Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Dum spiro spero [Север.Винтерфелл. Зимний городок. 25.08.298]


Dum spiro spero [Север.Винтерфелл. Зимний городок. 25.08.298]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


Dum spiro spero
http://s9.uploads.ru/4Av8y.gif

Дата:
25.08.298 от З.Э.

Место:
Винтерфелл. Зимний городок.

Действующие лица: Теон Грейджой, Алан Крейн, Маргери Старк (Тирелл), остатки южной гвардии и прочие.

Краткое описание:
Красный конь - совсем не то животное, что способно удержать прекрасную деву в башне

0

2

- Да-да, я понял вас, мейстер Лювин, - в очередной раз кивает Крейн, сидя на деревянной скамье, что ранее служила ему койкой для последнего осмотра. Алан тяжело выдыхает, потирая уставшие от полутьмы глаза, после чего повторяет то, что пытался вбить его в головушку старик, - Максимально избегать нагрузок, как можно меньше телодвижений, больше отдыха, регулярно менять повязку. В случае кровотечения прикладывать к ране перевязку с кашицей из тех трав, что в левом мешке, без ягод. Да, для обезболивания жевать те, что в правом. Для общего самочувствия и снижения жара те, что в среднем. Я все запомнил, спасибо, мейстер.
И пусть по Алану не было видно, но мужчина был искренне благодарен старику. Лювин выходил его, трясся над ним даже тогда, когда Крейн уже сам хотел покинуть эту грешную землю. При этом мейстер умудрялся заботиться обо всех остальных раненных бойцах, что пострадали в битве во дворе Винтерфелла, спасая буквально каждого из них. Ал не знал, чем вызвана такая забота старика, ведь официально южане – предатели, мятежники и убийцы Рикона Старка, Лювин мог запросто отказаться хоть как-то им помочь. Но вместо этого сделал все, абсолютно все, что было в его силах. Этот старец заслуживал бесконечного уважения и вечных почестей, но вместо этого Крейну необходимо поступить с ним так, как требует этого ситуация. Никто не должен знать, что северянин хоть как-то связан с гостями из Простора, что он хоть как-нибудь им помог. Наоборот, все должно выглядеть как дерзкое нападение. Но насколько же этого не хотелось лорду.
Алан прикрывает глаза, прикладывая руку к ране на животе. Три стрелы пронзили его тело, Лювину пришлось буквально искромсать тело андала, чтобы безопасно их вытащить. И если с двумя первыми проблем не было, то та, что вонзилась в живот, доставила больше всего неприятностей и хлопот. Рана от нее с завидной постоянностью раскрывалась, до кучи могло в любой момент открыться внутреннее кровотечение, от которого Алана, находящегося вне лазарета, могло спасти толькочудо. Да, еще и скользящая рана, диагональю проходящая через корпус нашего героя, не улучшала ситуацию. Но, к счастью, это была только царапина, хоть и выглядящая внушительно. К сожалению, андал не мог соблюдать все просьбы мейстера. Если быть честным, то он не был даже уверен, что сможет выполнять хотя бы половину из них, потому как коварный план подразумевал постоянные нагрузки. И, к сожалению, это была одна из причин, из-за которой Крейн вообще сомневался в том, стоит ли ему участвовать во всей этой затее. Однако Маргери четко обозначила, что геройское поведение не к лицу южанину, поэтому он должен заткнуть рот и делать так, как приказывает она. Что же, слово розочки – это закон.
Тайлер, стоящий у окна в ожидании сигнала, резко поворачивается, кивая Алану. Крейн внимательно смотрит на мейстера, но тот лишь коротко кивает. Старик уже был связан по рукам и ногам, помещение было фактически разгромлено, в общем, иллюзия нападения была воссоздана практически идеально. Но этого, к сожалению, не хватало: для подстраховки и сохранности Лювина нужно было заставить северян поверить, что на стариканапали. Лео помогает Алану встать со скамьи, придерживая того за корпус. «Еще чего», - отмахивается от своего братца Крейн, убирая его руку от себя. Мужчина кладет кисть на плечо мейстера.
— Спасибо за все. Простите нас, - искренне молвит Ал, прикрывая глаза.
Развернувшись, мужчина, чуть прихрамывая, направляется к двери. Рядом шел Лео, который явно только и ждал момента, когда лорд ослабнет и ему придется его подхватить. «Прости, друже, я не доставлю тебе такого удовольствия», - думает про себя Крейн, справляясь с резкой болью, пронзающей все тело после каждого шажка. За спиной Алана раздаются звуки ударов – Тайлер доводит дело до конца. Рован знал, как бить так, чтобы травмы были не так серьезны, но выглядели внушительно. Никто из южан не хотел причинять вред достопочтенному мейстеру, но когда люди Рисвелла увидят связанного старика с разбитым лицом, лежащим в куче своих трав, то у них вряд ли будут лишние вопросы. Через несколько секунд Крейн, Лео, Тайлер и еще несколько гвардейцев, уже вышли из комнаты Лювина, направляясь вниз по лестнице. К сожалению, спесь и гордыня Алана спали слишком быстро, когда пришлось прибегнуть к помощи братца – тот придерживал лорда Алого Озера за плечо, чтобы наименее болезненно спуститься по ступенькам. «Великолепно, даже по лестнице спуститься не могу», - проносится в голове у Ала, на нахмуренном лице проступает недовольство, но сам андал молчит, стиснув зубы. У них есть общая цель, надо ей следовать, эмоции должны быть отброшены прочь из головы, чтобы не мешались.
Внизу южане ненадолго остановились. Тайлер, вытащив меч, выглянул из-за двери, проверяя, нет ли рядом никого, кто может заметить беглецов. Лео поправил меч, висящий через плечо, остальные гвардейцы также проверили свое оружие – оно было заранее перенесено в комнату мейстера, чтобы беглецам было, чем отбиваться в случае провала. Крейн же, тяжело выдохнув из-за напряжения и колющей боли в животе, оперся на стену, доставая из одного из мешочков на поясе травы, которые жадно закинул в рот, начиная энергично пережевывать. Дорога не близкая, впереди еще куча испытаний, чего это андал так рано начал сдавать позиции. Рован взмахивает рукой, говоря, что путь свободен. Ал накидывает на голову капюшон походного плаща, заранее выданного Лювином (не без помощи Касселя, разумеется), после чего вся группа выходит из башни. Их путь лежал к псарням, ведь именно там, в клетках для гончих, ублюдки-северяне расположили разбитых в нечестной битве рыцарей. К счастью, внимание захватчиков замка было сейчас отвлечено – это Алан понял по крикам, раздававшимся со двора и освященному пламенем пожара ночному небу.
Аккуратно, прячась в тенях и стараясь не привлекать к себе внимание, южане оказываются у псарни. К их радости, здесь они могли особо не прятаться, вжимаясь в стены, ведь расположение своеобразной темницы скрывало беглецов от случайных взглядов со двора. Маргери и Теона еще не было – это было даже хорошо, ведь Крейн боялся, что его группа задержалась из-за его медлительности. Рован, воспользовавшись ключом, выданным сиром Родриком, отворяет дверь, заходя внутрь. Все гвардейцы были заранее предупреждены, но Тайлер все равно громогласно торопит их, приказывая быть расторопнее. Благо, всех удалось худо-бедно, но вооружить. Кассель, Мастер над Оружием, выдал кое-что из того, что хранилось в оружейных. Наглеть нельзя было, поэтому кто-то был вооружен мечами, кто-то топорами, кому-то даже выдали копья с укороченным древками. Алан же вооружен не был вовсе – а зачем ему? В его состоянии он все равно не смог бы дать отпор, посему свой фамильный меч, возвращенный Родриком, он временно передал на хранение Тайлеру. В случае чего, оружие его дома может пригодиться Ровану...
Крейн прислоняется к стенке, прикрывая свои глаза, продолжая жевать травы. Становилось вроде как лучше. Мужчина опирался на свои ноги руками, нервно барабаня пальцами по ляжкам. «Ну и где они?» - проносится в голове у Алана, что уже начал тревожиться, что с розочкой и кракеном что-то сталось.
[AVA]http://i.yapx.ru/2NLB.png[/AVA]

Отредактировано Alan Crane (2018-01-31 20:47:08)

+12

3

Нет ничего хуже ожидания, особенно если это ожидание сопряжено с неведением. Последние дни Маргери находилась в постоянном томительном ожидании чего-то, едва Грейджой покинул её комнату, пообещав воплотить простой и незамысловатый план побега в жизнь. Сначала девушка ждала хоть какого-то намека, знака, что Теону удалось переманить на свою сторону Родрика Касселя, этого угрюмого северянина, не торопившегося поверить в тот злополучный день резни в то, что выходцы из Простора совершенно ни при чем, что нет на их руках крови юного Старка. Казалось бы, если он не верил тогда, то с чего ему верить сейчас в невиновность южан, да ещё опираясь при этом на слова какого-то заложника с Железных островов, которому право голоса никто не давал. Но вскоре, буквально через несколько дней, Мина вместе со скромным обедом принесла добрые вести, прошептав миледи Старк на ухо то, что первая часть плана осуществлена. И это действительно была хорошая новость, только теперь Маргери не понимала, чего ей стоит ожидать. На сей раз она не руководила парадом, девушке пришлось довериться Теону и поддавшемуся на увещевания сына Бейлона Грейджоя кастеляну Винтерфелла, и этот информационный вакуум создавал иллюзии полета над пропастью. Одно неверное движение, и полетишь вниз, только что там тебя ждет, внизу? Урожденная Тирелл не знала, будут ли мужчины действовать в соответствии с тем, что придумало воспаленное воображение лорда Алого Озера и его подопечной, изменят ли что-то или вовсе перепишут всё на свой лад, сочтя собственные решения куда более обдуманными и взвешенными. Единственное, что Маргери понимала – на всё нужно время, особенно оно нужно было старшему из Крейнов, коего миледи Старк отказалась бросать в Винтерфелле на съедение Рисвеллу, который явно ужасно взбесится, когда узнает, что упустил южанку, а вместе с ней возможность пресечь род Старков практически полностью. Всё это должно было стать одной гигантской авантюрой, исход которой будет ясен лишь тогда, когда южане окажутся вне досягаемости рисвелловских солдат. И это тоже понемногу раскачивало моральное состояние юной леди. Волнение хватало за глотку, приводя в ужасное состояние не только моральное, но и физическое. Аппетит пропал напрочь, как бы не говорили, что он появляется вовремя еды. Но редкие его проявления подавлялись тошнотой подступавшей к горлу от одного вида съестного и мысли о чем-то, связанном с предстоящим побегом и вероятными последствиями, которые настигнут южан в случае неудачи. Не думать о таком было сложно, поэтому не мутило розу разве что во время сна, а спала девушка крайне мало, в основном просто лежала на спине, тупо глядя в потолок. И даже когда Мина произнесла спасительное «сегодня», легче не стало. Напротив, постепенно нарастающее чувство тревоги и страха практически сковали по рукам и ногам. У Маргери на руках было слишком мало карт, крупицы конкретики и куча собственных спутанных размышлений. Потирая переносицу, роза напомнила себе, что сама же считает себя довольно смышлёной девушкой и что пора бы взять себя в руки, придумав, что нужно делать, иначе весь побег закончится на том, что урожденная Тирелл не сумела выбрать выходной костюм для скачек по лесу.
В общем-то, с парадной одежкой практически не было проблем. Практически. Сначала Маргери выпотрошила содержимое мужниных сундуков, но у того разве что на исподнем не красовался лютоволк Старков, поэтому пришлось пробраться в смежную комнату, ранее занимаемую Джоном Сноу, чьи вещи, хвала Старым и Новым богам, сжигать не торопились, по-видимому, предвосхищая возвращение бастарда домой. У него розочка позаимствовала черный колет и плащ, чтобы никоим образом  не выделяться и не давать повода причислить к кому-то из знати (вернее, очень важной знати). Пришлось немного подшить штаны, с дублетом и рубахой производить подобные манипуляции было бессмысленно и слишком трудоемко, поэтому розе пришлось обойтись малым. Благо, некому будет возмущаться и заставлять перешивать обратно – мертвым одежда точно ни к чему.
Волнение подгоняло и не давало сидеть на месте, поэтому ещё не отступили сумерки, уступая место темноте, а девушки уже сидели рядом, готовые в любую минуту сорваться с места. От страха пересохло в горле, а кисти как будто окунули в чан с ледяной водой. Маргери протянула руку с раскрытой ладонью Мине, и служанка, переживающая не меньше, чем её госпожа, стиснула чужую длань такими же холодными пальцами. Розочка запрокинула голову назад, прикрыв глаза. Наверное, сейчас ей надо было усердно молиться. Но стоило ли? Матушка была религиозной особой, она бы точно смогла подобрать нужные слова, с которыми можно было б обратиться к богам, она бы над этим даже не раздумывала. Но братья не молились, и тот же Крейн тоже. И где они сейчас?

Возня за дверью переполошила Мину и Маргери практически одновременно с тем шумом, который донесся с улицы, не смотря на плотно закрытые ставни. Девушки переглянулись и лишь крепче вцепились друг в друга, напряженно глядя в сторону выхода, и из коридора раздался чей-то возглас. Дверь с шумом отворилась, и на пороге комнаты появился Теон, держа в руках окровавленный кинжал. Перешагнув через истекающего кровью стражника, железнорожденный крикнул обескураженным леди, чтоб те пошевеливались, напоминая тем самым, что в планах была не поездка на пикник. Девушки вскочили со своих мест, и Маргери, на сей раз не думавшая даже препираться, быстро накинула черный плащ и скрепила края застежкой, а после выскользнула вслед за Миной из комнаты, не окинув счастливое семейное гнездышко прощальным взглядом.
На их счастье шататься по Главной башне было некому, но все же им на пути попался ещё один солдат, которого Грейджой, воспользовавшись эффектом неожиданности, убил так быстро, что служанка успела только коротко взвизгнуть, а розочка - отшатнуться к стене. А после им почти не чинили препятствий, только перед тем как выскользнуть на улицу, пришлось чуть обождать, пока проскочит большая группа людей, ринувшаяся на помощь остальным. Во дворе было все ещё достаточно темно, невзирая на огонь, разгоравшийся позади них. Маргери хотела было обернуться, чтобы понять, что именно горит, но её вовремя взяли под локоток и потащили вперед, так что она успела разглядеть лишь огромные пляшущие на земле тени в свете пожарища да накинуть капюшон, скрывая туго заплетенную косу.
Они двинулись друг за дружкой рядом с крепостной стеной, и в скором времени оказались рядом с псарнями, где вовсю бушевали собаки, заливаясь громким лаем и протяжно завывая. От такого не слышно было не то что чужих слов, но собственных мыслей, и только удары трепещущего сердца гулом отдавались в голове. Маргери прищурилась и, переводя дух, оглядела присутствующих. Все были на месте.
Пора было давать отмашку на новое действо.
[AVA]http://sa.uploads.ru/c81v5.jpg[/AVA]

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-03-09 21:38:50)

+6

4

Терпение Алана постепенно испарялось, словно вода в бане, накаляя обстановку, которая и так была жарче некуда. Причем как фигурально, так и в буквальном смысле, ведь в паре десятков метров сейчас уже хорошо так полыхала башня, подожженная не без помощи того же Касселя. Пусть и довольно радикальный, но вполне эффективный отвлекающий манёвр, который, в условиях темной северной ночи, сумеет прикрыть побег южан. Северяне, опьяненные после небольшого специально устроенного пира, будут отчаянно пытаться потушить горящее здание, чтобы пламя не перекинулось на близлежащие постройки и не сожгло великую северную крепость, столь дерзко захваченную несколько дней назад. Именно растерянностью и несобранностью рисвелловских бойцов и воспользуются гвардейцы с Юга, сбежав, пока северяне будут пытаться совладать с небольшим саботажем. Но время все равно решало сейчас абсолютно все. Промедление, ошибка, да даже банальная неудача – все это может обернуться катастрофой и очередной бойней, только теперь южане однозначно не смогут дать отпор, погибнув дружно в бессмысленной резне. Однако временной фактор все равно был важнее остальных, что подхлестывало волнение Алана в данный момент – Теон и Маргери никак не приходили на место встречи, вызывая в раскаленной жаром голове андала не самые хорошие мысли. Причем именно эти двое и являлись ключевыми фигурами сего дерзновенного замысла, ведь без розочки сам побег теряет какой-либо смысл, а без кракена не удастся договориться с жителями Зимнего Городка.
Крейн, скрючившийся и смотрящий вниз, замечает пару сапог человека, подошедшего совсем близко. Ал, проведя языком по пересохшим губам, приподнимает голову, увидев перед собой Тайлера. Рован безмолвно протягивал лорду длинную дубовую палку, держа ее на вытянутой руке. На вопрошающий и несколько недовольный взгляд Крейна рыцарь из Золотой Рощи лишь коротко кивает, проявляя свою природную настойчивость. Долго спорить Алану не хотелось, поэтому, выругавшись, мужчина приподнимается, забирает трость у Тайлера, благодарно похлопав его по плечу – с набитым травами ртом внятно говорить было совершенно невозможно. Поудобнее схватившись за палку, Алан удовлетворенно кивает, опирается на нее, понимая, что так чуть удобнее и тратиться меньше сил. В душе Ал был куда больше благодарен Ровану, но в данных обстоятельствах сложно было выражать хоть какие-то положительные эмоции – напряжение в воздухе можно было резать ножом. Крейн мысленно подгоняет парочку, затерявшуюся где-то в винтерфелльских стенах. Что могло случиться? Неужели они попались? Теон не смог справиться с охраной? Их заметили в коридоре? Ну нет, тогда бы сюда уже примчались северяне. Что же тогда случилось?
Вскоре из-за угла выскользнуло три тени. Алан видел, как Тайлер схватился за рукоять фамильного меча, переданного ему капитаном, готовый сиюминутно вступить в очередное безумное сражение, явно уже не надеясь выйти из него победителем. К счастью, парень вовремя разглядел, что приближаются вовсе не враги. Ал приподнимает голову, фокусирует расплывающийся взгляд на контурах фигур, понимая, что это Теон, Маргери и Мина. Мужчина незаметно для всех облегченно выдыхает – все здесь, им удалось. Теперь все были в сборе. Алан, недовольно скривившись, отрывает свою тушку от стены, делая неуклюжий шаг, чуть ли не отправляясь в свободное падение, к счастью, он успевает подставить дубовую трость, что спасает его кости от столкновения с землей. Заметив на себе взгляды гвардейцев, повернувшихся на резкий звук, мужчина еще больше злится, но старается этого не показывать, вместо этого натягивая на лицо оскал. Сделав пару шагов, мужчина оказывается подле миледи, которая, не мигая, смотрела на него. Крейн был готов поклясться, что заметил в ее взгляде невольную жалость, но надеялся, что ему показалось - Алан ненавидел, когда другие видели хоть какую-то проявленную им слабость. Ал так и замирает рядом с ней, заглядывая в ее очи своим пытливым взглядом, словно пытаясь что-то там найти. Однако девушка была непроницаема, как и сам лорд. Немного неуверенный в своих действиях, мужчина приподнимает свою ослабшую руку, которую кладет на плечо девушке. Промедлив секунду, он подтягивает даму ближе к себе, коротко приобнимая ее одной рукой. Ал пытался вложить в этот жест все те эмоции, что он, ввиду собственного характера и происходящих событий, не мог выказать иным способом. Сложно выразить поддержку и показать свое огорчение случившимся одним небольшим действием, но иначе никак. Крейн довольно быстро отпускает розу, понимая, что нельзя зря терять время. Пройдя вперед, мужчина подходит к Теону, обмениваясь с ним парой коротких реплик по поводу того, все ли у них готово. Получив утвердительный ответ, шатен поворачивается к гвардейцам. Травы были прожеваны, сок, похоже, придал немного сил, во всяком случае, Алан чувствовал себя лучше, чем десять минут назад. Выпрямив спину, Крейн оглядывает толпящихся у псарни южан. Со двора раздавался громкий шум, издаваемый северянами, пытающимися организовать тушение пожара.
— Лео – ведешь строй, все ровняемся на него. Теон – рядом с Лео, если встретятся знакомые. Маргери, Мина – вдвоем за Лео. Тайлер, берешь с собой Гримма, вдвоем прикрываете тыл. Я пойду в середине, - Ал раздает приказы коротко и четко, дабы не было лишних вопросов. Шатен прекрасно понимал, что его нынешнее состояние не позволит вести вперед строй, а подводить братьев по оружию андалу совсем не хотелось.
Дальше все было быстро. Толпа аккуратно, без лишнего шума двинулась вперед, к воротам, ведущим к выходу из стен Винтерфелла. Врата не были открыты, но стараниями союзников и благодаря отвлекающему маневру, охраны не было. Поэтому южане довольно быстро с ними справились, чтобы вскоре покинуть замок, надеясь никогда в него больше не вернуться. Крейн шел в середине строя, стараясь шевелить ногами как можно быстрее, хоть это и было невероятно тяжело – без трости он не мог идти вовсе, а с ней его движения были медленнее, чем среднестатистический шаг. К счастью, его спутники тоже не бежали, что позволяло Алану не отставать слишком сильно. Путь гвардейцев, прячущихся в тенях, лежал в Зимний Городок.
Все прошло намного лучше, чем боялся андал. Крейн все время ожидал какого-то подвоха, ловушки, неудачно встреченного северного солдата, узнавшего беглецов, но, к невероятной радости южан, ничего этого не было. Жители Зимнего Городка уже мирно спали, на улицах никого не было, даже загулявшие винтерфелльские жители не терлись у местного кабака. Плотный строй быстро двигающихся южан быстро свернул с главной улицы, затесавшись между домами. Стараясь не шуметь, они, передвигаясь по задворкам, шли к таверне, смежной с конюшней – именно там и была назначена встреча с конюхом и, по совместительству, трактирщиком, который должен был обеспечить южных беглецов провиантом и лошадьми. Вереница гвардейцев завернула за угол, оказавшись на заднем дворе кабака. Когда все остановились, Крейн оглядел бойцов. Многие из них были ранены, пусть и не так сильно, как он, но это явно сказывалось на их состоянии: отдышка, слабость, кто-то хромал, кто-то сдерживал боль. Мысленно Алан понимал, что все это мероприятие слишком рано затеялось, раны не успели затянуться, но, с другой стороны, мужчина понимал, что любое промедление могло оказаться фатальным, ведь никто не знает, когда Рисвелл очнется и решит завершить экзекуцию. Теон, кивнув головой, просит подождать всех, после чего заходит в трактир через заднюю дверь. Именно Грейджой договаривался с трактирщиком, он обговаривал с ним все детали, он и должен был завершить сделку, отдав северянину обещанную награду. Ал морщит нос, делает несколько тяжелых шагов вперед, оказавшись подле Маргери. Прислонив свою тушку к стене, Крейн одной рукой опирается на трость, а свободной снимает с пояса бурдюк с водой, откупоривает его зубами, после чего протягивает урожденной Тирелл, вдруг та вымоталась после интенсивного марш-броска.
[AVA]http://i.yapx.ru/2NLB.png[/AVA]

Отредактировано Alan Crane (2018-03-11 15:23:26)

+6

5

Тьма прорезала на лице кастеляна Винтерфелла глубокие черные раны. В очередной раз за вечер Родрик Кассель угрюмо уставился на пламя умирающей в серой предрассветной дымке свечи. Если бы не толстые колбаски пальцев, терзающие бакенбард на правой щеке, можно было бы решить, что перед Грейджоем расселась крепкая тучная статуя.
- И я должен участвовать во всем этом? - в очередной раз вопрошает мужчина, словно сам не верит, на что решился.
Теон чувствует, как на него устремляется суровый прямолинейный взгляд северного рыцаря, и прячет в кулаке зевок. Кракен не думал, что очень уж быстро сможет втянуть преданнейшего вассала Старков в смуту южан, но то, что переговоры затянутся до утра...
Да и усталость сказывается. Последние дни и ночи оказались хлопотными. Нужно было слишком много всего учесть, но, что еще хуже - слишком многое оставалось неизвестными, держалось на случайностях или людях. Только в таких ситуациях и понимаешь, что доверять даже хорошо знакомым - слишком большой труд, требующий немалой смелости.
- Ради будущего наследника Старков. И Рикона, сир. - Теон коротко вздыхает, готовясь опять повторить то, что уже пересказывал в этих самых покоях раз пять за последние пару часов. Но - видят боги - старику нужно улышать это вновь, чтобы убедить себя самого и очистить совесть. - Южане не настолько тупы, чтобы убивать волчонка аккурат в приезд вассала Старка. Там более, когда их связали узы брака. Глупо так себя подставлять. Там более, в стане врага. Гораздо проще очернить и рассорить вступившие в союз Великие дома. Хватит смертей в Винтерфелле.
- Да-да, - Кассель нетерпеливо, отгоняя рой неприятных мыслей, взмахивает рукой перед лицом и опять прилипает пальцами к бакенбардам. - Я... Да. Сделаю все, что от меня зависит.
- А я - все остальное.

Сталь разрезает горло рисвелловского гвардейца, словно оно - мягкий переспевший плод. Кровь выплескивается из горла с бульканьем и хрипом умирающего в муках воина. Если абстрагироваться - почти графин с вином, который по неосторожности едва не уронила запнувшаяся служанка. Только абстрагироваться нужно слишком сильно и желательно в более дружелюбной обстановке в компании прелестной девы, теплого климата и кувшина с крепленым. Так что Грейджой лишь рассеяно скользит взглядом по съехавшей вниз фигуре, вскользь заметив, что нечто подобное он уже видел в день, когда конь напал на волчье логово.
Быстрым движением железнорожденный обтирает по самую рукоять обагрившийся кинжал, но тот как будто и не желает очищаться. Кракен с силой отталкивает дверь.
Дамы в лице Маргери и Мины встречают его вооруженными походной одеждой и обезоруженными выражениями лиц. Как будто и не ждали его. Такое бывает, когда напряженно к чему-то готовишься, но все равно попадаешь впросак, когда то самое "это" все-таки начинает случаться. Хотя сейчас кракена чувства дам волнуют меньше всего на свете.
"Одиннадцать лошадей на заднем дворе. Или я говорил ему десять?" - Грейджой хмуро оглядывает проступившую перед ним картину, изо всех сил отбиваясь от атакующих его мыслей. Они возникали неожиданно, огорошивали настолько, что Теон едва ли не начинал сомневаться в том, что делал пять минут назад.
- Давайте пошевеливайтесь. Мало времени.
"Кошель серебра - на месте" - рука судорожно опускается на туго набитый оленями кожаный мешочек.
Теон нервно оглядывает покои, как будто где-то тут точно есть способ успокоить все его сомнения и придать лишнего хладнокровия. Но нет.
Грейджой быстрым шагом выходит из бывших покоев его друга. Сейчас уже Робба нет, а от Винтерфелла, пока в них опять не засел Старк, ничего считай не осталось, кроме камня.
Дамы послушно семенят следом. Железнорожденный старается вслушиваться в каждый шорох, на какое там - на улице то и дело доносится чей-то крик со стороны полыхающей благодаря Касселю Твердыни. Изрядно поднабравшиеся северяне очевидно не ждали дурных вестей да и вообще ощущали себя бессмертными, как и любые хорошо выпившие за ужином люди.

За поворотом темно. Странно, что он не заметил этого, когда шел сюда. Видимо, стражники похватали факелы и побежали в сторону пожарища разбираться, в чем дело.
"Лишь бы Крейн и его люди были на месте. Это чистое безумие... Мейстер едва не лишился чувств, когда узнал, что у кого-то возникла идея перевозить настолько тяжелого больного. Еще и в компании других таких же калек".
Очередная мысль, которая к месту, но совершенно мешает, лишая внимательности, затуманивая голову.
А дальше кракен налетает на кого-то, звенящего стальными латами. Короткая стычка и Грейджой понимает, что опять у его ног лежит чье-то мертвое тело. Возможно, это старковский человек. 

Псы обезумели. Чуют огонь и людскую тревогу, бесятся, вдыхая влажными носами страх.
Трое беглецов врываются в набитое людьми помещение. Натыкаются на острые взгляды и сверкающие в полутьме мечи. Бледным призраком от стены отлипает Крейн. Неуклюжий, как младенец, который только учится ходить.
Он подходит к Маргери, застывшей в нескольких шагах от Грейджоя. Теон кривит губы и тихо качает головой - не такого южного лорда он знает. Алан слишком слаб. И очередная констатация очевидного лишь заставляет усомниться в успехе, но никак не почувствовать себя умудренным жизнью "а я же говорил".
Железнорожденный не хотел бросать Крейна - в этом они с миледи Старк сходились во взглядах. Но оставлять его окоченевший изнуренный труп в северном лесу... От этого почти уже свершившегося убийства Теону неспокойно.
Благо, события начали меняться слишком быстро, люди вокруг засуетились, обмениваясь короткими фразами, перегруппировавыясь и с надеждой поглядывая на блестящую в руках сталь.
Процессия двинулась к освобожденным от стражи из-за смуты южным воротам. "Как символично, иной их дери". Они шли тихо и медленно, прилипая к крепостным стенам, утопая в тенях и криках переполовшившихся северян. Как только найдется какой-нибудь пострадавший при пожаре идиот, и им потребуется мейстер, начнется страшное.
"Сколько у нас времени?" - Теон вопрошает пустоту, радуясь, что она не может ему ответить.

Винтерфелл остается позади. За спинами укутанных в темные дорожные плащи.
Открывшийся простор невольно вселяет надежду и вынуждает дышать глубже. Кажется, еще немного, и все это действительно кончится. От нервного напряжения начинает трещать голова, как будто кто в камин подкинул сухих щепок.
Зимний Городок встречает темными провалами уснувших окон. Все идет гладко настолько, насколько возможно. Ни лишних взглядов, ни шума. Только пыхтение и сдавленные полустоны, невольно вырывающиеся у наиболее пострадавших в резне южан.

В трактире горит слабый огонь. Значит, посетителей сегодня мало. Остается только догадываться, как хозяин умудрился разогнать кутящую пьяную толпу. Хотя этот сукин сын скорее убьет голыми руками всю свою семью, нежели откажет себе в удовольствии разжиться лишним грошом. По другую сторону здания доносится столь успокаивающее сейчас тихое ржание. Кони словно переругиваются, ожидая замешкавшихся беглецов.
- Я сейчас.
Едва кракен открывает дверь и заходит внутрь, как на него выскакивает запыхавшийся трактирщик. Небось выглядывал их из окна второго этажа и, как завидел, тут же ринулся вниз. По его бегающему взгляду и нервным движениям железнорожденный понимает, что мужчина хочет избавиться от обузы как можно скорее. И его сложно осуждать.
Сделка завершается за каких-то пару секунд, за которые хозяин таверны успевает заметить, что лошади в полной готовности уже ждут их, за что получает своих долгожданных оленей.

И опять с десяток напряженных, готовых к худшему, пар глаз.
- Все нормально, - Теон вымученно улыбается, стараясь придать голосу побольше оптимизма.
Процессия спешит следом, огибая задний двор. Грейджой встречается на мгновение взглядом с Крейном. Хочет выразить сочувствие идиотским и таким раздражающим "ну, как ты?", но почему-то понимает, что меньше всего сейчас Алан хочет внимания. Тем более рядом с ним тенью следуют Маргери и Мина. Уж дамы-то получше знают, что сейчас сказать.
Как будто по волшебству компания разделяется на две неравные части. Одни уже седлают коней, другие проверяют сбрую. А жалкая горстка оставшихся в лице Теона, Маргери, Крейна и двух его гвардейцев окружает серого в яблоках скакуна, озирающегося по сторонам на сородичей как будто бы с недоумением.
Раненый Андал с помощью Грейджоя и еще одного оказавшегося в их группе южанина залезает на коня.
- Увы, миледи, вы все же пешком, - Теон повторяет то, что и без него уже знает юная Тирелл. Не для дамы, но, чтобы побороть вновь пробудившийся скепсис. Ну сколько леди, которая в своей жизни шествовала разве что до цветника и трапезной, сможет пройти? В столь суровых условиях? Любой бывалый муж взвоет, не то что южная роза.
Грейджой пожимает руку первому попавшемуся гвардейцу.
- Удачи. - Только на нее надежда и остается. - Мы вперед.
Лицо расчерчивает горькая ухмылка. "Мы вперед". А как же. По лесу, ночью. С тяжко раненым и изнеженной дамой. Впятером и с одним конем. На Севере. "Благо еще, что не за Стеной".
Вряд ли кто-то поверит, что любимую дочурку Мейса додумаются пешей пустить через половину Вестероса. Лишь на это северяне и должны клюнуть, когда узнают о другой группе беглецов, пустившихся по Королевскому тракту.

От уснувшего трактира отделились две безмолвные тени и двинулись в противоположные друг от друга стороны.

Отредактировано Theon Greyjoy (2018-03-13 02:37:45)

+5

6

[AVA]http://sa.uploads.ru/c81v5.jpg[/AVA]
Взгляд рассеянный, а вид немного потерянный – Маргери, пожалуй, впервые не понимала до конца, что происходит вокруг и что со всем этим делать, поэтому роза косится на Теона, как главного организатора всей этой дерзкой, глупой выдумки, но железнорожденному было не до того, чтоб что-то нерасторопно разъяснять девице, по чьей воле всё это, собственно, и было устроено, но урожденная Тирелл, выпустив руку Мины, машинально делает шаг в сторону Грейджоя, стараясь держаться как можно ближе к нему, хотя, казалось бы, окруженная остатками своей гвардии должна была чуть расслабиться и прекратить озираться по сторонам. Краем глаза девушка замечает чье-то мельтешение, фокусирует взгляд на дернувшейся фигуре, на которую смотрели уже практически все, чем явно доставляли куда больше неприятностей, чем все имеющиеся раны. К миледи Старк шел, вернее будет сказать, ковылял её славный капитан, опираясь на какую-то палку. Маргери, едва сдерживающая переполнявшее её волнение и страх с толикой сожаления, старалась подавить в себе подобные проявления слабости, но чрезмерные усилия сохранить лицо делали его похожим на восковую маску, и ни о каком выражении легкой безмятежности не могло быть и речи. Единственная дочь Мейса Тирелла понимала, что Алан Крейн не тот человек, которому нужна жалость, что будет в любом случае воспринята в штыки и с яростным оскалом, но испуга и запоздалого осмысления происходящего во взгляде скрыть не смогла, когда лорд Алого Озера, шатаясь, подошел к ней. И даже ссутулившийся, опирающийся на треклятую палку он был выше её, поэтому роза чуть запрокинула голову назад, чтоб посмотреть андалу в глаза. В этот момент сомнения в разумности собственных действий начали подтачивать душу сильнее страха. Маргери сложно было смотреть на разбитого Алана, и в попытке убедить себя, что её прихоть и не прихоть вовсе, что ждать было нельзя, девушка списывала заострившиеся черты лица лорда и темные круги под глазами на игру теней, а ночная темень услужливо скрывала его болезненную бледность. Миледи была близка к тому, чтобы дать слабину. Хотя бы расплакаться, ведь будет глупо незаметно возвращаться на исходные позиции, утешая себя мыслью, что хоть умрут в тепле и не с пустыми животами. А то, что умрут побежденными и униженными, так какая им после казни будет разница? Хоть Крейн и был не в лучшей форме, слабый и обессиленный, и вряд ли мог кого-то стукнуть по голове за непослушание, но розочка податливо льнет к нему и боязливо обнимает, переживая, что неосторожным движением заденет какую-нибудь рану и повязку. Алан выразил беспокойство и заботу, как сумел, Маргери же хотелось не выказать радость от того, что все они сегодня собрались, а извиниться. Извиниться за то, что Тиреллов осенила гениальная идея выдать единственную дочь лорда Хайгардена за Робба Старка, за то, что не отослала всю свою гвардию домой сразу после свадьбы, за то, что не сумела выскочить в крытый переход раньше и не догадалась всадить нож в Рисвелла, а не его гвардейца. Извиниться перед каждым из тех, кто прибыл с ней на Север, и в первую очередь перед Аланом, которому досталось больше всего и которому невольно пришлось подставлять плечо розе, лишенной одной самоуверенной львицей любимого брата именно тогда, когда Маргери больше всего нуждалась в его защите и поддержке. И Тирелл действительно тихо просит прощения, но Крейн её не услышал. Девичий голос тонул в громком лае собак, а на повторение и прочие сантименты не было времени.

Пока мужчины занимались решением важных вопросов о том, кто куда и за кем, роза поправила капюшон и оказалась подле Мины, готовая и дальше беспрекословно выполнять данные ей указания. Теон не выглядит воодушевленным, хотя при самых дурных раскладах умудрялся шутить и сказки рассказывать, чего только его история о пророчествах стоила. Это практически удручало и доводило до истерики ещё больше, но девушка пыталась списать всё на волнение – часто ли кракен промышлял чем-то более серьезным, чем пронос крепкого эля или приглашение какой-нибудь служанке погостить в отведенных пленнику покоях под носом у четы Старков. В конце концов, если бы он во всё это не верил, то и не впутался бы. Только если Железные острова настолько отвратное место, что их будущий лорд согласен рискнуть своей головой ради собственного клочка земли в другом месте. И даже если Грейджой позарился на нечто большее, да хоть на весь выводок незамужних кузин розы, то даже с его склонностями к маленьким радостям жизни выбор в пользу далекой награды против собственной жизни виделся юной вдове сомнительным.
Маргери ловит на себе взгляд младшего Крейна и, закусив губу, устремляет взор голубых глаз в землю. Ей и без того было неспокойно. Девушка оказывает за спиной у Лео, как того от неё и требовали, а после в очередной раз нервно поправила капюшон. До Зимнего городка рукой подать, но даже туда ещё надо добраться.
Шли они в полной тишине, лишь барышни вновь вцепились друг в друга, не столько поддерживая морально, сколько в буквальном смысле – идти в темноте, хоть земля и была припорошена летним снегом, а на небе ярко мерцали звезды, было довольно затруднительно. Вскоре Теон дал отмашку, и все остановились. И когда железнорожденный скрылся за дверью в трактир, только тогда розочка оглянулась по сторонам, силясь угадать дома, в лунном свете ставшими каким-то незнакомыми. Алан подходит к своей подопечной, опирается на стену и, вытащив бурдюк с водой, безмолвно предлагает миледи. Та сначала отрицательно мотает головой, но через несколько мгновений всё же тянет руки к нему, чтоб резко оторваться от горлышка от внезапно быстрого возвращения Грейджоя и, утирая тыльной стороной ладони губы, вернуть бурдюк обратно.
Дружная процессия направилась дальше, огибая задний двор. Вдалеке послышался чей-то окрик, и миледи Старк встрепенулась, повернув в ту сторону голову. Но источника шума в поле зрения дамы не было по понятным причинам, зато ей только показалось, что на другой стороне улицы стоит некто и целенаправленно следит за передвижениями южан, но рассматривать было некогда, и девушка списала всё на свое бурное воображение. Большая часть гвардейцев, как по команде, направилась к лошадям. Маргери же крепко обняла свою верную служанку, прошептав ей слова благодарности, а после обернулась к своей скромной компании. Теон подвел серого коня, отметив, мол, не для миледи так расщедрился трактирщик. Слова застревают в горле, и южанка только сдержанно кивает железнорожденному, как бы подтверждая, что не претендует на расслабленную поездку верхом. Прощальный взгляд в сторону Мины и её сопровождающих спотыкается о то, как Теон и  Лео помогают лорду Алого Озера взобраться на коня. И роза вновь почувствовала укол совести, отчего резко отвернулась, не желая наблюдать за тем, как её капитана грузят в седло, словно мешок с картошкой. Старается абстрагироваться от этого, делает глубокий вдох и выдох. Через пару мгновений её обойдет слева кракен, а перед этим вновь своеобразным образом отдаст команду, пожелав удачи прочим гвардейцам тоном идущего на смерть. И это действительно начинало беспокоить.
Она держалась от него в полушаге, чтобы эгоистично и очень некрасиво схватиться за его руку, если запнется. Но пока же лишь тронула за локоть, привлекая внимание и заставляя поравняться с ней.
- Надеюсь, вы не собрались умирать в этом лесу? – негромко вопрошает молодая вдова.
Пожалуй, было не время и не место. Но хоть что-то она должна знать, хоть в чем-то должна быть уверена, пусть эта уверенность будет в том, что кто-то считает их идею, обреченной на громогласный «успех».

+9

7

Побег. Это сумятица, сборы впопыхах. Хаос, неопределенность, риск. Стучащее сердце, кровь в висках. И погоня. Непременно погоня. С удалым жеребцом, вспененным от бешеной езды. Такой быстрой, что едва успеваешь следить за дорогой и уже не знаешь, кто кем правит - взбешенный нервным понуканием конь, или все же наездник. Звучит красиво. Даже несколько романтично. При условии, конечно, что в финале с беглецов самым грубым образом не спущена кожа. Или головы.
Теон отталкивается рукой от подвернувшегося рядом молодого деревца, как будто это оно решило с ним столкнуться на опушке и не посмело отойти в сторону. "И как вообще что-то растет на этом клятом Севере?", - пустая мысль, глупая в настоящих обстоятельствах. Но лишь бы не находиться сейчас тут. Среди обреченной четверки, обступившей лошадь и взваленного на нее раненого лорда, который, не будь он столь хорошо сложенным, уже бы давно лежал в мерзлой северной земле. Что, может, ему бы и было лучше. Упокоился - и ни тебе холода, голода и неопределенности.
Реальность проигрывает ожиданиям с первых мгновений. И, казалось бы, радуйся, что так хорошо все начинается. Гладко. Этот полубезумный план удался, каждый успешно сыграл свою роль. Никакого преследования, хотя с их черепашьей скоростью можно было бы уже успеть и схватить, и осудить, и голову снести. Каждому.
Но что-то в этом во всем не вселяло оптимизма в Грейджоя. Если сейчас все нормально, потом обязательно хуже. Он уже привык к этим качелям. Только раньше это отдавалось максимум болью в висках с утра, а тут уже на кону жизни.
Не сдурил ли он, что поддержал и помог устроить эту авантюру? Хотя был ли выбор? В Винтерфелле у него друзей не осталось. Окромя этой жалкой горсти, что сейчас бредет вокруг.
Грейджой поднимает голову. Луна все чаще прячется за черными ветвями. Выглядывает уже теперь изредка с праздным любопытством, мол, живы ли еще эти сумасброды. А потом опять - за крону или облачко. Кажется, ей уже все понятно. И не хочется смотреть до конца. Кракен едва заметно ухмыляется, соглашаясь во всем с мудростью небесного светила. Он тоже не любит грустные истории. А уж испытывать жалость - так больше всего.
Миледи Старк прерывает размышления Теона осторожным, но острым вопросом. Он настолько гладко входит в мысли (аккурат кортиком в висок), словно только что сам задался им. Пожалуй, именно об этом и стоит спросить себя в начале пути. Чтобы потом знать, к чему идешь. Только ответить нужно честно.
Согласен ли он окоченеть в снегах под безымянным деревом на пути к свободе?
- Нет, - уверенно отвечает кракен, словно одно лишь решение может изменить ход событий, попутно решив, что, раз уж дорога длинна и опасна, то негоже терять чувство юмора. Важный, вообще-то, ресурс, но на том свете не пригодится. - Я еще не бывал на юге. Какая тут смерть?
Эта ночь слишком странная. Даже страннее, чем с той жрицей, которая наобещала невесть что невесть зачем. Все кажется неслучайным и каким-то слишком уж знаковым. Грейджой отмахивается и от этой мысли, решив, что такие суеверия рождаются разве что от скуки. А теперь томиться в праздности не придется еще очень долго.

Тайлер идет чуть впереди, ведя лошадь под уздцы и вглядываясь в снежное полотно, помогая животному ступать аккуратней. По другую сторону от коня Лео то и дело поглядывает на своего капитана - хочет быть рядом и подсобить в случае чего. Крейн никуда не смотрит и лишь изредка с его стороны слышатся тихие стоны сквозь плотно сжатые зубы. Теон пытается идти вровень с Маргери, помогая юной вдове переступать через коряги и проходить редкие пригорки. Все молчат, ловя каждый шорох, каждую хрустнувшую ветку. И оглядываются, в надежде не увидеть за спиной свет факелов.
Кругом черно. Разве что снег едва сереет в темноте. Луна плюнула на утопающую в снегу шайку и, укрывшись хвойным одеялом, отвернулась на другой бок.

+6


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Dum spiro spero [Север.Винтерфелл. Зимний городок. 25.08.298]