Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Рыцари на Севере [Королевский тракт. 05.06.298]


Рыцари на Севере [Королевский тракт. 05.06.298]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1


Рыцари на Севере
https://78.media.tumblr.com/d8a511fc31e5d8c08dbabbeabba0ef4d/tumblr_p2baeylyhd1tajmxho7_400.gif https://78.media.tumblr.com/2b583683abc20bd72b4c7806953c3b27/tumblr_p2baeylyhd1tajmxho8_400.gif
https://78.media.tumblr.com/7893ee77d30b93ebfa274fa147366b7a/tumblr_p20h9kYBjt1uc1zsko1_400.gif https://78.media.tumblr.com/69d72c14ef113ab07b541b70b4f1d3f2/tumblr_p20h9kYBjt1uc1zsko3_r1_400.gif

Дата:
05.06.298 от З.Э.

Место:
Королевский тракт, в пяти днях пути от Винтерфелла

Действующие лица: Тайлер Рован и Брандон Старк

Краткое описание:
Все знают, что южане не самые частые гости в самом большом и холодном королевстве, поэтому неудивительно, что внезапное появление пяти десятков рыцарей из Простора в лагере короля Роберта не осталось без внимания .

+3

2

Чем дальше они ехали на Север, тем дольше утомляла дорога. Если вначале небольшого «свадебного путешествия» оно казалось юному рыцарю лишь легкой прогулкой, то теперь оно больше напоминало затянувшееся приключение. На кой черт Тиреллам сдались Старки? Да, они были самым древним из Великих Домов Вестероса, правителями самого большого его королевства, и в целом лордами под стать положению Хранителю Юга, но это не делало из них хорошую партию. Север – дикий край с суровым народом, нетерпимым к южанам, и делать тут последним было нечего. Даже Боги у них были другие, да какие – деревья мифических Детей Леса с вырезанными на них ликами. От одичалых и горных племен Лунных Гор северяне отличались разве что внешним благородством и большим бахвальством, показывая свою дикость положительной чертой характера. Оставьте Север Старкам и не касайтесь его никаким боком, и тогда будет Вам счастье. Пока северяне сидят у себя дома и охраняют от остальной половины Вестероса Застенье, остальным только лучше.
Всем, кроме короля Роберта Баратеона и будущей невесты Робба Старка, Маргери Тирелл. Если про первого было сразу все ясно – с Хранителем Севера когда-то они были большими друзьями, и, ходили слухи, Король Семи Королевств приехал сюда с какой-то важной просьбой (или приказом), то мотивы последней и вовсе не ясны. Но кто такой Тайлер, чтобы это знать? Простой южный рыцарь, ее личный гвардеец, по собственному желанию вызвавшийся ее защищать. Так что не время для соплей; время идти в королевский лагерь. Вчера, когда Алан Крейн показывал представление, сойдясь в кулачном бою с северным рыцарем для того, чтобы проверить поговорку «Один северянин стоит семи (или больше) южан» и опровергнуть ее в пух и прах, их посетил сам кронпринц Джоффри Баратеон. Не сказать, чтобы он хоть чем-то напоминал крепких черноволосых Баратеонов (не представь он себя, Тай его бы даже не узнал), но дело было не в этом; он пригласил лордов Рисвелла и Крейна, а также юную леди Тирелл на завтрак в королевский лагерь. Конечно, о рыцарях ее гвардии не было сказано абсолютно ничего, но куда им деваться? Не бросать же юную особу на одного Крейна.
Таким образом, Алан отобрал наиболее благородных (на его кислое выражение лица было больно смотреть, но леди Тирелл настояла, ведь всякие безродные могли бы оскорбить королевскую свиту) для того, чтобы формально охранять миледи и там. Разумеется, сир Рован получил возможность отобедать вместе с королем – корни-то у него лордские, а род по знатности и происхождению не уступает самим Тиреллам. В общем, к концу дня отряд леди Тирелл и Рисвеллов уже разложил шатры рядом с остановкой короля, а на следующий день все выбранные гвардейцы проследовали к королевскому завтраку.
Король Роберт мало в чем себе отказывал в походе. Когда-то в молодости он был славным молотобойцем из Штормовых Земель, сокрушив Таргариенов и Грейджоя, завоевав себе молотом и армией королевство, но ныне же он представлял собой сомнительное зрелище. Толстый и неухоженный, он был похож на короля разве что короной на голове. Его громкий крик то и дело раздавался по всему полю; он и правда напоминал шторм. Тайлеру досталось место за главным столом, за которым сидел и сам король, только чуть поодаль от всей процессии. Если Маргери с Крейном да принцем Джоффри с миловидной медно рыжей девушкой сидели справа от короля, то Тайлер сидел рядом с лордом Рисвеллом и его сыном (не самые приятные в общении люди, да еще и в их взгляде постоянно читалось презрение) с одной стороны и мальчишкой лет шести-восьми с другой. Он постоянно глядел на всех вокруг с тем самым детским любопытством, но больше всех на самого Тайлера. Возможно, его взгляд цеплял белый дублет с вышитым на нем золотыми нитками деревом дома Рован, но он ведь не девчонка, чтобы разглядывать одежду? Было видно, что парень что-то хочет спросить, но то ли стесняется, то ли боится. Делать гвардейцу все равно было нечего, как и парнишке, поэтому он начал:
Ну что, будем знакомиться? – По правде говоря, несложными методами Тай уже понял, что перед ним Брандон Старк, второй сын лорда Винтерфелла. – Я Тайлер. Сир Тайлер Рован. А тебя как зовут?
В силу своего возраста, рыцарь позволил себе обойтись без формальностей и обращаться на «ты». Да и Брандону так будет проще. Интересно, а зачем он в свите Роберта? Будет воспитанником короля?

+10

3

Королевская процессия двигалась очень медленно. Словно улиточки. Они уже пять дней в пути, а если залезть наверх воон того огромного дуба, что расположился в самом центре лагеря и который служил мишенью для королевских гвардейцев, и оглядеться вокруг, то приходит осознание, что проехали они всего-то ничего. Возможно, был бы дуб немножко выше, то даже можно было увидеть Винтерфелл. Всего прошло пять дней пути, а Бран уже жуть как скучал по дому, отцу, Роббу, малышу Рикону и Джону. Скучно без них здесь. Никто не отпускает шутки в сторону южан и не предлагает оторваться от всей процессии и скакать-скакать вперед, пока лошади не устанут. Даже небо уже над ними не такое. Юг с каждым шагом становится все ближе, а родной Север все дальше и дальше. Вот скоро они перейдут Ров Кейлин, и о доме разве что Лето будет напоминать и споры Арьи с Сансой, куда же без этого. Но Брандон не собирается бросить все и вернуться в Винтерфелл. Это же то, о чем он столько мечтал! Великое путешествие, новые возможности и знакомства – это же так прекрасно и интересно. А еще он станет рыцарем. По правде говоря, не сегодня и даже не через год, но ведь станет! Робб в него верит, а сир Джейме Ланнистер – лучший мечник в Семи Королевствах, брат королевы и теперь его учитель. Это особо будоражило, но и пугало. Отчего-то ни Робб, ни отец особо не радовались, когда король Роберт лично возжелал, дабы рыцарскому мастерству Старка учил сир Ланнистер. «И почему всех это так возмутило?» - задавался вопросом Бран. Но Робб только отвечал, что: «Честь, а не меч делает человека рыцарем.  Без чести рыцарь – самый обычный убийца», - отчего мальчишка совсем запутался. Разве сир Джейме Ланнистер рыцарь без чести? Бран знал, отчего его прозвали Цареубийцей, но если король Роберт сохранил ему жизнь и не отнял белый плащ, значит, нет в его поступке ничего плохого, верно? Бран не знал. И никто ему уже помочь разобраться в столь сложном вопросе не мог.
«Глупый я, что не спросил Робба, что он имеет в виду, говоря о рыцаре без чести», - мальчик только тяжело вздохнул, тщательно прожёвывая кусочек пирога с тремя заявленными видами мяса (хотя Бран насчитал только два). Впрочем, даже так было очень вкусно.
Он потянулся к утке, которую утром подстрелили охотники, оторвал ножку, осмотрелся. Сегодня на пиру присутствовали гости из Простора, и леди-мать несколько раз подчеркнула, что стоит вести себя хорошо, не шуметь и ни с кем не спорить. Все-таки будущая родня! «Кажется, никто не смотрит». Ножка отправляется в шелковый платок, который принесла Арья. Следом за утиной ножкой, туда же летит и крылышко. Лютоволки тоже хотят кушать! Джори уверял, что за ними хорошо присматривают и что так хорошо они даже в Винтерфелле не ели, но Брандон и Арья все равно решили их подкармливать.
Король Роберт рассмеялся с очередной собственной шутки, его примеру последовали и гости, Брану, наверное, тоже следовало бы улыбнуться, вот только он не понял о каких ножнах идет речь, так что он просто вытер руки о штаны и взялся рассматривать гостей. Вернее одного. Лорда Рисвелла и его сына Бран уже видел и не единожды, а вот южанин, который сидел рядом, привлек внимание Старка.
«Такой высокий. Повыше Робба будет. А он рыцарь?» - наверное, рыцарь, ведь тогда бы он не сидел за этим столом. Бран теперь рассматривал дублет, вернее пытаясь понять, к какому дому молодой человек принадлежит. Мейстер Лювин уже начал изучать с ним геральдику, и по словам мейстера Винтерфелла, Бран схватывает все на лету, вот только сейчас он слегка подзабыл что-то.
«Фоссовей? Нет, там яблочки. Пикки? Там замки» Название дома крутилось на кончике языка, и вот-вот Бран бы сам вспомнил, но внезапно рыцарь заговорил, отчего северянин, чуть не подавился морковкой.
«Рованы из Золотой Рощи, точно!» - и как Бран мог забыть. Это же один из самых богатых домов Простора, ведут свою историю от Гарта Зеленорукого.
Старку даже стало стыдно, что он не сразу вспомнил столь благородный дом.
- Я Бран, - улыбаясь произнес он, - Брандон Старк из Винтерфелла, - мальчишке показалось, что рыцарь настроен весьма благосклонно к разговору, поэтому решил не корить себя за незнание, а сконцентрироваться на более приятном времяпрепровождению. Не каждый же день он встречает рыцаря из Простора. И не каждый день они расположены к беседе. «Может, он мне расскажет, отчего сир Джейме плохой рыцарь?».
– Как вам на Севере? – мама говорила, что стоит быть вежливым и не задавать неприятные вопросы.  Так что как бы Бран не хотел утолить свой интерес, вот так сразу он этого сделать не мог. – А почему у вас такой герб? У вас действительно растут золотые деревья? – А почему бы нет? От рыцарей короля он слышал, что в Эссосе есть цветки, способные съесть младенца, так почему бы в Просторе не расти деревьям с золотыми листьями. Мир же полон всякой всячины!

+8

4

Есть особо не хотелось. То ли от присутствия лорда Рисвелла вдруг пропал аппетит, то ли от того, что вся еда была слишком жирная. От многообразия блюд (после путешествия на Север – так и вовсе) взгляд просто разбегался, но вот много Тайлеру все равно есть не стоило, иначе точно будет несварение. К свинине он вообще относился настороженно, поэтому аккуратно отрезал кинжалом себе кусок пирога с олениной и, кажется, зайчатиной – хочешь не хочешь, а кушать всё-таки надо. Если уж нельзя пить – всё-таки гвардеец, а не просто в гости зашел – то стоило хотя бы отведать королевских блюд. Повсюду был шум и отовсюду доносился смех, даже солнце выглянуло из-за хмурых туч (чтобы посветить в глаза Тайлеру, конечно!), пожелав порадовать короля и его гостей теплой радостной погодой. Скоро им ехать через Мокрый лес Перешейка, а там особо не попируешь. Там вообще опасно даже долго стоять на месте – от самых руин Рва Кейлин и почти до Близнецов только неширокий тракт радует стабильностью. Один рыцарь Маргери, постеснявшись братьев по оружию, пошел облегчиться в лес, подальше от глаз… ну как пошел: сделав шаг от насыпи, он по колено провалился в землю, еще секунду назад казавшуюся твердой и надежной. Благо Артур и Тайлер оказались рядом, иначе мечей гвардии осталось бы всего сорок девять. Для Рована оставалось загадкой наличие там хоть каких-то жителей и целых их деревень, скрытых где-то во влажных болотах, охраняемых бдительными львоящерами и прочей нечистью. Даже больше – там были настоящие замки на мелких островах, не тонущие только благодаря какой-то магии. Но лично Тайлер не видел ни одного из болотных жителей, но всегда затылком ощущал чужой взгляд и, иногда, краем глаза замечал неестественное шевеление в кустах и на кронах деревьев.
И всё-таки жаль, что его посадили именно сюда. Он был бы не против поговорить с Барристаном Селми, доблестным рыцарем, или с Арисом Окхартом, земляком Тайлера. Ну, или хотя бы сесть рядом с Крейном, с ним всегда было весело. А в итоге он оказался окружён северянами, что, в общем-то, было бы не так плохо, если бы Рисвеллы не были такими взъевшимися на андалов. А ведь Рован происходил от Первых Людей, так же, как и все они тут, разве что веры был другой. Но разве ж им это было интересно; для таких все иное, не свое – чуждо и неверно. Или, может, Рябина к ним просто излишне предвзят?
Ну, вот и будем знакомы, Бран, – улыбнулся мальчику рыцарь, взяв яблоко из корзинки с фруктами. Оно было свежее и зеленое, хотя и не совсем похожее на своих сородичей с юга. Тем не менее, Рован любил яблоки, какие бы они ни были на вкус и цвет. Больше яблок он любил разве что ягоды.
Мальчик, казалось, был очень доволен тем, что разговаривает с настоящим рыцарем. Тайлер чувствовал себя так же, когда ему было лет семь, и с ним заговаривал какой-нибудь важный сир. Ему тогда казалось, что у взрослых много дел, а этот рыцарь откладывает их, чтобы ответить на вопросы маленького любознательного мальчонки… только теперь он понял, что чувство какого-то детского восхищения передается и объекту восхищения. Да и дел у рыцарей оказалось не то чтобы много.
Пока что – неуютно и холодно, – честно признался Тай, прислушавшись к ощущениям. Это было неудивительно – слишком уж разная погода была дома и здесь. Перед отъездом Рован думал, что это будет весело, а оказалось, что он будет скучать по родным полям и рекам. Но, и вправду, весело тоже было. – Ты поймёшь это, когда доедешь до Красного Замка. Всё-таки дом становится твоей частичкой, и когда ты уезжаешь, ты не можешь о нем не думать. – Конечно, Тайлер любил пофилософствовать, особенно если ему было немного грустно, но с мальчишкой особо не поделишься ощущениями. – Но тебе будет легче, я думаю, ведь ты едешь с сестрами и мамой. – Несложно было догадаться, что почти половина Дома Старк сейчас здесь. Он перед этим приключением много читал про северные рода и их текущих лордов и леди. Старкам пришлось оказать удвоенное внимание. Та женщина лет тридцати, что сидела через двоих или троих человек от них и бросавшая взгляды на Брана – леди Кейтлин Старк, которую невозможно не узнать по отличительным рыжим волосам с медным отливом, какие есть только у Талли. Беспокойная черноволосая девчушка рядом с ней – Арья Старк, напоминавшая скорее мальчика, чем девочку. А та самая девушка, сидевшая с Джоффри – никто иная, как Санса Старк, красотой ушедшая в мать. Как и в Бране, от Талли в ней было больше, чем от Севера, но в столице это скорее будет на пользу.
Закончив, наконец, созерцать окружающих лордов и леди, Тайлер снова вернулся к разговору. Вопрос Брана его рассмешил, но долго смеяться Тайлер не стал, чтобы не смущать парня.
Нет-нет, золотые у нас деревья только от свисающих с них яблок, – ну, и во дворе замка какой-то предок Тайлера повелел поставить позолоченную статую яблони, но это никак к вопросу не относилось. – Ты, наверное, знаешь Гарта Зеленорукого? Древнего короля Первых Людей из сказок. – Конечно, знает. Слухи о нем ходили не только в Просторе, как и последующие легенды. – Прародительницей нашего Дома была как раз его дочь – Рован Золотое Деревце. Она отличалась большой красотой: коса ее была более золотой, чем у Ланнистеров, глаза были зеленее, чем трава на лугах, а кожа мягче, чем весь мирийский шелк. И был у нее возлюбленный, молодой и отважный рыцарь. А как в такого не влюбиться: и красавец, и воин, и на подвиги ратные готов. Она подарила ему свою любовь и свое сердце, но он отверг его ради другой, на которой после и женился, оставив Рован ни с чем. Так часто бывает, Бран – мы любим не тех, кто любит нас и любим тех, кому противны. Дочь Гарта уже хотела ставить на себе крест, но решила, что пойдет по стопам отца и будет помогать природе. У всех детей Зеленорукого были таланты, и один такой не обошел нашу героиню – она, обернув своими золотистыми прядями яблоко, посадила его в землю, и из его семян проклюнулось яблоня, кора которой была из самого настоящего золота, – Тайлер остановился, чтобы немного передохнуть и попить. В горле стало сухо от рассказа, ведь рыцарь не привык долго говорить. Конечно, едва ли он был лучшим рассказчиком, но историю знал неплохо. – Сказка это или нет, но с тех пор яблоки Рованов самые вкусные в Вестеросе, а высокие яблони в Золотой Роще часто оказываются захваченными ульями диких пчел. – Да и свое состояние в немалой степени Дом Тайлера сделал на яблоках и сидре, которые среди народа были такими же популярными, как вино Редвинов среди знати. – Из-за такого волшебства Рован Золотое Деревце ее потомки взяли это дерево себе на фамильный герб, запечатлев в истории ее талант. Надеюсь, я не утомил тебя? – усмехнулся Рован, наконец, откусив яблоко. Подобные истории в детстве он очень даже любил слушать, но кто знает, как к сказкам относятся на Севере. Вот Бран, например, выглядит для них сильно серьезным.
Тогда теперь ты мне расскажи: правда ли у тебя есть лютоволк? А какие они? – раз уж заговорили и магии, пусть Бран расскажет и про них. Тайлеру были интересны всякие мифические существа, вроде великанов и единорогов, хотя, признаться, он в них не особо верил.

+7

5

Бран тоже не был против сидеть рядом с рыцарями в белых плащах или возле гвардейцев его отца, можно даже с оруженосцами (те столько забавных историй знают), но место за столом, как и родителей, не выбирают. Да и не все так плохо. Вот сир из Простора северянина очень заинтересовал (наверное, потому что это первый рыцарь из этих краев, которому удалось ему повстречать). Но вот Рисвеллы…
Бран не понимал отчего так, но ему было не комфортно. Казалось, что лорд Родников отчего-то обиделся на Брандона. А может даже корит. Но что он ему сделал?
Бран скорчил забавную рожицу, пытаясь вспомнить, за что лорд Родрик мог держать на него обиду. Ничего не припомнил. Как только вассалы его отца оказались в лагере короля, Бран, как и полагается Старку, поприветствовал их, поинтересовался самочувствием и новостями из их земель. Все как учил лорд-отец и мейстер Лювин. «Так почему он так посматривает на меня?». Брану это не нравилось. «А может, он корит меня за то что я беседую с этим рыцарем?» - так что плохого в новых знакомствах? Отец всегда говорил, что к гостям Севера всегда надо уделять внимание, быть с ними вежливым и отзывчивым. К тому же никто не запрещает Рисвеллам присоединиться к разговору. Бран охотно послушает историю о том, как они встретили кортеж леди Маргери или принца Джоффри. Или о чем так они хотят рассказать? Но лорд Родрик молча продолжал колоть Брандона своим взглядом. «Что же я такого плохого ему сделал?».
Король Роберт опять поднял кубок. На этот раз он пил за Сансу. Сестренка, наверное, не ожидала такого поворота событий, отчего на ее щечках появился румянец. Брандон хихикнул и тоже поднял свой кубок с водичкой. Пить вино ему запрещали. Хотя однажды Робб разрешил ему попробовать, немножко. Не понравилось. Такая кислятина! «И отчего взрослым оно так нравится?». Вот Брандон когда вырастит не будет вино пить. Ему больше по вкусу отвары из сухофруктов и соки.
Все опустили кубки. Король Роберт опять начал шутить, и Бран опять не понял шутку, отчего он немножко начал скучать и уже подумывал уйти, как здесь рыцарь опять заговорил, и Брандон опять оживился. Даже о злом лорде Рисвелле, который недовольно скривился, стоило сиру Ровану заговорить о Севере и родном доме. Наверное, гость из Простора тоже заметил негодование северянина отчего Брандону стало стыдно и он быстро поспешил исправить ситуацию:
- Ничего, до Винтерфелла всего-то ничего осталось, скоро согреетесь. У нас там очень красиво, - пусть Бран пытался говорить с задором, беззаботно и с улыбкой, но он понимал, о чем говорит сир Рован. Он тоже грустит о доме. «А ведь я могу еще вернутся», - но кто тогда позаботится о маме и сестренках? Он же обещал Роббу присматривать за ними! – К тому же, это так здорово проехать полкоролевства, не каждому выпадает такой шанс, - сейчас он просто пересказывал все то, что ему сказал Робб, когда Брандон решил поделиться с ним своими тревожными мыслями. Робб умеет находить нужные слова. – А домой можно писать письма. Вороны же летают как на Севере, так и на юге, - мальчишка пожал плечами, весело болтая ногами, и какое-то мгновение просто рассматривал рыцаря. Просто так.
От вопроса о золотых деревьях рыцарь засмеялся, отчего Бран смутился, наверное, от стыда разве что под стол не залез. «Вот же я глупенький, ну где же видано, чтобы деревья были золотыми?!». Последний раз он так себя неловко чувствовал, когда рассказал Роббу, что у него под кроватью грамкин живет. «Но ведь… но ведь почему тогда дерево золотое?!». Мейстер Лювин говорил, что рисунки на гербах – это не просто красивые картинки, у них есть история. Важность для дома. «Так что это получается, мейстер Лювин врал?» - в такое Брандон отказывался верить и уже придумал новые вопросы, дабы докопаться до истины, но задать он их не успел.
- Да, - замотал головой северянин, - я знаю легенды об Гарте Зеленоруком, - вот только они были скучны. Брану больше по душе истории об Брандоне Строителе и Симеоне Звездоглазом, и об Крылатом Рыцаре. Ему нравятся герои, рыцари, воины, а Гарант Зеленорукий просто выращивал овощи и фрукты. Это же так скучно! Но историю сира Рована он слушал с приоткрытым ртом, тут же вообразив себе Простор и прекрасную Рован Золотое Деревце. А затем, когда рассказ закончился, еще какое-то мгновение смотрел на поднос с яблоками, думая обо своем.
- Это, - наконец-то подняв глаза на гостя с юга, неуверенно начал мальчишка, - это был не настоящий рыцарь, а самозванец. Рыцари так не поступают!
Наверное, он сказал это слишком громко. Сир Родрик засмеялся так, что казалось сейчас лопнет и Арья тоже, хотя сидела достаточно далеко. Брандону опять захотелось спрятаться под стол, вот только так он еще больше опозориться. Пришлось краснеть, смотреть на собственные сапоги и ждать, пока все перестанут хохотать.
Наверное, прошла целая вечность, пока сир Родрик замолк. Бран с недоверием посмотрел на северянина.
- Да, - тихо ответил Бран, как будто признавался в чем-то ужасном. – У меня есть лютоволк, его зовут Лето. Робб нашел шесть лютоволчат в снегу, когда мы возвращались домой, в тот день лорд-отец казнил дезертиров Ночного Дозора, - Бран не был уверен, верит ли ему рыцарь, но все-таки продолжил говорить. – У моих братьев и сестер тоже есть лютоволки, по одному лютоволку на Старка, - еле заметно усмехнулся мальчишка. – Их зовут: Серый Ветер, Леди, Нимерия, Лето, Лохматый Песик и Призрак. Они еще маленькие, но, - Бран огляделся вокруг, затем переклонился через стол, чтобы его слышал только рыцарь, - но Серый Ветер и Призрак, это лютоволки Робба и Джона Сноу, однажды убили четырёх дезертиров, которые напали на… - Бран опять поймал на себе взгляд Арьи и тут же умолк. Эту историю сестренка рассказала ему по большому секрету и Бран обещал, что никому не скажет. – на… никого. – Опять смутился мальчишка, а затем добавил: - если хотите, я вам их покажу, если вы мне не верите.
Может он и верил, просто рыцари короля не сразу поверили. А когда увидели то стали белыми, как снег. Они с Роббом и Арьей так тогда смеялись.

Отредактировано Brandon Stark (2018-03-23 10:50:17)

+8

6

За Сансу? Чего это вдруг король пьет за дочерей своих вассалов? – промелькнула мысль, когда Тайлер долил себе в кубок сока, кажется, из местных ягод. Потому что он был таким же кислым, как Север. По столам прокатился легкий стук кубков – все чокались и после пили, потому что воле короля нельзя перечить. Сам Тайлер был вовсе не против выпить за северную красу, пусть и не вино, а похожую на него кислятину. Девушка засмущалась от десятка направленных на нее взглядов, но ее спас от этого Роберт, снова засмеявшийся своим «штормовым» смехом, заставляя подхалимов смеяться с ним, а не смотреть на девицу Старк. Король вообще был в веселом настроении, и некоторые его шутки казались Тайлеру смешными, отчего лицо сковывала улыбка. Он пытался ее сдержать – серьезный рыцарь всё-таки, да еще гвардеец, а не сквайр какой-нибудь. Что мог подумать Бран?
Надеюсь, – почти взмолившись, протянул рыцарь. Сейчас, конечно, было тепло, но погода скорее была последними деньками лета перед зимой, чем самым разгаром солнечной жары. Но Север и был севером Вестероса, глупо было надеяться на что-то другое. Как бы выстояла легендарная Стена до небес, сложенная из льда, если б тут светило солнце с такой же силой, как в Просторе? Пускай на Севере будет снег, а дома – яблоки, и все будет хорошо. В жизни важен баланс, а не хаос. Все говорят, что их замки есть сама красота и эстетичность. – подумал Тайлер, но ничего не сказал. Понадеялся, что Бран не преувеличивает, и его сердце, охочее до красот, не разобьется. – Да, это было настоящее приключение. Скоро ты увидишь сам. Вы, наверное, будете в основном в замках останавливаться, так что будет на что посмотреть: на фоне Харренхолла, например, твой Винтерфелл покажется крестьянской хижиной, а Ров Кейлин напомнит о величии былых времен.Говорю прям как взрослый. Надеюсь, меня не прозовут сир Тайлер Старый. На самом деле, почти все время пути нужно ехать верхом, а остальное время – отдыхать и мечтать отрезать уставшие ноги, но это касалось только рыцарей. Бран и его мать с сестрами будут сидеть в седле не больше времени, чем занимала их конная прогулка в Винтерфелле. Так что для него это было действительно... Увлекательное путешествие. Интересно, а каково это – путешествовать с королем?Да, письма, совсем о них забыл. А мне будешь писать? – усмехнулся Тайлер. Ему было бы интересно узнать о Королевской Гавани что-нибудь хорошее, а не то, что услышишь от каждого второго сира или лорда. А чего не услышишь, то просто окажется невысказанным. В детях хотя бы нет того взгляда, который все оценивает с позиции злобы. Но лорд Рован говорил, что на воронах чаще прилетают плохие вести, ибо они всегда самые срочные, а не простые истории и рассказы. Да и ворон много не утащит, а у Брана в замке еще родичи остались.
Историю Бран слушал так внимательно, что буквально впитывал каждое слово, отчего Ровану стало неловко. Он редко рассказывал что-то подобное, да и сама история, в общем-то, была о малознакомом Брандону южном Доме, но Тайлер пытался рассказать ее хорошо. Если б у него было время, он бы ее как-то украсил и утяжелил подробностями, но сходу он этого сделать не смог, и получилась такая вот кратенькая история. Зато я знаю, чем заняться позже. Сделать из нее любовную песню или грустную поэму? Он пока не знал.
Конечно, это был не настоящий рыцарь, – снова улыбнулся Тай, глядя на его легкое негодование. – Потому что рыцарей тогда еще не было. Первым из них стал Джон Дубовый Щит, брат златокудрой Рован, и случилось это чуть попозже. – По правде сказать, это была еще одна сказочка, только уже от Окхартов. Гарт побросал в Просторе своего семени больше, чем плодовых семян.
Ладно, не стесняйся, ты не первый, кого так рассердил поступок того рыцаря, – попытался успокоить надувшегося от стыда Брана. Вроде бы рассказ не о подвигах рыцарей, а о мирских делах, но мальчик по уши погрузился в него, гляди ж ты! – В свое время я тоже доказывал лорду-отцу, что рыцари так не поступают, а он только хохотал. Пришлось самому стать рыцарем, чтобы понять, могут ли они так поступить, потому что он так и не ответил. – Он понял это только тогда, когда выучил историю у мейстера. Андалов на тот момент даже не было в Вестеросе, ни в Долине, ни в Просторе, так что и рыцарства тоже. Но лорд Родрик, и правда, смеялся излишне долго, так что Тайлеру пришлось красноречиво кашлянуть. Тогда-то Брандон поднял глаза и уже начал рассказывать о своем питомце.
Неплохое имя. Лето, – сказал Рован, будто пробуя слово на вкус. Имя было весьма символичным. Шесть волков на пять Старков и Сноу. – вспомнились ему строки из письма мейстера Лювина. В Цитадели к этому отнеслись весьма скептически, и Тайлер поначалу был с этим согласен. Но мальчишка говорил очень уверенно. А моим волшебным животным была бы ожившая яблоня или рябина?А твой брат не растерялся, молодец. Я думаю, ты в него пойдёшь,если перестанешь бояться чужого смеха. Если бы Тайлер увидел лютоволчат, то, скорее всего, убил бы, чтобы не натворили бед в будущем. В сказках они всегда были чудовищами, ночными охотниками, жаждущими человеческой крови. Но Рован – не Старк, на гербе которых были эти существа. Они и сами были волками, и кому как не им воспитывать их? «Убили дезертиров из Дозора?» – недоверчиво пронеслось в голове. Значит, они и правда не разновидности охотничьих песиков. Человека убить – это какой-нибудь гончей совсем не под силу, мелковата будет для мечников. Насколько же они страшные? Видимо, очень, раз подобные истории хранят в секрете.
Я верю, но просто обязан взглянуть, – ответил Тай, доев уже свое яблоко. На Севере придумать всяких историй можно больше, чем в Просторе. Чего только грамкины и снарки эти стоят...

Отредактировано Tyler Rowan (2018-03-26 11:09:44)

+8

7

Брану всегда нравилось слушать, как другие делятся своими впечатлениями о Севере. Это всегда так волнующе, забавно, интересно, а порой смешно. Но еще иногда это злит. Особенно, когда начинают жаловаться на погоду. А что они хотели: солнышка и тепла? Так не те же края! Север славится своим суровым холодным климатом. И вообще одеваться надо получше. Вот Брандону тепло и комфортно. Вот только рыцарь из Простора не этим слегка обидел Старка. Брандона задели слова о Винтерфелле. Как вообще можно так говорить о «сердце» Севера? Старк не глупенький и знает какой Харренхолл большой, знает его историю и понимает почему рыцарь так сказал, но все же, можно было придумать другое сравнение, например, сказать, что Винтерфелл покажется маленьким камешком на фоне горы Харренхолл. Вот ему было бы приятно если бы Золотую Рощу сравнили с сараем? Вряд ли. Никому не нравится, когда плохо отзываются о родном доме.
Но Брандон, как и полагается выходцу Великого дома и просто воспитанному мальчику, не стал делать скандал на пустом месте. Для себя он решил, что сир Рован просто устал, не подумал, сморозил глупость и сейчас ему очень-очень стыдно и без упреков со стороны северянина.
- А вы останавливались в Харренхолле? – Опять последовал вопрос от главного почемучки Севера. – Говорят там есть призраки, а еще он же проклятый.
Брану казалось маловероятным, что король решит остановиться в замке, где на него ночью может напасть дух Харрена Хоара. Но и в Винтерфелле есть призраки, вернее в крипте, так ему Робб говорил и старая Нэн, но король же остановился там. «Еще с отцом в крипту спускался». Брандону стало как-то не по себе. С одной стороны он очень хотел увидеть самый большой замок в Семи Королевствах (здорово будет тогда все Роббу и Джону рассказать!), но с другой - он боялся, что проклятье перейдет на него. «Как оно вообще действует?». Бран и этого не знал. «Жаль, что мейстер Лювин не поехал с нами, он бы все объяснил, но с другой стороны, как бы Робб получил бы мое письмо?». Старк задумался. Решил, что правильно мейстер сделал, что остался в Винтерфелле. Спросить он сможет и маму, а вот за воронами не каждому дано ухаживать.
Бран положительно кивнул на вопрос рыцаря о письмах и заулыбался. Он не особо любил писать, а Арья вообще говорит, что пишет он как курица лапой, но это же так здорово состоять в переписке с настоящим рыцарем! «Вот же Робб мне обзавидуется!».
- Только… куда писать? В Винтерфелл или в ваш замок?
Наверное, рыцари останутся до свадьбы им же надо отдохнуть от столь длинного пути, но поскольку Хранитель Севера созывает знамена, дабы дать бой армии одичалых, надолго задержатся они не смогут. Что, наверное, хорошо. Робб как-то сказал, что гостить надо в меру.
А веселье за главным столом в то время все продолжалось. Теперь король вспоминал славные времена. Кажется, говорил о каком-то турнире. Бран не особо вникал в беседу взрослых, ему интересно было с сиром Рованом.
«Так почему вы его рыцарем нарекли», - чуть было не совался вопрос из кончика языка. Но Старк вовремя увидел еще одну ножку уточки и поспешил ее забрать. Лютоволкам надо хорошенько есть.
- Вот как здорово! – вытирая на этот раз руки в скатерть заулыбался Старк. – И что доказали?
Брану было интересно все, что связано с рыцарством, наверное, как и всем мальчикам в его возрасте. Вот только на Севере немножко проблематично с такими историями. Культ рыцарства в самом большом королевстве не в особом почете. Хотя ни отец, ни Робб не перечили желанию Брандона стать рыцарем. «Первый рыцарь из дома Старков», - звучал в его голове голос брата. С нотками гордости, что очень важно. Так что он обязан все узнать, дабы не опозорить себя и свой дом. Но насколько Брану интересно было слушать о рыцарях, настолько сиру Ровану о Севере. Наверное. Если бы не было интересно, он ведь не согласился бы пойти поглядят на лютоволков. И о истории с дезертирами не смеялся, как гвардейцы короля Роберта. А еще Брандону польстили его слова. Мальчишка пытался во всем походить на старшего брата чем порой вызывал смех, а не уважение. Но Арья просто глупая девочка, ничего не понимающая.
- Я очень на него похож, это правда.
Вот только Робб не был таким спокойным, если верить леди-матери.
- А у вас есть братья или сестры? А они тоже такие высокие?
Король Роберт ел какой-то очень вкусный пирог, Джоффри о чем-то болтал с Сансой, Арья хмурилась и видимо злилась, что не ее посадили возле рыцаря. А Бран усмехался.
- Держите, - он под столом передал платок с вкусностями гостю из Простора. – Спрячьте, это для лютоволков. Ждите меня возле того огромного дуба, я отпрошусь у леди-матери.
Рыцарь ушел, а Бран еще немножко посидел, затем взял яблочко и подошел к маме. Уговорить леди-мать разрешить покинуть пир было не так сложно, как договориться с Арьей. Она тоже хотела уйти, но Бран не хотел ее с собой брать. Чуть не поссорились из-за этого. Но все-таки к дубу Бран пришел сам. 
- Их держат в конце лагеря, - отобрав платок с мясом, Старк направился к питомцам, - принц Джоффри не особо с ними ладит, так что пришлось их привязать, хотя в Винтерфелле лютоволки вольны гулять где пожелают. Не волнуйтесь, они у нас воспитанные. Леди даже умеет лапу давать, ее Санса с Роббом этому научили.
Минуя клетки с собаками, Бран подошел к нужному колышку, к которому были привязаны питомцы детей четы Старк. Увидев его, лютоволки тут же начали прыгать, а Лето даже завыл. Бран кинулся к любимчику и вот через мгновение зверята повалили его на землю, пытаясь добраться к лакомствам в платке. Брандон им помог, а затем отвязал своего питомца.
- Это Лето, - он почесал лютоволка за ушком, и тот на мгновение оторвался от еды. – Я хотел его назвать Призраком, но Джон так уже назвал своего лютоволка. Подойдите поближе, он вас не укусит.

+9

8

   Тайлеру все не терпелось приехать в Винтерфелл. Даже не ради теплой, красивой, меховой накидки, защищающей от холодного ветра, а ради того, чтобы увидеть «сердце» Севера. Главный его замок, одновременно один из самых огромных в Вестеросе. Чего только стоит знаменитая богороща, занимающая почти половину всего замка! Первые Старки отгородили себе кусочек древнего леса, когда-то полностью покрывавшего весь закатный континент, сохранили его и даже вырастили, сделав единственной настоящей богорощей на сотни лиг вокруг. А архитектура? Винтерфелл строили сотни лет, превратив из небольшой заставы в мощную крепость. Больше всего Тайлер хотел увидеть Первую Твердыню, башню, с которой началось основание замка. Она же, украшенная горгульями, служит надгробием для крипты древних Королей Севера. Но больше всего Ровану было интересно другое, то, что он вычитал в трудах архимейстера Марвина: все места, где стоят горгульи, содержат или содержали в себе драконов. Эти страхолюдины есть и на Драконьем Камне, и на Драконьем Логове в Королевской Гавани... И в Винтерфелле.
   Подобное внимание Тайлер уделял всем замкам, через которые они проходили. Королевские Земли, Речные, Ров Кейлин... И ему определенно будет, что рассказывать внукам.
Останавливались, – кивнул Тайлер. Старая леди Шелла Уэнт была на редкость гостеприимна – отдала им башню Плача на ночлег, лишь бы ее оставили в покое. Все полсотни рыцарей и парочка леди уместились в огромной башне, совсем друг друга не стесняя. После этого остановка в Дарри ощущалась так, будто они с коней вдруг пересели на пони. Но, тем не менее, в Харренхолле из-за постоянного «воя призраков» было очень трудно уснуть. – Но призраков там не встретили. Ни Харрена Черного, ни его сыновей, ни кого-либо другого. Только ветер, который свищет в пустующих руинах. – Замок только издалека казался величественным, а на деле оказался пыльным и полуразрушенным. Леди Уэнт лишь ремонтировала его, чтобы камни не начали падать с вершины башен, да и только. Там просто некому было жить, кроме немногих солдат и рыцарей да едва ли двух десятков слуг. – Про проклятие я не знаю точно... но, как видишь, я ещё жив. – Потому что только те, кто владели замком, умирали. Рован, слава Семерым, не владел и не собирался. Даже если «счастливые» лорды Харренхолла не умирали, то род их точно угасал, сталкиваясь с различными неприятностями. Квохерисов перерезал Харрен Красный, Харровеев казнил Мейгор Таргариен, последний Лотстон погиб в ходе некого восстания, а старая леди Уэнт умрет бездетной. Этот список явно не кончится, пока уродливую громадину не снесут или не бросят.
В Винтерфелл. Мы будем там еще долго. – «Если что, все равно перешлют в Рощу», подумал Тайлер. У Старков же им предстоит гостить еще как минимум пару недель до свадьбы, и как минимум месяц – после, если все будет в порядке. Много им задерживаться не нужно – как только леди Тирелл сменит фамилию на Старк и его цветом станет бело-серый, гвардия ей будет без надобности. Ее охранять будут замковые бойцы и муж, наследник Хранителя Севера Робб Старк.
Ну, в общем-то... Доказал, что не все рыцари такие, как жених леди Рован, – ответил Тайлер, серьезно задумавшись. Да, рыцари не должны были так поступать – но именно настоящие рыцари, которых даже в Просторе, сердце самого рыцарства, было немного. Но стоило ли разочаровывать Брана? Он еще находился в том мечтательном возрасте, когда все дети идеализируют все вокруг себя. Брандону еще рано знать о плохой части мира рыцарей и лордов. Но, опять же, он едет в Королевскую Гавань – кто знает, что там может приключиться? – Но не все бывают благородны, как Рыцарь-Дракон или Дункан Высокий. Есть много таких, как П... Сандор Клиган. – безманерный, грубый, злой – вот описательные черты Пса. От одного взгляда обгорелого по спине Тайлера пробегали мурашки. Но он хотя бы не сир... У него другой титул. Рован пересекался с ним всего пару раз, и однажды видел его схватку, так что было много поводов его опасаться. Осторожность никогда не помешает, особенно в случае обоих братьев Клиганов, отличавшихся вспыльчивостью. Но, тем не менее, почти все знакомые и друзья Рована соблюдали неписанный кодекс чести, и он был очень горд своим титулом. Да и, в конце концов, только ты сам делаешь из себя человека, а «сир» перед именем еще ничего не меняет. Один рыцарь не может опорочить имя другого своим поведением.
   Тайлер по-летнему усмехнулся, увидев, как приосанился Бран, когда тот похвалил Робба. Наверняка он стремится походить во всем на старшего брата, но при этом еще и хочет стать рыцарем. Но поговорив с мальчиком всего несколько минут, Тайлер уже видел в нем задатки неплохого рыцаря. Как и его лорд-отец в свое время увидел такие же задатки в нем самом. «Возможно, когда-нибудь у меня будет такой же оруженосец...», – мечтательно вздохнул рыцарь, зная, что оруженосца искать не будет. Потому что с ними одни только проблемы – ты их учи, второй мамочкой побудь, а они только обижаться и умеют. Нет уж, лучше Тайлер пока сам как-нибудь.
У меня есть сестра, Джейн, и брат, Лионель, а еще целая куча кузенов и кузин. – Подобный вопрос от Брана вдруг показался неожиданным. Никто особо не интересовался его братьями и сестрами, особенно Джейн, после той истории с певцом. Всем был более интересен его отец, Матис Рован. – Сестре до меня далеко, но вот Лионель уже меня догоняет. Но, надеюсь, не обгонит. – Тайлер не считал себя сильно высоким, но, наверное, Старку казался громадиной не меньше сира Дункана.
   После разговора о лютоволках Брандон почему-то напрягся и поглядел на всех вокруг. Рован тоже – ему и видно дальше, – но на них никто и не глядел. Даже Рисвеллы разговаривали о чем-то с другими северянами и не поглядывали в их сторону, а остальные подавно. Тайлер взял сверток с едой, который ему передал маленький Старк – непривычно увесистый , – вздохнул и пошел к дубу, где ему и приказал ждать мальчик. Слава Семерым, Бран вернулся быстро, так что Тайлер даже не успел заскучать в одиночестве. Они пошли к самому краю лагеря, минуя даже громко лаявших королевских гончих, и, наконец, пришли к лютоволкам. Их было аж трое, и они выглядели очень громадно. Когда они побежали к Брану, учуяв запах еды, Тайлер даже слегка испугался, но увидев их виляющие хвосты, расслабился. Скалиться, лаять и кусаться «собачки» не собирались, так что Ровану удалось их рассмотреть. Они были выше и крупнее любого волка, коих немало повидал на охоте рыцарь, хотя выросли наверняка только наполовину. Взгляд их был умнее, лапы – длиннее, морда – шире, но движения такие же резкие и быстрые, как и у мелких сородичей. Тем не менее, лютоволки выглядели неестественно, как-то призрачно, будто бы не стояли сейчас вот здесь, перед Тайлером. Странные ощущения – вдруг увидеть вживую персонажей сказок... И понять, что многое из них, в общем-то, правда. Он помог мальчику подняться, усмехнувшись, и они оставили еды волкам, забрав только питомца Брандона.
Лето, – глупо повторил Тайлер и подошёл ближе и раздумывал, стоит ли гладить. Вдруг он не любит чужих касаний? Но дымчатый волк был довольно спокойным, послушным, но Тайлер не любил рисковать. Так можно и без руки остаться. Какой из него будет после этого рыцарь? – Лето звучит лучше, чем Призрак. Добрее.Теплее. Было странно видеть лютоволка и понимать, что, возможно, все существа за Стеной– не выдумка. Это значит, что где-то есть и грамкины со снарками?А единорогов и великанов у вас случайно нет?

Отредактировано Tyler Rowan (2018-04-08 21:42:46)

+8

9

«Только ветер, который свищет в пустующих руинах», - повторил про себя Бран, и от этих слов стало очень-очень-очень тоскливо. Не так должна была закончиться история самого большого и величественного замка семи королевств. Харренхолл должен был быть сердцем рыцарских турниров, но вместо этого только ветер поет в его руинах.
«Может, в этом и есть проклятие: быть величным и превратится в пепел?» - если это так, Старку никогда не хотелось, чтобы подобное произошло с Винтерфеллом. Ни за что, никогда.
«Но мы ведь не злим короля. Да и нет у короля Роберта дракона, чтобы испепелить Винтерфелл».
Он опять посмотрел на короля. Тот казался веселым и добрым человеком, немножко неуклюжим и порой слишком вспыльчивым, но никак не злым и жестоким. «А еще он друг моего отца», - это важно. Друзья ведь не уничтожают замки друг друга. Друзья должны наоборот помогать друг другу.
Бран выдохнул и довольно улыбнулся не столько заверениям рыцаря, что не стоит бояться ночью в Харренхолле встретиться с призраком Харрена Черного или его сыновей, сколько уверенности, что в Винтерфелле никогда ветер не будет петь свои песни в пустых руинах. Там будет смех, вой лютоволков и звон стали. Всегда.
Дурные мысли совсем вылетели из детский головушки, стоило только опять заговорить о рыцарях. Бран вслушивался в каждое слово, боясь пропустить что-то важное. Он думал, что сейчас сир Рован поведает ему о подвигах, которые он совершил, доказывая отцу, что тот ошибается и рыцари – не глупые мальчишки в блестящих доспехах. Вот только ему попался очень скромный рыцарь. Сир Тайлер предпочёл отделаться только одной фразой, что как бы и расстраивало, а с другой стороны, может, оно и к лучшему. Рыцари короля к примеру очень болтливы, но почему-то их истории о взятии Пайка или проявленной доблести на Трезубце вызывали у северян только смех. Разве что с королевского гвардейца сира Ариса они не хохотали, но тот особо никогда и не говорил. Когда Джон Амбер предложил вспомнить, как, будучи оруженосцем, зарезал с десяток людей Роберта Баратеона, дабы вытащить своего «Учителя», сир Арис только пожал плечами, назвал их имена и сказал, что с более храбрыми воинами боги его больше не сводили. А затем вообще ушел. Брана это удивило, тогда и он попросил Робба объяснить, почему так себя повел себя рыцарь в белом плаще, на что брат сказал, что сир Арис поступил правильно, хороший воин никогда не будет нахваливать себя. Но теперь Брандону стало еще больше интересно, что же такого сделал рыцарь из Золотой Рощи. «Может, он тоже в битве на Трезубце сражался? Но он выглядит слишком молодо», - Бран как-то забыл поинтересоваться, сколько выходцу из Простора лет, но на вид ему было не больше, чем Теону. Разве что на год или на два старше.
Последующие слова совсем запутали Брандона. «А как же клятвы и обеты? Как же слово чести?». Робб тоже говорил, что нынешние рыцари – только бледная тень тех славных воинов прошлого, но сколько он видел этих рыцарей? Раз, два и все! Этим Брандон себя и радовал. Он хочет верить, что и сейчас полно действительно настоящих рыцарях, таких как Дункан Высокий. Вот только сложно поддерживать искру надежды, когда даже рыцари разочарованы в нынешнем рыцарстве.
- Сандор Клиган не рыцарь, - как-то с обидой и горечью ответил мальчишка. Бран старался изо всех сил защитить то, во что он верил. «Барристан Селми, сир Арис Окхар, сир Тайлер Рован, братья Тиреллы - они же настоящие рыцари! Вот только пять – это так мало». Брандон тихо вздохнул. Может, он действительно глупый, что мечтает о шпорах? Старк совсем запутался. Но менять решение поздно.
- Почему? Почему вы не хотите, чтобы вас ваш брат обогнал?
Робб вот всегда говорит, что если Брандон дальше так продолжит лазить по всему, за что можно уцепиться, то точно его обгонит в росте. И это же здорово! По крайней мере, брат никогда по этому поводу не печалился. «А может он так говорил, чтобы не расстраивать меня?». Нет, Робб не умеет лгать. Так говорят Джон и Теон, а они же его очень-очень-очень хорошо знают.
- А вы по ним скучаете? Я вот немножко скучаю и по Роббу, и малышу Рикону, и по Джону Сноу, - только по Теону Брандон не скучал. Он никогда особо не любил сына Бейлона Грейджоя. Наверное, потому что он очень уже взрослый.
- Вы так думаете? Вы не врете? – Брандон был довольным. Робб тоже говорил, что имя лютоволчонку очень подходит. Но тогда мальчик подумал, что брат так говорит, дабы не расстраивать его. – Я очень долго думал, как назвать его. Думаю, ему тоже нравится его имя.
Лютоволк опять на мгновение оторвался от еды. Теперь он повнимательнее разглядывал гостя с юга. Принюхивался. И сначала Бран подумал, что вот-вот Лето вздумает показать характер, как это было с Русе Болтоном, но нет, тот опять решил поесть. «Обжора», - Брандон прижался к лютоволку, а через мгновение рассмеялся так, что чуть не упал.
- Единорогов больше нет, так Старая Нэн говорит и дядя Бен, а вот великаны живут за Стеной, мой дядя, первый разведчик, рассказывал мне, что видел их следы. А еще, - Старк осмотрелся по сторонам, как будто боялся, что их подслушают. – За Стеной живет Холод. Одичалая, пойманная Роббом и Джоном говорила, что Холод уничтожил ее деревню. – «Но король в это не поверил». Никто кроме Брана в это не поверил.

Отредактировано Brandon Stark (2018-04-14 14:19:12)

+6

10

Сандор Клиган не рыцарь, – согласно кивнул Тайлер, – но рыцарей с таким же скверным отношением к чести много.
   Он знал, что Пес никогда не был оруженосцем, но сражаться он умеет получше всех «сиров», кроме своего брата. Говорят, будто он не стал рыцарем именно из-за того, что у него перед глазами был не самый идеальный пример – Григор Клиган Скачущая Гора. Вот уж кто действительно был худшим сиром всех Семи Королевств; каждый обет, который он давал, был нарушен, и даже не один раз. Он жесток, свиреп, но очень огромен и силен. Говорят, в их замке регулярно пропалают слуги, да и каждое его участие на турнире всегда сопровождалось «случайными» смертями. То осколок пики случайно зайдет в горло его противнику, то, неожиданно, огромный, пусть и тупой, меч сира Григора сминал доспехи бедного рыцаря вместе с костьми внутри, как огромная булава. Даже из седла эту груду мышц и стали выбить было сложно, но Рован, к счастью, ни разу с ним не ломал копий. И, в общем-то, не горел желанием.
Понимаешь, в самом деле... Что очень хороших рыцарей, что очень плохих не так много. В основном, все находятся примерно посередине. – Почти все знакомые Тайлера были такими, «средними», «умеренными». Которые соблюдают обеты, но не слишком яро их отстаивают. – Отпрыски благородных домов зачастую ближе к идеалам, межевые рыцари зачастую дальше. Исполнение всех-всех обетов требует большой силы воли, и не у всех она есть.
   Симпатичные служанки из королевской процессии принесли новые блюда, но Рован едва ли осилил старые. Немного голод сбавить удалось, но мясо практически не лезло в горло. За время, проведенное в походе, он наелся мяса на полжизни вперед, от простой противной солонины до вкуснейшего кабана на вертеле. Да и от чертового лука уже болели пальцы, так что и охота Тайлеру нравиться в последнее время перестала. А он еще думал, что в таком путешествии будет весело и легко. Ага, конечно. Но, с другой стороны, Рован не легкоранимая барышня, а мастеровитый гвардеец из Простора, а сложности нужны, чтобы их переживать.
Будет не очень удобно, если в будущем его лорд-брат будет смотреть на него снизу вверх, – шутливо объяснил Рован. Конечно, он был вовсе не против, если младший брат вырастет выше старшего. Он ведь не будет лордом, а только рыцарем, и рост да ширина плеч ему гораздо важнее. Хотя, Тайлер и сам был бы совсем не против стать двухметровым, как сир Дункан Высокий.
Ну, вообще – скучаю... – задумался Тайлер. С Джейн у него были весьма натянутые отношения, но в последнее время они изрядно потеплели, как вдруг Тай уехал. Не сказать, чтобы он до сих пор был зол на нее за тот самый поступок, но он редко извинялся первый. Таков уж был принципиален, как и сестра. – Особенно по брату. Он редко появляется в Золотой Роще; всё-таки на рыцаря учится. Не видел его нормально уже лет двенадцать. 
   Лютоволки и впрямь сильно напоминали собак, только крупных. Тайлер как раз насмотрелся на псов в Хайгардене, Уиллас очень любил различных животных, и многих из них выводил в родовом замке. Постоянно он рассказывал Тайлеру, кого и с кем скрещивал и какие окрасы получал. Но, честно говоря, рыцарю всегда было интереснее охотиться и скакать верхом, чем слушать о собаках да конях, но не расстраивать же Уилласа?
Нет, не вру, – усмехнулся Рован, глядя на радостного Брана. Ему явно хотелось уйти из-за стола, да тут еще и нашлись лишние уши в виде слегка скучающего рыцаря – сам Тайлер в таком случае тоже был бы рад, если б еще был пажом. В том возрасте от любой похвалы и внимания он сразу же оказывался на седьмом небе от счастья... Было же время.
Мейстеры говорят, что единороги еще живут у вас на каком-то северном острове, – как ни старался, Рован не мог вспомнить название. Кажется, его населяли то ли одичалые, то ли племена, на них похожие... Тайлер лишь помнил, что это недалеко от Восточного Дозора-у-моря, и что там живут людоеды. Про это место когда-то давно рассказывал хайгарденский мейстер с неоригинальным прозвищем Серая Ворона, но не сказать, чтобы тогда рыцарь интересовался древней культурой Севера. Ей не все северяне-то интересуются. А вот великаны, оказывается, и правда живы... Интересно, а они такие же огромные и ужасные, как в сказаниях о Рассветной Битве? Тайлер уже хотел задать этот вопрос мальчику, уже даже открыл рот, но тут же его зацепило упоминание некоего Холода. Бран говорил о нем, как о чем-то реальном, видимом и осязаемом, и в голове тут же прозвучало: «Иные всегда приходят с холодом». Тайлеру казалось, будто это просто невиданный мороз, лютая зима, но сейчас он задумался серьезнее... А что, если это сам зловещий ужас, проявляющийся в мире вместе с магией Ходоков? Ведь от простого мороза кровь моментально не стынет в жилах. Тайлер знал, что Иные ненавидят людей, всех-всех, и этот Холод мог помогать им их умерщвлять... Вот ведь куда мысли заводят. Наслушаешься северян, и зиму чуть ли не концом света считать будешь. Рован, конечно, знал, что северные зимы гораздо хуже южных, но пока очень слабо представлял себе, что такое вьюга или стужа.
Холод? Он что, живой? – выдохнул, наконец, рыцарь. Внезапно стало зябко – то ли от ветра, то ли от противных мыслей, вызванных впечатлениями о Севере. Зато с такого начинаются хорошие идеи для сказок или страшных историй. Может, стоит написать парочку?

+7

11

«Тогда зачем мужчин с таким скверным характером посвящать в рыцари?» - чуть было не выпалили Бран. Он бы спросил, даже набрал в легкие побольше воздуха, но его опередил лорд Родрик. Рисвеллу, наверное, попалась кость в мясе, он ее не заметил, попытался проглотить, а та застряла в горлышке, отчего лорд начал очень громка кашлять, а еще сквернословить, отчего Брандон покраснел. Раньше он не слышал таких слов. А нет, врет, было дело. Когда кронпринц во дворе Винтерфелла разозлил Робба, то брат так обругал принца, так обругал, что за это лорд-отец вызвал сына к себе. Но такое было только раз. Обычно никто в Винтерфелле не ругается в присутствие детей.
«Козлиный помет», - повторил про себя Бран, еле заметно улыбнувшись. Леди-мать запрещала употреблять плохие слова даже Роббу, но ведь старший брат все-равно сквернословил (однажды он даже Джона обозвал!), значит ругаться можно, только осторожно.
- Так вы побольше морковки ешьте и перерастете брата, - Старк говорил серьезно, будучи до конца уверенным, что дает дельный совет. Джон и Робб говорили ему как-то, что так быстро вытянулись, потому что много морковки ели, Брандон терпеть не может овощи, но вот морковку после этого начал уплетать за обе щеки. Но все-таки непонятно, почему однажды, увидев, как он из супчика выбирал все кроме морковки братья над ним смеялись. Наверное, потому что делал он это очень аккуратно, боясь измазать новую рубашку.
Нимерия отобрала кусочек мяса у Леди, что очень развеселило Брана. Арья порой тоже так делает. Нет, не отбирает еду у старшей сестры, а просто заставляет Сансу злиться. Вот даже на королевском тракте сестренки находили из-за чего поссориться. Так вчера Арья случайно облила Сансу соком, а позавчера Санса обозвала Арью лошадкой. Наверное, и сегодня будут ссориться. Шелковый платочек, в который Брандон так аккуратно прятал еду для лютоволком, принадлежал Сансе. Как-то она в нем ходила, набрасывала на плечи, чтобы не было так холодно. Хотя в тот день и без платочков на плечах было тепло. Брану так точно. Он целый день провел в седле, а затем еще играл с Арьей прятки в лагере.
- На острове? – Бран насупился, пытаясь вспомнить, где же могут водиться единороги. Мейстер Лювин точно ему говорил, вот только он не может припомнить название. – Наверное, - он прикусил губу, посматривая на рыцаря, - Наверное, на Скагосе. Это большой остров на Севере, в устье Тюленьего Залива, недалеко от Восточного дозора у моря. Но я не уверен, что там остались единороги, - Старк усмехнулся. Он был рад, что ему попался кто-то из южан, кто хотя бы пытается познакомиться с Севером. Вот бы король Роберт проявил бы хотя бы столько заинтересованности.
- Да живой. Но не так, как мы с вами. Речь об Иных. У них кожей белая, как луна, глаза синие, как звёзды, и телом они холодные, как лёд, а еще они мертвые. Старая Нэн говорит, что они не знают пощады и убивают все на своем пути.
Лето поел. Он довольно облизнул себе мордочку языком, затем лизнул щеку Брана.
- Хотите его погладить? Он не укусит, я обещаю.

+7

12

   Рыцарь поморщился, услышав ругательства слева. Сквернословил, как ни странно, тот самый лорд Рисвелл, порядком надоевший южанам. Манерами владетель Родников обременен не был, так что извиняться за поведение отца пришлось его сыновьям, Роджеру и Рикарду. Но несмотря на их громкие голоса, что-то из лексикона лорда Родрика Бран все же почерпнул, вероятно, что-то не слишком понятное, что было видно по его удивленному и задумчивому лицу. Кажется, вскоре кое-кому предстоит увлекательная беседа с матерью по поводу правильного употребления слов.
Морковки? – непонимающе переспросил Тайлер, съев пару ягодок винограда. Отец говорил ему, что фрукты и овощи очень полезны для всего, от силы и роста до ума и общего развития. Но ни он, ни мейстеры не говорили ему, какие из них полезнее других. Разве ж это как-то можно было понять? Ах да, разве что он слышал, что яблоки очень полезны для зубов, но кто знает, правда это или нет. – Боюсь, у нас в Просторе больше любят фрукты. Но я запомню твой совет.
   На самом деле, он и так был высок, куда ему еще-то? Потом только больше за доспехи переплачивать. Хотя, будь он еще выше, то мог бы возвышаться над многими солдатами на полях сражений, что давало бы дополнительные преимущества. Правда, огромным чудовищем, как сир Григор, становиться не хотелось. Иначе под весом даже кровать ломаться будет, и конь проседать. А вот Брану бы сейчас немного роста и силы не помешало – он ведь едет на воспитание в столицу, а сквайры там не самый приятный народ. Столь юного парня они точно будут обижать, а без силы и уверенности отпор им не дать. Это сейчас мальчика защищает мама и лютоволки, но во время тренировок и возможных пересечений с другими оруженосцами и пажами он будет совсем один.
   Лютоволки оказались прекрасными созданиями. Хотя, как тут по-другому: их ведь воспитывали люди, а не суровая природа, и они пока ещё щенки. Говорили, что как волка не корми, он все равно в лес смотрит, но сейчас Тайлер в этом сомневался. Волчата напоминали домашних питомцев больше, чем диких зверей из древних лесов Вестероса. Но острый взгляд рыцаря заметил четкость и ловкость движений, когда Нимерия (кажется) отобрала кусок от курицы у Леди, принесенной Браном. Если лютоволчица Сансы и была спокойной и чуть медленной, то оная у Арьи отличалась буйством и резвостью, которой не обладали и опытные охотничьи псы. Но в присутствии Брана они даже не смели закусываться, видимо, глядя на Лето. Он, как самец, явно был посильнее волчиц, но сейчас он полностью подчинялся Старку, а значит, Нимерия и Леди тоже должны были. Возможно, они смотрели на Брана как на вожака, а, возможно, просто не хотели драться – это Уиллас разбирался в животных, а не Тайлер.
Да, точно, на Скагосе, – Ровану просто давались географические расположения замков и различных мест, но точно не названия, да еще и такие сложные. И, вспомнив название острова, он понял свою ошибку – там ведь живут не такие единороги, как на гербах и знаменах рыцарей и лордов: не белоснежные кони с длинным рогом. – Мейстер в Хайгардене сказал мне, что там живут несколько другие единороги. Такие... Мохнатые... Большие... – Он не знал, как объяснить, и потому моляще глядел на мальчика, мол, ты же должен знать. Мейстер рисовал их такими похожими на небольших мамонтов или туров, разве что с длинным белым рогом и с наездником на спине. Но раз Брандон о таких не знает, значит, это просто выдумка.
А-а, Иные, – протянул рыцарь, выдохнув. – О них я слышал. Они же не холод в настоящем представлении. Они просто... Другие. – Он слышал истрию о Короле Ночи, который был лордом-командующим Ночного Дозора еще тогда, когда там не было ни одного андала, и который однажды возлежал с женщиной из Белых Ходоков. А еще говорили, что их почитают, как богов, северные кланы одичалых, и многих девушек из них отдают Иным. После этого они, говорят, рождают новых ледяных синеглазых малышей-Ходоков. Так что не такие уж они неживые.
Раз уж обещаешь... – Тайлер поежился и посильнее укутался в плащ, после чего неуверенно потянул руку к волку. Он плавно запустил руку в теплый мех Лета на шее и почесал, как собаку. Лютоволк и правда не кусался, отчего уверенности только прибавилось, и Тайлер аккуратно стал его гладить вдоль обросшего толстым мехом туловища. – А правду говорят, что ваши волки напоминают характеры вас самих?

+8

13

«Запомнят мой совет. Правда? Я не сплю?» - Брат от радости разве что в ладоши не захлопал. Он тут же забыл плохие слова лорда Рисвелла, зато расправил плечи, а взгляд у него стал таким важным-важным, как у его лорда-отца и старшего брата, когда они решают трудные дела. Вот же здорово! Старк сейчас себя совсем не чувствовал семилетним мальчиком, он был взрослее своих лет и ну и что, что ноги свободно болтаются в воздухе, а меч деревянный.

Лютоволки зачастую пугали южан. Так один из рыцарей короля при Бране обозвал Лето уродцем, а принц Джоффри, если слухи правильные, хотел зарезать Серого Ветра и Призрака, поэтому возле зверюшки всегда кто-то находился из людей его отца. Ну… почти всегда. Наверное, гвардеец отошел по важным делам: проголодался, захотел попить или надо было сходить в кусты, всякое ведь бывает. Но вот что подметил Брандон, на северян хищники почти никогда не зубоскалили, а еще северяне не смотрели на животных, как на убийц. Они относились к лютоволкам с уважением. Наверное, потому что они принадлежали Старкам, а возможно, потому что считали их дарами Старых Богов. Да, наверное, второе. В Винтерфелле часто говорили о том, что найденные лютоволчата – это какой-то знак, мол, так Старые Боги хотят что-то сказать Северу, вот только никто не понимал что. Даже лорд-отец и Робб. А Мейстер Лювин, когда Бран спросил его, что все это может значить, просто пожал плечами и пробормотал что-то о том, что люди хотя видеть то, чего нет. И о чем это он? Лютоволки же есть!
Бран рассмеялся. Сам не понял почему. Наверное, все из-за того, какую смешную рожицу сделал рыцарь, пытаясь припомнить о каких таких северных единорогах ему поведал мейстер в Хайгардене, а может потому что большой, лохматый, как будто мамон, единорог – это очень смешно звучит и, наверное, так же забавно выглядит. «Вот было бы здорово их на самом деле увидеть». Возможно, когда он будет взрослым и настоящим рыцарем, он вместе с Роббом отправится на Скагос. А еще возьмут Джона. Да, разведчик Ночного Дозора там им понадобится. Скагос – опасное место. Старая Нэн говорит, что там водятся людоеды.
- Не знаю, сир. Скагос пусть и часть Севера, а его лорды присягнули на верность моему лорду-отцу, но они никогда не были в Винтерфелле, и о больших лохматых единорогах мне никто не рассказывал.
Что очень жаль. Хотел бы Бран такую лошадку. Вот бы все тогда в Красном Замке удивились.
Но вот не долго мальчик смеялся. Об одном только воспоминании об Иных по телу тут же пробегали мурашки, а улыбка исчезала с лица.
- Нет! – Поспешил запротестовать Брандон. – Они не другие, они холодная смерть. Та одичалая говорила, что они убили всю жизнь за Стеной.
Ну почему взрослые отказываются в это верить? Вот Робб и Джон тоже ведь были тогда в Великом Чертоге, но тоже не поверили. Только посмеялись. Но ведь с чего они взяли, что девочка врет? Может, они еще думают, что Брандон Строитель построил большую Стену просто потому что ему не было чем заняться?!
- Да, он хороший. Я с Роббом научил его давать лапу, а еще он умеет брать след и знает команду «фу!», но она его нелюбимая и он часто ее не исполняет. Но он вас не укисит. Вы хороший.
Многие южане, не взирая на то что считают лютоволков монстрами, все-таки пытались к ним прикоснутся. Обычно безрезультатно. Лютоволки подпускали к себе очень близко только тех, в ком не чувствовали плохого или кому доверяли Старки. Сиру Ровану Брандон доверял, поэтому и Лето вел себя спокойно.
- Я же говорил! – довольно заулыбался мальчик и снова приобнял своего щенка. Видимо рыцарю понравилось гладить Лето и это здорово. – Похожи? Я не знаю. Наверное. – Такой вопрос немножко заставил Старка подумать. Он поглядел на Нимерию, та действительно была такой же бойкой, как Арья, а вот Леди спокойной, как Санса. Призрак тихий, как Джон, в то время, как Серый Ветер сильный и всегда во всем первый, как Робб. А Лохматый Песек совсем дикий, потому что Рикон совсем им не занимается. – Отец разрешил нам их оставить только если мы сами будем за ними присматривать, наверное, поэтому они похожи на нас. Но немножко. Мы же все таки не лютоволки, а люди, - опять рассмеялся Бран.

+8

14

   Несмотря на то, что лютоволки были изящны и по-своему красивы, они вызвали опасения. Да, они еще были задорными и легкомысленными щенятами, но грозились вырасти в крупных, сильных и быстрых хищников, держащих в страхе не только зверей помельче, но и людей. Тайлеру нравились эти величественные животные, но все же он их побаивался. Наверное, не он один, раз волки привязаны аж в самом дальнем краю королевского лагеря, даже дальше взрослых и сильных охотничьих псов. Тайлеру казалось, что Старки выращивают их уж точно не ради забавы и не для охоты, а для чего-то другого.  Может, чтобы в будущем они стали самыми верными их защитниками? Да, они могут стать идеальными убийцами, с их-то размерами и талантами, но вот преданность может вызывать сомнения. Многие люди после битв теряли рассудок, чего тут говорить о животных, у которых и в обычное время черт знает что на уме? Звериная природа легко могла бы взять верх над человечьим воспитанием, и тогда сами хозяева рисковали столкнуться с их когтями и зубами. Тех же сумеречных котов никто не мог одомашнить, рано или поздно они всё-таки вскрывали горло горе-приручателям и убегали на свободу. Но почему-то Тайлер, даже не веривший в северных богов-деревьев, ощущал, что старковские звери какие-то не такие. В них все же прослеживалось что-то неуловимо человеческое, и Рован мог лишь молиться, чтоб его опасения не оправдались. Страхов от ужасных поступков, творимых лютоволками в сказках Первых Людей, хватило еще в детстве, чтобы заново переживать их уже наяву.
   Скагос. Не сказать, чтобы Тайлер был таким же умным и начитанным, как Уиллас, но занудства и памяти в нем хватало. Может, оная на имена и названия у него и хромала, но зато он хорошо помнил все остальное. Скагос на первый взгляд был обычным гористым и холодным островом, но своих особенностей у него было вдоволь. Повезло Дозору с соседями, что за Стеной одичалые, что на Скагосе, только уже «свои».
Странно. О таком даже мейстеры знают, – удивился юноша, подхватив смех Брана. Наверное, он и правда выглядел глупо. Но так ему этих зверей описывал мейстер в Золотой Роще... выдумки, наверное. У половины домов Западных Земель, начиная от Браксов, изображен на щите единорог, и он совсем не лохматый и никоим образом мамонта не напоминает. Мейстеры часто строили догадки, у основном правильные, о чем-нибудь, чего не знали. Ведь как же может быть так, что Цитадель чего-то не знает?! – Удобно было бы на таком в сражениях участвовать. Копье с собой носить не надо, да и шкура у него толстая, судя по рассказам, так просто не пробьешь.
   Вряд ли, конечно, он быстро бегает, но кони в броне и с попоной на спине тоже не демонстрировали чудеса скорости и выносливости. А тут еще и животное страшное, с длинным острым рогом и шерстью, так что непонятно куда бить. Так что Тайлер тоже выбрал бы себе такую чудо-лошадь, если она и существует. Но пока Тайлер мечтал, их разговор забросило в менее веселое русло. Иные вообще на Севере были, по-видимому, какой-то больной темой, потому что северяне вроде и не верили в эти сказки, но все же просто так поминать не желали. А рыцарь и не настаивал особо, всё-таки вырос уже из детских россказней о Битве за Рассвет.
Если и так... – Бран как-то посерьезничал, хотя что тут было серьезного? Ходоки ведь умерли много тысяч лет назад. – То она сама пришла из-за Стены, а значит, жизнь там еще есть.
   Одичалым вообще мало верить на слово. Они ж все живут там традициями и всякими приметами. Может, там просто какой-нибудь бесшумный сумеречный кот разбушевался, а им уже всобщая смерть и Ходоки. А еще они живут грабежами и убийствами, а много ли веры слову разбойника? Рассветная война давно закончилась победой людей, ее герои давно погибли от старости или с чужой помощью... Откуда же тогда Белым Ходокам взяться снова, да ещё и спустя восемь тысяч лет?
Вашим талантам даже королевский псарь обзавидуется, – похвалил Брандона рыцарь. Ему, почему-то, всегда казалось, что волки не поддаются дрессировке, они ведь не одомашненные псы. Хотя... Он ведь и не пробовал.
   Волк был очень теплым, что вкупе с его именем было очень символично, а его мех был приятным на ощуп, хоть и несколько загрязненный дорожной пылью. Хороший питомец, и согреет, и защитит. Рован бы от такого не отказался, хотя у него даже оруженосца-то не было! Не в смысле, что оруженосца он считает сродни домашнему зверьку, просто он не готов еще к ответственности и заботе за кого-то и о ком-то. Так, наверное, будет до тех пор, пока отец не заставит его в срочном порядке найти себе ученика. Впрочем, что жену, что сквайра можно найти в любой момент, было бы желание.
А я и не сомневался в твоём слове. – Тайлер убрал руку от Лето, понимая, что теперь совсем не боится его. Возможно, теперь лютоволки будут считать его за своего, раз уж он подружился с этим? Хотя, не будь рядом Старка, он бы сюда и близко не подошел, так что какая тут дружба. – Да, это вчера ваш конюший сказал. – Тайлер нечасто заводил разговоры с челядью, но вчера, когда он отдавал коня в руки королевских слуг, мимо как раз пробегал кто-то из семьи Хранителя Севера со своим волком. Уж не Брандон ли? Тайлер тогда не обратил внимание, но вот у конюшего в дублете с гербом Старков поинтересовался, каково ехать в одном кортеже с такими зверюгами, и он поведал много интересного об этих застенных созданиях, а Тайлер оказался внимательным слушателем.
Даже твой брат, Рикон, сам воспитывает волка? – удивился Тайлер. Ему было всего три года, едва ли он мог ухаживать за животным, когда за ним самим еще требовался глаз да глаз. – Но северяне часто называют себя волками. Наверное, неспроста? – усмехнулся, по обыкновению, юноша, вспоминая все тех же «Зимних Волков» под командованием Дастина. Впрочем, в любой войне солдат лорда всегда называли по гербу, и не только северян. Железнорожденных всегда звали кракенами, ланнистерскую гвардию – львами, а Таргариены и просто так величали себя драконами. Гербы в Вестеросе плотно въелись во все, до чего могли дотянуться. Не повезло тут разве что Простору – на фоне соколов, грифонов и медведей розы и яблони выглядели бледновато. Но военное мастерство этих роз и яблонь не стоило недооценивать, иначе и львы, и драконы могут оцарапаться о ветки и шипы.

+9

15

Не только сир Рован думал, что Старки взялись разводить лютоволков, дабы потом на них выступать против врагов. О таком повороте событий много кто судачил из южан, а сам Брандон не раз подумывал, что вот Лето еще немножко, совсем капельку, подрастёт и на нем можно будет кататься, как на лошадке. Вот же здорово тогда будет! А еще, когда Старк получит шпоры (а он обязательно их получит, можно не сомневаться), а лютоволк совсем-совсем окрепнет, то можно будет выступать на нем на турнирах. Вот же он всех удивит! Рыцарь верхом на лютоволке, ведь здорово он придумал, правда? Старк был уверен что это очень-очень замечательная идея, и ему не терпелось ее воплотить в жизнь, однажды он даже залез на Лето. Но тот сбросил его прямо в лужу, но Робб, отец и мейстер Лювин не разделяли его идей. Они в один голос повторяли, что лютоволки – это в первую очередь дикие звери, значит они совсем не приспособлены для покатушек всяких там рыцарей. Брандона это удручало. Он не понимал, почему так говорят. Лютоволки ведь вырастают до огромных-огромных размеров, они запросто могут перегрызть глотку оленю или лосю, так что им так сложно немножко побыть лошадкой? Вот Бран, если бы он был Лето, с удовольствием покатал бы на себе Арью и Сансу, даже Джона и Робба, если бы они согласились и малыша Рикона, о, малютка был бы рад такой езде. А, ничего они не знают. Вот пускай Лето подрастёт еще чу-чуть, окрепнет, и Бран его оседлает. Таргариены были наездниками драконов, а Старк – лютоволка, вот же здорово будет!
Брану все больше нравится этот рыцарь. Наверное, все из-за того, что сир Тайлер немножко напоминает Робба. Старший брат тоже всегда с уважением относился к Брандону, с интересом выслушивал все его истории, давал советы и никогда не считал маленьким и глупеньким. Вот только Робб в лохматых единорогов не верит. Зато в русалок – да. Однажды Джон поведал ему по большому секрету, что Робб облил старшую внучку лорда Вимана Мандерли водой ибо верил, что она превратится в русалку. Ох тогда он получил за свою выходку! Девочка не обиделась, просто леди-мать решила напомнить своему сыну, что наследники Великих Домов так себя не должны вести.
«Жаль, что Робба сейчас нет», - он бы обязательно подружился с сиром Рованом, а затем вместе с Браном они ускакали бы исследовать местность. Здорово было бы!
- Даа, - улыбаясь согласился Старк. – Вот только на турнирах на таком коне точно запретили бы участвовать.
А зачем такой единорог, если его всем-всем-всем не показывать? Чтобы в сражениях участвовать? Так нет войн. Король Роберт подарил Семи Королевствам мир и процветание.
- Когда я выросту, отправлюсь с Роббом на Скагос, и если там действительно водятся такие единороги, одного отправлю вам в… - мальчишка насупился, пытаясь припомнить название замка, - в Золотую Рощу.
Вот же там все удивляться! Такие животные там точно не водятся. Вот только не понятно, как животное там себя будет чувствовать. На Скагосе очень холодно, а в Просторе очень жарко. Говорят, снега там никогда нет, а это значит, что южанам не страшны Белые Ходоки. Их ведь солнышко растопит! Теперь понятно, почему они так пренебрежённо относятся к всем этим историям и насмехаются над Ночным Дозором.
- Конечно там есть жизнь, - мотнул головой Старк. – За Стеной живут одичалые. – Это же все знаю! – Мой лорд-отец созвал знамена, дабы разбить армию Манса-Налетчика.
Робб говорит, что это будет быстрая победа северян, но Брандон все равно волнуется. А вдруг на отца нападет Король Ночи! Робб говорит, что такое невозможно, но как-то совсем не легче.
- А Леди умеет есть с рук, - продолжал нахваливать лютоволков Бран, пытаясь абстрагироваться от дурных мыслей. Иных давным-давно победили, а та девчонка просто врет! – А Призрак и Серый Ветер самые умные. Они столько команд знаю! Робб и Джон даже брали их как-то охотится  на лося, - но поймали они дезертиров. – Их легко учить. Они очень умные.
«А еще теплые, и ласковые, и хорошие». Брандон уже не представляет, как можно жить без  Лето. Хорошо, что тогда отец все-таки разрешил их забрать.
Он повнимательнее посмотрел на своего лютоволка. Заулыбался. Действительно похожи. Но немножко!
- Со стороны виднее, - пожал плечами Бран, а затем поднялся  и направился к Леди. У лютоволчицы Сансы на шее красовалась розовая ленточка, которую Бран поспешил снять. Вот же додумалась! Она ей, что, кукла? – Рикону немножко помогает Робб, но совсем немножко, - ибо если совсем не заниматься, Лохматый Пёсик может стать опасным.
Брандон бросил ленточку на землю и опять перев взгляд на южанина. Улыбнулся.
- Так это из-за нашего герба! Он у нас страшный, - хихикнул, подумал, что следуя такой логике просторовцев должны называть розочками. Вот же смешно и совсем не страшно. – В догонялки играть будете?
Бран уже отвязал Леди и пошел к Нимерии.

+9

16

   И всё-таки Тайлеру нравился этот маленький северянин. Он был чересчур смышленным, особенно для своих-то лет, но при этом еще по-детски наивным и веселым. И он, как и сам Тайлер, серьезно относился к тому, что любил, будь то детские сказки или рыцарское искусство. Последнее особенно выделяло его среди других известных Ровану северян, например, Рисвеллов или гвардейцев Старков. Все они ужасно задирали нос при виде южан, кичились своими якобы лучшими воинскими умениями в Семи Королевствах, и насмехались над обетами и титулами рыцарей. Хотя нет, не все выказывали такое отношение перед самим южанами, но Тайлер был уверен, что они об этом думают. А Брандон вот, напротив, желал стать рыцарем, наверное, самым первым из Старков. Такого оруженосца хотел бы себе Рован, но он пока маловат даже для пажа. Да и сам Тайлер не такой высокородный, чтобы ему доверили столь знатного мальчика; в конце концов, он не сын короля или кого-нибудь из Великого дома. В Вестеросе многое решало имя, и даже троюродный дядя внучатого племянника какого-нибудь лорда Тирелла будет более знатным, нежели сын лорда Хайтауэра, самого важного его знаменосца. Но, тем не менее, раз уж Бран мечтает о рыцарстве, так, может, есть ещё мальчики на Севере, которые также захотят стать стать оруженосцами?
Думаешь? – задумчиво произнес рыцарь. Он напрягся, попытавшись вспомнить правила турниров, но не смог откопать в памяти ни одного такого, чтоб нельзя было выступать на турнирах. – Разве что рог придется затупить.
   Вот это было бы зрелище, правда? Гордый рыцарь, закованный в латы, выезжает верхом на непонятном лохматом существе с длинным рогом! Все бы точно обратили внимание. Так можно было бы схитрить, отвлекая противника диковинностью лошади, самому выбить его из седла. Как Торос из Мира пугал лошадей своим зажженным мечом. Хотя оказался бы единорог послушным? И быстрым?
Благодарю, милорд, – шутливо кланяется рыцарь, поддерживая смех мальчика. – Только слишком уж там ему будет жарко.
Лохматые шерстистые звери были созданы для того, чтобы противостоять мертвецкому холоду Севера, а не тяжелой жаре Простора. Но если его аккуратно стричь, как овец, и чаще мыть, как коней… это было бы очень смешно. Это лютоволк у Старков выглядел символично, а вот древний единорог с Рованами не очень сочетался. Но какая разница? Тайлер бы и от мамонта не отказался. Уиллас бы точно удивился! Рован вновь смеётся, представляя лицо «лорда-мейстера», но почти сразу же замолкает. Так долго они разговаривали с Браном, что уже болела челюсть.
Да? А я думал, все лорды просто едут на свадьбу… – произносит Рован, задумчиво отводя взгляд на небо. Очередная война за Стеной? Самое время для того, чтобы Маргери и Робб обвенчались. Крейн как раз предупреждал его, что все не может быть всегда гладко. Вот тебе и безопасность под властью короля! Всегда что-нибудь не так в этом Вестеросе. Хотя ведь все знают, что из одичалых враги весьма плохие. Но Тайлер все же отмахивается от мыслей о войне, ведь это не его госпожа будет биться с одичалыми, значит, ей ничего не грозит. И, значит, гвардейцам незачем участвовать в этих северных сварах.
Да уж, не все вороны умеют есть с рук, а тут волки… – вновь удивляется Рован, рассматривая Леди повнимательнее. Она действительно была самой спокойной и самой грациозной из лютоволчат, так что иначе и не назовешь. Жаль, что «самых умных» Ветра и Призрака тут не было. Рован мог собрать бы о застенных созданиях столько информации, что его бы  Тайлер, не отрываясь от наблюдения за зверями, продолжает: – Надо будет на них поглядеть.
    Но сейчас Рована больше всего интересовал Лето. Он переводил взгляд с него на Брана, с Брана на него и пытался определить, есть ли схожесть. Не во внешности, разумеется, а в повадках и манерах делать что-то. На самом деле, что-то неуловимо похожее в них наблюдалось, но понять всё-таки было непросто. Но, казалось, лютоволк был постоянно весел, но будто замедленный, задумчивый, когда до чего-то пытался дотронуться и рассмотреть под лапами, например, косточку или ветку. И все же он был активный и не мог усидеть на месте, хотя Бран и приказал ему сидеть и слушаться. Но свои наблюдения Тайлер оставил при себе.
Надеюсь, он не будет нас кусать, – серьезно проговорил Рован, погрузившись в мысли. А что, если он и правда одичал? Тогда южанам не поздоровится. Необученные псы всегда были опасны, а волк – уж тем более. Хотя, наверняка Эддард Старк не допустил бы такого, чтоб гости в его доме оказались покусаны. Так что можно не бояться зря.
   Тайлер также глядит на мальчика и улыбается, отходя чуть дальше от волков. Достаточно для знакомства.
Тогда меня можно звать яблоней, – улыбается он, понимая, что просторские гербы олицетворяют другое. Не страх. Не войну. Но следующий вопрос застал врасплох. Не настроен он был играть, да и возраст не тот. За взрослыми рассуждениями Брана он совсем позабыл, что тот всего лишь семилетний мальчик. – Пожалуй, нет, Брандон. Меня миледи Маргери потеряет, и так с тобой тут заговорились.
   И, будто ставя точку, голодно заурчал желудок. Поздно же рыцарь дозрел до еды! Когда половину блюд уже съели. Впрочем, всегда у него все наперекосяк.
Боюсь, надо мне откланяться. С тобой было весело, надеюсь, мы еще встретимся, – он вновь тепло-тепло улыбнулся, говоря все искренне. Мальчик был просто чудом, не то что сквайры в Речных Землях и в королевском кортеже. Тайлер напоследок гладит волков и всё-таки уходит. За сегодняшний день они еще точно встретятся, ведь король и леди Тирелл разъезжаются завтра утром. Может, успеют еще все сказки вспомнить?

+6


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Рыцари на Севере [Королевский тракт. 05.06.298]