Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Две невесты одного короля [Красный замок 16.07.298]


Две невесты одного короля [Красный замок 16.07.298]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


Две невесты одного короля

Дата:
16.07.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань. Красный замок

Действующие лица: Джоффри Баратеон, Дейнерис Таргариен (Руфина Ланнистер), Санса Старк

Краткое описание:
Встреча, которая не могла не состояться.

+2

2

Джоффри был прелестным мальчиком, учтивым и вежливым под бдительным взглядом изумрудных глаз матери или при необходимости. С каждым днем необходимость быть рыцарем в сияющих доспехах для некоронованного короля становилась ненужным обременением, ведь такого классного парня, монарха, в конце концов, должны любить за одно его существование, а не за то, как он красиво изображает из себя ряженого олуха вроде дяди Ренли. Вот лорда Станниса и Хранителя Запада, лорда Тайвина, никогда не задевали вопросы о том, что о них подумают люди, они никогда не лебезили перед обществом, но общество лебезило перед ними. И Джоффри подобно им будет вести себя так, как хочет он, а не матушка. И даже десницу и деда слушать не будет, теперь Джофф не принц, а уже король, и в пекло все эти увеселительные проволочки с церемонией – все знают правду. Но пока кроме челяди и прочих придворных лизоблюдов неподдельно искренне восхищались золотым мальчиков только две особы, каждая из которых успела побыть в сомнительном статусе невесты юного Баратеона. Но с Сансой помолвки не состоялось, мать была непреклонна и почему-то решила, что дурочка-кузина подойдет её любимому сыночку больше, чем мягкая и податливая девчонка Старк, якобы дикая, как и весь её родной Север. Но помолвки с Руфиной также ещё не было, да и вообще мало кто знал, наверное, об этом – опять же из-за королевы-регента. И если у людей есть глаза, то они явно уже должны были задаться вопросом, какого черта вместо государственных дел Джоффри в очередной раз заставили развлекать кузину, раз уж детские шалости Мирцеллы и Томмена этому серьезному мальчику не по душе. И вот, они вышагивают по саду, он томно молчит, а она томно вздыхает. Но тут королевский глаз-алмаз выцепляет знакомую фигуру среди фигурно выровненных кустов – явно печальная и огорошенная Санса Старк. О причинах горя девчонки догадаться не составило труда: конечно же она переживает из-за того, что не сможет стать женой блистательного и чертовски обворожительного Джоффри Баратеона, лучика света в этом темном царстве, именуемом Семь Королевств. И Джоффри не был бы самим собой, если бы не увидел в этом знак свыше. На губах появилась гаденькая ухмылочка, и золотой мальчик на всех парусах устремился в сторону рыжеволосой миледи, не особо заботясь о том, успевает перебирать своими короткими ножками Руфина или нет, чтоб не отставать.
Мальчишка остановился в нескольких шагах от дочери Хранителя Севера и почтительно поклонился, хоть и не обязан был, но знал, что сейчас стоит быть максимально почтительным и милым, чтоб Санса ещё больше начала сожалеть о том, что потеряла.
- Добрый день, миледи, вы обворожительны как и всегда, - почти нараспев произнес Джоффри, выпутываясь из рук своей кузины, дабы подойти к Старк и заключить её ладошку меж своих кистей, продолжая добавлять в голос драматичные нотки великого страдальца и понижая тон, чтоб Руфина не услышала. – По правде говоря, только увидев вас в нашем саду, цветы которого так превозносят в красоте, я понял, что они меркнут в вашей тени… Ох как мне жаль, что наши родители решили не исполнять последнюю волю моего отца. Моя невеста и вполовину не хороша, как вы.
Джоффри коснулся губами девичьей кисти, словно в знак извинения и глубочайшего расстройства. А после повернулся наконец к Руфине.
- Санса, познакомьтесь, это Руфина Ланнистер. И по большому секрету сообщу, что это моя нареченная отныне. Руфина, это Санса Старк, дочь лорда Винтерфелла и Хранителя Севера, именно с ней мой любимый отец хотел видеть меня на троне.
Солнце светило не так ярко, как светился золотой мальчик, сведя двух соперниц за свое сердечко вместе. Ему казалось, что он довольно красиво дал тему для затравки, и теперь можно было пожинать плоды, спрятавшись за деревом.
- О, миледи, позвольте оставить нас буквально на минутку, мне нужно переговорить с сиром Джоном.
Мальчишка неспешно и не слишком далеко удалился, смакуя красноречивые девичьи эмоции и робкие слова.

+9

3

Все эти дни, что северяне гостили в столице, Дейнерис ходила хмурой и неприветливой, пытаясь, лишний раз не попадаться на глаза жителям Красного Замка. И казалось бы, отчего же Бурерожденной печалится? Узурпатор мертв, ее милый принц вернулся домой, и он оказался таким же красивым и галантным, как обещала королева. Другая бы на ее месте скакала от радости, если бы не одно «но». Вместе с ее милым принцем ко двору явилась и Санса Старк – старшая дочь лорда Винтерфелла, убийцы ее семьи! И хорошо, если бы девушка просто приехала погостить в столице, как Тиреллы или Баратеоны, но нет, эта леди явилась в Красный Замок в роли невесты Джоффри. Это и печалило последнюю из драконов. В своих фантазиях Дени уже расхаживала по Красному Замку в платье, расшитом красными рубинами, а на ее хрупких плечах красовался плащ с драконом дома Таргариенов. И что теперь? Кто она теперь? Просто девочка из Ланниспорта? Какая-то безродная Руфина Ланнистер? Это Бурерожденную совсем не устраивало. Она - от крови дракона, ее отец был королем, она - наследница величайшей династии, Железный трон ее по праву! Но что она может сейчас? Только взирать, как неотесанная северянка улыбается ее принцу.
«На ее месте должна была быть я», - с завистью думала про себя Дейнерис ровно до вчерашнего дня. Что же так поменяло мнение юной Таргариен? Королева. После обеда Серсея Баратеон позвала юною деву к себе, дабы сообщить приятную новость: Санса Старк больше не невеста Джоффри Баратеона. Дени опять расцвела, как розы в королевском саду. Она опять расправила плечи.
«Я буду королевой. Я, я! Дейнерис Таргариен!».
Радости ее не было предела. Она готова была расцеловать королеву. Но на этом приятные подарки не закончились для нее. На следующий день ее принц, ее милый и такой красивый будущий супруг пригласил ее вместе прогуляться по саду. Естественно, Дейнерис не смогла ему отказать. Она очень хотела посмотреть, как отреагируют северяне, когда увидят ее (пока обычною девочку из Ланниспорта) в компании кронпринца.
«Наверное, поползут слухи», - подумала она про себя, застегивая кулон с изображением льва. И пускай! Дейнерис было глубоко плевать на мнение этих грязных и неотесанных гостей с Севера.
«Варвары еще те», - вспомнились ей слова королевы, и на устах появилась улыба.

День был прекрасным. В садах собралось много знатных гостей, и все они, как и ожидала Дени, посматривали на нее. Можно было сказать, что это один из самых наилучших дней в жизни Бурерожденной, если бы ее принц не был столь печален.
«Что же не так?».
Юная Таргариен боялась, что она чем-то успела его оскорбить или обидеть.
«Но чем? Он же со мной даже не заговорил».
В таких размышлениях и пребывала Дени, когда они подошли к Сансе Старк. Принц тут же оживился, заулыбался, осыпал дочь Хранителя Севера комплиментами, а затем и совсем сбежал, заставив тем самим дракона опять чувствовать себя мышкой.
«Наверное, стоит что-то сказать». Вот только Деи не знала что. Какое-то мгновение она просто смотрела на северянку, подмечая про себя, что она действительно весьма хороша собой. «Но разве лучше меня?». Возможно, да, Санса лучше Руфины Ланнистер, но никак не Дейнерис Таргариен. Это прибавило ей смелости.
- Как вам в Королевской гавани, леди Санса? - вежливо, как ее и учили, вступила в разговор Бурерожденная. – Не соскучились еще по Северу?
«Впрочем, по чему там скучать? Снег, холод, дикари».

+7

4

Уже несколько дней Санса была сама не своя: почти не ела, плохо спала, мало разговаривала. Даже лимонные пирожные не приносили ей особой радости. Все, что она делала - тихо прогуливалась в компании септы, или же вышивала у себя в покоях. На людях старалась появляться как можно реже, потому что ночами напролет плакала, от этого ее глаза под утро опухали, из-за чего выглядела северянка, по своему мнению, еще более жалкой. Ей даже пришлось на время отказаться от компании своих подруг.
- Если вы позволите, я хочу побыть некоторое время наедине, - септа Мордейн кивнула, но ушла недалеко, оставив воспитанницу в поле своего зрения.
Сидя на скамейке, уперевшись в нее руками, северянка меланхолично болтала ногами и наблюдала за тем, как струится подол ее платья.
Отвесив учтивый кивок проходящим мимо знатным дамам, Санса услышала, как те, едва пройдя мимо нее, начали с напускной жалостью обсуждать ее внешний вид, а еще хихикать.
Неужели уже все знают об это "прекрасной" новости. Мда, в Красном замке все не утаишь. А может, ей просто послышалось и это все последствия недавнего потрясения?
Заприметив поблизости до боли знакомую фигуру, северянка начала взглядом искать пути отступления. "Где-то здесь должна быть септа, которая любит появляться в самые неподходящие моменты. Ну же, сделай милость, подойди ко мне сейчас.." - но молитвы девочки не были услышаны и причина ее ночных рыданий в подушку уже стояла подле нее.
- Доброго дня желаю и вам, Ваше величество. - теперь она уже никогда не назовет его "мой принц" и уже тем более "мой король", теперь произносить эти слова вслух уже не доставляет такой радости. Юная Старк кротко поприветствовала нового правителя Семи королевств, мысленно приговаривая, что "учтивость - доспехи леди".
- Вы как всегда очень галантны, Ваше величество, - поцелуй, оставленный на тыльной стороне ее ладони, не вызвал ровным счетом ничего. Сердце не екнуло, мурашки по телу не побежали. Неужели она и вправду охладела к нему? Но если и так, почему все еще без остановки рыдает ночами?
"Вполовину не хорошая, как я? Тогда почему же вы отказались от моей кандидатуры?" - рыжеволосая предпочла оставить сей комплимент без внимания, быть может, его новая невеста ни в чем не виновата, просто девушка, у которой нет выбора.
- Приятно познакомиться с вами, леди Ланнистер, - Санса была удивлена, с какой легкостью из ее уст вылетели эти слова. Добавив скромную улыбку, она ненавязчиво оглядела свою замену, но думать плохо о новой знакомой ничего не стало. Леди так не поступают. Хотя в голове одно с другим не складывалось. Зачем Джоффри понадобилось жениться на своей дальней родственнице? Возможно, ее родители богаты, но разве Старки хуже? Эта девчушка происходила явно из побочной ветви, чего не скажешь о Сансе.
- Благодарю за вопрос, - прервав неловкое молчание, поддержала беседу северянка, - Его величество оказался очень гостеприимен и мы благодарны ему за это.
"Она выпроваживает меня? Или просто издевается?" - вопрос о  Севере, как показалось самой девочке, прозвучал слегка неоднозначно. Неужели эта девица уже позволяет себе насмехаться над ней?
- Вы ведь из Ланниспорта, да? Я бы с удовольствием послушала о ваших землях. Его Величество говорил, что у вас там есть много чего интересного, - Сансе было известно, что побочная ветвь обитает именно там. Значит, Руфина была родом оттуда. Сейчас юная Старк была готова быть в роли слушателя, желания говорить, в связи с последними событиями, мало.

+5

5

По правде говоря, как бы это некрасиво звучало, но Дейнерис желала, чтобы Старки побыстрее покинули Красный замок. Они ей не нравились. А Санса даже после официального расторжения помолаки была в глазах Бурерожденной конкуренткой. Даже сейчас то, как глядел на нее Джоффри, заставляло кровь в венах Таргариен кипеть. На нее принц так никогда не смотрел. И посмотри ли? Дени хотелось верить, что стоит ей смыть краску с волос, как все тут же назовут ее самым прекрасным созданием в мире, но красота – это не только личико, волосы и глазки. У Сансы были манеры, она умела себя подать, даже сейчас, когда ей было больно и неприятно, северянка держала себя в руках, не поддаваясь эмоциям. Смогла бы так поступить на ее месте Дейнерис? Она не уверена в этом. Все-таки ее воспитанием никто особо никогда не занимался. Да, знает, что не стоит громко смеяться и стоит всегда помнить о манерах, но разве на этом список «так должна вести себя настоящая леди» заканчивается? О, глупая, глупая девочка, решившая поиграть в принцессу. Таргариен еще учиться и учиться в то время, как Сансу можно хоть завтра за короля выдавать. Она слышала, как южной принцессой восхищаются другие придворные дамы. Дени никогда такие комплименты не делали.
«Но ничего, все впереди», - опять успокоила себя Бурерожденная, пытаясь держаться и не проявлять свои истинные эмоции, как и полагается леди.
А проявлять было что. За месяцы, прожитые в Красном Замке, она еще не очень ознакомилась с Вестеросом. Королева больше внимания уделяла ее манерам, а не познаниям. Да, она знала, что Ланниспорт – это большой порт и там лорд Тайвин когда-то устраивал рыцарские турниры, но этого явно недостаточно. Об этом же знают все! Сансе стоило поведать что-то такое, о чем известно только жителям, но что? Дени могла рассказать, где в Браавосе можно купить самую вкусную рыбу или почему девушке не стоит в одиночку гулять по рынку Волантиса, но никак что-то о Ланниспорте.
«Думаю, думай, Дени».
Она замешкалась, не зная, с чего начать и чем закончить. Северянка ловко ее поймала на крючок.
«А что если…»
На личике опять появилась улыбка. Бурерожденая придумала, как выбраться из лап волчицы.
- Но вы сначала поведайте мне о Севере. Слышала, у вас там сейчас война. Наверное, вы очень волнуетесь за своих близких и молитесь Семерым, чтобы они защитили их?
Дейнерис знала о том какая угроза надвигается на Север из-за Стены. Она даже ходила молиться вместе с другими фрейлинами, чтобы Воин оберегал верных защитников Вестероса. Но так же поставила свечу она и у алтаря Неведомого. Пусть он заберет к себе Эддарда Старка, так же как забрал Джона Аррена и узурпатора Роберта Баратеона. Предателям нет места в стране, когда наступят годы ее правления.

+9

6

-  Старым богам, - поправила девушку Санса, но о войне сказала лишь, что каждый вечер молится за всех северян, что отправились на бой. Хватит с нее неприятных тем для беседы, - На Севере поклоняются Старым богам уже множество лет. Для молитв мы посещаем богорощу... прекрасное и живописное место. Среди большого количества чардрев есть одно - главное. Его мы зовем сердце-древо. Нам нем вырезано человеческое лицо, которое взирает на молящихся. Богороща в Винтерфелле, пожалуй, самая большая, а еще очень древняя. По площади занимает несколько акров и находится в стенах нашего родового замка. Увы, богороща в Красном замке по сути своей не может таковой называться. Там нет чардрев - деревьев с белыми стволами и красной листвой, - девочка говорила спокойно, прямо как септа, которая давала ей уроки воспитания. Санса будто и сама сейчас проводила ликбез для Руффины. Когда речь зашла о богороще, родном доме, сердце сжалось от тоски и обиды. В голове всплыл тот день, когда они с Роббом окончательно перестали разговаривать друг с другом. "Что же я наделала в тот день? Быть может мне все это дано в наказание за мое поведение?" Теперь, спустя время, юная Старк поняла, какой же была глупой была и что натворила. Не стоило ей ругаться с братом, особенно перед ликом богов. "Мы всегда чтили семью и традиции... Когда снег идет и белый ветер поет, одинокий волк погибает, но стая его живет..."
Поняв, что в своих мыслях Санса немного свернула не туда, она продолжила рассказывать новоиспеченной невесте Джоффри о Севере дальше.
- Так же в нашей богороще есть пруды, которые не мерзнут зимой. А еще там находятся наши лютоволки. Слышали что-нибудь о них? - что еще могла рассказать девочка Руффине? Дочь лорда не путешествовала по Северу так, как это делал ее отец, дед и прочие родственники. Все, что могла поведать Санса ограничивалось Винтерфеллом и обычаями северного народа. Впрочем, рыжеволосая была уверенна, что этого девушке будет достаточно. Будучи несколько взвинченной в последнее время, северянке казалось, что Руффина задала вопрос о ее родных землях просто так, а не из любопытства. Наверное, решила скоротать время пустым трепом, пока ее ненаглядный не вернется.

+5

7

Дени опять стало стыдно за свою необознаность в религиозных тонкостях. Она тут же опустила голову, стоило только Сансе в столь спокойной манере, словно любящая мать объясняет своему малому ребенку, почему не стоит кричать в септе, указать на ее промахи. И от этого Дени стало совсем совестно. Дочь Эддарда Старка отнеслась к ней с такой любовью и пониманием, а она в ответ преподнесла только гордость, глупость и высокомерие. Разве так должна вести себя королева? Эх, учат ее, разжевывают, а она дальше творит глупости.
- Наверное, ваш дом – главное украшение Севера.
Теперь Дени постаралась быть любезной. Что, оказалось, сделать не так уж и сложно. Санса умела располагать к себе, а ее рассказ о Винтрфелле был столь теплым, она бы даже сказала трепетным, что Бурерожденная нарисовала его в своем воображение. Как же ей хотелось побывать там, увидеть всю эту красоту собственными глазами. И как же она могла думать, что Север это только дикари, холод и снег? Стыд и позор ей. А еще Таргариен уловила нотки печали в голоске северной красавицы. Как будто что-то очень ее тревожило. Что-то из прошлого. Неужели она себя за что-то корит? Дейнерис захотелось обнять рыжеволосою девушка и сказать, что ей не стоит так печалиться, что все обязательно будет хорошо. Вот только, наверное, это выглядело совсем глупо.
- Да, я слышала о лютоволках, - Бурерожденная попыталась скрасить печаль живой беседой. – Все кому посчастливилось гостить вместе с королем Робертом Баратеоном в Винтерфелле, только о них о судачат. От одной из служанки, я слышала, что их шесть, как и детей у вашего лорда-отца. Говорят что это дар ваших богов.
Еще Дени знала, что три лютоволка сейчас находятся в Королевском лесу. Она бы очень хотела на них посмотреть, но королева не выпускает ее за пределы Красного Замка.
- Как зовут вашего лютоволка?
Как бы Дейнерис хотела, чтобы и драконы у нее так же появились, как лютоволки у Старков? Разве она не заслуживает дракона! Она не просит трехглавого, как на гербе ее дома, она бы была рада и одному с одной головой. Но последний дракон умер еще за долго до ее рождения, а вместе с ним и величие дома Таргариенов.

Отредактировано Daenerys Targaryen (2017-12-06 22:21:24)

+8

8

- Благодарю вас за добрые слова, леди Руффина, - Санса скромно улыбнулась и убрала выбивщуюся из прически прядь золотистых волос за ухо, - Тем не менее ваш дом нисколько не уступает в величии моему. Впрочем, вам это и без меня известно, - да, девушка перед ней была из побочной ветви дома, но тем не менее она все еще остается Ланнистером, в ней течет та же кровь, что и в королеве Серсее, ее брате и прочих представителях этой семьи. Иной раз северянку забавляло, насколько сильно разросся этот дом и какие с этого могут быть плюсы и минусы. Однако, Старк все же не стратег и не дипломат, ее мышление происходило сквозь призму девичьего мира, где мало говорится о войнах и ведении казны.
- Вы правы, в тот день, в лесу возле погибшей матери было найдено шесть лютоволчат, по каждому на ребенка семьи Старк, - о Джоне, который законным сыном Неда Старка не был, Санса говорить не стала, - Я тоже надеюсь, что это дар или знак свыше, от наших богов.
Разговор о своем питомце слегка поднял девочке настроение. Дочь лорда очень трепетно относилась к своей Леди, а еще, несомненно, гордилась ей.
- Ее имя - Леди, - рыжеволосая слегка смутилась, произнеся имя питомицы вслух, - Но ей ее кличка очень даже подходит. Из всех лютоволчат она самая спокойная и послушная. Мне даже удалось обучить ее нескольким командам, не без помощи старшего брата, конечно. Его волка зовут Серый Ветер. Робб назвал его так потому, что он очень быстрый. Думаю, вы и так знаете, что лютоволк является символом нашего дома. Именно поэтому мы верим, что их появление послано нам богами.
"Надеюсь для того, чтобы пережить зиму и самые мрачные дни..."
- А что интересного есть у вас в Ланниспорте? От местных леди я слышала, что в ваших краях водятся отменные ювелиры. Уже сейчас они борются за право отлить новую корону для Его Величества на предстоящую коронацию.

+4

9

«Нет, миледи, вы ошибаетесь. Уступает и еще как».
Бурерожденная напомнила себе, что сейчас она не Дейнерис из дома Таргариен, а Руфина из Ланнистеров и что не стоит печалиться и побиваться, а надо расправить плечи и взирать на всех свысока, как и положено настоящей львице, но не получилось. Смута поселилась на ее прекрасном личике, и ничто и никто не мог ее прогнать.
«Столь сильный, угрожающий дракон пал под когтями орла, волка и оленя».
Разве это правильно? Разве так должно быть? Нет. В сказках, что их ей когда-то рассказывал Вазерис и которые она не раз сама перечитывала, когда не могла уснуть в столь же родном, насколько и опасном Красном замке, все всегда было с точностью наоборот. Вот только те истории писались давно, когда Балерион еще парил в небе над Вестеросом, и тень от его крыльев погружала во мрак целые города.
«Неужели величие Таргариенов крылось только в драконах?».
Дени хотелось верить, что это не так, но факты говорят об обратном. У Старков ведь не было ни драконов, ни лютоволков, но они сумели обьединить Север. Как? Дейнерис не понимала этого.
У Сансы загорелись глаза, как только речь зашла о ее питомце, и Бурерожденной стало немножко веселее. Она была искренне рада, что смогла хотя бы немножко растопить эту снежинку.
- Да, серый лютоволк бегущий по снежно-белому полю, - охотно поддержала беседу девушка. – Я видела ваши флаги, когда вы прибыли ко двору. Стоит сказать, выглядит угрожающе. – Дени хихикнула. Ей надоело изображать из себя леди, она хотела быть просто четырнадцатилетней девочкой. Но шпилька завести ее все-таки уколола. У Сансы есть все то, чего не было у нее: отец, мать, заботливый старший брат и даже лютоволк. «Но она это все заслуживает», - тут же поспешила напомнить себе Бурерожденная.
– Знаете, боги дают такие подарки не просто так, - как-то совсем задумчиво проговорила она эти слова. – Таргариенам они дали драконов, чтобы те покорили Вестерос и объединили враждующие королевства в одну процветающую страну. Думаю, вас ждет что-то не мене захватывающее. – и пусть сейчас она говорила о Старках, но в уме снова и снова представляла себя верхом на драконе. «Интересно, как бы я его назвала?». Леди, Серый Ветер – все то слишком просто, это не вселяет страх и не заставляет приклонит колено. «Но для лютоволков сойдет», - в уме Таргариен эти звери были размером с обычного волка. «На таком Вестерос не завоюешь».Дракон – это совсем другое. «Черный ужас, Грозное Облако, Каннибал, вот как надо называть драконов». Но у Дейнерис нет дракона, так что нечего мечтать.
Вопрос о Ланиспорте опят заставил ее нервничать. Таргариен прикусила губу, думая, что ответить. В конце концов, решила, что Санса сама никогда не была в Ланниспорте, так что никогда не узнает, что ее новая знакомая ей врала и даже не краснела.
- Да, наилучшие ювелиры Ланниспорта борются за право, чтобы корона, сделанная именно их руками, красовалась на голове Джоффри в день коронации. А еще у нас большой порт, каждый день в Ланниспот заходят тысячи кораблей, торговцы торгуют шелками, пряностями и драгоценностями. А еще у нас много праздников. А у вас на Севере часто устраивают празднества?

Отредактировано Daenerys Targaryen (2017-12-08 15:35:22)

+3

10

Сансе стало совестно, что при первых минутах общения она подумала о Руффине несколько пренебрежительно. Девушка была приятна в общении, а еще очень миловидна. Длинные золотистые локоны - отличительная черта дома Ланнистеров, обрамляли приятное личико с мягкими чертами. "И зря на нее так Джоффри наговаривает..." - чуть нахмурившись, подумала она. Впрочем, сейчас, спустя время, когда Санса стала смотреть на все иначе, то поняла, что будущий король просто до ужаса избалован и неприличен. Галантным и милым он, увы, является только когда ему что-то надо или же от него что-то требуют. Девочка даже посочувствовала Руффине. "Может это и к лучшему, что я не выйду за него замуж. Может быть, боги меня так уберегли?" - с трудом утешала себя северянка, пытаясь найти хоть какие-то оправдания расторгнутой помолвке.
- Да, - поддержала собеседницу Санса и тоже хохотнула, - Впрочем, наш символ не такой уж и страшный, в отличие от кракена Грейджоев и дракона Таргариенов.
И если первый был скорее мифом, то вторые существовали сотни лет назад. Хотя, кто знает, может быть, где-то возле Пайка, в недрах вод, действительно водятся кракены? Просто их час еще не пробил. Лютоволков тоже редко встречали, тем не менее у нового поколения Старков они есть...
-  Вы правы, но узнать зачем они нам послали лютоволчат мы сможем только в будущем, - подарки - вещь хорошая, но не всегда приятная. Мало ли знатных людей погибало от сюрпризов, внутри которых таилось что-то смертельно опасное? Может и с волками так же, боги послали их, как предвестник чего-то плохого?
- Только с лютоволком земли не завоюешь, да и не нужно мне такое. Драконы, - северянка на секунду задумалась, а потом улыбнулась, - Мои младшие браться любят истории о драконах, особенно младший. Говорят, что здесь, в красном замке, где-то в подземелье все еще хранятся черепа настоящих драконов, - хотя, Руффине скорее всего это было известно и раньше, - Самый большой череп принадлежит Балериону, которого прозвали Черным ужасом. Именно он сковал трон, на котором теперь восседает Его Величество Джоффри, - Сансе нравилось обсуждать историю великих домов и королевства в целом. В памяти сразу возникли те безмятежные дни в Винтерфелле, когда детишки четы Старк обучались грамоте и прочим важным для лордов и леди навыкам. Пару раз, будучи под впечатлением от занятия, девочке снилось, как она попадает в прошлое, во времена первых людей или же завоевания Эйгона.
- Это и не удивительно, ваш дом очень обеспеченный. Наверное, много всяких диковинных вещиц можно найти в порту, - дочь лорда даже немного позавидовала. В Севере все обстояло иначе, там нет изобилия фруктов, да и кому из торговцев с других материков сдался их регион? Когда можно сбыть свой товар в Просторе, Западных землях или же столице.
- Да есть, но не так много, как хотелось бы. Север очень суров, особенно в тот период, когда приходит зима. Так что это не самая приятная особенность моего края. Кстати, как вам столица? Есть полюбившиеся места? - Старк решила тактично перейти на другую тему. При упоминании суровой зимы, вспомнились страшилки и леденящие кровь истории жителей, которые травили друг другу Джон с Арьей.

+8

11

Дени охотно кивнула головой. Действительно, кракен Грейджоев – еще то чудище, рядом с ним и трехглавый дракон Таргариенов покажется безобидным котенком, особенно сейчас, когда драконы больше не парят в небе. Девушка вспомнила забавную историю, которую слышала от торговцев из Браавоса о том, как галеру из Лиса утащил под воду огромный кальмар. Она бы ее и поведала, если б королева Серсея строго не запретила Бурерожденной судачить о своем прошлом. И, наверное, будущей жене короля совсем не к лицу пересказывать байки моряков. Так что приходилось крови от крови дракона слушать, улыбаться и порой тяжко вздыхать.
- Да, не всегда подарки дарят доброжелатели, - Дени вспомнила свою свадьбу и сундук с тремя яйцами дракона, тогда магистр Илларио сказал, что время превратило их в камень и теперь это не больше, чем еще одно напоминание о бывшем величие дома Таргариенов, но Дени не хотела в это верить, каждую ночь она засыпала в обнимку с одним из яиц, представляя, как однажды поднимется в небо на настоящем драконе. Но теперь это точно только мечты. Королева Серсея хорошенько спрятала свадебный подарок магистра Илларио, даже Дейнерис не знает, где сейчас он. «Какой же я была дурой, что так просто отдала их». Бурерожденная грустно улыбнулась следующим словам северянки. – Все дети любят, но, увы, это так и останется мечтами.
Она не стала скрывать свое разочарование. Санса казалась ей милой девушкой, чистой в своих помыслах и действиях, как ранняя роса, от этого Таргариен и тянулась к ей. За время, что она провела в Красном Замке, девушкп успела понять, почему лорд Станнис сравнивает местных жителей со зверьми, мало в ком еще осталось что-то человеческое. Но Санса не такая. Она не привыкла к закулисным играм, как и сама Дейнерис.
«Может, когда я стану королевой, Санса станет моей фрейлиной. Мы бы могли быть близкими подругами, как Эшара Дейн и принцесса Элия Мартелл». Ее брат весьма нелестно отзывался о принцессе дорнийской, говорил, что если бы она смогла родить Рейгару еще одного ребенка, их брат даже не поглядел в сторону старковской шлюхи, но в тоже время он тепло отзывался о сестре Артура Дейна, говоря, что она была преданной принцессе и дому Таргариенов не меньше, чем ее брат. Дени тоже хочет окружить себя столь верными друзьями, как были у ее брата. Но вряд ли Санса будет добра к ней, когда узнает правду.
- Король Роберт Баратеон приказал убрать черепа драконов из тронного зала, как только сел на Железный Трон. Сейчас остатки этих величайших созданий находятся глубоко под землей, но я знаю где, мне Джоффри показал это место, я там часто бываю, когда хочу побыть наедине, - вспомнить, что от крови дракона должна быть стойкой, как валирийская сталь. - Хотите посмотреть, леди Санса?
Дени перевела взгляд на принца, который был заинтересован беседой с рыцарем настолько, что совсем не обращал внимание на девушек. Ну и хорошо. Дейнерис устала от его общества.

+6


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Две невесты одного короля [Красный замок 16.07.298]