть чем-то запомнился этой маленькой русалке с Севера.
   А возможно, он просто влюбился, но боялся признаться даже себе, как это обычно бывает. Вы ведь знали, что Тайлер – юноша мечтательный и романтичный? Но влюбленность без ответных чувств со стороны его избранницы казалась молодому рыцарю чем-то мимолетным и легкомысленным, тем, что он так яро пытался отбросить подальше от мыслей. Признание в любви – дело, конечно, очень отважное и благородное, но если леди уже занята другим молодым человеком, то абсолютно бесполезное. Это лишь заставит ту леди терзаться лишний раз и собьет с толку, а вовсе не приведет к нужному юноше итогу. Но, с другой стороны, эта леди хоть и обещана другому, но еще не помолвлена с ним… однако, это не значит, что леди и сама любит рыцаря. Хотя кто же разберет их, этих женщин? Может, она так же влюблена, но тщательно скрывает за притворной маской равнодушного безразличия. Тайлер не настолько хорошо разбирался в поведении девушек, чтобы отличить фальшь от истины.

   Боится змей? Рован даже не знал, водятся ли в этом лесу змеи. Или, может быть, она имела в виду вовсе не настоящих змей, а Лиессу. Тогда был понятен холодок в ее голосе и то, что она даже не желает глядеть на рыцаря. Нет, разве Рован виноват, что такой завидный жених? Наверное, Винафрид тоже так подумала, раз всё-таки развернулась и с задумчивостью поглядела ему в глаза. Рыцарь хотел было ответить, что маленькие змейки не угроза для рыцаря, но промолчал. Леди и так знает, что он хотел сказать.
Значит, вам и тут хорошо? – пожал плечами Тайлер, заметив, что голос девушки стал немного иным. Более живым и без подчеркнутой отстраненности. Прогуляться? Рыцарь лишь сухо кивает. Что же тут еще делать, раз возвращаться леди не спешит? Тайлер, призадумавшись, решает, что так даже лучше. Можно немного отдохнуть от внимания людей вокруг и послушать более приятные звуки, чем людские голоса. Хотя, на самом-то деле, он не должен так поступать. Ему стоило бы настоять на том, чтобы они вернулись на охоту, назад. Но ему так все это надоело, что просто захотелось немного подумать о своем и хоть на часок перестать быть рыцарем, наследником, южанином, главным гостем и прочее. Захотелось стать простым путешественником, оглядывающим природу Севера.
   Тайлер неспешно шагал чуть позади леди, замечтавшись о своем. В Просторе деревьев было гораздо меньше, но они были красивее. В южных рощах было светлее и места побольше, но земля была гораздо тверже. Уставшим ногам по душе пришелся мох, смягчавший каждый шаг, а глазам были приятны огромные вековые деревья, на фоне которых рыцарь и леди казались очень маленькими. А ушам понравилось тихое ритмичное пение птиц. Обстановка складывалась на редкость хорошей, отчего Тайлер не прекращал улыбаться и мечтать. Ему нравилось молчать и слушать природу.
   Но все это прерывает робкий голос, звучавший после длительной паузы словно грохочущий гром.
Вас... сложно винить за то, в чем вы не виноваты, миледи. – Он говорил тихо и устало, словно бы дар речи стал для него проклятием, приносящим мучения. – Да и быть нянькой красивой взрослой особы вовсе не трудно.
   Хотя, конечно, Винафрид была не простой девицей. Вроде бы вежливая, послушная, покладистая, но внезапно зовет незнакомого юношу на танец или убегает от людей, которые были ее гостями в Белой Гавани. Последнее явно не укладывалось в рамки ее воспитания, но она все же покорно следовала всему, что просила от нее септа. Такой же, как у Виллы, буйный характер боролся в ней с поведением наследницы своего отца и леди Белой Гавани, навязанным ей требованиями общества. Тайлер хорошо ее понимал и, наверное, поэтому из него получился плохой нянька. Потому что это он должен был увести подопечную назад, а не она его – в лес.

+11

8

«Пожулуста, не отводи глаз. Не сейчас и не так быстро».
Тайлер не услышал ее. А, может быть, вспомнил, что верх невежества вот так забиратьсяв чужую душу. Но ведь сейчас никто не осудит и никто не узнает. Нет рядом слишком правильных септ и завидных гостей, так что можно позабыть о том, что правильно и не очень и делать то, что гласит сердце. Сам себе человек – не судья. Стоит сделать что-то не то, свернуть не туда, сказать что-то не так, как внутреннее «Я» тут же найдет тысячу и одну причину, дабы успокоить разум, уверить, что так все и должно быть. Но момент опущен. Поздно теперь думать, что могло быть, лучше сосредоточитьс на том, что произошло.
Мысли опять возвращают Винафрид ко дню, когда все началось. Вот перед взором опять Винтерфелл. Она снова в компании сира Рована идет через весь двор, говоря обо всем и ни о чем сразу. Удивительно, как быстро тогда удалось найти интересные темы. Вот она изображает из себя септу Фелису, да, эта служительница Семерых не удержалась бы и точно съязвила бы, услышав, сколь неблагородные порывы подтолкнули рыцаря к путешествию, Тайлер забавно супится, как будто пытается понять, что произошло и где он сказал что-то не так, а Вин тем временем не в силах изображать из себе воплощение Матери, Девы и Старицы сразу начинает улыбаться и Тай смеется вместе с ней. А затем они встретились взглядами и как-то уже не до смеха. Интересно, сколько тогда они так глядели? Наверное, чрезмерно долго, если это так разозлило Харриона. А, может, Карстарк совсем не из-за этого вскипел. Неважно. Винафрид хотела быстрее забыть все, что случилось после того, как она все-таки отвела взгляд в сторону. К несчастью, человеку не всегда все под силу. В памяти на удивление хорошо запечатлелся каждый фрагмент ночного происшествия. Особенно хорошо Винафрид помнила меч, приставленный к ее груди. Странно все это. В тот момент, когда Харрион напал на Тайлера, она совсем не думала о себе, но позже в мыслях снова и снова всплывала, как именно Карстарк решил ее прогнать, а затем шел вопрос: «Он и после свадьбы будет проявлять такую жестокость?». Естественно, Мандерли нашла оправдание действиям будущего мужа, но от этого легче не стало. Более того, Винафрид стала слегка побаиваться Харриона и время от времени подумывать над тем, что надо было все рассказать лорду-дедушке, ведь лучше остаться навсегда самой, чем жить в вечном страхе. Вот и сейчас она об этом призадумалась. Совсем на мгновение. Какой прок от этих размышлений? Момент опущен, теперь ей никто не поверит, а если даже и поверят, порой ради блага семьи надо идти на кое-какие уступки. Но это будет потом, в далеком будущем, которое только Богам известно, когда наступит, так что нечего придаваться унынию преждевременно. Да и грех это, когда вокруг такая красота.
Винафрид никогда не была в Просторе, так что ей не с чем сравнивать. А если бы и было, она бы все равно настаивала, что нет в мире места лучше. Где еще можно встретить деревья, которые видели драконов парящих в небе, а таких птиц, цветы? Возможно, на юге тоже есть такие места, но они чужие, а здесь на Севере все родное, все свое, все дорого сердцу.
Она на мгновение прикрывает глаза, вслушиваясь в пение птиц. Винафрид любит музыку, в Новом Замке всегда рады менестрелям, но даже самый талантливый из них не может сравниться с творением Старых Богов. А цвета! Сколько их вокруг. Чего только небо стоит. После этого уж никак язык не поворачивается назвать Север серым и унылым. Да, он все еще холоден, а порой бывает суров, но никак не скучен. Просто надо смотреть немножко дальше и прислушаться.
Дурные мысли совсем выветриваются из головы. Спокойствие северного леса делает свое дело. Больше нет места для всяких чрезмерно эмоциональных женихов и завистливых кузин. Хочется просто идти вперед, куда глаза глядят, думать о хорошем и говорить о прекрасном. А еще не хотелось никаких церемониальностей. Изрядно утомляет всегда держать в голове все титулы.
- Винафрид, - так между прочим, как будто речь о погоде, а не о чем-то очень важном проговорила она. – Здесь можете звать меня только по имени.
Септа сейчас ухватилась бы за сердце, услышав, что позволила себе ее подопечная. Но ее здесь нет. Никого нет, так зачем излишество, перед кем подчеркивать свой статус? Старые боги, и так все знают так же, как и сир Рован.
- Давайте кто первый к тому дереву, - она кивнула головой в сторону огромного дуба, что рос тут сколько Вин себя помнит при этом говоря снова спокойно, как будто речь о погоде. - Победитель загадывает желание проигравшему, - все так же щебетала, не давая и слова рыцарю сказать. – На счет три. Раз, - Мандерли посмотрела на рыцаря, хитро улыбнувшись, - двааа, - протянула она, - три, - выкрикнула и тут же рассмеялась. С места она даже не шевельнулась, леди не бегают, зато рыцари еще как. – Ладно, - подняв руки, как будто молила не трогать ее, прокричала Винафрид. – Загадывайте, но помните, - подойдя к рыцарю вплотную, заговорила шепотом, - Старые Боги все видят, - дада, кивала головой, не забывая при этом хитренько улыбаться.

На удивление после маленького соревнования беседа стала еще легче. Как-то нашлись темы для разговора и шуток. Винафрид показала Тайлеру самое старое дерево в этом лесу и рассказала жуткую легенду о чардреве в Волчьем Логове. Еще Тайлеру пришлось доказывать, что он действительно умеет стрелять из лука, а Вин соглашаться на партию в кайвассу. Было действительно здорово. Часы летели как секунды. Как-то за всем этим Винафрид и не заметила, что начало темнеть. Вернее, заметила, но все откладывала и откладывала возращение в замок. А затем ударил гром. Следом за этим хлынула стена из дождя. А ведь видели, что небо затянуло тучами. Но Мандерли уверяла, что это обычное дело и сейчас ветер всю эту красоту либо в сторону стены понесет, либо в сторону моря. На этот раз ошиблась.[AVA]https://78.media.tumblr.com/d1da4613240f629ff8b315f5efa28174/tumblr_p95c3aIs0e1s6455do1_250.gif[/AVA]

Отредактировано Wynafryd Manderly (2018-07-06 21:56:41)

+11

9

     Тем временем, пока Винафрид размышляла о прошлом, Тайлер занимался традиционным самокопанием. «Забавно, - отмечал он про себя, - что я уже второй раз оказываюсь в довольно щекотливойм положении по ее вине». Ведь, на самом-то деле, что могли подумать охотники, окажись они повнимательнее и заметив, наконец, пропажу аж двух знатных особ, один из которых важный гость, а вторая - любимая внучка лорда Белой Гавани?  Что бы они подумали, найдя сейчас их коней и их же следы, ведущие в лес? Что могут подумать люди, узнав, что молодые и предположительно неровно дышащие друг к другу (если Вилла или Лиесса ляпнули бы что-нибудь такое) люди уединились в лесу? Наверное, то же самое, что и Карстарк тогда, в Винтерфелле, когда увидал их, мирно держащихся с друг другом за ручки. Только сейчас об этом узнают все, и лорд Мандерли в том числе. О чем же думал тогда Тайлер, когда пошел на поводу у этой девчонки и пошел с ней глубже в лес? Какой же он все-таки дурак, этот рыцарь. Никогда ему не стать хорошим лордом, как того хочет отец, ведь хорошие лорды слушают других, но поступают по-своему и так, как надо. Это уж точно не про Тайлера. Но Винафрид никогда не сделала бы такого, не будь на то какой-то важной причины... кроме одурачивания глупого рыцаря, конечно. И все же, его терзали какие-то сомнения по поводу того, холодна ли к нему леди-льдинка Белой Гавани на самом деле.
     Наверное, поэтому он и был таким хмурым. Как уж тут станешь веселым, если голову вновь штурмуют такие вредные мысли.
     — Это невежливо, — заметил рыцарь. Нет, он понимал, что о его подобной неучтивости вряд ли кто-то узнает, но он привык уже говорить так, как говорил. Так просто подобные правила из головы не выходят... а может, к черту эти правила? Это ведь северный лес, а не королевский дворец. Правила пока не сделали Тайлеру ничего хорошего, но зато требовали очень многого. Хоть на секундочку, но от них можно отойти и говорить так, как ему хочется, а не так, как надо.
     — Винафрид... — шепотом проговорил он, словно пробуя имя на вкус. На его взгляд слишком грубое, древнее и достойное скорее железной леди вроде Барбри Дастин, а не утонченной маленькой девушки. К тому же, довольно длинное. Может, звать ее Фрида? Сокращния от имен обычно звучать довольно мило, ласкательно. Но Фрида... нет, ему не нравилось. Тогда, наверное, лучше подойдет «Вин». Слишко коротко, конечно, но не так топорно. — Тогда я просто Тайлер. Тай.
     Он остановился и шутливо поклонился, словно бы они познакомились только что. В какой-то мере, так и было. Он, например, ни разу еще не произносил ее имя, пряча его за ширмой из «миледи» или «вы». Так что, можно сказать, Винафрид и Тайлер представились друг другу только что. Не сир Рован и леди Мандерли, которые были знакомы уже давно, а Тайлер и Винафрид. Настолько далеко в дружбе с девушками он пока ни разу не заходил.
     «Пробежаться? Ты насмехаешься надо мной?», подумал Тайлер и недоверчиво поглядел на леди... на Винафрид. Ни тени улыбки, ни самого маленького смешка. Вслух он говорить, разумеется, даже и не подумал, решив поиграть по ее правилам. Уж насколько он был глуп, и все равно понял, к чему клонит девушка. Она хочет, чтобы он загадал ей желание, хотя и говорит непрямо. Ведь очевидно, что рыцарь бегает гораздо быстрее, хотя и выглядел при этом чересчур глупо. Очень и очень глупо. Глядя на ее улыбку, он чувствовал себя еще смущеннее этим поступком. Но лучше уж смущенный рыцарь с желанием, чем несмущенный и без него. «Чего бы такого загадать...» - стал ломать голову Тайлер. В нее, как назло, приходило лишь все довольно похабное и недостойное даже малейшего упоминания вслух, или идиотско-насмешливое, слишком глупое даже для него.
     — Старые Боги? - вздернул он бровь, оттягивая время. — Не вижу здесь ни одного чардрева.
     Это была правда. Чардрева были очень редкими даже на Севере, пусть и ужасно священными, а местный лес был весь забит гвардейскими соснами и елями, а еще всяким мхом и корнями. Ни одного белого древа с кровавыми листьями, ни одного вырезанного лика. Наверное, этот лес не был слишком уж древним, хотя и молодым его назвать было тяжело. Наверное, Дети Леса тут просто никогда не водились, только и всего. К тому же, в этой части Севера многие почитали Отца и Мать, а не богов-деревьев. А Винафрид, похоже, почитала и тех, и других. Жаль, что он слишком мало знал о Старых Богах. О Новых-то знаний хоть отбавляй; это неудивительно, ведь он был воспитан на историях о рыцарях, а настоящие рыцари не даром зовутся Воинами во плоти. Любой рыцарь тесно связан с обетами и верой, будь то Эймон Таргариен или Дункан Высокий... Кстати о последнем. Кажется, Тайлер придумал, что попросит у Винафрид.
     — Помните, я выиграл турнир? — Одно название, а не турнир, но все-таки. — Так вот, я посвящаю ту победу вам... тебе. А хорошая леди за такое дарит платочек, как ты знаешь.
     Да, ему нужна была такая мелочь, как маленький платочек. На память. Резать прядь волос, конечно, романтичнее, но слишком уж варварски. Ем хватит и кусочка ткани в цветах Манедрли. Потом он станет старым и будет рассказывать детишкам историю о том, как на Севере он полюбил прекрасную русалку, которой суждено было уплыть от нее к далекому солнцу, но она подарила ему этот платочек. Он бы попросил еще поцелуй, но два желания в одно не поместишь, а поцелуй надолго не задержится. А платочек - да. «Если Лиесса увидит, то точно сгорит от негодования прямо на месте».

     Они успели заняться еще многим, кроме глупого загадывания желаний. Успели быстро и легко подружиться, перейти на «ты» и все в таком духе. Наверное, ради этого и стоило сплавать в Белую Гавань, хотя и не совсем получилось то, чего он ожидал. Их, казалось, вообще не искали; да он и сам не вспоминал об охотниках, чьи крики давно скрылись где-то вдалеке. Ему было на что отвлечься и помимо пустых гаданий. Они постреляли из лука: он попал во все, куда показывала леди, причем с первого раза, да еще и поучил ее саму стрелять. Правда, у нее еперь болели пальцы на руке, но, слава Богам, у Тайлера были перчатки и леди хотя бы не содрала кожу. Теперь, правда, они должны были поиграть в кайвассу, но это потом. Он не такой уж мастер игры, но немного умеет. А Винафрид, видимо, играть умеет хорошо, раз уж не побоялась проспорить ему целую партию игры. Еще они успели полазить по деревьям, чтобы понять, кто сможет залезть выше и быстрее. Победила, на удивление, Винафрид, но это лишь потому, что Тайлер запутался в ногах и упал. И еще были разговоры, разговоры... В общем, было весело. Пока не пришел ливень.
     Рыцарь поспешил укрыть девушку от дождя плащом и увести ее под самое большое дерево, пока она не вымокла и не заболела. Плащ, конечно, у него был только один, зато теплый и плотный, потому его должно хватить. Странная ведь штука, эта погода. Утром светило яркое солнце, а мейстер сказал, что дождя ожидать не стоит еще недели две. Капли были очень холодные и противные, но, к счастью, сильно парочку не затопило. Но резко стало холодно, да так, что Винафрид вся даже затряслась.
     — У меня есть вино, если ты хочешь, — неуверенно предложил рыцарь, снимая тетиву с лука и пряча ее как можно дальше. Сырости лук не любит. Как и Тайлер. А вот вино, как раз, сможет согреть их обоих, но только если много не пить. Наверное, стоило взять знаменитое местное пиво, но рыцарь предпочел не рисковать и взять то, что было сделано в Просторе. Тайлер, не ожидая ее ответа, спрятал тетиву и снял с пояса бурдюк, присев рядом с девушкой и положив его рядом. Она так дроижала, что казалось, болезни не миновать. Рыцарь, не в силах сделать что-нибудь еще, просто обнял Вин посильнее, надеясь, что ее это согреет. Хотя... Тайлер и сам был холодный, так что согреть точно не выйдет. Но рябина-то цветет зимой, правда? И выглядит при этом такой огненной!

+9

10

Тайлер утверждал, что совсем не держит на весьма своенравную леди обиду и все прекрасно понимает, но от чего тогда он тогда такой хмурый? Винафрид не понимала этого. Ей очень хотелось знать, в чем причина (ведь тогда она сможет все исправить), но с расспросами лезть невежливо. Так что приходилось догадываться.
«Возможно, он хотел поймать оленя, - предполагала про себя Мандерли, когда дурные мысли по поводу будущей семейной жизни испарились, на душе стало спокойнее, и мир вокруг снова наполнился цветными красками. – А, может, быть он замерз, устал или проголодался? Может, заболел. Или он все еще надеется выйти в море», - Винафрид построила сотню предположений, нашла им объяснения и успела сотню раз ужаснутся, как так она это сначала не замечала и столько же раз обозвала себя ужасным человеком. Но ни в одно предположение из этой сотни не строилось на том, что причина столь опечаленного вида рыцаря – маленькая леди с южного Севера. Вин как-то совсем не подумала, что в ее прогулке с Тайлером без септы и гвардейцев позади могут быть печальные последствия. А ведь надо было. Некоторых людей хлебом не корми, дай опорочить других. Впрочем, даже если бы такой вариант пришел в голову северянки, она не стала бы тут же скакать обратно к компании охотников-неудачников. Не только потому что ей совершено противно убийство несчастной зверюшки, а еще потому что те, кто хочет увидеть «неправильное» поведение, увидят его даже в безобидном взгляде или жесте. Так зачем бежать куда-то и что-то кому-то доказывать? Всем все равно не угодишь. Но Винафрид не знала, что причина в ней, а мысли читать не умеет, так что пришлось все списать на желание поймать оленя и обиду на обиду Вин, а еще на нежелательный отход от правил. Пускай даже от такого маленького, как: «нельзя забывать о титулах». Мандерли так хотелось улыбнуться и объяснить слишком правильному рыцарю, что нет здесь ничего неправильного, если его сами об этом просят. И вообще, они в лесу, кому здесь нужны эти «леди» и «сиры»? Она уже набрала в легкие воздуха побольше, предвкушая очередную дискуссию, но как-то сразу забыла обо всем, что хотела сказать, стоило только Тайлеру собраться с силами, переступить через себя и прошептать ее имя. Сердце в груди отчего-то сразу забилось, как пойманная птичка в клетке. Такого раньше никогда не было, а ведь Харрион постоянно зовет ее только по имени (пусть никто ему на это разрешение не давал). Казалось бы, должна была привыкнуть, но нет, Вин глядела на Тайлера, как будто призрака увидела.
- Рада знакомству, - только спустя маленькую вечность опять заговорила. Наверное, в глазах рыцаря она сейчас выглядит совсем странной. – Тайлер. Тай.
Винафрид ответила, как полагается, реверансом, пытаясь как можно скорее исправить ситуацию. Но в головушку ничего не пришло, кроме как сделать вид, что нечего ужасного не произошло. Так просто задумалась о своем. Как на зло, в голову ничего кроме детских глупостей не шло. Впрочем, разве они взрослые? Семнадцать и девятнадцать лет – это много, но не достаточно, чтобы ходить с важным видом и на всех смотреть свысока, при этом, не забывая повторять: «О, мое нежное дитя лета, что ты знаешь о зиме». Им еще позволительно время от времени кривляться и слишком громко смеяться. И нечего здесь краснеть! Пусть лучше заливаются краской те, кто в юные годы позабыл, что такое веселиться.
- Но Старые Боги – это не только чардрева, - Мандерли с радостью поспешила поделиться своими знаниями. Правда, знала не так много по сравнению с другими северянами, ведь ее дом сохранил веру в Семерых.– Боги повсюду — в ручьях и камне, в зверях и птицах. Не обязательно молиться чардреву, петь гимны и ставить семь свечей, чтобы Старые Боги тебя услышали.
Это подкупает. У Новых Богов есть храмы, служители, священные книги и ритуалы, перед тем, как о чем-то пропросить или поблагодарить, надо столько всего сделать и пройти (чего только помазание в рыцари стоит!), а у Старых Богов достаточно иметь желание и открытое сердце. Правда, не всегда так было. Когда-то Старые Боги требовали крови, но это была давно, в те времена жили жестокие люди. Сейчас все
по-другому. Андалы больше не уничтожают богорощи, а Большой Джон пусть и любит говорить, что Семеро – это ложные боги, но еще ни одного верующего в Новых богов топором не разрубил, только угрожал.
Винафрид еще много могла рассуждать о Богах, совсем позабыв о всем на свете, но Тайлер красиво не дал улететь ей к облакам.
- Платочек? – Переспросила она, чувствуя, как сердечко снова начинает громко стучать. Конечно, она знала о том, что порой на турнирах леди дарят на турнирах своим защитникам ленты, цветы или, как в их случае платки, но она никогда не ожидала, что когда-то придется ей немножко побыть настоящей южанкой. Лорд-дедушка пусть очень любит своих внучек, но никогда тех не отпускал на турниры, даже в Речные земли под присмотром северян. Хотя в свое время лорд Виман даже присутствовал на турнире в Харренхолле. Виллу такая категоричность жутко задевала: «Как будто на всех турнирах крадут девушек», - злилась она, а Винафрид предпочла смириться. Дедушка ведь не из собственной прихоти запрещает им бывать на турнирах, он так заботится о них. Вот и скорее всего на первый северный турнир согласился не только ради веселья, а еще чтобы внучек порадовать. Жаль только все прошло не очень гладко. Зато было здорово! – Да, обязательно, - Мандерли немножко растерялась. Даже на секундочку не посмотрела на своего рыцаря, зато разглядела его грязные сапоги. – Правда, у меня нет сейчас с собой платка, но когда мы вернемся в замок, я вам подарю.
Ну вот, теперь ей кроме объяснений перед леди-матерью и лордом-дедушкой о том, куда это она пропала, придется еще выбирать самый красивый платок. Не может ведь она подарить что попало! Все-таки сир Рован победитель в первом (и скорее всего последнем) турнире Белой Гавани.
***
Жаль, что такой хороший день закончился ливнем. Да еще каким! «Сейчас не позавидуешь тем, кто вышел в открытое море». В подтверждение слов небо в стороне Залива рассекла молния. Жуткое зрелище. Вин даже глаза прикрыла, боясь, что следующая молния ударит совсем рядом. И почему только они не вернулись в замок. Ведь видели, что уже темнеет! «Вот теперь дедушка точно будет волноваться».
Но грядущая порция нравоучений ее не так волновали, как жуткий холод. Пока они бежали в укрытие под дерево, Мандерли успела промокнуть до костей. Мейстер ведь сказал, что не стоит ожидать неприятных сюрпризов от погоды, так что девушка предпочла одеться более легко. Не хотела походить на капусту, вот теперь и стучит зубами. Не помог даже теплый плащ, который снял Тайлер. Хотя, да, в нем теплее. Теперь Винафрид хотя бы пальцы на руках чувствует. Но вот на душе совсем дурно. «Он ведь замерзнет!». Тайлер пытался не показывать, что ему холодно, но это и так понятно. «Как льдинка». Винафрид не знала, что делать. Она не стала противится объятиями, уткнулась носом в грудь Тая и попыталась хоть как-то накрыть его плащом.
Так они сидели некоторое время. Вин все еще дрожала, но на этот раз хотя бы зубами «Рейны из Кастамере» не отбивала. Молнии все еще сверкали над Заливом, а лошади начина нервничать при каждом ударе грома, дождь немножко утихомирился, но все еще сильно барабанил по листве.
- Знаешь, - тихо заговорила Винафрид, все еще прижимаясь к Тайлеру. – Год назад к нам в одно и тоже время приехали торговцы из Дорна и Арбора. Дедушке пришлось усилить охрану порта, но это не помешало им подраться. Торговец из Арбора обозвал дорнийское красное помоями, -забавная история, но жаль, что закончилась печально. После этого дорнийцы не бывали на Севере. – Не понимаю, я этих ваших споров.
Взяв бурдюк, она покрутила его в руках, раздумывая, стоит ли пить. В Новом Замке действуют такие же правила, как в Винтерфелле: не больше одного кубка летнего вина за столом. Вин совсем не хотелось опьянеть. Но она ведь знает меру.
- Дело в спорах за землю, как между Блэквудами и Бракенами? - Вин попыталась открыть бурдюк, слегка перестараюсь и теперь на платье красовалось несколько красных капель. Ничего страшного. – Или в каких-то старых обидах? – Она сделала один большой глоток и тут же поморщилась. Слишком крепкое, но хорошо согревает. Передала Таю, негоже ведь леди пить в одиночестве. – Просто, - Винафрид пожала плечами, пытаясь придумать, как правильно донести свою мысль. – Столько лет странной вражды – это странно. Даже мы, - одна прядь волос упала Тайлеру на глаза и Винафрид тут же поспешила ее убрать. Просто так. Хоть какая-то забота в ответ на все, что он сделал для нее. – Уже не злимся на Пиков. Разве что совсем чуточку. Так почему у Простора такая вражда с Дорном? Разве не было попыток примирения через браки? – Вин задержала взгляд на Тайлере, припоминая слова Виллы, сказанные в Винтерфелле. Действительно похож на дорнийца, но это может быть только совпадение. Нет, о таком спрашивать она не будет. Не после одного глотка вина. Девушка опять взяла бурдюк. На этот раз кривилась, но сделала два и снова передала Таю. Дождь все еще шел, Вин опять опустила голову на плечо Тайлера и прикрыла глаза. Если не брать во внимание жуткий холод и гром, то в этом есть что-то прекрасное. Но внезапно она встрепенулась, прищурившись, глядя на рыцаря.
- Сейчас я задам тебе неловкий вопрос, а затем ты мне, - после выпитого вина Мандерли слегка осмелела, - у тебя в роду были дорнийцы? Просто ты глаза и волосы очень темные. Я не хочу тебя обидеть, ты очень симпатичный, а Вилла предположила, что есть в тебе немного дорнийской крови, и мне стало любопытно.
«И кажется, я наболтала лишнего», - Вин виновато посмотрела на Тайлера. Увы, слово – не воробей.[AVA]https://78.media.tumblr.com/d1da4613240f629ff8b315f5efa28174/tumblr_p95c3aIs0e1s6455do1_250.gif[/AVA]

Отредактировано Wynafryd Manderly (2018-07-15 21:57:24)

+10


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Капризы погоды [Север. Белая Гавань. 27.06.298]