Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказки старой Нэн » American Crime Story


American Crime Story

Сообщений 1 страница 14 из 14

1


American Crime Story
https://static.vogue.ru/medialibrary/3f8/3f86387b76cd87b34073bc3addc5a62f.gif

Дата:
февраль, 2017

Место:
США

Действующие лица: Шарлотта Роксфорд, Арчибальд Шартье

Краткое описание:
Как обмыть сделку так, чтобы попасть в разборки между криминальными группировками.

Отредактировано Theon Greyjoy (2017-11-17 17:01:13)

0

2

[NIC]Archie[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/Pi2zN.jpg[/AVA]

Развалившись в глубоком кресле дорого ресторана, в который я бы точно никогда просто так не пошел, картинно наблюдаю за полупрозрачной жижей в стакане, именуемой виски со льдом. Я бы, конечно, закинулся, чем попроще. Мне бы и колы хватило, и не обязательно односолодовое дерьмо - как по мне, разницы никакой, но агент попросил выглядеть представительней, у вас же прошла крупная сделка, мистер Шартье, зачем портить впечатление. Я из тех, кто отличает бутылку за 20 баксов от бутылки за 50, а дальше уже разница для якобы эстетствующих уебанов. Это все фикция, чтобы кошельком перед блядями потрясти. Сидят, такие, за каким-нибудь стейком средней прожарки, хлебают и делают вид, что что-то смыслят, а сами думают о том, как бы поскорее засадить бабе напротив и встанет ли вообще после двух бокалов.
Кстати, насчет баб. Достаю из джинсов телефон, гляжу на время мистер Шартье, купите себе часы, это хороший атрибут для деловых людей. Опаздывает. Почти полчаса. Ну, конечно, почему бы и нет. Я, в целом, не против - все, что хотел ладно, почти все, я уже с ней сделал. Тут чистая формальность, типа бокала шампанского и пожеланий доброго здравия, на которую я бы точно не согласился, если бы не ее упругая жопа. Тугие офисные юбки-карандаш точно придумали боги.
На самом деле, думается мне, что она просто хочет урвать что-то еще. И на той, собственно, сделке по ее очаровательной улыбке было понятно, что она наебала меня, как лоха. Но почему бы, собственно, и нет. У меня теперь столько денег, что я не против, чтобы какая-нибудь умница из Гарварда, которая всего "добилась сама", немножко на мне наварилась. Я все равно не стану лезть и разбираться - мне достаточно увидеть нули после единицы на счете, которые обещали от продажи всего этого бесполезного дерьма. А уж какая разница, кто бы на мне заработал - бывший замдир, который помогал отцу вести дела, агент или эта вот очаровательная блондинка, которая только что села напротив меня?
- Вечер добрый, Шарлотта, - приподнимаю бокал, показывая, что, мол, пью за ваше здоровье. - Надеюсь добрались без особых проблем.
Интересно, какова ее реальная степень отвращения ко мне? Видно же, что она привыкла к мужичкам с ролексами, тачками люкс-класса и счетами в швейцарских банках. У одного из таких она, скорей всего, насосала на свое маленькое дельце и у нее хватило ума воспользоваться этой возможностью. Вы только не думайте, что я осуждаю. Я бы вообще так и валялся на матрасе Шермана в Бостоне, если бы папенька не преставился. За что ему спасибо. Хоть что-то хорошее этот мудак сделал для своей семьи.
- Что будет пить дама? - выныривает откуда-то слева по-песьи вышколенный официант с крайне пидорским загаром и неестественно белыми - ему по темной трассе можно ходить без светоотражателей - зубами. Видимо, я слишком давно не был на родине - тут все потеряли вкус. И вообще кто-то еще верит в утонченность французов?
- За обоюдно удачное сотрудничество, - кратко резюмирую, чтобы не затягивать и не ходить вокруг да около, когда парень наконец-то оставляет нас одних наедине с алкоголем и сырными закусками.

Отредактировано Theon Greyjoy (2017-11-17 04:21:20)

+3

3

- В смысле француз? – Апач округлил свои глаза, как две монетки, и, увидев это в отражении в зеркале, Шарлиз даже забеспокоилась, что прекрасные очи недовикинга вывалятся из орбит, ибо никогда веки не размыкались более, чем требовалось для хитрого прищура. А Лекс ей был ещё нужен, поэтому лучше ему было не подыхать. По крайней мере, не делать это в её квартире, она же задолбается расчленять и прокручивать на котлеты для котят его раскаченную тушу. Однако тупые вопросы златовласка ненавидела ещё больше, поэтому, поймав все в том же зеркале взгляд Диксона, парировала это с явным недовольством на своем личике, отвлекаясь на мгновение от туши.
- Мать твою, в каком смысле можно быть французом? В том смысле, что его папаша с французским паспортом не успел вытащить из мамашки с таким же французским паспортом, смекаешь схему появления на свет французов?
Мусье Диксон морщится, сопровождая это:
- Да еп всю твою семью до третьего колена, стерва, я о том, что правда ли у тебя свиданка с настоящим картавым лягушатником? Ненавижу, блять, лягушатников.
Шарлотта игнорирует высказывание Апача, возвращаясь к тому, на чем остановилась – красила ресницы. Но бывший байкер не унимается, продолжая весьма громко рассуждать на тему личной неприязни к багетам, якобинцам, картавости, Лувру, корявому движению сопротивления времен Второй мировой (боги, откуда он слова-то такие вообще знает?) и педиковатостью отдельно взятых личностей, закончив это всё тем же:
- Пиздец я ненавижу этих винососов, не оскорбляй меня свиданкой с этим французом. Я-то думал, он из чванливых английских мудил, с таким-то именем только овсянкой давиться круглые сутки, а он…
- Это не свидание, - прерывает нескончаемый поток из рога изобилия мисс Роксфорд. Губы плотно сомкнулись, а после образовали идеальную букву «О» с характерным звуком выдергиваемой из наполненной ванны пробки. – А приглашение поднять бокал за удачную сделку, во время чего я попробую развести его на слив своего бизнеса моему человеку.
Апача в детали своих махинаций Шарлотта посвящала нередко, но в данном случае рассусоливать и объяснять всю подноготную времени не было, поэтому отправила своего гордого викинга с конкретным заданием – раскопать что-то такое, из чего Роксфорд сможет слепить гениальную конфетку.
- Ты сделал то, о чем я тебя просила?
- Ооо дааа, - с выражением неподдельного восхищения и смакования имеющейся информацией почти пропел Апач. – И кто бы мог подумать, что я наткнусь там на ребят нашего мистера Полдника.
Тут уже глаза округлились у Шарлотты, она даже оторвалась от созерцания себя любимой и резко развернулась к главному исполнителю её пакостных задумок.
- Он что… Того?
- По всей видимости, да.
Кажется, Лекс говорил ещё что-то, но Шарлиз его не слушала, в её светловолосой голове уже крутились шестеренки с бешеной скоростью затем, чтобы превратить чужие в пороки в почесывание собственной алчности.
- Сможешь достать этой дряни отдельно на одну вечеринку и отдельно на передоз одного тощего француза?
- Я всё смогу, детка, - самодовольно скалится шатен, - скажи только когда.
- Чем быстрее, тем лучше, - проговорила барышня, поднимаясь со своего места и подходя к приготовленному на кровати платью. Красноречиво глянула на Апача, чтоб тот поимел совесть, а не одних фитоняшек, и либо свалил от греха подальше из её спальни, либо отвернулся для приличия. Шелковый халатик цвета слоновой кости падает на одеяло, и дамочка втискивается в черное платье, которое должно соответствовать уровню заведения, куда её пригласили. В таких местах простым девочкам вроде Шарлотты побывать удается не часто, а последний визит закончился закапыванием трупа на окраине города, поэтому Роксфорд даже немного нервничала – черт знает, чего ожидать от того, кто задницу подтирает лицом Франклина на зеленом фоне.
- А знаешь, по-моему, ты меня наебываешь. Ух, как пить дать наебываешь, - изрекает доморощенный Шерлок Холмс, не обладающий ни пальто, ни синим шарфом, ни низким другом терапевтом общей практики. Про связи с потасканными проститутками, практикующими БДСМ, Шарлиз у него никогда не уточняла, поэтому об их отсутствии не утверждала. – Никогда так не рядилась никуда, а тут на тебе, как будто к президенту на ужин намылилась. Ляжешь под лягушатника, я тебя домой не пущу, забаррикадирую дверь коробками из-под твоих бесчисленных туфель и помру тут, топя печаль в пиве.
- Ох, Расти, как ты мне уже весь мозг истрахал, - пробубнила себе под нос Шарлиз так, чтоб Диксон не слышал. А сама подошла к сидящему к ней спиной громиле, который ну совсем ни разу не подглядывал, ласково положила руки на плечи недовикинга и нагнулась к самому его уху.
- Знаешь, по-моему, у тебя явные проблемы с французами. Может, ты латентный… Ну знаешь, как гомофобы, только ты не просто мужика хочешь, а чтоб у него в штанах багет был… Вызови мне такси. Сегодня твоя Изольда не прокатит.

Мягкая ткань воздушного подола приятно щекотала ноги чуть ниже колена, когда девица вышагивала в указанном направлении, размеренно и плавно, покачивая бедрами, словом, не слишком торопилась – всё равно ведь уже опоздала, так к чему это смехотворное надругательство над собственной пунктуальностью, чтоб уменьшить ожидание этого француза на одну минуту.
Джинсы, развалился так, будто телек у себя в квартире смотрел – собственно, ещё в первую встречу было понятно, что с этим мальчиком манерно не поговоришь. А она ведь и правда вырядилась, и теперь душеньку согревало только то, что если собеседник и мудак, то Шарлиз как всегда великолепно великолепная в своем великолепии. Может, даже подцепит какого-то богача на обратной дороге за пальто и втюхает ему краденные цацки за бешеные деньги.
От мыслей о крупных суммах на её счете улыбка приобрела ещё большее очарование и искренность, которые визави нахрен не вперлись. Но Роксфорд всё же решила, что сегодня лучше быть душкой и очаровашкой, ей ещё бабла с него стрясти надо.
- Добрый вечер. Прошу простить за опоздание, пробки как всегда не вовремя, - прежде чем начать отсвечивать белыми зубками, официант помогает даме занять её место. На автомате златовласка закидывает ногу на ногу, умостив локоточки на подлокотниках.
- На усмотрение хозяина сегодняшнего вечера, - ей богу, козел, ой, в смысле сатир и нимфа, - не зря же именно французам приписывают тонкий вкус.
Жеманная улыбочка, переводит взгляд на визави. Неприкрытая лесть должна была служить комплиментом, но Шарлиз была готова спорить, что этот говнюк воспринимает комплименты в несколько ином виде. Однако опускаться на колени, расстегивать ширинку и доходчиво объяснять основные концепции её бизнес-плана мошенница не собиралась, всё же пока она может зарабатывать головой не в прямом смысле, а мозгами, то стоит пользоваться этими дарами природы. К тому же такие идиоты на дороге не валяются, шанс на миллион.
«Боже, храни Королеву и таких долбоклюев».
Роксфорд поднимает бокал, мол, поддерживаю вас во всем, месье, делает небольшой глоток и старается не морщиться. Отдельно в душе морщится жаба, что задушила бы Шарлотту, вздумай та тратиться на такое пойло, но за чужой счет, почему бы и нет. Хотя даже разбавленный ромом сок в компании с Диксоном был куда лучше. Лотти прихватывает бокал у нижнего основания, и посудина плавно едет в бок. Не то чтобы дамочка хотела оскорбить вкус старины Арчи… да впрочем, срать ей на его тонкую душевную организацию, просто пора переходить к делу.
- Не буду ходить вокруг да около, мистер Шартье. Ваш агент довольно болтливый малый, и он поведал, что вы ищите того, в чьи заботливые руки вверите галереи вашего отца, - Шарлиз переплетает руки в замок и, подавшись вперед, подпирает костяшками пальцев подбородок. – Я могу помочь вам в этом деле. По крайней мере, с теми, что находятся в Америке. Но думаю, что знаю несколько восторженных поклонников искусства и Франции, которые готовы обсудить объекты бизнеса и не на этом континенте. Быстро, надежно, с вашим минимальным участием в процессе.
Она растянула губы в улыбке и чуть наклонила голову в бок, как будто говоря: «Не за спасибо, разумеется».

[NIC]Charlotte[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/SwcE7.jpg[/AVA]

Отредактировано Margaery Tyrell (2017-11-19 01:19:58)

+3

4

[NIC]Archie[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/Pi2zN.jpg[/AVA]

«Ага, как же. Помощница хуева», - парирую ее улыбку таким же дружелюбным оскалом и заинтересованным взглядом, скользящим от аккуатных черт по тонкой шее и - ниже - к декольте. Чего скрывать, пусть видит, что нравится мне. Самоуверенных сучек иногда заносит на поворах, особенно когда они начинают верить, что весь мир у них под острой шпилькой.
А вот мсье агент заслуживает кандалов и плетей. Или даже дыбы. Сомнений нет, этот вечно красный от тугого воротничка индюк из лучших побуждений, конечно, выложил перед очаровательной Шарлоттой все мои планы. Никак не потому, что решает, где ему выгоднее будет пригреть свою старую жопу, натруженную в спортзале. А, может, кем-то. Ибо выглядит он молодящимся изо всех сил лоснящимся педиком. Обидно даже, что он решил переметнуться, как только батя откинулся. Какая разница, кто дает тебе деньги? Пасся бы себе на лугу моей щедрости... Я бы даже расстроился, если бы не тугой кошелек и нули, которые я вижу ежесекундно, даже закрывая глаза. Пусть себе перебирает кожаную флейту на два фронта. Я все равно уйду в плюс.
Но хватит об этом. Когда тобой заинтересована такая женщина, грех думать о насущном. Какая же добрая, утончённая, полезная собеседница скрасит мой вечер. И агента моего разговорила, и людей нужных мне нашла, чтобы я ни о сроках, ни о выгоде своей не беспокоился (а заодно, желательно, и о сумме своего счета), и заботливо хочет крутануть моим законным папенькиным состоянием, нажившись на мне напоследок. Торгует собой, правда, как дешёвая шлюха на трассе – цену предусмотрительно не называет, в надежде, что грязный потный дальнобой с пятном от хот-дога по дурости ляпнет сумму побольше. Но это все мелочи.
Осушив залпом бокал, также оставляю его в сторону и подаюсь в перед, лениво подперев голову рукой. Естественно, чтобы лучше видеть. У меня есть свой план на эту недвижимость. Решение из самых простых, лежащих на поверхности, не слишком запарное, вопрос лишь во времени. А у меня его полно - если не передознусь - я намерен жить вечно.
Но зачем портить такой цирк и преждевременно прекращать недоломанную комедию?
Да и - чего греха таить - забавно наблюдать, как юная бизнеследи обхаживает меня, подавляя презрение к жалкому забулдыге, которому повезло нихуя не делать и получить все. Бабы этой масти обычно до такого не опускаются. Вот и она пытается не опуститься, а при этом ангельская улыбочка и манеры выдресированной карманной собачки.
Я не привык, чтобы женщины меня долго уговаривали, но не сыграть в игру, которую предлагает столь блистательная дама - невежливо.
- Так предусмотрительно с вашей стороны. - Сколько ты стоишь, а? И на что готова пойти ради лакомого куска? Деньги та же доза. Только зависимость от них сильнее. - Мы так быстро сработались. - Вернее,ты присосалась ко мне, учуяв выгоду, но я тебя за это не виню. - Не вижу смысла отказываться от дружеской руки. - Сейчас самое время сыграть в еще большего дурака, чем я кажусь. - А то, знаете, ниша совсем мне незнакомая. Телефон разрывается, агент называет какие-то суммы, а почем мне знать, что не продешевил?

+1

5

Они так любовно скалились друг другу, что эта забавная сцена вполне могла сойти за воплощение диснеевского мультика о двух собаках, только вот пасты на столе не наблюдалось, чтоб можно было красиво и ненавязчиво перейти от обоюдного лживого целования задницы визави к более приятным делам (в притягательности своих филейных частей Шарлиз, естественно, не сомневалась, а то, что скрывал мусье Шартье под джинсой, не обещало даже отдаленно напоминать старину Чарли, поэтому приступов эйфории подобные перспективы у антиквара ну ни разу не вызывали). Однако, как нельзя было Арчибальда с его состоянием, выражавшемся в куче нулей на счетах, назвать Бродягой, так и Шарлиз ни разу не тянула на Леди. Нет, в определенных условиях мошенница умела быть ласковой и мурлыкать нужные слова на ушко, подобрав коготки и наступив на выпирающую из всех щелей гордость, но до ледьского поведения была далека, как монахини от плотских утех. Сейчас был один из тех случаев, когда стоило прикинуться душкой, хоть и успела уже прилично поживиться на паре ненужных скорбящему сыну предметах искусства. И Шарлотта честно старалась мило улыбаться и посылать окружающим лучи добра, боясь, что под конец вечера челюсть сведет от слишком чрезмерного проявления любви к человечеству. Вернее будет сказать, к одному конкретно взятому человечишке, который в свои двадцать пять умудрился подняться из грязи, не приложив и толики усилий, что раздражало из одной только зависти. Лотти на это могла лишь огрызнуться, что в его-то годы вся в мыле и краске уже трудилась во благо Говарда, а сейчас, спихнув своего благодетеля в лапы полиции, когда часики-то тикают, прыгает вокруг таких вот самовлюбленных засранцев, которые считают, что им всё можно. Ну или не всё, но как минимум нагло совать свой французский нос в чужое декольте. Не в буквальном смысле, разумеется. Хотя надолго ли останется всё в рамках фигуральных выражений – вопрос творческий.
Шарлиз в общем-то не возражает против подобного, всем видом игнорируя такого рода интерес к себе - в конце концов, платье было не для походов в библиотеку, а своеобразным посылом к удачным сделкам, да и наблюдать за тем, как у кого-то стекают слюнки на брюки довольно забавно. Только вот визави явно относился к тем представителем философской парадигмы, где у каждого человека есть своя цена, главное - угадать, сколько надо пририсовать нулей после единицы, так и блондинка для Арчи не более чем просто выскочка, которую можно снять не за пару коктейлей, а придется осуществить чуть больше вложений, ведь за малую часть состояния почившего Шартье можно было разрешить не только смотреть, верно?. По всей видимости, мусье Шартье полагал, что стоит ему отслюнявить необременительную для его кошелька и столь соблазнительную для «девочки, которая всего добилась сама» сумму, и мисс Роксфорд тут же пересмотрела бы некоторые свои принципы быстрее, чем от её легкого и непринужденного взмаха рукой слетела бы посуда и прочая ресторанная утварь со стола, с отвратительным звоном разбиваясь и разлетаясь по полу, попадая под ноги официантам и привлекая внимание невольных свидетелей сей картины. И тогда в последнюю очередь мошенницу волновали бы возмущенный возгласы негодующих зрителей на то, что златовласка, окрыленная вкусом наживы, легко привстала на носочки, чтоб протереть шелковым подолом стол – когда выдерживаешь с кем-то зрительный контакт, притягивая того к себе за безобразно безвкусную футболку, поставив ноги аккурат у подлокотников чужого кресла, чтоб даже собственные коленки не мешали единению волеизъявлений, сложно отвлекаться на такие мелочи, как чье-то негодование. Тогда бы мисс Роксфорд более всего заботило быстрое биение сердца, отстукивающее попеременно то волнительно где-то на уровне глотки, то замирающее, свернувшееся в тугой узел внизу живота, да привкус ненавистного виски на собственном языке. Но за такие деньги ведь все всё потерпят, разве нет, мистер Шартье? Что такое приличная кучка разноцветных бумажек против одного позволения запустить руки под бретели платья, заставить коснуться лопатками холодной столешни и не препятствовать относительно необычному способу вогнать в организм очередную дозу, марая фаянсовую белизну кожи ниже ключиц.
Но все знают, что путь наименьшего сопротивления всегда оборачивается большими проблемами, чем могло бы быть, а подачки мало кому симпатичны. Бери всё и не возвращай ничего – чудная присказка пиратов актуальна даже сейчас и даже для почти леди вроде Шарлотты. Пару подписей и передоз можно было устроить с большими усилиями и привлечением новых действующих лиц, главное прищучить агента и не дать этому двуличному таракану ломать планы, но с этим всегда чудесно справлялся Апач, предвосхищая чужое вмешательство нанесением тяжкого вреда здоровью. Пускать на себя кровавые сопли и пену - нет, Шарлиз пойдет окольными путями, избежав прелестей параноидальной дезинфекции и очередного испорченного платья.
Все складывалось чудесно, шло как по нотам, но…
«Он принимает меня за дуру? Нельзя быть таким непроходимым идиотом. Значит, он врет, собака».   
Лотти сдержалась от того, чтоб недоверчиво прищуриться, всё ещё не веря, что её пытаются сместить с пьедестала главной обманщицы и криминального гения. И вместо этого она скромно опустила взгляд, как будто говоря всем своим видом «о, это просто моя работа – помогать страждущим в сфере антиквариата и искусства».
- Я буду весьма рада помочь вам, мистер Шартье… Можем даже заключить договор, чтобы у вас были рычаги давления на мою работоспособность и возможность отыграться, если я вас чем-то разочарую.
Очередная лживая улыбка – имела Шарлиз эти договоры и пускала в шредер. Но так хотя бы у неё будет гарантия на проценты. Мелкая формальность – отжать она планирует куда больше благодарственных чаевых.
[NIC]Charlotte[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/SwcE7.jpg[/AVA]

+1

6

[NIC]Archie[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/Pi2zN.jpg[/AVA]

Я не очень знаю, как вести сделки и разговаривать с людьми на таком уровне. Если бы хотел - не отпихивался бы от папенькиного дела всей жизни, меняя нажитое достояние на ничего не значащие бумажки. Ничего не значащие в том смысле, что, если сколотить свою арт-империю по всему миру - это труд одного пошиба, то за пару минут обменять чужие пот и кровь на нули  и единицы - дело немного другое.
Я ничего об этом не знаю. И мне абсолютно плевать. Если в таких ситуациях для дельцов важна репутация, прочные связи в дальнейшем, выгода, то для меня это всего лишь игра с красивой куклой на другом конце стола.
Да для меня даже тысяча зеленых не так давно была такой нереально суммой, что я бы половину слил, обнюханный и мало что соображающий, в каком-нибудь казино. Потому что целых пятьсот долларов на остатке - состояние невозможного пошиба для сторчавшегося урода типа меня. А тут тысячи таких вот франклинов на счету и полная безответственность. Такие ребята обычно идут ва-банк, не сильно заботясь о рисках и даже радуясь, что что-то, кроме наркотиков, алкоголя и женского рта на том конце провода еще может щекотать им нервы.
Наверное, это бесит блондинку, которая привыкла играть по правилам и была хороша в этой игре.
- Да зачем нам эти формальности? - скалюсь, наклонившись чуть ближе и пытаясь рассмотреть в лице очаровательной собеседницы тщательно скрываемую злость. - Я доверяю вам, как самому себе.
На кой мне сдались твои гарантии, если я еще не решил, что ты вообще мне нужна?
У меня в жизни было много дерьма, которое происходило чаще всего по моей вине. Но только одно никогда не подводило - не связывать себя никакими обязательствами. Тем более письменными. Брак, кредит, официальное трудоустройство - куда ни глянь, везде тебя ставят раком, а бумажками подтирают жопу. Думаю, и от папенькиного бизнеса я пытаюсь избавиться лишь потому, чтобы не ввязываться в эту повседневную мозгоеблю. Налоги, зарплаты, возня с организацией, перевозкой ценностей для выставок, договорами... И такими вот умниками, типа Шарлотты, которые уверены, что им тебя развести, как выпить кофе. Хотя, чего скрывать, это так. В долгосрочной перспективе я бы точно все проебал. Поэтому нужно знать свои сильные стороны. И сливаться, пока выгода на твоей стороне.
Деньги - вот это свобода. Единственные бумажки, которым я доверяю.
И то, что мне от нее нужно - узнать, насколько дорого она возьмет за то, чтобы помочь мне нажиться еще больше. Если меньше, чем предлагают другие такие же наебщики - то перевес на ее стороне. Моя логика проста, как у пятилетнего младенца.
Хочу сказать что-то еще, но меня перебивает громкий раскатистый смех. Поворачиваю голову - в кофе вразвалочку закатываются два пузатых мужичка средних лет. С них, наверное, лепили Джабба Хата для "Звездных войн". За ними следуют такие же похожие друг на друга парни в костюмах. Натянув на свои бритые рожи пластиковые улыбки, они рассаживаются в дальнем зале ресторана, напоминающем размерами переговорную из пафосных фильмов про корпорации, засевшие в небоскребах. Ну еще бы, одно из самых дорогих заведений города служит имиджевой платформой для заключения таких вот сделок. Кажется, все тут вершат великие дела и перекраивают мир на свой лад. Один я затесался не к месту.

Отредактировано Theon Greyjoy (2018-01-25 12:31:31)

+1

7

[NIC]Charlotte[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/SwcE7.jpg[/AVA]
Чем ближе склонялся мусье Шартье к своей собеседнице, силясь разглядеть подвох, тем больше выкручивала златовласка тумблер своего очарования, боясь, что сведет-таки пару лицевых мышц от столь милой улыбки. Главное в таком случае придумать отмазку поправдоподобнее, а то пойдет прахом весь спектакль и попытки пустить пыли в глаза.
«Зачем нам эти формальности?» - это очень резануло слух Шарлотты, но виду она не подавала, списав всё на не очень хорошее умение визави вести переговоры. Ну не может же он вкладывать двойной смысл в одну фразу? Нет, нет, нет. Невозможно.
Формальности мисс Роксфорд тоже не любила, но они были своеобразной защитой, и оттого недооценивать закорючки, завитушки и просто листы ровного формализованного текста мошенница не решалась, а иногда и сама использовала кандалы обязательств и таких вот формальностей в свою пользу. Ещё она была немного педантом и любила делать всё так, чтоб никто не подкопался, поэтому отказ от всяких договоров в первую очередь задевал в её душе трудягу-работягу, у которого все документы разложены по разноцветным папочкам в зависимости от содержания и с разноцветными скрепочками в зависимости от важности бумажек.
«Я доверяю вам, как самому себе», - а вот это уже было почти звоночком. И Шарлотта реально напряглась, аж сама придвинулась чуть поближе, да внимательно в глаза старине Арчи заглянула, как будто силилась узнать, что именно он имел в виду. Такими словами так просто не бросаются, а доверять первой встречной можно только либо будучи под наркотой, либо непроходимым оптимистом с безграничной верой в непорочность и честность людей. На жителя мира радужных пони и феях верхом на единорогах Шартье тянул с трудом, а состояние его не вызывало подозрения, что он сейчас под кайфом, так неужели и вправду стебется? Расколол или просто из любви делать дамам неприятно и чувствовать себя сверху, королем ситуации? Какова вероятность того, что весь разыгранный цирк не даст результатов? Сейчас мисс Роксфорд внезапно разуверилась в своих способностях, но от драматичного возложения руки на грудь и обморока отвлекало наличие собеседника. Шестеренки в мозгах закрутились, от уплывающий выгоды почти бросило в холодный пот. Нет, план Б всегда есть, просто для кого-то прощание с деньгами пройдет не так быстро и более болезненно. Апач будет рад, викинг в его душе всегда рад пустить кому-то кровушку по поводу и без.
Кажется, француз хочет сказать что-то ещё, но его прерывают шумным появлением другие толстосумы. Улыбка на мгновение сползает с лица златокудрой почти нимфы: Шарлиз, конечно, не воплощение манер, но ржать можно было бы и потише. Один из мужчин вроде бы даже смутно знаком, но вместо того чтобы прищуриться и потешить любопытство, мисс Роксфорд вновь устремляет взгляд на визави.
- Это стандартная практика, мистер Шартье, - уверяет мошенница, а уголки губ поползли вверх, как будто одного взгляда на этого засранца хватало, чтоб настроение улучшилось, кругом птички запели и солнце засияло. – Если бы мы не заключали сделку, я бы решила, что вы мне так просто безбожно льстите… А может, что-то еще.
Шутка, которая должна была вернуть в рабочий лад. Они тут вообще-то не вино с умным видом цедить сквозь зубы собрались.

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-01-25 13:32:22)

+1

8

[NIC]Archie[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/Pi2zN.jpg[/AVA]

Из всей приторно-учтивой фразы Шарлотты, я, в общем, вынес только одно полезное для себя слово - "надо". К несчастью для нее, я из того типа мужчин, кто искренне верил в женское "надо" только когда мать кормила с ложечки или просила застегнуть куртку лет этак 15 назад. Все остальные такие выпады неуемной заботы со стороны ушлых дамочек - это игра в одни ворота. Нужна ипотека, нужно расписаться, нужно вырастить ребенка, нужно бросить пить, нужно найти нормальную работу. Кому нужно? Я бы посмеялся сейчас над всеми этими умудренными жизнью телочками, которые ставили на мне крест или, изнуренные, тянули на себе до последнего лямку моего благополучия, надеясь, что из любви к ним я наконец-то одумаюсь и возьму себя в руки.
По очаровательной улыбке, от которой у меня бы уже давно свело челюсть - не зря говорят, что американцы лучшие в своем роде представители человечества, когда дело касается напускной жизнерадостности, я понимаю, что договоры и бумажки нужны именно ей, а не мне.
Хотя, если и исключать вероятность наживы с ее стороны, я бы на месте американочки - или кто она там - все равно давил бы в этом направлении. Глядя на меня не скажешь, что мое слово на вес золота, а я из тех, кто всегда платит долги. Зачем скромничать и делать вид, что это не так - она права. Не то, чтобы я обманул ее по-любому. Но, скорей всего, было бы просто как-то недосуг расставаться с круглой суммой после того, как тебе уже подсобили.
- Обещать - не значить жениться. Это да. - Я начинаю уставать от подпольных интриг. Вот и решаю высказать витающие в воздухе опасения прямо, а потом посмотреть, что из этого выйдет. Кажется, единственная проблема Шарлотты в том, что она слишком любит деньги и потому играет слишком серьезно.
- Иди отсюда, не до тебя сейчас, - рявкает на официантика один из почтенных мужей, недавно вошедших в ресторан. Отвлекшись на эту фразу, я понимаю, что, кажется, обстановка успела накалиться не только за нашим столом. Лишь вновь обратив внимание на компанию, в среднем по больнице напоминающую по степени безвкусной роскоши, которой было окружено их появление, сборище русских олигархов, до меня доходит, что все недолгое время с их появления мне что-то мешало. Они говорили слишком громко, спорили, кто-то из них периодически стучал кулаком по столу, что, в общем-то, должно быть довольно глупо и нелепо.
Неужели они сюда пришли уже готовые? Если да, то, пожалуй, это меня настораживает. Когда ругаются торчки у задрипанного клуба - это одно, а вот неуемные эмоции богачей могут многим обернуться боком. Я не супергерой, но уже давно бы подох, если бы у меня не было шестого чувства, которое в самый последний момент, за что я его пиздец как ненавижу, начинает намекать, что пора сваливать.
- Давайте продолжим разговор в другой обстановке. - Нет, не спрашиваю, а утверждаю.
В голосе начинает сквозить тревога, которую я не очень-то и стараюсь скрыть. Вытягиваюсь на мягком кресле, ищу глазами официанта. Что за дебильные расшаркивания? Да и как будто раньше никогда не сбегал, не заплатив. Хотя тут точно камеры. И охрана на входе, да, вспомнил. Быстро достаю кошелек, кидаю, не глядя, пару банкнот - увидев деньги, официанты обычно задерживаются у столика, а потом уже начинают выяснять, куда пропал их клиент. Мало ли ровно заплатил, но просто спешит?
Встаю, оглушительно скрипнув креслом по дорогой плитке. Вскакивают и те парни за дальним столом. Пара стульев падает на пол. Официант делает несколько быстрых шагов в их сторону, но резко останавливается, как будто его кто-то выключил пультом. В голове проносится глупая мысль, что, может, это подстроила Шарлотта? Хотя кто она такая - простая торговка антиквариатом, отличница, которой повезло иметь хорошее тело и уметь пользоваться женским обаянием.
Один из мужчин, смешно крякнув, валится на пол. Запоздало, как будто звуковая и визуальная дорожки разъединились, я слышу чей-то испуганный вскрик и выстрел.

+1

9

Вот теперь уже сложно было улыбаться на почти безвозмездной основе, исключительно в счет будущих свершений. Сейчас запахло не просто неумением красиво и по делу излагать свои мысли, но жаренным –вернее будет сказать, паленой бумагой. Это горели в воображении Шарлотты деньги, целая куча, а Шартье в женском воображении подобно Джокеру только подливал бензина и втирал что-то о ценностях и прочей ерунде. Блондинка была готова подскочить на ноги и вытянуться вперед, чтоб схватить молодого человека за ворот и трясти, чтоб башка из стороны в сторону моталась, как у безжизненной куклы, попутно высказывая претензии конкретно Арчибальду и конкретно Вселенной, но со Вселенной получались бы скорее риторические вопросы из разряда «ну почему я?! Неужели я так много прошу?!». В довершении главное было не скатиться к любимому приему – возложить ладонь на затылок и ускорить встречу с вылизанной заботливым персоналом ресторана поверхностью стола, дабы собеседник слился в страстно поцелуе с деревом, желательно, хотя бы сломав нос. И это всё просто потому, что Шарлотта очень впечатлительная, и она очень расстроилась и возмутилась от того, что её гениально гениальный план отчего-то отказался работать аки швейцарские часы.
Изменившееся выражение лица с разящего насмерть очарования на вполне искреннее беспокойство легко списывалось на шум от недавно пришедших мужчин, на что отвлекся даже мусье Шартье. Мисс Роксфорд не отказала себе в удовольствии посмотреть на хамов, мысленно ударить каждого головой об стол, пнуть под ребра и также мысленно проклясть в таких выражениях, что у некоторых мужиков уши бы в трубочку свернулись. Всё дамское естество было готово повторить знаменитый момент из «Джанго», перефразировав знаменитое «что эти ниггеры себе позволяют?!».
Шартье внезапно перехватывает инициативу, за что получает вопросительный взгляд. Её мнение не спрашивали, поставили блондинку перед фактом, мол, хозяин вечера изволит переместиться в более уединенное место. Желания спорить не было, хоть мошенница и ненавидела, когда кто-то пытался ставить ей условия и заставить плясать под свою дудку столь топорным способом, просто высказав приказ. Но так, авось, по дороге случится что-нибудь такое, что позволит Шарлиз перехватить вожжи обратно. Жизнь такая непредсказуемая. Настолько непредсказуемая, что в ресторане сейчас начнется форменный хаос.
Сначала Арчи растекается по креслу, видимо, ожидая чуда и счета, на что Лотти принципиально молчит, выжидая, уж не предложат ли скинуться за несостоявшийся ужин. А после, как по мановению внутреннего голоса али паучьего чутья, молодой человек поднимается, попутно доставая бумажник, чтоб бросить пару купюр. Здесь уже было ждать нечего, и Шарлотта тоже поднимается с места, бросив беглый взгляд на крикунов, у коих тоже не осталось желания продолжать свою трапезу. Шум, падающий мужчины, отнюдь не как исполнение песни «It's Raining Men». Шарлиз так широко распахнула глаза, что Апач бы позавидовал. Выматерилась, кажется, даже вслух, лаконично обрисовав ситуацию. Собственная шкура – единственное, что точно стоит выше наживы. Беглый взгляд на главный вход, к которому сейчас ломануться все эти джентльмены и леди – протискиваться сквозь толпу людей в панике глупо и опасно, как и попадаться на глаза второму впечатлительному толстосуму. То, что нарушители спокойствия явно из криминала, догадаться было несложно, кто ещё может позволить себе хвастаться перестрелкой у всех на виду? А такие ребята считают, что хороший свидетель – мертвый свидетель. А Роксфорд не собиралась так просто покидать грешный мир.
- Черный ход, надо идти через кухню! – Капля здравомыслия и первые шаги в выбранную сторону. На рыцарей сейчас надеяться не приходилось. Не тот век, эпоха, мир. 
[NIC]Charlotte[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/SwcE7.jpg[/AVA]

+1

10

[NIC]Archie[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/Pi2zN.jpg[/AVA]

Все, как в хрестоматийном боевике - раздаются выстрелы, дамы визжат, стекло бьется, парочки попроворнее бегут к выходу, путаясь в платьях, шнурках и ботинках, падая, цепляясь друг за друга руками. Кто-то, очевидно из любителей жанра, переворачивает стол, в надежде укрыться от пуль. Но находятся даже такие, которые умудряются, высовываясь из-за широких кресел, бояться и снимать происходящее на дорогой смартфон одновременно.
Воровато оглядываюсь по сторонам. Толкучка у выхода не даст оказаться в числе любимцев фортуны, да и сидим мы слишком далеко для таких марш-бросков. И в этом есть сразу две плохие вещи: либо пуля прилетит в спину, либо на выходе нас выловят достопочтенные любители закона, с которыми у меня не самые теплые отношения. Меня в органах уже знают, пусть и по мелочи, в основном - мелкая кража, пьяная драка, но, учитывая внезапно взявшиеся у безработного тунеядца деньги, да плюс несколько грамм хмурого в кармане - я рассчитывал уехать отсюда на такси также, как и приехал - у них будет слишком много ко мне вопросов.
К счастью, американка соображает быстрее меня. Совершенно не собираясь спорить, я, пригнувшись и пригнув, заодно, миледи, гордой походкой собирающуюся прошествовать из пункта А в пункт Б, трусцой, вдоль барной стойки, направляюсь в сторону кухни. Оглядываюсь назад, мельком замечаю сидящих на полу бармена и официанта. Оба прижались к лакированному дереву и, кажется, даже дышать боятся. Им бы сваливать, а не прощаться с жизнью, ну да ладно.
Не успеваю зайти внутрь, как с ног сбивает мужчина в белоснежной форме. Лицо у него такое же бледное, не считая черной щетки усов, а вот на фартуке - ярко-красное пятно, вперемешку с остатками не успевших упасть на пол фарша и пасты. Несмотря на вытяжки, внутри душно. Но от толкущихся, орущих, плачущих людей - и того хуже. Отпихнув плечом какого-то официанта, который вместо того, чтобы спасаться, зачем-то срывал с себя фартук, вырываюсь на улицу.
По идее, должно было стать легче от свежего воздуха, глотка свободы и прочей такой хуйни. Но недалекий и с каждым мгновением приближающийся звук полицейских сирен - настоящая похоронная песнь, от которой руки холодеют, а сердце начинает биться до боли быстро. К счастью, на глаза, помимо тупика и единственного выхода из этой узкой улицы, заставленной мусорными баками, попадается и пожарная лестница. Жаль, что она высоко.
Кривясь от невыносимой вони, подталкиваю мусорный бак к решетчатому балкону.
- Подсобишь? - поворачиваюсь к девушке, подразумевая, что она подержит бак, пока я буду прыгать на нем в надежде не свернуть себе шею, уцепиться за выдвижную лестницу и опустить ее к нам. Охуенная, конечно, мера против непрошенных гостей, но вряд ли люди во время пожара будут помнить, что им нужно сначала опустить ее, а не прыгать нахер на асфальт, ломая ноги и руки.
Кое-как удерживая руками съезжающую от невыносимого количества мусора крышку, встаю на ноги. Как будто на борде учусь кататься. Только сейчас не до экспериментов. Согнув посильнее колени, прыгаю вверх. Пальцы окрашивает в рыжий многолетняя ржавчина.
- Еще разок. Попробуй отойти.
Отталкиваюсь ногами сильнее, поверхность уходит из-под ног. Бак со скрежетом падает, едва ли не заглушая сирену. И без того грязный асфальт покрывается ковром картофельных очисток, рыбьих потрохов и грязных салфеток. Слегка подтянувшись, хватаюсь, второй рукой за первую ступень. Лестница с пронзительным скрипом падает вниз. Чуть не подскользнувшись на какой-то шелухе, все-таки умудряюсь нормально спрыгнуть и поймать равновесие. Разве что руки измарал.
- Давай на плечи. Надеюсь, дотянешься, - присаживаюсь, а ладонью упираюсь в стену. Вот так весело будет упасть на бок в вонючий мусор вместе с источающей пафос Шарлоттой на плечах. Если нас найдут полицаи, то будет время убежать - до того им будет смешно.

Отредактировано Theon Greyjoy (2018-01-25 16:38:14)

+1

11

Шарлотта отправилась на кухню, не особо заботясь о том, идет ли следом за ней Шартье или решил, что логичнее смешаться с толпой, а с учетом его худобы, то волне легко раствориться и выскользнуть среди первых, подтверждая, что то ли дуракам везет, то ли конкретно ему, что в любую дырку без мыла влезет. Но тут на холку совсем не ласково опускается ладонь, настойчиво утягивая вниз, и мошенница машинально пригнулась, только через мгновение осознав, что, наверное, так и надо было сделать самой в первую очередь, обойдясь без деланой заботы компаньона на вечер. Разглядывать, что происходит, особо не хотелось, да и возможности вертеть головой по кругу, как сова, тоже не было.
Хлопнула дверь на кухню, наконец можно было выпрямиться, и Шарлиз сделала это как раз вовремя для того, чтобы шеф-повар (судя по красивым усам и витиеватым ругательствам) не снес дамочку, идя на всех парусах в зал. Душно, как в жаркий летний полдень, даже хуже, но к удивлению и ужасному неудовольствию мисс Роксфорд, и здесь народ начал бегать туда-сюда, не зная, что делать. Пришлось увернуться от тарелки, локтем задела какую-то миску и к ногам вылился соус, пачкая туфли, но мошенница, заприметив дверь, настойчиво шла вперед, расталкивая людей, догадываясь, что если не сделает это сама, то Шартье в том же духе заботливо толкнет в спину и попросит поторопиться.
- Фуф, - только и смогла выдавить Лотти, когда колоритная парочка все-таки оказалась на улице. Уже гудели подъезжающие сирены, и Роксфорд выругалась, поняв, что скорей всего умные копы перекроют улицу и к черному выходу тоже кто-то подъедет. Даже скорей всего с него и начнут, ведь только Майкл Корлеоне в фильме может пристрелить врага, доесть и выйти с главного хода. А Шарлотта знала, что среди копов есть весьма умные ребята. Поэтому отказывать от странных идей Арчи не приходилось – не оставлять же копию своих пальчиков в распоряжении органов правопорядка. Мошенница, может, и не очень умная, но местами дальновидная особа.
Соус был не самым худшим, что случилось с туфлями за сегодня. Лужа у помойки, сама помойка… Роксфорд почти со слезами на глаз смирилась с тем, что придется делать. Сумочку тоже жалко, но занимать клатчем руки – смерти подобно, поэтому аксессуар падает, а телефон, с помощью которого в ближайшее время Шарлотта собирается сокрушать перепонки Алу криком, чтоб он забрал её, прячется в складках платья.
Матерясь сквозь зубы, подпирает бак, толку от этого мало – не та у Лотти комплекция, чтоб соперничать с железом. Может, поэтому вторая попытка достать до лестницы обходится без Шарлотты, которая удачно отошла перед тем, как бак навернулся и по сторонам разлетелся мусор. Запрокинула голову назад, внимательно вглядываясь вверх и прикидывая, что со всем счастьем делать. Сядут сверху и будут смотреть, как вяжут и вытаскивают всех копы? А потом тихонько спустятся и пойдут по домам.
Роксфорд смотрит на Шартье, потом на лестницу, потом снова на Шартье. Шартье не выглядит, как хорошая подставка, но лестница тоже явно не в близком доступе.
«Да ну блять», - туфли тоже придется оставить, не взбираться же на шпильках сначала на хлюпкого француза, а потом по пожарной лестнице.
- Там открытое окно, кажется, шестой этаж, - тоже не вопрос, а как бы констатация факта, что Арчи может ползти куда хочет, даже голову в процессе задирать, но Шарлотта вломится к кому-то в квартиру, а не будет отсвечивать, поджидая копов.
Холодный асфальт, попытки эффектно взгромоздиться, чтоб потом не менее эффектно оказаться на лестнице, не имея шансов придерживать легкий подол платья. Хотя к чему она себе льстит, кому сдались её ноги, свои бы унести подальше.  На уровне второго этажа остановилась, чтоб глянуть вниз – ползет ли боевой товарищ. Кажется, полз.
Вверх, вверх, вверх.
Шарлотта неловко раскрывает окно пошире и заваливается внутрь. Осматривать обстановку было некогда, сделала шаг в сторону, чтоб не мешать Шартье, а после уперла руки в колени, переводя дыхание.
[NIC]Charlotte[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/SwcE7.jpg[/AVA]

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-01-25 19:13:32)

+1

12

[NIC]Archie[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/Pi2zN.jpg[/AVA]

Хорошо хоть уговаривать никого не нужно, что, конечно, странно. С хуя ли добропорядочной девушке лезть на пожарную лестницу, чтобы не встречаться к копами? В любом случае, дамочка привычным движением садится ко мне на шею - уверен, что я не первый, кому пришлось оказываться в таком же положении, только, скорей всего, менее буквальном. Еще несколько мгновений, чтобы Шарлотта успела ухватиться за тонкие ржавые ступени и полезть вверх.
Я поднимаю голову, беззастенчиво изучая, какими прелестями пару минут назад блондиночка пыталась меня купить. Когда же она оказывается на первом ярусе и, даже толком не оглянувшись, любопытствуя о моей судьбе, лезет дальше, я в очередной раз подпрыгиваю и, подтянувшись, следую за ней.
На втором ярусе, что удивительно, так как я был готов деньги поставить на то, что она уже забыла у моем существовании, я на мгновение ловлю ее взгляд. Коротко киваю, подтвердив тем самым свое намерение следовать за мисс Роксфорд к открытому окну - вдвоем соображать всяко лучше, но, если начнутся проблемы, никто не помешает мне слиться.
Оказавшись внутри, я выглядываю на мгновение наружу - только-только подъехала тачка, а копы уже начинают оцепление, после чего тихо прикрываю окно, как будто они могут услышать какие-то звуки на таком внушительно расстоянии. Только после этого на душе, что называется, становится спокойней, и легкие шумным выдохом облегченно избавляются от воздуха.
Оглядываюсь по сторонам. Розовые обои с какими-то динозаврами, ночник в виде мухомора, светлая мебель, заставленная мягкими игрушками, светло-фиолетовый мохнатый ковер. О, нет, блять, пожалуйста, только не это. Сталкиваюсь взглядом с девчушкой лет семи. Она садится на кровати и, зевая, протирает глаза кулаком. Как будто, мать ее, к ней никто в окно только что не залез.  Всем бы так крепко спать.
- Заткни ей рот, - предчувствуя, что ребенок сейчас истошно завопит, почти в ужасе шиплю Шарлотте на ухо. Это смешно, может, но дети вызывают во мне почти неконтролируемую неприязнь, граничащую с ужасом. - Давай, ты же женщина. - Легонько подталкиваю ее, мол, вперед, разбирайся.
- А кто вы такие? - с любопытством разглядывая нас, негромко спрашивает все еще сонная девочка, спустив ноги на пол и недоверчиво вцепившись маленьким кулачком в одеяло.
Она не может быть одна. С кем тогда? Какой-нибудь распиздяйкой-няней, уснувшей с плеером в ушах? Или шум уже услышал отец семейства, который через пару секунд вломится сюда с ружьем наперевес?

+1

13

[NIC]Charlotte[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/SwcE7.jpg[/AVA]
Шарлотта даже не повернулась, когда услышала звук захлопывающегося окна, зато это действо приглушило вой сирен. Эта мысль медленно, но верно поднимала настроение, пока Лотти не вздумала выпрямиться да повести плечами, сбрасывая напряжение хотя бы с мышц. Роксфорд никогда не была внимательной к мелочам, которые её не касались или вообще не представляли никакого интереса. Вот сейчас ей было абсолютно плевать, куда она залезла, главное, что тихо, никто не рвется с битой выгонять незваных гостей – всё почти на уровне «восхитительно». Но везде есть это блядское «но». И дело даже не в зацепке на дорогих чулках, которые теперь даже для игрищ не подойдут, а только для того чтоб отдать престарелой маман, чтоб в саду цветочки к забору привязывала, не утерянных чести, достоинстве, туфлях и сумочке.
- Я антиквар, а не нянька! – повернув голову к пришедшему в неописуемый ужас Шартье, не менее злобно зашипела Шарлиз, когда вопиющим образом нарушили её личное пространство, и плевать, что до этого свесила ноги с плеч и корячилась по лестнице. У неё шок! Где её оранжевый плед и чай с коньяком?!
На самом деле, то, что Лотти не решает по утрам проблему мирового масштаба: что делать с тем, что солнце встало и всё живое к нему потянулось, и в какую штанину заправить всё живое – от детей она была так же далека, как Диксон от правил приличия и веры в Бога, который Иисус или кому там молятся католики. Но кричащий ребенок равно перепуганным родителям, что приравнивается к полиции. А не для того, златовласка корячилась, оставив туфли внизу, чтоб в итоге босой оказаться там, от чего бежала.
- Кто мы? – Повторила Шарлотта, просто растягивая время и подбирая ответ, наименее травмирующий нежную детскую психику. – Я зубная фея, а он – пасхальный кролик.
Нервная улыбка.
- Но у меня нет выпавших зубов, - с еще большим недоверием произнесла девочка. – И сейчас не Пасха, а он мало похож на кролика.
- Какая ты наблюдательная, родители, наверное, тобой очень гордятся. Они кстати сейчас здесь?
Девчушка помотала головой. Что ж, уж с какой-то няней справиться можно. Наплести душещипательную ерунду. Только вот на Ромео и Джульетту, сбежавших от родителей на выпускной по возрасту не подойдут, а вот затирать про муки любви и боязнь убийства от рук мужа в припадке дикой ревности – вполне. Бабы ж обычно ведутся на историю о большой и чистой любви.
Комнатка была маленькой, так что Шарлиз понадобилось сделать два шага, чтоб оказаться подле девочки. Мошенница не торопилась, резкие движения ни к чему – дети те ещё припадочные истерички.
Роксфорд присела на корточки.
- Не бойся, мы тебя не обидим, мы просто… просто ищем кое-что. А кролик без ушей и хвоста, чтоб его никто не узнал.
- А что вы ищете?
Что может потерять зубная фея или пасхальный кролик?
- Яйца. Он потерял свои яйца, которые собирает детишкам вроде тебя на следующую Пасху. Злой колдун украл парочку и спрятал. Не знаешь, где они могут быть?
Девочка вновь отрицательно помотала головой.
- Тогда… Мы пойдем, наверное, поговорим с твоей няней. Спокойной ночи, - щелкнула по носу. – И не спи с открытым окном.

Они вышли из комнаты в узкий коридорчик, в конце которого виднелась часть комнаты, ноги кого-то распластавшегося по дивану или креслу и оттого сползшему вниз и разговаривающий телевизор. Если человек не отреагировал на это, то явно есть еще пара минут до пробуждения, если кто-то не запнется и не уронит какую-нибудь хрень с громким шумом, как это обычно бывает.
- И что дальше? Пришьем няньку? – не без сарказма поинтересовалась Лотти.
Из комнаты донесся шум. Шарлиз медленно повернула голову в ту сторону, напряженно выдохнула. Вдохнуть забыла. И медленно на цыпочках пошла к дремлющей няньке, благо туфли-то выкинули, можно передвигаться аки кошка или ниндзя.
И все-таки кресло. Роксфорд зашла за спины, привстала на носочки, заглядывая в лицом моложавой студенточки. Та спокойно спала, но кратко запиликал её телефон, девушка сонно заворочалась и таки открыла глаза. Это было фиаско.
Шарлотта - дама простая, видит вазу - бьет ею по голове. Безвкусное творение, явно подделка, с журнального столица почти беззвучно соприкасается с чужой черепушкой, отправляя девицу досматривать сны. Не думая об осколках и прочих мелочах, Шарли потянулась к мобильному и наконец-то отклонила звонок.

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-01-25 22:48:19)

+1

14

[NIC]Archie[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/Pi2zN.jpg[/AVA]

Шарлотта заслоняет от меня ребенка и берет удар на себя. И на какой-то момент я успокаиваюсь. Успеваю, там, выдохнуть, бегло оглядеться, подумать о том, что надо бы покурить и где-то глубоко-глубоко внутри даже почувствовать благодарность к этой суке. Ровно до тех пор, пока она не открывает рот.
Когда девочка с любопытством поднимает на меня светлые, еще немного заспанные глаза, чтобы оценить этакого дурня-кролика, потерявшего свои яйца, мне разве что челюсть не сводит от вымученной улыбки. Я медленно и с трудом киваю, как будто ее кто прикрутил на ржавые шарниры. Осталось разве что рот приоткрыть, чтобы не пропустить ничего из вылитого на меня ушата дерьма.
Убеждаю себя в одном - это необходимое зло. И ситуация критическая. Я разве что мог пиздануть малышке что-нибудь задушевное с привычной хрипотцой, чтобы она взвыла и подняла на уши полдома, а потом заикалась всю оставшуюся жизнь. Я тщеславный, но практичный. Если дамочка может пнуть и пробудить свой дремлющий материнский инстинкт - снимаю шляпу. Похуй, в общем, пляшем дальше.
Театрально откланиваюсь неотрывно следящей за нами малышке и максимально бесшумно прикрываю дверь детской. Впереди - коридор и светлая гостиная. В кресле развалились чьи-то ноги. Телемагазин как всегда впаривает что-то необходимое. В доме напротив нервирующей вспышкой загорается свет.
- Может, просто съебем уже? - любопытствую в ответ, замечая в уме, что, кажется, уже слишком стар для таких выходок. Нервишки-то шалят.
И как назло телефонный звонок. Ну конечно, мать его, мы же в ебучем кино. Давайте еще на потолке откроется портал и выскочит пара инопланетных пиздюков.
Девчонка - явно студенточка - сонно приподнимается в кресле, хочет оглядеться по сторонам...
Оглушительный треск отправляет соню в долгий мучительный нокаут. Та даже вскрикнуть не успела. Я лишь неприязненно морщусь - толщина осколков бывшей вазы говорит о ее прочности. И делает комплимент американке, за общей хрупкостью которой сила явно не угадывается.
Пока Шарлотта занимается сотовым, оказываюсь рядом и, наклонившись к девчонке, с интересом оглядываю голову. Вроде, кровь кинематографично не растекается по ткани дивана, никаких там предсмертных хрипов и конвульсий. Просто отрубилась. И это хорошо. Как минимум я не стал соучастником убийства. День удался, не так ли?
- Тесак не завалялся в сумочке? Расчленить там, чтобы уж наверняка, - спрашиваю с наигранной деловитостью, отвернувшись от девчонки и встретившись взглядом с блондинкой. Традиционно по-сексистски уверен, что не стоило действовать столь радикально и вообще женщины слишком поддаются эмоциям, но совершенно не мучаюсь совестью, что альтернатив так и не нахожу.
Обхожу компаньонку и ухожу вглубь квартиры, чтобы через пару мгновений безошибочно определить входную дверь. Или выходную. Это для тех, кто предпочитает наносить визиты через окно. Открываю ее, воровато оглядываюсь и выныриваю на лестничную клетку. Тишина мертвая, что бесспорно утешает. Есть смысл, конечно, затаиться тут. Все-таки, если в приличном ресторане стрельба, то виновники торжества не ныкаются от служителей закона по вшивым парадным.
Среди уходящих вглубь строгих железных баррикад взгляд привлекает приоткрытая, с обшарпанной голубой краской, висящая на одной петле тонкая фанерка, которую дверью титуловать можно лишь при очень большой фантазии. Короткий жест рукой, призывающий мадам идти следом.
Нас встречают полумрак умирающей лампочки и вонючая пасть мусоропровода, а дальше - тонкая полоска света. Толкаю еще одну дверь. Холодный ветер липко лижет щеки. Открытый балкон, ведущий к очередной лестнице вниз, сереет исписанным матюгами бетоном. Перегибаюсь через перилину, щурюсь, вглядываясь в надвигающиеся сумерки. Горит пара мигалок, люди внизу снуют туда-сюда.
- Пока сидим тут, - констатирую без особого энтузиазма. Ноги еле держат после всех этих побегушек. Нашариваю изрядно покоцанную пачку и стальной зиппо. Жадно прикуриваю, после чего сползаю вниз, облокотившись спиной о стену.
- Присаживайся, поболтаем. Времени у нас полно. - Вытягиваю ноги и, приглашая, хлопаю себя ладонью чуть выше колена. Почти удобно. - Признаться, когда ты, бросив туфли, поползла по пожарной лестнице, это был тот еще сюрприз. Сперва решил, что испугалась. Но от испуга не залезают в чужие квартиры и не вырубают горничных вазами. Или кто она там была.

+1


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказки старой Нэн » American Crime Story