Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Нежеланные гости [Север. Винтерфелл. 17.05.298]


Нежеланные гости [Север. Винтерфелл. 17.05.298]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


Нежеланные гости

Дата:
17.05.298 от З.Э.

Место:
Север. Винтерфелл. Богороща

Действующие лица: Джоффри Баратеон и Теон Грейджой

Краткое описание:
Когда тебя за руку ловят на месте преступления, у тебя есть два варианта: либо признаться, или все отрицать

0

2

Сир Меррин Трант в компании своего брата по горю сира Мендона Мура и троих рыцарей из королевских земель бегали по Винтерфеллу, заглядывая даже в бочки из-под вина в надежде найти кронпринца, который,по словам дурочки-служанки, вышел в внешний двор еще когда даже северяне спали.
«Вот же идиоты», - хихикнул про себя Джоффри, наблюдая за представлением из крытого перехода и попутно сильнее прижимая капюшон к золотоволосой головушке. Рыцари Королевской гвардии, лучшие рыцари Семи Королевств, о Семеро, держите, столько красоты и пафоса, а на деле глупее, чем Рикон. «Как же все на самом деле просто!». Золотому мальчику пришлось только нацепить на себя плащ, который без лишних слов ему отдал какой-то сопляк, который наверно сын какого-то лорда, и вооот все - принц пропал.
«Ах как просто. Как просто», - напевал себе юнец, направляясь к святая святых для всех северян. Как там говорила милая Санса в их первую встречу: «сердце севера»? О, да, отличное сравнение и не поспоришь.
«И как я только сумел быть таким глупцом и сказать что это место прекрасное?».
Джоффри закрыл за собой дверь огляделся. Лес, болото, вонь, вой псов. Теперь это место вызывало только желание предать все это огню во имя Семерых, или Красного бога, или Утонувшего.
«Может, когда-то так и поступлю. Когда стану королем».
К большому сожалению, но вряд ли отец будет рад узнать, что его милый сыночек устроил пожар в священном для Старков месте, пусть даже и случайно. За это он точно получит в ухо. А Джоффри этого не хотел. Хватит с него избиений.
При упоминание о драке, затылок опять заболел, а во рту почувствовался металлический привкус. Наверное, из губы, разбитой жалким бастардом, опять начала сочиться кровь.
«Но ничего. Последней ход будет за мной», - Джоффри сильнее сжал в руках кинжал, сворованный у отца этим утром, а на лице заиграла улыбка, стоило только представить лица этих северных козлов, когда перепуганный слуга расскажет, что случись с их питомцами.
Лютоволки были привязаны к деревьям и как раз догрызали свой завтрак, когда принц предстал перед ними. Звери недовольно посматривали на него. Псина, принадлежащая самому мелкому из выводка Старков попыталась даже прыгнуть на Джоффри, вот только не получилось. Золотой мальчик громко рассмеялся.
- Ты тоже хочешь, чтобы я тебе вспорол брюхо? – Псина не ответила, зато этот урод, принадлежащий бастарду, решил показать клыки. И вот здесь самому милому мальчику в Семи Королевствах стало немножко страшно, а еще обидно, что этот карлик-пянчуга отказался забирать у Старка арбалет.
«Но ничего и так справлюсь».
Достав кинжал, Джоффри неспешно направился к Серому Ветру. Робб Старк ведь наследник, значит, он должен всегда быть первым.

+9

3

Кракен, всегда рано встающий после бурного вечера в компании с вином, лениво проводил взглядом скрывшегося в богороще незнакомца.
Невысокий полукрадущийся по спящему Винтерфеллу некто в плаще, уверенным шагом вошедший в никому не нужное, кроме северян, коих Грейджой успел выучить в лицо и едва ли не по походке, скопище чардрев, кажется стоящему на крепостной стене праздному и немного хмельному от бесконечных пиров Теону персоной, заслуживающей его любопытства.
Это не говоря уже о том, что приспешник старых богов вряд ли будет заходить в святыню, крадучись, а компания лютоволков, пусть и привязанных, способна приглушить любую религиозную сентиментальность.
Не то чтобы железнорожденный любит лезть в чужие дела, но это всяко лучше, чем пялиться на сугробы и мечтать о том, чтобы в голове хоть немного перестало звенеть.
"А то будто короля хороню, честное слово", - пытается донести до собственного похмелья Теон.
Через пару минут Грейджой замечает, что к нему по крепостной стене спешат несколько рыцарей. Выглядят они, словно король пригрозил отобрать у них земли и титулы, если они не обегут Винтерфелл столько раз, сколько лет в этом году исполнилось всем ближайшим членам семьи Роберта Баратеона. А это, к слову, не так уж и мало - трое отпрысков, два брата, королева Серсея...
- Нет, милорды, я не встречал сегодня кронпринца. Увы. Если бы я только мог вам помочь. - Теон пожимает плечами и с несколько преувеличенной грустью отрицательно качает головой.
Бравым воинам некогда оценивать искренность железнорожденного, поэтому они, потные и красные, уносятся стадом запыхавшихся индюков дальше. Грейджой же, подождав несколько мгновений, торопливо направляется в противоположную сторону.
Кракен, почти уверенный в том, что видел наследника престола, решает оставить это своей маленькой тайной. То ли потому, что рыцари выглядели очень уж смешно, а у него нет причин испытывать к ним добрые чувства, то ли потому, что Грейджою интересно встретиться с Джоффри Баратеоном лично. Робб и Сноу нашли его премерзким мальчишкой, жестоким и самовлюбленным. Но Теон был бы глухим, если бы не слышал, что вокруг о юном олене также судачат, как о галантном и многообещающем юноше. Он в курсе, конечно, насчет недавнего ночного побега кронпринца и выходки, которую он учинил с крестьянскими детьми. Но, если честно, Грейджой не видел ничего дурного, чтобы жестоко разобраться с теми, кто пытался на тебя напасть. Пусть Джоффри и перегнул, но Теона там не было, чтобы судить, а факт остается фактом.
Железнорожденный заходит в богорощу. А вот и инкогнито в темном плаще, стоящий неподалеку от огрызающегося на него лютоволка-альбиноса. Теон готов поклясться, что секунду назад видел в районе правой руки пока еще не заметившего его посетителя северной святыни металлически блеснувшее нечто.
- Боюсь, даже со сталью в руке к ним подходить несколько опасно. - Наследник короля Роберта оборачивается, услышав позади голос Теона. - Не самая приятная компания для уединенной прогулки, принц.

+4

4

Джоффри еще какое-то время глядел на лютоволков, которые, видимо, учуяли опасность и теперь все шесть, как один пытались освободиться, дабы напасть на маленького олененка. Это сначала пугало, даже очень, от одной мысли во что эти твари могут за мгновение превратить человека, стадо мурашек дважды пробегало по телу. Но затем это стало забавно. Такие грозные, опасные псины, но на привязи они столь же безобидные, как котята: «И брюхо им можно столь же легко вспороть, как той беременной кошке».
Кронпринц решительно делает шаг вперед. Лютоволки все так же огрызаются. Золотой мальчик улыбается, представляя, как холодная сталь входит прямо в брюхо этим уродам.
«Жаль, что отец подарил нож из валлирийской стали этому рыжему барану». Да, с валлирийской сталью дело ускорилось бы в разы, но ничего, мальчик подыскал отличную замену. Кажется, этот клинок подарил королю Станнис Баратеон на прошлые именины. Отличная работа. Сразу видно, что дело рук настоящего кузнеца, а не того жалкого пянчуги, который вчера на банкете пытался засунуть руку под корсаж кухарки.
Еще один шаг. Резкий разворот. Джоффри пытается не показывать, как он испугался.
«Сын Бейлона Грейджоя собственной персоной».
Золотой мальчик ухмыляется, рассматривая наследника Железных островов с ног до головы. Надо сказать, неплохо себе живет для заложника.
- Так уйдите, - весело хихикнул себе принц, совсем игнорируя тот факт, что говорил железорожденный о лютоволах, а не о себе любимом. – Не смею вас задерживать. Наверное, Робб Старк уже во всю вас ищет.
От рыцарей Штормовых земель, которые уже в первый день пребывания в Винтерфелле успели сдружиться с наследником Эддарда Старка, он слышал, этот рыжий олух и кракен – друзья не разлей вода, а один из гвардейцев в присутствии золотого мальчика сказал, что они, наверное, даже девок делят. Джоффри не понял о каких девках идет речь, но это заставило его улыбнуться.
Кронпринц склонил голову на бок, ожидая, когда этот железнорожденный уйдет. Пусть Арья Старк и обозвала его дураком, когда он ее случайно пнул, но каши в котелке у золотого мальчика на самом-то деле предостаточно, он не собирается что-то делать лютоволкам при свидетелях.

+7

5

Железнорожденный предполагал, что младший Баратеон может быть высокомерным и заносчивым. Но вот то, что всех вокруг он будет держать за полных идиотов - это нет. Тяжело будет парнише страной править, когда вокруг сплошь недалекие. Один умный на все семь королевств - бывает же такое.
Первое впечатление и чутье подсказывают, что Старк все-таки разбирается в людях чуть лучше, чем полагал кракен. Сложно представить, что будет, если Джоффри вдруг займет место нынешнего короля. Но Роберт Баратеон здоров, как сто быков, да и подданные его, кажется, любят. Во всяком случае, большинство. Хотя откуда Теону знать. Он пленник лучшего друга короля и хранителя Севера. И нет в этом краю настолько безмозглых лордов, которые открыто решатся усомниться в выборе своего сюзерена.
Но совершенно точно одно - ох как нескоро золотой олененок залезет на трон. А кто знает, что может произойти за пару десятилетий? Может, слегка поумнеет, а может... Мало ли что случается с мальчиками, пусть они и живут в столице под тщательным присмотром.
- Не решусь навязывать вам свое общество. Я проведать старых друзей. - Грейджой кивает на лютоволков, пропуская шпильку от Джоффри, подходит ближе. Теон был со Старками, когда они нашли своих щенков, знает их сызмальства. Все, похожие, как один, копошились в снегу около издохшей матери, а другой, совершенно белый, отполз в сторону. Его решено было отдать бастарду. Все-таки иногда и у северян проклевывается чувство юмора. - Робб Старк до сих пор разбирается со вчерашним ночным происшествием. - «Тем самым, в которое ты втянул его и нэдова бастарда». - И вас там, кстати, ищут.
По мальчишке видно, что он не рад и не готов к новым знакомствам. И вообще мечтает, чтобы Теон сейчас очутился где-нибудь подальше. Желательно, на дне моря между Вестеросом и Эссосом. Но, если Джоффри уверен, что железнорожденный кротко поклонится и удалится в покои читать при свечах, то ошибается слишком сильно. Все-таки зрению, которое натолкнуло кракена на мысль, что в руках у олененыша сталь, Грейджой доверяет больше, чем мальчишке, намедни убившему двух детей арбалетом и получившего от каменного и вечно отстраненного Джона Сноу по лицу.
Если полжизни Теон Грейджой провел в Винтерфелле, то тут, среди строгих страж-деревьев, необъятных дубов, развалившихся, как пьяный толстяк в сугробе у таверны, и чинных шеренг железоствола, как минимум четверть. В богороще они с Роббом и Джоном иногда дрались на учебных мечах и, совсем юные, как сейчас Бран, лазали по деревьям. Здесь железнорожденный нежился в горячих источниках, не замерзающих, по словам северян, даже зимой, сюда сбегал, когда хотел побыть один, и молча советовался с сердце-деревом, которое никогда не перебивало и не лезло со своим мнением, но как будто подсказывало, что делать дальше. Так что осквернять святыню северян он не позволит - слишком много теплых воспоминаний. Богорощу Теон любит, пусть тут обитают и не его боги. Хотя Грейджой не из тех, кто часто вспоминает о богах.

+8

6

«Какой воспитанный железнорожденный!».
Джоффри как-то машинально улыбнулся островитянину, захопал ресничками то ли от милоты, то ли от того, что снежок в глазки попал. Наверное, второе. Сын великого и ужасного Бейона Грейджоя совсем не произвел впечатление на самого милого мальчика в Семи Королевствах.
«Пучеглазый и кривозубый олух. Под стать своему северному дружку».
Джоффри еле заметно улыбнулся своим мыслям, а затем, прикусив нижнюю губу, уставился на Грейджоя, снова оглядывая его с ног до головы, но на этот раз, подумывая над тем, как отреагирует кракен, если олененок возьмет да выскажет все, что в душеньке болит. Наверное, тоже ударит. Никому никогда неприятно слышать правду о себе. Но, увы, так же не всем повезло родится столь прекрасными, умными, храбрыми и сильными, как Джоффи Баратеон. Боги - несправедливые твари, и с одними они более несправедливы, чем с другими, если судить по железнорожденому.
- Друзья? А разве у вас здесь они есть?
Спрятав кинжал за пазуху, он заложил руки за спину и по примеру наследника Пайка сделал несколько шагов вперед. Лютоволки опять взбесились. Твари, принадлежащие наследнику Винтерфелла и бастарду Неда Старка, так вообще, казалось, сейчас перегрызут веревки и нападут на маленького олененка. Это опять испугало, но в тоже время и возбудило интерес. Он даже пожалел, что такой твари нет у него. Очень-очень пожалел. Но затем вспомнил, что он здесь не один, так что собрался с духом и продолжил ломать комедию.
- Осмелюсь заметить, что вы здесь пленник и стоит только вашему отцу направить корабли в сторону Ланниспорта, или Простора, а может, Севера, как лорд Эддард Старк укоротит вас на голову и его сыночек за вас не вступится. Никто за вас не вступится.
Мальчишка опять расплылся в самовлюбленной улыбке настолько, что разбитая губа опять начала кровоточить. Неприятненько. Но если верить мейстеру, уже через два-три дня личико его опять будет самым прекрасным в Семи Королевствах, то вот покалеченное чувство достоинства залечить будет сложно. Может, даже невозможно. Джоффри все еще колотило при одном только воспоминании о ночном происшествии.
«Надеюсь эти северные уроды сейчас убирают навоз за лошадьми».
Ага, а как же! Короля распирала гордость за Старка, так как будто это его сын убил тех головорезов и Эддарду Старку пришлось сменить злость на милость, самого же Джоффри отчитали и пристыдили при всех гостях, ибо, что это за будущий король, который так плохо держится в седле? Да, Джоффри не сказал правду. Пока. Джоффри хотел сделать все красиво, чтобы этим северянам было столь же больно, как и ему. И, кажется, он придумал как.
- Но знаете, между нами есть кое-что общее, - ухмыльнулся золотой мальчик, полностью игнорируя слова о том, что его ищут. Этим гвардейцам полезно немножко подышать свежим воздухом. – Я тоже здесь нежеланный гость, вот только эти северяне красиво умеют притворяться, правда?
О, он знал, что прав, но все-таки хотел, чтобы его слова подтвердили.

+7


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Нежеланные гости [Север. Винтерфелл. 17.05.298]