Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Большой секрет [Королевская Гавань. Красный замок. - 01.09.298]


Большой секрет [Королевская Гавань. Красный замок. - 01.09.298]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Большой секрет

Дата:
01.09.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань. Красный замок. Западный двор

Действующие лица: Лорас Тирелл и Гарлан Тирелл

Краткое описание:
Пришло время и самому младшему из сыновей Мейса Тирелла узнать, что же на самом деле происходит на Севере.

0

2

"Что-то не так".
Эта мысль не покидала Лораса последние сутки, и с каждым новым часом становилась всё более навязчивой. И это, на самом деле, уже о многом говорило.
У Лораса было много достоинств. Он был каким угодно: талантливым, обаятельным, сообразительным - но, увы, не проницательным. Из него никогда не получилось бы хорошего политика, да и в целом управленца. Не хватало деловой хватки, терпения да и умения разбираться в людях тоже. Благо, Лорас в эти сферы никогда и не стремился, для себя он выбрал совсем иное поприще, в котором имел все шансы преуспеть. А, к демонам ложную скромность - он уже преуспел, но останавливаться на достигнутом не собирался.
Но даже такой не чувствительный к смене общественных настроений Лорас догадался, что обстановка поменялась, для Тиреллов так точно. Могло ли это быть чем-то принципиально важным? Сложно сказать: с одной стороны, он хоть и третий, но сын Мейса, а значит, если бы произошло нечто важное, он был бы в курсе, разве нет? Если дело касается только Тиреллов, то эту информацию необходимо оберегать от чужих, что исключает использование писем для передачи новостей, но в Королевской гавани Лорас пока не единственный представитель семьи. Уиллас и Гарлан тоже здесь, а уж наследника Хайгардена точно никто бы не оставил в неведение.
Тем страннее, что Лорас совершенно не в курсе происходящего.
А тут ещё внезапное решение Уилласа о поездке в Хайгарден. Поначалу Лорас как-то даже не удивился такому вроде бы спонтанному желанию старшего брата уехать из Королевской Гавани: был занят своими размышлениями, и на известие младший Тирелл только кивнул, пробормотав что-то утвердительно-одобрительное. А потом задумался: что это вдруг Уилласа потянуло домой? Конечно, в Хайгардене обстановка во много раз комфортнее, меньше интриг, больше всего знакомого и понятного, но старший брат никогда не был склонен к спонтанности. Рассудительный и серьёзный, Уиллас к каждому своему решению подходил очень ответственно - и едва ли так можно охарактеризовать его резкое желание отправиться домой. Старший брат уже начал собираться - да ему вообще никогда не была характерна спешка! Это Лорас, горячая голова, зачастую в одну секунду принимал решения и тут же начинал воплощать их в жизнь. Уилласу подобное поведение было не свойственно - и оно, вкупе с нарастающим непонятным волнением, словно усиливало нехорошее предчувствие.
Ситуацию надо было для себя прояснить. Осталось выбрать, у кого из братьев узнать подробности последних происшествий. Заодно выяснить у этого несчастного, какого демона никто ничего не рассказал Лорасу.
Дико не хватало Маргери - вот кому в голову не пришло бы хранить информацию в секрете, от младшего из старших братьев так точно.
Возможно, всё дело в малой разнице в возрасте, может быть, причина в той схожести, что чётко прослеживалась между Маргери и Лорасом - внешняя была очевидна, внутренняя - тоже очевидна, стоило кому-то пообщаться с обоими младшими детьми Мейса, но доверие между ними можно было назвать абсолютным. Или очень близким к таковому.
С братьями у Лораса были приблизительно равные хорошие отношения. Тиреллы - это не Ланнистеры с извращёнными отношениями друг к другу, колеблющимися от ненависти до греховной любви. Если разговаривать языком клуш, - простите - тех леди, что любят высокие поэтичные и бесконечно банальные аналогии, то розы сложно сорвать, если это целый куст.
Лорас, говоря откровенно, от сравнений с цветами порой уставал. Потому его так искренне веселили комментарии бабушки о розах, что лепят куда надо и не надо - от вышивки на одежде до форм пирогов. Мысленно поддерживал леди Оленну в этих суждениях, но вслух предпочитал своего мнения не высказывать: что положено матриарху семьи Тиреллов, то могут потом припомнить младшему сыну лорда Хайгардена. А Лорасу лишние проблемы были не нужны, да и пусть хоть дома всё будет спокойно.
Если же отбросить в сторону ненужные аллегории, то Тиреллы сильны своим единством: их семейные узы - это поддержка друг другу, без ненужных споров на пустом месте, зависти или проявления гордыни. Это уверенность, что тебя прикроют. Это знание, что семья сделает для тебя всё лучшее, что возможно в нынешних реалиях.
Но это не значит, что старшим братьям позволено утаивать что-то принципиально важное. И начать "допрос" Лорас решил с Гарлана: у него не так хорошо подвешен язык, как у Уилласа, значит, меньше шансов, что вывернется и всё равно ничего не расскажет. Если старшие братья именно это, конечно, своей целью ставили.
Нашёлся брат на заднем дворе.
- Гарлан? - без лишних слов приветствий начал Лорас. - Что происходит?

+9

3

«Это должно оставаться строго между Тиреллами», - сказал вчера Уиллас, и Гарлан, как это обычно бывает, только и кивнул, забыв уточнить о скольких Тиреллах идет речь. Безусловно, главную бабулю Простора о делах семейных оповестили сразу (уж не хотели старшие внуки получить по голове большой кухарской ложкой), но вот с остальными было не все так просто.
Гарлан далек от интриг и заговоров так же, как Север от Дорна (ладно, немножко ближе, как Речные земли от Дорна), поэтому играть в конспиратора и хитрюгу для него ох как непросто. Но пришлось. По-другому в Красном Замке просто не выжить. Так что помня, что у стен есть уши, а Серсея-мать-ее-Ланнистер спит и видит, как вытряхивает с неугодных вассалов два миллиона золотых драконов, скромный рыцарь решил, что лучше будет просто молчать. А еще лучше сделать вид, что ничего не происходит. Увы, как оказалось, второй по старшинству (но никак не по рыцарским умениям!) сын Мейса Тирелла не только плохой интриган и заговорщик, так еще и актер весьма и весьма посредственный.
Сначала с вопросом: «А что случилось?» - наведалась Лионетта. Бедная миледи отчего-то подумала, что из-за проблем с Дорном теперь Простору придется созывать знамена, и целое утро твердила, что ее бестолковому мужу (естественно она так не сказала, но Гарлану самокритика не чужда) не стоило влезать в вопросы Железного Трона. Затем этим вопросом задался лорд Ренли, повстречав рыцаря Хайгардена в королевском саду. Хвала Семерым, лорду Штормового Предела хватило ответа в стиле: «Съел что-то не то на завтрак», - после чего разговор зашел о грядущем суде, вернее будет сказать, о королевской деснице. Мастер над Законами негодовал, что его брат совсем из ума выжил. «Он требует, чтобы я как вассал Железного трона послал свои корабли на Север. У него своих мало?!». Гарлан предпочел не лезть в разборки между Баратеонами. У него своих проблем предостаточно.
Следующим в очереди с вопросом «что не так?» был Уго. В отличие от Ренли оруженосец был парнем весьма проницательным и упертым, как осел. Гарлан так ему и сказал, что вместо гвоздей ему за личный герб следует взять осла. Уго шутку оценил, но не отстал. Так что пришлось Гарлану затащить парня на западный двор и припомнить, что кто-то (не будем называть имен) хочет получить шпоры. На поле как раз тренировались другие оруженосцы. Джосмин Пеклдон и Эдрик Дэйн с радостью составили компанию Уго в бою и избавили Гарлана от ненужных расспросов. Что, правда, совсем ненадолго.
Не успел Гарлан и дух перевести, как на горизонте показался самый младший сын Мейса Тирелла. И уже по выражению лица Лораса можно было понять, что он не о погоде решил поговорить.
«Может, еще не поздно схватить меч и показать несколько приемов оруженосцам?» - пробежала вдруг шальная мысль. Но было уже поздно бежать. Да и стоило ли? В конце-то концов, Лорас же тоже Тирелл и Маргери любит больше, чем Гарлана и Уилласа вместе взятых. Рыцарь тяжело вздохнул. В этом вся и проблема. Лорас – еще та горячая голова. Это Гарлан и Уиллас сначала подумают, а затем сделают. Лорас же сделает, а затем будет зализывать раны.
Пауза затянулась. Лорас глядел на старшего брата вот тем своим взглядом, от которого молоко киснет (от бабушки научился), а Гарлан, задумчиво почесывая подбородок, смотрел, как его оруженосец блокирует удар оруженосца Джейме Ланнистера. Молодец! Все так, как Гарлан и учил.
- Уго только что неплохо отбил атаку Джосмина, ты что не видел?
Гарлан был плохим актером, но вот если верить Уилласу, умел хорошо уходить от прямого ответа. Вот сейчас и проверим насколько был прав самый старший сын Мейса Тирелла.

+6

4

Как ни странно, но Гарлан был как будто бы не очень рад видеть брата. По его лицу промелькнула едва заметная тень, словно он на полном серьёзе размышлял, а не сбежать ли ему, скажем, проведать жену, потренировать оруженосцев или погладить любимого коня, это ведь так важно, особенно в данный момент - но всё-таки смирился со своей судьбой в лице младшего брата.
- Я стою к ним спиной, если ты не заметил.
В другое время такой простой обманный манёвр Гарлана мог и сработать: брат действительно всегда хорошо уходил от прямых ответов, переводя разговор на другую тему или просто отвлекая внимание собеседника от неудобной беседы. Лорас же обычно легко отвлекался: он, собственно, и встал спиной к тренирующимся оруженосцам, чтобы хотя бы не переключить своё внимание на них. А ведь мог - стоит только посмотреть на некоторые их движения, как появляется желание не долгие беседы с братом разводить, а начать обсуждать криворукость отдельно взятых потенциальных рыцарей.
О том, что Лорас и сам не с мечом в руке родился, младший сын Мейса благополучно забыл. В конце концов, такой неумелой лягушкой, как некоторые оруженосцы, он не был никогда.
И всё же зря Гарлан начал юлить и пытаться перевести тему разговора. Как будто плохо младшего брата знает! Если поначалу Лорас ещё и думал, что можно будет отстать от Гарлана и обратиться к непосредственному нарушителю спокойствия - а первым, кто озадачил младшего Тирелла, стал спешно собирающийся домой Уиллас - то теперь у среднего брата не было ни единого шанса избежать разговора. Лорас всё узнает. Прямо сейчас. И от Гарлана.
- Так вышло, что до вечера у меня никаких важных дел нет. Мы можем обсудить оруженосцев, погоду, здоровье нашей бабушки, а потом я ещё раз спрошу, что происходит.
А позже можно будет зайти к Ренли. С утра тот бросил что-то вроде: "Ты знаешь, что Станнис - совершенно ненормальный человек? А, конечно, знаешь", - и умчался, судя по недовольно-обречённому выражению лица, на разговор со старшим братом. Лорас тогда только фыркнуть и успел. Баратеоны опять что-то не поделили.
Едва ли у кого-то получится относительно одинаково хорошо к обоим братьям: кому импонирует серьёзность и насупленность Станниса, тот не оценит лёгкого отношения к жизни Ренли. И напротив, кому больше по душе открытость и коммуникабельность младшего Баратеона, тому не сможет понравиться скрытный солдафон Станнис. Благосклонность Лораса давно была на стороне Ренли.
В лице младшего Тирелла тот нашёл свободные уши. Баратеон готов был часами жаловаться на Станниса, а Лорас был готов слушать. Смешно же, в самом деле.
"Хотя бы не юлят, в отличие от некоторых". Лорас терпеть не мог, когда от него что-то скрывали, причём настолько явно. Гарлан даже не пытается притвориться, что всё в порядке: просто уходит от разговора, не рассчитывая на свои актёрские способности. Оно так-то и правильно - когда между детьми Мейса делили актёрский талант, он практически весь достался Маргери. Вот уж кто умел играть, красиво и убедительно, старшие братья таким умением похвастаться не могли. Благо, у всех троих хватало ума не пытаться пользоваться скудными актёрскими данными, вышло бы всё равно ненатурально, сразу же себя бы выдали и выставили на посмешище. К примеру, сейчас явное нежелание Гарлана продолжать разговор очевидно — или это Лорас просто слишком хорошо знает брата?
"Знает же, он всё знает". Впору было обидеться: к Лорасу сейчас то ли отнеслись как к ребёнку, не посвятив его в подробности проблем, то ли вообще отстранили от дел семьи. И именно эти мысли поднимали в груди младшего Тирелла волну гнева, заставляя не обиженно дуться на родственников, а испытывающим прищуренным взглядом смотреть на одного из "посвящённых". Того самого, кому не повезло стать выбранным на роль человека, что всё расскажет Лорасу.
Тирелл чуть наклонил голову набок, продолжая тяжёлым вопросительным взглядом смотреть на Гарлана. Младший брат и вправду был готов потратить на этот разговор весь день: упрямства в нём хватало на десятерых. А вот терпение заканчивалось — и ведь именно его сейчас испытывает Гарлан.

+7

5

Пока Гарлан, хвала Семерым, не был слеп так же, как не был глуп и нем. Да он, если на то пошло, мужчина в самом соку! Но все-таки попробовать отвлечь Лораса, которого хлебом не корми, дай кого-то покритиковать (серьезно, как будто сам никогда не был оруженосцем!) все-таки надо было. Увы, на этот раз не сработало. Братец был настроен добиться своего всеми правдами и неправдами, так что ничего Гарлану не оставалось, как опять тяжело вздохнуть, пожалеть себя и быстро помолится Семерым, авось услышат и сейчас каким-то магическим способом среди рыцарей нарисуется наследник Хайгардена. Уж кто-кто, а Уиллас точно нашел бы способ, как красиво сделать так, чтобы и овцы были целы и волки сыты. Но, наверное, Семеро сейчас в Великой септе свечи пересчитывали и им было не до просьб скромного рыцаря, ибо Уиллас так и не появился, а Лорас все давил и давил.
«Ух, напористый какой! И в кого только пошел?». Вопрос риторический. В семье Тиреллов все еще те упрямцы, просто у всех свои интересы и редко они пересекаются. Ну разве что Гарлан и Лорас по воле жребия порой начинают мериться одной из главных черт «вырастающих и крепнувших» на каком-то из турниров. Но это не в счет.
Лорас продолжал наступать, Гарлан же предпочел выжидать. Но так продлилось недолго.
Хорошенько подумав, взвесив в голове все «за» и «против», затем опять хорошо подумав, второй сын Хранителя Юга решил, что все-таки Лорас имеет право знать.
«Вот только сказать надо так, чтобы этот кудряш на всех парах, возомнив себя рыцарем из баллад, не ускакал тут же спасать Маргери».
Задание сложное, можно сказать невыполнимое.
Уго тем временем пропустил удар от Эдрика. Оруженосец лорда Берика, видимо пытался копировать стиль боя своего учителя, получалось не очень, но даже этого «не очень» хватило, дабы третий сын лорда Шермера валялся на полу.
«Еще учиться и учиться», - с грустью подытожил Гарлан возращаясь обратно к Лорасу и его «что случилось?».
- Хорошо, - «Я сдаюсь, твоя взяла», - я тебе скажу, что случилось, но сперва ты должен мне пообещать, что никакой самодеятельности с твоей стороны не будет. Лорас, дело серьезное, и одно необдуманное действие может обернуться катастрофическими последствиями не только для Хайгардена, а для всего Простора. Так что клянись рыцарской честью, что будешь держать язык за зубами и сам ничего предпринимать не будешь.
Говорил он спокойно, но достаточно громко, чтобы брат сумел разобрать каждое слово. Боялся ли Гарлан того, что их разговор кто-то подслушает? Нет. В западном дворе полно рыцарей, но все они заняты своими делами, да из-за постоянной песни стали порой своих мыслей можно не услышать, что уже говорить о других?

Отредактировано Garlan Tyrell (2018-01-19 19:11:50)

+9

6

Пауза затягивалась. Лорас всё также пристально смотрел на брата, практически не моргая, словно пытался его загипнотизировать, а Гарлан как будто внимательно наблюдал за тренировкой оруженосцев за спиной младшего Тирелла. Словно именно эти копошения ему интересны, и он и вправду всего лишь оценивает навыки Уго, подмечая его слабые места и промахи и сравнивая его с подопечными другого рыцаря. Но что-то практически незаметное и плохо поддающееся объяснению, - возможно, уж больно суровое выражение лица Гарлана, - подсказало Лорасу, что старший брат на самом деле занят обдумыванием совсем другой проблемы, а возня оруженосцев лишь создаёт ему фон.
Складывалось впечатление, что между другими Тиреллами, - ещё неизвестно, только ли братья и бабушка знают о проблеме, - действительно было какое-то соглашение, по которому они договорились держать всё в тайне даже от своих. Сказать бы, что их опасения не обоснованны и зря Гарлан требует каких-то обещаний, но Лорас свои недостатки видеть умел. Вслух их не признавал, но знал об их существовании. Наверное, дело очень плохо, раз старший брат молчит и вправду ждёт клятв. Отчасти по этой причине спорить с Гарланом Лорас не стал: да, он может, узнав о проблеме в семье, тут же вскочить и начать активничать. Пока ему везло, серьёзных проблем из-за своей активности он не нажил, врагов - тоже. Хотя расслабляться и уверовать в невероятную удачливость пока рано, Лорас - это по-прежнему не долгие обдумывания стратегий и планирование каждого шага, младший сын Мейса всегда был человеком действий.
Да и сейчас ситуация как-то не располагала к пустым спорам.
"Даже не всеми Богами потребовал поклясться". Гарлан всё-таки тоже хорошо знал брата: глубоко религиозным человеком Лорас никогда не был. А вот рыцарскую честь ставил гораздо выше. И раз уж Гарлан именно этой клятвы хочет, значит, дело и вправду серьёзное.
- Хорошо, - "твоя взяла", - обещаю.
Судя по выжидающему взгляду Гарлана, такая формулировка его не совсем устраивала. Лорас вздохнул, подавил в себе желание закатить глаза, но всё же уступил.
- Клянусь тебе рыцарской честью, что буду молчать и ничего не сделаю без твоего ведома.
Да и кому, собственно, Лорас может рассказать? По пальцам можно пересчитать, скольким людям он доверяет настолько, чтобы обсуждать личные проблемы. Если считать только тех, кто находится в Королевской Гавани, хватит даже одной руки. И так уж вышло, что почти все из них в курсе происходящего.
Тревога всё нарастала. И хотелось успокоить себя мыслью о том, что старшим братьям свойственно сгущать краски, но, кажется, на этот раз настроение Гарлана соответствует степени важности проблемы.
О том, что они стоят во дворе замка и обсуждают семейное дело, Лорас особо не беспокоился: он не первый раз в Королевской гавани, основные принципы работы шпионов ему понятны. Разумеется, стоит быть вдвойне осмотрительным, любое неосторожно произнесённое слово может дойти не до тех ушей и обернуться огромными проблемами, но, как известно, дерево проще всего спрятать в лесу. Гораздо меньше шансов, что тебя подслушают посреди оживлённой толпы, нежели даже в самом удалённом уголке сада.
Пташки Вариса летают повсюду, а затем с большим удовольствием щебечут своему мастеру обо всех любопытных слухах Семи Королевств, но сейчас шансы на то, что Тиреллов подслушают, были минимальны. Братья стояли довольно близко друг к другу, хоть и разговаривали, не понижая голоса, едва ли кто-нибудь мог бы понять суть разговора. Возня оруженосцев и подбадривающие вопли собравшихся зрителей сумеют заглушить беседу Тиреллов. О чём бы она на самом деле не была.

+7

7

Лорасу слишком легко удалось проговорить обещание. И в этом была вся загвоздка. Лорас еще слишком ребенок. Да, заполучить шпоры в столь юном возрасте – это вам не пуд изюма и заслуживает уважение (Гарлан очень гордился своим братом), но, увы, титул рыцаря – это просто титул. Еще никто после провозглашения клятв, как будто по движению волшебной палочки, не становился более умным, целеустремленным, храбрым и сильным. Нет, мир так не работает. Рыцарей сотни и тысячи во всех Семи Королевствах (даже среди Северян парочка найдется), но Барристанов Селми, Эртуров Дэйнов и Дунканов Высоких можно по пальцах пересчитать. У Лораса есть все шансы вписать свое имя в историю рядом с действительно великими людьми, но так же есть шанс все сжечь, перечеркнуть и задушить собственноручно. Гарлан всем сердцем надеялся, что со временем его братишка поймет, что надо что-то менять и начнет работать над своими слабыми сторонами (то, что он видит свои недостатки уже хорошо), но а пока на правах более старшего и опытного человека (еще один мудрец нашелся!) Гарлан будет присматривать за ним и порой хватать за шкирку, чтобы не натворил дел. «Семья, долг, честь», - гласит девиз дома Талли, семья на первом месте, так и никак иначе – это имеет смысл не только для выходцев из Речных земель, для «вырастающих и крепнувших» семья тоже не пустой звук.
Гарлан меняет вот этот свой суровой взгляд, с которым он обычно выезжает на турнирное поле, на более спокойный и даже, можно сказать, одобрительный. Он хорошо знает, что для Лораса рыцарская честь – не красивое сочетание слов и теперь перед тем, как что-то предпринимать младший (но не самый-самый младший) из отпрысков лорда и леди Хайгардена хотя бы задумается, а не нарушает ли это данное слово, и возможно, именно этот вопрос сможет остановить катастрофу. Гарлану очень хотелось в это верить.
- Уверен, что для тебя не секрет, что я решил написать Маргери. Вступить в переписку давно было пора, и я, как только выдалась более-менее свободная минутка сразу решил узнать, как там живется нашей сестренке в далеком Севере, - начать он решил с самого первого письма сестрице не только потому, что всегда любил длинные вступления, но и затем, чтобы в кудрявой головушке Рыцаря Цветов сложилась картинка целиком. Чтобы все встало на свои места, так сказать. – Сначала все было хорошо: я рассказал, что дела в столице мы уладили, Маргери пожалилась на своего мужа, который сразу после свадьбы ускакал в Ночной Дозор - ты же знаешь, что там сейчас военная кампания. В общем, ничего такого. Но последнее письмо, - пауза дабы Лорас настроился на нужный лад и все внимательно выслушал и понял. – Оно было странное. Маргери мало того, что наделала множество грамматических ошибок в названиях домов Простора, так еще написала о сыне конюха и попросила показать письмо Уилласу. В общем... "Странно все это", - подумал я и пошел к нашему брату. После нескольких часов перечитывания письма и попыток понять причем здесь несуществующая кузена Лионетты и тетушка Селиса, а так же откуда на Севере журавли, мы добрались до истины, - вернее Уиллас добрался, а Гарлан скорее просто создавал шумовой фон, но это уже мелочи. – В общем, в Винтерфелле беда. Замок захватили, а Маргери держат в заложниках. Прости, что раньше не сказали.
Удивительно, но теперь Гарлану полегчало, как будто огромный камень с плеч упал.

+8

8

Семья - вот что важно. В этом плане девиз дома Талли куда больше соответствовал жизненным принципам Лораса, чем родной "вырастая-крепнем". Младший сын Мейса Тирелла, если узнать его поближе, был далёк от образа идеального человека, но семью всегда ставил превыше всего.
В Хайгардене всё словно предрасполагало к такому мировоззрению. Родители не выделяли никого из своих детей, не делая разницы, кто из них наследник, кто младший сын, а кому не повезло родиться дочерью, разменной монетой в политических играх старших. Их всех воспитывали и обучали как детей лорда. Мейс гордился всеми детьми. Мать искренне любила всех четверых. Бабушка  могла любого наградить ехидным прозвищем, делая исключение только для внучки, но к характеру леди Оленны все давно уже привыкли. Скорее, надо было бы начать нервничать, если бы она внезапно принялась всех вокруг хвалить и всем восхищаться - тушите свет, бабушку подменили.
Так что зря Гарлан считал, что Маргери Лорас любит больше, чем остальных родственников вместе взятых. Да, ради благополучия сестры он был готов на всё - и то же самое можно сказать и о счастье старших братьев. В силу определённых обстоятельств с Маргери Лорас проводил больше времени, но это не умаляло его хорошего отношения к остальным родственникам. Он считал Уилласа одним из самых образованных и мудрых людей во всех Королевствах. Почитал Гарлана за своего рода образец для подражания, - оружием тот владел отменно - и был искренне рад за его счастье с молодой супругой. С ними не надо было хитрить, им Лорас доверял всё, за исключением каких-то небольших моментов в своей жизни, потому сейчас и не понимал, по какой причине самые близкие ему люди решили сохранить что-то важное в тайне от него. Вспыльчивость и беспокойный характер младшего брата достойным оправданием поведения братьев быть не мог: они тут все не святые, и тем не менее, всегда находили возможность держать друг друг в курсе событий, решая все текущие проблемы совместными усилиями. Благо, Гарлан это тоже осознал, главное, чтобы не было поздно.
Поначалу Лорас не понял, к чем ведёт брат, рассказывая о старых письмах Маргери. Об этой переписке он и без того знал. Даже садился за письмо Маргери: получилась несвязная ерунда, которую и отправлять было неудобно. В итоге Лорас смял бумагу, отбросил перо и так и не собрался с мыслями, чтобы написать сестре. Сейчас от этого стало даже как-то немного стыдно.
Чем дольше говорил Гарлан, тем мрачнее становился Лорас. О тётушках Селисах и кузинах Лионетты он ничего не знал - даже если они и существовали, младший Тирелл их не помнил, а значит, ничего примечательного в этих женщинах не было. "Зачем бы Маргери их упоминала?" Действительно, загадка. Правда, уже разгаданная Уилласом.
Извинения Гарлана никакой роли не сыграли: Лорас их фактически не услышал. Последнее, что нашло отклик в его сознании, это фраза про Маргери в заложницах. На лице младшего Тирелла на несколько секунд застыло плохо читаемое потерянное выражение.
- Когда ты получил письмо?
Обманчиво-спокойный тон, которым едва ли можно было провести Гарлана. Может, и не стоило вести подобные разговоры во дворе замка у всех на виду - хоть тему разговора братьев разобрать было очень сложно, но понять общее настроение смог бы любой мало-мальски опытный шпион. Лорас всегда плохо сдерживал эмоции, не смог он скрыть их и на этот раз.
- И что же вы предприняли? Или решили подождать, пока нам её голову в коробке пришлют? - последнюю фразу Лорас не прокричал, а, напротив, снизил голос и прошипел Гарлану в лицо.
Значит, вот что скрывали старшие братья: Винтерфелл захвачен, Маргари в плену, а где носит её драгоценного супруга, младшего Тирелла интересовало в последнюю очередь. Главное он знал - Робб Старк не рядом с женой, а в Дозоре, активно (наверное) участвует в военной кампании, когда в его родном замке хозяйничают захватчики.
Лорас едва заметно покачал головой, продолжая пристально смотреть на брата.
- Бабушка знает?

Отредактировано Loras Tyrell (2018-01-21 23:43:17)

+9

9

«Вот этого я и боялся».
По тому, как изменилось выражение лица брата, было понятно, что, да, все-таки Гарлан - большой молодец, что додумался перед тем, как раскрыть рот, заставить Лораса присягнуть рыцарской честью в том, что он не усядется на первого попавшегося коня и не ускачет в далекие дали спасать сестру. Впрочем, рано радоваться. Гарлан слишком хорошо знал Лораса и понимал, что этот кудряш все еще может наломать дров. К примеру, что мешает ему ускакать в далекие дали, решив, что план старших ни к чему хорошему не приведет? А ничто! По крайней мере, так считал второй сын лорда Хайгардена, что же про себя думал младший (но не самый-самый младший) отпрыск из славного семейства – остается только гадать.
«Ничего хорошего», - подытожил Гарлан, наблюдая за тем, как забавно поменялся тембр голоса у Лораса, при обычных обстоятельства мужчина обязательно над этим пошутил бы, но сейчас было совсем не до шуток.
«Как и не время нравоучений и умных высокопарных фраз».
Гарлан бросил последний взгляд на тренирующихся. Мальчишки как раз громко смеялись, вытирая пот, но все еще не снимали тренировочные доспехи. «Что же их так позабавило?». Рыцарь оглядел молодого лорда из Дорна, оруженосца сира Джейме, затем посмотрел на Уго и еле удержался, чтобы и самому не усмехнуться. Этот парень опять пытался одновременно с двумя мечами управиться, получалось так себе. То есть, совсем никак. «Еще учиться и учиться». Впрочем, нет в этом ничего зазорного. Вся жизнь – это большой урок и тот, кто скажет, что все знает, – самый большой глупец в мире. Но ладно, оставим философию до лучших времен.
Гарлан опять переводит взгляд на брата. Лорас от нетерпения все поскорее узнать уже разве что на месте не танцует, на мгновение, показалось, что если любопытство не утолить сию же минуту, то рыцарь цветов возьмется за пытки. Может, будет щекотать, а может, петь. И то, и то Гарлан не переносил в равной степени, но все-таки продолжает испытывать терпение брата. Второй сын Мейса Тирелла надеялся, что Лорас все-таки сложит в уме дважды два и поймет, что никто из «вырастающих и крепнувших» сложа ручки не ждет у моря погоды (это прерогатива Мастера над Кораблями), но увы, весть о плачевном положении Маргери уж очень потрясла брата.
- Полагаю, именно поэтому ты пришел ко мне с допросами, - сказать прямым тестом: «Конечно делаем, или ты думаешь, что Уиллас уже все книги в библиотеке перечитал, включая свитки на высоком валирийском, и именно поэтому решил так поспешно отправиться в Хайгарден?» - показалось Гарлану слишком простым заданием, так что он понадеялся на смекалку младшенького. – И бабушка все знает, ее известили еще в первый вечер. Лорас, - Гарлан положил руку брату на плечо, - брат мой, ни я, ни бабушка, ни Уиллас, никто другой из Хайгардена не хочет, чтобы с Маргери что-то плохое случилось, - он говорил вкрадчиво, глядя прямо в глаза, - но спешить в этом деле не надо, одно неверное действие или слово не тому человеку и твое предположение о ящике может стать реальностью, - был бы Гарлан на йоту суевернее, то обязательно сейчас сплюнул, но как-то не сложилось. – Взор Железного трона сейчас устремлен на Дорн, но Серсея гордая, а мы хорошо задели ее чувства, - да, Уиллас не стал соглашаться с тем, что во всех бедах Севера замешана королева-регент, но и не отрицал, так что стоило и об этом упомянуть.

+7

10

Гарлан не мог же на самом деле ожидать другой реакции от Лораса? Учитывая степень близости младшего брата с Маргери, было бы крайне странно, если бы он услышал про пленённую сестру, выдохнул, сказал что-то вроде: "а, тогда всё понятно", и спокойно ушёл бы дальше тренироваться.
Ситуация в высшей мере абсурдная - тем страннее, что Гарлан обрисовывает её в целом безэмоционально. И то, к разговору его фактически принудили, неизвестно, когда он собирался что-либо рассказывать Лорасу. Если это вообще в его планы входило, младший из братьев на фоне общей нелогичности ситуации ни в чём не был уверен.
Ни щекотать брата, ни петь желания не возникало, - хотя последнее было бы той ещё пыткой, у Лораса прекрасный голос, но полное отсутствие музыкального слуха - зато прямо-таки руки чесались прижать его к стенке и заставить уже оторваться от наблюдения за своим оруженосцем. Гарлан что, пытается выдержать театральную паузу? Или всё-таки собирается с мыслями, планируя пролить свет на планы семьи? Лучше бы второму варианту быть правильным.
По логике выходило, что никто из Тиреллов, раз уж семья в курсе, сидеть и ждать самопроизвольного разрешения проблемы не будет, значит, что-то для спасения Маргери явно предпринимается. Но то Лорас понимал умом - а что видел? Письмо пришло не сегодня, Уиллас только сейчас заканчивает сборы в Хайгарден, а Гарлан как обычно улыбается и явно планирует в самое ближайшее время продолжить тренировки с Уго. Как будто ничего не произошло. Как будто всё в порядке.
А Лорас на стенку лезть хочет. Может, у них есть запасная сестра, вот они и не торопятся? Тоже бредовый вывод, основанный не на логике, а на эмоциях. Прав Гарлан - никто из Хайгардена не хочет Маргери зла, и к её спасению будет привлечено максимум усилий. Именно последняя мысль и помогла Лорасу удержаться от очередного язвительного комментария.
Желание вскочить на коня и тут же поехать на пресловутый Север у Лораса действительно появилось мгновенно. И от того, чтобы сейчас же развернуться в сторону конюшен его останавливало даже не данное Гарлану обещание: нет, сначала надо выяснить план старших, а потом уже делать выводы о его состоятельности.
Опять же, лазейка в клятве Лораса была и вполне очевидная: что он пообещал? Не делать ничего, не предупредив Гарлана. Даже без одобрения старшего брата ему в любой момент можно сообщить о своих планах и покинуть Королевскую Гавань, сверхважных дел у него тут в любом случае не было. На Севере он был нужнее. Маргери он был нужнее.
- А если не спешить, моё предположение тем более станет реальностью.
Гарлан, очевидно, прав: если они сейчас быстренько соберутся и даже вдвоём уедут на Север, толку с этого будет не много. Чтобы захватить и удержать Винтерфелл, требовалась хорошо вооружённая армия, и у противников она явно была. Рядом с Маргери, помимо людей Старков, на которых рассчитывать явно не нужно, находился Алан, и если уж Крейн с другими солдатами Простора не смог помочь сегодняшней заложнице, то присутствие где-то поблизости Лораса значимой роли бы не сыграло. Разве что заложников было бы больше.
"К чертям Серсею". Лорас даже не стал забивать мозги размышлениями о королеве, её сложных отношениях с миром в целом и с Дорном в частности - к пленению Маргери она никакого отношения не имела, а значит, отходила на второй план.
- Когда мы едем?
Других уточняющих вопросов Лорас решил пока не задавать, да и все аргументы приберечь на тот случай, если Гарлан примется отнекиваться и уговаривать брата остаться в Королевской Гавани. С одной стороны, ему были приблизительно понятны все риски, которые бы возникли у семьи в результате такой совместной поездки: сразу трое Тиреллов оказались бы на Севере, причём Маргери уже в статусе заложницы, а оба брата в рамках спасательной операции могли бы лишиться жизней. Дорога до Винтерфелла не близкая, захватчики - явно не совсем дилетанты, что угодно может случиться. 
Хотя Лорас, собственно, ничего из этого обсуждать не собирался - поход на Север явно состоятся, возглавит его Гарлан, и младшего брата оставить в стороне не получится.

+7

11

Запасной сестры у Гарлана не было. А если бы и была, то все равно он бы не махнул на все рукой, мол, ничего страшного, с одной не получилось, то с другой попробуем. Рыцарь просто более по-взрослому (спасибо, Уилласу) глядел на ситуацию. Да, узнав о том, что случилось в Винтерфелле, Гарлан тоже хотел оседлать коня и в одиночку спасать дорогою сестру от захватчиков. Возможно, он бы так и поступил, и пришлось бы Станнису искать нового судью для дела об измене принца Оберина Мартелла, а леди Оленне врать о важнейших делах в Хайгардене, мол, опять банда межевых рыцарей объявилась, и лорд Рендилл Тарли сам не справится, вот прям никак. Естественно, в такой бред никто бы не поверил, а лорд Драконьего Камня, скорее всего проклял бы непутевого рыцаря до седьмого колена, но это же такие мелочи по сравнению с жизнью сестры. Гарлан хотел так поступить, но вовремя прислушался к здравому смыслу. И Лорас должен сделать тоже самое.
Путь на Север непростой, но это не одна проблема, которая поджидает Тиреллов. Отец все еще краснеет и начинает пыхтеть при каждом упоминании Старков, а значит, уговорить его выделить хоть маленькую часть своего войска будет сложно. Нет, естественно, услышав в чем дело и что случилось с Маргери, лорд-отец тут же созовёт все знамена, отправить на север все корабли лорда Пакстера Редвина, а лорда Тарли заставит не возвращаться без головы обидчика его любимицы. И здесь главная загвоздка. Ведь об армиии Простора  и боевых кораблях, которые двигаются в сторону Белой Гавани и в Винтерфелле узнают раньше, чем Пакстер Редвин успеет пожаловаться на скверную погоду. И что тогда? Малоприятный исход. Так что здесь нужна хитрость. Благо, Уиллас – парень с головой умной и быстро смекнул, как все обставить, а Станнис со своим: «Все Семь Королевств должны объединиться ради помощи армии Севера и Ночному Дозору», - оказался ох как кстати. И пусть Лорас не дуется, что только он один такой на всем белом свете не знал, что случилось и как с этим быть, Мейса Тирелла тоже держали в святом неведенье, ведь от кого, как не от отца, Лорас мог перенять любовь к необдуманным действиям. Уж точно не от леди-матери.
- Я отправляюсь на помощь Ночному Дозору сразу после суда над Оберином Мартелом, нельзя гневать десницу.
Гарлан говорил так же спокойно и размеренно, как будто обсуждал грядущий турнир и перечислял имена возможных противников, а не посвящал брата в самую большую тайну дома Тиреллов.
- А ты, брат мой, остаешься здесь.
Все-таки Тиреллам нужны глаза и уши в столице, и по мнению Уилласа, никто так хорошо с этим не справится, как младший брат. К тому же, Гарлану не придется ловить его по королевскому тракту, ибо войско слишком медленно движется.

+4

12

Если Лорас правильно понял, то о захвате Винтерфелла знали бабушка, Уиллас и Гарлан, этими людьми круг просвещённых из Тиреллов на данный момент ограничивался. Если бы мама была в курсе, от неё бы уже пришло не одно письмо: леди Алерия, всегда сильно переживавшая за всех своих детей, не смогла бы удержаться и, узнав о беде дочери, не написать остальным. Золотая женщина, их мать.
Более обиженным, чем Лорас, на информационный вакуум, что устроили "мудрейшие и рассудительнейшие" из Тиреллов, будет отец. Глава семьи - и опять не в курса происходящего, а ведь Мейс ещё от внезапной свадьбы Маргери не отошёл. Его варианты кандидатур на роль супруга дочери были также плохи, но Мейс хотя бы не идеализировал Старков. Да, Север, да, у них хорошая армия - и что? Простор в этих ресурсах остро не нуждался.
"А вот теперь скажите, что мы были не правы". Помощь нужна Маргери сейчас, а быстро её предоставить не получится: одна дорога до Винтерфелла займёт уйму времени, а если сюда приплюсовать подготовку к поездке, то суммарно получаются просто бешеные сроки.
Хотя план старших начинал работать, по крайней мере, обоснование своему путешествию они уже нашли. Отправиться якобы на помощь Ночному Дозору - очень умно, отличная идея, кому бы она ни принадлежала. Правда, суд над Мартеллом состоится не раньше чем через неделю - такая задержка на руку Тиреллам не сыграет, но, с другой стороны, иных вариантов не было. Не рассказывать же всему двору истинные планы семьи...
"В смысле?"
Может быть, Лорас ослышался? Нет, он ещё слишком молод, чтобы иметь проблемы со слухом, и разумен, чтобы сомневаться в способностях адекватно воспринимать чужую речь. Лорас на секунду опустил голову вниз, обдумывая слова Гарлана.
Значит, вот что решили старшие братья. Не прокатит.
- Нет, не останусь, - Лорас поднимает голову, смотрит на старшего брата, а на губах появляется едва заметная улыбка. Та самая, общая у них с Маргери, которая никогда приятного диалога не предвещала.
Можно предположить, зачем старшие хотят оставить кого-нибудь из семьи при дворе, причин тому много и они слишком очевидны, чтобы Лорас даже мысленно принимался их все перечислять. А вот чего нельзя понять, так это попытки Гарлана решить всё самостоятельно. Тоже, герой нашёлся...
- Гарлан, я пообещал, что никому об этом не расскажу, и ничего не сделаю без твоего ведома. Так вот я предупреждаю: я всё равно поеду на Север, даже если вы с Уилласом здорово придумали оставить меня при дворе.
Не выйдет, да и, на самом деле, практического толка от присутствия Лораса в Королевской Гавани будет немного, вот здесь Уиллас несколько просчитался. Если даже каким-то чудом младшего брата убедят никуда не ехать, он всё равно будет слишком взвинчен, чтобы адекватно взаимодействовать с социумом.
- Тебе нужно сказать только одно: мне есть смысл ждать суда над Мартеллом и ехать с тобой, или уезжать прямо сейчас?
Замечательно родственники, конечно, роли распределили: Уиллас едет в Хайгарден на разговор с отцом, Гарлан в это время закончит выполнять свои обязательства перед короной, а Лораса можно при дворе оставить, может, что где интересного услышит, да и вообще, нечего всей толпой на Север ходить. Так, что ли?
- Кстати, Лионетта что, в Хайгарден вместе с Уилласом не собирается? Ты решил жену в Королевской Гавани оставить?
Чем за младшим братом следить, лучше бы о молодой супруге позаботился. При всём своём неспокойном характере, у Лораса гораздо меньше шансов пострадать, чем у Лионетты: младший Тирелл - не хрупкая леди, если вдруг случится что-то из ряда вон выходящее, он за себя постоять сумеет. А вот что будет делать урождённая Фоссовей? Гарлан, главный защитник, собирается на Север, при дворе никого из Тиреллов не остаётся, а Лионетта что-то не собирается возвращаться домой.
- Ты ей не сказал.
И это не вопрос, а утверждение, которой окончательно убеждает Лораса в абсурдности ситуации. Гарлан уже знает, что уедет, и ничего не рассказывает о предстоящей поездке супруге. "Что, в последний день прощаться будет? За пару часов до отъезда?"

Отредактировано Loras Tyrell (2018-02-03 00:33:04)

+8

13

«Пора хватать за плащ!».
Честно говоря, Гарлан ни на йоту не сомневался, что его младший и по совместительству главный затейник в Хайгардене, вот так положив руку на сердце и поклявшись всеми богами, шпорами и родителями, не сможет просто выступать на турнирах, обсуждать погоду и красоваться в новом камзоле перед фрейлинами Ее Величества, королевы-регента, пока где-то там на далеком и холодном Севере решатся судьба одной прекрасной девицы. И самый галантный рыцарь Простора его не винил. Наоборот, он понимал, что двигает Лорасом. И, нет, это не желание еще больше прославиться! Семья. Гарлан больше бы удивился, если бы этот кудряш буркнул, что-то вреде: «А, ну понятно. Напишешь, что-там и как?» - а затем, беззаботно насвистывая себе под нос какую-то простую песенку, пошел выбирать новый меч (на грядущем турнире в честь коронации Джоффри он просто обязан всех затмить!). Вот если бы Лорас отнесся холодно к новостям с Севера, тогда, пожалуй, надо было бить в колокола и звать мейстера, а так… Весьма все ожидаемо.
«А я ведь Уилласа предупреждал», - но почему-то наследник Хайгардена решил, что все-таки удастся уговорить Лораса остаться при дворе. Что же, как оказалось светлейшие умы Семи Королевств тоже порой бывают не правы.
- Ждать, королева умеет считать.
Уго тем временем опять взял в руки меч. Оруженосец лорда Дондариона колупался в носу, а «ученик» сира Джейме надевал на себя доспехи. «Хороший этот парень Пек, жаль, только, что учится рыцарскому мастерству у Цареубийцы». До этого визита в Королевскую Гавань Гарлан как-то нейтрально относился к старшему сыну лорда Тайвина. Он в нем видел в первую очередь хорошего рыцаря, а не клятвопреступника, но стоило познакомиться поближе, как рыцарь из Простора понял, что сир Джейме Ланнистер столь же горд, как и его сестра. «Два сапога пара».
При упоминании о Лионетте, Гарлан тяжко вздохнул и устремил взгляд в пол, рассматривая свои новые красивые сапоги. Слегка скривился, почесал бороду. Наконец-то собрался с мыслями и, не отрывая взор от новых сапог, наконец-то соизволил отрыть рот:
- Она еще не знает.
Лионетта - очень хорошая женщина, и она любит Маргери, как родную сестру, поэтому весть о том, что в Винтерфелле беда, может здорово ей навредить. Она еле-еле перенесла весть об аресте Мейса Тирелла, а тут такое… Гарлан решил поберечь нервы своей прекрасной жены. Конечно он ей скажет, но не сейчас.
- Лионетта узнает, когда придёт время для этого и отправится в Хайгарден вместе с бабушкой сразу после коронации Джоффри, - это тоже не нравилось Гарлану, но так решила Оленна, а ее слово – закон. – И еще одно, до девятого числа девятого месяца все что нас должно заботить – это суд над принцем Оберином Мартеллом и грядущий турнир в честь коронации Джоффри. Хорошо, Лорас?
Гарлан посмотрел на брата тем самым взглядом, которым смотрит на противника перед выходом на арену.

+5

14

Что-то такое, видимо, проскользнуло во взгляде Лораса, что Гарлан даже спорить не стал. И отговаривать, пытаясь переубедить, тоже, за что ему большое человеческое спасибо: этим он сэкономил обоим Тиреллам немало нервов. Похоже, Гарлан и сам не верил, что сумеет доказать младшему брату целесообразность его нахождения при дворе, пока семья будет прилагать все усилия, чтобы спасти Маргери. Возможно, позже такую попытку предпримет Уиллас, но и она будет безуспешной. У Лораса никогда не хватало терпения, а вот упрямства было в избытке. К тому же он сейчас фактически договорился с Гарланом, который и будет ответственным за поход на Север; сумел донести свою позицию до одного брата, сможет и до другого. Тем более что Уиллас никогда не был упёртым бараном и умел рассуждать логически, действуя на благо семьи. Как бы ему не хотелось иметь при дворе свои глаза и уши, которым можно целиком и полностью доверять, таким человеком будет не Лорас. Бабушке тоже придётся с этим смириться, собственно, цепочка продолжится: младший Тирелл убедил Гарлана, как-нибудь договорится с Уилласом, а старший брат поговорит с бабушкой. Он же наследник, ему рот никто затыкать не вправе, даже такая влиятельная и острая на язык женщина, как Оленна Тирелл. К тому же, бабушка любила выслушивать чужую аргументированную позицию, а уж убедительно говорить Уиллас умел.
Лорас кивнул, принимая условие Гарлана и соглашаясь немного подождать. Хотя он не думал, что королева так уж остро среагирует на его отсутствие при дворе; пожалуй, сначала она даже порадуется, что одним Тиреллом в Королевской Гавани стало меньше, и почует неладное только при отъезде Гарлана. А может, и нет, старший брат удачно ввернёт мысль о поддержке Севера и тоже может беспрепятственно покинуть Королевскую Гавань. Ланнистерша не поверит своему счастью: сначала она потребовала от Мейса прислать ко двору сыновей, а потом не знала, как от такого количества роз избавиться.
"Как я и думал". Гарлан решил оттягивать момент, до последнего не сообщая своей жене печальных новостей. Лорас покачал головой, но комментировать решения старшего брата не стал: в семейной жизни он Гарлану не советчик, уж как-нибудь самый галантный рыцарь разберётся без чужого вмешательства. В конце концов, ему лучше знать, как преподнести Лионетте вести так, чтобы урождённая Фоссовей не упала в обморок от переизбытка чувств. Какие всё-таки разные леди: Лорас помнил, какими словами говорил Маргери об аресте отца и требованиях Серсеи. Быстро, прямо и всё сразу на сестру и вывалил, хотя едва ли она бы оценила, если бы Лорас начал юлить, выдавать информацию по крупинкам, а всю картину целиком рассказал бы за час до отъезда в Королевскую Гавань. Всё-таки в Маргери было больше от бабушки, чем даже от родной матери - леди Алерия такой твёрдости характера никогда не демонстрировала.
"До девятого числа..." Лорас тяжело вздохнул  - сегодня было лишь первое. "Долгая предстоит неделя". Деятельной натуре младшего из сыновей Мейса хотелось действовать, а не ждать суда над Мартеллом. К тому же Тирелл примерно представлял себе судьбу Оберина - спасти его могло только чудо.
Увы, ускорить начало спасательной операции было не в силах Лораса, как бы сильно ему не хотелось начать действовать здесь и сейчас.
- Я тебя понял, - на строгий взгляд Гарлана Лорас ответил тем самым, которым обычно одаривал побеждённых противников. Он не дурак и понимает, что стоит кому-нибудь узнать о планах главных интриганов Простора, и спасательная миссия будет под угрозой срыва.
Неделя актёрского мастерства семьи Тиреллов началась: теперь представителям этого дома надо убедительно сыграть озабоченность предстоящим судом, коронацией Джоффри и турниром в честь нового правителя, и сохранить в тайне истинные намерения. Игра началась.

Эпизод завершён

+4


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Большой секрет [Королевская Гавань. Красный замок. - 01.09.298]