Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Север зовет [Королевский тракт. 15.09.298]


Север зовет [Королевский тракт. 15.09.298]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


Север зовет
https://78.media.tumblr.com/a1d126684e18480cd6dead1fedba564b/tumblr_ovxgpfC8mk1qjemobo8_r3_250.gif https://78.media.tumblr.com/9cfe1d17882b0d82ce1f493eabcc2500/tumblr_ovxgpfC8mk1qjemobo9_r2_250.gif

Дата:
15.09.298 от З.Э.

Место:
Трактир на пути в Речные земли

Действующие лица: Брандон Старк и Лорас Тирелл


Краткое описание:
Попытка узнать, что произошло в Винтерфелле и отказаться остаться в Риверране.

0

2

Брану снился дом. Тихий, еще сонный Винтерфелл, над которым стояло угрюмое серое небо, а в воздухе парили маленькие снежинки. Таким, именно таким был его замок в тот день, когда, он вместе с мамой, сестренками и королем Робертом отправлялся на юг. Печально-тоскливая картина. Но Брандон ее не заметил. Все утро он был занят сборами: сначала собрался сам, затем помог принцу, а только потом выбежал во двор вместе с Лето, где Робб уже во всю раздавал команды. Бран улыбнулся Джону. Кажется, тогда старший брат чем-то был недоволен, но он не сказал чем, только бурнул что-то о том, что Робб уж слишком вжылся в роль лорда. Бран улыбнулся и направился к старшему брату. Возле его ног крутился Серый Ветер, ему не нравились все эти южане, отчего время от времени наследнику Винтерфелла приходилось извиняться перед гостями и напоминать своему питомцу, что рычать без повода на гостей могут только невоспитанные лютоволки. Робб улыбнулся младшему брату и поинтересовался, придумал ли он уже имя для коня.
- Танцор, - ответил слегка неловко Бран, боясь, что брат посчитает прозвище слишком глупым, ведь своих лошадей Робб называл красиво: Гром, Метель, Ночной cтраж. Но он не стал, наоборот согласился, что имя ему подходит.
Затем сорвалась снежная буря. Она закружила, закрутила, небо стало совсем темным, а день холодным. Бран вытянул руку, чтобы поймать Робба за руку, но его не было. Никого не было кроме самого мальчишки, замка и угрюмых теней, танцующих во мгле.
- Робб! – Крикнул Бран, прикрывая глаза. Снег забивал ему глотку, ветер сбивал с ног, но он пытался бороться с этим. Сделать хотя бы шаг, ведь его старший брат где-то там. – Джон! Отец!
Никого. Метель сбила его с ног. Бран упал в снег, пытался поднятся, но не мог, что-то как будто придавило его. Над ним в безумном вихре танцевали снежинки и тени. Лев, олень, лошадь. Вот лев вцепился в глотку олень, волк прыгнул на лошадь. А затем над ним навился огромная тень дракона. Бран закрыл глаза от ужаса.
- Просыпайся, Бран.
Рикон? Рикон!
Брандон открыл глаза. Но брата не было. Он поднялся с постели. Как я сюда попал? Из открытого окна доносился детский смех.
- Только не упади.
Это Робб!
Мальчишка тут же соскочил на ноги и побежал к окошку. Но там никого. Бран испугался. За дверью послышались шаги. Зачем вы от меня прячетесь?! Он выбежал из комнаты. Босиком побежал по коридору прямо в Великий Чертог. Музыка! Они там!
- За Север и юг! – крикнул кто-то и сотня голосов поддержали его.
Брандон открыл двери в Чертог, но там тоже никого. Только одна зимняя роза лежит на столе. Бран взял ее.
- Ай! Укололся...
Он выронил цветок из рук, но звук от падения был таким, как будто он кубок уронил.
Под ногами валялась корона в пятнах крови. Брандон поднял ее. Такая холодная. И чья она? Может, король Роберт забыл. Но как можно забыть корону?!
Брандон аккуратно поставил ее на стол, затем подошел к очагу, чтобы разжечь костер.  В замке становилось все холоднее и холоднее.
- Ты решил здесь остаться?
Бран огляделся вокруг. Кому принадлежит этот голос? Он не знал.
- Кто здесь?
Его слова эхом отбились от стен замка.
- Разве не видишь, здесь мертвые пируют.
Брандон опять огляделся вокруг.
- Но я никого не вижу.
- Правильно. Живым нет места на пиру мертвых.
- Они не мёртвые!
- Но и не живые.
Бран нахмурился. Нет, нет, это не может быть правдой.
- Но это так. Прими это.
Смех Рикона опять прокатился по Чертогом. А затем он услышал голос отца. Эддард говорил о походе за Стену.
- Не надо! – Выкрикнул на это Бран. Но затем опять метель. Она ворвалась в замок. Опять заплясали тени.
- В Винтерфелле всегда должен быть Старк, - сказал отец.
- Но я не хочу отсиживаться за стенами замка, пока идет война, - эти слова принадлежали Роббу. Они осуждают поход.
- Нет, не надо! – Кричал Бран из последних сил. – Останьтесь здесь!
Ветер поднял его, закружил, а затем выбросил в окно. Брандон кричал, пытаясь ухватится хотя бы за что-то. Но все впустую.
Он проснулся. На полу комнаты, в которой они с сиром Лорасом остановились. Лето глядел на него и не мог понять, что случилось, его кровать напоминала поле боя, а в голове было только одно:
- В Винтерфелле всегда должен быть Старк, - тихо повторил Бран, поднимаясь на ноги. Он поглядел на рыцаря, кажется, тот тоже не понимает, что случилось. – Простите меня, я уберу все это.

+6

3

Последние сутки прошли относительно тихо: каждый участник путешествия до Риверрана был занят своими размышлениями, и разговоры особо не клеились. Лорас обращал крайне мало внимания и на притихшего Брана, и на хмурого Уго - от перспективы поездки именно таким составом он тоже был не в восторге, да ещё и накладывалось беспокойство за всю семью.
Последние полгода что-то у Тиреллов явно шло не так, слишком много неприятностей свалилось на в целом благополучную семью. Арест отца, связанный с дуростью и недальновидностью Серсеи, послесвадебная трагедия на Севере, что поставила под угрозу жизнь Маргери, теперь вот объявление всех Тиреллов изменниками...
Больше всего Лорас, естественно, беспокоился за сестру: последнее письмо пришло от неё около двух недель назад, с тех пор с Севера вестей не было. Что с Маргери? Как её судьбой распорядились Рисвеллы? Сплошная неизвестность, прояснить которую получится только по прибытию в Винтерфелл, а сколько времени займёт дорога - опять же, неясно.
Ко всему прочему, Лорас фактически добровольно подписался на дальнейший неизвестной длительности информационный вакуум - вороны доставляют письма только к статичным объектам, а значит, как минимум до достижения Риверрана Тирелл ничего не узнает ни о судьбе Гарлана, ни тем более вестей из Винтерфелла.
"Знать бы ещё, что нас ждёт в замке Талли". Какие слухи дошли до Риверрана? Если о том, какая Маргери распутная женщина, о её связи с Крейном и убийстве южанами маленького Рикона, то приезду Лораса в замке рады не будут. Это, конечно, хорошо, что Гарлан пообещал леди Кейтилин доставить Брана до Риверрана, и своё слово надо держать - но где гарантии, что таким образом Тиреллы сами не подставятся? Семье сейчас только застрявшего у Талли Лораса не хватало, а Рыцарь Цветов, при всех своих талантах, в одиночку сразу со всеми людьми из замка не справится. И сказать бы, что Бран - никакой не пленник, а едет вполне добровольно, более того, Лорас всего лишь выполняет данное старшим братом обещание, но это ж надо, чтобы Талли согласились слушать или нового лорда Винтерфелла, или самого Тирелла. И Лорас предпочёл бы рассчитывать только на себя: чужая сомнительная протекция ему никакой уверенности в успехе кампании не давала.
Что ж, оставалось только держаться немноголюдных дорог, останавливаться в ничем не примечательных трактирах (не совсем убогих на вид, Тирелл на ночёвки в свинарниках не подписывался), и ненароком прислушиваться к бурно обсуждаемым слухам. Ничего полезного, увы, услышать пока не удалось; даже Уго, попробовавший разговорить других оруженосцев, важных новостей не принёс.
Лорас зевнул, устраиваясь поудобнее на постели в занимаемой им с Браном комнате. Он устал, но в голове было столько мыслей, что заснуть всё равно не удавалось. Тирелл рукой нашарил в темноте кинжал, убедившись, что в случае возникновения опасности его удастся быстро применить против врага, и закрыл глаза, давая отдых если не разуму, то хотя бы глазам.
Долго дремать Лорасу не пришлось: сон у него всегда был чуткий, так что на непонятное шевеление рядом он среагировал мгновенно. Открыл глаза, повернулся в сторону Брана - мальчишка, уставший после долгой дороги и хоть и небольшой, но тренировки, должен был спокойно проспать до самого утра, но что-то явно пошло не так. Тирелл перевёл взгляд на внимательно смотревшего на Старка лютоволка: Лето пока был спокоен, значит, хозяину ничего не угрожало, но похожее на припадок поведение Брандона Лорасу всё равно не нравилось. Мальчик что-то шептал, хмурился, хаотично дёргал руками... "Это что, кошмары?" Тирелл нахмурился, поднялся с постели и приблизился к Старку - что с тем происходило, непонятно, но лишнюю панику прежде времени Лорас разводить не хотел.
- Бран? - Тирелл тихо позвал мальчика, затем несильно потряс за плечо. Ожидаемого эффекта это не произвело, казалось, Старк только ещё больше занервничал, что-то прокричал...
А затем резко открыл глаза, нечитаемым взглядом глядя по сторонам.
- Ничего, - Лорас на развороченную постель обращал не слишком много внимания, его гораздо больше волновало состояние самого Брандона. - Ты в порядке?

Отредактировано Loras Tyrell (2018-02-24 23:05:39)

+7

4

Бран все-таки поднял подушку и бросил ее на кровать. Старая Нэн и леди-мать всегда говорили, что следует убирать за собой. А лорд-отец однажды за брошенный во дворе лук заставил его целую неделю помогать Миккену в оружейной. Лорд-отец хотел, чтобы Брандон усвоил какой это тяжкий труд ковать оружие. На Севере вообще знали всему цену, что нельзя сказать о юге. Нет, может где-то в каких-то замках все так, как и в «сердце» Севера, к примеру, Уго однажды сказал, что он помогал кастеляну родного замка, когда его лорд-отец устраивал турнир. Робб говорил, что из каждого правила бывают исключения. Но в большинстве случаев южане заносчивые, хитрые, двуличные, а их дети очень разбалованы. Чего только Джоффри стоит. Но снова-таки, не все такие. Ширен и Томмен показались ему очень милыми и интересными, но не мальчишки-оруженосцы. Ух, таких вредных надо еще поискать.
Ну и ладно, пусть себе хвастаются друг перед другом, - Брану теперь все равно на них. Ему и до этого было на них плевать (он сразу понял, что не хочет водить с ними дружбу), а теперь тем более. Единственный южанин по которому он будет скучать – Ширен Баратеон. Но мальчик обещал, что они еще обязательно встретятся. Когда-нибудь, когда все будет хорошо. Настанет ли этот момент?
Бран опять тяжело вздохнул. Он совсем не хотел быть пустозвоном, но надо смотреть правде в глаза: он не сдержал обещание, данное Роббу в тот день, когда король Роберт отправлялся домой, значит, он просто пустозвон. Как же это грустно. Рыцари же не такими должны быть. Хотя, какой из меня рыцарь? Уго говорил, что у него еще все в впереди, но Бран знал, что оруженосец сира Гарлана просто хорошо воспитанный и никогда не скажет ничего плохого. Северянин не знал, как к этому относится.
- Да, просто… - Бран застыл. Откуда на его подушке кровь? Может, кровь пошла из носа, у него уже однажды такое было в Винтерфелле. Он протер тыльной стороной рукава под носом, нет, вроде все хорошо, да и сир Лорас, наверное, сказал, если бы он испачкался. Брандон ничего не понимал. А может, сон – это не сон? Он посмотрел на свои руки, вернее на одну руку, ту самую которой он держал цветок. Ничего не понимаю. На указательном пальце, точно там, где Бран порезался во сне, действительно была рана, свежая. Старк нажал на нее и тут же скривился. Рана опять начала кровоточить и болеть.
Что за глупости? Он тут же попытался всему этому найти объяснение. Может, он тетивой порезался? Так лук он брал еще, когда сир Гарлан с ними был. Может, загнал себе занозу под кожу? Так почему он это раньше не почувствовал. Все так странно и непонятно.
А может, я действительно был в Винтерфелле? Это звучало странно, но для Брандона это было единственным объяснением. И от этого становилось еще страшнее.
Он опять вспомнил танец теней, пустой замок, голоса близких и: «Живым нет места на пиру мертвых». От этих воспоминаний кровь в жилах стыла. Нет, неправда, они живы! Сир Родрик и мейстер Лювин не дал бы малыша Рикона в обиду, а отец и Робб обязательно вернутся. Он же это чувствует. Робб так точно живой! Как и Джон. Но вот Рикон…
Бран поджал губы, он не плакал, пусть очень хотелось. Я должен быть сильным, как Робб. Перевел взгляд на рыцаря и, собрав волю в кулак, произнес:
- Моего братика, Рикона, больше нет в живых, правда?

+8

5

Бран хоть и заверил Лораса, что с ним всё в порядке, но, глядя на мальчика, Тирелл мог сделать только противоположный вывод. Старк выглядел озадаченным, шокированным, расстроенным... разве этому подходит под описание "порядок"? Да и взгляд у Брана был слишком неосмысленным... не нравилось Лорасу состояние мальчика, совсем не нравилось.
- Кошмары?
Лорас проследил за взглядом Брандона и тоже заметил пятна крови на подушке. "Он ранен?" Когда успел порезаться? И обо что? Ложился спать Старк совершенно точно без видимых царапин, но кровь на постели не появляется из ниоткуда.
Лорас перехватил руку Брана - следы на коже напоминали отметины от шипов. Маленькие ранки, которые мальчик никак не мог получить во сне. "Свежие". Тирелл окончательно переставал понимать, обо что и как Старк умудрился так сильно уколоться... словно куст ладонью сжал, в самом деле. Однако от таких царапин явно не умирают, и Тирелл отпустил кисть Брана.
На какое-то время в комнате воцарилась тишина, которую вскоре нарушил Старк. Лорас тяжело вздохнул: этого вопроса он ждал и заранее был готов к тому, что Бран рано или поздно его задаст. Странно, что такого же вывода не сделали леди Старк и Гарлан, когда заключали своё сомнительное соглашение.
Лорас - интриган на троечку. Врать он не будет, просто считает это ниже своего достоинства. Более того, Лорас уверен, что и Гарлан рассказал бы Брану правду, вздумай мальчик спросить напрямую. Можно начать отнекиваться или впасть в незнанку, сделав вид, что судьба Рикона и самому Лорасу не известна, а значит, он ничего нового Брандону не скажет. Любая из этих моделей поведения достойной Тиреллу не казалась.
Что ж... лорду Винтерфелла повезло задать вопрос Лорасу. Или не повезло: Тирелл не станет юлить, пытаться отвлечь внимание мальчика на менее значимые вещи, а просто расскажет всё, как есть. Брандон, в конце концов, имеет право знать, что в настоящий момент делает союз Тиреллов и Старков. Бран - лорд. Пусть маленький, но готовый заботиться о близких людях, и искренне переживающий за судьбы родственников.
Только день назад он узнал о печальных перспективах матери, сегодня Лорасу суждено огорошить мальчика ещё больше. "Ну почему бы всё не рассказать ему ещё в Гавани?" У Брана было бы время свыкнуться с утратой. Сейчас же он этим ресурсом не обладает.
- Я сам многого не знаю. Но в последнем письме, которое мы получили из Винтерфелла, было написано, что Рикон... его больше нет.
Лорас не умел утешать, но Брану он искренне соболезновал. Сам он очень смутно мог себе представить, что сейчас чувствует Старк.
Хотя... Лорасу было примерно столько же, когда на Уилласа упала лошадь. Тогда тоже ничего не предвещало беды: обычный турнир, подготовленный к нему наследник Хайгардена рассчитывал на победу - и вот оно как трагически обернулось. Лорас и сейчас помнит тот день - мёртвенно-бледное лицо старшего брата, обеспокоенный голос мейстера, предобморочное состояние матери и испуганную Маргери, шёпотом спрашивающую, а всё ли будет в порядке. И себя - непривычно тихого, не понимающего, как такое могло произойти с Уилласом. Разве люди могут умирать вот так? Молодой красивый человек, гордость всего Простора, как возможно, чтобы на него случайно упала лошадь, поставив тем самым  его жизнь под угрозу? Лорас на том турнире лично не присутствовал, но он и сейчас помнит раздражённый голос бабушки, проклинающей Мартеллов.
Уилласу тогда повезло выжить, хотя раздробленное колено сильно повлияло на его дальнейшую судьбу. Кто-то за относительно благоприятный исход ранения благодарил Богов, кто-то - везение наследника, кто-то целовал руки мейстеру... Но Брану надеяться не на что: письмо из Винтерфелла несло однозначные новости.
- Мне жаль.
Лорас не имел никакого отношения к произошедшей трагедии в Винтерфелле: сам находился слишком далеко, разбираясь с проблемами, которые на фоне тех, с которыми пришлось столкнуться Маргери, сейчас казались мелкими и незначительными. На фоне того горя, что сейчас испытывал Бран, его собственное беспокойство за сестру приобретало совсем иной ракурс.
У Лораса есть надежда. Есть шанс, что он успеет на Север вовремя и начавшаяся из-за Рисвеллов трагедия не окончится для Тиреллов совсем уж прискорбно, Лорас ещё может спасти Маргери.
Брандону же всего семь, а он уже столько пережил, со многими расстался и стольких потерял - на долю одного маленького ребёнка выпало слишком много страданий. В своём сочувствии Лорас был искренен, только вот реально помочь юному Старку он не мог, каким бы большим не было его на то желание.

+6

6

Разве может дом быть кошмаром?
Раньше бы Брандон таким вопросом даже не задавался. Винтерфелл – это самое безопасное место на земле, там всегда тепло и уютно, там пахнет свежим хлебом, и слышен звон стали и детский смех. Так леди-мать и лорд-отец, Арья, Санса, малыш Рикон, Робб и Джон. А еще мейстер Лювин, сир Родрик, Ходор, Старая Нэн, Миккен. Винтерфелл – это не гробница посреди снегов, как думают южане.
Он не был гробницей, - поправляет себя Бран, мысленно возвращаясь в сон. Обычно он быстро забывал свои сновидения, но это врезалось ему в память. Винтерфелл как будто умер. От этой мысли становилось не по себе.
Нет, нет, нет это не может быть правдой. Винтерфелл же построен на заре истоии, он столько видел, столько пережил, он не может вот так взять и превратиться в пустошь. Он не должен. Это неправильно. Брандон отказывался в это верить. Сейчас бы он отдал все, что у него есть, только бы кто-то уверил  его, что это все просто глупые сновидения. Но никто не спешил его разуверять.
Бран плохо разбирается в людях, так ему Робб говорил, но сейчас, глядя на сира Лораса, мальчишка понимает, что он тоже в недоумении от происходящего. И на душе ему столь же тревожно, как и Брандону.
Может, следует сказать, что ему не стоит волноваться, что все это глупости? Робб бы так и поступил. Но, наверное, сиру Лорасу это не придётся по вкусу. Он ведь ровесник Робба и уже рыцарь, значит, у него есть чувство собственной важности. И нет, Бран не спешит записывать брата Маргери в компанию тех заносчивых южан, с которыми северянин имел честь общаться, просто даже Дункан Высокий порой повышал голос и бил Эгга, а ведь будущий королевский гвардеец был выходцем из Блошиного Конца, а его оруженосец – принц из дома Таргариенов! В общем, Брандон боялся как-то оскорбить или задеть чувства Тирелла, он так много уже сделал для него, поэтому вместо каких-то утешений, он продолжал молчать.
И сир Лорас тоже молчал. Так многозначно молчал, что Бран бы и так все понял.
Значит, Рикона больше нет, - осознание этого выбило почву из-под ног. Брандон медленно опустился на пол у кровати, прикрывая глаза руками. Он не хотел плакать, но слезы, как-то самы по себе потекли.
Глупый, слабый мальчишка, - говорил Бран себе. Вот какой из него рыцарь? Нюня и шмаркач. Робб бы на его месте так бы себя не вел. Он бы разозлился и поклялся убить всех, кто причастен к смерти братика. И обязательно сдержал бы слово. Но Брандон и этого не может. Он вообще ничего не может.
- Ему было всего три, что он кому сделал?
Брану не нужны были ответы. Просто было очень больно, и он не мог больше это сдерживать.
- Почему люди такие жестокие?
Леди-мать учила, что в каждом человеке есть что-то хорошее, но, наверное, она ошибалась. Ведь не мог человек, у котором есть хотя бы капелька добра, поднять руку на безобидного ребенка.
Но здесь Бран замолкает, озадаченно глядя перед собой. Он опять вспоминает сон.
- Я не хочу в Риверран. Место Старка в Винтерфелле, - Бран пытался говорить четко и громко, как и полагается лорду, но судить, получилось ли, сиру Лорасу.

Отредактировано Brandon Stark (2018-03-04 01:16:32)

+3

7

Любят северяне обвинить южан... да в чём угодно, собственно. В пустом бахвальстве, огромном самомнении и нездоровому интересу к рыцарству, турнирам и праздному времяпровождению. Вот в Винтерфелле, должно быть, удивились, когда увидели Крейна — Алан под образ типичного лорда с Юга не подходит от слова совсем. Хотя едва ли одной этой личности хватит, чтобы разрушить все сложившиеся на Севере стереотипы о детях Лета.
Южане в своей критике не отставали. Лорас сотни раз слышал, что на Севере холодно, снежно и скучно, значит, северяне какие? Правильно, отмороженные и скучные. И знай себе болтать, что зима близко, так говорят это так часто и таким тоном, что даже выходцы из других земель, побывав в том же Винтерфелле, начинают повторять эти слова как мантру. Взять леди Кейтилин, уроженку Речных земель, это очень яркий пример того, как сильно любого человека меняет жизнь на Севере. Хотя Лорас не мог быть уверен, какой была урождённая Талли до своего замужества.
Как бы то ни было, но различия менталитета очевидны — занятно, что северяне и южане в нынешних реалиях особо друг с другом не сталкиваются, но пообсуждать готовы завсегда. В таких беседах затрагиваются любые темы: погода, одежда, женщины, да то же отношение к рыцарству. Южанам не понять, как можно наплевательски относиться к этому титулу, а северяне никогда не осознают, что такого хорошего и интересного в турнирах и шпорах.
Интересно, кто привил Брану мысль о рыцарях и желание попасть в Гвардию? С Лорасом всё понятно, у него других интересных вариантов по жизни и не было никогда. Третий сын — а на Юге права наследования звучат однозначно — волен делать, что хочет, лишь бы семью не посрамил. А с последним условием Лорас вполне справлялся: кто-то может говорить, что со своим чувством собственной важности он уже родился, но на деле всё немного сложнее. Да, ему нравилось внимание и чужое высокое о юном Тирелле мнение, но он ведь действительно был талантлив, и много сил и времени потратил на то, чтобы развить свои навыки. Лорас такое к себе отношение заслужил не одной только красивой внешностью и куртуазными манерами. Имеет право собой гордиться.
Бран тем временем перешёл к пространным вопросам, Лорас предпочёл на них не отвечать. Рикону было всего лишь три. Действительно, совсем малыш, убить которого мог только больной ублюдок. Кто именно из Рисвеллов это сделал, неизвестно, но определённое мнение о всей семье по одному только этому поступку составить можно. Убить беспомощного ребёнка для того, чтобы подставить другую семью — придумавшие этот план люди не остановятся ни перед чем. Знать бы, с чего они такие самоуверенные... Кто может оказывать этому северному дому такую поддержку, чтобы они могли позволить себе так вольно хозяйничать на Севере? 
«Момент был подобран идеально». В Винтерфелле — никого из Старков, кроме маленького Рикона, зато целая делегация из Юга. Если бы Робб Старк был жив, Лорас нашёл бы его и надавал по шее за идиотизм. Скажете, Тирелл относится к уже покойному лорду предвзято? А разве можно назвать разумным человеком того, кто женился, а уже на следующий день после свадьбы уехал за Стену, оставив замок без защиты? Маргери в Винтерфелле ещё чужая, к ней и сопровождающим её воинам относились настороженно — особенно учитывая взаимное невысокое мнение северян и южан друг о друге — но Старку загорелось помочь людям за Стеной. И это, конечно, потребовало его личного присутствия, как будто оно одно поможет Дозору...
Неудивительно, что всех собак решили спустить на делегацию с Юга, и вполне предсказуемо, что решать эту проблему тоже будет Простор. Или?.. «Старк должен быть в Винтерфелле». Здравая мысль, которой придерживался и сам Лорас, а с другой стороны, Брану всего семь. Будь он лет на пять постарше, Тирелл без раздумий поехал бы на Север вместе с законным лордом, но сможет ли присутствие в Винтерфелле семилетнего мальчика значимо повлиять на ситуацию?
Лорас помолчал ещё несколько секунд, размышляя, а затем тряхнул головой, откидывая упавшие на лицо кудри.
- Расскажи мне о Севере. О союзных Старкам семьях, на которых можно положиться.
Бран — второй сын (не считать же бастарда?), его не могли не посвящать в тонкости ведения политических игр. К тому же, Лорасу хотелось послушать, как маленький лорд будет рассуждать о так называемых союзниках: если всё-таки по-детски наивно, то везти его на Север будет слишком опасно. Без поддержки армии — так точно.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-03-04 15:09:35)

+5

8

«Умом юг не понять», - так однажды сказал Большой Джон, глава дома Амберов, на пиру устроенном отцом. Тогда Брана впервые не отправили спать, и он сидел около Робба и ел луковый суп. Бросил лорд Последнего Очага эти слова лорду Белой Гавани, Брандон еще тогда подумал, что сейчас будет драка и очень испугался, но лорд Виман Мандерли только расхохотался, облизывая свои толстые пальцы и ответил: «Абсолютно с вами согласен, друг мой». Затем лорды самого северного дома и южного за тот вечер выпили вместе не одну кружку эля, и вообще юному Старку показалось, что они лучшее друзья. А ведь Амберы очень чтят Старых Богов и больше всех насмехаются над всякими там культами рыцарей и турнирами, в то время как Мандерли молятся Семерым, держат рыцарей, да и турниры устраивали, если бы погода позволяла. Бран еле заметно улыбнулся, вспоминая шутку Робба о примерзшем к седлу рыцаре. Так может, север и юг не такое уже разные? И там, и там есть свои герои и злодеи, воины и трусы. Может, пора акцентировать внимание не на различиях и посмотреть на то, что может объединить? Вот, как-то во времена восстания Роберта Баратеона северяне сражались рука об руку с южанами, помогали раненым, делили вместе хлеб и вино, так почему в мирное время все опять крутят носами? Брандону этого не понять, он еще слишком мал. Но вот в его доме, в Винтерфелле, ко всем относились одинаково. Ему рассказывали истории как о храбрых северянах, которые защищали свои земли от железнорожденных и дикарей из-за Стены, так и южанах, которые сражались против драконов и спасали прекрасных дам. А отец так и вообще, воспитанный лордом Джоном Арреном, в отличии от многих северян не видел ничего плохого в том, что Доннел Локк стал воспитанником лорда Титоса Блэквуда, а в дальнейшем вообще получил шпоры. Стремления Брана стать рыцарем он тоже поддерживал и никак не перечил детским мечтам. Наверное, он тоже хотел, чтобы север и юг перестали друг на друга дуться, ведь одобрил тогда брак Робба с леди Маргери. Если бы все были такими как его отец. От осознания, что он больше никогда не увидит отца, Бран тихо всхлипнул, вытирая слезы рукавом рубашки. Как же так? Почему он? Почему боги забирают хороших людей, а плохих оставляют?
Брандону сейчас было тяжко думать, все, что он хотел – домой, в тот Винтерфелл, где мама, отец, сестренки и братья. Но его больше нет.
Он тяжко выдыхает, пытаясь собраться с мыслями. Бран историю своего дома знал со времен Брандона Строителя, мог спокойно назвать то, чем прославился тот или иной Старк, но вот с Северными домами он еще путался. Нет, геральдику он знал на отлично, как и глав домов и девизы, но вот историю… Мейстер Лювин всегда говорил, что историю Речных домов, он знает лучше, чем родного края, а Брандон на это только улыбался, пожимая плечами. Это же Робб будущий лорд, думал тогда мальчишка, значит, он должен помнить все истории Севера. Как же он ошибался.
- Если, - неуверенно начал северянин, смотря перед собой, - вы пойдете через Речные Земли, вам придётся столкнуться с Ридами. Лорд Хоуленд Рид – хороший друг моего отца. Он вместе с ним участвовал во всех битвах во время восстания Баратеона и единственный, кроме моего отца, кто пережил битву возле Башни Радости, если же ваш отец пошлет корабли, то лорд Виман Мандерли с радостью поможет вам, когда узнает, что вы хотите помочь Северу. Думаю, историю этого дома вы знаете не хуже меня, сир, - Бран вдохнул, пытаясь припомнить еще какие-то истории. Тяжко это было. Раньше на такой вопрос он ответил, что дому Старков верны все, но сейчас, после того, что сделали Рисвеллы, так говорить было непростительно. – Карстарки тоже верны нам, это наша младшая ветка. С Гловерами Старки когда-то сражались против железнорожденных, а с Амберами против дикарей, Север это помнит. Мормонты, дом Локков, Хорвунды, Сервины, Толхарты – все они верны Винтерфеллу, я уверен. Но вот Дредфорд... В прошлом Старки и Болтоны много столетий сражались за корону правителей Севера, но Русе Болтон ни раз говорил, что это в прошлом, он вместе с моим отцом бился на Трезубце, но… - Бран насупился, - Лорд Русе – зять лорда Родрика Рисвелла, так почему он не остановил своего родича от таких злодеяний?
Может, прошлое совсем и не забыто?

Отредактировано Brandon Stark (2018-03-11 21:05:20)

+6

9

Говоря откровенно, Лорас своего мнения о Севере не имел, просто не было у него возможности его составить. Он много путешествовал, ранее сопровождая Ренли Баратеона как его оруженосец, позже - как рыцарь в рамках участия в турнирах, но всё по южным землям. На Север Лораса никогда не заносило и ещё полгода назад он и подумать не мог, что когда-нибудь волею судьбы и интриг Оленны Тирелл ему предстоит такая дальняя поездка.
Люди везде одинаковые, "северянин" - это не диагноз, это просто обозначение места жительства. Неважно, что кто говорит, можно смеяться над стереотипными суждениями, но повторять вслух чужие глупости? Лорасу это разумным не казалось. Да, многие шутки про Север казались ему смешными, но сам он таковых не сочинял. Можно рассуждать о чём-то, что ты видел и знаешь, а не голословно осуждать чужое мировоззрение. Тем более основываясь на одном только слове "Север" или "Юг". Как показывает практика, главное зло современного Вестероса родом вовсе не из этих земель. Вот, к примеру, о Ланнистерах, по крайней мере, о Серсее и её старшем сыне, Лорас мог думать что угодно, а в проверенной компании даже высказывать своё мнение вслух. С этими людьми он сталкивался, он их знает и ничего хорошего ни для него лично, ни для всего дома Тиреллов они не сделали.
Лорас старался судить о людях не по слухам, а по их поступкам, о которых знал наверняка или свидетелем которых стал лично. Он уже несколько раз в жизни ошибся, составив мнение о человеке, не видя его в лицо и ничего не зная точно о его жизни. Намеренно повторять своих же промахов ему не хотелось.
Над словами Брана Лорас задумался. По всему выходило, что на Севере союзников у Старков довольно много - тогда тем более не понятно, чего они все ждут. Возвращения хоть кого-то из семьи в Винтерфелл? Или волшебного пенделя для ускорения? Неясно.
Как бы то ни было, но слова Брана базировались на той ситуации, что была на Севере до отъезда половины семьи в Королевскую Гавань и смерти лорда Робба. "Лорд Старк..." Сколько он пробыл лордом? Достаточно, чтобы наворотить делов и гордо умереть за Стеной.
- Мы доедем до Риверрана.
Затея, может, и не самая лучшая - Лорас не знает Талли, но те наверняка слишком много слышали про Тиреллов и кто знает, чего было больше, хорошего или плохого. Особенно в свете последних событий в Винтерфелле, кто может с уверенностью сказать, какой позиции предпочтёт придерживаться лорд Риверрана?
Тиреллы никогда не будут играть против себя - как и любые разумные люди. Но, если рассуждать логически, выходило, что без риска настоящую ситуацию никак не исправить. Леди Кейтилин взяла с Гарлана обещание отвезти Брана в Риверран, старший брат в силу всем известных всем обстоятельств переложил исполнение на плечи Лораса. И младший Тирелл мог бы пренебречь этим обещанием, если бы не некоторые тоже вполне очевидные причины.
Бран не может быть уверен в лояльности домов Севера. Ни одному из участников путешествия ничего не известно об истинном положении дел в Винтерфелле. А самое главное, Лорас не имеет ни малейшего понятия о планах остальных Тиреллов, в частности, о том, как и куда те решат направить армию. Если Уиллас не придумает другого гениального плана по спасению Маргери, что маловероятно. Некоторые вопросы без вмешательства силы войска решить невозможно.
По-хорошему, доехать бы до Хайгардена и узнать всё лично, но Лорасу не хотелось делать лишний крюк. Лучше доехать до Риверрана - заодно выполнить обещание Гарлана - поговорить с Талли, понять их позицию (как будто родственники, если они не окажут Брану поддержки, то ни на кого, кроме себя, больше рассчитывать не придётся), а затем принять окончательное решение по поводу дальнейших действий. Отправить письмо в Хайгарден и, пока летит ворон, узнать последние вести из Винтерфелла, слухи об этих событиях. А после или уезжать из Речных земель, или предоставить Брану возможность дать о себе знать и начать созывать знамёна для освобождения Винтерфелла.
Рисвеллы, кажется, даже не поняли, с кем связались. Напав на замок Старков, они обратили против себя и Простор и, если повезёт, Север. Но Лорасу всё ещё нравилась идея доставить Брана в родовой замок Старков и объявить мальчика новым лордом. Это решило бы многие проблемы, причём не только северян, но и Тиреллов.
- Там от твоего дяди узнаем правду о Винтерфелле, а я смогу связаться со своими родными.
Тяжело действовать вслепую, да и прав был Гарлан, говоря, что любое неосторожное действие может привести к необратимым последствиям. Ни своей смерти, ни смерти Брана Лорас не хотел, а значит, придётся действовать чуть более осмотрительнее, чем обычно. Хотя и медленнее, что отравляло душу деятельного Тирелла.

+7

10

Наверное, я что-то не то сказал. Вот только что?
Бран скорчил забавную рожицу, еще раз воссоздавая в своей головушке беседу с сиром Лорасом.
Да нет, вроде все хорошо сказал.
На этот раз же он не перепутал никого ни с кем. Гловеры действительно сражались вместе со Старками против железнорожденных, а Амберы – против дикарей. А может сир Тирелл думает, что он врет? Так нет! Брандон говорит правду, а если не верит, пусть сам спросит у северян. Если те захотят с ним говорить. Да и чтобы побеседовать, придется пройти немножко дальше, чем к Винтерфеллу. Все лорды Севера вместе со своими людьми далеко-далеко в Ночном Дозоре готовятся к битве с одичалыми. Конечно, свои земли они не оставили без присмотра, но ведь обычные люди мало что понимают. Хотя, не все. Однажды в Зимнем городке они с Роббом встретили путника, который обошел все Семь Королевств и много интересного поведал. Робб тогда сказал, что немножко завидует ему, и Брана это заинтересовало. Потом, в один день после ужина у Джона он выведал, что в детстве Робб очень не хотел сидеть в Винтерфелле, он мечтал о приключениях и однажды даже решил пойти в Дорн. Только тогда его поймали возле Главных ворот. Брандон тогда очень смеялся, а Джон заставил его пообещеть, что он об этом не расскажет старшему брату.
А ведь он мне обещал, что мы однажды вместе побываем в Ночном Дозоре. Навестим Джона. Но наверное, после возвращения со Стены Робб и думать захочет о Черном Замке. Жаль, Бран бы очень хотел посмотреть на мир с высоты птичьего полета. Его всегда привыкала высота. Братья даже смеялись, что он лучше лазит, чем ходит. Правда, в Красном Замке все-таки пришлось больше ходить, он не хотел удручать леди-мать, но вот в Винтерфелле он опять сможет взобраться на старую башню. И никто не отчитает. Если, конечно, ему суждено будет тогда попасть.
- Хорошо, - Риверран, так Риверран. – Сир Бринден Талли нам обязательно поможет. Он очень хороший человек.
Бран на самом деле не знал, какой на самом деле Черная Рыба, но Робб всегда любил его ставить в пример, значит, он точно неплохой человек. А еще он Талли. "Семья. Долг. Честь". Так и никак иначе.

+5


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Север зовет [Королевский тракт. 15.09.298]