Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Нет причин для вражды [За Стеной. Суровый дом 25.08.298]


Нет причин для вражды [За Стеной. Суровый дом 25.08.298]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1


Нет причин для вражды
--

Дата:
25.08.298 от З.Э.

Место:
Суровый дом. Шатер Короля-за-Стеной

Действующие лица: Манс Налетчик, Робб Старк, Бен Старк, Джон Сноу.
Строгой очереди нет. Есть желание что-то сказать или сделать? Пишите пост

Краткое описание:
Новая попытка договориться и прийти к консенсусу между «севером» и «югом». .

0

2

Из забытья полусна-полуяви, Бена вырвало жёсткое касание палки о его голову. Разлепив веки, Бен поднял голову. Перед ним стоял одичалый, ухмыляясь и молча. Как бы удовлетворённый созерцанием пленника, он наконец вымолвил: "Манс послал. С вороной говорить будет." В ответ ему, изо рта разведчика раздался лишь хрип. Он был готов на что угодно, лишь бы его скорей развязали и дали вновь ощутить своё тело. Как будто поняв его мысль, дикарь дёрнул за узел, распуская его. Тело Старка кулем упало на пол палатки. Тот час же возникло ощущение будто тысячи иголок разом впились в тело, заставляя вырваться краткий стон. Одичалый приподнял за шкирку разведчика и поднёс к его рту мех с водой. Бен благодарно начал жадно сосать живительную влагу, но тут же захлебнулся и закашлялся.
Одичалый вновь ткнул его палкой:
- Идём.
Сдерживая стон, Бен с трудом поднялся с пола и медленно переставляя нечувствительные ещё ноги побрёл на выход. В голове гулял ветер, как в лачуге без дверей и окон. Старк явно не был готов к какому-либо разговору. Мысли ворочались неповоротливыми тяжёлыми глыбами. Похоже он незаметно для себя остановился, потому как вновь ощутил чувствительный тычок палкой:
- Иди.
Будучи связанным, он ждал разговора с Мансом и предполагал возможные вопросы, его ответы и примерную линию, которую он собирался гнуть. Сейчас же, он попытался вспомнить, что же он там напланировал и не смог.
Выйдя из палатки, он был ослеплён. После полутьмы палатки, даже себе под ноги было невозможно смотреть не щурясь.
Пока он тащился к покоям Манса, свежий ветер и лёгкий морозец помогли Бену привести в рабочее состояние память и разум. С каждым шагом, походка его становилась всё твёрже, а сознание всё чище.

+8

3

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/xQ9u1.jpg[/AVA][NIC]Mance Rayder[/NIC][STA] Король-за-Стеной[/STA]
Вести с каждым дней становились всё тревожнее, а отряд во главе с Сигорном вернулся только недавно, заставив изрядно понервничать не одного Манса. Конечно, от смерти теннов мало кто расстроился бы в лагере вольного народа кроме их соплеменников, да и те не страдали излишней привязанностью к собратьям, непокорным и по морде съездить могли, и в котле сварить, наплевав на всякие родственные связи. Наверное, и бывший дозорный несильно бы расчувствовался, если бы в его армии стало на одного смутьяна меньше, только вот минус в его «войске» становился автоматически плюсом в другом, и от этого уж точно легче не становилось – пусть лучше тенны сидят и ворчат под боком у Короля-за-Стеной, который найдет им нужное применение, чем окажутся под боком у другого короля. И речь сейчас шла вовсе не о толстопузом Роберте Баратеоне.
Подарок Сигорна был практически королевским по меркам того, что в землях за Стеной в принципе хороший подарок найти сложно, они на дороге не валяются, так сказать. А Старки, на удачу теннов, судя по рассказу меткого любителя моченых яблок, практически валялись целыми пачками – бери не хочу. Печально, конечно, что лорд Эддард был мертв, Манс не испытывал к нему какой-то лютой ненависти и вполне понимал мотивацию поступков Хранителя Севера, но также Король-за-Стеной понимал и то, что договориться с Тихим волком вряд ли получится. А это значит, что воевать «северянам» придется долго, упорно и не факт, что успешно – очень наивно полагать, что Иные просто постучат в ворота Черного замка и, получив отрицательный ответ, уйдут обратно в снега, чтоб уснуть еще на пару тысяч лет. Но сейчас ситуация поменялась, сейчас Старки понимают, что всё это не байки, а вольный народ собрался не идти наказывать своих давних притеснителей и ненавистников. Они просто хотят спрятаться и пережить зиму. И разве можно их за это винить?
Когда Манс приказал притащить к себе в шатер первого разведчика и волчонка, мужчина не собирался давить на жалость и выбивать скупую слезу о трагичной судьбе вольного народа. Он хотел договориться, апеллируя к их здравому смыслу, готовый обещать довольно многое за то, чтобы обошлось без лишнего кровопролития.
Первым в шатер бывшего дозорного привели Бенджена Старка, который выглядел довольно бодро – видимо, сказывался опыт разведчика. Ворону усадили на скамейку, поверх которой были накинуты шкуры, руки предусмотрительно развязывать не стали, а позади него маячила тень, готовая в любой момент пресечь дерзкие неповиновения. Манс сидел напротив, в этот раз принимал гостей без лютни, еды и улыбок, а был хмур и серьезен, да и заговаривать не спешил. Через пару минут рядом с Беном уже сидел разрумянившийся от мороза наследник лорда Эддарда – Король-за-Стеной удивился бы молодости и наглому взгляду, но Робба видел не в первый раз и за весь путь от Винтерфелла до Стены успел привыкнуть к своеобразным манерам волчонка. Руки ему тоже никто развязывать не собирался, Манс себя жестоким хозяином не мнил, но и совсем уж послаблений давать не собирался, как тому же Джону, тенью просочившемуся вслед за Краснобаем в шатер бывшего дозорного. Бастард не бузил и довольно лояльно относился к вольному народу, и в его обещании помочь переубедить родственников Манс не видел лукавства, поэтому почему бы и нет?
Мужчина шумно выдохнул и, собравшись с мыслями, наконец начал:
- Вот так ирония, не правда ли? У меня в шатре сидят обязанные мне жизнью первый разведчик и новый грандлорд Севера. Кто бы мог подумать, что ваша кампания закончится вот так? Наверное, еще меньше вы думали о том, что встретите когда-нибудь оживших мертвецов, верно? – Манс выдержал паузу, обводя взглядом присутствующих. – Надеюсь, теперь вы понимаете, что мы вам не враги, а вся стотысячная армия хочет прорваться за Стену не для того, чтобы жечь деревни, выкуривать южных лордов из их замков и присваивать себе их пищу, кров и женщин?

+8

4

«Да, ты прав, враг на пороге, но это не повод идти на союз с другими нашими врагами».
От Джона в шатре уже и след простыл, а Робб все еще продолжал вести с ним дискуссию. Молчаливая перепалка разыгралась в его голове настолько сильно, что от этого сводило зубы. А может, дело в холоде, голоде и усталости. Старк не знал и не собирался акцентировать внимание на этом, у него есть дела поважнее. Ему надо разобраться в случившемся, понять, как вести себя на переговорах с Мансом Налетчиком (никакой он для него не король!), предугадать действия одичалых и найти контраргументы на все их слова и действия. Получалось очень плохо. Все, что приходило ему в голову в конечном итоге, приводило либо к его гибели, либо к уничтожению всего Севера.
«Между молотом и наковальней, седьмое пекло!»- в очередной раз выругался Старк, глядя перед собой. В шатре помимо него было еще трое теннов, один из них Сигорн.  Сын магнара сначала пытался покрасоваться перед лордом Винтерфелла, расхаживал перед ним, как петух перед курицами, но Робб не реагировал, отчего забава Сигорну быстро надоела, и дикарь отлип.
«Уж лучше было наблюдать, как этот индюк из себя важную птицу строит».
Старк опять вернулся к своим мыслям. «Допустим, - говорил он Джону в своей голове, - допустим, что мне и Мансу удастся договориться, и что тогда? Чем одичалым заниматься, если не грабежами?». Да, он может дать им земли (Север большой, но не настолько обжитый, как Простор или Западные земли), может дать им орудия для обработки земли, лошадей, золото и еду на первую пору, но хотят ли они этого? Какова вероятность, что они так просто поменяют мечи на плуги? Глядя на теннов Робб был уверен, что гарантий нет. «А они мне нужны». Лорды и короли, чтобы приструнить слишком гордых вассалов, брали на воспитание их детей, понимая, что пока родная кровиночка в чужих руках, никто особо бушевать не будет, ведь в Вестеросе семья – это все, но вот здесь… Старк не знал как на диком севере с семейными узами. Он вообще мало что знал об одичалых, и в этом вся его проблема.
«Заставить клясться в верности? Слова для них – ветер. И что если Манс Налетчик захочет быть не только Королем-за-Стеной, но и королем Севера? А как это воспримет король Роберт? Что скажут северяне?». Ответ на последнее Робб точно знал: подумают, что он обменял Север на собственную шкуру. «Робб Старк – лорд Винтерфелла, который продал Север дикарям», - не так он хотел войти в историю. «Рано ты нас покинул, отец».
На пороге шатра появился еще один представитель племени теннов, бросил взгляд на пленника, обменялся ласковыми словами с Сигорном, тот, судя по всему не очень был доволен сказанным, но махнув рукой, подошел к Старку, перерезал «цепь» и пробормотал: «Иди». И Робб пошел через весь лагерь, не обращая внимание ни на кого, разве, что на жену Крастера, ту самую что потеряла ребёнка во время перехода. Затем ему приказали зайти в огромный шатер и усесться на скамью, где уже, судя по всему, собрались все важные лица. Старк не смог не усмехнутся, увидев знакомые лица. «Значит менестрель Абель». Хорошо, что  у Робба руки связанные, не по статусу же королю дикарей с синяком под глазом ходить.
Еще какое-то мгновение в шатре царила тишина, вернее все играли в гляделки, и вот Манс Налетчик изволил говорить. И лучше бы он молчал.
«Ну и где: «Целуйте мне теперь сапоги?» - опять съязвил Робб, но благоразумно промолчал, выслушивая предводителя «вольного народа» до конца. Затем помолчал, думая, что кому-то из присутствующих есть, что добавить, но нет, все как в рот воды понабрали. «Значит, слово должен взять я?». Хорошо. Сначала он хотел ограничиться краткой, но колкой фразой в стиле: «Помимо всего сказанного вами, еще спрятаться за Стеной», - но Джон был прав в одном: не стоит сразу демонстрировать оскал. Робб теперь лорд, значит, должен вести себя подобающе.
- Вы позвали нас в свой шатер, дабы обсудить перемирие и борьбу против общего врага. Но скажите, как я, – мимолетный взгляд на дядю, - как мы можем увидеть в вас союзников, если вы даже сейчас видите в нас врагов? – Не так? Так почему руки связанные? Разве так ведут переговоры об объединении? – Я благодарю вас за спасение, но если вы сделали шаг вперед к примирению, то зачем сейчас делаете шаг назад? – По правде говоря, Робб не так прощупывал почву, как хотел хотя бы на короткое время избавиться от веревок. В чем тенны были хороши, так это в узлах.

+7

5

Очередь пропускаю

Для понимая расположения персонажей: Джон стоит вместе с Тормундом сбоку от Робба и Бенджена, понимая, что пока ему сказать нечего
Следующий, соответственно, Бенджен

Отредактировано Jon Snow (2018-03-22 09:42:13)

0

6

После того как старшего разведчика усадили на скамью, скучать в одиночестве ему пришлось недолго. Вскоре место рядом с ним, занял Робб. Бен просиял, увидев племянника, но тут же опустил голову, дабы не выдать свою радость. Робб поддержал игру и тоже "проигнорировал" дядю. Шаги, и коротко обернувшись, разведчик удостоверился, что вот привели и Джона. "Все в сборе!" - мелькнуло у него мысль, но он тут же оборвал себя: "Потеряв Эдда, мы теперь никогда не будем в сборе! Никогда."
Манс начал разговор и всё что он сказал было предельно ясно и понятоно как день. Но тем не менее, Бенджен молчал, покручивая в голове так и сяк слова Короля за Стеной. Робб же не смог унять свой юношеский пыл и не полез за словом в карман. Выслушав и его, Бен слегка улыбнулся и красноречиво посмотрел на Манса. Во взгляде был посыл: "Ты должен простить его за колкость и за дерзкий выпад, но тем не менее он прав. Это ты сейчас к нам в друзья набиваешься, так будь же последователен."
Теперь молчание старшего Старка как бы намекало: разговор пойдёт лишь после освобождения от пут, стянувших руки.

+7

7

Манс не ждал, что пленники упадут на колени и будут взносить хвалы мудрому и справедливому правителю вольного народа, в честь которого назовут своего первенца, если выберутся из этой заварушки живыми. И наплевать, если первенцем будет девочка. Однако того, что Старки будут ещё чем-то недовольны, хотя любого другого пленника одичалых ждала бы куда более незавидная участь, Король-за-Стеной не ожидал. И чем же были недовольны южные неженки, бывший дозорный не понимал. Они ждали, что их расцелуют в обе щеки, нальют похлебки и красного вина, споют песню и только потом заискивающе попросят пусть за Стену? Да мужчина скорее сам на меч упадет, чем это произойдет.
Нет, эта семейка уже доказала, что имеет особое пристрастие в виде участия в суицидальных мероприятиях, но ходячие мертвецы, казалось бы, должны были сбить желание с истинно рыцарским слабоумием и отвагой рваться вперед, тыкать спящего медведя копьем. Мужчина оставался почти беспристрастным, лишь вопросительно вскинул брови, как бы спрашивая: «Да неужели?». Знал Робб Старк или нет, но они слишком много времени провели сначала под одной крышей, а после – под открытым небом, и волчонок мог не разыгрывать из себя благородного лорда, ведь всё равно никого этим представлением здесь не проведет, видел беглый дозорный, как знать обращается с пленниками. Манс бы сказал, что прежде чем учить кого-то, как вести дела, нужно самому научиться вести себя в соответствии с рамками поведения, которые ты сам же и установил, но напоминать мальчишке, что хреновый из него великодушный сюзерен и держатель пленников, - опускаться до его уровня и подливать масла в огонь. А мужчина всё же надеялся, что удача улыбнется вольному народу в лице Короля-за-Стеной и они договорятся с южанами. Бенджен немного компенсировал юношеский максимализм своего племянника, но, видимо, из старковской солидарности хранил молчание. Что же, Манс – человек гордый, но и добродушия в нем немножко имеется.
- Насколько я знаю, союзы строятся на доверии, а оно в свою очередь на том, что каждый делает шаг в сторону другого. Я свой шаг сделал, когда спас вас, и если вы, милорд, считаете, что в сложившейся ситуации я вам должен что-то ещё, то я советую вам пересмотреть свою позицию.
То, что именно лорды со своими людьми оказались за Стеной, еще не делало им преимуществ. Да, вольный народ страшился умереть слишком рано и не найти покой после смерти, но не настолько, чтобы совсем забыть о собственном достоинстве, которое, вопреки чужому мнению, у них все-таки было. Одичалые готовы воевать бок о бок с теми, у кого жгли деревни и убивали людей, готовы ради выживания позабыть о своих традициях и разделить хлеб с приютившими их, но это подразумевало равенство, а не лобызание чужих сапог. И если вестеросским лордам этого мало, то пусть из-за своего упрямства сначала сражаются с живой ордой одичалых, а после встречаются с армией мертвецов, неизвестно на что способных.
Король-за-Стеной повернулся к Бенджену, придя к выводу, что действеннее взывать к голосу разума первого разведчика.
- Я позвал вас сюда не за тем, чтобы набиваться в друзья, не за тем, чтобы вольный народ, Ночной Дозор и лорды обнялись и позабыли старые обиды. Я обращаюсь к вам, как здравомыслящим людям, способным адекватно оценить обстоятельства, в которых все мы оказались, и принять верное решение. К людям, которые понимают, что стотысячная армия так или иначе все равно будет у их ворот, и только им решать в каком качестве.
Манс сделал небольшую паузу, переведя взгляд на Старка. Краем глаза зацепился за тугие узлы на запястьях, усмехнулся.
- И если вам что-то мешает вести переговоры, то скажите прямо. Мы – люди простые, ваших лордских намеков не понимаем.
[AVA]http://s0.uploads.ru/t/xQ9u1.jpg[/AVA][NIC]Mance Rayder[/NIC][STA] Король-за-Стеной[/STA]

+9

8

Хорошо, что Манс не ожидал от Старков хороводов вокруг своей прекрасной и столь доблестной персоны, ибо Робб не Джон, и он скорее Сигорна на конфликт и драки до смерти доведет, чем станет пытаться подлизываться к дикарям. Горд и глуп, скажет кто-то и, возможно, будет прав, но Север помнит, и один благородный поступок не перечеркнет все те годы, когда одичалые грабили земли вассалов Старки.
«И стоит ли мое спасение называть благородством?».
Старк усмехнулся на слова Манса Налетчика об том, что он сделал уже шаг вперед и для пущей убедительности еще головой покивал, мол, да-да, поиграйте мне здесь в благородство, полностью забыв о просьбе Джона вести себя сдержано. Манс собрал своих дикарей, дабы те посмотрели, как он волчонка на место будет ставить, так пусть вспомнит, что у волка есть зубы. Да и вообще волк – животное дикое, может и за руку укусить.
- Вы обменяли мое спасение на знания об укреплении Стены, - Робб не собирался молчать. Он лорд Винтерфелла, он должен быть добр с друзьями и жесток с врагами. Одичалые пока все-таки с ним не по одну сторону баррикад. – Не путайте альтруизм и холодный расчет.
«Впрочем, откуда знать вам такие слова», - усмехнулся про себя Робб, наблюдая как лицо одного из дикарей сменилось с самоуверенного на озадаченное. Прекрасное зрелище. Если Старку удастся выбраться отсюда, он обязательно расскажет об этом моменте Грейджою. «Впрочем, должно произойти чудо, дабы это случилось». Робб не верил в положительный исход переговоров от слова совсем. «Убийцы и насильники. Для них слова – ветер».
А Манс тем временем продолжал вещать. Вернее давить на жалость. И у Робба от этого начинало звенеть в голове. А может, дело в том, что он ел еще вчера вечером. Впрочем, неважно, дикарь завершил свою речь, и теперь взоры присутствующих опять были обращены к одному конкретному юнцу. Робб на этот раз не спешил брать слово. Он раздумывал. О чем? Обо всем и ни о чем сразу. Рой мыслей сейчас в прямом смысле жужжал в его голове. «Как бы на моем месте поступил бы отец?» - опять задался вопросом Старк, но ответа внятного так и не нашел. Бросил мимолетный взгляд на Джона в надежде найти помощь, но тот не понимает ситуации до конца. Он смотрел в ближайшее будущее, просто хотел вернутся домой, в то время, как Робб, должен был видеть как развернется ситуация на десять лет вперед.
«Ничего хорошего нас не ждет», - шумно выдохнул Старк устремляя взгляд опять на Манса Налетчика.
- Я верю в стотысячную армию оживших мертвецов, - опять ровно, без лишней эмоциальности, Робб продолжил стоять на своем, - и то, что рано или поздно они постучат в ворота Черного Замка, а затем, возможно, и Винтерфелла. Но я не верю в ваши слова, - Манс говорил с ним, как с гордым ребенком, которым Робб давно не является. Он - лорд Винтерфелла и Хранитель Севера. Мальчишка Старк умер в снегах, когда скинул тело собственного отца в огонь. – Вы требуете от меня пропуска за Стену. Хотите, чтобы я забыл обо всех неурядицах и вольный народ вместе с северянами вместе сразились против общей угрозы, но скажите, какова вероятность, что я не получу нож в спину? Что однажды ваши люди с огнем и мечом не пройдут на земли моих людей? Обещания? Клятвы? Слова – это ветер. Я предложил вам сделать шаг на встречу, но вы отказались, зато продолжали требовать свое. - «Кто из нас тут лорденыш? - читалось во взгляде Старка. – Развяжите мне и Бенджену Старку руки либо свяжите их себе и своим друзьям, расскажите мне, как вы видите сотрудничество вольного народа и северян.
Если опять фыркнет и начнет петь о том, что будь они на южном севере, то никто бы с пленниками не возился, то Робб попросит дядю припомнить имена его черных братьев, с которыми вольный народ тоже особо не церемонился. А будет опять играть в гордого короля и думать, что перед ним глупый мальчишка, то Робб использует любимый прием отца: попросит Манса встать на его место и понять, как бы действовал он, если внезапно вестеросцы решили спрятаться от какой-то беды за Стеной. Робб готов к долгой беседе, ему спешить некуда, а вот одичалым есть. Зима близко.

Отредактировано Robb Stark (2018-03-30 19:50:35)

+10

9

Бен продолжал молчать. Все вопросы и подозрения лежали на поверхности и Робб как самый неуёмный их высказал. Ведь действительно, истина такова, что лишь умирая, многие племена одичалых собрались в кучу. Будучи в безопасности за стеной, они тут же забудут что был какой то король. Что они что-то там обещали кому то. Они займутся тем, что знают и умеют, а именно: грабить, убивать, насиловать. И так жили их деды, отцы и они не собираются меняться. Манс не сможет контролировать свою орду, лишь хлебни они чуть свободы от уничтожения армией мёртвых. С другой стороны: пополнять армию мёртвых всем этим сбродом - верх легкомыслия. Столкнуть бы их всех в чистом поле, сидя на стене и выцеливая "офицеров" мёртвой армии. Да, ситуация была патовая.
Бен попытался пошевелить руками, дабы вернуть им чувствительность, но его тюремщики знали своё дело и путы держали крепко.
Необходимо было что-то сказать, причём вывалив все подозрения, переговоры бы на том и закончились. А старший разведчик хотел помозговать ситуацию, может и придумают вместе взаимовыгодные условия.
Наконец, он дождался паузы в разговоре и вымолвил:
- В самом начале разговора, я всё таки должен поблагодарить тебя. Всё таки лучше сдохнуть от ржавого меча последнего одичалого, чем восстать после смерти костяком с кусками разлагающегося мяса. Я поддерживаю Робба в том, что будучи связанными мы вряд ли придём к какому то согласию.
Бен замолчал, ожидая освобождеия от пут. Он несколько смягчил слова племянника. Поскольку Королю за Стеной не след пред лицом своих подданных выполнять требования лордёныша. А именно как требование, Робб выразил общее их с Беном пожелание.

+9

10

Сноу было тяжело что-то говорить, потому что он понимал, что все может превратится именно в это. Нельзя винить Робба за то, как он ведет себя и что говорит. У него свои причины, среди которых недавняя смерть отца, условия содержания среди одичалых, слова Эддарда об угрозе одичалых, засевшие в подкорке, воспоминания прошлого, предположения того, что будет. Робб пытался быть лордом, справедливым, суровым, серьезным, дальновидным истинным северянином и у него это получалось, пусть и с переменным успехом. Но вместе с ним он не смог избавиться от пламени в своем сердце, не смог утихомирить огонь эмоций, ввиду чего получалась гибридизация чувств и разума, причем шефство брала то одна, то другая сила. У Старка были все причины не верить словам Манса-Налетчика, это его право, на которое есть все основания. Но при всем при этом, Сноу не нравилась позиция, занятая Роббом. Создавалось впечатление, что его брат требует Короля-за-Стеной встать на свою позицию, давал понять ему, что словам одичалых нет веры, но при этом сам не желал встать на позицию Манса. Человека, который, пусть и является дикарем, предводителем насильников, убийц и предателей, но все же тот, кто хочет спасения для своих людей. Тот, кто смог объединить все кланы в одну единую армию, великую армию, которая собрана для того, чтобы люди могли выжить. И одичалые понимают, что если ради спасения им придется напасть на Стену и сразиться с северной армией, то они лучше умрут на поле брани, чем здесь, запертые в клетки, подохнут от нападения мертвецов. Неужели окажись Север в такой же ситуации, Робб бы не делал то же самое, что и Манс-Налетчик? Между переговорщиками была стена, безусловный конфликт, который должен был кто-то помочь преодолеть. Неужели это должен быть Джон? Справится ли он? Но если не он, то кто еще?
— Вы должны понять друг друга, - Сноу отходит от Тормунда, делая короткий шаг вперед, вставая сбоку, ровно между будущим северным лордом и Королем-за-Стеной. Бастард поворачивает голову в сторону брата, – Робб, ты видел мертвецов, ты бился с ними, ты знаешь, что они могут и на что способны. Я сражался всего с одним. Одним ожившим трупом, самостоятельно убившим несколько людей перед тем, как я остановил его. И я не хочу думать, что будет, когда перед нашими вратами окажется армия из десятков тысяч таких, как он. Войско одичалых не просит мириться, забывать о взаимной ненависти с Севером и Ночным Дозором. Они убивали наших близких, друзей, товарищей, невинных и Север это не забудет, никогда. Однако разве у них меньше причин для того, чтобы ненавидеть нас? Наши предки закрыли их здесь, в вечной мерзлоте, с минимальными шансами на выживание, причем сделали это, не дав никаких шансов на исправление – да, это была вынужденная мера, но разве это достойное объяснение? Им пришлось выживать, как и всем в этом мире, в неравных условиях, но ведь не только по своему желанию они стали такими. Да, мой брат, они насильники, убийцы, грабители, разоряющие наши земли, но не только из-за желания, а еще и из-за нужды. Нужды, которую мы не знаем. Кто знает, как бы мы вели себя, окажись на их месте? Далеко ли ушли некоторые из нас, доблестных людей, живущих по ту сторону от Стены? Вспомни Амберов, что пользуются правом первой ночи, которая множество лет считалась нормой. Варварство? Дикость? Чем это отличается от традиций одичалых? Убийцы и насильники? Вспомни, сколько войн было, сколько земель разграблено, сколько людей убито в междоусобице, да даже в последние лет тридцать. Пойми, среди них есть люди, заслуживающие смерти за свои преступления, но ведь и там, за Стеной, таких полно. И здесь есть люди, которые заслуживают жизни, как и там – за Стеной! Среди них есть хорошие люди, которые могут пойти на переговоры,  способны на милосердие. Нельзя убивать всех одичалых просто за то, что они родились здесь! – Сноу сжимает губы, смотря на своего брата. Он понимал, что сейчас закипает, нужно было держаться, - Робб, я уже очень много сказал, чтобы донести тебе мысль, что есть мы – люди, которые друг от друга отличаются, которые могут не принимать традиции, образ жизни других, но плевать на это. Потому что есть мертвые. Которым нет разницы, кто мы, северяне или одичалые, они хотят нас всех перебить, превратить в себе подобных, а затем превратить мир в пекло. И мы должны воспользоваться нашим преимуществом – возможностью договориться, заключать союзы, объединяться, быть единым и сильным целым. Пойми, союз может быть заключен и без забывания обид, потому что это выгодно всем нам. Да, никто точно не скажет, что после пропуска за Стену, одичалые станут домашним скотом, который не сможет атаковать нас в спину и начать захватывать земли. Но зато я точно скажу тебе, что если мы этого не сделаем, то огромная армия мертвых получит в свои ряды стотысячное пополнение. И вот упырям уже не важно, кто ты, женщина, ребенок или немощный старик – каждый мертвец становится сильным и опасным противником.
Джон отворачивается от своего брата, дав ему немного подумать. Серые глаза теперь смотрят на Короля-за-Стеной.
— Поймите моего брата. Он чувствует свою ответственность за те земли, что теперь достались ему по праву наследования, он волнуется за свой народ, за своих близких. Ему нужны хоть какие-то гарантии, ему нужно во что-то верить, нужны хоть какие-то доказательства, что вольный народ не начнет сжигать деревни и грабить территории, только переступив за Стену. Их сложно дать, но, Манс, его тоже можно понять. Потому что вольному народу тоже нужны гарантии, что их не перебьют, как только они перейдут за Стену? Мы не просим забывать обиды, вы и не требуете. Но вам необходимо друг друга понять, иначе, если хоть кто-то допустит ошибку, то случится непоправимое, начнется битва, которую необходимо избежать, ведь в ней могут погибнуть буквально все. Сейчас нам надо стать единым целым, одной мощной силой, которая сможет вступить в сражение с армией мертвых, - бастард отворачивается от Манса, теперь говоря еще и для Робба. - Для этого нужна тактика и стратегия, но ведь мы не сможем ничем этим заняться, пока вы не отринете свою гордыню и не сядете за стол переговоров, где договоритесь, взаимно идя на уступки.
Горло пересохло, обычно Джон не говорил так много. Но сейчас он понимал, что ему нужно все высказать, чтобы хотя бы попытаться объединить северного лорда и короля одичалых. Получилось ли? Неизвестно. Но он хотя бы предпринял к этому попытку.

Отредактировано Jon Snow (2018-04-02 15:03:05)

+9

11

У Манса создавалось впечатление, что они разговаривают на разных языках. Иного объяснения тому, что Робб переворачивает всё сказанное беглым дозорным с ног на голову, у Короля-за-Стеной не было. Хотя нет, было – мальчишка жил в каком-то своем мире с Детьми Леса и единорогами, где каждый говорил то, что ему отведено по сказкам, истории, то, что слышит сам юный Старк. И оттого у Налетчика возникает легкое недоумение, когда волчонок после краткой речи вождя одичалых, не содержащий ни единого призыва брататься и забывать старые обиды, выводит, мол, Манс Безобразник склоняет «южан» к подобному. А может, великолепному лорду Старка в уши снега набилось? Так нет, Стир, конечно, не очень нежен с пленниками, но судя по всему, не в буквальном смысле Робба тащил, чтоб тот все колдобины своей кучерявой головой собрал и дарами неба насладился сполна.
Смягчить слова племянника вновь порывается Бен, но ситуации с тотальным непониманием первый разведчик нисколько не помогает. Манс переводит на него задумчивый взгляд, внимательно слушает и в ответ на любезность дозорного поясняет, что нынче всем нужны гарантии.
- Я прикажу развязать вам руки, но учтите, что любая попытка убить моих людей или учинить что-либо подобное будет пресечена. Если вам повезет, то вы перед смертью прихватите кого-то из моих ребят, если очень повезет – убьете меня, но вместе с тем умрете и вы, но не наше дело, только вот войны уже точно будет не избежать… Как вы, наверное, подметили, не все мои собратья обладают даром дипломатии, но на руку им сыграет то, что в это время ваши лорды будут драться за власть. Так что подумайте дважды, прежде чем делать что-либо.
Король-за-Стеной не сыпал пустыми угрозами, да и предостережения были сказаны не за тем, чтобы внушить какой-то страх и трепет. Манс действительно дорожил каждым в своем шатре, хоть на его место и придет с десяток других. Лишнее геройство не принесет Старкам пользы в войне, а петь об их славном подвиге и неповиновении будет просто некому. А вот мужчина расстроиться, и кому как не преклоняющим колено знать, что расстраивать монарха, пусть и сапопровозглашенного, – плохо.
- Брать обещаний о хорошем поведении я с вас не буду, ибо… Как там, милорд? Слова – это ветер. А слова из уст знати – тот еще шепоток.
Манс кивнул, и двое из скромного числа присутствующих подошли к Старкам, чтобы перерезать веревки. Пока освобождали южных принцесс, одичалый прикрыл глаза и сделал глубокий вдох, не думал он, что будет настолько непробиваемый, беспросветный мрак. Знал бы, позвал бы Даллу – у женщин от природы с детьми выходит лучше ладить. И эта мысль пришла в голову Короля-за-Стеной, когда вперед вдруг вышел Джон Сноу. И не просто вышел, а начал с пылом пересказывать то же самое, что пытался сказать Манс. Но видимо, из уст дикарей даже те же слова звучат несколько иначе.
Мужчина поднял правую руку, когда бастард закончил, на случай если кто-то ещё захочет высказаться, но все пока переваривали сказанное Джоном – Мансу же переваривать было нечего, он это всё уже тысячу раз обдумал. Вряд ли ещё один сын Нэда Старка переводил дух от столь длинной речи, но мало ли у него есть ещё пара тем для обсуждения или понабрался от Тормунда, так что эту незаконнорождённую кучеряшку хрен теперь заткнешь.
- То же самое пытался сказать и я, Джон, но спасибо, что помог старику изъясниться чуть более понятно. Что до опасений твоего брата, - Король-за-Стеной перевел взгляд на Робба, к которому слова, собственно и были обращены, - я понимаю все его опасения. Он в сложной ситуации, где нужно выбирать из двух зол меньшее и верить на слово людям, считающимися лишенными чести, с которых и взять-то нечего, а предлагать в жены предводительниц кланов, как делают к югу от Стены, для укрепления союзов я просто не могу. Вы можете взять все ценности, которые только найдете, но вряд ли это вас как-то обогатит… Какие гарантии могу дать я? Пожалуй, начну с того, что не все представители вольного народа готовы принять вашу помощь, из гордости они останутся умирать тут, чем разделят с вами хлеб. Так мы лишимся проблемы в виде тех, кто будет подстрекать к конфликтам между вольным народом и вашими людьми. Не спорю, что вспыльчивых будет предостаточно в оставшемся войске, но, - тут Манс сделал паузу. – Позвольте я сделаю лиричное отступление и поясню милорду Старку, по какому принципу живут мою люди. Вольный народ ценит свободу действий, их нельзя ни к чему принудить – в этом наше с вами основное отличие. Но если они выбрали что-то, то следуют этому до конца. Если вы предложите им укрытие на своих условиях, они будут вольны принять или отклонить ваше предложение. И если они будут нарушать условия, поставленные вами, то никто не будет возражать против того, чтобы виновный ответил за свои поступки, потому что он знал, на каких условиях находится на вашей земле, а значит, сам выбрал вместо мирного сосуществование ситуацию, в которой придется отвечать за свои поступки и действия. Понимаешь, Робб? – немного фамильярности вряд ли сделало беседу по-родственному теплой и непринужденной, но Манс хотел показать, что он вовсе не собирается поощрять и дозволять нарушение правил, которые будут установлены.
- Поэтому я могу пообещать, что сам лично буду пресекать споры между нашими людьми, попытки навредить вам. Только глупая собака будет кусать подающую ей руку. Мы можем условиться на том, что в первую очередь вы пропустите за Стену детей и стариков, женщин, которые не захотят сражаться, и часть мужчин, которые помогли бы обустроиться им, потому что не вся работа по плечу слабым. Что касается остальных, то они поступят в гарнизон и будут сражаться бок о бок с вами, когда Король Ночи придет со своей армией. До того момента мы можем разбить лагерь под Стеной с оставшимися людьми, но мы должны знать, что вы пропустите нас, когда придет время, а не закроете ворота перед самым нашим носом… Больших гарантий я физически не предоставлю, разве что поклянусь всеми богами на лютне и ребенке в чреве моей женщины.
Манс уперся рукой в колено, выжидая ответа оппонентов, которым уже и руки развязали, и всяко разно обласкали. Осталось разве что стол принести, чтобы в буквальном смысле соответствовать пожеланиям Джона Сноу, мудрейшего и дальновиднейшего.

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/xQ9u1.jpg[/AVA][NIC]Mance Rayder[/NIC][STA] Король-за-Стеной[/STA]

+4

12

Бен разминал затёкшие руки и осмысливал: как же всё просто разрешается. Он не ожидал, что Манс готов остаться за Стеной, встав лагерем, до прихода мертвецов. Он сам понимает как тяжело будет удержать в узде некоторых особо удалых представителей его армии и готов вершить суд над ними. Не пришлось подбирать аргументы, спорить, оспаривая крохи договора там и сям. "А он не плохой лидер, раз так печётся о своём народе." - невольно, с возрастающим уважением, подумал Бен. Ещё у Короля-за-Стеной выдержка была хоть куда - тот же сынок теннов в Замке Крастера сразу жёстко осадил Робба. Этот же держит удар. Молодец, молодец.
Предупреждая новые резкие слова молодого волчонка, Бен положил руку на плечо Робба и молча, осуждающе посмотрел тому в глаза. "Пришло время вставить мечи в ножны и постараться забыть прошлые обиды." - красноречиво говорил его взгляд. Он перевёл взгляд на Манса и проговорил:
- Перед лицом вставшей опасности перед всеми живыми людьми, я пойду на то, чтобы выполнить договор на тех условиях, что озвучил Манс. Естественно не являясь лордом командующим, я не могу единолично принять такое решение. Но со своей стороны могу дать слово, что буду ходатайствовать о положительном решении этого вопроса. Кроме того есть ещё некоторый момент. Наш дозор создан для защиты людей от опасностей за Стеной, но мы не участвуем в распрях внутри страны между правителями, борющихся за возможность потереться задницей о железный трон. Признавая власть действующего короля мы сохраняем нейтралитет, не помогая и не вредя ему. Будучи принятые за Стеной, я думаю все бы одобрили решение о таком же нейтралитете вашей армии. И последнее, что думаю стоит решить, как говориться на берегу. Будет великая война с мертвецами за выживание, но нужно подумать что будет после неё. Если рассмотреть вариант, что мы выстоим и скинем в пекло всю мертвечину до последнего, возникает вопрос: что потом? И я думаю, что потом, все твои подданные должны будут двинуться за Стену, возвращаясь в родные дома. Я не ношу розовых очков и не думаю, что победа настолько сплотит нас, что мы сможем жить без распрей всё оставшееся время. И хотя, я надеюсь, наступит крепкое перемирие, что подойдёт и братьям Дозора и вольному народу, всё таки жить нам следует раздельно. Я понимаю, как это звучит и как выглядит, но я сейчас оговариваю острые углы, которые так или иначе встанут при обсуждении договора. И я буду плохой разведчик, если не буду просчитывать на шаг вперёд.
Бен замолчал, но снова добавил:
- Если мы предварительно договоримся, кого ты отпустишь за Стену? Было бы наивно полагать, что мы уйдём все втроём.   
Сейчас хорошо бы было сторговаться чтоб братья ушли оба, а старший разведчик останется заложником. Он очень надеялся на этот исход, очень.

+6

13

Робба позабавило то, как серьезно предводитель дикарей воспринимал опасность для собственной персоны в лице Старков. Ему это даже польстило, как высоко ценят его мастерство боя, вот только лорд Винтерфелла не настолько глупый, как себе дикари думают, и не станет пытаться прикончить Манса-Налетчика голыми руками на глазах у его же «подданных». «Или боится, что я в волка превращусь?» - так Старк поспешит его разуверить, это только в сказках южан каждый северянин – оборотень. «Сам же мне говорил, что дар варга – это редкость даже за Стеной». Ну да ладно, хватит уже шпилек в сторону недокороля, Робб все-таки лорд, значит, должен вести себя подобающе: быть дальновидным, слушать разум, а не сердце и вообще уметь слушать. А слушать сегодня было что.
Сразу после Манса слово взял Джон, чем очень удивил брата. Обычно Сноу предпочитал оставаться в тени и не подавать голос, даже когда было что сказать, но на этот раз язык у него знатно развязался. «Неужели действительно влюбился в какую-то одичалую?» - тогда Робб просто жаждет увидеть эту неземную красоту, что смогла так вскружить голову стюарду лорда-командующего Ночного Дозора .  Ведь другого объяснения столь кардинальным переменам Старк не находил. «Джон Сноу - мальчишка, с самого раннего детства мечтающий надеть черный плащ и крушить черепа дикарям, говорит о мире с теми самыми дикарями. С ума сойти можно». Впрочем, на диво говорил он не только много, но и умно, хотя с некими пунктами Робб и не был несогласен. Так Старк не хуже Сноу знал, что Амберы уж очень ценят традиции, более того, северянин мог продлить цепочку и вспомнить о горных кланах, жителях Волчьего леса и, седьмое пекло, кланах Скагоса, уж последние точно недалеко убежали от мировоззрения «вольного» народа. Но есть одно отличие: Амберы, Барли, Вуллы, Лиддлы, Норри, Нотты, Первые Флинты, Харклеи, Боулы, Бранчи, Вудсы, Форрестеры, Кроулы, Магнары и Стейны – верны дому Старк. Многие из них сражались с их с Джоном праотцами, были братьями Ночного Дозора, поддержали своего сюзерена в восстании Роберта Баратеона и сейчас отозвались на клич. А кому верны эти дикари? Мансу-Налетчику? Да, пока они величают его свои королем, но что будет потом, после войны с упырями? Горе способно объединить, это уже доказано не раз, но такие союзы заканчивются, как только общих враг отходит от ворот. И что тогда? Пусть об этом Джон подумает на досуге. Запертые по неволи? А что мешало им преклонить колено перед Старками и жить как все остальные? В общем, Робб мог спорить и беседе этой не было бы конца видно, но предпочёл на этот раз  молчать. Он уже многое сказал, и, видимо, чем больше он говорит, тем больше его держат за дурака. К тому же ему хотелось выслушать Манса-Нелетчика. Интересно было послушать, как он представляет жизнь своих людей за Стеной. И вот здесь Роббу действительно стало интересно, только в отличие от дяди он не спешил радушно хлопать в ладоши и бежать открывать ворота Черного Замка.
Ночной Дозор действительно не отвечает ни перед кем, а вот у Старка есть король, и что он скажет Железному Трону: «Они немножко тут погреются, пока мы Короля Ночи ждем»? А отчитываться придётся.  «Король Роберт Баратеон более упертый будет». Еще может и войско Ланнистеров послать, если неправильно поймет действия нового лорда Винтерфелла. «А как отреагируют мои люди на такое? Как к этому отнесется Ночной Дозор?». Отчего-то у Робба все не было в таких радужных тонах, как у дяди и брата.
- Армия вольного народа, - все же заговорил Робб, - может сохранят нейтралитет, только если разместится в землях Ночного Дозора, - а теперь пусть первый разведчик подумает сколько в Дозоре вольных земель и замков, сколько запасов еды и сколько людей. Хватит, чтобы прокормить все голодные рты за Стены? Что-то Старк сомневался. Да, у одичалых есть своя провизия, но на сколько ее хватит? «А что уже говорить о дисциплине?». Роббу страшно подумать, во что превратится Ночной Дозор, если там появятся женщины. «Шлюхам Кротового городка придётся искать другие способы заработка». Робб хотел об этом еще сказать, но ведь все свелось бы снова к: «глупый и гордый мальчишка ничего не понимает, у нас здесь армия мертвецов!», - а ведь если все правильно не организовать так сказать в тылу, то и без Короля Ночи может случиться ад. – Хвала Старым богам, земель предостаточно. Если вольный народ не будет против, мои люди помогут им обжиться, дадим все, что попросят, кроме оружия. Но если ваши люди вздумают все-таки укусить руку, которая их кормит, вы же понимаете, что бешеных собак режут?
Роббу совсем не нравилось то, на что ему приходится идти, но такова цена спасения от еще большей угрозы. «Семеро помогите понять это королю Роберту».
- В свою очередь я обещаю наказывать северян по всей строгости за любые попытки конфликтовать с вашими людьми. Вы можете не верить моим словам, но по ту сторону Стены закон гостеприимства никто не отменял и вы наши гости до тех пор, пока не поднимите против нас оружие.
Дядя еще говорил о том, что вся эта компания на короткое время, но Робб понимал, что могут среди дикарей быть те, кто предпочтет новый дивный мир старому.  С такими тоже надо будет что-то делать. «Не гнать же их в шею».
- Если по завершению военной кампании среди ваших людей будут те, кто предпочтет остаться на Севере, то все-таки им придется преклонить колено передо мной и королем Робертом либо вступить в Ночной Дозор, донесите это своим людям. И… - Робб шумно выдохнул. Почему-то ощущение, что он продает Север за собственную шкуру совсем его не покидало. – Как только вы перейдете в Вестерос, - он обращался к Мансу, - вам придётся отречься от титула короля. Вы можете величать себя предводителем вольного народа, лордом, магнаром, но не королем. Король в Вестеросе один – Роберт из дома Баратеонов, - это не попытка мальчика унизить дикаря, скорее даже попытка защитить. Король Роберт вспыльчив и горазд на драки. Ему ничего не стоит развязать войну или для начала отправить войско Ланнистеров, дабы показать, у кого здесь есть право носить корону. «А что уже говорить об кронпринце». При возможности Робб обязательно помолится Старым Богам, чтобы те даровали много лет жизни королю Роберту.   
О браках между дикарями и лордами Севера Старк даже не заикнулся. Нет в этом чести, только позор для дома.

+9

14

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/xQ9u1.jpg[/AVA][NIC]Mance Rayder[/NIC][STA] Король-за-Стеной[/STA]

Король-за-Стеной почти хлопнул в ладоши, ибо худо-бедно, но к согласию прийти удалось. Манс хотел, чтобы хоть кто-то из вольного народа спасся, и, видимо, боги были на его стороне, раз некое подобие переговоров не закончилось пополнением летней коллекции кубков из черепов врагов. Шутка. Из черепов кубки плохие, поэтому коллекцию вовсе не кухонной утвари.
- Сложно назвать это титулом, - с усмешкой ответил мужчина. – И так как не я себя так заставил величать, то мне ничего не стоит от этого отречься. Я донесу это до своих людей, они только рады будут. Что же касается остального…
Манс на мгновение замолк. И если быть до конца откровенным, то уже-не-Король-за-Стеной не мог сказать, что у него есть однозначный ответ на то, что же будет после победы над мертвецами. Во-первых, Манс не рассчитывал, что всё пройдет без особых помех, а значит, был бы штурм. Если бы все одичалые полегли под Стеной, то вопрос снялся бы сам собой, если бы северяне не устояли, то кто бы потом мог выкурить спрятавшихся по лесам гордых представителей вольного народа и заставить вернуться обратно? Всё равно, что вылавливать блох на собаке – долго, нудно и не всегда приносит плоды. А какова будет битва с ходоками и каковы будут её последствия, беглый дозорный мог только гадать. И как тут строить долгосрочные планы, когда в любой момент из сугробов, как подснежники, только более вонючие и менее симпатичные, могут выскочить ожившие мертвецы? Нет, Манс предпочел придерживаться принципа «Решаем проблемы по мере их поступления». Вот победят Иных с их армией, тогда и будет ясно, что же делать дальше.
- В который раз мертвецы не находят покоя и рыщут по землям за Стеной лишь за тем, чтобы убить всё живое, Бенджен? – одичалые и дозорные так давно враждуют, что простительна была такая фамильярность. Да и Манс в свое время был практически первым разведчиком, только дисциплина хромала, Иной её побери, так что в каком-то смысле воины были довольно близки хотя бы по роду деятельности. – И как мы узнаем, что это была из последняя вылазка?
Сие был больше риторический вопрос, ответа на которого у людей как не было, так уже и не будет, раз за столько тысяч лет его не нашли ни крысы в Цитадели, ни черные братья. Вождь вольного народа все же опасался, что те, кто ведет в бой мертвецов, достаточно умны для того, чтобы затаиться на время, а после прирезать вернувшихся в свои убогие хижины и пещеры одичалых, сделав своими марионетками.
- Видится мне, что всё будет куда сложнее. Но согласен с тем, что это справедливое предложение, что те, кто захочет остаться, должны жить по вашим законам, а остальные – убраться. На этом тогда и остановимся.
Король-за-Стеной вновь замолк, припоминая, что ещё важного упомянули Старки. Действительно, кого оставлять в плену,  кого слать назад? Над этим вопросом Манс задумался, почесывая заросший темной щетиной подбородок. Старый медведь слишком рационален, чтобы в приступе нежных чувств пропустить одичалых за Стену в обмен на голову первого разведчика, а единственные выжившие родственника Бенджена сейчас также гостят у беглого дозорного. Зато на слово черного брата можно положиться, да и вассалы Старков прислушаются к родной крови их любимого, но, увы, погибшего лорда. Выпускать за Стену Робба, значит, рискнуть всем – непозволительная роскошь. Манс был авантюристом в душе, но одно дело рисковать собой и своей головой, пробираясь в Винтерфелл, чтобы посмотреть на короля и, быть может, повторить подвиг одного певца, а другое – подвести весь вольный народ, который он пытался сплотить так долго с одной единственной целью – выжить. Робб мог дать честное слово, но как бы северяне своим благородством не кичились, но и Эддард бастарда не с Девой нагулял, а вот разбить и обезвредить ничего не подозревающую армию в итоге – тактически неплохой ход, ведь одичалые будут лишены почти единственного преимущества в виде внезапности, а уж двадцать тысяч подготовленных бойцов знатного шороха наведут среди ста тысяч. То, что Робб Старк уже единожды вышел на прогулку в Зачарованный лес за братом, ещё не означало, что он повторит дурость во второй раз и поставит жизнь Джона выше всего остального. Вассалы же дают клятвы подчиняться и защищать своего грандлорда, им будет сложно идти против ясно выраженной воли сюзерена, от исполнения которой будет зависеть его жизнь. Не захотят по-хорошему, что ж, грандлорды ещё вполне возможно нагрянет к ним спросить за нарушенные клятвы, только голубые глаза будут иного оттенка и у всех разом.
- Предлагаю остаться твоим племянникам моими гостями, которые будут чуточку ограничены в передвижении границами нашего лагеря. Катаний на санях или мамонтах не обещаю, но здесь они будут в безопасности. Вы видите, что у меня нет резона вам вредить, а красноречия и авторитета первого разведчика должно хватить для того, чтобы донести до всех вассалов Старков, что с сыновьями лорда Эддарда все в порядке и передать наши условия. А дальше милорд, - Манс широким жестом указал на Робба, - пройдет за Стену, взяв хотя бы тех, кто не может сражаться, как я в самом начале и предложил.
Тут мужчина встретился взглядом с наследником Нэда Старка, ибо следующие слова относились к нему.
- Таким образом, я вверяю под вашу протекцию тех, кто не сможет как следует за себя постоять. Поэтому надеюсь, что вопросов о доверии и обвинений в том, что мы считаем вас врагами, больше не будет… А после мы уже будем действовать сообща и в зависимости от дальнейшего расположения основных сил вольного народа. И если мы будем сражаться бок о бок, то хотелось бы сразу обговорить то, что наше мнение на военных советах тоже будет озвучено. Вольный народ не знает ни тактики, ни дисциплины, но уж поверьте, что о слабых местах Стены мы осведомлены не меньше, а то и больше, чем сами черные братья. Мы не знаем, что творится в голове у оживших мертвецов и насколько они разумны, но среди них найдутся те, кто был на юге и не раз, и кто знает, чем это может всем нам аукнуться. Проходы в Стене отнюдь не единственные пути на юг, но вы и без меня это знаете.
Манс выпрямился, закончив свою долгую речь. Пожалуй, если все пойдет и также гладко (практически), то стоит закончить это всё хорошеньким таким обедом. Не пир в Винтерфелле в честь приезда Его Величества Роберта Баратеона, так ведь и беглый одичаный не король, верно?

+5

15

Решение Манса подтвердило, что он не зря стал лидером и королём одичалых - всё было выверено абсолютно верно. Братья Старки - весомый аргумент в грядущих обсуждениях договора. Голова же Бена, как это не прискорбно, немного стоит. Останься он заложником, кто то бы может и горестно повздыхал, но этим бы дело и ограничилось. Решение логически было обосновано. Но эмоции.. Эмоции переполняли Бена и он только крепкой волей сдерживал себя, чтоб не вскочить с проклятиями и не разрушить создавшийся хрупкий мирок. Хотя Манс и назвал, выдвинутое решение "предложением", было ясно, что судиться и рядиться никто не будет. Решение как большой валун упало и не сдвинешь и не изменишь ничего. Ни споры, ни уговоры не помогут. Вспышка гнева проходила так же быстро, как и возникла. Вновь вернулась возможность рационально и безпристрасно мыслить. Да, пожалуй, Лорды Севера примут предложение Манса, учитывая что их новоиспечённый Лорд Робб удерживается в плену. Конечно много придётся выдержать криков, обвинений в свой адрес, что он бросил племянников на произвол судьбы, проклятий в адрес живых и мёртвых. Но в конце концов, верил Бен, благоразумие возьмёт верх. Что касается братьев Ночного дозора, всё было сложнее. Дозор не знал и не принимал во внимание ни родственных связей, ни Лордов, ни какие бы ни было договоры. Основная цель - не допустить за стену опасность. И теперь Бен придёт с вестью, что надо впустить и приютить эту опасность в непосредственной близости. Придётся как то проговорить, что одичалые не перережут весь дозор во время сна. Тьфу ты! Ещё недавно Бенджен бы посоветовал сунуть брата, озвучившего подобное, посадить в холодок подвала на денёк-другой, дабы мозги на место встали. Теперь же ему надо было не только сказать это, но и убедить в этом братьев, во главе со Старым Медведем.   
Старый разведчик посмотрел долгим взором на Робба, потом на Джона. Он не сомневался, что эти родные глаза отзывались пониманием, что будь на то воля разведчика, он бы был рад остаться за них заключённым. Слова были излишни.
Слова прозвучали печально и как то обречённо:
- Будь по твоему.

+6

16

Робб тоже особо не кормил себя сладкими иллюзиями и не особо верил, что все пройдет, как по маслу. Красиво и так как надо все бывает только на бумаге (в их случае на словах), но когда дойдет до дела, то всегда найдется пара тройка несогласных, слишком умных и независимых, решивших вопреки всему действовать по-своему. И  хорошо, если эта самостоятельность проявлялась в мелочах, таких как первым пойти в бой или спорах с другими о том какой фланг лучше укрепить, но могут быть и тяжелые формы. Действительно, вылавливать блох у собаки – дело неблагодарное, но ведь всегда можно искупать питомца в тазике с мылом. Робб не хотел, чтобы все запомнили его Кровожадным волком, но если одичалые пожелают наплевать все-таки на все правила и жить в Вестеросе по своим правилам, Старку придётся окропить землю кровью. Но пока рано об этом говорить. Нечего делить шкуру неубитого медведя. «Если мы не справимся с армией мертвецов все это вообще не будет иметь значение».
Робб шумно выдохнул. Отпустить его за Стену – действительно глупость, которую ни при каких обстоятельствах не  стоило совершать, но при всем уважение к дяде, лорды Севера вряд ли особо будут его слушать. Карстарки и Амберы так точно пошлют прямо к Королю Ночи в объятия стоит только заикнутся о союзе с дикарями. Робб смог бы их переубедить, в конце-то концов, стукнул бы по столу  и напомнил бы их клятвы, но Бенджен Старк – всего лишь брат Ночного Дозора. «Нужен кто-то, кто им будет равным». И такой человек в лагеря Манса есть.
- Если вы не против, я бы хотел, чтобы Маленький Джон Амбер тоже пошел вместе с Бендженом Старком. Он сын Большого Джона, лорда Последнего Очага, он сможет подтвердить слова Первого Разведчика, - а если нет, Маленький Джон скрутит всех недовольных в баранье рога и скажет, что там и было. – Что касается мнения «вольного» народа на военных советах, - Робб опять тяжело выдохнул, - Разуметься оно будет учитываться, если желаете, самолично можете его оглашать, - вот только на месте Манса Робб перед этим надел хотя бы шлем на голову, от меткого полета кубка прямо в голову – никто не застрахован.

Отредактировано Robb Stark (2018-04-24 11:10:13)

+8

17

Тон у первого разведчика действительно изменился, да и сам Бенджен весь как-то поник и погрустнел, как будто иного развития событий ожидал. Даже если младший брат почившего лорда Старка надеялся на то, что он со своими племянниками, взявшись за руки, поскачут вместе по Зачарованному лесу к Стене, то когда-нибудь жестокая реальность настигла бы Бена, хочет он того или нет. Вообще, довольно странно видеть тягу к иллюзиям и мечтаниям у брата Ночного Дозора, хотя, о чем это мы, неужто им ничто человеческое не чуждо? Как сегодня не раз заметили, клятвы – такие же слова, а слова – ветер. И походы дозорных к шлюхам лучшее того подтверждение. Собственно, как бы не печально было видеть понурого первого разведчика, но Манс тут не для веселья чужого находился, да и когда один мужчина поднимает настроение другому, возникают вопросы. За Стеной так точно, но Юг, как известно многим, куда более терпим в таких вопросах.
- Маленький Джон Амбер, - задумчиво протянул одичалый, пытаясь припомнить, неужто и такие люди затесались среди пленников вольного народа. Крутясь меж знати с самого своего прибытия в Винтерфелл, Манс, разумеется, такого знал, но то, что знал Король-за-Стеной, его людям не передавалось, поэтому магнар теннов после возвращения ни о чем кроме медных кудрей наследника лорда Старка спеть не смог. – Ах, вот о каком малыше всё болтали тенны, - хохотнув, продолжил мужчина.
- Конечно, не возражаю против его возвращения, пусть поможет нашему многоуважаемому Бенджену Старку переубедить этих сварливых мужей, которые точно будут громко и нудно высказывать против решений, которые сегодня были приняты нами… Что же касается моего участия в военных советах, то я предпочитаю сперва добраться до Стены, узнать, как расположились мои люди не без вашей помощи, и только потом говорить об этом. Всё же нас ждет не простой переход… Если боги на нашей стороне, то мы переживем, но кто знает, что в итоге всё-таки будет… Но безусловно, я буду рад пустить в ход свои красноречие и дипломатию, хвала богам, они у меня есть, иначе бы не собрал все племена вольного народу в одну армию.
Пришлось, конечно, особо несговорчивых убить, кого-то запугать, но дипломатия – дело тонкое, попробуй найди особый подход к каждому.
Что ж, себя похвалили, к согласию пришли, теперь черед утолить голод и разделить трапезу с теми, кто нехотя и кривясь, но всё же принял условия шаткого перемирия между давно враждующими народами.

[AVA]http://s0.uploads.ru/t/xQ9u1.jpg[/AVA][NIC]Mance Rayder[/NIC][STA] Король-за-Стеной[/STA]

+8


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Нет причин для вражды [За Стеной. Суровый дом 25.08.298]