Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. Пока Робб Старк бродил за Стеной в поисках Джона Сноу, попутно отбиваясь от упырей, Русе Болтон послал ворона в Королевскую Гавань с просьбой назначить его Хранителем Севера. Разумеется, Ланнистеры увидели в этом шанс обрести нового союзника и согласились на это, пообещав лорду Дредфорта кое-что еще.
В Винтерфелле было тихо и спокойно, пока однажды под стенами замка не показались знамена лорда Родников. Родрик Рисвелл, продемонстрировав письмо нового Хранителя Севера, уверил всех в том, что его послали ради обеспечения защиты замка от одичалых. Не прошло и недели, как прямо в Главном дворе разыгралась настоящая трагедия: Роджер Рисвелл убил маленького Рикона, обвинив в содеянном септу и дуэнью Маргери, и объявил о вскрывшемся «заговоре» южан, после чего была перебита почти вся гвардия розы, а замок оказался в руках Рисвеллов.
Королевская гавань. Благодаря вмешательству Джоффри перед самой его коронацией состоялся суд поединком: против Красного Змея интересы короны вышел защищать Джейме Ланнистер. В бою Оберин Мартелл одержал победу, ранив Цареубийцу, но это не помешало кронпринцу казнить дорнийца - не за государственную измену, в которой его обвиняли, а за братоубийство.
После коронации Джоффри Баратеон созвал всех придворных и почетных гостей столицы, дабы огласить свою волю: лорд Тайвин Ланнистер был назначен грандлордом Дорна, Станниса Баратеона сняли с должности Мастера над кораблями, леди Старк оказалась в заточении, а Тиреллов за то, что помогли вывезти нынешнего лорда Винтерфелла, Брандона Старка, из столицы, обещали объявить изменниками, если они не подтвердят лояльность королю, возвратившись в Королевскую Гавань вместе с Браном.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказки старой Нэн » Carry on My Wayward Son


Carry on My Wayward Son

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


Carry on My Wayward Son
https://i.yapx.ru/d083.gif
https://i.yapx.ru/d089.gif

Дата:
~2012 год

Место:
США

Действующие лица: Эдриан Нортон (Алан Крейн), Минерва (Маргери Тирелл)

Краткое описание:
Трагикомедия о людях, демонах и их взаимоотношениях в трех актах

0

2

Судьбоносные встречи почему-то вечно сваливаются на голову, как снег в июне в средней полосе. Сегодняшнюю встречу Минерва едва ли могла назвать судьбоносной для себя, но одному смертному это однозначно сыграет не просто на руку, но даже спасет его жалкую жизнь. Для демоницы же встретить старого знакомого по имени Генри, с коим судьба свела их ни где-нибудь, а в аду, было сродни встрече выпускников. Правда, выпуски у них были разных специализаций, да и у каждого была своя история о том, как он попал в места не столь отдаленные от грешной земли. Так, Генри после продажи души за сундук золотых и титул барона и долгих мучений стал очередным красноглазым порождением геенны огненной, что заманивает глупых мечтателей на перекрестке, как некогда заманили его самого, тогда как Минерва в ад попала вполне заслуженно, и ад вылепил из неё не просто очередной конвейерный продукт, но суккуба, приумножая женские таланты и слабости. Эти двое были такими разными, но сегодня их объединяло одно – бутылочка виски тридцатилетней выдержки и парочка бокалов мартини за радостную встречу. Это была не дружба и даже не отношения из разряда товарищей по несчастью, просто двое бессмертных скрашивали досуг друг друга, разбавляя надоевшую череду людских морд – не так уж и часто можно встретить своего собрата, да ещё чтобы с тем можно было пропустить по стаканчику виски, а не пустить его весселю кровь.
- Всё ещё держишь теплое местечко подле Астарота?
Минерва кивнула, самодовольно ухмыляясь. Она своим удачливым расположением звезд в гороскопе многих заставила изойтись желчью и давиться завистью, когда попала в милость к герцогу ада, который не торопился из этой милости нахальную суккубу выводить. Подняться на вершину пищевой цепи дорогого стоило, так что звучные шутки о том, что она обратилась собачкой и подстилкой даже льстили её раздутому самолюбию.
Демоница не была слишком уж умна, но ей хватило мозгов понять, что веселые воспоминания выпускников плавно подошли к обсуждению чужих теплых местечек не просто так – Апокалипсис близко, каждый, кто догадывается, что это не несет ничего хорошего демонам вопреки обещанному, судорожно искал место, где переждать бурю. Минерва даже грешным делом подумала, что и встреча эта отнюдь не случайна. Генри был человеком деловым, а значит и пришел не с пустыми руками. 
- Хочешь с ним встретиться? – С той же самодовольной ухмылкой спросила Минерва, подперев подбородок кулачком. Генри кивнул, и тогда она продолжила:
- Я могу это устроить, но все мы здесь не филантропы. Что интересного предлагаешь?
- А ты знаешь, что Роуз тоже выбралась?
Глаза Минервы от удивления округлились, а ухмылка превратилась в кривой оскал, отчего настал черед демона перекрестка улыбнуться, осознавая, что подарок придется по вкусу.
- Её протащил кто-то из наших, может, даже Кроули подсобил. Знаю, что пока отрабатывает вылазку, завлекает клиентов для Руди.
- А Руди тебе скажет, где именно?
- Даже покажет, если я его попрошу.
- А ты попросишь, - не спрашивала, а утверждала демоница, уже мысленно представляя, что устроит своей старой знакомой, что в бытности своей укоротила человеческую жизнь бедной девице. - И я попрошу, только уже своего «Руди».
- По рукам, - выгодную сделку вместо поцелуя отметили звоном стаканов. Осушив свой до дна, Минерва со стуком вернула стеклянную утварь на барную стойку.
- А это за твой счет, компадре, в качестве залога на успешное сотрудничество.
- Разумеется, - без особого энтузиазма имитируя радость от свалившегося счета, ответил Генри, - до связи?
- До связи, - козырнув двумя пальцами от виска на прощанье, Минерва растворилась в толпе.

Элли Драйвер была великолепна в своем белом костюме, а после и халатике медсестры, когда шла убивать уважаемую ею Черную мамбу. Наверное, Минерва сейчас очень походила на очередную грозную блондинку из картины Тарантино даже не столько внешне, заняв тело миловидной светловолосой нимфы в белом платьице до колен, сколько в деталях: златовласка, идущая убивать свою коллегу по цеху, насвистывающая знаменитый Twisted Nerve. Только вместо шприца с чем-то красным пожарный топор (Господь, храни пожарную инспекцию и их правила) того же кричащего, яркого цвета, который Минерва непринужденно закинула себе на плечо, как будто она норвежский лесоруб, идущий на обеденный перерыв прямиком из леса. Локоть немного саднило, ибо часть защитного стекла всё же впилась в нежную кожу, но это было такой мелочью, что суккуб даже не обращала на это внимания.
Демоница остановилась возле одной из дверей и, сверившись с номером, прислушалась к происходящему. В лучшем случае, Генри и Руди её не обманули, так что стоило поспешить, в худшем – какой-то парочке испортят вечер. И так как времяпрепровождения каких-то парочек интересовало Минерву меньше глобального потепления и любовной линии Джона Сноу и Дейнерис Таргариен, она поудобнее перехватила в руках топор.
- А вот и Джонни! – Вышибая дверь одним ударом ноги, объявила о своем кратком иноземном вторжении демоница, уже весело вышагивая вглубь номера, где на узковатой двухместной кровати Роуз уже окучивала свою жертву. Бедная Роуз была слаба на передок, реакцию и чувство стиля, поэтому её дурная голова оказалась отсоединена от тела, облаченного в костюм карикатурной проститутки, быстрее, чем рыжая умудрилась что-то сделать, дабы предотвратить расправу над собой.
- Тсс! – Прикладывая палец к губам, обратилась Минерва к мужчине, выглядывавшего из-под тушки насевшего во всех смыслах на него суккуба. Секундного взгляда хватило, чтобы демоница поняла, что мальчик (на фоне ее возраста) был жив и вполне себе дееспособен. И прежде чем в голове кто-то щелкнул выключателем, чтобы загорелась лампочка, предвещавшая о появлении куда более умной идее, Минерва накинула удушающую петлю из своих способностей, возводя одну из естественных потребностей мужчины в абсолют настолько, чтобы всякие мелочи вроде обезглавленного трупа, мирно лежащего у него на груди, мало заботили американца. Главное было не переборщить, что, судя по закатывающимся глазам, и происходило.
Поставив топор на пол и прислонив его к краю кровати, Минерва легкой походкой прошлась до двери с почти выкорчеванным замком, непринужденно прикрыла таковую – табличка «не беспокоить» привесили уже до неё, и на этом спасибо. А после демоница вернулась к кровати с двумя телами в разной степени готовности к диалогу. Стащила телеса Роуз с мужчины и оставила их на полу, огляделась в поисках подходящей тряпочки, но не найдя таковой, легко оторвала от своего подола часть материи.
- Ты уж прости, компадре, что так вышло, - с миловидной улыбкой начала Минерва, постепенно скручивая свое влияние до минимума, ибо эта жертва почти удавшегося насилия, чьи руки были пристегнуты наручниками к противоположным краям спинки кровати, могла ещё пригодиться не хуже зоопарка, которого не перестрелял Иван-царевич, искавший одну интересную запчасть Кощея. Златовласка усаживается повыше расстегнутого ремня, ибо руки были коротковаты, а настроения для игры в ведьму и инквизитора, сажающего приспешницу Сатаны на кол, всё равно не было. Демоница вытерла кровь, вытекшую из открытой раны, не всю, но по крайней мере честно постаралась, а после утрамбовала кусок своего подола в приоткрытый мужской рот. Прокуренный шатен не торопился радовать свою спасительницу осознанным взглядом, за что получил освежающую, как лед в штанах, оплеуху. А затем ещё одну. Минерве было немного плевать, что человеку-то небось требовалось время для адаптации и переваривания произошедшего, ей хотелось поскорее осуществить свою пакость. А для этого ей требовался человек в количестве одной штуки.
- Подъем! Подъ-ем!

[NIC]Minerva[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/qYuzb.jpg[/AVA]

+2

3

Что будет, если забрать у человека все, ради чего он жил? Нагло, жестоко и безжалостно вырвать из его сердца то, что наполняло само существование смыслом? Если это сделать, то начнутся изменения. Человек будет преображаться на глазах: обычно гордо поднятая голова теперь понуриться, глаза, в которых раньше горело пламя, потухнут и, поникшие, будут смотреть в землю, побледнеет кожа, движения из четких и станут медленными, неуклюжими. Голос, ранее звучавший твердо и уверенно, теперь будет негромким, еле слышным, слабым. В голове, в которой когда-то было столько идей, мыслей и планов, теперь будет лишь пустошь, безжизненная пустыня, где не происходит абсолютно ничего. Лишь задувают сильнейшие ветра, гоняющие перекати-поле по замкнутому кругу, в который превратился внутренний мир. Человек замкнется, закроется, отринет все, что раньше было для него обыденным, ведь теперь он лишь существует, а не живет, в его груди зияет огромная дыра, а сердце, словно разбитое зеркало, представляет собой лишь кучу разрозненных осколков, собранных в кучку.  Экзистенциальная пустота, абсолютная апатия и потеря какого-либо интереса к окружающему миру – вот что превращается жизнь. Человек ведет себя словно безмозглый зомби, без смысла и идеи шатаясь по дому или улице, пытаясь найти панацею от этого состояния, он ищет что-то, что вновь его оживит, но не находит. И так день за днем, неделя за неделей. Обычно от такого ничего не может спасти – мозгоправы что-то лопочут, пытаются давать дельные советы, выписывают лекарства, но лишь одному из десяти это помогает. Для остальных это все ерунда, бессмыслица – никакого толка. Человек так продолжает существовать, а затем осознает свое состояние, накидывает на шею петлю и прыгает с табуретки...
Эдриан знал это по себе. Какие-то твари отобрали у него его семью. Его отца и мать, любимую жену и двух прекрасных детей. В одну ночь он лишился всего. После бросил работу, порвал контакты с друзьями, проводя все время в бесцельных блужданиях по Нью-Йорку. Или сутками сидел дома, уничтожая сигареты пачками, поглощая виски огромными кружками. Все смешалось в один чертов водоворот, который засасывал Нортона в черную бездну, а мужчина и не был против – он лишь плыл навстречу воронке. В ту ночь мужчина понял, что все, конец, пора кончать с этим. Достал из ящика с инструментами веревку, лежащую там с незапамятных времен, снял люстру, сплел петлю, закинул ее на крючок. Открыл входную дверь – когда соседи почувствуют запах, то вызовут копов,  а Эд не хотел создавать лишних проблем, заставляя их выламывать дверь. Прошелся по квартире, выключив везде свет, чтобы не тратить электроэнергию, а затем встал на табуретку, затянул веревку на шее и задумался, нужно ли писать предсмертную записку. Напоследок мужчина обдумал всю свою жизнь. Вспомнил погибшую семью, как вернулся в дом, а там неизвестные ублюдки расправляются с его любимыми. Как он схватил со стены ружья и расшиб голову одному из них, и как второй легким толчком отправил его самого в полет на добрых пять метров. Вспомнил, как копы разводили руками, говоря, что ему это показалось, а в глазах их читалось удивление и неуверенность в собственных речах. Нортон  долго стоял, прокручивая в голове тот проклятый день – он постоянно это делал, но сейчас что-то изменилось. Щелкнуло, словно тумблер. Эдриан снял петлю, слез с табурета и плюхнулся в кресло. Закурил. «Это были не люди, люди не способны на такое», – впервые мужчина признал эту мысль. На шеях членов его семьи были найдены следы каких-то странных укусов, а сам Нортон, как дипломированный врач, знал, что нет человека, способного так сильно ударить другого, чтобы тот буквально полетел.  И копы не знают, кто это был. Но раз полиция не способна это узнать, то сможет он. В этот вечер Эдриан нашел, чем заткнуть пустоту в сердце, нашел новый генератор, способный поддерживать его жизнь – ненависть. Жгучая, горячая, пламенная ненависть.
*****
Очередной задрипаный городок, в котором, как и всегда, несколько рядов частных домов, одна уродливая больница, одна школа, один полицейский участок и один бар, на который без слез не взглянешь, но Эдриан именно туда держал свой путь. Мужчина уже полгода колесит по штатам, подкупая копов, чтобы узнать хоть какую-нибудь информацию по делу об убийстве его семьи, но копы лишь разводят руками, говоря, что нечто подобное было «где-то там». И в это «где-то там» бывший хирург и едет, а затем все повторяется снова и снова. Однако именно сегодня ему улыбнулась удача. Местный шериф дал наводку на некую даму, чье имя Нортон записал на листочке,  есть информация о подобных случаях. Эд узнал адрес бара (а по совместительству и мотеля), где она проводит 90% своего времени и поспешил туда. Бармен указал мстителю-самоучке на нужную рыжеволосую красавицу, в которой наш герой и подошел. Он, сразу заявив о своих намерениях узнать по поводу таинственных убийств, угостил барышню выпивкой, а затем приготовился слушать. Но что-то пошло не так. Дама говорила, он заказывал всю новую и новую выпивку, он смеялся над ее шутками, а она лишь как-то коварно ухмылялась. И проблема была в том, что все это Эдриан наблюдал словно со стороны, совершенно не контролируя свои действия. Нортон не мог ничего, лишь наблюдать, как эта странная рыжая девушка заигрывает с его телом, которое, к тому же, только «за». Вскоре бывший хирург потерял и возможность наблюдать за происходящим, провалившись в темную бездну... Были лишь отрывки, кадры, как будто фотографии с поляроида: вот они с рыжей девушкой встают, направляясь к лестнице наверх, где располагались комнаты мотеля, вот она целует его в шею на лестнице, вот она открывает дверь в свою комнату... На следующих кадрах она толкает Эдриана на кровать, снимает свой топик, а через какое-то время пристегивает руки врача к постели. Нортон не понимал, что происходит – в голове гудело, перед глазами образовывалась пелена, тело не слушалось, и ладно, все происходящее до этого могло быть реальностью, но дальнейшее – явно какой-то бред.
Эд, находящий на грани потери сознания, слышит, как дверь комнаты распахивается, кто-то кричит, затем взмах, свист, через секунду глухой удар об пол, будто на него упало что-то твердое. Мужчина пытался что-то увидеть, но глаза застилала тьма, а также виделся какой-то бред – ему на мгновение показалось, что у рыжей девушки, сидящей на нем, нет головы... Вскоре послышался еще один голос, Эдриана кто-то коснулся, и он окончательно провалился в глубины сознания.  Мысли представляли собой однородную массу, ужасную кашу и ничего нельзя было разобрать. Эд уже предположил, что ему подмешали в алкоголь какое-то наркотическое вещество, но тела без голов от них не мерещатся – значит, это ему просто приснилось. Так рассуждал мужчина и пока даже не представлял, как сильно он ошибается...
«Что?» – Эд, чувствуя, как кто-то раздает ему пощечины, кривится, пытаясь ответить, но понимает, что может лишь мычать – в его рту был кляп.
«Какого хрена?» - Спрашивает самого себя мужчина, часто моргая, нужно было отогнать пелену с глаз. Шатен осматривается. Так, на нем сидит какая-то блондинка, похожая на школьницу. «Что? А она откуда здесь?» - логичный вопрос закрадывается в голове. Бывший хирург хмурится, устремляя свой взгляд прямо в глаза барышни, которая, похоже, недавно появилась здесь. Ему было интересно, что вообще за хрень здесь происходит. Какого дьявола его опоила какая-то рыжеволосая шалава, почему он пошел за ней и разрешил себя пристегнуть наручниками? И вообще, где теперь эта баба? И почему блондинистая школьница хлещет его по лицу, да и кляп в рот засунула? Неужели ей не надо в это время спать? Или вдруг сейчас внутрь забегут копы и обвиняет его в педофилии? Этого не хватало...
[NIC] Adrian Norton [/NIC]
[AVA]http://sa.uploads.ru/t/nRB28.jpg [/AVA]

Отредактировано Alan Crane (2017-11-27 19:44:48)

+2

4

Минерва откровенно разогналась, потеряв счет оплеухам, которыми одарила бедного мужика в почти бессознательном состоянии. Она заносила руку, кажется, для шестого или седьмого удара, когда вдруг во взгляде компадре появился проблеск осознания тщетности бытия и существующей реальности. Он замычал, понял, что членораздельно изъясниться ему не дадут, и яростно заморгал, явно посылая какие-то сигналы демонице. Но Минерва в азбуке Морзе не была сильна, однако хлестать мужчину по щекам перестала, чинно выпрямилась и подождала несколько секунд, позволяя последним «чарам» развеяться, а неудавшейся жертве насилия вникнуть в происходящее. Так как парниша вряд ли бы разродился чем-то путевым и не факт, что не стал бы сотрясать хлипкие стены придорожного мотеля своими воплями, поэтому Минерва предпочла кляп не вынимать. Так сказать, от греха подальше.
Демоница свела лопатки вместе, но не сводя голубых глаз с особи мужского пола, возложила ручки в смиренном жесте себе на щиколотки.
- Так-с, - задумчиво протянула девица, чуть склонив голову набок и всё ещё изучающим взглядом скептичного натуралиста сверля визави, - если ты готов к диалогу, то покивай. Если нет, то я, конечно, подожду, пока ты придешь в себя, но терпение у меня далеко не ангельское, радость моя… Хотя, по правде говоря, ангелы вообще терпением не отличаются.
Мужчина сдержанно кивнул, но этого вполне хватило, чтобы Минерва продолжила свой монолог.
- Точно-точно? – Демоница подалась вперед, и единственное, что остановило в полете хрупкое девичье тельце, - вытянутые вперед руки, на которые барышня опиралась, умостив каждую по обе стороны мужской головы. Суккуба была склона к театральщине, поэтому и сейчас не видела смысла отказывать себе в удовольствии покривляться, давая человеку лишнее время на то, чтобы проветрить извилины от пагубных воздействий рыжей стервы. Минерва скорчила серьезную мину и смотрела прямо в глаза своему будущему пособнику и соисполнителю. А то, что этот мужчина будущий соучастник некоторых дел демоницы, лично сама суккуба не сомневалась.
Она оттянула ему нижнее веко указательным пальцем, опираясь уже всего на одну руку. Не то чтобы это принесло какой-то новой информации о настоящем состоянии человечишки, но веко с забавным звуком вернулось обратно, стоило Минерве отпустить натянутую кожу. А ещё так делали в одном сериале про скорую помощь. Не то чтобы исчадие ада была поклонницей подобного творчества, а сама в перерывах между грехопадением и склонением других к этому реализовывала подписку на Netflix, просто однажды Астарот оставил её в качестве наказания в дьявольской ловушке, включив детский познавательный канал, чтобы она восполняла пробелы в знаниях, но с помощью самой тьмы не иначе канал переключить удалось – уж лучше старые сериалы, чем рассказ о силе Кориолиса.
Выражение лица у мужчины было весьма своеобразным. И Минерва не сдержала смешка, теперь уже опираясь на локоть, то бишь склонилась совсем низко, прогибаясь в пояснице (профессиональная привычка, не более), отчего прелестное личико «школьницы» оказалось в опасной близости от мужского, а светлые волосы, обрамляющие это самое личико, закрывали будущему охотнику тусклый свет. Она приложила ладонь к щеке визави и пару раз провела большим пальцем по выдающейся во всех отношениях скуле, как бы ободряюще поглаживая.
- Не плачь, девчонка, я тебя не трону. Ты мне нужен живым и адекватным. Смекаешь? Но прежде чем вынуть кляп изо рта, расскажу тебе, что тут произошло на случай, если захочешь повопить. Итак, баба твоя не человек, о чем ты мог догадаться, если против воли пришел к ней сюда. И я великодушно спасла тебя, отрубив ей башку… Вон она валяется, у минибара, - Минерва бросила взгляд в нужную сторону и, обхватив мужской подбородок своими пальчиками, заставила любителя никотина повернуть голову и тоже узреть отрубленную часть тела. А после пальчики разжала, наблюдая за тем, как держится компадре. Вроде пока держался и активно дергаться не стал. Пять минут, полет нормальный.
- Я тоже не человек, - демоница моргнула, и взгляду мужскому предстали черные глаза без намека на радужку, белок или уж тем более зрачок. Через несколько мгновений веки сомкнулись, и вновь Минерва смотрела на мир прелестными голубыми глазками. – Поэтому сразу можешь оставить свои попытки что-то со мной сделать и противиться моей воли. Всё равно заставлю действовать так, как захочу.
Последнее было сказано с нотками самодовольства в голосе и не за тем, чтобы предупредить мужчину, пресекая его необдуманные действия. Нет, просто похвастаться. Демоница выпрямляется, перестав нависать над бедняжкой, на которого теперь смотрела горделиво сверху вниз.
- И я хочу, чтобы ты помог отправить твою мучительницу в ад. Думаю, это будет честная сделка. Я спасла тебя, ты поможешь мне, и разойдемся, как в море корабли, - она взялась за кончик ткани, что некогда был единым целым с её платьем, и прежде чем выдернуть его изо рта, грозно так подвела черту, - завопишь – кулак по гланды запихаю, и вполне возможно, что заодно выбью несколько зубов.

[NIC]Minerva[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/qYuzb.jpg[/AVA]

+1

5

Эдриан, несмотря на абсолютное непонимание ситуации и миллион вопросов, крутящихся в голове, был совершенно невозмутим. Лишь слегка нахмуренные брови выдавали в нем хоть какие-то эмоции, лицо же было непроницаемо. Твердый и пронзительный взгляд, с которого спала пелена, теперь был направлен прямо на блондинку, посчитавшую Нортона своим Росинантом. Самого же бывшего хирурга это явно не устраивало, но ему хватило ума для осознания, что его положение безвыходно – он освободится только тогда, когда девчушка этого пожелает. А для этого нужно быть пай-мальчиком, кивать на все ее слова, беспрекословно соглашаться со всем, тогда, быть может, что и получится. Причем качать головой было весьма затруднительно, нет, не потому что Эдриан был как-то ограничен в телодвижениях, просто изо рта юной блондинки лился такой поток информации, что его затуманенный разум еле-еле воспринимал это все. К тому же, девчонка несла какую-то откровенную чепуху, что-то там про ангелов и прочее. У нашего героя даже закралась мысль, что эта мадама плотно сидит на наркотиках. На каком-нибудь героине, например. Хотя нет, откуда в таком захолустье героин, крэк или мет, причем очень хреновый, созданный каким-нибудь реднеком-химиком в мамкином подвале с помощью подручных средств, купленных в магазине «все по 99 центов». Кожа бледная, глаза бегающие, движения какие-то дерганые. Все признаки на лицо, надо бы на зрачки глянуть...
Будьте осторожны в своих желаниях – они имеют свойство сбываться. Эту поговорку Эдриан только что проверил сам на себя, когда незнакомка резко наклонилась к нему, а ее лицо оказалось в неприличной близости от его лица. Однако и на это Нортон никак не отреагировал, встретив это неожиданное сближение лишь апатичный и незаинтересованным взглядом очень уставшего от жизни человека. Не заткни барышня кляпом его рот, то из него вырвался бы протяжный и тяжелый вдох, но, увы, возможности нет. Теперь шатен заглядывает в глаза девушки, понимая, что вроде как нет, зрачки не расширены. Хотя, возможно, доза уже ослабела или эта субтильная блондиночка заядлая наркоманка и малые дозы ее не берут. В принципе, эта версия была единственной рабочей, ведь как еще объяснить столь непредсказуемое и не поддающееся логическому объяснению поведение? Либо долбит наркоту, либо просто на голову двинутая – одно из двух, третьего не дано.
Дальнейшие действия лишь подтверждали теорию дипломированного хирурга, разве что он все больше склонялся ко второй версии. Оттянуть веко, а затем отпустить его – верх идиотизма, тут уже попахивает психическими отклонениями. Возможно, барышня просто ударилась в детство, а тут под руку подвернулась большая такая игрушка, еще и столь удачно пристегнутая наручниками. Нет, конечно, Эд считал, что у всех в округе есть определенные проблемы, но это влияние изоляции от мегаполисов и легкодоступность ко всему увеселительному: алкоголю, наркотикам и шлюхам. Но это уже другой разговор.
Вскоре блондинка превосходит саму себя, наклоняясь так близко, что между их лицам остаются считанные сантиметры. Невольное удивление проскальзывает в сознании шатена, но он легко подавляет этот импульс, все также безучастно смотря на школьницу. Однако правильнее будет сказать, что взгляд нашего героя был направлен совсем не на барышню с прогрессирующим безумием, а куда-то сквозь нее, на стену или даже куда-то в пустоту. Мужчину не забавляло происходящее, оно не было ему интересно, никак не удовлетворяло его потребность в получении информации об убийцах собственной семьи, значит, сие мероприятие абсолютно бессмысленно и бесполезно, соответственно, надо валить отсюда подальше.
Барышня вновь открывает рот и мысленно Нортон обреченно вздыхает, понимая, что, похоже, не скоро его развяжут. Но затем он начинает вслушиваться в ее слова, понимая, что у школьницы, похоже, проблемы куда серьезнее. Девушка начинает рассказывать, что рыжая шалава, охомутавшая Эдриана, не человек, и что блондинка спасла его, отрубив голову коварной соблазнительнице. И эта девчонка, у которой, похоже, пубертат только собирался заканчиваться, решила продемонстрировать Нортону отрубленную голову рыжули. Мужчина был дипломированным хирургом, поэтому спокойно отнесся к виду отсеченной головушки, но ситуация была совершенно безумной. Похоже, что субтильная мадама окончательно двинутая психопатка, способная еще и на жестокое хладнокровное убийство. Великолепно, ничего не скажешь.
И вот, когда, казалось бы, дно неадекватности уже пробито и падать некуда, барышня говорит, что она, между прочим, тоже не человек, сопровождая это демонстрацией абсолютно чёрных глаз. Тут уже дипломированный врач ничего не мог сказать – это действительно какое-то сверхъестественное дерьмо. Однако вместе с удивлением, мелькнувшим в голубых очах, внутри загорелся небольшой огонек надежды. Всю жизнь он придерживался идея рационального и логичного мира, в котором не существует ничего паранормального, но после того, как семью Эдриана убили, он уверовал в то, что возможно существование «не людей». Раньше бы он никогда не поверил в такую хрень, сославшись на обман зрения и прочее, но это была небольшая веревочка надежды, появившаяся впервые за много месяцев. И шатен ухватился за нее, решив принять на веру все то, что она говорит. И про сделку, и про ритуал, и про все остальное. Ему плевать. Он готов отдать все и заплатить любую цену, если узнает хоть что-то про убийц своей семьи.
Субтильная школьница наконец достает кляп из его рта. Мужчина разминает челюсть, а после, сжав тонкие губы, устремляет пытливый взгляд прямо в глаза блондинки. Пару секунд Эдриан молчит, а затем, чуть хрипя, начинает говорить:
— Сверхсильные, кусают в шею, после них тела с явными признаками серьезной потери крови. Кто они?
Да, в этом весь мистер Нортон. Понятно, что он не в выигрышном положении, понятно, что не время задавать вопросы, но ему, повторюсь, плевать. Ему нужно знать. И в данный момент эта школьница – единственная, кто действительно может ему помочь.
[NIC] Adrian Norton [/NIC]
[AVA]http://sa.uploads.ru/t/nRB28.jpg [/AVA]

+3

6

[NIC]Minerva[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/qYuzb.jpg[/AVA]Кляп вытащен, мужчина демонстративно разминает челюсть, как будто не пять минут пролежал с тряпкой во рту, а весь день, но общаться почему-то не торопится, только сверлит Минерву недовольным взглядом. Если бы у неё было время и настроение, она бы похлопала его по щеке, с умилительно-сладкой интонацией прощебетав: «Ути-какие, какие мы серьезные». На самом деле, такие ребята были довольно забавными и не из разряда легкодоступных, а суккуба любила сложности и свое естество, которое диктовало объявлять войну добродетели. Она упивалась процессом, а не результатом – погрязшей во грехе душа, которая окажется в аду. Однолюбы, верные клятве мужья, ревностные священнослужители – есть в этих недоступных неженках определенная прелесть. Загнать в угол, довести  и смотреть, как они собственноручно по кирпичику разбирают творение рук своих, как бросают в грязь знамя победы, которое поспешно водрузили, назвав себя праведниками и верными клятвам. Сейчас, конечно, совсем не то время, когда таких можно было найти повсеместно, а для особо рьяных отводились заповедные зоны – приходы да монастыри. И Минерва порой в приступе ностальгии сокрушалась о падении морали и нравственности среди простого люда, ибо кто-кто, а знать никогда сдержанностью не отличалась.
Но вопреки ожиданиям, кольца на безымянном мужском пальце нет. Однако верных видно за версту, вернее, она их чувствовала. Впрочем, с этой неженкой можно разобраться и позже, а пока их ждет во всех смыслах безголовая Роуз.
Минерва хлопает ресницами, удивленно вскинув брови. Вон какого маху дал да как затараторил, а ведь только минуту назад таращился как на ненормальную, чуть шары не выкатились. Демоница закатывает глаза и цокает языком, выражая свое отношение к дилетантам. Он бы её ещё спросил, сколько звезд на небе, почему заповедей десять, а седьмой сезон «Игры престолов» скатился.
- Милый, да все, кто не является человеком, сверхсильны для вас и все желают выпустить вам кишки, кровь и что-нибудь ещё… Но если только кровь, да еще и кусают… Если дело было ночью, а в пасти не два клычка на манер ваших киношных кровосов, похожих на наркоманов, которых обваляли в муке, то это вампиры. Как будто сам не мог догадаться, вроде рожа-то умная… А что, встречался с ними?
Парниша вел себя хорошо, признаков агрессии не выказывал и даже оказался настроен на диалог. И Минерва уже подозревала, что за этим вопросом о странных существах скрывается очередная слезливая история об истребленной семьи. Да, демонице немного жалко компадре, но себя она пока ещё любит больше, поэтому сначала сладкая месть с пылу с жару, а потом вот это всё печальное и меланхоличное не по теме сегодняшнего вечера. Недошкольница оглядывается в поисках ключа, но на прикроватной тумбочке ничего подобного не обнаруживается, что заставляет вновь суккубу закатить глаза.
- Где ключ? – с недовольным тоном вопрошает Минерва, глядя на почти спасенного американца. – Первое правило бойцовского клуба – класть ключи от наручников на виду и поближе. Ладно эта дура, но ты-то вроде умный мужик… Хотя о чем это я, когда это мужчины думали вот этим местом, - она больно ткнула раза три указательным пальцем Эдриану в лоб, - а не тем, что запихивают в дам… - Минерве приходится приподняться и податься вперед, чтобы собственными руками разорвать хрупкие звенья наручников. - Пока ты думаешь над этим риторическим вопросом, отвечу на другой, который ты не удосужился огласить. Можешь звать Минервой.
Когда с нехитрым дело было покончено, ей приходится сползти сначала с нового знакомого, потом с кровати, пойти за сумочкой, по пути пнув обезглавленное тело. В сумочке-таки нашелся ключ – суккуба верно подгадала, что красть каждый раз у полицейских наручники то ещё счастье, проще включить мозги и пользоваться одной парой, благо, это не средство контрацепции и рассчитано на многоразовое применение и неприхотливы к размерам. Демоница бросила ключ Эдриану.

Отредактировано Margaery Tyrell (2018-01-29 10:34:36)

+1

7

Нортон понимал, что между ним и его нежданной собеседницей стояла стена. Огромная такая, массивная, непрошибаемая, еще немного и по ней одичалые полезут. Причем этот барьер казался абсолютно непреодолимым из-за совершенно разного мироощущения и, вероятнее, жизненных приоритетов и глобальных целей. Спектр эмоций школьницы просто зашкаливал и не поддавался измерению: тут и радость, и удивление, и игривость, и мелькающая серьезность вкупе с нахмуренными бровками – Эдриан буквально не успевал все это улавливать и фиксировать. В один момент он понимает, что занимается подобной бессмыслицей из банальной скуки. Что еще делать, когда ты пристегнут наручниками, в твоем рту кляп, а единственное восседающее перед тобой (и на тебе) существо треплется без умолку? Разумеется, следить за ним. Однако Нортону было совершенно плевать на то, что происходит с мадамой, его не волновали ее эмоциональные переживания, чувства, настроение, не волновало как прошел ее денек и часто ли она отрубает рыжим шлендрам головы – это не входит в зону интересов дипломированного хирурга.
И даже когда она удивленно приподнимает тонкие бровки в ответ на вопрос, заданный Эдрианом, ему все равно плевать. Ему нужен ответ. Не нужна эта театральщина, эти ахи-охи, цоканье языком и закатывание глазок. Не будь Нортон закаленным и прожженным жизнью человеком, то вряд ли бы он смог сдерживать раздражение, плотно стискивая зубы и безразличным взглядом рассматривая блондинку. В мыслях Эдриан вспарывал фантомную брюшную полость скальпелем, приготавливаясь к извлечению органов – эти мыслительные упражнения, моделирующие то, что мужчина сделает с убийцами своей семьи, помогали ему отвлечься.
Когда школьница наконец заговаривает, американец жалеет, что на ее речь нельзя поставить Adblock, успешно фильтрующий весь мусор, вываливающийся из маленького ротика. Однако и тут шатен сдерживается, ведь спустя столько времени хоть кто-то говорит по делу! Мужчина буквально замирает, медленно выдыхая воздух, вслушиваясь в каждое словечко, пусть и восемьдесят процентов речи являлось абсолютной ерундой.
«Вампиры».
Мозг фиксирует это слово, а механизмы психологической защиты удаляют с «жестокого диска» сознания весь хлам, сказанный блондинкой. «Вампиры. Отлично», - говорит про себя Эдриан, причем так спокойно и невозмутимо, будто ему сказали что-то совершенно обыденное, вроде: Солнце встает на востоке, а Отряд Самоубийц – дерьмо. Нортон получил ключ к информации, которая поможет ему в осуществлении жестокой и беспощадной мести. Впервые с тех дней, когда его семья еще была жива, мужчина ощутил прилив сил. Не то пламя ярости, загоревшееся в нем, а что-то чистое, эфемерное, такое приятное, разливающееся по телу. Наверное, это называется удовлетворение и воодушевление.
Дальнейшие события бывший врач фактически пропускает, ибо его тело было еще приковано к кровати, разум путешествовал по глубинам сознания, а в голове всплывали воспоминания прошедших дней. Эдриана не интересовало бормотание блондинки, пока она не начинала говорить по делу, он даже пропускает три щелчка по собственному лбу – янки уже давно уяснил, что у этой девчушки не все дома, а значит, пусть творит что угодно, лишь бы была полезной. В конце концов, наш герой не психиатр.
Вскоре его отпускают. Причем очень элегантно – руками разорвав полицейские наручники. Нортон не оставляет это без внимания, ибо, во-первых, сие действие было лишним подтверждение нечеловеческого происхождения школьницы, во-вторых, означало, что про вампиров барышня явно не наплела чепухи. Хоть что-то из ее слов должно быть правдой, чисто статистически. Шатен освобожден, а тощая девчушка слезает с него, направляясь куда-то там, а по пути пинает обезглавленное тело рыжей шалавы. Будь наш герой религиозен, он бы сказал что-то вроде «покойся с миром», но он плевал на любое вероисповедание, да и к тому же эта особа была не человеком, что подтвердила новая знакомая, представившаяся Минервой. «Что за странное имя? Хотя, ей подходит».
Эдриан встает с кровати, оглядывая комнату. Тумбочка с пачкой сигарет, старый шкаф, дурацкий ковер, рыжая голова, полуголое тело, тумба с телевизором, штаны. Именно брюки и интересовали нашего героя, ведь все это время Нортон находился в рубашке да чёрных «боксерах». Легко и непринужденно наш герой следует к потерянному предмету одежды, по пути ловит ключ от наручников. Остановившись, шатен наклоняется, неторопливо и без лишних движений натягивает брюки, четким движением застегивает ремень, затем освобождает запястья от стальных браслетов, сбрасывая их на пол. Из заднего кармана штанов извлекается пачка «Camel», в которой таилась подарочная Zippo. Взять сигарету в рот, привычным движением двух рук щелкнуть зажигалкой и, наконец-то, сделать долгожданную и столь необходимую затяжку. Убрать все обратно, выдохнуть сизый дым, прикрыв глаза. Затем неторопливо и методично закатать рукава рубашки, поднять взгляд на блондинку.
— Эдриан, - представляет мужчина, вытащив сигарету изо рта. – Услуга за услугу. Ты помогла мне – я помогу тебе. А затем ты мне расскажешь все про этих вампиров. И в особенности как их найти и убить.
Эд говорит спокойно, не повышая голос, так, будто ведет светскую беседу. Да, конечно, этим он может разозлить школьницу, но шатену плевать, что она может с ним сделать? Помочь он сам вызвался. Вырубить и убежать? Он уже привык гоняться за фантомами, этим не удивить. Зато эта непоседливая барышня получит два уха, в которые сможет заливать все, что только ей душе угодно. Плюс, быть может, бонусом будет развлечение любого рода, которое только сможет обеспечить Нортон. Почему янки думал, что она действительно ему поможет? Потому что ей было банально скучно, раз так веселится и драматизирует. А такие люди не отказываются от предложений хоть как-то развеять обыденность.
[NIC] Adrian Norton [/NIC]
[AVA]http://sa.uploads.ru/t/nRB28.jpg [/AVA]

+2

8

[NIC]Minerva[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/qYuzb.jpg[/AVA]
Происходило редкое, как парад планет явление, - Минерва думала. Подумала немного над тем, что не хочет много времени тратить на то, чтобы транспортировать лучшим и наиболее незаметным образом труп. Ей не грозили проблемы с полицией, чтоб озаботиться о том, где найти вместительную сумку и пилу, дабы утрамбовать эту рыжую потаскуху и пройти мимо портье с непринужденным видом обычного туриста. Демоница могла себе позволить протащить труп за ногу через весь этот второсортный мотель, закинув отрубленную голову себе за плечо, держа за медные лохмы. А если Эдриана интересовала конспирация, то вон, может сунуть тело в пододеяльник и выкинуть в окном, чтоб потом спокойно грузить в багажник. Нет, Минерву заботило совсем другое  - как бы получше состряпать обряд экзорцизма. Наверняка, даже в этом захолустье есть церковь, только вот вряд ли местный престарелый любитель маленьких мальчиков в рясе имеет писания с текстом обряда, а обретенный Санчо Пансо вряд ли знает латынь – где же старое доброе средневековье с его классическим образованием, когда оно так нужно.
Минерва, сложив губы бантиком, задумчиво наблюдала за манипуляциями нового знакомого и сама не заметила, как перескочила с планов мести на сопереживание нашему герою, которого, по мнению демоницы, стоило немного откормить, заставить подкачаться и набить какую-нибудь пафосно-знаковую татуировку от запястья до локтя, чтоб уж совсем девицы гроздьями на шею вешались. Хоть курить красиво умел, только вот вряд ли причиной легкой небрежности был выверенный жест героя-любовника, тренировавшегося одним движением выкашивать женское население от семи до семидесяти, скорее простая бездумность и наплевательское отношение к тому, как он выглядит со стороны. Суккуба лишь поморщилась – не любила она запах табака, особенно такого едкого, коим могут похвастаться дешевые марки сигарет. Интересно, почему люди с такой маниакальной тягой сокращают свою и без того не самую длинную жизнь.
Но вот рукава закатаны, и демоница приготовилась радостно хлопнуть в ладоши, тем самым объявив начало нового приключения чуть менее увлекательного, чем вылазка за Стену в составе отряда самоубийц, но способная скрасить унылую среду. Только свет померк, девица не стала щебетать о своем, о демоническом, нещадно раздражая тем самым мужчину, а подобие улыбочки стекло вниз. Минерва поначалу даже подумала, что ей послышалось, но она хоть и была в преклонном возрасте, но проблем со слухом у адовых созданий в истории ещё ни разу не наблюдалось. Суккуба скрипнула зубами так, что Станнис Баратеон бы испугался, и кажется, пломба треснула у юной студенточки – какой-то хрупкий вессель на этот раз Минерве достался. Хрупкий и маленький. Возможно, обманчиво юная дева, взирающая снизу вверх на Эдриана вводила в того заблуждение своим внешним видом, только вот зря этот дипломированный хирург решил, что раз он штанишки натянул, рукавчики закатал, а барышня представляет собой особу «от горшка два вершка» и кладезь доброты, то ему можно всё. Вместе с рукавами американцу стоило закатать ещё и свои дивные губки.
Минерва ненавидела, когда ей кто-то приказывал, указывал или ещё каким-то способом доносил, что ей делать, не согласую это предварительно с демоницей, то бишь не умолял на коленях, лобзая белы ручки, считая, что любовница герцога ада по первому слову сообразит всё в лучшем виде. По всей видимости, мужчине не терпелось завершить свой земной путь – сначала одному демону отдался без слез, а теперь второму говорит, что и когда он будет делать. Если бы возмущением можно было поперхнуться, то Минерва бы уже зашлась в кашле не в силах сделать вдох. Суккуба сегодня была совершенно не в том настроении, чтоб в предвкушении забавы пропускать такое мимо ушей. А не охренел ли этот человечек часом?
Собственно, поинтересоваться, а не охренел ли, за демоницей не заржавеет.
- Принцесса, по-моему, ты немного охренела от счастья, что тебя спас такой прекрасный принц в белом платье. Или тебе мама манерам не учила?
Суккуба медленно направилась в сторону спасенной принцессы, остановилась в полушаге от мужчины, дабы не утыкаться своим прекрасным во всех отношениях носом в чужую грудь и ненавязчиво выдернула сигарету из руки Эдриана.
- Ты думаешь, что раз я тебя в живых оставила, то у нас тут счастье, радость, демократия и равноправие? – в аду живут по гипертрофированному правилу «выживает и правит сильнейший», там силу нужно постоянно доказывать. Видимо, на людей это тоже распространяется. Видят боги, Минерва пришла с миром. 
Демоница с силой бьет бывшего хирурга в солнечное сплетение так, что не согнуться – невозможно, принимая на левое плечо его буйную головушку. Правая рука обосновывается на мужском затылке, тянет назад, чтобы перед глазом американца с печальной судьбой в опасной близости замаячила недокуренная, ещё тлеющая сигарета. От внезапной кары за дерзости смертного спасает только то, что Минерве лень искать нового оруженосца на вечер.
- Ещё раз скажешь, что я там буду делать из одной твоей священной прихоти, и следующую твою сигарету я потушу о твое нежное сердечко. Надеюсь, на этот раз достаточно ясно выразилась, кто здесь правила сотрудничества устанавливает.
Дамочка разжимает пальцы, и раковая палочка падает на пол и оказывается придавлена подошвой девичьей туфельки, а мужчине позволено брыкаться на свободе.
- Так вот, - с той же противной улыбочкой продолжила Минерва, как будто прервалась буквально на секунду из-за какой-то ерунды, вроде заправить выбившийся локон за ушко, - сначала нам нужно наведаться в церковь, а затем… Затем посмотрим на твое поведение.

... Тот вечер закончился в придорожном баре ещё более убогом, чем мотель, в котором они встретились.

+1


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказки старой Нэн » Carry on My Wayward Son