Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Кто мы теперь? [За Стеной. Замок Крастера. 08.08.298]


Кто мы теперь? [За Стеной. Замок Крастера. 08.08.298]

Сообщений 1 страница 29 из 29

1


Кто мы теперь?

Дата:
08.08.298 от З.Э.

Место:
За Стеной. Замок Крастера

Действующие лица: Робб Старк и Бенджен Старк

Краткое описание:
После нескольких дней беготни за Стеной, Первый разведчик все же находит одного из Старков.

0

2

Наверху, на полатях, рожала женщина, внизу умирал мужчина. Беднягу Баннена укрыли целой грудой шкур и развели в очаге жаркий огонь, но он все жаловался:
— Холодно. Холодно. Согрейте меня, — Робб пытался кормить его луковым супом, но тот не мог глотать, и суп стекал у него по подбородку.
— Этот все равно, что подох, — равнодушно бросил Крастер. — По мне, милосерднее будет ткнуть его ножом в бок, чем совать ложку ему в рот.
— Тебя не спрашивали, — огрызнулся Робб. Нога в месте, куда его укусил оживший мертвец, все еще болела и, передвигаясь, Старк то и дело сжимал зубы, чтобы не выругаться так, как еще в жизни не ругался — ростом не более пяти футов, но свирепого нрава. — Джон, принеси еще один плащ.
Маленький Джон недовольно поднялся на ноги и пошел за плащом.
«Он тоже меня ненавидит», - Робб не обижался на него. Старк осознавал, что все случившейся – это полностью его вина. «И надо было мне идти искать Сноу?». Да, надо было, но самому. Не надо было собирать отряд.
— Скажи спасибо, что я вам хоть что-то даю, — Крастер, и без того плотный, казался еще толще из-за вонючей овчины, которую не снимал ни днем, ни ночью. У него широкий и плоский нос, рот набок и одного уха недостает. — Вас, ворон и лорденышей как ни корми, все мало. Не будь я набожным человеком, сразу бы выставил вас вон. Больно мне надо кормить такую ораву, да еще чтобы такие вот подыхали у меня на полу. Вороны, — плюнул одичалый. — Когда это черная птица приносила человеку добро? Да никогда.
Суп опять вылился у Баннена изо рта, и Робб промокнул его рукавом. Глаза разведчика, хотя и широко раскрытые, не видели ничего.
— Холодно, — снова пожаловался он. Мейстер, может, и спас бы его, но у них нет мейстера. Вчера Амбер отнял Баннену загноившуюся ступню, но было уже поздно. — Холодно, — еле слышно повторили бледные губы.
«Нам всем надо хорошенько поесть». Уилл, гвардеец Старков, то и дело выражал свое недовольство гостеприимством. Колченогий Карл однажды сболтнул тому о тайной кладовой Крастера, вот теперь тот и негодует. Робб хотел было попросить у хозяина что-нибудь более питательное для раненого, но так и не осмелился. Глаза у Крастера холодные, недобрые, а руки при каждом взгляде на Старка подергиваются, словно сейчас сожмутся в кулаки.
— Холодно, — сказал Баннен. — Ох, как холодно.
Роббу самому было холодно, несмотря на жару и дым. И он устал, ужасно устал. Поспать бы — но как только он закрывает глаза, ему снится метель, бредущие к нему мертвецы с черными руками и ярко-синими глазами.
Женщина на полатях издала крик, прокатившийся по всему длинному, без окон, дому.
— Тужься, — говорила ей одна из старших жен Крастера. — Сильнее. Сильнее. Кричи, если помогает. — И женщина закричала опять, так громко, что Робб сморщился.
— Хватит орать, — заревел Крастер. — Засунь ей тряпку в рот, не то я сейчас поднимусь и покажу ей, что к чему.
Робб знал, что он на это способен. У Крастера девятнадцать жен, но ни одна не посмеет ему помешать, если он полезет на полати. Крастер жесток и правит своими женами и дочерями железной рукой, однако он дал им убежище в своем доме. «Мерзлые вороны, — хмыкнул он, когда они ввалились к нему. — А стая-то меньше против той, что летела на север». Он дал им место на полу, крышу над головой, огонь, чтобы обсушиться, а его жены подавали братьям чаши с горячим вином. Он обзывает их «проклятыми южанами», однако кормит, хоть и скудно.
Мы здесь гости, напоминал себе Старк. Его дом, его и порядки.
— Холодно, — прошептал Баннен. — Холодно, — Робб, отставив миску с ложкой, накинул на умирающего еще один плащ и подложил полено в огонь. Женщина вскрикивала, стонала и тяжело дышала. Крастер жевал твердую черную колбасу — он объявил, что она предназначена для него самого и его жен, а не для нахлебников.
— Вечно они орут, эти бабы, — посетовал он. — У меня раз свинья восемь поросят принесла и хоть бы раз хрюкнула.
Робб как раз хотел ответить ему. Терпение почти кончилось, когда на улице залаяли псы. Неужели Серый Ветер или Призрак вернулся? Крастер запретил лютоволкам ночевать его в доме, так что приходилось их держать во дворе. Хотя, это очень громко сказано. Звери больше времени проводили в местных лесах, чем возле людей.

+8

3

-Шаг, ещё шаг, ещё один, ещё! - как молитву повторял для себя Бен, бредя по сугробам. Ноги уже потеряли чувствительность, впрочем как и руки. Весь организм стонал и так и просил: "Присядь на секунду, передохни чуть-чуть, самую малость, прикрой глаза, будет хорошо..." Но Бен знал цену такой жалости к себе. Он уже не раз было пинками и оплеухами гнал молодых и неопытных братьев по тропинке, не давая заснуть по пути. Он не боялся обидеть кого-то из них. Позже, в тепле, они осознавали (или товарищи помогали осознать), что старший разведчик спасал их жизни и были безконечно благодарны.
Теперь с этой бедой столкнулся сам Бен. Он уже сбился со счёта дней, замерзающий организм брёл из последних сил. Но силой всей своей воли, Старк не давал себе послаблений. В очередной раз, зачерпнул снег и размазал по лицу. Это ещё недавно помогало ему прийти в себя и проснуться, но видимо лицо уже замерзло так, что он почти не почувствовал облегчения. Опёршись на дерево, он помотал головой и осознал, что стоит у него уже слишком долго, засыпая на ходу. Понимая, что чуть было не уснул, он вновь погнал своё тело дальше. Силы были на исходе и безэмоционально, без страха и сожалений, холодным разумом, Старк понимал, что когда силы совсем иссякнут, он упадёт и тут же заснёт вечным сном. И вновь, отгоняя сон, Бен повторял:
- Ещё шаг, ещё, давай. Давай, развалина! Шевелись, дерево. Иди, побери эту стужу пекло, иди вперёд!
В полузабытьи и закрывающимися глазами, Бен ощутил вдруг какой то знакомый запах. Постучав себя по щекам, он частично восстановил сознание и принюхался - определённо пахло чем то, напоминающим свинарник и его извечную вонь. Сейчас же, этот запах сулил разведчику жилище и благословенное тепло. И пусть хоть свинарник, хоть отхожее место, он был готов на какую угодно обитель, лишь бы там можно было отогреться. Ускорив шаги, через некоторое время он выбрел к замку Крастера. Запинаясь и пару раз упав, он упорно поднимался и уже не засыпая гнал своё тело вперёд и вперёд. Завалившись без слов в хижину и увидев братьев дозорных и ошалевшего Роба, он наконец позволил ногам расслабиться, повалился у костра и отключился.
Пришёл он в себя, когда Робб аккуратно пытался влить в него тёплое вино. Закашляв, он слабыми руками принял чашку и выпил всё до дна. Тело уже начало отогреваться и впечатление было, что в ноги и руки вонзились тысячи тонких иголок.
Бен вспомнил, что несёт чёрные вести, но решил оттянуть их. Разлепив губы, он просипел:
- Что ты здесь делаешь?

+5

4

За все время, проведенное у Крастера, ни мертвецы, ни Иные ни разу на них не напали. И не нападут, уверял Крастер. «Набожному человеку этой нечисти нечего бояться. Я и Мансу так сказал, когда он явился сюда разнюхивать. А он и слушать не стал, как и вы, южане, со своими мечами и дурацкими кострами. Костры вам не помогут, когда белый холод придет. Одна надежда на богов — уладьте-ка лучше свои счеты с богами». Но когда дверь скрипнула и открылась, Робб тут же возложил ладонь на рукоять меча, готовясь снова принимать бой. Хотя вряд ли то, что осталось от их малой компании, могло справиться с отрядом мертвецов. Но ведь умереть с мечом в руках не так постыдно, как на коленях, моля Старых богов о пощаде, рассуждал про себя молодой лорд. Да, теперь точно лорд.
Перед глазами опять предстала картина последнего боя. Старк мотнул головой, не давай призракам одурманить его разум. Не сейчас, когда враг следует по пятам.
- О, еще одна побитая ворона прилетела.
Одичалый улыбался во весь рот, показывая гнилые бурые зубы и выбивая Робба из своих мыслей.
- Дядя… - Только успел проговорить Старк, как Первый разведчик рухнул на пол, а женщина издав последний дикий крик, наконец-то замолчала.
- О, кончилось, - радостно потер ладони Крастер совсем не обращая внимание на брата Ночного Дозора посреди комнаты.
«Вот же козел». Старк наградил «лорда» колким взглядом, но промолчал. Пусть эта свинья себе хрюкает сколько угодно, зима однажды придет и в его дом. Робб был в этом уверен.
Вместе с Амбером он поднял Первого разведчика и уложил возле Баннена. Тот все еще жаловался на дикий холод, но теперь его голос звучал совсем тихо. А затем и совсем замолчал.
- Я же говорил, что подохнет, - усмехнулся Крастер, а затем и совсем пнул разведчика ногой. – И этот подохнет.
- Не подохнет, - сквозь зубы процедил Старк, прося Амбера принести теплого вина. Старк плохо разбирался в медицине, но, кажется, мейстер Лювин говорил когда-то о том, что человека надо согреть в первую очередь.
- Подохнет. Подохнет. Если не сейчас, то по дороге на Стену. Я дал вам все, что мог дать, но грядет зима, а девчонка наградила меня еще одним ртом. Сын, кстати говоря, - Крастер опять оголил свои гнилые зубы и Старк не удержался, чтобы не поморщится. – Назову его в твою честь.
«Как благородно с твоей стороны дать ребенку имя перед тем, как выставить его на мороз».
- Как только раненые немного окрепнут… - опять не на этом акцентировал внимание Старк, понимая, что все-таки злить никого не стоит.
- Лучше, чем теперь, им уже не станет, и мы оба это знаем, рыжая ты морда. Умирающим надо перерезать глотки, и дело с концом. Если самому духу не хватает, оставь их мне, и я с ними разделаюсь.
- Завтра с самого утра мы уйдем.
Старк устал от споров, криков. Он готов был провозгласить Крастера лордом Винтерфелла, только бы тот заткнулся.
- Хорошо. Завтра.
Одичалый самодовольно зашагал к своему трону, а Робб занялся своим отрядом.
** ** **
Сколько времени прошло, Робб не помнил. Но костер, в котором сожгли тело разведчика, уже потускнел, новорожденный ребенок затих, а Серый Ветер запел свою песню, когда дядя Бен пришел в себя. И первым же делом, Первый разведчик взялся отчитывать своего непутевого племянника, конечно.
- Я пошел искать Джона, он пошел на охоту за Стену и пропал. Наверное, уже мертв, - последнее слово удалось проговорить очень тяжело.

+7

5

Бен кряхтя, принял сидячее положение. "Старею." - невесело подумал он, - "Раньше бы я этот переход легче одолел, а теперь чуть не подох на пороге этого ублюдка." Он кинул на хозяина дома тяжёлый взгляд, но не став его провоцировать на новую порцию желчи, отвёл. "Терпеть, всегда терпеть. Но ради своей шкуры - приходится." - Бен, конечно внутренне возблагодарил Старых Богов, что дали ему сил, дотянуть до Крастера, но вот не ожидал он найти здесь такую компанию.
И конечно, в глазах Бена сейчас был один виновник. Робб, волчонок.
Стараясь говорить негромко, но в то же время уверенно, он вымолвил:
- Джон пропал говоришь? А что если Джон вернулся и сейчас не находит себе места из-за твоей пропажи? Не думал о таком развитии событий? И какого пекла, его потянуло на охоту? Этого ещё не хватало.
Бен взглянул на Робба, тот был подавлен и склонялся под тяжестью вины и грусти по брату. Сердце старого разведчика сжалось, он должен поведать ему о судьбе отца, но это сейчас равно как нож в печень вогнать. Мысль о том, что Робб, как и Джон, стал сиротой, ещё больше опечалила его. "И не сказать нельзя, и говорить сейчас не время!" - в который раз думал Старк.
Не стесняясь, он обнял Робба за плечи и привлёк к себе:
- Ладно, сынок, не вешай нос. Завтра вернёмся в замок, узнаем вести, может и Джон там. Может ворона весть в клюве принесёт - наши разведчики ребята не промах, могли и захватить птицу с собой. Расскажи о ваших злоключениях, за что Баннен голову сложил? Ты наверно и мне хочешь задать такой же вопрос, но прошу повремени, не могу пока собраться с мыслями.

+6

6

Робб вместе с Джоном помог Первому разведчику сесть, на что Крастер опять крикнул, выражая все свое недовольство. Видимо, неприятно ему осознавать, что был не прав по поводу этой «вороны».
«Он еще, гаденыш, и тебя переживет», - крутилось на языке у Старка, но он опять смолчал. Пусть в глазах «южан» Крастер – самое аморальное создание, сотворенное Старыми Богами, но это не повод опускаться до оскорблений. Он дал им крышу над головой и еду, а за это, когда за окном танцует метель, можно наступить на свою гордость.
- Было бы это так, как вы говорите, Призрак бы не рвался в глубь леса, - Старк хотел сохранять трезвость рассудка и не выдавать истинные свои эмоции, но у него это не получилось. Усталость и потеря близких людей полностью вымотала его. Юный лорд был близок к тому, чтобы либо набить кому-то лицо, либо высказать все, что накипело за пятнадцать лет.
«Нельзя. Я лорд, должен теперь себя держать в ежовых рукавицах».
Старк опустил голову, пытаясь скрыться от всех. Слишком много на него свалилось за один день. И слишком много он сам нарубил дров.
«Если бы я только знал…». Увы, Боги не наградили его даром ясновидящего.
- Я не знаю, какого Неведомого, его понесло на охоту, мы с ним не общались, - стоит понимать, как: «поссорились». Фингал под глазом поставленный Сноу во время их последнего разговора сошел совсем недавно, и Робб машинально потянулся к месту, где красовалась «печать» вечной братской любви.
«Если бы я только знал…».
Новая волна ненависти к себе вот-вот накроет Старка с головой. Он пытается выдавить что-то на подобии улыбки, охотно кивает на слова дяди о том, что может, все не так серо и тоскливо, как он себе возомнил, но кого парень обманывает? «Я же собственными глазами видел тела северян и братьев в черном». Баннен тогда еще сказал, что в этом кровавом месиве сложили головы все, кроме Джона и еще одного рекрута. Тогда еще Робб хотел развернуть отряд обратно к Стене, но Призрак не дал. «Теперь, даже если Джон и жив, я должен вернутся обратно в Черный замок». Робб никогда бы не бросил брата в беде, но теперь он еще и лорд. Теперь его братья и сестры – весь север.
«Надеюсь, ты, Сноу, поймешь меня».
Робб знал, что поймет. Джон всегда его понимал и поддерживал. «И как я за это отплатил?». Старк хотел думать и ненавидеть Джона, как в тот вечер, но не смог. «Он мой брат, пусть чтобы кто не говорил».
Под грузом вины и фатальных ошибок Старку хотелось закрыться в себе и не разговорить ни с кем до следующей весны, но дядя задел еще одну свежую рану.
- Полагаю, по той самой причине что и мой отец.
Фраза прозвучала совсем безжизненно. Наверное, не так должен реагировать сын на смерть отца.
Увы, на большое в Робба не осталось сил, к тому же лорд всегда должен сохранять хладнокровие.

+7

7

Бен с горечью констатировал, что его слова ни на чуть не поддержали поникшего племянника. Да и действительно, нужно было признаться себе, что дела обстоят очень, очень скверно. Потери рядовых дозорных ещё недавно были чем то неслыханным. Теперь же нас уничтожают целыми отрядами. Погиб в бою Эд Старк - это была основа и весь фундамент, на котором строились все отношения Севера с королями. Кто его заменит - нет такого же человека. Так мало всех этих бед - теперь ещё и Джон пропал. Под словом пропал скорее всего стоило читать: "пленён."
Как ни гудела голова и не тянула опрокинуться в глубокий сон, смертельная усталость, старший разведчик задумался, вороша прошедшие события.
- Хорошо, что я оставил рыжую чертовку в живых. - сам для себя, протянул он. - Она, если конечно избежит зубов лютоволков, поведает Мансу, что в его руках сын оччень могущественного лорда. Это даст нам время.
Повернувшись к Роббу, он уверенно произнёс:
- Я был в плену у одичалых. Там удалось выведать о том, что в плену у Манса, как они выразились "лордёныш". Судя по всему, убить его они не спешат, так что есть шанс спасти его...
Тут бег мысли оборвался, брошенной племянником реплики о смерти отца. Как найти те слова, что могут объяснить и хоть частично утешить человека, потерявшего одного из самых близких родичей. Наморщив лоб, стараясь не замечать головокружения, Бен тихо произнёс:
- Я так любил тебя, мой почивший брат!
Он вновь повернулся к Роббу:
- Твой отец умер как настоящий воин и защитник Севера. Мы схватились с армией мертвецов, во главе с Белым Ходоком. Я тоже должен был умереть, но в последнем моём броске на Ходока, я даже не задумываясь, выставил клинок из драконового стекла и поразил его. Оказалось это самое лучшее оружие, против этих порождений. Я единственный, кто чудом выжил в той схватке.
Утонув в воспоминаниях, Бен надолго замолчал, ещё раз переживая потерю брата.

+4

8

Сердце опять пробили тысячи мечей. Но Робб все еще держится. Он теперь Хранитель Севера, значит, должен быть столь же смелым и умным, как его отец. Он обещал. Но, Старые Боги, как же это сложно. Особенно сейчас, когда дядя Бен подтвердил, что не зря Призрак так рвется вперед и только вперед.
«Лучше бы он был мертв».
Безусловно, смерть брата ударила бы по Роббу столь же сильно, как бьет Алан Крейн, когда его разозлить (уж Старк знает о чем говорит), а рубец был бы столь глубокий, как раны оставленные валирийской сталью, оправиться было бы сложно, но по крайней мере северянин находил бы утешение в осознании, что он был бессилен, он просто физически не успел бы спасти Сноу. Но теперь…
«Это что получается, я его бросаю?».
Да, именно так. Север для него теперь должен быть на первом месте. Как и для его отца. Как для всех Старков, что были до него и после.
«Так правильно. Я нужен своим людям».
Робб находит в себе силы поднять голову и посмотреть на дядю. Первый разведчик тоже опечален, и только сейчас, откинув жалость к себе, Старк понимает, что не только он сегодня потерял родных людей. Дядя Бен потерял сегодня брата. Настоящего брата по крови. После принесения клятв братья Ночного Дозора отрекаются от своего прошлого, но разве можно словами перечеркнуть воспоминания. Нет, нельзя. «Теперь отец и Джон – просто тени, гости снов и не более».
Нижняя губа начинает предательски трястись, когда дядя говорит о том, как же провел последние минуты своей жизни лорд Эддард Старк, чтобы не показаться слабым в глазах Крастера и своего отряда, Робб подносит чашу с теплым вином ко рту.
«Умер как воин», - повторяет он про себя.
Наверно, это должно было немного облегчить страдания. Но не работает. Ничего не работает. Даже треклятое вино.
- Завтра мы отправимся в Черный Замок, - после короткий паузы выдавливает из себя Робб, пытаясь быть столь же уверенным, как и его отец. И получается. Неужели все-таки удалось убить в себе дитя лета? Нет, скорее всего, он его усыпил на время. Но пусть будет так. Теперь в нем должны видеть мужчину. – Сразу же по прибытию соберем совет, о том, как бороться с упырями, надо поведать всем. – И опять ни слова об отце и Джоне. «Отец мертв. И Джон тоже. Мы живые. Мы должны сражаться, а не лить слезы».
Крастер опять залился смехом. Все это время он ел колбасу и внимательно слушал, о чем болтают «южане».
- Вам ничто не поможет, - вклинился он в разговор. На поясе у него весел кинжал из валирийской стали, который Робб принес ему в подарок. Свадебный подарок короля Роберта. «Оружие достойное рыцаря Королевской Гвардии, а он им колбасу режет». Робба от такого пренебрежительного отношения воротило. Отец сызмальства, когда его наследник только взял деревянный меч, приучил его к тому, что за оружием надо следить.
- Поешьте, - всучил дяде миску с уже остывшим супом, но лучше так чем ничего, - и ложитесь спать. Завтра мы покинем это место еще до рассвета.
** ** **
Уснуть Роббу так и не удалось. Сначала он ворочался от холода, затем от дурных мыслей. На стене, в свете костра танцевали призраки прошлого. Он вспомнил все. Как отец его впервые посадил на лошадь, и он чуть не свалился, и как они с Джоном скакали наперегонки по королевскому тракту. Вспомнил, как пытался поднять Лед, надрывая живот, и тем самым вызывая смех у отца и сира Родрика, и как ударил Сноу рукоятью тренировочного меча в нос на глазах у рекрутов. Вспомнил он и последний разговор с отцом. «Когда снег идет и белый ветер поет, одинокий волк погибает, но стая его живет», - сказал тогда ему лорд Старк. Но у него больше нет стаи. Отец мертв. Джон почти мертв. Мама в столице. Санса мечтает о своем золотоволосом принце, а Бран – о белом плаще. Арья возненавидит его, когда узнает, что он не пошел спасать Джона. Есть еще Рикон, но он еще слишком мал. А Маргери… Робб любит ее, но она никогда не станет волчицей. «Золотая роза».
Чтобы опять не начать жалеть себя, Старк опять смыкает глаза. На какое-то время удается обрести покой, но затем скрипит пол, и доносятся звуки шагов. Робб опять просыпается. Машинально он тянется к месту, где должен быть меч, проклят
проклятие, Крастер заставил сложить оружие в сарае. «Слишком много стали под одной крышей», - проговорил он, нарезая колбасу подаренным кинжалом.
Робб прислушивается. Женские мольбы, и удар. Сначала Старк подумал, что этот гад решил залезть на одну из своих жен, когда опять послышались шаги и скрип двери. А затем холод. Старк поднялся и подошел к окну. Крастер стоял во дворе, держа что-то на руках.
«Ребенок?» - Робб попытался разглядеть. Но ничего не получается. Можно вселиться в лютоволка, вот только Серый Ветер сейчас далеко. Он с Призраком охотится по ночам. Холодает. Крастер кладет то, что было в руках, на снег. Да, ребенок. Робб не знает, как поступить. Спасти дитя? Закрыть глаза на происходящее?
Слишком долго Старк думал. Дверь открывается.
- Глядите какой у нас любопытный волчонок! – Прозвучало слишком громко. Женщины, как и гости, тут же проснулись. В руках у Крастера топор, а вот у Робба даже кухонного ножа нет.

+4

9

"Всё не то и всё не так! Садовая моя голова, что я несу, лучше вообще замолкни, как рыба!" - мысленно ругал себя Бен, наблюдая реакцию Робба на его слова. Как настоящий лорд, он держал себя в руках и свои слова на контроле. Да вот только все эмоции и страдания были написаны большими буквами на его лице и глазах. Видно было, что племянник решил что то для себя и выдал, что они возвращаются к Черному замку. Бен, даже спорить не подумал - это было разумно. Возможно, выглядело так, что они бросают Джона, но немедленно бросится за ним, без припасов, без разведчиков, без воинов, значило лишь положить свои головы по глупому, так и не спася Сноу. Храня приказ, данный себе, старший разведчик так больше не выронил и слова.
Прикончив предложенную тарелку супу, он начал по примеру остальных пристраиваться ко сну. Всё ещё ощущая не достаточную прогретость своих косточек, он подбросил полешко в потухающий костёр и устроился рядом.
Не смотря на огромную усталость, сон так и не шёл к нему. Вставали образы брата. Детство, взросление, юность. Они всегда были вместе. Лишь Ночной дозор разделил их, но Бен в свои краткие отпуски всегда летел лишь в дом, лишь в Винтерфелл. И тогда каждая их встреча с братом, с племянниками становилась маленьким праздником.
Полено прогорело и угли лишь слабо подсвечивали ближайшее пространство, а Бен всё ещё не спал, ворочаясь с боку на бок. Обострённый в ночи слух тут же насторожился: послышался шорох, затем женский шёпот, удар, шаги.
Старший разведчик понял, что всё это значит. Он давно уже знал, что сыновей у Крастера нет и быть не может. Но одно дело знать, а другое - быть немым свидетелем этого.
Хотя тело и мышцы все напряглись, усилием воли, Бенджен держал себя в руках, заставляя лежать. Чтоб отвлечь себя, он стал вспоминать разведчиков, что спасли свои жизни, благодаря этому оазису посреди снежной пустыни. Да и сам он этой ночью был бы уже хладным трупом, если бы не эта хижина, носящая гордое звание Замок.
И тут в темноте неожиданно громко и грозно прозвучал рык Крастера. Быстрый взгляд в сторону звука, в проёме мелькнуло тело хозяина дома, зажавшего в руке топор. Рефлексы сработали быстро: Бен в доли секунды оказался на ногах, в руки как будто сама собой прыгнула деревянная скамья и зажав её, старший разведчик бросился на разъярённого мужчину. Столкнувшись, он навалился всем своим весом и прижал тело Крастера и руку его с топором. Рядом уже подоспели люди Робба. Будучи так же не сопливыми мальчишками, кто то уже вырвал из его рук топор, другой начал вязать руки. Бросив скамейку, Бен выдохнул. Несостоявшийся убийца молодого Старка связанный лежал на полу и неистово ругался. Жёны его тут же подняли вой. Пришлось гаркнуть в их сторону, чтобы чуть приглушить их. Зажгли факела. Бен сел на скамейку и перевёл взгляд на Робба. Предстояло сделать тяжёлый выбор. И Бен не хотел брать это на себя.

+2

10

Всегда, когда во время учебного боя Робб или Джон «хитрили» и использовали друг против друга «грязные» приемы, после чего следовала ссора, обида и реплики в духе: «мы так не договаривались», - сир Родрик кивал головой, благоразумно напоминая, что на поле боя никто не будет придерживаться кодексов чести. «Уж лучше вам встретиться с хитростью и более сильными соперниками в стенах Винтерфелла, чем тогда, когда придется держать настоящую сталь», - любил повторять старый рыцарь, и сорванцы к нему прислушивались. Со временем они перестали вопить на весь замок: «Так нечестно», - а в бою пытались проявить всю смышленость, совсем не задумываясь о том, сколько новых синяков появится после боя и насколько тяжело будет взять даже ложку в руки после удара деревянным мечом по пальцам. До мальчишек дошло, что честь и благородство – это хорошо, вот только на поле боя все методы хороши. Сир Родрик был отличным мастером над оружием. Он сделал из двух местных хитрецов неплохих воинов. Джон отлично владеет мечом, не хуже рыцарей из Королевской Гавани. Роббу больше по душе копье, что весьма удивило гостей из столицы. Южане думали, что на Севере орудуют только мечами, и мальчишка просто решил повыделоваться. Что же, недолго они так думали. Старк уложил рыцаря из Штормовых Земель на землю, тот и глазом моргнуть не успел. Тогда сира Родрика распирала гордость за своих учеников. Он с гордостью перечислял каким техникам и приемам научил детишек. И все было бы хорошо, даже очень хорошо. Но сир Родрик забыл сказать, что делать, когда на тебя бежит озверелый дикарь с топором, а у тебя под боком ни меча, ни копья, ни вилки, чтобы всунуть в глаз. Нет, Робб не дурак и понимал, что надо увернуться и надеяться на собственную силу и ловкость. Вот только осознавал так же, что если Крастер на него навалится, у него скорее пупок развяжется, чем он сможет вытащить из его рук топор. Благо, не все его в отряде были такими глупцами. Робб и глазом мотнуть не успел, как дядя Бен схватил лавку, а затем пригрел ею по голове одичалого, а Маленькому Джону отобрать топор и скрутить Крастера в бараний рог оказалось проще, чем Рикону украсть банку с вареньем из кухни. Старк был благодарный своим спасителям, но так же мысленно отругал себя за то, что сам растерялся.
«Ладно, покорю себя за это потом».
Он берет в руки топор, понимая, почему все на него смотрят и чего ждут. «Тот кто выносит приговор, сам заносит меч», - прозвучал в голове голос отца да еще так четко, что Робб развернулся, надеясь увидеть его за спиной. А нет, всего лишь еще одно воспоминание. Призрак прошлого.
Женщины тихо рыдали, боясь на себя навлечь беду. А может, уже навлекли?
Робб посильнее сжал топор. Шея у Крастера толстая, придется рубить дважды, а может трижды. Старку уже приходилось чинить правосудие. Но те дезертиры были уже мертвыми, и они пытались убить Арью. Тогда занести меч было легко.
Крастер плюнул ему под ноги. Он пытался быть тем же гордым лордом за Стеной, вот только в глазах читался страх.
- Брось его в подвал, - приказал он Амберу, затем обратился к женам одичалого, – развяжите его, когда мы уйдем.
Крастер – еще то дерьмо, но он дал им хлеб и крышу, хотя мог выгнать на мороз, словно псов. Он проявил гостеприимство, и пусть он плевать хотел на обычаи «южан», закон гостепреимства Робб нарушать не будет.
- Уж лучше убей, рыжая ты морда, - отозвался на это Крастер. – Ты прогневал богов и назвал Холод на мой дом.
Старк не понимал о чем он. Как он может гневать богов, если он не пролил кровь? Небось, несет очередной бред. Но тут где-то совсем близко запел Серый Ветер, а затем тело пробрала дрожь до костей.
- Зима пришла, - хохотнул Крастер, и Робб опять машинально схватился рукой за пояс, где обычно был закреплен меч. Вот только не на этот раз.
Ходячие, но неживые, они одни. Снова.
- Зажечь костры, - тут же скомандовал Робб, помня как мало времени им дали в прошлый раз. – Вставайте, одевайтесь. Дядя, за мной, нам нужно оружие.
«Нам нужен обсидиан и много». Роббу нужен был меч, подаренный Черной Рыбой. Лучшая работа оружейного мастера из Орлиного Гнезда, сказал тогда двоюродный дед и не соврал, меч отлично ложился в руку, был идеально сбалансирован,  но сейчас главным было то, что рукоять, как и ножны были украшены драконьем стеклом, из-за чего меч и получил название Черный Волк. Это повеселило Бриндена Талли. Но знал ли он, что его подарок станет столь полезным?
- У меня есть немного обсидиана. Можно из него наконечники для стрел сделать.
Робб ворвался в сарай, но мечей там не было.
- Седьмое пекло, мы же их здесь оставили.
Холод становился все сильнее. Каждый вдох более походил на попытки проглотить гортань гвоздей.
«Неет, все так не закончится».
Этому ублюдку ума бы не хватило где-то хорошенько спрятать оружие. Робб принялся искать.

Отредактировано Robb Stark (2017-12-26 14:31:03)

+3

11

Когда Робб поднял топор, как бы примериваясь, как лучше его перехватить, Бен решил, что судьба Крастера решена и его гадкая жизнь сейчас оборвётся. Он бы не стал вмешиваться, так как по всем законам, напав на своих гостей, он стал хуже врага. С такими не церемонятся. Но Робб в последний момент пощадил его, предусмотрительно решив оставить связанным.
Но вот реакция хозяина дома была зловещей. Племянник благоразумно распорядился зажечь костры. Бен вспомнил, что кто то из людей отнёс лук разведчика куда то на улицу, где видимо было оставлено остальное оружие. Его меч же лежал за много миль от этого места и кулаки сжались от безсилия изменить это. Но время нельзя терять, уж это Бен знал назубок. Он почти сразу двинулся вслед за волчонком, походя подбирая топор Крастера и засунул его за пояс.
Как минимум один из мечей должен был быть лишним, дозор Баннена был окончен, а вот его оружие могло ещё послужить. Кроме того Робб заявил, что у него есть немного драконового стекла и старший разведчик внутренне порадовался, что захватил трофейный лук. Он вполне недурно стрелял, вот только будет ли время приладить к стреле обсидиан.
Но попав в сарай, где по всей видимости лежало оружие, он такового там не увидел. Это подтвердил и Робб, принявшийся искать мечи. Старк ненадолго застыл. "Крастер? Вряд ли, да и времени у того было немного." Бен также обратил внимание, что стремительно усиливался холод. Он вышел из сарая, желая осмотреться и не пропустить возможную атаку. Некоторые из членов отряда уже толклись здесь, также обеспокоенные отсутствием оружия. Схватив первого же попавшегося под руку, Бен притянул его и проговорил:
- Спроси у этого ублюдка Крастера, за оружие. Жёстко спроси, хоть убей, но выдави из него признание.
Не стоило бросать эту версию, следовало проверить. Достав из-за пояса топор, он медленно направился к воротам, внимательно осматривая местность.

+4

12

Нога адски пекла, и, каждый раз делая шаг, Робб кривился от боли, но продолжал поиски. Все в сарае он перевернул верх ногами, умудрился даже залезть в стог сена, но все бестолку. Ни кинжалов, ни мечей, ни луков. Ничего. Даже вил или топоров.
- Седьмое пекло, - опять выругался Старк.
Костры горели по всему периметру замка, но этого мало. В тот раз огонь тоже был и много упырей он пожрал, но не всех. Пришлось дать бой. А что сейчас?
В сарае появился Маленький Джон. Наследнику Последнего очага пришлось наклониться, чтобы не врезаться в потолок. Сейчас Амбер как никогда походил на великана, что красуется на его щите.
- Говорит, что спрятал под землей
Старк опять хотел выругаться, вот только времени не было. Вместо этого он упал на колени в поисках тайной дверцы. Вонь стояла неимоверная. Бриджи, плащ и перчатки были все в дерьме, но внешний вид северянина меньше всего беспокоил.
- Помоги передвинуть сундук, - обратился он к Амберу.
В нем Робб уже тоже искал, но ничего там полезнее прогнивших шкур не нашел.
- Держи, - Джон отдал Старку тот самый кинжал из валирийской стали, а затем с легкостью перенес сундук. Робб хотел было вернуть оружие обратно Амберу, да только вряд ли тот возьмет, а спорить – у них времени не было.
- Смотрите, не соврал.
Под сундуком действительно была дверь, которую Маленькому Джону не стоило большого труда открыть. А затем Амбер, не дождавшись команды, прыгнул внутрь. – Есть?
В ответ раздался звон стали, и Робб с облегчением выдохнул. Через минуту показался наследник Последнего Очага с мечами, луками и щитами.
- У него там целая оружейная. Небось десятками у погибших ворон собирал.
- Хорошо. Она нам пригодится.
Робб схватил свой меч, кинжал, закрепил на поясе. Взял он и лук. Стрелок из него так себе. «Жаль, что Теона нет». Железнорожденный - юноша действительно весьма меткий. Конечно, с пятидесяти шагов в глаз белки не попадает, пусть не врет, но все-таки стреляет в разы лучше Старка.
Холод приближался.
Взяв ножны, Старк, что есть сил, начал наступать на них сапогами. Драконье Стекло сначала не поддавалось, но после десятого удара пол был усыпан им. Робб начал крепить осколки вместо наконечников.
- Как думаете, почему они здесь? Действительно из-за гнева богов? – Поинтересовался Робб у дяди, опять кривясь, но на этот раз не из-за боли в ноге. Один из осколков прорезал перчатки и вошел под кожу. Пришлось зубами его доставать.

+3

13

Никого не заметив, Бен стал отходить назад, всё также держа под присмотром ворота. Отойдя к сараю, он услышал восклицающий звук Робба, а посли и лязг стали. Зайдя в сарай, в глаза бросился лаз в подпол.
- Вот жук навозный! - с наслаждением проговорил Бен - теперь можно было не таиться и выдать из себя всё, что думал о хозяине и так долго приходилось скрывать в себе.
Лук уже лежал здесь и Бен поднял его, проверяя натяжку тетивы, кроме того облюбовав один из мечей, подвесил его к ремню. Ощущая привычную тяжесть, уверенность в своих силах влилась в тело.
- Ничего, ничего, мы ещё покусаемся. Нас голыми руками не возьмёшь! - произнёс он.
Племянник уже отколол осколки обсидиана с ножен и даже успел порезаться. Присев рядом и доставая из колчана стрелу, Бен принялся прилаживать осколок прямо к стальному наконечнику. Войдя вместе с ним в тело мертвяка, он сделает своё дело - так рассудил разведчик.
Племянник задал вопрос и он подумав, ответил:
- Я не думаю, что Боги решили извести нас. Скорее это испытание, которое мы должны пройти. Испытания закаляют нас, помогают выявить нашу суть. Перед лицом смертельной опасности узнаёшь людей, что рядом с тобой. Кто то готов для дела пожертвовать собой, а кто то готов на любую подлость и предательство, лишь бы свою шкуру спасти. Так что это закаливание и усиление силы духа, а не гнев.
Когда осколки закончились, старший разведчик решил подробнее осмотреть подпол, полагая что там может храниться то, что сейчас так было необходимо. Быстро соорудив факел, Бен спустился вниз.

+4

14

«Жук навозный?»
Робб еле заметно ухмыльнулся. Сейчас дядя Бенджен как никогда напоминал юному лорду отца. Лорд Эддард Старк при всей свой смышлености и северной суровости, которая, если верить Теону, передается от Старка к Старку с молоком матери, был далеко не вытесан из-за льда и время от времени давал слабину от эмоций и употреблял крепкое словцо, за что и получал нагоняй от жены. Леди Старк как могла пыталась оттянуть знакомство  наследника с крепким словцом. Что, безусловно, глупая затея. Все, что надо, Робб узнал еще когда был младше Брана, и вместе с Джоном пробрался в оружейную, чтобы стащить два настоящих меча, но их на горячем поймал Миккен, естественно, мальчишки попытались бежать, а кузнец их преследовал и, в общем, ударился ногой об молот, который случайно опрокинул Робб. Ох, тогда две хитрюги узнали не только о седьмом пекле и лошадином дерьме, но и еще о таком, о чем воспитанным юношам не следует знать, а тем более употреблять в беседе. Но они все равно употребляли, конечно, если рядом не было леди Старк или лорда-отца. Эддард Старк даже в присутствии старших сыновей всегда думал что сказать, а в присутствие девочек так вообще не сквернословил.  Хотя это совсем не помешало Арье нахвататься грязных словечек. И если честно, Робб был уверен, что он и Сноу здесь отыграли не последнюю роль.
«Но теперь это не имеет никакого значения».
Леди-мать больше никогда не отчитает отца за то, что он дал волю эмоциям в присутствии детей, и не одарит Джона тем своим холодным взглядом, от которого даже Робб покрывался гусиной кожей. А Арья с ним никогда больше не заговорит. А может, Робб больше никого больше не увидит. Может, ему суждено умереть в этом сарае.
«Нет. Так просто я не сдамся».
Стрел было немного, но все-таки достаточно, чтобы скосить десяток упырей. Если стрелять метко, то есть без промахов. Костров тоже было около с двух десятков. Северяне только то и делали, что бегали между ними, пытаясь поддержать огонь. Женщин Робб приказал закрыть в доме. Еще не хватало их ловить по лесу.
«Хотя, если мы проиграем…»
Робб отказался думать, что будет с женами Крастера в случае гибели его отряда. Новорожденный ребенок был отдан матери. Может, если они переживут эту ночь, одичалая действительно назовет его в честь Робба. Вот же посмешище будет.
- Если бы было что закалять, - хмыкнул Старк на слова дяди. В его отряде осталось всего шесть людей, из них только пятеро на ногах и только четверо могут держать в руках оружие.
«Помолиться что ли?»
Нет времени. Холод усиливался. И Старк надеялся, что Серый Ветер где-то поблизости. В последнем бою он очень помог северянам.
- Как думаете, стоит дать женщинам сталь?
Врагов все еще не было. И самое худшее ждать. Как же Старк ненавидит ждать.

Отредактировано Robb Stark (2017-12-29 01:35:29)

+4

15

Приготовление к отражению атаки шло полным ходом. Люди бегали, кто то вооружался, выбирая из внушительного арсенала, что вытащил на божий свет из подвала Бен, часть людей были самоназначенными костровыми и не давали гаснуть пламени. "Это хорошо, что все заняты - некогда бояться. Когда стоишь наготове, начинает пронзать страх, появляться всякие гаденькие мысли, тапа "Может нахрен эту войну, возьму лошадь, да и след простынет, ищи потом меня - ветер в поле." Бен уже не раз проходил такие моменты и знал чем они чреваты.
Поэтому двух вояк, что напряжённо стояли, держа побелевшими пальцами мечи, сгрёб обоих в охапку и зарычал:
- Бойцы, вам особое задание: выяснить у женщин, где у них масло. Чем больше, тем лучше. Как раздобудете - заливайте всё пространство перед нами. И бегом, бегом!
Племянник невесело отозвался и старший разведчик, поспешил в корне задавить пессимистические мысли - они зачастую решают исход схватки:
- Робб, подними голову, вспомни, что на тебя смотрят остальные. Тебе поднимать их дух, тебе стоит сейчас ободрить их и вселить уверенность, что мы выстоим. Что ты знаешь, что делать. Никакой растерянности, больше напора, вдолби им это поднятие духа, это твоя главная задача. А насчёт этих девок Крастеровых в строю - я категорически против. Они все тут несколько шибанутые, давно уже бы своим кагалом прижали к ногтю этого Крастера, рожали бы смело сыновей. Так нет же - им вольготнее жить в качестве прислуги и наложниц. С такой кашей в голове, я буду опасаться - тово и гляди, спутают где чужие, где свои и в спину клинок вставят. Ну уж нет, запереть их и пусть сидят как мыши.
Я сейчас заберусь на крышу дома и пока будете костяков крушить, я попробую выцелить их ледяных лордов - они наша главная проблема.
Бен говорил как можно увереннее, без колебаний. Чётко и быстро. Только так зарождается уверенность в победе. Как только он вымолвил это - повесил за спину лук, сложил все "улучшенные" стрелы в колчан, также разместив его за спиной, проворно начал взбираться на крышу. Сильно мешал меч, но бросить его, даже в мыслях не было - когда кончатся стрелы, придёт его время.

+4

16

Двое гвардейцев, которым долг не позволил спокойно наблюдать, как наследник Винтерфелла собирается в поход за Стену, тут же поспешили исполнить приказ Первого разведчика. Удивительная собранность. А ведь они всего лишь на три или четыре года старше Робба. Старк помнит, как наблюдал за их тренировками во дворе Винтерфела. Ни сын мясника, ни кухарки не отличались особым мастерством, и Робб при первом удобном случае всегда подлучивал, напоминая им, что меч – это не нож. Однажды даже вызвал Уилла на бой, так наследнику хотелось покрасоваться перед гостьями из Кархолда. Тогда сын мясника целую неделю бегал к мейстеру Лювину за настойками, а Робб задирал нос до самых туч. Он же молодец, так красиво уложил на лопатки парня старше себя. Дурак он был. Напищеный лорденыш.
«Наверное, следует извиниться перед Уиллом».
Старку было скверно и не по себе. Но только отчасти из-за осознания, каким козлом он был, и все, что наговорил тогда ему Джон в его покоях в Черном Замке, – правда. Робб корил себя за то, что в момент, когда он должен распрямить плечи и показать всем, что он достойный сын своего отца, он жует сопли. Разве таким должен быть лорд? Нет.
«Джон был прав. Я слабак и ничтожество, а все что могу – болтать и дуться». На самом деле Сноу такое не говорил. Но он же мог так думать. Наверное.
Робб сжимает руки в кулаки и, опустив голову, молча кивает дяде. Неприятно, когда тебя отчитывают, как малыша, но времени для споров нет.
«На что у нас вообще есть время?»
Как ответ на поставленный вопрос преутреную тишину разрывает вой рожка. Это Амер трубил. Небось, устал ждать и залез на крышу «замка» поглядеть. Он так уже делал. Играет в дозорного.
Уууууууууууооооооооооооо.
Пролетело по всему лесу. Робб замер, ожидая на второй.
Ууууууууууууууууууууоооооооооооооооооо.
Старк мысленно помолился Старым богам, дабы на этом песня и закончилась.
УуууууууууууууууОООООООООООООООООООООО.
Звук длился и длился — казалось, что ему не будет конца. Собаки Крастера словно взбесились, они лаяли, гавкали, пытались сорваться с цепи, а братья Ночного Дозора и северяне выбегали на улицу, надевали доспехи, пристегивали мечи, вооружались топорами и луками.
«Сколько лет братья в черном не слышали три гудка?»
По бледному лицу Четта Робб понял, что никогда.
Он помог дяде выбраться и занял свое место по левое плечо от Амбера.
Черные братья, и северяне стоя с мечами и копьями в руках, вглядывались в падающий снег и ждали.
— Идут, — сказал Амбер.
— Целься, — крикнул машинально Робб, и восемь черных стрел, вынутых из колчанов, легли на тетиву.
— Боги праведные, да их там сотни, — Прошептал другой голос.
— Держать, — скомандовал Старк, только чтобы не поддастся страху. Люди Ночного Дозора и северяне ждали с оттянутой к уху тетивой, и что-то поднималось к ним сквозь снег по темному скользкому склону. — Держать, — снова повторил Робб, а потом рявкнул: — Пли!
Стрелы с шорохом улетели в ночь.
Нестройное «ура» пробежало по лесу, но тут же и затихло.

+8

17

Сноровистые действия по подготовке к отражению атаки, а вернее к попытке отражения, люди делали молча. Не сговариваясь, все как по команде сжимали зубы и не проронили слов. Оно и понятно - когда знаешь, что идёт неминуемая гибель, говорить уже не о чем. Вот только некоторые сдаются без боя, а дозорные всегда борются до конца.
Когда старший разведчик достиг конька крыши, зловещую тишину нарушили собаки. Их лай звучал особенно исступлённо, казалось они сейчас порвутся от переполнявший их злобы. "Может выпустить их?" - закралась шальная мысль. "А где гарантия, что они будут грызть именно мертвяков? А ну их безумной злобы и на нас хватит? Неет, рисковать не стоит. Сидите собачки и не тявкайте!"
Бен снял лук, колчан, лёг и подполз к краю крыши. С неё открывался отличный вид на входные ворота и прилегающее пространство. Поудобнее расположившись, Бен достал обычную стрелу, решив пристреляться. Рука не подвела его и стрела вонзилась точно в балку ворот, куда он и целился. Удовлетворённо он проводил глазами парочку людей, тащивших бочку масла. Пинок ногой и грязная жижа, булькая, стала быстро растекаться по земле. "Вот теперь повоюем!" - вслух вымолвил он.
Ждать пришлось не долго. С соседней крыши один из дозорных приподнялся и принялся что было сил, дуть в рог.
"Глазастый!" - уважительно подумал Бен, сам ещё не разглядев приближения армии мертвецов. На третий клич рога, он заметил их. Появившись сразу вдруг, как из ниоткуда, они широкой необъятной волной ковыляли к воротам.
Нужно было торопиться. Обернув одну из стрел припасённой промасленной тряпицей, он, стараясь не суетиться, выверенными движениями высек огонь, запалил кусок соломы из крыли и поджёг стрелу. Соблюдая меры предосторожности (не хватает только крышу поджечь и героически сгореть на ней), Бен пустил стрелу и поджёг масляную лужу.
Потянув из колчана одну из "заветных" стрел, разведчик не спеша наложил её на тетиву и стал выискивать глазом достойную жертву. Вскоре такая показалась: огромной глыбой из под сени деревьев выплыла туша мёртвого великана. Одна из рук его была почти полностью обглодана и на ней висели обрывки мяса. Здоровой рукой, тот сжимал дубину.
Желая, чтоб он своим телом, создал небольшой затор, Бен подпустил его почти к самым воротам и спустил тетиву. Наруч спас его руку от бритвы тетивы, тренькнувшую об запястье. Стрела почти полностью вошла в живот великана, и тот неловко повалился навзнич, заодно придавливая нескольких обычных мертвяков. В это время волна уже начала заполнять двор. Запели стрелы защитников живых, мертвецы падали, но на их место тут же появлялись новые. Завидев живых, мертвецы бросились бежать к ним, но часть, попавшая в горящую лужу, дала им урок: несколько горящих бегающих факелов. Нежить стала оббегать лужу, чем несколько сбросила свою скорость.
Бен тем временем с новой стрелой наготове выискивал командиров этой кошмарной армии.

+6

18

— Они не останавливаются, милорд, — сказал Уиллас Роббу, а другой крикнул: — Еще! Вон они, из леса выходят! — Так и ползут, боги милостивые, — подхватил третий, — и близко как, рукой подать!
Робб и так все прекрасно видел, без комментариев. Впервые за много лет он дрожал то ли от холода, то ли от страха. Так холодно ему еще никогда не было. Не спасал даже огонь. Неужели это конец?
«Не сегодня».
Отец учил, что Старки держатся до последнего, всегда.
— Зажигай стрелы, — проревел он. Отец всегда говорил, что у командующего должен быть самый громкий голос. Старк не знал орет ли он громче всех, но тот факт, что его слушают прибавлял сил. — Встретим их огнем! Целься, готовьсь… пли! — Шорох стрел был сладок, как материнская молитва.
— Горите ясно, дохлые ублюдки, — восклицал кто-то, «южане» торжествующе кричали и ругались.
— Они все равно наступают! — Голос Амбера заставил Старка встряхнуться. Мертвецы были совсем близко. Стрелы уже не помогут. — Достать копья, мечи! Держатся до последнего!— Эта была последняя команда Старка. Больше разговаривать не было когда.
— Сзади, — орал кто-то.
— Здоровенный, скотина! — кричал другой.
— Великан, что ли? — спрашивал третий, а четвертый отвечал:
— Нет, медведь, медведь! — Заржала лошадь, собаки подняли адский гам, и Робб уже не понимал что происходит. Он просто отбивался, вернее оттягивал момент своей гибели.
Уилл, шатаясь, появился невесть откуда и упал у ног Старка. «Все мы уже неживые».
Огонь, сталь, мертвые, живые, метель… Все смешалось.
Старк уже прихрамывал, и при каждом замахе кривился от дикой боли в плече, но он все еще стоял на ногах. Наверное, он один еще живой. Робб уже не видел на Маленького Джона, ни дядю. Никого. «Может… может, сдастся?». Он хотел, но продолжал драться.
Потом… Потом показался огонь. Небо запылало тысячью стрелами. «Что, седьмое пекло происходит?». Робб не знал, но вопли «Ура» и огонь добавляли ему сил. Старк на мгновение поднял глаза, вдали мужчина в белых мехах и рыжей бородой сражался с упырем, а вот еще один, и еще один. И стрелы. Огонь. Песня стали. Это добавило Старку сил.

+5

19

Бен продолжал выискивать стоящую его стрелы жертву. Обычного костяка можно пинком развалить, и тратить ради этого драгоценную обсидиановую стрелу - как комара убивать веслом. Меж поток стрел от защитников иссяк и звуки сменились на лязганье мечей. Что в обычной свалке был музыкой для ушей старшего разведчика. Сейчас всё было по другому. Сейчас дозорные умирали и знали это.
Он обернулся, посмотреть на потери своих.
- Седьмое пекло! - картина представившаяся его глазам, заставила упасть сердцу в пятки, а глаза наполнились предательской влагой. Мертвяки окружили малую горстку отбивающихся ещё защитников. Часть этой мёртвой армии нашла себе ход с тыла линии обороны. К кучке дозорных, ломая на ходу костяки, прорывался мёртвый медведь, с повисшей на боку шкурой, полностью обнажив рёбра. Бен натянул тетиву, беря мохнатого на прицел. Стрела легла в сторону - слишком проворен оказался зверь. Наложив вторую, Бен попал в холку и зверь рухнул, вьехав мёртвым телом в кружок обороняющихся.
- Держись Робб, держись мой мальчик! - скороговоркой проговорил Бен и перестав искать подходящую мишень быстро опустошил колчан, отстреливая осаждавших последний рубеж. Бросив безполезный отныне лук, он бросился к краю крыши и спустился на землю. Пнув подбегающего к нему мертвеца, он не задерживаясь для добивания, выхватил меч и пронёсся как смерч к кучке ещё выживших. Меч Робба вращался с предельной быстротой, разя направо и налево. Старший разведчик влетел в круг и заняв место рядом с племянником, принялся усиленно работать мечом.
- Опасался пропустить такую потеху! - запыхавшись проговорил он, не прекращая работать мечом.
Говорить что то было излишне - усталость возмёт своё и через несколько минут их просто сомнут.
Но Бен очень многое хотел выразить перед смертью, не в силах собраться с мыслями, он выпалил лишь:
- Всегда гордился тобой! И сейчас..
Вдруг занёсший над ним палицу мертвец упал на колени и рухнул, пронзённый стрелой. Ещё и ещё трещали кости падающих мертвяков под градом стрел. Бросив мельком взгляд к воротам, он увидел мелькающие шкуры. Но думать и размышлять было некогда - вокруг всё ещё кишели пекельные отродья.
- Похоже мы не умрём сегодня, племяш! Ты видел, то что вижу я? - спросил он у Роба, опуская на очередную голову в шлеме, отяжелевший меч.

+4

20

А мертвецы все прибывали и прибывали. Утыканные стрелами, одни в кольчугах, другие почти голые. Среди одичалых, которые составляли большинство, виднелось несколько фигур в выцветших черных лохмотьях. Робб насквозь продырявил мечом бледный живот мертвеца, но тот, продвинувшись вперед по стали, своими черными руками пытался дотянуться до Старка. Он попытался вытянуть меч, но тот застрял. Мертвец схватил северянина за глотку, пытаясь задушить, тогда Робб не вспомнил о кинжале. Валирийская сталь легко прошла сквозь мертвеца. Сначала одна конечность упала на землю, затем вторая, мертвец попытался укусить Старка за ухо, тот, что есть сил ткнул упыря ногой, опять пытаясь вытащить меч. На этот раз получалось. Робб опять занял свое место рядом с Первым Разведчиком.
- Не подпускайте их к хижине.
Он слышал слова поддержки, они были приятны (Робб всегда думал, что дядя любит больше Джона), но только сейчас у него стояли другие приоритеты. «Если мы падем, женщины тоже умрут».
Старк опять что есть сил подался вперед.
Упырей становилось все меньше, а людей в шкурах все больше.
- Либо умрем от их рук, - из последних сил выдавил из себя Старк, перерезая глотку мертвецу кинжалом. Маленький Джон тоже дрался. Упыри обсадили его со всех сторон, но здоровенный крепыш Амбер раскидал их, как детишек. Наследник Последнего Очага был страшен в гневе. «Но он тоже устал».
Сколько они еще махали мечами и копьям, Робб уже и не помнил. Амбер прорвался к своим, заняв место по правую руку от Робба.
- Ты должен бежать, - прорычал Джон. – В конюшне есть лошадь, бери ее. Мы задержим их.
«Что? Нет!».
Старк понимал, чем руководится его друг, но Робб не может их бросить. Он смотрит на дядю, в надежде найти у него поддержку. Тут же упырь свалил его с ног. Меч вылетает из рук, кинжал тоже. Старк пытается дотянутся. «Вот, уже почти».
Черная тень сбрасывает упыря с Робба в снег.
- Серый Ветер!
Лютоволк услышав свое имя на мгновения поднял глаза, затем взялся опять терзать мертвеца. «Где твой брат? Где мой брат?».
Очередная порция стрел промелькнула на фоне ночного неба.

Отредактировано Robb Stark (2018-01-17 22:37:09)

+5

21

Руки начали неметь от усталости и с каждым разом меч взлетал всё медленнее и медленнее. В голове появился гул и стучащее набатом сердце, также отдавалось в голове. Перед глазами начали маячить цветные круги. Бен знал это состояние - биться до крайнего истощения, пока не кончились все резервы организма, и даже после них не падать, держась лишь на крепости духа. Лишь только благодаря этому, выживал в многочисленных битвах Бен, да и другие бывалые разведчики. Он пропустил очередной удар ржавого кинжала и лишь поворот корпуса спас его от укола в живот и смертоносная сталь прошла по касательной, чиркая по стальной пластине доспеха. Захватив руку мертвеца, Бен бросил  неё весь свой вес и вырвал её из сустава. Сам при этом потеряв равновесие и упав на землю. Предательский голосок зашептал: "Не вставай! Полежи немного, расслабься, отдышись. Авось и выживешь, притворись мёртвым, никто не осудит - остальных уже не спасти, они все умрут, а ты выживешь." В этот момент рядом упал и Робб, только племянник выронил всё оружие из рук. Один упырь плашмя падает на него, другой же заносит боевой топор. Мгновенно вскочив с рёвом раненого медведя, Бен впечатал яблоко меча в черепушку, занёсшего топор, врага, да так, что та рассыпалась на мелкие кусочки. Обернувшись к Роббу, он понял, что его помощь не требуется: верный друг лютоволк пришёл ему на помощь.
- Как ты вовремя, братец. - остервенело проговорил он и вновь принялся рубить, колоть, резать. Это было даже не второе дыхание, а третье, четвёртое - кто их там считает. 
Очередной костяк перед ним подломился, с перебитым стрелой позвоночником. Бен поднял глаза:
- Давайте же, неизвестные помощники, навалитесь. С одним врагом воюем.
Очередной удар молотом повалил его с ног, но падая, он срубил обе ноги нападающему и тот упал рядом. Выхватив кинжал, Бен начал кромсать врага и не сразу понял, что обсидиану достаточно одного укола, чтобы упокоить мёртвую плоть. Кое как поднявшись, пошатываясь, он вновь занёс свой меч на очередного врага.

+4

22

А конца и края мертвецам видно не было. Робб уже ни чувствовал ни ног, ни рук, а каждый вдох и выдох давались с таким трудом, как будто кто-то что есть сил сжал ему глотку. Серый Ветер придал ему сил, как и всем остальным, мол, поглядите, за нас даже Старые Боги, но только на мгновение. С каждой замашкой удары становились все слабее и не столь точными, и мысль, что спастись бегством -  это уже не столь бесчестный поступок, не казалась уже столь глупой и грязной.
«Нет, до конца. Я Старк».
Робб снес голову еще одному упырю, но на его месте выросло еще двое. Лютоволк тут же повалил одного из них на землю, северянину же достался другой.
«Сколько мы так продержимся?».
Что-то Роббу подсказывало, что конец близко. И он совсем не радужный. Мертвецы медленно, но верно забредали сл всез сторон, зажимая из в кольцо, которое вот замкнется и тогда выход только один – смерть. Но перед этим Старк как можно больше упырей заберет с собой в Седьмое пекло.
Краем глаза северянин замечает тень. Огромную Тень. Огромная темная фигура заковыляла к дому Крастера.
«Что это еще?».
Робб не знал, но осознавал, что если это доберется к женщинам, у армии мертвецов будет нехилое такое пополнение, а его «отряд» будет совсем зажат.
- Ветер, никого не подпускай.
Лютоволк тут же прыгнул вперед, пытаясь схватить одного из мертвецов, Робб же побежал к дому Крастера.
Это чудовище отличалось от остальных мертвецов. От него так и веяло холодом, а в синих, как лед глазах, не было ничего кроме смерти. Робб испугался, осознавая с кем ему придется сразиться. Но отступать назад поздно.
Старк что есть сил ударил Иного по спине мечом. Зря старался. Меч разлетелся на куски, Старк опять достал кинжал и увернулся, поднимаясь на ноги. Женщины за всем наблюдали молча. Стояла такая гробовая тишина, что Робб слышал собственное дыхание и рычание Серого Ветра.
Создание шло к нему. Старк пятился, пока не уперся в бревенчатую стену. Кинжал он сжимал обеими руками, чтобы тот не трясся. Иной, приближался. Ребенок заплакал. Иной обернулся на шум, утратив всякий интерес к Роббу.
Раздумывать, молиться или бояться не было времени. Робб Старк ринулся вперед и вонзил кинжал в спину созданию. Тот стоял вполоборота и не смотрел на него. А затем закричал так, что невольно северянин отступил. Иной пытался вырвать кинжал из тела. Но напрасно. Через мгновение от монстра осталась только пара синих глаз, а во дворе воцарилась тишина. Старк от бессилия упал на пол, прикрывая глаза. Где-то вдали опять послышались звуки стали, но у него уже не было сил подняться и бороться.

Отредактировано Robb Stark (2018-01-22 11:25:22)

+5

23

Отряд Сигорна из сотни теннов (да, совсем мало отец выделил, засранец!) двигался в сторону замка Крастера. Их задачей было переубедить этого козла, а если будет упрямиться, то силой притащить в лагерь Манса. Они уже было в одном дне пути, и Сигорн уже предчувствовал, как теплый ягненок блуждает в его желудке, теплое вино омывает его губы, а кости опочивают не на холодной земле, а на мягкой перине, когда на него напал орел. Да, этот гаденыш-перевертишь именно напал на Сигора, сына Стира, а не спокойно уселся на плечо. Да как он только посмел?! Первая мысль была нафаршировать птичку стрелами, а затем запечь с яблоками и медом. К несчастью для Сигора, и к великому счастью для Орелла, во всем отряде теннов не нашлось ни одного яблочка, как и бочонка меда.
- Да что тебе надо, проклятая птица?
Орел больше не терзал Сигора за волосы и плащ, а спокойно уселся на ветвь, издав при этом такой крик, что опять захотелось его подстрелить.
- Сам котись к Иным.
Сигор не знал языка птиц, он, как и все в его племени разговаривал на Старом языке, о, еще он неплохо беседовал на Общем (по меркам теннов), но вот на языке животных он ни «бум», ни «ме», ни «кукареку». В общем, приходилось только догадываться, что имел в виду Орелл. Но что-то ему подсказывало, что он точно не о паршивой погоде говорить хотел.
Орел опять издал этот противный звук, а затем взялся чистить перышки. Сигор еще раз недовольно поглядел на птичку, но на этот раз повнимательнее.
- Что это у тебя привязано к ноге?
Орел перестал наводить красоту и уставился на сына Стира таким тупым взглядом, который даже у куриц не бывает.
- Это мне?
Молчание.
«Он что думает, что я за ним на дерево полезу?», а вот зюськи! Сигор – это вам не белка, чтобы по деревьям прыгать.
- Либо ты сейчас спускаешься вниз, либо я тебя стрелами нафарширую.
Для пущей убедительности он достал лук и уже прицелился, когда птичка перерезала веревки и скинула письмо вниз. Сигор, бубня себе проклятия под нос, пошел доставать лист из сугроба.
- Это Манс серьезно?
Орел опять, как ничего и не было, взялся чистить перышки. Сигор еще раз посмотрел на то что писалось в листе, проклял все, а затем скомандовал:
- Собираем лагерь, у нас будет охота на упырей и ворон.
** ** **
Отряд теннов прибыл как раз вовремя. Бедные вороны уже ели крылышками махали, а мертвецы все шли и шли.
- Ну что же, покажем этой нечисти, кто тут главный?
Его люди тут же подняли крик, а затем сотня огненных стрел зажгли ночное небо. Тенны и дозорные борются вместе плечо к плечу, сказал бы кто-то когда-то такое Сигору или его отцу – они бы только бы посмеялись, а затем отрезали язык фантазеру. Но Манс-Налетчик прав: по эту сторону Стены у всех один враг.
Бой длился долго. То тут, то там, летали стрелы, полыхал огонь, звенели мечи и копья. Сигор крутился, как мог, косил мертвецов направо и налево, даже помог какой-то вороне. Но концу кря этому видно не было. Уже начала закрадываться мысль, что Манс послал их насмерть. А затем упыри просто попадали.…
Воины так и застыли с оружием в руках, не понимая что происходит. Так наверное, они и простояли минуту, пока Сигор не расплылся в улыбке, поглядывая на ворону.
- Схватить их, но не убить.
Тенны тут же поспешили исполнить приказ, вороны опять взялись за оружие, но только зря силы переводят: их трое, «одичалых» сотня. Исход ясен.
«Но побрыкатся надо».
** ** **
Сигор занял место у очага в доме Крастера. Попивая вино, он оглядел пленённых.
- И кто у вас главный? – Поинтересовался он, тщательно прожевывая кусок колбасы. – Ты, Бенджен Старк, - он кинул холодный взгляд на Первого Разведчика, - или ты, здоровяк? – Улыбнулся он великану. Мальчишку он не удостоил даже мимовольного взгляда. Тот был смазливые всех девок в лагере Манса вместе взятых, и уж точно выжил только потому, что умел хорошо прятаться. Не зря же его без сознания на полу в доме нашли. Наверное, мертвецом прикидывался.  – Я жду.
[NIC]Sigorn [/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/vikingstv/images/2/20/Adult_Hivtserk.jpg/revision/latest/scale-to-width-down/417?cb=20160422114751[/AVA]

+5

24

Сил у Бена осталось только на то, чтоб вяло подставлять меч под удары. Рубить им уже не получалось. Подставил под удар оружия, толчок плечом - хорошо полетел. Всё бы хорошо. да только ноги чуть не подвели, и он чуть сам не упал вслед за мертвецом. Пока восстанавливал равновесие, проглядел мертвеца, несущегося на него, выставив перед собой грязный и ржавый двуручный меч. Быть бы Старку дохлой вороной на шампуре, если бы не помощь Серого Ветра. Тот схватил бегуна за ногу и мотнув откинул назад. Нога так и осталась в его пасти.
Вытирая залитые потом глаза, старший разведчик лишь вымолвил:
- Молодчина, волк.
Но расслабляться было рано. Ещё двое мертвецов заняло пустующее место перед Беном, и вот дела - оба жуть как хотели, чтобы он вступил в их воинство.
Тут один из них разлетелся в щепки и за ним воинственно гикнув оказался одичалый. "Враг моего врага - мой друг." - мелькнуло в голове разведчика. Но он не успел даже как следует обрадоваться, как оставшийся в целости, сказать "в живых" язык бы не повернулся ни у кого из дозорных, обрушил на разведчика удар увесистой дубины, которую уже не смог остановить вялый меч. Тело Бена повалилось на землю как подрубленное дерево. Сознание чудом удержалось в его избитом теле. Закрытыми глазами он ждал смертельного окончательного удара. Но его всё не было. Разлепив веки и перевернувшись на спину, он увидел чистое небо и нагло ухмыляющийся одичалый, который спокойно возвышался над ним. Секунды три понадобилось сознанию Бена, чтобы понять, что битва вокруг него не кипит, то есть где то ещё слышался звон железа, но вокруг Бена движения не было. Вокруг лишь груды костей и трупов.
Лишь осознав, что остался цел, он тяжело начал подниматься, оглядывая землю вокруг себя.
- Где ты мой мальчик? - похоже вслух произнёс он, потому как лютоволк повёл носом и побежал в дом Крастера. Воспрянув духом, старший разведчик заковылял туда. Кинувшись на лежащего племянника, он всё таки нащупал пульс и облегчённо перевёл дух.
Вскоре горстка уцелевших дозорных собралась в доме, и их обступили тенны вольного народа. Они чувствовали себя хозяевами положения. Кстати, цепкий глаз Бена уловил, что у всех вернувшихся братьев отсутствуют мечи. Видимо тенны сразу расставили все точки над ё, отобрав у обезсиленных воинов оружие. У самого разведчика оставался ещё клинок из драконового стекла, но видимо всерьёз его не восприняли, поэтому попыток забрать его не было. Меч же свой он оставил там, где упал последний раз. Бен не знал праздновать победу ли, или горвевать о поражении. Во всяком случае, он сейчас чувствовал себя паршиво. Судя по виду, остальные дозорные испытывали сходные чувства. Женщины - дочери и жёны Крастера, до того молчавшие как мыши, вдруг загомонили.
Бен перевёл туда свой взгляд: причина оказалась проста - к ним поднялся один из теннов. Пока он лишь разглядывал их, но желание его были ясны как день. Не желая умереть теперь от топоров одичалых, но и желая как то вмешаться, он крикнул:
- Эй бабьё, нука тащите всем вашим спасителям бочку лучшего вина, да и закуски к нему не таите. Кабы не все мы - сейчас бы вами закусывали мертвецы.
Судя по всему его слова пришлись по душе дикарю, потому как он потеснился, выпуская прыснувших женщин. Лишь последнюю он ухватил за задницу и захохотал, когда та пискнув вырвалась и побежала от него.
Главарь шайки подал голос. Чудовищно коверкая слова, он искал главного. Когда он уточнил, что его интересует именно Бен Старк, последний устало поднял руку.
- Попал из огня да в полымя. - устало констатировал разведчик, не ожидая от теннов ничего хорошего. Ведь они знают, сколько убитых теннов и простых одичалых на его счету.

+4

25

«Я умер?».
Сначала показалось, что да, это конец. Старк нежилец. Но если это так, то почему все его тело ноет, а в голове свистит. «И откуда все эти звуки?». Он медленно приоткрыл глаза и тут же закрыл. Свет вокруг был настолько ярким, что казалось, от него можно ослепнуть. «Не умер. Тогда где я?». Пришлось прислушаться, дабы понять: мужчины тарабарили на непонятном ему языке, женины рыдали и просили не трогать их, кто-то выругался. «Амбер?». Это хорошо. Старк бы даже улыбнулся, если бы мог. «Значит, не только я жив. Я в доме Крастера». Робб попытался вспомнить, что происходило до того, как он отключился. Не получалось. В памяти ничего не всплывало, кроме пары холодных синих глаз. И крик. Седьмое пекло, как же оно вопило.
«Кинжал».
Старк спохватился за ним. Вот же дурак! Руки у него были связаны, как и ноги, а все оружие с него сняли. Правильно, он бы и сам так сделал, если бы взял кого-то из одичалых в плен. Увы, узником был он.
Робб попытался не обращать внимание на гул в голове и попытаться сориентироваться в ситуации и понять насколько дело дрянь.
«Дело дерьмо!».
Дядя и Маленький Джон сидели возле него тоже связанные и тоже без оружия в то время, как одичалые бродили по замку, выискивая припасы и оружие. Самый главный занял место Крастера за столом. На вид ему было столько же сколько и Роббу, может немного больше, но строил он себя высокомерного и всезнающего главнокомандующего. «Интересно, я тоже так выгляжу?» - северянину хотелось верить, что нет, но скорее да. Это заставило его скривиться и даже обидеться, но всего лишь на мгновение. «А где сам Крастер?» - вот что воистину интересовала Старка, но проговаривать вопрос вслух он не спешил, так же как не спешил интересоваться, где Серый Ветер и какая судьба ждет «южан». Пленники должны вести себя тихо, а вот победили должны задавать вопросы. И словно подхватив его настрой, главный из одичалых открыл рот. И уж лучше б он молчал.
«Дело дерьмо полное», - подытожил Старк, ловля всю ту злость, что испытывал одичалый к Первому разведчику. Из одной только фразы и взгляда было понятно, что если бы парень мог, он бы разрубил дозорного пополам. «Вот только не может», - это наталкивало Робба на определенные мысли. Отец всегда говорил, что хороший лорд должен уметь слушать и наблюдать, Робб пытался этому научится, но получалось у него это хуже, чем у Джона, но все-таки он не был безнадежным. Да и не надо быть мейстром, чтобы понять: все не так просто, как кажется. «Почему одичалым было просто не подождать, пока мертвецы перебьют нас?». Одна версия у Старка была. Да она странная и даже сумасшедшая в некоторой степени, но хотя бы как-то объяснят происходящее.
- Главный здесь я – Робб Старк, наследник Эддарда Старка – лорда Винтерфелла и Хранителя Севера, - то что на самом деле теперь он лорд Винтерфелла Робб решил утаить. Одичалые должны понимать, что им попались ценные пленники, но лучше не знать насколько. – А вы кем будете?

Отредактировано Robb Stark (2018-01-22 20:46:49)

+6

26

Сигорн был относительно доволен вылазкой. Сражение получилось знатным, взбудоражившим кровь сына магнара теннов, ведь наконец-то он смог дать волю своей каменной палице, постоянно рвущейся ломать чьи-то черепа. Вот только наследнику не хватило вкуса и запаха крови, хлещущей отовсюду, покрывающей поле боя и сражающихся на нем ведь увы, сегодня их противниками выступали даже не люди, а жалкие отмерзшие упыри. Даже не дали ворон порезать! Но ладно. Зато сейчас Сигорн сидел в отапливаемом помещении, вокруг него носились девки, таскающие ему и его бойцам припасы Крастера, дозорные сидели перед ним связанные и безоружные, а вино было вполне сносным. Словом, настроение у будущего магнара было отличным.
— Хах, да, Бенджен Старк, гроза одичалых, ты попал, - криво усмехается Сигорн, одновременно с этим дожевывая кусок сочной колбасы. Проглотив, парень уже хотел перейти к основной части, как тут голосок подал тот смазливый мальчуган.
Тенн, нахмурив брови, поворачивает свою голову в сторону южанина. «Робб Старк? Серьезно?» - проносится в голове одичалого. Если эта красавица не врет, и действительно является потенциальным лордом Севера, то Сигорн – невероятный счастливчик, схвативший одновременно Первого Разведчика Ночного Дозора, легендарного Бенджена Старка, так и еще его родственничка, сына Хранителя Севера! Мысленно парень уже ликовал, но его хорошее настроение сбил мальчишка, задав ответный вопрос. Дикарь причмокивает, качает головой, мол «хорошо», а затем, поднявшись с места, делает пару шагов в сторону наследника Винтерфелла. В одной руке Сигорн держал моченое яблоко из запасов Крастера.
— Вопросы здесь задаю я, лорденыш, – молвит тенн, присев на корточки перед Роббом, чтобы расстояние между ними не было таким большим. Заглянув в глаза парня, Сигорн кусает яблоко, да так, что сок потек по подбородку, капая вниз. Отведя свободную руку в сторону, парень размахивается, отвешивая мальчишке хлесткую пощечину, задев его аккуратную бородку. - Я достаточно вежлив в обращении с наследником?
Посмеявшись собственной шутке, будущий магнар возвращается на место, по дороге продолжая грызть яблоко. Прожевав его, он продолжает:
— Значит так, раз тут собралась такая компания, где один лорденыш и одна важная ворона, то слушайте, и мотайте на ус, - с этими словами Сигорн наклоняется вперед, выставив вперед указательный палец. – Я - Сигорн, сын магнара теннов, ваш чудесный спаситель! Можете потом расцеловать мои ноги в благодарность, хах.
Смех не был поддержан хмурыми теннами, стоящими вокруг пойманных ворон. И пусть это было связано с тем, что они просто не знали общий язык, но сын магнара заметил, что его бойцы уж слишком недовольны. Значит – надо переходить к основной части.
— Короче, мне тоже не по душе было спасать ваши шкуры. Но это приказ от Короля-за-Стеной, который зачем-то решил не дать упырям сожрать вас с потрохами, - Сигорн пожимает плечами, выкидывая огрызок в костер. Брюнет делает глубокий вдох, продолжая прояснять ситуацию. – Теперь вы – наши пленники, а это значит, что мы будете делать то, что мы скажем, не сопротивляясь, не задавая вопросов, не мешая нам. И тогда, быть может, вы останетесь живы к моменту, как мы дойдем до лагеря. Понимаете ли, тенны – серьезный, суровый народ, вы нам отвратительны, мерзкие вороны. И если я – это образец терпения, то мы воины не совсем. Советую вам не раздражать их, ведь дорога будет долгой и опасной, - тенн многозначительно ухмыляется. – И вот еще какое дело. В послании мне сказали, что здесь будет Бенджен Старк – его я вижу. А вот про наследника Винтерфелла что-то никто ничего не говорил. А не врешь ли ты нам, а?
С этими словами Сигорн опирается на свою каменную дубину, стоящую у ноги.
— Ворона, он правда из Старков? – взгляд тенна падает на Бенджена.
[NIC]Sigorn [/NIC][AVA]https://vignette.wikia.nocookie.net/vikingstv/images/2/20/Adult_Hivtserk.jpg/revision/latest/scale-to-width-down/417?cb=20160422114751[/AVA]

+2

27

Видимо молодому кандидату в тэнны не хватало внимания более старших собратьев. А может быть это его первая серьёзная вылазка - именно так подумал Бен, наблюдая за выкрутасами дикаря.
А вот высказывание Робба, его заставило недовольно поморщиться: "Рано, слишком рано достаёшь козыри из рукава, мой мальчик."
Но как известно слово не воробей, к тому же тэнчик (как про себя прозвал он предводителя отряда одичалых) сразу обозначил своё отношение к лорду. Бен невольно напрягся, ожидая чего то подобного, когда тот подсел рядом с волчонком. Но при этом тело настолько застонало и закряхтело недавней работой в режиме сверхсилы и сверхвыносливости, что он понял, что ещё долго будет восстанавливаться и в случае схватки, не сможет защитить ни себя, ни кого-то ещё.
Впрочем, оплеуха, это лишь самых невинный жест со стороны одичалых. Старк знал о взаимной ненависти одичалых к дозорным и про себя стал опасаться, как бы тенны не решили избавиться от остальных ворон," спася" лишь указанных личностей.
Услыхав, что их послали для спасения конретно его скромной личности, Бен озадачился. Во-первых осведомлённостью одичалых, но это можно ещё было объяснить использованием связки орел-варг. Во-вторых: что может понадобится Мансу от Бена. Да, конечно он не последний человек в Ночном Дозоре, но ни для обмена пленными, ни как информатор, он не годился. Пищу для размышлений тэнчик Сигорн подкинул богатую.
Угрозы он прослушал вполуха, и продолжил бы хранить молчание если бы Сигорн не обратился к нему. Потребовалось подтверждение принадлежности Робба к Старкам.
Осуждающе глянув на племянника, Бен перевёл взгляд и вымолвил:
- Да, это правда.

+5

28

«Старые боги, я же не так себя веду, когда выдумываю в лорда поиграть?».
Робб внимательно следил за «главным» пытаясь не рассмеяться. Мальчишка так смешно пытался придать своему голосу суровости, а персоне важности, что почему-то напомнил Старку петуха, который бегал во дворе Винтерфелла за курицами. Да, того самого, который однажды напал на Рикона и из которого затем сварили очень вкусный бульон. Но свои мысли северянин предпочёл держать при себе, хватит с него и того, что мальчишка уж очень как-то оживился, услышав, что не только он здесь может похвастаться хорошим родством.
«Серьезно, ведет себя как петух в курятнике», - опять подумал про себя Старк, морщась от сильного удара по щеке. Неприятненько. Старк одаривает своего «спасителя» холодным взглядом, в котором, если присмотреться можно было прочитать: «Я тебя, урод, запомнил». Правда, пока они здесь, вряд ли Робб сможет привести угрозу в действие, но как только выпадет возможность… Старку не впервые будет убивать.
- Моя мать – леди Кейтилин Талли, дочь грандлорда Речных земель и лорда Риверрана Хостера Талли, мой отец Эддард Старк – старший брат Бенджена Старка, - он машинально глянул на Первого Разведчика, тот кажется был не в восторге от того, что его племянник дал волю языку. – И друг короля Роберта Баратеона, - о том, что его назвали в его честь и кинжал, который сейчас у Сигорна – это подарок короля, Старк решил не говорить. – Теперь ты веришь, Сигорн, сын магнара теннов?
Робб не собирался играть в серую мышку, которая попалась в руки ко льву, он - лорд Винтерфелла, в нем течет кровь Первых людей, а его предки были королями Севера, пока над Вестеросом не раскинулась тень от дракона Эйгона Завоевателя. И к тому же, может, до этого мальчика наконец-то дойдет, что пленники очень ценные и с ними надо обходиться вежливо. «Или он снесет мне голову за то, что посмел открыть рот в его курятнике». В общем, непонятно все это.

+5

29

Пока Бенджен Старк перекидывается со своим потенциальным племянником взглядами, Сигорн решает взять еще одно яблоко из запасов Крастера. Все равно они ему больше не понадобятся – после завершения атаки мертвецов Сигорн провел со стариком беседу, при помощи дубины и кулака, объяснив ему, что пора бы выдвинуться к Мансу. На самом деле, сын магнара не подозревал, какого черта их бравый Король-за-Стеной так печется за каких-то выродков. То просит притащить в лагерь этого ублюдка Крастера, затем еще просит вытащить задницу Бенджена Старка из огня. Не стал ли их король слишком сентиментальным? И ладно, если из замка этого недоодичалого им приказали забрать запасы, то смысла в спасении вороны Сигорн в упор не видел. Но, что же, пока Манс их король, значит, он и командует.
Когда Бенджен подтверждает свое родство с этой красавицей, Сиг довольно скалится. Отлично, отлично! Это же замечательно. Когда Король-за-Стеной узнает, что сын магнара безупречно справился со своим заданием, так еще и по дороге поймал столь важную пташку, то возможно, наградит его. Тенну нравилось командовать и управляться, нравилось идти в первых рядах нападения, прорываясь через защиту врагов, крушить их черепушки, перемалывать кости... Вдруг Манс позволит Сигорну управлять авангардом, направленным на Стену! Вот это было бы чудесно. Довольный, как кот у миски молока, парень откусывает яблоко, сок из которого опять начинает растекаться. Однако ликование было прервано мальчишкой, который вновь заговорил. Тенн замирает, дожевывает яблоко, а затем поворачивает голову к Роббу. На лице Сига было написано что-то вроде «как же ты меня утомил, маленький засранец». Одичалый кивает своим мыслям, мол, ладно, мальчишка тупенький оказался, отморозил себе что-то важное, стимулирующее мыслительную деятельность, со всеми бывает.
— Что ты не понял во фразе «не задавай вопросов»? Я спрашивал не тебя, а ворону, – сказав это, дикарь, отвел руку назад, а затем, резко выбросив вперед, швыряет недоеденное яблоко в лоб Робба. Сочный моченый фрукт с хлюпающим звуком врезается в лицо Старка, но Сигорну этого недостаточно. Парень вскакивает, схватив дубину.
— Еще раз! Объясняю для тебя, дебила, закрой свой рот и не возникай! – кричит тенн, мысленно представляя, как несколькими ударами дубины превращает лицо красавчика-северянина в кровавое месиво. Как после первого удара Старк падает на землю, а из его рта начинают выпадать зубы. Как после второго он перестает сопротивляться. Как после третьего расходятся кости его черепа... Не стоит недооценивать Сигорна. И пусть он не выглядит великаном-дикарем, но внешность - это не показатель. Сил у Сига предостаточно, особенно когда он в ярости.
Однако тенн сдерживается. Ему нужно было проявить характер, чтобы его воины не подумали, что их командир слаб. С этим племенем все очень просто, если ты силен – за тобой идут, если слаб – хрена с два, а парню все еще хотелось командовать бойцами... Хотя. Достаточно ли им этого проявления? Парень уже отворачивается от Старка, но тут в его голове появляется хорошая идея. Обернувшись через плечо, Сиг отрывает от земли дубину, нанося удар по голове Робба. Не такой сильный, чтобы проломить черепушку, но достаточный, чтобы паренек какое-то время «подремал». Когда обмякший наследник падает на землю, Сигорн довольно ухмыляется. Переведя взгляд на Бенджена, он поворачивает голову на бок.
— С ним все будет в порядке, но лучше объясни ему, что больше нам перечить не стоит. Ты куда умнее его, - с этими словами дикарь оборачивается к своим воинам. К ним он обратился уже на языке теннов, скомандовав забирать все, что есть. Припасы, женщин, ворон и выдвигаться. Ну и заодно приказал сжечь здесь все.
Тенны покорно кивнули, приступив к работе. Сигорн, закинув дубину на плечо, вновь повернулся к Бенджену.
— Вороны – на улицу. Скоро здесь все сгорит, - криво ухмыляется одичалый, устремляясь в сторону выхода.
[NIC]Sigorn[/NIC][AVA]http://i.yapx.ru/05rg.jpg[/AVA]

+3


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Кто мы теперь? [За Стеной. Замок Крастера. 08.08.298]