Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » У каждого своя правда [ Красный замок. 21.08.298]


У каждого своя правда [ Красный замок. 21.08.298]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1


У каждого своя правда

Дата:
21.08.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань. Красный замок. Западный двор

Действующие лица: Дейнерис Таргариен и Дэйемон Сэнд

Краткое описание:
«Страна поднимется на защиту своего законного короля. Тирелл, Редвин, Грейджой любят узурпатора не больше, чем я. Дорнцы рвутся отомстить за Элию и ее детей. Простонародье поддерживает нас. Они всегда за короля.», - говорил Визерис и Иллирио задорно ему поддакивал. Но как все на самом деле?

Отредактировано Daenerys Targaryen (2018-01-02 20:09:13)

0

2

Дэйемон получил от Оберина задание. И, хотя он и не был доволен им, он считал своим долгом его исполнять. Поэтому он осматривал стены замка в самых разных частях под видом прогулки. Прогулка в данный момент завела его в Западный двор, и он решил осмотреть и сад тоже - на всякий случай. Завернув за угол, он чуть не врезался в какую-то светловолосую девушку.
- Приношу свои глубочайшие извинения, - галантно улыбнулся дорниец, кланяясь. - Позволите ли узнать, с кем меня так неожиданно свела судьба?

+5

3

- Стой, куда же ты?
Подхватив юбки, Дейнерис бежала за белоснежной кошечкой по имении Снежинка. Она ее уже около месяца подкармливает, и вот наконец-то кошка далась на руки. Дени была такой довольной, как будто она приручила дракона. Снежинка приходила каждое утро, терлась возле двери, выпрашивая для себя угощения, а затем ложилась на пороге и просила, чтобы ей почесали животик. Так было каждый день, но не сегодня. Эта невоспитанная дикарка с Севера, кажется, Арья Старк, испугала кошечку. Бурерожденная давно подмечала, что эта странная девочка испытывает нездоровый интерес к кошачьим: отлавливает их и несет к своему учителю, тот кивает, а затем она их отпускает.
«Интересно, все северяне такие дикари?» - подумала девушка, как здесь, ой, хорошо, что вовремя затормозила. Таргариен чуть не сбила…
«А кто это?» - Дейнерис оглядела мужчину с головы до ног, пытаясь понять, к какому дому он принадлежит. Кажется, дорниец. Она слышала, что жители песков очень любят пестрые слова.
- Руфина Ланнистер, - присела в реверансе Дейнерис, - фрейлина королевы-регента Серсеи Баратеон, а вы милорд…?
Девушка уставилась на мужчину в надежде получить ответ, а меж тем Снежинка исчезла за углом.
«Ну вот, теперь я ее не поймаю».

+6

4

- Я не лорд, - улыбнулся Дэйемон. Он хотел было протянуть руку, но, увидев реверанс, решил этого не делать. - Сир Дэйемон, глава Ядовитых Клинков, личной гвардии принца Оберина Мартелла.
Девушка явно была довольно воспитанной и не бросилась обвинять его - но и о принятии извинений не сообщила. На мгновение ему показалось, что её глаза отливают странным фиалковым оттенком, но, чуть дёрнув головой, он сбросил это "наваждение". "Ну и что, что фрейлина? У Серсеи небось много фрейлин, не могут же все они быть злобными гадюками... или могут?"

+3

5

«Принца Оберина Мартелла?».
Дейнерис, как и полагается фрейлине королевы скрыла свою радость, услышав какому из Великих Домов служит рыцарь. Дорн, если верить Визерису, предал их отца так же, как Ланнистеры и Аррены, но в тоже время ее брат всегда говорил, что дорнийцы спят и видят, как голова узурпатора украсит стены Красного Замка. «Дорнцы рвутся отомстить за Элию и ее детей», - вспомнились слова Визериса. Но если это так, то почему принц здесь? Почему Мартеллы все еще не объеденились с последними из Таргариенов и не свергли узурпатора Роберта Баратеона?
Бурерожденная чувствовала, как кровь в венах начинает кипеть. Она была зла, очень зла на Дорн.
«Неужели они тоже склонили колено перед узурпатором?». Дейнерис не знала. Она совсем не разбирается в делах политики. «Остается только гадать… или нет…»
Последняя из Таргариенов еще раз смотрит на своего нового знакомого. Внимательно всматривается в глаза, надеясь в них разузнать ответ. Но ничего. Абсолютно всё непонятно. И наверное, сейчас Дени должна была поклониться и уйти, но вместо этого она набирается смелости и говорит:
- Принц Оберин Мартелл приехал, чтобы присягнуть на верность королю Джоффри?
В голосе ощущались как и нотки интереса, так и злости. Нет, Дорн верен Таргариенам. Всегда был верен и остается таковым!

+4

6

Дэйемон встретил её заинтересованный взгляд своим - весёлым и слегка оценивающим, после чего улыбнулся наивному вопросу.
- Знаете, вообще-то отвечать на этот вопрос фрейлине Серсеи Ланнистер, также носящей фамилию Ланнистер, несколько... рискованно. Но отказать такой привлекательной девушке, как вы, просто невозможно, - он улыбнулся и мягко протянул руку, чтобы осторожно взять её пальцы в свои. - Принц Оберин был вынужден свергнуть и убить своего брата, принца Дорана, за заговор с целью приведения к власти Визериса Таргариена, который должен был вступить в брак с Арианной Мартелл, и лично привёз пленного Визериса, чтобы доказать, что имел право на это свержение. Визериса тут же казнили, а Оберину вместо благодарности назначили суд.

+3

7

«Красивая? Он, правда, так считает?».
Дени чувствовала себя неловко. Джоффри тоже называл ее красивой, Визерис хотел ее. Но что юный принц, что ее брат в то же время считали и считают ее не умнее овцы. Неужели это действительно так? Бурерожденная не хотела быть просто красивой куколкой. Она же будущая королева Cеми королевств, она должна быть столь же умна, сколько и привлекательна.
Дени обиделась на рыцаря. Не подала ему руку и даже не поблагодарила за проявленную учтивость. Вместо этого Таргариен подняла слегка юбки, дабы не запутаться и не разбить королевский носик, и уверенным шагом направилась вперед, внимательно вслушиваясь в каждое слово рыцаря из Дорна.
Но недолго кровь от крови дракона была настоящим драконом.
- Что вы только что сказали? – Дени была не столько растерянная, сколько злая. Как эти грязные дорнийцы посмели поднять руку на ее брата, на истинного правителя Семи Королевств?! Кто им дал такое право?
«Последняя надежда. Они забрали у него последнюю надежду».
Дени захотелось обратиться ко всем рыцарям, тренирующимся в это время во дворе, дабы они взяли в руки мечи, копья и окропили Дорн кровью.
«Как они смели?!».
Ответ на этот вопрос она хотела узнать у этого рыцаря, но сейчас она не Дейнерис Таргариен, а Руфина Ланнистер, значит, должна быть милой, гордой и немножко глупенькой.
- Простите, - она выдавали из себя улыбку, - двор живет своей жизнью, мы даже не знали, что в Дорне случился переворот. Ох, об этом теперь только и молва будет. И кто же вместо похвал и подарков взял и заточил столь верного друга Железного Трона в кандалы?
«Страна поднимется на защиту своего законного короля. Тиреллы, Редвины, Грейджои любят узурпатора не больше, чем я. Дорнцы рвутся отомстить за Элию и ее детей. Простонародье поддерживает нас. Они всегда за короля», - опять слышала она голос брата так, как будто он сейчас это шепчет ей на ухо. С Дорном он не угадал. Так может, это Тиреллы?

+2

8

- Станнис и Серсея Баратеоны, - скривился Дэйемон в ответ, убирая руку, но от него не укрылась короткая вспышка гордости и гнева в Руфине, хотя он и не понимал, в чём её причина. - Разумеется, обвиняя его в том, что он вовсе не верный друг Железного Трона, а просто захотел власти через голову брата и племянников. Всё чушь до последнего слова.
Чуть помолчав для приличия, он добавил:
- Да и в любом случае... я видел Визериса, когда мы перевозили его из Дорна сюда, в Королевскую Гавань. Он был безумным и неуравновешенным. Такого человека нельзя сажать на престол, будь он двадцать раз королевской крови. Хватило с нас одного Безумного Короля. Кровосмешение вообще способствует безумию, так что династия Таргариенов сама медленно свела себя на нет. Впрочем, говорят, его сестра ещё жива. Может, её миновало общее безумие - если так, наверняка найдётся кто-нибудь, кто захочет посадить её на престол, заставив вступить в брак со своим наследником, чтобы тот стал королём. Увы, если не так, тоже найдётся.

+6

9

«Он был вашим королем!» - чуть было не сорвалось с уст последней из Таргариенов. Но все-таки она сдержалась. Проглотила все то дерьмо, которым ее дорниец кормил. «Я должна быть выше этого, я кровь от крови дракона, я последняя из династии», - повторяла она себе, словно молитву, пряча гнев за лестной улыбкой.
«Безумец, - только и фыркнула она про себя, еле сдерживаясь, дабы не закатить глаза. – А как же! Династия безумцев, вот только, что же вы им столько лет ноги целовали?!».
Так много вопросов и так мало ответов. Впрочем, все когда-то станет явным. Как только Дейнерис станет королевой, она призовет дорнийцев в Красный Замок и заставит их плясать на раскаленных углях. Небось тогда все как один будут восхищаться ее красотой, петь оды ее уму и взывать к доброте. Но она и пальцем не поведет, чтобы прекратить танцы. Все до единого, от красных гор Дорна до холодной Стены на Севере узнают, что бывают когда возвращается дракон. Но, увы, еще нескоро черный флаг с красным трехглавым драконом опять появится над Королевской Гаванью. Серсея Баратеон не спешит оглашать, кто же новая возлюбленная ее сына, так что все, на что способна Бурерожденная сейчас, – мило ворковать с грязными предателями.
- Ох, неужели милорд-десница и королева-регентша в чем-то сошлись? – хихикнула девушка, хлопая длинными ресницами. – Надо же, какая новость! Вы, сир Дэйемон, просто кладезь интересных новостей.
Девушка мягко ступала вперед, обдумывая, как же вежливо ответить на столь острые слова в сторону ее дома. Получалось плохо. Дени злилась и нервничала. Но после короткой паузы все-таки нашла что ответить.
- Таргариены хотели сохранить чистоту крови, разве это плохо? - Визерис тысячу раз говорил ей, что в их жилах течет кровь королей, золотая кровь древней Валирии, кровь Дракона. - Драконы ведь не соединялись с полевыми зверями, так и Таргариены не мешали свою кровь с кровью простонародья. К тому же в роду Таргариенов было и много великих правителей: Джейхейрис I Миротворец, Эйгон III Таргариен, Юный Дракон, Дейрон Добрый – при каждом из них Вестерос процветал. И если, - Дени закусила губу, боясь, что следующий вопрос может может натолкнуть дорнийца на дурные мысли, но она уже и так сболтнула лишнее, так что решила спросить. – Если в Дорне считают и, скорее всего, считали Таргариенов безумцами, так почему же поддержали принца Рейгара на Трезубце?

+1

10

Дэйемон внимательно слушал её, нахмурившись. Её суждения были до странного... архаичными и нетипичными для Ланнистеров.
- Вы слишком обобщаете, - отозвался он с вымученной улыбкой, когда она, наконец, задала последний вопрос. - Я не говорил, что все Таргариены - безумцы, я сказал, что кровосмешение увеличивает шанс на безумие. Рейегар не был безумцем, он был... благородным воином, настоящим рыцарем... по крайней мере, по рассказам, я слишком поздно родился, чтобы застать его. Ну и, кроме того, жена Рейегара Элия Мартелл - к слову о смешивании крови с простонародьем, дорнийка, сестра принцев Дорана и Оберина - фактически была чем-то вроде... заложницы и гаранта преданности Дорна. Таргариены хотели сохранить свои валирийские черты, это правда, но, кажется, перегнули палку с этим. В конце концов, достаточно быстро стали появляться младшие ветви, почему было не соединяться с ними? Но нет, они упорно шли на близкие браки, и это закончилось кадрами вроде Эйериса и Визериса. Сожалею, если разрушил ваши детские мечты о благородных валирийских господах. Рейегар был таким, но Рейегар мёртв.

+6

11

«Вы ничего не знаете!» - опять запротестовала Дейнерис.
Бурерожденная готова была отыскать контраргумент на каждую реплику рыцаря. И отыскала бы, будь она сейчас Таргариен, а не Ланнистер. Фрейлинам королевы же не положено быть слишком умными, так что удосужилась кратким кивком. В конце концов, у нее есть еще несколько любопытных вопросов для дорнийцев, но для начала…
- Простите, сир, а к какому дому вы принадлежите? – Обычно жители Красного Замка при знакомстве всегда упоминают дом, некоторые даже перечисляют имена славных предков. Сир Дэйемон предпочел же умолчать то, к какому роду принадлежит, что наталкивало на размышления и подозрения. – И что касается принца Оберина, я слышала, что Ланнистеры убили Элию и ее детей, Ланнистеры же убили и короля, так почему же после стольких лет обиды вдруг такие перемены? Неужели Дорн больше не омывает слезами свою принцессу и ее детей? И Рейгар… - Дени было сложно говорить о брате. Комок в горле не давал ей дышать. – Неужели он был столь благородным, как принято считать? Он же украл и изнасиловал леди Лианну Страк. Может, он тоже был безумцем?
«Может, и я безумная?».

+1

12

- О, как у нас говорят, у меня десять тысяч братьев, - небрежно пожал плечами Дэйемон, взглянув ей глаза в глаза. - Моя фамилия - Сэнд, думаю, вам известно, что в Дорне это значит то же, что Хилл у вас на Западе. И... скажите честно, какого ответа вы, урождённая Ланнистер, ожидаете от меня об отношении принца Оберина к Ланнистерам? Могу лишь заметить, что, кажется, убивал их старший Клиган, а не сами Ланнистеры, так что мы прежде всего хотели бы наказать его.
Он отвёл взгляд и зашагал дальше, ведя её по замку.
- Я не знаю, почему Рейегар вдруг решил похитить и взять силой Лианну Старк. Но, если это и было вспышкой безумия, все, кого я знаю, сходятся на том, что других не было. Я слышал и довольно негативные отзывы о Рейегаре, но его безумцем на моей памяти никто не называл. Впрочем, на фоне того, чем к концу жизни стал его отец, вероятно, нетрудно было казаться здравомыслящим.

+2

13

«Значит, бастард». От Визериса она знала об Эйгоне IV, также прозванным в народе Недостойным. Благодаря его глупости и его многочисленным бастардам Вестерос много лет утопал в крови драконов. «Слишком много драконов такая же опасность, как и слишком мало», - говорил кто-то из великих родственников, имя которого Бурерожденная позабыла. Впрочем, она хорошо помнила слова Великого септона:
- Септоны говорят, что в бастардах течет дурная кровь, так как их зачали из-за похоти. Скажите, вы с этим, сир Сэнд, согласны?
Дейнерим мягко улыбнулась, упиваясь своей маленькой победой. Это была ее красивая и изящная месть за безумных Таргариенов.
- Я хочу от вас правды, сир, - мягкий тон сменился на властный, таким скорее отдают приказы, а не ведут светские беседы. – Я же с вами честная, а ведь могла назваться представительницей любого другого дома.
Последующие слова заставили девушку остановиться. «Клиган», - Дени запомнила.
- Но разве сир Клиган не вассал лорда Тайвина? Разве не лорд Тайвин Ланнистер отвязал бешенного пса?
Визерис во всем всегда винил Тайвина Ланнистера. Брат говорил, что лев обиделся из-за того, что под Рейгера легла не его дочь, а дорнийка, поэтому и поддержал Узурпатора. Дейнерис не знала насколько это правда, но почему-то всегда, когда она заговаривала об этом с королевой, та резко меняла тему.
- Что же вы слышали? Ну же, поделитесь со мной, а то я до конца жизни так и буду лелеять тот светлый образ принца-дракона, созданный менестрелями.

+3

14

- Вы спрашиваете о похоти у дорнийца? - Дэйемон мягко рассмеялся. - Септоны говорят много разных противоречивых вещей. Бастарды, как и другие люди... разные, да и причины их появления могут быть не вполне одинаковые: полагаю, есть разница между изнасилованием и добровольным соитием вне брака.
Властный голос собеседницы прозвучал совершенно неожиданно, но вызвал в Дэйемоне лишь большее подозрение, что что-то здесь не так, хотя, конечно, он не понимал, что именно. Сложив руки на груди, он холодно отозвался:
- Тогда я честно отвечу вам, что в интересах Дорна и принца Оберина не отвечать на такой вопрос никому в Красном Замке, а тем более Ланнистер. Что же касается Рейегара, его - в принципе, заслуженно - обвинили в развязывании войны и наплевательском отношении к жене, а также в некоторой, что называется, игре на публику. То есть что он вёл себя благородно и играл на арфе не из-за внутреннего благородства и эстетизма, а потому что хотел выглядеть благородным и утончённым.

+2

15

Дейнерис не поняла шутки о похоти. И раз зов плоти столь развит у жителей Дорна, то разве этим стоит хвастаться? Видимо, Таргариен действительно еще очень наивная дурачка. Но на этом Бурерожденная долго не заостряла свое внимание, ведь есть и более интересные темы для бесед. Например, бастарды. Дени, мягко улыбнулась, как только рыцарь начал оправдывать своих «братьев» и «сестер».
«Разные причины появления… Так ведь и с безумством у Таргариенов так же». От Визериса она знала, что их отец был умным и хорошим правителем до того времени пока не попал в плен в Сумерочный дол. По словам Визериса, именно после этого их отцу начали везде мерещиться предатели. Ее брат тоже не сразу стал безумцем. Он заботился о ней, любил ее и защищал, но годы гонений сделали свое дело. Но кого это интересует? Таргариены - безумцы, потому что спят с сестрами, а не потому что мир делает их такими. Корона – это тяжелая ноша, но Дени ее примет, она покажет всем, что драконов еще стоит бояться.
- Тогда, я должна сказать, что ваше уклонение от вопросов только сильнее затягивает петлю вокруг шеи принца, - она проговорила это совсем не как фрейлина, а как королева.
«Что же я наделала?». Дейнерис совсем растерялась. Но совсем на мгновение. Сир Дэйемон говорил о ее брате то, что никогда бы не сказал сам Визерис. Дени вслушалась в каждое слово. – Что значит «игра на публику»? Он хотел понравиться? Кому? Зачем?
Таргариен совсем не понимала о чем речь. Ее брат был воплощением рыцарских идеалов. Это все знают и все это подтверждают. Кроме Дорна.

+6

16

- Вряд ли можно затянуть её словами сильнее, чем это делает сам принц Оберин, - махнул рукой Дэйемон. - Не любит он Ланнистеров, все это видят, и нечего тут притворяться. Хотя, думаю, боковые ветви его мало заботят. А игра на публику - это просто. Вот, допустим, я хочу переспать со служанкой, но она нежная и стеснительная и прямого предложения не примет. Тогда, если я плохой человек, я могу притвориться безумно влюблённым в неё и медленно совратить её, в реальности не испытывая к ней ничего, кроме плотского желания. Вот Рейегар, по утверждениям его недоброжелателей, схожим образом поступал с народом - ну, не с целью переспать, а с целью, чтобы его осыпали хвалой и цветами.

+5

17

На мгновение Дени стало жалко рыцаря. Ей показалось, что сир Сэнд всем сердцем верен принцу Оберину и воспринял его заключение, как собственную трагедию. Что же, это похвально. Дейнерис еще молода и мало что понимает, но даже она в свои четырнадцать знает, что в этом мире без верных соратников никуда. У её брата был такой – сир Эртур Дейн.
«Мне бы такого рыцаря», - тяжко вдохнула девушка, наблюдая за тренировкой во дворе.
- Какие глупости, - рассмеялась последняя из Таргариенов. – Зачем это ему? Он же будущий король, его и так все любили. – Об этом же Визерис врать не мог. Да и сам сир Сэнд сказал, что так говорят недоброжелатели. – Вы в это верите, сир?

+3

18

"Нет, тут что-то не так... но что? Интерес к Таргариенам куда больше, чем к своей династии... или?"
- Против наследника, которого все любят, не поднимается половина государства, моя дорогая Руфина Ланнистер, - улыбнулся Дэйемон, наклонив голову. Шальная догадка посетила его голову, и он внимательнее заглянул ей в глаза, после чего отвёл взгляд. - Я тогда не жил и не знаю, чему верить. Может быть, он был благородным воином, единственный раз в жизни сошедшим с ума от любви, что стоило ему трона, жизни и судьбы династии. А может быть, выпендрёжником и балагуром с арфой, считавшим себя вправе забирать то, что ему приглянулось. В любом случае Рэйегар Таргариен мёртв вместе со своей семьёй, а Эйерис и Визерис были безумны и убиты за это. Если вдруг Дэйенерис Таргариен ещё жива и прячется где-то в Эссосе, для её же блага ей лучше там и оставаться. Подальше от всей этой... игры престолов. Удачи вам, Руфина.
Он отвернулся и направился прочь по саду.

+1


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » У каждого своя правда [ Красный замок. 21.08.298]