Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Graviora manet [Хайгарден - 13.04.298]


Graviora manet [Хайгарден - 13.04.298]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1


Graviora manet

Дата:
13.04.298 от З.Э.

Место:
Хайгарден

Действующие лица: Лорас Тирелл, Маргери Тирелл.

Краткое описание:
Всегда печально, когда надежды на поддержку оборачиваются прахом, а близкий человек будет слишком далеко, чтобы разделить с тобой радость или горе.

0

2

Последние три недели в Хайгардене слово "свадьба" прозвучало больше раз, чем за предыдущие лет десять так точно. Причём суммарно.
Свадьба Гарлана, помнится, такого ажиотажа не вызвала. Да она и прошла в общем спокойно: согласия старших были получены, союз всех устраивал, так ещё и новобрачные были по уши влюблены друг в друга. Злые языки что-то трепали, куда без этого, но  их шёпот на общем фоне терялся, не привлекая к себе лишнего внимания.
То ли дело свадьба Маргери, сплетникам было где развернуться. Можно было обсудить и жениха, и Винтерфелл, посочувствовать бедной розочке, которую "ссылают" на Север, и порассуждать, какие ещё были достойные кандидатуры на руку и сердце единственной дочери Мейса. Едва ли кто из сплетников видел Робба Старка воочию, но его образ с каждым днём приобретал всё больше странных противоречивых подробностей - чем народ так не устраивал будущий жених, Лорас не знал. Что ж, люди любят поболтать, пускай даже эти разговоры пустые и ни на что не влияют.
О Старках единого мнения в Хайгардене не было. Бабушка явно была довольна, что вырвала Маргери из рук Ланнистеров и устроила ей такой замечательный брак. Если же послушать Мейса, то варианта хуже и быть не могло - отец всё это время ходил и бормотал возмущения поведением леди Оленны, дескать, как это так, с лордом, главой семьи и такой важный вопрос не согласовали! В лицо, правда, матери Тирелл этого так ни разу и не сказал, но не давал повода усомниться в своём недовольстве предстоящей свадьбой.
"Чёрт дёрнул отца в Королевскую Гавань". Ещё неделю назад планы Лораса были ясными и понятными: Маргери ведь не могла отправиться на свадьбу без сопровождения семьи? Конечно, нет. И Лорас честно собирался сопровождать сестру на Север, точно так же, как и Гарлан. Леди Оленна тоже изъявила желание присутствовать на свадьбе внучки - как к этому относиться, пока никто не знал. Путешествие дальнее, дорога сложная, а бабушка уже не молода... но не спорить же с ней? Бессмысленное мероприятие, как неоднократно показывала практика.
Как бы то ни было, все планы уже рухнули: Серсея зачем-то позвала Мейса в Королевскую Гавань, отец, гордый и отчасти польщённый приглашением, торопливо собрался, не почувствовав подвоха, и не вернулся. Вместо него прилетел ворон с письмом с печатью лорда Хайгардена. Ничего хорошего это не предвещало, правда, никто и подумать не мог, что вести окажутся настолько мрачными.
Аппетиты у Серсеи были воистину королевские: она требовала и долг короне простить, и какую-то бешеную сумму выплатить, и двоих сыновей на государственную службу отдать. И что же послужило поводом для такого "наказания"? Видите ли, королева в свадьбе Маргери углядела государственную измену, а теперь якобы делала Тиреллам одолжение, не отправляя главу семьи на казнь, а всего лишь требуя отступных. Огромных, но не таких значимых, как жизнь лорда Простора.
Свадьба ещё не состоялась, а уже принесла дому Тиреллов проблемы. Не такие серьёзные, чтобы их не могла решить леди Оленна, но даже ей требовалось время. Серьёзно, бабушке придётся жить вечно. А пока нужно найти сестру и переговорить с ней по поводу изменившихся планов: будет лучше, если Маргери узнает обо всё сейчас и не через третьи лица.
Нашлась сестра в саду, в окружении целой толпы юных девиц.
- Леди, - Лорас остановился рядом с живо обсуждающими что-то кузинами и прочими родственницами, - если не возражаете, я украду у вас сестру, - Маргери, в конце концов, тоже нужна передышка от этих бесконечных обсуждений свадебного платья и будущей жизни на Севере. А заодно ей стоит узнать, что на свадьбу она поедет без сопровождения родственников.
Возражений, конечно, не последовало, Лорас и разрешения увести сестру из стайки щебечущих родственниц спрашивал чисто для проформы. Странно всё-таки, что пройдёт совсем немного времени, и Маргери покинет Хайгарден, может так статься, что больше никогда сюда и не вернётся. И неизвестно, как её изменит Север: приедет Лорас через пару лет в Винтерфелл проведать сестру, а та заведёт шарманку о том, что "зима близко". Как девиз это, может, звучало даже солидно, но ведь северяне из приближающейся зимы сделали своего рода культ! Годами твердят, что зима близка, и сурово смотрят на окружающих, считая остальных детьми Лета, избалованными и изнеженными. Лораса такой подход отчасти даже смешил: северяне сами залезли в вечные холода, носов из сугробов Винтерфелла не показывают, так ещё и находят в такой жизни повод для гордости. Что ж, каждому своё.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-01-31 22:42:37)

+9

3

Если все дороги в Вестеросе ведут в Королевскую Гавань, то все тропинки в Хайгардене ведут в местный сад, где кто-то скрашивает серые будни, а кто-то, метафорически выражаясь, берет быка за рога и кует свою судьбу – свадебный переполох воистину возымел какой-то чудодейственный эффект на сердце Простора и молодежь. Только вот главной виновнице этого переполоха подобное не нравилось от слова «совсем», а уж муссирование темы грядущей свадьбы за эти три недели надоело настолько, что Маргери начала подумывать о том, чтобы сделать падение с обрыва традиционной причиной смерти среди Тиреллов – дед же как-то смог на охоте так засмотреться на небо, а розочка засмотрится на свои блестящие перспективы. И хоть отъезд в далекий Винтерфелл неумолимо приближался, а возвращение в качестве редких визитов дочери Мейса Тирелла в отчий замок было крайне сомнительно, однако девушка предпочла не портить свою репутацию и отношение окружающих к себе любимой, по совету бабушки послав всех своих кузин и подруг очень далеко и желательно навсегда, например, к Неведомому. Поэтому, Маргери и сегодня не изменяла обычному своему поведению: много улыбалась и шутила, старательно переводя темы разговоров в более нейтральное и далекое от свадьбы русло. Но разве девиц в этих делах остановить? Так что помимо прочего приходилось выдумывать ещё какие-то детали вроде ленточек на кубках молодых, коих, разумеется, не будет и в помине, но обсуждение которых могло занять юных дев на час и дать возможность понаблюдать за тем, как они спорят о различиях изумрудного и бирюзового оттенков, а это вам не абы что, а колоссальных масштабов проблема – выбрать нужные расцветки.
На первых порах Маргери думала, что в компании будет проще пережить и смириться с мыслью о скорой высылке и счастливой семейной жизни, только вот крупно так просчиталась, не угадав, во что выльется чужое сопереживание. Элионор, как девушка «почтенного» возраста (старушке было почти семнадцать), что успела обзавестись женихом, многозначительно вздыхала и закатывала глаза, тем самым намекая, что ничего ты не знаешь, Маргери Тирелл. Розочка не возражала против низких оценок своих способностей – до этого момента число кавалеров дочери лорда Хайгардена было прямопропорционально золоту в сундуках Хранителя Юга. Разумеется, это по мнению все тех же кузин, которые и умнее, и скромнее, и талантливее невесты Робба Старка были многократно. Маргери, как полагается воспитанной особе, чтящей мягкосердечность и доброту, внимания на подобные разговоры за своей спиной не обращала и тактично помалкивала, что Элле бы грудь побольше, Леоне зубы поровнее, а Лии почаще рот на замке при юношах держать, тогда и у них будет праздник. Но полно об этом, леди Оленна сказала, что это издержки женского общества – зависть и не сцеженный яд.
Сегодня дамы в сотый раз обсудили Север, высказали соболезнования юной розочке и пришли к оптимистичному выводу, что вряд ли Робб Старк и его семейство в полнолуние оборачиваются волками, на завтрак предпочитают младенцев, а за стенами Винтерфелла хрупкой леди лучше не оказываться без усиленной охраны – украдут либо медведи, либо людоеды, либо медведи-людоеды, а потом ещё и кожу сдерут. Но солнечный денек не располагал к страшилкам, поэтому девушек склонило не столько к дремоте, сколько к более приятным разговорам. Маргери меланхолично обмахивалась веером и, когда её о чем-то спрашивали, изредка стеснительно отводила взгляд, якобы подавляя напрашивающуюся улыбку, что выдает все мысли и чувства с головой, дабы увильнуть от щекотливых тем и не рассуждать о том, у кого из молодых рыцарей взгляд более томный (кто по голове часто получает, очевидно же), губы красивее и обязует ли лютоволк на знаменах кусаться в приступе нежных чувств. Всё это беспокоило розу в меньшей степени, отчего она витала в своих мыслях и не сразу поняла, чего не хватает – это затихли подруги, завидев Лораса, коего обсуждения миновали из-за присутствия его сестры, при которой вроде как-то неприлично было обсуждать рыцаря цветов. Как будто Маргери не знала, что её брат одним своим существованием в этом грешном мире, не говоря уже о кучеряшках и отменных выступлениях на турнирах, разбил не одно девичье сердечко.
- Когда мой брат так вежлив, я начинаю верить в то, что он любит меня почти так же сильно, как свой меч и тренировки, - доверительным тоном, будто Лорас и не стоял над душой, сообщила девицам розочка, одним резким движением сложив веер.
- Надеюсь, это ненадолго, а то у нас с миледи такие важные темы для обсуждений, - последнее предназначалось подругам и сопровождалось наигранной серьезностью. Отчего девицы глупо захихикали и дружно закивали, подтверждая слова Маргери.
Веер оказался на коленях Элионор, а будущая миледи Старк поспешно поднялась со скамьи и, старательно огибая чужие юбки, направилась к брату. Лораса немедленно взяли под руку, картинно чмокнули в щеку, привстав на носочки, что было лишь обманным маневром, чтобы сообщить шепотом: «Если бы не ты, я бы специально упала в обморок». Каждая уважающая себя леди должна уметь терять сознание не по велению сердца или от тугого корсета, но и по собственной воле. Чаще всего такое было полезно на балах, главное было рассчитать траекторию падения в нужные руки и учесть скорость реакции кавалера, чтоб все закончилось не шишкой на затылке, а тет-а-тетом на свежем воздухе. Но в качестве эффектного избавления от ненужных бесед падение в обморок тоже сгодится – пару раз Маргери такое уже проворачивала. Потом все бегали, переживали, спрашивали о здоровье и предлагали пирожных – прям праздник какой-то.
- Что-то случилось? – отойдя на несколько метров от дам, обеспокоенно спросила Маргери у брата. Рыцарскую учтивость Лораса ещё не сдуло ветром в отличие от притворства розочки, едва та повернулась спиной к кузинам, но некую озабоченность и несколько несвойственную задумчивость во взгляде младшего из сыновей лорда Хайгардена девушка уловить сумела. Возможно, виной была какая-нибудь пресловутая женская интуиция или упоминаемая всеми особая связь между Маргери и Лорасом.

+5

4

О да, разговоры велись на крайне важные темы - Лорас ещё на подходе слышал отрывки и только данное ему воспитание позволило удержаться от насмешливого выражения лица, а то и комментария. Удивительно, что обсуждали не свадьбу, наверное, не первый час сидят, и к этой теме леди успели немного остыть, но ничего, соберутся с мыслями, и вечером начнут по новой. А пока же дамы перешли ко второй самой важной теме на свете. Они обсуждали мужчин. И Лорас никогда не поймёт, почему им это не надоедает. День за днём они обсуждают одних и тех же людей - холостых с куда большим оживлением - а ведь мужчины так быстро не меняются. Какой интерес постоянно говорить одно и то же? Пойми этих женщин.
Младший Тирелл только догадывался, что говорят о нём самом, зато как-то случайно услышал, каких эпитетов удостаивался Гарлан. Потом долго смеялся, не понимая, почему его брат до сих пор не причислен к лику святых: настолько идеальный мужчина достоин того, чтобы быть в обход правил канонизированным при жизни. Будет вера не в Семерых, а в Восьмерых - привычные новые боги и Гарлан.
Вслух этого Лорас говорить тогда не стал; септы в Хайгардене хоть и не самые строгие в мире, но за подобные шутки можно было и проблем нажить. Зато потом поделился своими соображениями с Ренли: даром что у Баратеонов на гербе олень, ржал тот как конь.
"Будет тебе от чего упасть в обморок". Маргери не было в зале, когда бабушка громко и выразительно зачитывала письмо из Королевской Гавани - хотя, наверное, молодой девушке не пристало слышать те выражения, коими леди Оленна выразила своё негодование отсутствием у некоторых людей мозга и способности адекватно им пользоваться. Больше всего досталось Мейсу, сын всегда удостаивался ярой критики, и Серсее. Хотя у Лораса так вообще возникло острое желание сжечь дочь Тайвина.
Ничего о произошедшем пока не знали двое из тех, кого ни в коем случае нельзя держать в неведении. Во-первых, леди Алерия - мать стоило поберечь и особенно осторожно рассказать ей о текущем положении мужа, и эту задачу оставили старшим сыновьям. Лорас не сомневался, что совместными усилиями Уиллас и Гарлан смогут донести до матери суть письма, и сделают это максимально аккуратно. Абсолютно безболезненно, конечно, не получится, слишком уж дурные вести принёс на своих крыльях ворон.
Вторым человеком, пребывающим в блаженном неведении, была Маргери. А Лорасу суждено стать для сестры тем самым гонцом, что приносит дурные вести. Причём сразу огромную охапку...
Хотя сестра явно заранее предчувствовала беду, в одну секунду сумев понять мрачное настроение старшего брата. Лорас перевёл на Маргери задумчивый рассеянный взгляд.
- Случилось, - кивнул он сестре, уводя её подальше от вновь принявшихся что-то активно обсуждать родственниц. - И ничего хорошего.
Лорас на несколько секунд замолчал, а затем свободной рукой накрыл сжимающую его локоть ладонь Маргери - то ли поддерживая сестру, но, скорее, просто собираясь с мыслями.
- Из Королевской Гавани от отца пришло письмо, - Лорас не видел смысла ходить вокруг да около, а потому сразу перешёл к делу. - Серсея требует от дома Тиреллов прощения всех долгов короне, отступных в размере четырёх миллионов золотом, а также поступления двоих из детей на государственную службу. Пока эти требования не будут выполнены, отца будут держать взаперти. Не в темнице, - Лорас раздражённо дёрнул плечом, - но без права покинуть город.
Новости отвратительные, а ведь Тирелл только начал.
- Сказать, что стало причиной? - раздражение всё росло, но оно сейчас было направлено в никуда, уж точно не на любимую сестру. - Организованная бабушкой свадьба с Роббом Старком. Серсея назвала отца изменником, якобы таким образом Тиреллы заключили союз против короны.
И пускай это лишь повод - Лорас не дурак, он прекрасно понимает, откуда ноги растут, - но досады, помноженной на беспокойство об отце, это не умаляет. Мейс, конечно, не был самым хитрым и разумным человеком в мире, но всё же занимал место лорда Простора. Что Серсея о себе возомнила, что обвинила главу дома Тирелл в измене и выдвинула совершенно безумные требования? Она что, правда рассчитывала, что ей всё сойдёт с рук? Тогда жаль, что она не слышала речи бабушки с обещаниями сладкой жизни и самой Серсее, и Ланнистерам, и всей Королевской Гавани в целом.
- Свадьбы ещё не было, а проблемы у нас уже есть, - Лорас скривился. При Маргери можно было не притворяться, так что сестра его мнение о предстоящем браке в целом и кандидатуре жениха в частности всё прекрасно знала. Да и вообще, сложно сказать, чего она о Лорасе не знала...
Теперь Маргери была в курсе последних новостей. Осталось сообщить ей одну маленькую деталь, только у Лораса всё не получалось подобрать нужные слова.

+7

5

Как только Лорас ответил, весь окружающий мир как будто перестал существовать, и даже если бы кто-то из кузин пронзительно завопил, Маргери бы не обратила никакого внимания на это – что-то случилось, и это что-то вовсе не проблема порванного камзола или не гармонирующей булавки с цветом плаща лорда Штормового Предела. Хотя последнее всё же было на грани катастрофы, куда там мелким разборкам двух самых могущественных семейств Семи Королевств.
Брат накрыл ладонь розочки своею, и тут миледи Тирелл закусила губу, не зная, что и предполагать, откровенно не понимая, откуда у лорда Хайгардена, которого и в замке-то не было, и его семьи вдруг появились проблемы. Безусловно, Хранитель Юга был талантливым малым, если верить королеве шипов, но не настолько же. Или всё-таки настолько.
Серсея, мать её, Баратеон, что в девичестве была Ланнистер, совсем страх потеряла. От неожиданных новостей, которые Лорас любезно скинул одну за одной на свою сестричку, ничего не утаивая и не юля из чувства такта, Маргери едва не остановилась как вкопанная – девушка действительно на мгновение впала в ступор, про себя повторив всё то, что ей только что рассказал рыцарь цветов. Шаг всё-таки замедлила, а взгляд из обеспокоенного и устремленного на младшего из сыновей бедового лорда Хайгардена сделался каким-то потерянным. Благо, при Лорасе не надо было делать довольную мину при плохой игре, хлопать длинными ресницами и попросить объяснить, что всё это значит. Розочка рассеянно смотрела куда-то в сторону, а голове роем крутилось бесчисленное количество мыслей, начиная от причин, побудивших Её Величество так поступить, и заканчивая вариантами предотвращения этого маленького недоразумения… Маленькое недоразумение – нашла же как обозвать пощечину ланнистерши всему кусту золотых роз. Воспитание не позволяло выругаться, но злость и раздражение брата были заразительны и могли подобно паре искр под дуновением ветра разжечь настоящий пожар. Но Маргери постаралась тут же одернуть себя и пресечь все волнения души – никому от истерик хорошо не будет, а отца не освободят, если миледи Тирелл сейчас топнет ножкой и проклянет львов до седьмого колена. А заодно и Старков, что своим согласием на этот брак помогли Серсее так красиво разыграть отказ преподнести короне на блюдечке хорошую кандидатку на роль королевы.
- А маме и Гарлану уже рассказали? – Розочка, знавшая, что Лорас не отличался особой любовью к Северу и будущей родне, решила отвлечь брата от того, что послужило такой глупой причиной для такого серьезного обвинения, ибо хватит уже плясать с разговорами вокруг одной темы, да и ей не помешает пара мгновений для раздумий. То, что Уиллас и Оленна уже в курсе, сомнений не было, потому что либо старшему сыну лорда, который формально исполнял обязанности Мейса, либо королеве шипов, которую прислуга просто боится, принесли письмо, а один без второго решение вряд ли бы стал принимать, остальных – поставить перед фактом. И раз Лорас здесь, то либо решение уже принято, либо его примут и без младших отпрысков леди Алерии и лорда Хайгардена.
Вопрос был глупым, конечно же матери и брату если ещё не сказали, то сейчас обо всем сообщат. А для Маргери гонцом с дурными вестями выбран Лорас.
- Это всё так абсурдно, - мысли вслух, которые не требовали комментариев и какого-либо развития. Просто девушке так было проще расставлять всё по полочкам, а брат вряд ли будет против того, что роза будет рассуждать таким образом. К тому же, со стороны всё могло показаться не монологом в пространство, а поддержанием разговора на тему, насколько же Ланнистеры обнаглели. – Если бы королевская чета и хотели сосватать меня за своего сына, то я не в том возрасте, чтобы тянуть с помолвкой. А деньги, войско и продовольствие слишком соблазнительный подарок за клятву терпеть меня в горе и в радости, пока меня или моего муженька не заберет Неведомый, чтобы надеяться на то, что больше никто не будет просить моей руки. Если бы предложение было, то отец и не подумал бы выдавать меня за Тириона или Роберта Аррена, или… - Маргери замялась, ибо не очень-то приятно рассуждать о том, как ещё достопочтенный Хранитель Юга по совету Ренли Баратеона мог распорядиться таким ценным ресурсом как дочь.
– Всем известно, что Его Величество и лорд Старк – друзья. Если моему отцу не поступало предложения, то уж явно не Аша Грейджой или Арианна Мартелл выбраны в качестве невесты для будущего короля. Остается только старшая дочь Старков, если Баратеоны не вспомнили о вассалах или крови Таргариенов в своих жилах. А это вряд ли.
Миледи Тирелл на мгновение замолчала – причины абсурдности требований нашлись. Только что со всем этим делать? От неё не требовали гениальных решений, поэтому свои мысли по этому поводу можно было придержать при себе. Скорей всего бабушка одобрит встречу с королем, который, по слухам, должен был также отправиться на Севере за новым десницей, оставалось молиться, чтоб так оно и было. Молодец же Серсея, а Маргери всё боялась, что её отправят по морю, сочтя такой путь более быстрым – теперь же придется тащиться по тракту, чтобы выпросить личной аудиенции Его Величества. Благо, Роберт не Серсея, и в такую чушь не поверит. Благо, страной управляет пока он, а не его женушка. Упасите Боги.
Розочка поворачивается к Лорасу, в глазах тоска, но в душе еще есть надежда на то, что брат останется с ней. Все-таки какая ему государственная служба.
- Полагаю, бабушка и Уиллас поедут в столицу - такие дела не решаются с помощью ворона. И Гарлан с ними для поддержки, наверное, тоже поедет, - старуха и калека – лучшие мыслители в Хайгардене, но не самые проворные и галантные. Кто-то же должен сглаживать шипы леди Оленны и витиеватость речи Уилласа. – А ты?

+4

6

Смысла юлить не было: какой бы образ старательно не создавала себе Маргери, Лорас знал, какая его сестра на самом деле. Не восторженная дурочка - как те, что остались в саду обсуждать великие важные проблемы человечества, - не наивная беспомощная розочка, а вполне разумная девушка. Отец гордился единственной дочерью из-за её красоты и хороших манер, более трезво смотрящие на жизнь бабушка и братья понимали, что поводов для гордости гораздо больше.
Это мама может разнервничаться, услышав дурные вести, именно поэтому содержание письма и придуманный выход из ситуации ей будут объяснять Уиллас и Гарлан. С Маргери не было нужды так фокусничать: они, в конце концов, не при дворе, чтобы использовать витиеватые фразы и выдавать информацию полунамёками. В Хайгардене, да ещё и наедине, можно было говорить открыто. А Маргери выдержит, к тому же, томить её ожиданием, выдавая новости постепенно, Лорас не хотел. Да и терпения бы не хватило.
- Гарлан знает, они с Уилласом сейчас у матери.
Письмо действительно доставили бабушке, а леди Оленна позже распорядилась найти внуков - всех троих - и уже при них прочитала письмо вслух. Его содержание было ей известно: сломанная печать говорила сама за себя, да и не считала бабушка каждое известие от Мейса настолько важным, чтобы собирать семью и знакомить родственников с содержанием писем. На этот раз всё более чем серьёзно, но у леди Оленны было готово решение проблемы. И, как её предыдущее, а именно, свадьба Маргери с одним из Старков, Лорасу оно не понравилось. Гарлан тоже в восторге не пребывал, а Уиллас только кивнул, словно заранее со всем смирился - хотя, может, старший и более разумный брат просто умел правильно расставлять приоритеты. Север никуда не денется, а вот с отцом в Королевской Гавани может случиться, что угодно.
Решение в любом случае уже принято, как это чаще всего бывает в Хайгардене, бабушкой. Леди Оленна не то чтобы ни к кому не прислушивалась, но сейчас её план был единственно возможным, это понимали все, потому и возражений не последовало.
Серсея, похоже, планомерно хочет настроить Простор против короны. Удаётся у неё это очень успешно.
- Когда их волновало кровосмешение, - доводом об общей крови Баратеоны могли бы воспользоваться только для того, чтобы предотвратить неугодную помолвку. Моральная сторона вопроса давно никого не беспокоила, да и Боги уже много раз закрывали на этот грех глаза.
Предложений отцу о помолвке Маргери и Джоффри действительно не поступало, по крайней мере, Лорас о подобном не слышал. Скорее всего, Серсее раньше и в голову не приходило сделать дочку Мейса королевой, в противном случае об этом бы знал весь Простор ещё в первый день поступления предложения. Отец настолько хотел устроить Маргери выгодный брак, что не смог бы держать всё в тайне. Его счастье было бы безгранично - как же, дочка, любимица, и выйдет замуж за короля.
Сколько бы счастья это принесла самой Маргери, неизвестно. Лорас был наслышан о характере Джоффри, да и часто бывая в Королевской Гавани, случалось ему быть свидетелем замашек будущего правителя. Оптимизма они не внушали.
- Столько неженатых влиятельных мужчин, - Маргери имеет "счастье" слышать о них чуть ли не каждый день из разговоров незамужних родственниц, - а отец выбирал между детьми и уродами.
Ещё бы среди стариков жениха поискал. В этом вопросе Лорас совсем не понимал отца: единственная дочь, как можно желать ей брака с Робертом Арреном, слабым и болезненным ребёнком, у которого, по слухам, часто случаются припадки, или с Тирионом Ланнистером, карликом. Прекрасный выбор, замечательный... "Лучше уж за Ренли бы отдали". Тоже лорд, тоже не женат, правда, туда не стремится и всячески открещивается. Бабушка этого варианта, конечно, не одобрила бы: по её мнению, Тиреллы достаточно заручились дружбой с лордом Штормовых Земель, большого смысла в этом браке не было.
Маргери тем временем закончила свои размышления вслух, а теперь её волновали дальнейшие действия семьи. Лорас тяжело вздохнул: нужных слов он подобрать так и не смог. Выводы сестра делала правильные, но в её голосе отчётливо слышалась надежда. "Прости, что не смогу её оправдать".
- Уилласа требуют ко двору как наследника, одного человека Серсея хочет видеть в Малом Совете, второго - в гвардии. На последнюю уступку бабушка практически согласна.
Леди Оленна на самом деле уже так перевернула все слова королевы, что теперь и сама хотела видеть внуков на службе. По сути её не устраивали отступные и заточение сына - и у бабушки уже было столько аргументов, что никто не удивится, если в конечном итоге долг короны только увеличится. Моральный вред, оскорбление Простора...
- Прости, но я тоже возвращаюсь в Королевскую Гавань. 
Это не вопрос личных амбиций Лораса - в данный конкретный момент он в гвардию не стремился, свадьба и последующее прощание с сестрой были в приоритете. Но ситуация сейчас настолько... щепетильная, что даже у бабушки может не получиться решить все вопросы мирным путём. Как бы не хотелось Лорасу сопровождать сестру на Север, так надолго уехать из сердца Вестероса он не может. И от осознавания этого становилось стыдно и неловко - он уже давно не чувствовал себя настолько паршиво в обществе Маргери. Наверное, никогда.
Так или иначе, их всех используют на благо семьи: Дом Тиреллов должен процветать, а как этого добиваться, все знали. Самочувствия каждого конкретного представителя семьи это, правда, не улучшало.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-02-06 00:27:56)

+6

7

Маргери, как и положено благовоспитанной юной леди, опустила свои мысли на тему, отчего же отец выбирал между будущим лордом Долины и будущим же лордом Утеса Кастерли. Обо всем этом уже было много всего сказано (леди Оленна как всегда отличилась красноречием и меткими замечаниями), да и ответ лежал на поверхности: Мейс Тирелл считал, что чем выше по положению жених, тем удачнее будет союз, а юный Роберт и Тирион в не столь далекой перспективе становились по статусу на одну ступень с лордом Хайгардена – один Хранитель Востока, второй – Запада, и кому какое дело, что это всего лишь несколько лишних слов, что затеряются в прочих титулах и званиях. Куда тут простому лорду Штормовых Земель Ренли или лорду Риверрана Эдмару Талли. Конечно, за короля выдать единственную дочурку куда приятнее, за принца тоже было бы приемлемо, но к совершеннолетию оставшегося незанятым Томмена Маргери успеет стать старой девой – неравные браки выглядят прелестными только в одну сторону, почему-то никто до сих пор не озадачился правами пожилых, но очень влюбчивых леди. Север же далек, сер, жесток и в общем-то беден – ни о каких союзах не могло быть и речи. И зная о таком боевом и оптимистичном настрое отца, розочка последние года не строила иллюзий на счет своего будущего – из всех детей Мейса только Гарлану могло так повезти. И, собственно, повезло. Так что пока еще не хлебнувшая сполна счастья от семейной жизни со Старком и в целом от жизни на Севере Маргери предпочитала не жаловаться на судьбу свою. Да и проблемы эти были слишком далекими и неосязаемыми, а вот отца держали в заложниках уже сейчас, и требования королевы нельзя было отодвинуть в долгий ящик, а сетования на холод можно перенести на потом.
Серсея удачно для себя нашла, куда пристроить каждого из сыновей лорда Хайгардена – поразительная забота Её Величества о своих подданных. Странно, что ещё не потребовала расторгнуть помолвку Маргери и Робба и заодно привезти в столицу пока ещё миледи Тирелл, чтоб она стала фрейлиной, как того и требовала... вернее, радушно предлагала дочь лорда Тайвина. Розочка только фыркнула на это – держать одного в гвардии, второго посадить в совет, а третьего за компанию привязать к трону только за то, что он будущий грандлорд Простора. Хотя Уиллас чудесно бы справился с ролью члена Малого Совета и куда уместнее смотрелся бы в роли Мастера над законами, но Ланнистеры не знают меры в своей жадности. Если уж забирать сыновей провинившегося, то всех сразу.
«Прости, но я тоже возвращаюсь в Королевскую Гавань», - эхом прозвучали в голове слова брата, и Маргери даже не сразу вникла в суть сказанного. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы осознать это и не выпалить «что?», вопросительно вскинув брови, с полнейшим недоумением на лице. Девушка на мгновение остановилась и развернулась к рыцарю цветов. Но зацепив краем глаза кузин, что были уже расплывчатым пёстрым пятном на фоне зелени, которое вполне себе могло заподозрить что-то неладное и отвлечься от обсуждения мужчин, миледи Тирелл возобновила их неспешную прогулку по саду.
- Я понимаю. Семья на первом месте.
Маргери ни на секунду не допускала, что Лорас решил бросит её ради белого плаща, который брат рано или поздно, но получил бы. Розочка тут же сказала себе, что присутствие младшего из сыновей Мейса Тирелла в столице необходимо на случай самого плохого исхода переговоров, если леди Оленна не сумеет вразумить Серсею и придется ради вызволения отца соглашаться на безумные требования золотой львицы. Рыцарь цветов давно мечтал надеть белый плащ, и призыв Лораса на службу в гвардию не наказание для Тиреллов, а исполнение мечты одного из них. Это вполне могло быть названо удачным стечением обстоятельств. И рыбку съесть, и на Север ехать не надо – очень удачный расклад.
- Если уж и бабушка теперь не против того, чтобы ты стал королевским гвардейцем, то кто я такая, чтобы протестовать, - Маргери улыбнулась брату, постаравшись скрасить неутешительные новости из столицы и их последствия, переведя разговор из русла исполнения требований безумной дамочки в исполнение желаний, надеясь, что эта некогда любимая тема хоть сколько-нибудь отвлечет Лораса от мрачных дум и злости. В конце концов, из каждой ситуации надо уметь извлекать выгоду.
Девушка прильнула к братскому плечу, наплевав на то, что не очень-то удобно так идти, и крепко вцепилась в его руку, будучи еще не готовой подсознательно вот так быстро проститься с рыцарем цветов.
- В конце концов, в рыцари Королевской Гвардии посвящают не каждый день… А свадьбы – дело нередкое. А может, мне стоит бросить всё и поехать с вами? Утопим столицу в розовых кустах.
Маргери усмехнулась, представив себя на месте фрейлины. Нет, это очень почетно, но горшки ночные, пусть и королевские, она выносить не готова.
- И разве в гвардии осталось шесть человек? – вдруг запоздало задалась вопросом роза. Барышня мало интересовалась такого рода новостями, могла и пропустить нечто подобное, обдумывая сборку на рукавах свадебного платья, но Лорас точно должен был знать.

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-02-09 00:54:32)

+7

8

Политические аспекты, коими руководствовался Мейс Тирелл, всем понятны, но не надо быть гением, чтобы догадываться, насколько эти перспективы туманны. Роберт Аррен, вполне вероятно, не проживёт достаточно долго для того, чтобы занять принадлежащее ему по праву место Хранителя Востока, а Тирион Ланнистер... "Это просто смешно". И свадьба была бы забавной, и дальнейший быт супругов тоже. Много ли чести быть женой такого Хранителя? Благо, эти вопросы в прошлом, бабушка уже обратила свой взор на Север, всё устроила и поставила семью перед фактом.
Как бы то ни было, но больше всего в плане заключения будущих браков не повезло Уилласу и Маргери, оба не имели даже права голоса. Они - слишком важные политические фигуры, и их судьба в любом случае оставались за старшими, бурные обсуждения проходили только между отцом и бабушкой. А как показала практика, леди Оленна частенько и вовсе не видела смысла в согласовании своих решений с сыном.
С таким положением дел давно смирился Уиллас: наследник Хайгардена давно готов ко всему, к любой невесте; Маргери тоже приняла свою судьбу и внешне оставалась спокойной, разве что не особо охотно участвовала в обсуждениях будущего жениха. В частности, инициатором разговоров не выступала, только кивала и улыбалась, слушая чужие беседы, но находила в себе силы не затыкать  болтливых родственниц. Лорас мог себе представить, как сильно ей хотелось не изображать благовоспитанную леди, а прервать давно надоевшие обсуждения и разогнать курятник. То есть сделать то, что совсем не престало юной милой розочке.
Гарлану и Лорасу жить было проще: конечно, предпочтительнее, чтобы и их браки несли для Простора определённую выгоду, но всё обсуждаемо. Гарлан уже нашёл своё счастье и, хотя его отговаривали все, кому не лень, даже кого вообще не спрашивали, он женился на Лионетте по велению сердца, а не из соображений выгоды. Наверное, свой вклад в убеждение семьи внёс Уиллас, потенциальный брак брата он отстаивал, как будто от этого зависела судьба всего дома. И преуспел - к старшему внуку бабушка прислушивалась куда охотнее, чем к собственному сыну.
Лорас же в своё время удачно вложил отцу мысль о Тирелле в Королевской Гвардии - Мейсу более чем понравилось - и Хранитель Юга тему женитьбы младшего сына не поднимал. Бабушка несколько раз прозрачно намекала на перспективы, которых может лишиться вся семья, но Лорас, как всегда в таких случаях, впадал в незнанку и совершенно не понимал, о чём говорит леди Оленна. Хочет женить внука на благо Простора - пусть начнёт с Уилласа.
Никто не может быть уверен, насколько будет (не)счастливым брак Маргери с Роббом Старком: о последнем широкой аудитории  было мало известно. Отсюда и тьма нелепых слухов и предположений, но доподлинно всё станет ясно только по приезду Маргери на Север. Увы, объективно обсудить супруга ей будет не с кем: не Алану же жаловаться или, если повезёт, нахваливать мужа. Спасибо Ланнистерше, она, как обычно, вовремя.
- Я не понимаю эту женщину.
Может быть, Лорас не понимает все ходы Серсеи по причине их невероятной гениальности и дальновидности, но по его скромному мнению выходило, что своими требованиями она только пошатнула собственное положение. За исключением денежных отступных, - необоснованных, на что непременно укажет бабушка - остальные пункты выгодны именно Тиреллам. Человек в Малом Совете влияет на решения короны и приобретает ценные информационные каналы, а приглашение в Королевскую Гвардию вообще глупо считать наказанием. Так чего добивается эта сумасшедшая? Едва ли всего лишь досадить Тиреллам, лишая их возможности присутствовать на свадьбе, как-то это совсем мелко.
- Нет, там полный комплект, - Лорас покачал головой, вспоминая всех входивших в гвардию рыцарей. Умирать ни один из них пока не собирался, а уходить в отставку им не положено. - Но дальновиднейшая женщина Вестероса пока требует человека на "обучение к белым плащам". С отказом от титула, наследства, но содержать его и оплачивать обучение должны Тиреллы.
Лорас скривился: почему-то у него сложилось впечатление, что Серсея изначально ничего требовать не планировала, потом узнала о свадьбе, и в одну секунду в её блондинистой голове возник план, который она тут же начала претворять в жизнь. Чем ещё объяснить такие противоречивые и нелогичные требования? Отец, похоже, даже не ожидал нападок, наверняка ему ещё и угрожали - неудивительно, что он растерялся, Мейс Тирелл далеко не всегда хорошо справлялся с сложными ситуациями. В Гавани же он, фактически, остался с ними один на один.
- Бабушка пока хочет только мест в Совете, - Серсея даже не успеет понять что и откуда на неё свалилось, а Оленна Тирелл успешно перевернёт ситуацию в свою сторону. - Но вызволение отца в приоритете.
Позиция матриарха всего Простора была ясна: ни единого золотого дракона Гавань не получит. В идеальной картине Тиреллы получат места в Совете, а на обучение никого не отдадут, и никому ни от чего отказываться будет не нужно. Всё в руках бабушки - в неё стоит верить больше, чем во всех Богов сразу.
Лорас фыркнул: понятное дело, Маргери высказала желание уехать вместе с братьями в Гавань не всерьёз, но прозвучало всё равно забавно.
- В качестве фрейлины мудрейшей из королев? Будешь помогать ей втискиваться в корсет?
Быть фрейлиной это как быть оруженосцем, почётно и перспективно, но от Серсеи надо держаться подальше. Пусть в других домах ищет себе фрейлин, а своему мужу - шлюх.
- Предполагается, что свадьба у тебя будет только одна, - и Тиреллы на неё не попадут, увы. - Знакомиться со всей стаей тебе придётся одной, но когда здесь станет... поспокойнее, я приеду. Обещаю.
Скорее всего, Лорасу придётся задержаться в Гавани, но ненадолго: когда бабушка получит всё, что хочет, младший внук вновь окажется временно свободным от обязательств. Можно будет собраться и лично убедиться, что сестру не обижают на Севере.
Лорас остановился у одного из фонтанов в саду, развернулся к сестре и обнял её за плечи.
- Я буду скучать.
Вот и главная причина негативизма, что испытывал Лорас к предстоящей свадьбе: Север далеко, а вороны слишком ненадёжны, птицы могут банально не выдержать такой дороги. Замужество Маргери, конечно, было злом неизбежным, но раньше Лорас надеялся, что её отправят не настолько далеко от Простора. Искать какие-то плюсы было выше сил рыцаря; оставалось надеяться, что сестра хотя бы будет счастлива в браке.

+7

9

Розочка могла только вскинуть вопросительно брови, так как ничегошеньки не поняла. Маргери подозревала, что довольно далека от всех рыцарских дел, не смотря на то, что родилась в крае, где сильны воинские традиции, однако о том, чтобы в королевскую гвардию брали на обучение, девушка слышала впервые. Насколько она знала, всех рыцарей просто посвящали за какие-то особые заслуги или выдающиеся таланты. Или просто от балды и желания наказать отца семейства, как было с Джейме Ланнистером – не мог же он в свои пятнадцать лет быть настолько великолепным бойцом, достойным белого плаща. Выходило, что Серсея сравнила Лораса с каким-то оруженосцем или, вернее будет сказать, с подмастерьем, только вот братство королевских гвардейцев ни разу не походило на мастерскую кузнеца или плотника. Якобы широкий жест и кара в одном флаконе, а по сути королева, по всей видимости, при всей своей дальновидности и мозговитости просто не смогла придумать, куда ещё можно пристроить не по годам прославленного рыцаря. Уж проще ей тогда продолжать держать в заложниках лорда Хайгардена, чем его третьего сына, а пустующее место фрейлины Лорас при всей их схожести с сестрой вряд ли бы смог занять: либо в один прекрасный момент рыцарь цветов, знаменитый своей импульсивностью, вылил бы Её Величеству вино на голову, настучав пустым штофом по ней же, либо стареющая львица от зависти попробовала бы выдрать молодому человеку прелестные кучеряшки и выцарапать красивые глазки. Да и платья ему вряд ли пойдут, а для фрейлин важно носить то, что указала королева.
- Да, втискиваться в корсет и полировать когти. Наконец узнаю, что прошли мои братья, будучи оруженосцами, - усмехнувшись, парировала Маргери. Пожалуй, то, что выполняли фрейлины, было довольно похоже на обязанности оруженосца, только вот прислуживать королеве не означало, что ты ею когда-нибудь станешь. Шпоры получить куда проще, чем корону на голову, а величайшей почестью было стать сосватанной за какого-то знатного лорда по рекомендации Её Величества. Только вот Маргери это совершенно не требовалось, достойного жениха она нашла бы без труда (и нашла), благо, богатство и мощь Простора позволяли закрыть глаза на не столь древнюю и эпичную историю дома золотых роз.
Девушка на мгновение задумалась, что было бы, если бы королев было больше. Можно было бы устраивать раз в семь лет турниры на манер рыцарских, где бы состязались фрейлины, а лучшая получала бы замок во владение или другие щедрые дары. Только в чем бы они состязались? Кто быстрее упакует королеву, останется последней на ногах после непрерывного вечера танцев, незаметнее передаст любовное послание фавориту или устоит от соблазнов в виде вина и мужчин? Да-с, забавное вышло бы зрелище.
Поддавшись течению своего неуемного бурного воображения, Маргери несколько отвлекается от мрачных мыслей, за что тут же одергивает себя – голову стоит забивать не глупостями, а хоть как-то озадачиться проблемами семьи, которые косвенно связаны с юной розочкой. Из-за мимолетного акта самобичевания и попытки настроиться на серьезный лад, миледи Тирелл не замечает, как замолк её брат, остановившись у фонтана. Она не успела бы среагировать, если б захотела. Да и стоило ли? Лорас обнял сестру за плечи, в чем Маргери усмотрела лишь братскую заботу и желание защитить, закрыть собой от всяких стай волков и прайда злобных львов, какой бы вредной дочь Мейса Тирелла не была. Девушка просовывает свои руки под чужими, чтобы загребущим жестом собственника также крепко обнять рыцаря. Розочка уткнулась ему в плечо, буркнув: «Я тоже», - а после закрыла глаза и ловила ускользающие, как песок сквозь пальцы, и оттого обретшие несказанную ценность моменты. Едва ли братья будут медлить с отъездом в столицу, и обещанные несколько месяцев превращаются в несколько дней. И кто знает, чем всё закончится и когда они свидятся вновь. Маргери понимает, что расставание с Лорасом будет больнее всего, и как бы девушка не любила родителей, старших братьев, бабушку и даже пустоголовых кузин, но там, на Севере, больше всего ей будет не хватать её рыцаря цветов, такого похожего на неё внешне, но в противовес ей импульсивного и порывистого. Такого близкого и родного.
Розочка тихонько засмеялась собственной шутке, которая только что родилась в её мыслях. Она поворачивает голову в сторону брата.
- Надеюсь, ты сейчас не будешь плакать? А то после прошлой истерики Элионор я еле дождалась ванны, была вся соленая, как будто из моря вылезла.
Маргери часто переводила темы и сглаживала острые углы, следуя неписаному правилу, что затем леди и живут на этом свете. Сейчас же девица шутила, чтобы совсем не впасть в тоску и ужас, раздумывая, что ещё умудрилась сделать Серсея с их отцом и что ждет братьев и бабушку в Королевской Гавани. И едва ли там их ждали с распростертыми объятиями и накрытым столом. Конечно. Ещё бал закатят в их честь.
- Я справлюсь со стаей, - уже более серьезно продолжила Маргери. – Я училась у лучших. Буду учтива, как леди-мать, сострою умную гримасу, как у Уилласа, буду вежливой, как Гарлан, и добродушной, как наша бабушка. И разумеется, скромной, как ты. Скромность – лучшее качество леди, - розочка улыбнулась. – Думаю, с лордом Старком и его сыном я справлюсь. Кажется, у Робба есть ещё младшие сестры и братья. Все ищут пример для подражания, с девочками я должна поладить, а с мальчишками мне поможет оставшийся цвет нашего южного рыцарства. Конечно, надеялась, что это будете вы с Гарланом, но ничего, лорд Крейн по манере поведения должен отлично вписаться в детскую компанию. А вот свекровь… - Тут Маргери многозначительно замолчала. Какие бы не были хорошие отношения в семье Тиреллов между её членами, однако были некоторые моменты, которые, несомненно, были присуще каждому семейству. И если леди Оленна не любила всех и можно было списать всё на это, то даже мягкая и гибкая по характеру леди Алерия первое время косо посматривала на Лионетту, когда она вышла замуж за Гарлана. Розочка не могла понять, говорит ли в дамах тот самый неведомый материнский инстинкт или более прозаичная и понятная женская зависть. Но об этом думать пока рано, Маргери ещё даже вещи не все уложила, но уже начала страдать, как будто уже на Севере.

+5

10

Идеи Серсеи насчёт Лораса не понял никто и, как подозревал сам Тирелл, он отправлялся в Гавань чисто на всякий случай, мало ли, королева за время полёта ворона до Хайгардена и скорых сборов сыновей Мейса сумеет обдумать свою мысль и придать ей форму адекватного требования. Вряд ли такое произойдёт, конечно: у Серсеи, по слухам, огромные способности и страсть к интриганству, но в то же время нехватка разумности и дальновидности, что присущи её отцу.
В каждом Ланнистере можно было найти хоть какие-то неплохие качества: Тайвин был известен своими успехами на политическом поприще, Джейми, при всех своих недостатках, всё же был талантливым воином, рыцарем просто так в пятнадцать за одни только красивые глаза не становятся, Бес вроде как слыл человеком разумным - что не так с Серсеей? Талантливо раздражает окружающих? Плодит бастардов? Королева, красивая и ещё не совсем старая женщина, так и не смогла снискать ни любви, ни хотя бы уважения мужа: Роберт спит чуть ли не со всеми фрейлинами Её Величества, и у него ещё остаются силы на случайных шлюх Вестороса, и делает это открыто, ничуть не заботясь о чувствах супруги. "Потрясающий брак". Понятно, что он был заключён не от большой любви, но со стороны выглядело совсем уж недостойно. Роберт проводит ночи в обществе молоденьких дев, готовых на всё, лишь бы ублажить короля, Серсея те же ночи как будто бы тайно проводит с братом. И сказать бы, что злая молва наговаривает на королеву, но слухи не берутся из ниоткуда: Лорас с Маргери тоже близки, но о них таких грязных сплетен не сочиняют.
Забавно, что прелюбодеяние и кровосмешение принадлежат к тяжелейшим грехам, которые непозволительны верующим в Семерых, собственно, как и проституция, а ведь вся сфера фактически возведена в статус легальной. Если бы Богам было не наплевать, королевская чета уже давно скорчилась бы в ужасных муках от их наказания.
- Проводить столько времени в её обществе? Даже отправить тебя на Север милосерднее, - фрейлины и вправду выполняли по сути те же функции, что и оруженосцы, а в качестве награды за хорошую службу, по аналогии с рыцарством, могли получить титул, выйдя замуж за какого-нибудь лорда. Зная Серсею, Маргери получила бы в женихи разве что местного конюха - а королеву даже послать к демону нельзя, слово Её Величества, пусть даже оно противоречит здравому смыслу, закон.
"А я ведь когда-то на Ренли жаловался". В то время, когда Лораса отправляли оруженосцем к брату короля, его мнения никто не спрашивал: собирайся и скачи, старшие уже обо всём договорились. Младший Тирелл ещё несколько дней ходил с недовольным лицом и ворчал на всё мироздание: как так, ехать в Штормовые Земли, да ещё и к человеку, который... сколько он там турниров выиграл? Ни одного? Ну и чему у него учиться? Как он вообще рыцарство получил? Тогда у Лораса даже появилось подозрение о возможности покупке титула. В Просторе к этому относились довольно серьёзно, рыцарей очень высоко ценили и абы кого в них не посвящали - если рыцарем становился недостойный человек, позор мог пасть не только на него, но и на того болвана, что проводил посвящение.
Фырчал Лорас зря, но это уже совсем другая история.
- Уж постараюсь сдержаться и не уподобляться нашей старушке, - усмехнулся Лорас, отстраняясь от сестры.
Леди - те ещё актрисы, Элионор, к примеру, рыдала и всхлипывала так громко, что это мало того, что выходило за рамки приличия, так ещё и вселяло неуверенность в психическом здоровье родственницы.
А на следующую фразу Лорас только расхохотался.
- Это, конечно, наши сильнейшие качества, но Север такой скромности и добродушности не выдержит.
Тирелл уже и не помнил, с чего вообще начались эти шутки Маргери о его скромности. С очередного сравнения с сиром Джейми, когда Лорас пожал плечами и заявил, что он лучше Ланнистера? Или с его уверенности с малых лет, что один из белых плащей так и ждёт, пока Лорас доедет до Гавани и займёт как бы своё место?
- Старшая, по слухам, настоящая леди. А вот младшая - просто сорванец, не знаю, где о ней слышала наша дорогая Элионор, но во время пересказываний сплетен она всё время делает большие страшные глаза, - Тирелл фыркнул, выражая своё мнение о несостоявшейся актрисе в лице родственницы. - Думаю, с ними обеими ты поладишь.
Отношения с будущей свекровью могли бы вызывать больше опасений, но, вот уж неожиданность, не вызывали.
- Если ты понравишься Роббу Старку, отношения с остальными родственницами тоже сложатся. Даже со свекровью.
Леди Алерия сначала относилась с Лионетте с недоверием, часто оценивающе на неё смотрела, но убедившись, что именно эта девушка делает Гарлана счастливым, успокоилась и окончательно приняла урождённую Фоссовей в семью. Все матери примерно одинаковы, скорее всего, леди Кейтилин будет действовать по той же схеме.
- А чтобы ты ему не понравилась, Старк должен быть слепцом или идиотом.
Лорас не слышал, чтобы женщин с Севера часто удостаивали комплиментами за их внешность: он слышал об их храбрости, преданности, но никак не о красоте. Едва ли они все были такими уж уродинами, но, скорее всего, истинной красотой северяне избалованы не были. А мужчины, что бы там не пели влюблённые Гарлан и Лионетта, любят глазами, а потом уже оценивают душевные качества избранницы.

+5

11

Да уж, истинных скромности Лораса и добродушия леди Оленны Север действительно может не выдержать. Возможно, даже выкуп предложат Тиреллам, чтоб забрали свою драгоценную розочку назад в Хайгарден, а то затерроризировала всю округу так, что медведи попрятались в лесах, лорды погостить не приглашают (их прислуга отвечает, мол, никого нет дома), король быстренько вернулся в Королевскую Гавань и милостиво разрешил спрятаться Теону Грейджою в родном краю, на Железных островах. О да, сердца храбрых мужей застынут в ужасе, едва Маргери Тирелл ступит на земли северян.
«Значит, не поладим», - сделала совершенно противоположный вывод невеста Робба Старка, здраво оценив свои шансы подружиться с младшей из дочерей Хранителя Севера. То, что Элионор рассказывала о семье лорда Винтерфелла, успешно игнорировалось розочкой, которая за столько лет в обществе своих кузин научилась изображать идеального собеседника, пропуская при этом весь мусор мимо ушей, то есть почти всё. Лорас же, каким-то непостижимым образом умудрился извлечь из речи родственницы что-то полезное, хотя степень полезности была под вопросом – Элионор являлась известной сплетницей, а народная молва, как известно, не самый достоверный источник информации. Как Маргери не полагалась на россказни, передаваемые Гарланом о красоте самого жениха, так и не собиралась целиком и полностью верить в то, что рассказывают о прочих детях четы Старков. Но зерно истины есть даже в сплетнях, ибо не бывает дыма без огня. И если младшая сестра Робба действительно такая непоседа, то розочка будет с трудом налаживать контакт, так как не обладает большой любовью к детям, особенно к таким, которые не умели вести себя и создавали слишком много шума и неприятностей. То, что Маргери успешно транжирит отцовские деньги, занимаясь благотворительностью, дабы поднять статус своей семьи и расположить к дому и себе в частности простой люд, довольно часто оказываясь при этом в обществе сопливой ребятни, совершенно не означало, что розочка так уж озабочена неравенством сословий и чужими бедами, а в глубине души желает завести себе кучу карапузов, переплюнув по плодовитости если не Фреев, то хотя бы Ланнистеров. Как и не означало, что девушка напрочь лишена сострадания и сочувствия, а действия её исключительно меркантильны и практичны. Но маленьких вредин все равно не любила, хоть и старательно это скрывала под маской добродушного озорства, что обычно помогало найти общий язык с детьми. Возможно, здесь это тоже поможет. По крайней мере, безграничная вера Лораса в сестру позволяла скромно укрепиться в мысли, что так оно и есть.
- Если. Если понравлюсь, - многозначительно повторила Маргери, опустив взгляд вниз. Миледи сделала шаг в сторону и, присев на широкий край фонтана, облокотилась на одну руку.
Очередная тема, которая уже не один раз поднималась. Оттого розочка едва не фыркнула, припоминая все свои аргументы и мысли на сей счет. Любимые родственники в один голос заявляют о том, как щедро природа одарила дочь Мейса Тирелла красотой и обаянием, и стоит ей только с луковой улыбкой посмотреть в сторону рыцарей, как те начнут падать к ногам барышни как подкошенные. Маргери же, не обделенная ещё и чуточку завышенным самомнением, яро слова родни не отрицала, но и настроена была довольно скептически – не может же быть у всех мужчин одинаковый вкус. Ведь у неё самой такого нет. И тут либо она слишком избирательна и привередлива, либо мужчины действительно кидаются на всё, что обладает неплохой фигурой, ведь на голову, как верно отметил классик, всегда можно натянуть холщовый мешок.
- А вдруг он слепец или идиот? – с улыбкой спросила розочка, переведя взгляд на брата, и прищурилась от яркого солнца. Всерьез юная леди, конечно, такой вариант не рассматривала. Бабушка же не могла отправить её к дураку, в любом из смыслов, которые могут быть у этого слова. – Или просто имеет особые предпочтения, - и чтоб подчеркнуть, что не намекала на каких-то конкретных лиц, добавила, - блондинок, например.
Девушка нагнулась, чтобы коснуться пальцами прозрачной, уже нагретой солнечными лучами воды в фонтане.
- А что если его предпочтения совсем уж специфичны? – шутливо понизив тон и округлив глаза, совсем как Элионор, спросила у Лораса розочка, переведя взгляд с водной глади на брата. Извращенцем называть наследника Хранителя Севера как-то язык не поворачивался, а так звучало как-то поприличнее.
И действительно, кто этих северян знает. Бабушка как-то сказала, что кто яростнее кричит и порицает что-то, тот и сам под покровом ночи творит то же самое. Обычно южан упрекали во всех грехах, особо рьяно проходясь по неверным супругам, отсутствию непорочных дев и терпимости к чужим предпочтениям в любви. А как там, на Севере, дело обстоит, никто и не уточнял: по занудству и скрытности единогласно пришли к выводу, что там долг главенствует даже в постели, а для долга разнообразия и креативных подходов не нужно. Скучные, но верные.
- Снимет платье после свадьбы, в шубу нарядит и… Или свяжет. Или ещё что-нибудь, - в голову на удивление ничего не лезло. Или к счастью, чтоб роза не пугалась раньше времени.
- А когда будем наедине, буду называть его «Мой большой и страшный лютоволк» и за ушком чесать… О, эта счастливая семейная жизнь.
Маргери хихикнула, представив такую идиллию.

+7

12

"Если, верно". Лорас в этом вопросе на мир смотрел трезвым взглядом: будущие супруги вполне могут друг другу не понравиться, и совсем не важно, как много говорят о красоте и обаянии Маргери и мужественности Робба. Портретам веры нет, слухам - тем более, так что сделать достоверных выводов о внешности и личности будущего супруга Маргери сделать невозможно, ровно как и о его вкусах. На Севере может цениться не столько красота, сколько, скажем кроткость и молчаливость жены. И Лорас нисколько не сомневался, что Маргери сможет убедительно придуриться - в Хайгардене она удачно придерживалась сотворённого собой образа. Но дома у будущей леди Старк были люди, перед которыми не надо было изображать милую воспитанную розочку, на Севере она окажется лишённой такой роскоши. И сколько она сможет непрерывно держать маску идеальной супруги, во всём подчиняющейся своему несомненно благоразумному мужу? Неизвестно. Но в какой-то момент Маргери в любом случае начнёт проявлять характер: все вокруг говорят, как много дочь Мейса Тирелла взяла от своей бабушки, а представить, что леди Оленна вдруг замолчит и станет кому-либо подчиняться только из-за наличия иных первичных половых признаков, невозможно.
Фактически, будущие супруги получают кота в мешке: достоверно никто ничего не знает, но с политической точки зрения союз выгодный.
- Не скажу, что у тебя много вариантов, - заключённое соглашение разорвать уже невозможно, так что даже если этот брак - зло, то зло стараниями леди Оленны и лорда Старка неизбежное. - Да и едва ли Старк глуп и безобразен, бабушка не могла спасти тебя от одних уродов и идиотов, чтобы отдать другим, да ещё и на Север.
Оленна Тирелл ко всему вокруг относилась очень цинично, но в её цели испортить любимой внучке жизнь явно не входило. Наверняка ей опять известно больше, чем остальным. Хотя... Гарлан вот тоже недавно что-то говорил о плечистости Робба, на что Лорас только расхохотался - в старшем брате ценителя мужской красоты заподозрить было сложно.
- Тешься мыслью, что твоему наречённому, - Лорас скривился, - сейчас немногим легче.
С одной стороны, Старку проще: мир по большей части всё ещё принадлежит мужчинам, отсюда шутеечки про холщовый мешок на голову безобразной невесты и парирования в стиле "молчи, женщина". Опять же, это не Робб уезжает за тридевять земель в совершенно другие условия, особенно если учесть практически единогласное мнение южан насчёт непригодности Севера для нормальной человеческой жизни.
А вот с другой стороны, Старку всего пятнадцать, и даже если его воспитывали в лучших традициях великих домов и он был морально готов жениться не по любви, а ради создания выгодного союза, то едва ли он рассчитывал положить жизнь на благо семьи в столь юном возрасте. Уилласу, к примеру, двадцать три, а он со своим статусом холостяка расставаться не торопится. Как будто бы выбирает, ага, верим-верим.
- Не положено старшим сыновьям и наследникам иметь особые предпочтения. Специфичные, - в тон сестре ответил Лорас, устраиваясь рядом с ней на краю фонтана, - тем более. Но даже если они у Старка и есть, не исключено, что тебе ещё и понравится, - фыркнул Тирелл. В шубе и связанной будет неудобно, наверное, но что-то Лорас сомневался в таких перспективах времяпровождения сестры. Всеобщее мнение о северянах как о скучных консервативных людях ставит под сомнение саму возможность таких... предпочтений одного конкретно взятого Старка. Едва ли он так горазд на выдумку. Хотя... чёрт его знает, как они там в условиях вечных морозов греются.
- Если будет совсем уныло, подбей Крейна пару раз сходить выпить со Старком. Поделится своей мудростью и креативностью.
"Большой и страшный лютоволк", - Лорас усмехнулся, прикрыв глаза и подставляя лицо солнечным лучам. Где уж там Робб Старк большой, а где страшный, Маргери в скором времени сама оценит.
- Ну да. А он только и будет поскуливать от удовольствия, - Уиллас говорил, что при должном к ним отношении у лютоволков появляются повадки, типичные для обычных собак. Они, конечно, всё равно остаются опасными свирепыми зверьми, но более воспитанными, что ли.
На фантазию Лорас никогда не жаловался: в голове возникла совсем уж комичная картина, и Тирелл прыснул. Маргери свою мысль он озвучивать не стал, скажут ещё потом, что он плохо на сестру влияет.

+5

13

Миледи Тирелл едва подавила желание закатить глаза и вставить свой ценный комментарий на тему, кому из будущей четы Старков повезло больше и кто в каком положении находился. Отрицать такую же неосведомленность Робба Старка и связанное с ним томительное ожидание будущей супруги было бы глупым, только вот, по скромному мнению розочки, жених и невеста находились в совершенно разных условиях, чтобы девушке не говорили родные, желая приободрить перед неминуемым. Наследник лорда Винтерфелла гарантированно получал умную, тактичную, проницательную, образованную, симпатичную и просто прекрасную во всех отношениях жену с врожденным чувством юмора, множеством талантов, тугим кошельком и армией. А что получает Маргери? Непонятно где большого, а где страшного лютоволка, и за этим счастьем ещё придется ехать на край света. И коль скоро даже самые благородные в Семи Королевствах Старки, по слухам, не гнушаются искать любви на стороне, то вот для воспитанных леди подобное находится под строжайшим запретом. И если у Робба есть возможность утопить свое разочарование от супруги (откуда бы ему взяться только, этому разочарованию) в или на груди другой более привлекательно особы, то розочке даже холщовый мешок остается натягивать мужу на голову только в воображении. И вот кому из них двоих сейчас легче?
Маргери сложно было представить, чтобы что-то из названного могло ей понравиться. Ладно шуба, это ещё куда ни шло, даже кляп в рот барышня была в состоянии понять после длительного времяпрепровождения подле своих кузин, но вот цвет волос менять и позволять себя связывать? Розочка на мгновение представила, какой бы фурор она произвела в Хайгардене, явись после свадьбы с золотыми локонами. Быть может, это выглядело бы довольно мило, и при определенном поведении Маргери бы сошла если не за Деву во плоти, то вторую Лионетту, однако на такие жертвы идти пока не собиралась. Девушку мало интересовала столь кардинальная смена внешнего вида, да и, судя по слухам, сидеть для этого с кислым молоком на голове под солнцем несколько часов пришлось бы. К тому же младших Тиреллов уже давно не путают, чтобы озадачиться тем, чтоб почти близнецы получили отличительные особенности: все запомнили, что Маргери симпатичная, а Лорас смелый.
«Перед глазами Богов никто не имеет право на предпочтения кроме любви к законному супругу», - подумала про себя дочь Мейса Тирелла, наблюдая за волнением водной глади над девичьими пальцами, коими барышня неспешно шевелила. Всем известно, что рыцарь цветов вознамерился положить свою жизнь на алтарь Воина, и посему молодой человек не особо задумывался над брачными обетами, которые приносить не собирался. Маргери же рано или поздно с институтом брака должна была столкнуться лицом к лицу, поэтому какие-то наметки на свое будущее имела. И шутки о любви будущего мужа к блондинкам или ещё какие специфичные вкусы легко преобразовывались в суровую действительность со шлюхами из борделей или любовницами. В общем-то, ограниченное внимание супруга и отдельные покои не такой уж плохой расклад в случае, если Маргери не воспылает страстью к старшему из сыновей лорда Старка.
Розочка не сдержала смешка, когда Лорас оценил то, в каком восторге будет Робб от такого незамысловатого действия, как почесывание за ушком. Девушка, конечно, полагала, что мужчины несколько иначе выражают радость, но так тоже пойдет.
Перед глазами живо вырисовывалась картинка, как новоиспеченная миледи Старк сидит в кресле у камина, в своей излюбленной манере подобрав под себя одну ногу и прикрывшись какими-то шкурами, а ей на колено положил голову молодой супруг, подобно верному псу, и млел под нежной ручкой розы. Там было кое-что ещё, но чему-то следует оставаться не озвученным. Быть может, это внешне северяне все такие строгие и суровые, а в душе хотят забыть о своих патриархальных привилегиях и немного уступить своей леди-жене.
- Лучше пусть скулит от удовольствия, чем рычит или кусается, - все ещё улыбаясь, ответила Маргери.
И в ту же секунду Лорас получает наказание за потерю бдительности – сестра достает руку из фонтана и брызгает остатками воды на пальцах в лицо рыцаря, на коем запечатлелось выражение безграничной скромности и отсутствие хоть какого-то намека на самолюбование.
- И как примерная супруга почешу ему пузико, если очень попросит.
Розочка обтерла руку о подол платья, без зазрений совести оставляя темноватые следы от воды.
- Ты, конечно, здорово придумал, подсунуть моему мужу в учителя лорда Крейна… А ты знаешь, что он жил в борделе? – уже более серьезным тоном добавила Маргери. Насколько она поняла из беседы с новым лордом Алого Озера и племянником местного мастера над оружием, тот не особо распространялся по поводу своих приключений за Узким морем, и миледи Тирелл не знала, насколько осведомлен о таковых Лорас. Между собой брат с сестрой обсуждали нечто иное, а Алан был не такой значительной фигурой, чтобы вытеснить собой другие темы для разговоров. Вот его коса – да. Маргери даже немного завидовала. Не совсем косе, но не будем об этом.
- Я не сомневаюсь в неоценимом опыте лорда Крейна по части взаимодействия с женщинами, но как-то не горю желанием, чтоб со мной обращались как… - девушка на мгновение замолкла, подбирая наиболее подходящее слово, которым можно было бы заменить более лаконичное «шлюха». – С продажной девкой. Я же леди.
Последнее было сказано с деланным высокомерием и чувством собственной значимости, как будто розочка действительно себя таковой считала и посему требовала уважения. Но уж кому как ни Лорасу знать, что из Маргери такая же истинно кроткая и милая леди, как из Гарлана злой тиран и деспот.

+4

14

Мужчинам априори легче: Маргери достаточно посмотреть на троих своих братьев, чтобы в этом убедиться. Уиллас может позволить себе проходить холостым хоть до тридцати лет - незамужние леди в этом возрасте уже давно считаются безнадёжными старушками, а наследник Хайгардена всё равно будет завидным женихом. Гарлан смог настоять на свадьбе с Лионеттой, последней, видимо, оставалось только молиться, чтобы понравившийся ей молодой Тирелл сумел договориться с лордом Фоссовеем. Лорас тоже своего добился: как в пять лет выучил слова клятвы гвардейца, так и придерживался мнения, что когда-нибудь произнесёт их не мысленно, а перед королём. В том нежном возрасте ещё не знал, как именно "не оставит потомства" (где оставить, куда оставить?), но заранее уверился, что готов на такие жертвы.
Маргери свободой действий избалована не была. Решил отец, что пора дочку замуж выдавать - извольте подчиняться. И неважно, что бабушка в конечном итоге поменяла личность жениха, на самом факте свадьбы это не отразилось.
Знать бы, как новость о грядущей свадьбе преподнесли Роббу Старку. Сказали заранее? Обсуждали с ним кандидатуры? Маловероятно - бабушка как-то быстро обо всём договорилась, то ли на Старка никто не претендовал, то ли леди Оленна оказалась как всегда шустрее всех. По всему выходит, что для Робба его женитьба в пятнадцать стала большим сюрпризом. И это - очень странный подход. Лорас, к примеру, не мог вспомнить, когда последний раз хоть что-то не обсуждали с Уилласом, особенно если это касалось его самого. Едва ли старший брат распсиховался бы или выкинул что-то из ряда вон выходящее, если бы ему о чём-то не сказали, но к наследнику Простора с самого детства было особое отношение. Он должен знать, что происходит и как решаются какие проблемы. По всему выходило, что на Севере действовала какая-то другая схема.
Лорасу не надо было смотреть на сестру, чтобы понимать, что она примерно чувствует и о чём думает, даже если вслух ничего не произносит. Тирелла за последние пять лет много где носило и он и вправду нечасто видел примеры удачных счастливых браков. Но кому-то же везло? Взять отца и мать - их брак тоже не по большой любви заключался. Бабушка, пускай даже и сама решила, кто из доступных вариантов ей больше подходит в качестве супруга, но в браке была вполне счастлива, а сейчас ворчит.. ну потому что она на всех ворчит, это её нормальное состояние. А Гарлан с Лионеттой? Если долго слушать их мурлыканье, начинает болеть голова. Ну, тут ведь главное, что им комфортно друг с другом, на окружающих в своём счастье они внимания никогда не обращали.
Пары разные, условия заключения браков - тоже, суть одна: если есть заинтересованность с обеих сторон, вполне можно прожить долго и счастливо вместе, без мешков на головах, шлюх в постелях и бастардов в семье. Опять же, будет совсем плохо - напишет об этом в письме. Маргери, хвала богам, не сирота, и не все её родственники терпеливые разумные люди. Один конкретный брат скор на принятие решений, и для бешеной собаки сто километров не крюк. То, что Маргери выходит замуж и становится по сути леди Старк, не вычёркивает её из семьи Тиреллов, а значит, Простор к её проблемам равнодушен не останется. Если таковые вообще возникнут.
Лорас усмехнулся, подавив в себе желание отомстить Маргери, окунув её в фонтан - так с приличными леди рыцари себя не ведут. "Лорд Крейн, ну надо же". К некоторым людям сложно обращаться на "вы", особенно если они сами на этом не настаивают.  Сам Лорас никогда особой тяги к панибратству не испытывал, но даже не будучи близким другом Крейна, в обращении к нему давно это "Вы, лорд" опускал. Как-то общение с этим человеком к официальщине не предрасполагало, да и Алан давно уже стал ну как будто своим.
- Уймитесь, леди Маргери. Роббу Старку пятнадцать лет, не все в этом возрасте по койкам сомнительных женщин скачут.
Странно, что благовоспитанная леди, какую сейчас активно строит из себя Маргери - вот нашла перед кем нос задирать - в курсе той сомнительной части биографии Алана. Когда это её успели просветить?
- Ты выходишь замуж, а не продаёшься в рабство. Вот и кончай страдать: будешь женой Хранителя Севера, полноценной хозяйкой Винтерфела. Да и Старки своего наследника должны были как нормального лорда воспитывать, должен же он понимать, где безродные девки, а где леди.
Главное, чтобы ещё донесли до своего отпрыска, что плодить бастардов - плохо, а то Робб рискует получить ложкой в лоб. А может, и чем-нибудь потяжелее: Маргери же должна превзойти бабушку?

+6

15

«Ну-с… развивай мысль, братец», - сия невысказанная просьба сопровождалась красноречивым взглядом, ибо розочка не очень любила, когда кто-то упускает такие очевидные вещи. Конечно, очевидность – понятие обтекаемое и сугубо субъективное, только Маргери это чаще всего мало заботило, ведь очевидно же, ясно без лишних слов. Собственно, девушка была согласна, что едва ли кто-то в 15 лет из юношей тратит родительские деньги на сомнительные развлечения в борделе. Как заметила миледи Тирелл, общаясь с оруженосцами своего возраста, у тех в голове помимо ветра были мечты о шпорах и приключениях, с редкими просветлениями на тему прекрасных дам, которые появлялись в их фантазиях ровно для того, чтобы одарить спасителя шелковым платочком и целомудренным поцелуем, так что мечом они размахивали самым что ни на есть настоящим, а не метафорическим. Но ничто не вечно под луной, а Робб Старк не всегда будет юношей пятнадцати лет. И кто знает, куда заведет его тоска по рано погребенной холостой жизни. Ведь молодых людей выталкивают в радушные объятия жены и уз брака не так быстро, они успевают и нагуляться, и мало-мальски разума поднабраться, чтоб не было недоразумений и таких вот острых углов. И тут скорее дело Маргери перенять лучшие материнские качества, чтоб ненароком Вестерос не содрогнулся от ужасной новости о хладнокровном убийстве ложкой.
«И ты, брат?» - розочка цыкнула, закатив глаза, выражая тем самым крайнюю степень разочарования по поводу того, что Лорас присоединился к партии что-либо запрещавших юной деве. В данном случае рыцарь цветов указал на необходимость прекратить разводить драму вроде как даже на пустом месте, у сестры, видите ли, и поводов посетовать на судьбу нет. А ведь Маргери даже не начинала заламывать руки, вопрошая у Семерых, за что ей это наказание, попеременно падать на колени и размазывать горючие слезы по раскрасневшимся от рыданий щекам. За это стоило столкнуть Лораса в фонтан, а потом, задрав нос, с самодовольным выражением на лице уйти в закат с красиво развевающимися по ветру волосами. Но барышня понимала, что силы не равны, и скорей всего окажется рядом с братом в воде, и тогда уж с пафосом покинуть сад точно не получится. И самое обидное – у неё ведь была куча поводов страдать и готовиться к худшему! Это ведь не отъезд в качестве воспитанника или оруженосца в чужой дом, а переход в другую семью. И явление сие темно и полно ужасов, пока не доказано обратное. И пока оно не доказано, почему бы не пострадать, готовясь к страшному?
- Ты, видимо, не совсем осведомлен, брат мой, о том, что должна жена, поэтому наивно не сравниваешь это с рабством, - изрекла с видом, будто продвигает глубокомысленные истины, Маргери. Безусловно, здесь Лорас тоже прав, и даже куда больше, чем в остальных вопросах – когда-нибудь его сестра станет леди Винтерфелла и женой Хранителя Севера. Но когда? Боги, Старые или Новые, явно благословили лорда Старка, даровав отменное здоровье (бабушка сказала, что другими северяне и не могут быть), так что на покой он явно не собирался в ближайшие лет двадцать, как минимум. Так что Маргери быстрее станет бабушкой, чем леди Винтерфелла.
- Джорах Мормонт, наверное, тоже был воспитан, и женились они по любви. Только наша тетушка почему-то сбежала сначала с Севера, а потом от мужа.
То было относительно давно, лет так пять назад, да и история сама по себе была малоприятная, и посему для детский ушей непредназначенная. Маргери тогда годов было не так что уж слишком много, но понимание, что так дела не делаются, было. Матушка ни разу не сказала ничего о своей сестре и от вопросов уходила, но шила в мешке не утаишь. Побег вассала Старков, которого хотели казнить, обсуждали не то чтобы долго, но явно это событие смаковали, ведь диво какое, людей в рабство продавать (невольники железнорожденных – отдельная песня, но так и сделанные из соли и камня тоже народ пришибл...своеобразный), а потом бежать за Узкое море в Эссос. Потом уже только через год или полтора, кажется, от Пакстера Редвина, много общавшегося с заморскими купцами да вестеросскими торговцами, узнали, что и в Вольных городах у новоявленной четы Мормонтов жизнь не задалась. И сколько было правды в слухах о том, что Линесса ушла наложницей к какому-то вельможе, сложно сказать. Но при любом раскладе выходило всё довольно скверно, хотя побег с Медвежьего острова был скорее необходимостью, чем простой прихотью от скуки.
«Неудачный пример», - подумала тут же розочка и в то же мгновение озвучила сию мысль.
- Не те обстоятельства. Но на ум как-то само пришло.
Маргери опустила взгляд, тяжко вздохнув. Девушка понимала, что всё это скорее последствия волнения, и Лорас явно это тоже понимал, поэтому можно было и не оправдываться перед братом. Она положила свою ладонь поверх его и легонько сжала в изнеженных дамских пальчиках его натруженную тренировками с мечом ручонку.
- Мне кажется, я сама ещё не до конца всё осознала. Всё случилось так быстро… Это так странно.
Следующая леди Винтерфелла перевела взгляд с травы обратно на брата. В голове сначала всплыли его слова о том, что случилось с отцом в столице, а после этого время как будто замедлило ход – в голове у Маргери столь быстро промелькнуло и перемешалось столько мыслей, словно кто-то встряхнул старый плащ, лежавший в каком-то углу, и в косых лучах солнца показалось бесчисленное количество пылинок. Вот так же и в голове у розочки было, только вместо пыли были мысли. Она какое-то мгновение смотрела опустошенным и вместе с тем встревоженным взглядом на Лораса, но после одернула себя, понадеявшись, что брат спишет это на предсвадебное волнение или ещё какую девичью ерунду.

+7

16

Пришла очередь Лораса драматично закатывать глаза: Маргери явно хотела просто пострадать. Будь Робб неопытным юнцом, она бы переживала, что он пожалеет о своей невинной холостой жизни и захочет походить налево, тем более что пример, Нед Старк, не постеснялся бастарда домой притащить. Был бы опытным искушённым взрослым мужчиной - Маргери бы говорила, что через несколько лет брака тот вспомнит о былых свободных деньках и решит "тряхнуть стариной". Что, в конечном итоге, тоже может привести к бастардам в семье.
Дайте Семеро сил тем, кто связался с женщинами.
- Я, может, и не осведомлён обо всём детально, - Лораса, в конце концов, не на это натаскивали, жена из него вышла бы преотвратная, - но ты точно не вчера лишилась такого наивного представления о браке.
Множество примеров перед глазами, бесконечная череда слухов, да циничная бабушка под боком - едва ли кто в мире был лучше подготовлен к браку, чем Маргери. Лорас, к слову, не отрицал, что у сестры хватает причин для переживаний и беспокойств за собственное будущее: чужие земли, никого из родных рядом, было от чего трястись за свою судьбу.
- Ты не можешь ничего изменить. Я не могу ничего изменить.
Мейс Тирелл и леди Оленна в настоящий момент были солидарны в одном: Маргери пора замуж, переубедить и отца, и бабушку сразу невозможно. Лорас мог бы вложить какую-то умную мысль в голову одного из родственников, но, увы, хороших вариантов на роль супруга для любимой сестры у него не было. Отбрасывая детей, калек и уродов, остаются два с половиной человека - и то, вариант сделать Маргери королевой был хорош на словах, воплотить его в реальность было куда сложнее.
- Из имеющихся претендентов если у кого и есть шанс сделать тебя счастливой - это у Робба Старка.
Отец сейчас ходит по родовому замку и бурчит себе под нос различные имена, но если мыслить объективно, то становится ясно, что ни один из упомянутых Мейсом людей достойной партией Маргери не станет. Старк - примерно ровесник сестры, наследник, а значит, получил должное образование и воспитание, и никаких дурных правдоподобных слухов о нём не ходит. Не верить же, в конце концов, в его перевоплощение в волка каждое новолуние... Может быть, из их супружества и выйдет что-то толковое: и нет, Лорас сейчас вовсе не о политике думал.
А вообще, зря Маргери про рабство смеётся. Оруженосец - это, между прочим, человек, существующий для многих рыцарей по принципу "принеси-подай, иди отсюда, не мешай", без права на собственное мнение и возражения против слов своего рыцаря, Лорасу просто повезло: позже он неоднократно лицезрел, как могли выглядеть отношения рыцарь-оруженосец, и положительного отклика в его душе они не нашли. При своей природной скромности и терпеливости, он бы рисковал регулярно отхватывать, а это привело бы только к возникновению лишних конфликтов, но никак не формированию у тогдашнего оруженосца нужного мировоззрения и боевых навыков.
Слишком в жизни много ситуаций, когда рассчитывать приходится только на фортуну: это касается и брака, и службы, и соглашений, и заключения союзов. Предугадать что-то сложно, практически невозможно, особенно когда об одной из сторон известно так мало.
"Ну ты сравнила, тоже мне", - Лорас едва заметно покачал головой, но высказать вслух ничего не успел - Маргери уже и сама поняла, что её унесло куда-то совершенно в другую степь.
- Странно, - повторил Лорас, переворачивая ладонь и сжимая пальцами руку сестры.
На несколько секунд воцарилась тишина: Маргери пристально смотрела на брата, как будто что-то обдумывала, а сам Лорас думал о грядущей поездке в Королевскую Гавань, бессмысленную и беспощадную, для третьего сына Мейса так точно. Нет у Серсеи ничего на Тиреллов, но, тем не менее, у неё получилось вызвать всех мало-мальски значимых людей семьи в столицу.
- И всё-таки из тебя вышла бы куда лучшая королева, - фыркнул Лорас, вспомнив совсем недавние обсуждения плана развода Роберта Баратеона, которые - о, чудо - даже у Гарлана не вызвали явного отторжения. Жаль, что воплотить эти задумки в жизнь уже не выйдет: Маргери бы чертовски пошла корона. Но вместо неё сестре суждено разве что меховую шапку носить.

+7

17

Из имеющихся претендентов осчастливить розу могли разве что пирожное с отсроченной свадьбой, но их почему-то никто в расчет не брал, а жаль. Небольшая разница в возрасте – довольно приятная характеристика, обещавшая не только отсутствие столкновения поколений, но и упрощенный вариант поиска ключика к мужскому сердцу. Бабуля давно живет на свете и во многом права, и если она говорит, что юношество – прекрасная пора для дрессировки, а Робб Старк лучше пирожного, то так тому и быть. Пожалуй, Маргери из принципа продолжила бы спорить, отстаивая свою позицию, только вот спор ради спора омрачал итог победы – выставлять себя в качестве жертвы обстоятельств и главной страдалицей розочка не любила. Уж лучше смолчать. Да и не о том сейчас мысли были.
Лорас подтвердил то, что столь резвый переход от помолвки к самой брачной церемонии, выглядит довольно странным. И Маргери поняла, что это не плод её воображения. Едва ли лорд Старк переживал, что Тиреллы такие нехорошие любители не исполнять обещания и рвать помолвки – честные люди ждут честности и от других. Да и королева шипов навряд ли спешила сплавить внучку замуж, так сказать, от греха и от неумных амбиций лорда Хайгарденского подальше. Хоть Хранитель Юга не отличался семью пядями во лбу, но очень пытался в политические игрища и интриги, но он был человеком гордым и репутацию хорошую свою оберегал, поэтому неожиданных сюрпризов отсюда быть недолжно. Тогда к чему спешка?
Розочка вновь нахмурилась – за примерами союзов, что заключаются не глядя далеко ходить не надо, восстание ныне правящего короля с того и началось. Только сейчас, хвала богам, никто никого не сжигает, никому не угрожает, мир, тишь и благодать. Неужто всё это напускное?
Невольно вспомнились слова бабушки, смысл которых не до конца дошел до Маргери в тот вечер, девушка не понимала, к чему вела леди Оленна, пространно рассуждая о военной мощи, что окажется в руках Робба Старка. Но если и предположить, что королева шипов что-то затевала, по своему обыкновению обойдясь без обсуждений с сыном, то всё это попахивало заготовкой на относительно далекое будущее и никак не требовало немедленного заключения брака. Возможно, готовится что-то, и об этом маленьким розанчикам знать совсем необязательно. Возможно, Серсея догадалась и попыталась это пресечь.
Брат прервал бурный поток беспокойных мыслей и повисшую на краткий миг тишину. Маргери быстро моргнула, переключаясь на то, что сказал Лорас, и пытаясь это переварить и осознать в полной мере. О, кто только не представлял любимицу Хайгардена с короной на голове. И хоть миледи Тирелл знакома с Её Величеством не была, но скромно полагала, что рыцарь цветов прав и что такая очаровательная, энергичная и бескорыстная особа, как дочь грандлорда Простора, будет идеально смотреться подле железного трона. При других обстоятельствах Маргери бы обязательно пошутила, что, будучи королевой, только и приглядывала бы за братцем, ожидавшего вакантного места в братстве рыцарей в белых плащах, но вот сейчас шутить не хотелось вовсе.
- Возможно, - поведя плечом, как-то неопределенно и как будто бы рассеяно ответила роза, глядя себе под ноги.
«Возможно, ты окажешься прав. Возможно, сам это увидишь». Но говорить с Лорасом о туманных намеках и ещё более туманных догадках, барышне не хотелось. Перед её вздернутым носом по воле умозаключений повисли безрадостные перспективы, а по воле воображения – малоприятные картины.
- Что если мы влезли в чужую драку? – она подняла взгляд на брата прежде, чем пояснить свою мысль. – Что если Старки и Ланнистеры что-то не поделили, и Серсея решила бить по тому, кто ближе?  – Хотелось сказать, что ещё и не очень умнее, но об отце так говорить было отвратительно. Пусть это останется за королевой шипов, гораздой и на оскорбления, и на далекоидущие планы.
Теперь картинка кое-как вырисовывалась, всё ещё плоховато и где-то со скрипом сходились детали, но это было хоть чем-то, что можно опровергнуть в последующем или оттолкнуться, цепляясь, как утопающий, за крохи информации. Ланнистеров любят только сами Ланнистеры, а Тиреллы не прочь стать первыми во всем. Быть может, более осведомленная о политической обстановке леди Оленна решила сыграть на чужой склоке, которая сулила в будущем прекрасные перспективы. И коль Маргери отправили на Север не в тот же день, как пришло согласие от лорда Винтерфелла, значит, ситуацию все еще раскачивают и обостряют. Вполне возможно, что выходка Серсеи станет последней каплей.
- А что, если будет война? – чуть тише добавила розочка, и во взгляде и голосе её отчетливо звучала тревога. И даже не за себя, а за брата. Брата, который был импульсивен и порой слишком самонадеян. Ведь случись военный конфликт, Лорас полезет в самое пекло. И если Гарлан схватит рыцаря цветов за плащ, тот упорно пойдет вперед, а самый галантный из сыновей лорда Хайгардена ногами вспахает землю да и только.
Маргери смотрела на брата с неким затаенным ожиданием. Чего ждала розочка? Хотя бы обещания, что он не будет лезть на рожон.

+7

18

Если бы пирожные обладали влиянием на политической арене и могли заделать Маргери ребёнка, а не один только толстый живот, то их бы тоже рассматривали и, принимая во внимание вкусы главной красавицы Хайгардена, предпочли бы их вместо всех неидеальных претендентов на роль супруга леди пока ещё Тирелл. Но еда на такие подвиги не способна, вот и пришлось леди Оленне остановить свой выбор на Старках. Время покажет, насколько это решение удачно.
Лорас повернул голову к сестре, ожидая пояснений её пространному высказыванию. "Старки и Ланнистеры что-то не поделили, а влетело нам?" Не исключено: в истории много раз было такое, что во время конфликтов, особенно масштабных, страдали не только непосредственные его участники, но и просто рядом находящиеся люди, что называется, случайно попавшие под руку.
Правда, к отцу это высказывание не имело никакого отношения. Мейс Тирелл со своими амбициями и жаждой покрасоваться попадался под руку далеко не случайно.
- Значит, будем воевать, - пожал плечами Лорас.
Вести войну с Простором, конечно, удовольствие сомнительное, это очевидно для любого здравомыслящего человека. Но мало ли, какой самоубийца найдётся и решит рискнуть собой и своими людьми. Лорас пока к этому относился довольно ровно: вилами по воде писано, а будут ли реальные сражения, на данный момент всё в мире спокойно. Ну, кроме местных решений одной сумасшедшей женщины, но это повод дождаться короля, а не начинать гражданскую войну.
"С чего Маргери вообще про войну заговорила?" Ну да, бабушка упоминала военную мощь Севера и подозрительно быстро устроила брак внучки, но леди Оленна, как человек старой закалки, могла желать всего лишь перестраховаться. Вести масштабные битвы сейчас не с кем и незачем, но, стоит в очередной раз отметить правоту и дальновидность бабушки, ситуация может измениться в любую секунду.
Как бы то ни было, но Лорас относился к самой возможности начала войны проще: он, в конце концов, тренированный рыцарь, едва ли всю жизнь по одним только турнирам скакать будет. В реальных сражениях ему участвовать пока не доводилось, и шпоры он заработал не на поле боя, но если представится такой случай, Тирелл в стороне не останется. Лорас посмотрел куда-то вглубь сада: мысленно он был уже где-то в самом центре битвы, крушащий врагов и выходящий из всех сражений победителем. Было бы за что биться, а уж один из самых молодых и талантливых рыцарей Вестероса себя бы показал.
А потом Лорас поймал многозначительный взгляд Маргери - и закатил глаза.
- Ну хоть ты не начинай.
С чего вообще появилось мнение, что младший из сыновей Мейса такой уж импульсивный деятель? Он, между прочим, на данный момент является самым беспроблемным ребёнком в семье: лошади на него не падают, внезапных свадеб он не устраивает... Лорас пока - просто образец идеального послушного сына. Велели в Штормовой предел ехать на службу в качестве оруженосца к брату короля? Пожалуйста. Сейчас вот сказали невесть зачем в Гавань вернуться? Пожалуйста. И таких примеров масса. Чего не сделаешь для семьи.
Лорас всю свою сознательную жизнь слышал предостережения: не лезь, не нарывайся, не спеши... Ну и где бы он был, если бы старался быть аккуратным и осмотрительным? Если бы бежал от риска? Шпор бы у него в таком случае точно не было - а он их честно заработал, пахал на титул рыцаря с малых лет. А потом, свыкнувшись с мыслью, что Тиреллы достойны лучшего, выбрал себе конечную цель. Что, в конце концов, может быть лучше места лорда-командующего Королевской гвардии?
- Я никогда ничего не делаю, если не уверен, что справлюсь, - с присущими младшему Тиреллу самомнением и скромностью, таких ситуаций в его жизни было не много. Но, что показательно, он ведь со всем справлялся! И успешно. Так чего за него зря переживать?
Успокаивал Маргери Лорас так себе, но уж как умел. В самом деле, что он сейчас может пообещать сестре? Что не будет лезть на рожон? Он так никогда и не делает. Что останется в стороне, возникни у семьи трудности? Маргери в это и не поверит - да и грош цена всей подготовке Лораса, если в самый нужный момент он останется в безопасности, предоставив решение всех проблем старшим и более опытным родственникам.
Он, в конце концов, тоже не несмышлёный малыш и напрасно рисковать не станет. А сестра лучше бы за себя переживала, вот уж чьё будущее туманно и неизвестно.

+7

19

«Значит, будем воевать», - совершенно будничным тоном, как будто обсуждал цвет плаща для очередного турнира, ответил Лорас.  Маргери подобное немного раздражало, хотелось выдать что-то многозначительное вроде «Пфф! мужчины» и демонстративно закатить глаза. Возможно, кто-то счел бы, что недовольство розочки произрастает из её впечатлительной женской натуры. Девушкам ведь положено содрогаться от одного упоминания ужасов войны, коих они даже и не лицезрели, иметь сострадание к раненным и оплакивать погибших. Миледи Тирелл не была лишена подобных качеств, однако её практичный ум подходил к проблеме не столько со стороны природной дамской дипломатичности и жалостливости, но со стороны печали от огромных трат. На второй план выходили человеческие жертвы, от которых становилось вдвойне грустно, ведь станет меньше крестьян, способных восполнить семейные бюджеты всяких лордов, да и самих лордов с их наследниками будет на порядок меньше, а это пресечение династий, ненужные наследственные споры и вакуум среди прослойки сильных мира сего. Порой Маргери не понимала, к чему вести разорительные военные кампании, если в итоге всё равно все сядут за стол переговоров. По всей видимости, у мужчин действительно в крови есть какая-то потребность постоянно устраивать драки, и только с уровнем значимости отдельно взятой особи мужского пола драки принимают больший масштаб, нежели потасовка пары пьяниц в таверне. Если уж пара гордых лордов чего-то не поделила, то быть войне. И тут Маргери была согласна с леди Оленной, которая высказывалась за плодотворное использование крестьянских методов решения спорных ситуаций – ложкой в лоб каждому драчуну, и дело с концом. Но в Вестеросе слишком долго царит мир (аж девять лет, подумать только), поэтому, наверное, неудивительно, что под конец лета что-то начали затевать – надо же успеть по последней междоусобице до зимы.
«Я ещё и не начинала», - поджав губы, мысленно ответила младшему из сыновей Хранителя Юга барышня.
Сейчас розочка была готова дать ложкой в лоб своему братцу, что картинно закатил глаза на выраженное сестрой беспокойство за его кудрявую голову и более ценные части тела. Ух, Маргери даже немного разозлилась на то, что Лорасу не по душе такое поведение единственной дочери лорда Хайгардена. Она ведь волновалась, переживала, ночей бы не спала и у окошка сидела бы, высматривая в синем небе ворона с вестями и гонца на тракте. А рыцарь цветов на это вот так... Девушка фыркнула, одним своим видом донося глубокую обиду на бестактного, грубого брата.
- Только когда ты был не уверен в том, что справишься? – риторический вопрос. Ответа на него не требовалось, ведь оба знали, что с непомерной скромностью Лораса, тот редко сомневался в своих способностях и решениях. Откровенно говоря, многие в нем не сомневались (Маргери в том числе), однако у некоторых из этих многих была еще и осторожность, развитая с годами, поэтому рыцаря цветов периодически кто-то да одергивал благоразумно от свершения новых подвигов. Но кто будет одергивать его в пылу сражения? Юная роза слабо представляла себе, что творится на поле боя, но закрались в её светлую головушку подозрения, что там не до того, чтобы присматривать за кем-то, особенно если у этого кого-то зудит в определенном месте.
- Неизвестно, когда король вернется обратно, а за это время Серсея с развязанными руками и наворотить может такого, за что не расплатится ни лорд Тайвин, ни король. А что-то будет не вернуть назад... Вы едете не в просто малоприятное место, но к львице, которая решила, что может рыкать на кого угодно, - и на фоне этого даже брак с северянином не казался такой уж страшной перспективой. Мужчины едут к безумной королеве, а невеста будущего лорда Старка всего лишь едет приручать маленького лютоволка, которого достаточно погладить по прелестным медным кудрям и сказать пару ласковых слов.
Маргери прикоснулась к щеке брата, внимательно глядя на того, как будто уже через пару минут бывший оруженосец Ренли вскочит на лошадь, и оттого стоит сохранить в памяти мельчайшие детали. Когда эти маленькие вредные бутончики теперь встретятся?
- Я волнуюсь за вас. За тебя, - уже чуть тише добавила розочка. А после потянулась к рыцарю, чтоб заключить его в объятия, и с каждым мгновением Тирелл прижимала к себе Лораса всё крепче и крепче. Случайная мысль о войне теперь не давала покоя девушке, и та всерьез начала бояться за брата, отчасти суеверно, но больше из страха перед неизбежным гоня мысли о смерти. Они молоды, им предстоит долгая и, быть может, счастливая жизнь, и куда приятнее думать об этом, забыв о Неведомом, как будто Тиреллы собрались жить вечно. Маргери не представляла что это такое, терять близкого человека. И даже боялась представить, что будет с ней, если хваленые таланты рыцаря цветов подведут его. Но в глубине души она знала, что потеряет лучшего своего защитника, свою главную опору, а вместе с тем мир и покой в сердце. Говорят, между близнецами есть какая-то мистическая связь. Лорас и Маргери не появились в один день, но роза всегда чувствовала его незримую поддержку и одобрение, выражавшихся не в одном надирании ушей зарвавшимся кавалерам. И этого не заменят ни одни другие узы.
- Будь благоразумнее, - также тихо произнесла девушка.
Выбивать из Лораса обещания, то ещё оптимистичное занятие. Поэтому Маргери просто просила, ведь не откажет же он сестре в такой малости.

Через несколько дней сыновья лорда Хайгардена покинут родовой замок, а через несколько недель леди Алерия останется и без дочери и будет вынуждена ждать вестей из столицы в скорбном одиночестве.

+3


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Graviora manet [Хайгарден - 13.04.298]