Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » После правосудия короля [Красный Замок. 09.09.298]


После правосудия короля [Красный Замок. 09.09.298]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


После правосудия короля

Дата:
09.09.298. от З.Э.

Место:
Королевская Гавань. Красный Замок. Внешний двор

Действующие лица: Лорас Тирелл и Руфина Ланнистер (Дэйнерис Таргариен)

Краткое описание:
Действия Джоффри Баратеона заставили многих задуматься  о будущем Семи Королевств.

0

2

Кто бы мог подумать, что однажды Лорас, всегда лишь потешавшийся над манерами и поведением Станниса, однажды будет искренне ему благодарен. И вот этот день настал. Неизвестно, чем бы сегодня кончилось дело, если бы не вмешательство старшего брата Ренли: он мало того что спас конечности, а то и жизни лорда Штормового предела и леди Старк, так ещё и уберёг Королевскую Гавань от войны, по крайней мере, уменьшил количество поводов для неё настолько, насколько это оказалось возможным ввиду поведения короля Джоффри.
Станнис никогда раньше не вызывал у Лораса положительных эмоций, но сегодня Тирелл проникся к деснице короля чем-то вроде уважения. И Баратеон оказался не единственным человеком, мнение о котором сегодня у многих поменялось.
"Джоффри совершенно безумен".
Не то чтобы Лорас когда-то был высокого мнения о Ланнистерах в целом и о старшем отпрыске Серсеи в частности. Но события сегодняшнего суда окончательно убедили Тирелла в справедливости своих суждений. Объявить суд поединком, выставить против Мартелла одного из лучших бойцов Королевств, и после победы Оберина всё равно казнить его. Нет, Лорас и Мартелла никогда не любил, не был щепетилен в вопросах религии, но устроить бой, призвав Богов в качестве судей, а потом прилюдно наплевать на их мнение? Мощно, нечего сказать. Настроить против себя Север, Дорн, Штормовой Предел и оставшихся Баратеонов, в том числе своего же десницу? Вдвойне мощно.
Лорас же, услышав угрозы Джоффри в адрес леди Старк и Ренли, и сам заметно напрягся. Уже даже прикинул свои возможные дальнейшие действия, представил: можно сделать всего пару шагов, выхватить меч и одним движением прервать жизнь нелюбимого народом короля. Дело пяти минут, на самом-то деле.
"А потом тебя возьмут, осудят и казнят", - оборвал свои же размышления Лорас, сжимая ладони в замок и чуть прищуренными глазами продолжая неподвижно наблюдать за развивающимися событиями.  Семье и без этого проблем хватает.
Хотя... Джоффри мало кого устраивал на месте короля. А когда человек не нравится сразу всем, от него так или иначе избавляются, осталось лишь подождать, пока у кого-нибудь хватит сил и решительности сделать последний шаг к смене власти.
Лорас, сколько себя помнил, всегда хотел в Гвардию. Наверное, в детстве он идеализировал образ рыцаря, достойного клятвы королю и служению королевству, оттого так страстно мечтал о белом плаще. С возрастом желание попасть в ряды лучших никуда не исчезло, но какие-то умные мысли всё же в голову Лораса дошли, романтизм ушёл окончательно, наивный подход - тоже.
Стать членом Гвардии - значит принести присягу королю. А Лорас совсем не был уверен, что хочет хоть в чём-то клясться такому сумасшедшему как Джоффри, и раньше не хотел, а уж после сегодняшней выходки потерял последнее желание.
Приказы правителя гвардейцами не обсуждаются. Джоффри же, хоть и был редкостным негодяем, неплохо разбирался в людях, точнее, прекрасно видел их слабые стороны. Если Тирелл войдёт в Гвардию, он фактически вверит свою волю королю, и только Богам известно, как этим воспользуется текущий правитель, унаследовавший от своей матери все самые плохие черты характера. Официально, конечно, Лорас должен будет отказаться от фамилии, наследства и прочих благ - фактически же родственником членам своей семьи быть не перестанет. Так подставить всех Тиреллов? Слишком непродуманно, не надо быть гением, чтобы это понять.
После суда все выглядели ошеломлёнными. Всего за полчаса Джоффри умудрился настроить против себя чуть ли не полмира, причём нельзя сказать, что до сегодняшних событий он был хоть сколько-нибудь популярным правителем. При дворе его старались не обсуждать, помня об особенностях характера короля, но общее настроение было понятно.
Стоявший после суда на втором этаже Лорас оторвался от перил, на которые до этого момента облокачивался, и сделал шаг назад. Народа в зале оставалось немного, большинство поспешило ретироваться, оказаться подальше от места недавних разборок.
Лорас развернулся, снова шагнул назад - и вовремя обнаружил перед собой незнакомую леди, с которой едва не столкнулся из-за своё поспешности.
- Прошу прощения, леди, - Лорас слегка наклонил голову. С женщинами у него получалось быть вежливым куда лучше, чем с мужчинами. - Я немного... невнимателен сегодня.
Попытался вспомнить её имя - тщетно.
- Вы недавно при дворе?
Лицо девушки ему было не знакомо. Не то чтобы у Тирелла была уникальная память, он и всех своих дальних родственников не помнил, не то чтобы жителей Королевской Гавани. Но уже больно запоминающейся была внешность стоявшей перед Лорасом девушки: красивая молодая блондинка с совершенно необычным оттенком волос. Лично они знакомы точно не были.

+7

3

Весть о том, что в стенах Красного Замка состоится суд поединком, застигла Дейнерис, как и всех жителей, с самого утра, когда большинство еще за завтрак не взялись. Служанка Дени, как раз заплетала волосы и готовила дневной наряд, когда вторая проговорилась о том, что судьба Оберина Мартелла передана в руки богов.
- Так и надо ему, - ухмыльнулась тогда Сира, пытаясь вплести в волосы золотые цветы, подаренные Джоффри в знак извинения. – Этот безбожник проиграет.
- Да, Семеро никогда не встанут на защиту того, кто отрекся от них, - подтвердила Хлои.
Дени на это только и оставалось, что сдержано кивнуть. После общения с капитаном личной гвардии принца дорнийского последняя из Таргариенов не знала, как стоит реагировать на все происходящее. С одной стороны, она была очень зла на Оберина за то, что он сделал с Визерисом (пусть сир Сэнд сказал, что убили ее брата Серсея и Станнис, от этого крови дракона на руках принца меньше не стало), а с другой стороны, она пыталась понять, почему он так поступил, и все размышляла и размышляла над словами рыцаря о том, что Красный змей просто не желал садить на трон очередного безумца. Но разве Визерис был безумен? Да, был. Ведь только лишенный ума может так спокойно отдать единственного родного человека дикарю в обмен на обещание. «Слова – ветер». Со временем Дени сменила жалость и скорбь по брату на злость и ненависть. Он не был настоящим драконом. «Бледная тень да и только».
«Пусть боги берегут Оберина Мартелла».
*** *** ***
После урока танцев Дейнерис вместе с другими фрейлинами Ее Величества отправилась во двор, где должен был состояться суд. Духота стояла неимоверная, но кажется, она совсем не утомляла собравшихся. Все от прислуги до Лордов были заняты обсуждением происходящего. Дени тоже поддерживала беседу, пусть она и не знала ничего о принце дорнийским, зато видела в бою сира Джейме. Тогда на лугу возле ворот Пентоса он был словно воплощением Воина. Вот как должен выглядеть настоящий дракон.
Джоффри одарил ее улыбкой, занимая место на помосте рядом с королевой. Дени, как и полагается леди, слегка покраснела, отводя взгляд. Все-таки кронпринц очень хорош собой, и Бурерожденная ждет не дождется, когда станет его королевой.
«Возможно, тогда своей лаской я смогу укротить в нем зверя».
Все мысли отошли на второй план, когда на поле вышли бойцы. Принц Дорна был хорош в своих легких доспехах из змеиной кожи, но по сравнению с сиром Джейме в золотых доспехах – он всего лишь жалкая тень.
- Какой он… - Дени прикусила язык, боясь что ее мысли в слух могут услышать. Пусть во дворе и стоял шум, но у королевы везде есть свои люди – это Таргариен очень хорошо усвоила.
Сир Джейме и принц Оберин сошлись в бою, и у Дейнерис перехватило дыхание от происходящего.
*** *** ***
Она еще долго не могла прийти в себя. Все смотрела на арену залитую кровью дорнийцем, а затем все-таки набралась смелости и перевела взгляд на ложу, где сидел будущий король. Джоффри, как и королева и десница, уже покинули свои места, что свидетельствовало о том, что суд закончился и зеваки могут расходиться. Многие так и сделали, отчего возле выхода сотворилась очередь из лордов и леди. Дени тоже наконец-то поднялась со своего места и направилась к выходу, все прокручивая и прокручивая в голове события сегодняшнего дня. Она запуталась, и ей нужен кто-то, кто поможет во всем разобраться. Вот только в Красном замке таких людей нет. Никто в столице, а может теперь и во всех Семи Королевствах не сможет дурное слово сказать против короля. «Разве что Станнис», - но что-то Бурерожденной подсказывало, что после сегодняшнего выступления он недолго проходит в статусе десницы. «И хорошо, если совсем не лишится головы».
- Ой, - Дени растерянно поднимает глаза верх и, как ее учили, улыбается незнакомцу, - простите, это моя вина. Я тоже сегодня… слишком невнимательная.
Дени еще раз осматривает своего собеседника. Она тоже его не знает, но видела в компании сира Гарлана, когда опять подсматривала за тренировкой рыцарей. «Может это его младший брат?». Дени не знала, но спрашивать не спешила.
- Да, только прибыла в конце четвертого месяца, я Руфина Ланнистер, фрейлина королевы-регент, а вы, милорд, из Простора будете?
Из Тиреллами прибыло много рыцарей и лордов, что совсем не нравилось Серсеи.

+7

4

"Почти полгода назад". Вполне приличный срок, нельзя назвать девушку новоприбывшей ко двору, но не удивительно, что Лорас её не помнил. Его уже давно носило из Хайгардена в Королевскую Гавань, оттуда в Штормовой Предел, и снова по всем локациям в произвольном порядке. Запомнить всех пребывающих ко двору людей просто физически невозможно.
"Ланнистер?" Лорас приложил все усилия, чтобы сдержать своё удивление: как-то не похожа была Руфина на девушку из этой семьи. Общие внешние черты были присуще всей семейке, а стоявшая перед Тиреллом леди как-то выбивалась из этого стройного ряда. И оттенок волос не тот, и черты лица... Странно. Но, тем не менее, с Руфиной стоит быть осторожнее, Ланнистеры большой любви к Тиреллам не испытывали никогда, а в последнее время союз держался на честном слове, и напряжение между семьями с каждым днём всё возрастало.
- Позвольте полюбопытствовать, кем же Вы приходитесь королеве-регент?
Вот уж к кому не получалось относиться хотя бы нейтрально: Серсея за последние несколько месяцев устроила Тиреллам столько проблем, сколько не доставил ни один другой человек во всех Королевствах. По всем фронтам проиграла: и с отца лишнего стрясти не получилось, и Маргери ко двору не приблизила, так ещё и бабушка требования королевы перевернула в сторону Тиреллов. "А после сегодняшнего проигрыша Джейми Ланнистера злости в Серсее только прибавится". Пускай рычит, пока не страшно.
Мысли о сестре отозвались неприятным холодом: была бы воля Лораса, он был бы не в Королевской Гавани, а где-то на полпути в Винтерфелл. Увы, не всё всегда складывается так, как хотелось бы младшему сыну лорда Хайгардена. Интересно, Гарлан уже сожалел, что рассказал всё брату? Клятвенно пообещавший ничего не предпринимать Лорас действительно не взял коня и не поскакал в гордом одиночестве на Север - хотя очень хотелось перестать оттягивать поездку и заняться, наконец, чем-то полезным, вызволением сестры из плена, например.
А Тирелл всё ждал. Поездки Уилласа, решения отца, мнения бабушки, суда над Мартеллом - причин для задержки оказалось чересчур много. И если Лорас клялся не предпринимать ничего без согласования с Гарланом, то вот не капать старшему брату на мозги он не обещал. Чем методично и занимался последнюю неделю.
Самого Лораса ничто в Королевской Гавани не держало, и он искренне надеялся, что после суда над Мартеллом и Гарлан сможет посчитать свои обязанности перед короной выполненными. Иначе придётся честно предупредить брата, что у одного кудрявого паренька окончательно кончилось терпение, взять коня и покинуть Гавань, пускай даже и в одиночестве.
Стоит отметить, что единственное, что Лораса реально заинтересовало за последнюю неделю - это сам поединок, не его исход. Копейщик против мечника, оба прославленные воины - и к обоим Тирелл не испытывал никаких симпатий, так что сражение мог смотреть спокойно, не рефлексируя. Просто зритель, наблюдатель, которому действительно всё равно, кто из противников победит и какими ранениями окончится бой.
Стоило признать, сражение было стоящим, а его исход для многих оказался неожиданным. Лорас же не сдержал едва заметную усмешку, почему-то его всегда забавляли неудачи Джейми Ланнистера. Прославленный рыцарь, гордость дома Ланнистеров - но и его можно выбить из седла, и победить в поединке перед ликом Богов.
Мартелла, увы, победа не спасла.
- Совершенно верно, леди Руфина, - мужчина удостоился бы нелестного комментария, если бы не узнал одного из отпрысков Мейса, женщине - простительно. К леди получалось относиться не то чтобы снисходительно, но с большей теплотой. Не ко всем, конечно, той же Серсее не прощалось ни единое резкое слово - но то разве женщина? Демон в платье, как с ней Роберт вообще жил... - Сир Лорас Тирелл.
"Руфина Ланнистер". Слышал же где-то это имя, вспомнить бы, кто что про неё рассказывал.
Ответ пришёл сам собой.
- Кажется, вы знакомы с..., - "Семеро, а кем мне Лионетта приходится?" Невесткой? Неважно, - женой моего старшего брата, леди Лионеттой.
"Милая девушка", - сказала тогда дочь лорда Фоссовея. Хотя Лорас от неё вообще ни в чей адрес никогда не слышал ничего плохого - сама добродушно настроенная к обществу, Лионетта и в окружающих старалась замечать только хорошее. Она, кажется, даже к Серсее относилась ровно,  упоминала, что её с детства сравнивали с дочерью Тайвина и, судя по всему, в таком сравнении  ничего плохого не видела. Это Лорас никогда не понимал, что такого лестного для себя он должен услышать в сравнении с тем же Джейми, у Лионетты амбиций было поменьше.

+6

5

«И вы туда же!».
Дейнерис опустила глаза в пол, пряча свое разочарование, а еще у нее очень неудобное платье, в котором легко запутаться и разбить нос, так что приходится смотреть под ноги, а не восхищаться красотой вокруг. Но все же, не смотря на то, что попыткам выглядеть женственно даже в этой толкучке из лордов и леди всевозможных мастей, Бурерожденной удалось уловить еле заметные, но все-таки заметные изменения в голосе юноши. Если до этого он был вежливым потому, что сам того хотел или по-другому с дамами не мог), то стоило только упомянуть львов из Западных земель, так тут же вежливость стало из разряда необходимости. А может и не стала. Может, Бурерожденная просто себе накручивает. Просто за то время, что она провела в замке, девушка начала кое-что понимать, например, что все вокруг боятся Ланнистеров и пытаются говорить о них только в положительном ключе, даже те, кто презирает и ненавидит выходцев из Западных земель, в стенах Красного Замке превращаются в послушных овец. «Услышь мой рев», - гласит девиз дома Ланнистеров, и да, их рев действительно слышен.
Это сначала заставляло Таргариен восхищаться, ведь Семь Королевств будут покорны только до тех пор, пока боятся власти. Но чем больше она размышляла об этом, то тем больше понимала, что при таком раскладе ей никогда не забраться выше своего короля. А где видано, чтобы дракон служил льву? Нет, так не должно быть. Она должна править сама, но Дейнерис не знает как. «Был бы у меня настоящий дракон…». Тогда бы ей не пришлось прикидываться дурочкой-фрейлиной, она бы могла смыть краску с волос, перестать капать белладонну в глаза и занять Железный трон. И никто бы ей не стал перечить. Ведь никто не хочет разбудить дракона. Но драконы мертвы. «Как и весь дом Таргариенов».
От грустных мыслей Дени отвлек голос собеседника. Она понимающе кивнула. «И почему всем так хочется знать, кто мои родители?» - этот вопрос ей разве что придворный шут не задал. Дени уже воротило от него, но надо. «Еще рано, дитя мое. Эти овцы не готовы ко встречи с драконом», - говорила ей Серсея Ланнистер каждый раз, когда Дени жаловалась ей на очередного лорда, которому в бедной девочке из Ланниспорта, что-то показалось странным и непонятным.
- Я из младшей ветви Ланнистеров. Мой отец был героем Войны Девятигрошовых королей, он убил Эбенового Принца, за что лорд Титос Ланнистер даровал ему земли и мельницу. – Эту историю придумала самолично королева, но Руфинна ее немного приукрасила, сделав своего отца героем. Недавно она читала об этой войне и знала, что Ксобара Кхокуа убил кто-то из Речных земель, кажется, из предателей Талли, но это же такие глупости! – Восемь месяцев назад корабль моего отца разбился в заливе Работорговцев, и королева-регент, узнав о моем горе, взяла меня под свое крыло. Королева-регент Серсея Ланнистер очень добра и справедлива, - так говорили все и Дени тоже, но вот, кажется, мало кто думал так на самом деле. Отчего Бурережденная действительно недоумевала, ведь львица действительно умная и хорошая. Если бы не Серсея, то Дейнерис сейчас умерла в степях за Пентосом. Она ее вытащила из-под этого варвара и обещала сделать королевой.
Кто-то из гостей толкнул ее в плечо, отчего девушка поддалась вперед и чуть не упала. Чем ближе они были к выходу, тем больше вокруг было людей и тем как-то не по себе было последней из Таргариенов.
- Тот самый Рыцарь цветов? – озарило Дейнерис, когда она услышала кто перед ней, - Джоффри... то есть король мне рассказывал о вас. Он говорил, что вы один из лучших рыцарей нашего времени и уверял меня, что именно вы победите на турнире, - еще от служанок она слышала грязные слухи о третьем сыне лорда Хайгардена и самом младше брате короля Роберта , но о током лучше помалкивать. – Вы примите участие в турнире? Король будет очень доволен увидеть вас среди участников. А с леди Лионеттой я действительно имела честь познакомится, она очень мила и учтива, а еще очень любит вашего брата, - Дени улыбнулась. Хотелось, чтобы и Джоффри ее так же любил.
Кто-то опять толкнул ее, и на этом Ден пришлось замолкнуть и все-таки начать смотреть себе под ноги. Рядом красовался лютоволк Старков.
«Моя бы воля, все эти волки давно бы передохли».

+7

6

Промелькнувшее на лице Руфины разочарование от внимания Лораса не ушло. Наверняка и леди заметила изменившийся тон голоса Тирелла, стоило ему услышать фамилию девушки - притворство сильной стороной рыцаря никогда не было. Его поведение можно понять: сложно не проникнуться речами бабушки, когда она чуть ли не с рождения постоянно говорила внуку, что нельзя никому доверять, если его фамилия - не Тирелл.
Ровнять всех Ланнистеров и их родственников под одну грёбенку, однако, тоже было бы неразумно. Ренли, к примеру, рассказывал, что Томмен и Мирцелла - славные добрые дети. О Джоффри он подобного никогда не говорил, так что в этом вопросе в объективности Баратеона сомневаться не приходилось.
И сказать бы, что отпрыски Серсеи - лишь на половину Ланнистеры, но если верить слухам, крови Роберта в них и вовсе нет. А сплетни, особенно грязные, из воздуха не берутся.
Ответ Руфины звучал логично и как-то... заученно? Наверное, так. Впрочем, Лорас в подробности биографии девушки сильно вдаваться пока не собирался - если она сейчас говорит подготовленную заранее речь, значит, ей есть что скрывать. И едва ли Руфина сразу поддастся на природное обаяние Лораса и в первую же встречу расскажет ему всю правду - ту самую, что, вполне вероятно, неугодна Серсее.
- Я вовсе не хотел обидеть Вас своим вопросом, - Лорас подбадривающе улыбнулся Руфине. Похоже, только ленивый не задавал ей вопросов о происхождении и степени родства  с королевой и будущим королём. Даже если Руфина не говорит всей правды, её можно понять - Королевская Гавань не то место, чтобы доверять едва знакомым людям. Вокруг столько лжецов и притворщиков, что свои тайны безопаснее хранить в секрете.
- О да, доброты и справедливости Её Величеству хватает, - тон остался ровным, а вот губы скривились в невесёлой усмешке.
Руфина, судя по всему, далека от политики - о хороших качествах, что якобы присуще Серсее, она говорит искренне, явно веря в свои слова. а разговаривает с одним из Тиреллов. С представителем той самой семьи, чьего лорда совсем недавно арестовали, держали в Королевской Гавани, и кому выдвигали совершенно чудовищные требования. Причём не имея на то никакого права: свадьба Маргери была лишь поводом, чтобы сорваться.
Вот вам доброта и справедливость. "Не повезло Вам, леди". Серсея в разговорах с Руфиной явно носила маску хорошей порядочной женщины, а значит, ей что-то от дальней родственницы было нужно. "Не шпионит ли?" Вот теперь надо быть вдвойне осторожным.
Лорас Ланнистеров не боялся и лебезить перед этой семейкой не собирался: не было в нём столько такта, терпения и актёрского мастерства, чтобы вести долгие разговоры с неприятными ему людьми и не сорваться как минимум в насмешливый тон. Благо, третий сын - не настолько значимая фигура в семье, чтобы его вызывали на аудиенции к коронованным особам: политические роли должны были достаться Уилласу и Гарлану.
- Соболезную Вашей утрате, - просто вежливая фраза, но звучит вполне искренне. Семеро пока миловали: Лорас не терял близких людей, но совсем недавно угрожали отцу, а сейчас Маргери находится в опасности - горе Руфины, потерявшей семью, он и близко не понимал, но сочувствие это вызывало.
"Джоффри, значит". Интересная фамильярность - короля назвать по имени. Лорас без титулов разве что к самым близким родственникам обращался, а вот представить, что он прилюдно хотя бы лорда Штормового Предела просто по имени позовёт, было странно. Сплетники бы порадовались - хотя, может, всего лишь обвинили бы Тирелла ещё и в нарушении правил этикета. Бабушка была бы в ужасе.
- Не знал, что король обо мне такого мнения.
Наверное, похвала от будущего правителя должна была бы Лорасу польстить, но его, скорее, насторожил сам факт внимания Джоффри к его персоне. У златоволосого мальчишки, ровно как и у его матери, строение челюсти не позволяло кого-то искренне хвалить. Значит, или Джоффри в скором времени что-то внезапно от Лораса или от Тиреллов потребуется, или будущий король на самом деле не похвалу имел в виду. Может статься, что милая леди Руфина превратно поняла слова львёнка - похоже, в ней злости и притворства Ланнистеров не было. 
На толкнувшего девушку гостя был брошен строгий взгляд - куда спешит? Что, ворота закрывают, боится опоздать? Так торопится, что леди толкать нужно?
- Вас здесь скоро затопчут, - очередной толчок мимо внимания Лораса не прошёл. - Как Вы смотрите на то, чтобы выйти из замка наружу?
Сам по себе лютоволк никаких эмоций у Тирелла не вызвал - а вот ассоциативный ряд выстроился практически мгновенно. "Зима близко, чтоб их..." Если сейчас лето - то Старков можно поздравить, не того они боялись. Это сейчас, не в зиму, над красавицей Сансой издеваются при дворе, леди Кейтилин прилюдно получила свою порцию "любви" от Джоффри, Риккон умер в родном Винтерфелле, а судьба остальных туманна и неизвестна.

Отредактировано Loras Tyrell (2018-02-03 12:13:26)

+7

7

- А вы и не обидели, - все так же любезно и спокойно говорила последняя из Таргариенов. Хотя казалось бы, девушка, потерявшая родителей, должна вести себя совсем по-другому: заплакать или хотя бы опечалиться для виды, но как можно страдать по человеку, которого никогда не было? Да, можно пустить слезу по своему отцу, но она его не помнит. А воспоминания Визериса – это урывки из его жизни, не ее. К тому же, она кровь от крови дракона. А где видано, чтобы драконы плакали. Только пламя, только кровь. Месть. Гордость. Но не жалость. – Всем нам когда-то придётся научиться терять близких людей. Как говорится, Valar Morghulis.
Фраза на высоком валирийском прозвучала как угроза - это хорошо, так и задумывалось. Ее наивный старший брат жил надеждой, что Дорн и Простор еще помнят о драконах, и стоит только им заявить о своих правах на Железный Трон, как Мартеллы и Тиреллы тут же вручат им свои армии, военные корабли и осыплят золотом. «Страна поднимется на защиту своего законного короля. Тирелл, Редвин, Грейджой любят узурпатора не больше, чем я. Дорнийцы рвутся отомстить за Элию и ее детей. Простонародье поддерживает нас. Они всегда за короля». Да, за короля, но только того, кто раздает подарки и милости, а не требует и отнимает. Это заставило Дени на мгновение погрустнеть. Чтобы править, ей надо сбросить с престола Джоффри, а как это сделать без поддержки? Да никак! Лев покорит дракона всем овцам на смех!
Гнев на себя и на безвыходную ситуацию, в которую Таргариен попала, Бурерожденная сдерживала. Где-то глубине сознания она понимала, что еще может переиграть ситуацию.
«Просто надо всем показать, что я лучше Серсеи», - а для это надо быть милой и находчивой. С первым у Дейнерис не было проблем. Еще брат говорил, что она очень красивая, что у нее настоящая валирийская красота, но вот с умом… У Таргариен язык не поворачивался назвать себя глупой, просто она еще молода и мало в чем смыслит. «Но ничего, возьму красотой и вежливостью», - и начать девушка решила с этого прелестного Тирелла.  Молодые рыцари всегда же такие падкие на юных миловидных леди, так ведь?
- Да, он очень много говорит о вас, даже сравнивал с сиром Джейме Ланнистером.
Вот хотя бы здесь ей не пришлось врать. Джофф ей все уши прожужжал о том, какой сир Лорас Тирелл превосходный, и что он его желает видеть среди своих королевских гвардейцев. «Кстати об этом…»
- Скажу по секрету, - Дени понизила голос на несколько тонов, чтобы придать всему таинственности и загадки, - король очень жалеет, что гвардейцев должно быть именно семь, а не восемь. Вам бы пошел к лицу белый плащ, сир Лорас.
Предложение выйти из замка Дени приняла с насторожённостью и даже страхом. Даже огляделась вокруг, чтобы убедиться, что никто кроме нее больше слов Тирелла не слышал.
- Нет, сир, поверьте мне, это плохая идея. Не стоит, - Дени набралась смелости, подхватила юбки и что есть сил начала проталкиваться вперед.

+6

8

Для человека, который недавно потерял отца и в целом круто изменил свою жизнь, держалась Руфина очень достойно. Ланнистер ещё молода, возможно, младше Тирелла, а уже философски смотрит на мироздание, как будто привыкла к тяжёлым потерям и сложной судьбе. Лорасу бы хоть часть такого самообладания, вся семья вздохнула бы спокойно.
"Как говорится - что?" На каком языке была произнесена последняя фраза? Это что, валирийский? Возможно... Лорас им не владел, но готов был признать, что звучало грозно. А вкупе с предыдущей фразой - так и вовсе зловеще. Терять дорогих людей когда-нибудь придётся, с этим не поспоришь, но как бы слова Руфины не оказались пророческими, и эта участь не настигла Тирелла уже в столь молодом возрасте. А может, у Лораса уже просто нервы шалят, и во всём видится угроза семье.
- И что это значит?
Сложно вести диалог, когда ты чего-то не понимаешь. Хотя, если Лорас не ошибся, и фраза звучала на том самом варилийском, что когда-то заставляли учить побеждённых, то это очень редкое знание. В Вестеросе найдётся не так много людей, что владеют этим языком. Тирелл даже не был уверен, что среди его знакомых такие люди вообще есть: разве что Уиллас, возможно. Наследник Хайгардена знает всё на свете, может быть, в своём стремлении к знаниям даже валирийский выучил.
Руфина открывалась всё с новых сторон, это вызывало живой интерес да и в целом любопытство к её персоне. "Дальняя родственница, которая прилюдно зовёт короля по имени и так много знает?" Многое при дворе базировалось на слухах: если бы Джоффри заявлял о своём отношении к Лорасу прилюдно, это было бы общеизвестным фактом. А Тирелл ничего такого не слышал.
Ну и куда же без сравнения с сиром Джейме. Интересно, как к ним относится сам Ланнистер - поговаривали, что брат Серсеи тот ещё гордый человек. Вряд ли он забыл, как однажды на турнире был выбит из седла мальчишкой, и едва ли ему удавалось игнорировать дальнейшие насмешки. Лорас, однако, признавал талант Джейме Ланнистера, отрицать его способности мог только слепой или идиот. Но в разы больше Тирелла восхищал сир Барристан Селми - вот уж легендарный рыцарь, великолепный воин да и просто живая легенда. Неудивительно, что именно этот мужчина уже столько дет занимает место лорда-командующего Королевской Гвардии. Сложно найти человека более достойного. Но из уст Джоффри сравнение с Джейме Ланнистером могло даже считаться... лестным? Наверное. Серсея оказывала на сына определённое влияние, а значит, кронпринц считает своего дядю просто непревзойдённым воином.
Плащ гвардейца - белая мечта Лораса с малых лет, с тех самых пор, как он взял в руки деревянный меч и понял, что тренироваться ему нравится в разы больше, чем просиживать за книгами. Лорас не был дурачком в семье, просто у него не было тяги к наукам. Тирелла практически невозможно было заставить сделать что-то, к чему он не испытывал бы интереса; вот и получилось, что в некоторых сферах учебного процесса у парня образовался провал. Он, к примеру, разбирался в истории - как же битвы, союзы, легенды о великих рыцарях не могли не захватывать, обладал обширными знаниями в геральдике, но многие другие науки столь бурного интереса у Тирелла не вызвали.
- Жаль, но в гвардии свободных мест нет, - по крайней мере, пока. Действия Джоффри предсказать было сложно, а ведь через два дня его официально коронуют, и кто знает, какими будут первые указы нового правителя.
Понять бы, жаль Лорасу или нет: слишком рискованно присягать короне, пока она на голове Джоффри, но отказываться от мечты Тирелл тоже не мог. Он всю жизнь прилагал максимум усилий именно для того, чтобы однажды надеть белый плащ, и своих планов он менять не собирался, что бы бабушка не говорила о глупых горделивых мальчишках, что хоронят все свои перспективы службой в гвардии. Лораса так и подмывало спросить, неужели, по мнению Оленны Тирелл, женитьбой он себя похоронит в меньшей степени.
Королевская гвардия... элитные воины, личная охрана короля, образец для подражания. Ради этого стоит отказаться и от перспективы завести собственную семью, и от земель, и от наследства. Особенно когда ты третий сын и отказываешься, по сути, только от первого.
Когда-нибудь Лорас наденет белый плащ. Сейчас же у него другие приоритеты -  семья на первом месте, особенно если речь идёт о сестре.
- Да? И почему же? - Тирелл усмехнулся, но пошёл за целенаправленно идущей куда-то Руфиной. Предложение выйти из замка девушку, похоже, напугало, знать бы её, в чём причина такой реакции. Не могли же Руфине запретить выходить из замка, глупость какая, в самом деле.
Непонятно, куда она сейчас направляется, но раз уж леди хочет...

+6

9

«Как, вы не знаете? Но ведь это высокий валирийский!».
Дени не стала скрывать свое удивление. Она смотрела на рыцаря как баран на новые ворота. Отчего-то Бурерожденной казалось, что вся знать в Семи Королевствах, представители Великих домов так точно, должны спокойно говорить на Валирийском. Ведь не зря же Визерис обучал ее с самого детства именно этому языку, а не этикету или геральдике. Как он там говорил: «в Таргариенах течет кровь древний Валирии, мы не должны об этом забывать». И Дейнерис не забывала ни на мгновение, она кровь от крови дракона, истинная наследница Семи Королевств. И, кажется, только что она выдала себя с потрохами. Тиреллы, как и Ланнистеры, наследники андалов, Старки – первых людей, так отчего же им беседы на заморском наречии вести? «Так же, как незачем простой девушке из Ланниспорта». Таргариен прикусила губу, надеясь, что Семеро помогут ей выкрутиться из такого конфуза, но все, на что хватило ума у девочки, – честно ответить на вопрос:
- Это приветствие в Браавосе. Оно означает: «Все люди смертны» или «все люди должны умереть». А отвечают на нее: «Valar Dohaeris». Это означает: «все люди должны служить». В Ланниспорт заходит много кораблей из Браавоса, вот я и наслушалась. В Просторе разве не так?
Дени очень хотелось узнать о других частях ее королевства. От Лионетты она уже знала, что Хайгарден – это просто сказочный замок, над которым всегда безоблачное небо, а вокруг сады роз. От Сансы Старк она наслушалась о Севере и Винтерфелле. Раньше ей это место казалось диким, мрачным и холодным, но теперь она знала, что все там не так плохо, есть там свои восхитительные места. Но женщины всегда склоны к идеализации. Мужчины же смотрели на мир более реалистично.
- Вы же побывали на многих турнирах, где вам в Семи Королевствах понравилось больше всего?
Слова о том, что очень жаль, что в Королевской Гвардии нет свободных мест заставили ее опять ухмыльнутся. Дени даже подумала, что стоит опять напомнить, как говорят в Браавосе, но все-таки сдержала язык за зубами. Последняя из Таргариенов пожала плечами, молча соглашаясь с тем, что да, очень жаль, что для столь красивого и храброго юноши пока не найдется белого плаща.
- Потому что там опасно, сир Лорас, - Руфина остановилась, глядя прямо на своего нового знакомого. – Очень опасно. Послушайте, - она перешла почти на шепот. – Сдается мне, что вы хороший человек, и я не хочу навлечь на вас беду, поэтому, прошу вас, давайте поменяем тему.
Рядом прошел гвардеец в малиновом плаще, и Дейнерис почувствовала, как по спине пробежался холодок.
«Что же я наделала?». Теперь королева точно узнает, что она беседовала с Тиреллом.

+6

10

Какое-то время они смотрели друг на друга в полнейшем недоумении. "Такое впечатление, что я не знал общеизвестного факта". Как если бы Лорас вдруг спросил, а кто такие Ланнистеры и где находится Ланниспорт. Как выяснилось несколькими секундами позже, градус взаимного удивления в разговоре был ещё не на пределе: Тирелл выслушал ответ Руфины и, кажется, озадачился ещё больше.
- Простор связывают обширные торговые отношения со многими землями, но все говорят на общем языке.
"И я никогда не слышал такого приветствия". Очень странно, что леди из Ланниспорта знакома с языком людей из Браавоса - кто бы её этому учил? Она что, лично присутствовала при переговорах с торговцами из вольного города, которые по неясным причинам говорили на родном языке, наслушалась их речи, а затем нашла кого-то, кто смог бы объяснить значение этих слов?
В Староместе, к примеру, тоже было много торговцев, это всё-таки один из крупнейших портовых городов Семи королевств, и, возможно, кто-то из приехавших разговаривал на других языках, но Лорас, даже при всём его врождённом любопытстве, в чужое наречие не вслушивался. Это знание в любом случае было бы ему бесполезным - учить язык он бы не стал, а знание нескольких фраз ему бы нигде не пригодилось. К тому же Тирелл не любил не завершать начатое: взялся за что-то, доводи до конца, а не ограничивайся начальными знаниями или умениями в какой-либо области.
Руфина тем временем перевела тему, а Лорас решил не возвращаться к Браавосу и неясному ему наречию. Но фразы запомнил - на что Тирелл никогда не жаловался, так это на память.
- Боюсь, что рассказчик из меня посредственный. Да и во время турниров не всегда получалось составить своё мнение о городе, в котором он проводился. Чаще участники приезжают незадолго до турнира, остается время только на то, чтобы поприветствовать всех знакомых и важных людей, а уезжают обычно на следующий день по его окончанию. Полноценное мнение я имел возможность составить о Штормовых Землях, где проводил много времени, пока был оруженосцем, и Королевской Гавани. И Просторе, конечно.
Турниры же, по сути, друг от друга отличались мало, общий принцип всегда был одинаков. В Просторе, безусловно, проводились чаще и были богаче, что касалось как награды победителю, так и общей организации события - отец знал истинные доходы своих земель и знал, сколько может позволить себе потратить на "развлечения". Выходила огромная сумма, превышающая суммарный годовой доход многих других земель.
- Леди Лионетта наверняка уже рассказывала Вам о Хайгардене, только вот одним замком наши красоты не ограничиваются. Но я думаю, всегда лучше иметь возможность составить своё мнение - люди предвзяты, да и вкусы у всех отличаются. А Вы, я так понимаю, до своего переезда в Королевскую Гавань, никогда не покидали Ланниспорта?
Леди вообще редко отличались страстью к путешествиям: большинство из них просто ждали, пока родные устроят максимально выгодный брак и отдадут девушку в заботливые руки супруга. Встречались, правда, исключения, что подтверждали правило - некоторые дамы были бы и рады поездить хотя бы по соседним городам и посмотреть, как живут там люди. Только вот технически организовать такое даже маленькое путешествие было очень муторно: леди не может поехать одна или в сопровождении одного-двух как бы защитников, требуется целая делегация, чтобы и безопасность девушки обеспечить, и не дать начало грязным слухам. Маргери в личных беседах когда-то жаловалась на такие порядки, а на людях изображала скромность и полное удовольствие от всего, что вокруг неё происходило.
Лорас, как бы не любил Хайгарден, наверное, сошёл бы с ума, оказавшись лишённым возможности покидать родные земли. А впрочем, он об этом никогда не задумывался: история не терпит сослагательного наклонения, так что эти предположения никакой ценности не несут.
- Королевства - это не столько земли, сколько воспоминания, о людях, о событиях... Кстати, как Вам жизнь в Королевской Гавани? Большой город, густонаселённый, каждый день несёт много событий, - "спасибо новым правителям, по большей части не хороших". Стоит вспомнить хотя бы сегодняшний суд и становится понятно, что грядут большие перемены - если даже победа на суде поединком не гарантирует сохранения жизни оправданному перед лицом Богов. - Вам здесь нравится больше, чем дома?
Неизвестно, как вела себя Руфина в родном Ланниспорте, но отчётливо прослеживалось что-то странное в её поведении. "Опасно. На улице". Как думалось Лорасу, в Королевской Гавани в безопасности себя может чувствовать только тот, кто находится максимально далеко от Джоффри и его матери, а лучше так вообще не попадается им обоим на глаза. Стоишь ты на при этом на улице или в замке, не имеет ни малейшего значения.
- А Вы не жалуете гвардейцев, - леди настороженно посмотрела на проходившего мимо мужчину, хотя он внешне никакого интереса к её персоне не проявил. Объяснить такого поведения Руфины Лорас пока не мог, но, возможно, что-то прояснится в ходе дальнешего разговора.

+7

11

Все-таки последней из дома Таргариенов с трудом удавалось отвести взгляд от еще одно представителя дома Тиреллов. И Бурерожденная не могла понять, в чем же дело. Возможно, все дело в очаровательной улыбке, светло-голубых глазах, вьющихся волосах и широких плечах. Возможно. А может, Дейнерис увидела в рыцаре из Хайгардена то, что хотела видеть в Джоффри: галантность, смелость, любезность и заботу - но так и не сумела разглядеть эти качества даже под увеличительным стеклом. «Их у него просто нет», - сделала выводы девушка, вспоминая сегодняшнюю казнь.  Она давно поняла, что ее будущий муж немножко кровожаден (он же будущий король!), но сегодня кровь от крови дракона действительно испугалась своей судьбы.
«Почему же Боги так немилостивы со мной?». Она же не просит, чтобы Джоффри был точь-в-точь вылитый Рейгар, она бы согласилась полюбить и такого, как сын третий Хранителя Юга. Но нет, в мужья дракону пихают этого обезумевшего оленя. «Всё в этом мире надо заслужить», - вспомнила она слова королевы-регента и тут же перестала себя жалеть. К тому же, в серебристой головушке уже давно родился план, как стать счастливой и при этом удержаться на троне. Так что действительно нечего просто так слезы лить. Но все же, как ей хотелось, чтобы Джоффри хотя бы немножко походил на сира Лораса.
«Действительно рыцарь цветов».
Дейнерис удается с трудом оторвать взгляд от рассматривания лица выходца из Простора. Все-таки он идеальный. Бурерожденная хлопает длинными ресницами и улыбается, как какая-то сельская простушка, осознавая, что почти не слушает то, о чем там вещает рыцарь. В ее мечтах она уже на троне в платье, расшитом рубинами, на ее голове корона из языков пламени, а по правую руку от нее в белом плаще ее рыцарь цветов. Красота ведь! «И эта сказка когда-то воплотится в жизнь».
Дени улыбнулась то ли словам рыцаря, то ли своим мечтам. Затем о чем-то задумалась.
- Увы, сир Лорас, многие годы мои познания о Семи Королевствах ограничивались Ланниспортом, - красиво соврала Бурерожденная, подавляя в себе желание взять Тирелла под руку. – Леди не может себе позволить вот так взять и ускакать в соседний замок или в соседние земли. Разве что, если у нее есть дракон. Но ведь, - она опять поглядела в эти глаза цвета неба, - драконы вымерли. По крайней мере, так говорят. А Королевская Гавань… Это теперь мой дом, - «Мой второй дом, который у меня отобрали». Первым был и остается Драконьей Камень. – А дом – это же самое чудесное место на земле.
Наконец-то давка закончилась. Вдали Дени разглядела других фрейлин, которые, кажется, кого-то ждали. Разговаривать с Тиреллом дальше – непозволительная роскошь. И пусть ей хотелось еще о многом с ним поговорить, ей придётся откланяться.
- Я просто отношусь к людям так, как они заслуживают, сир, - Дени опять очаровательно улыбнулась рыцарю, а затем, склонив голову, сделала книксен, дабы попрощаться с новым знакомым. – Рада была знакомству и беседе, сир Лорас, но, увы, меня заждались, - короткий взгляд в сторону девиц. – Обещаю, однажды я наведаюсь в Хайгарден, а пока помните: Valar Morgulis.
После этого Бурерожденная, подхватив юбки, направилась быстрым шагом к девицам, которые, кажется, очень были впечатлены судом.

+4


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » После правосудия короля [Красный Замок. 09.09.298]