Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Лев против Змея [Внешний двор. 09.09.298]


Лев против Змея [Внешний двор. 09.09.298]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1


Лев против Змея

Дата:
09.09.298 от З.Э.

Место:
Красный Замок. Внешний двор

Действующие лица: Джейме Ланнистер, Оберин Мартелл (Дэйемон Сэнд), Джоффри Баратеон, прочие знатные особы

Краткое описание:
Волею богов, случая или исключительно по воле Джоффри Баратеона обвиненному в измене Оберину Мартеллу позволили доказать свою невиновность в поединке. Но сумеет ли?

0

2

[NIC]Maester Pycelle[/NIC][AVA]https://vignette4.wikia.nocookie.net/gameofthrones/images/e/e9/Pycelle_%28S04E06%29.jpg[/AVA]
Для поединка было решено избрать внешний двор, где на момент появления бойцов уже теснились толпы вельмож и даже прислуги, которых оттесняли с самого двора золотые плащи, заставляя завидовать тем, кто находился на крепостных стенах, на ступенях домов, балконах или выглядывал из дверей королевской конюшни или с крыш соседних домов. Для самых знатных же поставили помост, организовав нечто на манер высокого стола, как делается на пиру, поставив перед ними невысокие столики в ряд, на которых было вино, фрукты и много чего ещё – бой между двумя прославленными бойцами не мог закончиться слишком быстро.
Джоффри в нетерпении поднял руку, и звук дюжины труб заставил собравшуюся толпу умерить гул и смолкнуть. Верховный септон отказался осветить бой, на котором выступал еретик, но никто и не настаивал на этом, поэтому на середину внешнего двора неторопливо ковылял Великий мейстер Пицель. Старик остановился, столь же неторопливо прочистил горло и протяжным, режущим ухо голосом начал:
- Перед лицом богов и людей мы собрались установить виновность или невиновность этого человека – Оберина Мартелла. От лица короны выступит сир Джейме Ланнистер, член Королевской Гвардии. Пусть Мать дарует бойцам милосердие, пусть Отец воздаст им по справедливости. И пусть Воин направит руку нашего бойца… - тактичное покашливание Станниса Баратеона было столь тактичным и громким, что Великому мейстеру пришлось прерваться. Бросив недовольный взгляд на милорда-десницу, Пицель понял, что не только мастер над кораблями не горит желанием слушать о каждом из Семерых – пока ещё принц Джоффри тоже елозил по алым подушкам. Поэтому старик поклонился и уже куда более резво засеменил прочь.

Свернутый текст

Кубик будет брошен после описания первых ударов/выпадов/другой атакующий прием.
Очередность написания постов обговаривается "бойцами"

Желающие поучаствовать в эпизоде "прочие знатные особы" ничем не ограничиваются и могут вольно включаться в игру, описывая восторги и волнения за бойцов.

0

3

Серсея появилась во дворе одной из первых. Она торопилась, как никогда раньше, и когда король Джоффри остановился по дороге, чтобы поприветствовать толпу, еле сдержалась, чтобы не закатить глаза. Тонкие пальцы теребили подол расшитого черным жемчугом платья, пошитого на заказ из темно-бордового бархата с шелковыми вставками. Положение обязывало ее скорбеть, и этот бордовый оказался самым ярким цветом, что она могла себе позволить. Но на этот раз оно ей даже нравилось. Волосы были заплетены в тугие косы и соединены на макушке изящной рубиновой заколкой, которая впилась в кожу головы, словно ястреб своими острыми когтями. Но королева не замечала этого.
Волнение переполняло ее изнутри, стараясь найти лазейку и выбраться наружу. Как могла она допустить подобное? Почему не смогла повлиять ни на сына, ни на брата? Почему позволила им обоим совершать глупости? И что теперь она будет делать, если Джейме, да не позволят этого боги, проиграет? Ведь в конечном итоге, для чего нужно ей все это вонючее, прогнившее государство, если его не станет? Как сможет она простить себя за то, что так старательно добивалась для змея суда поединком, и тем самым обрекла своего возлюбленного на смерть? И как сможет простить Джоффри за то, что отдал такой жестокий, такой необдуманный приказ?
Королева слегка тряхнула головой, стараясь отогнать тревожные мысли, и тут же поморщилась от боли, когда иглы заколки резко оцарапали кожу. Увлеченная своими мыслями она и не заметила, как, на автомате следуя за сыном, пересекла всю площадь, взошла вместе со всеми на помост и села на кресло по левую руку от своего наследника.
По двору мелькали все новые и новые люди, исправляя последние недочеты быстрой подготовки, и подготавливая совсем не предназначенный для этого двор для близящегося поединка. Но королева-регент не обращала на них внимания. Ее встревоженный взгляд был направлен куда-то вдаль, и казалось, она на столько погружена в свои мысли, что совсем ничего не видит и не слышит. Благо, никто и не горел особым желанием с ней разговаривать. Видимо, ее внешний вид явно давал понять, что заговорить с ней сейчас, отвлекая от раздумий - не самая хорошая идея.
На середину площадки тем временем выполз старый как смерть мейстер Пицель, и противным писклявым голосом начал вещать что-то о близящемся поединке. Королева наконец отвлеклась от своих переживаний и выпрямилась, устремив на него серьезный, недовольный взгляд. Он произнес имя Джейме, и у нее кольнуло под сердцем. Неужели это и правда происходит? От волнения ребенок внутри начал недовольно брыкаться, и львица положила ладонь на живот, стараясь успокоить его, а за однем унять ту боль, что он доставлял ей своими неуклюжими пинками.
Недовольный, многозначительный кашель королевского десницы заставил мейстера замолчать, и королева бросила быстрый, убийственно-холодный взгляд на нетерпеливого оленя. Он еще смеет приближать и без того болезненный для нее момент. Чтож, не мудрено, ведь весь этот процесс, должно быть, доставляет Станнису неописуемое удовольствие. Он проиграл сражение, но не мог отказать себе в удовольствии понаблюдать за ранеными в бою противниками. Отлично, пусть наслаждается. Пока еще может. С ним она разберется позже. Обязательно разберется.

+3

4

[NIC] Ellaria Uller[/NIC][AVA]http://s9.uploads.ru/t/DnuKb.jpg[/AVA]
Делегация из Дорна находилась под иллюзорным присмотром, и хлопотами Оберина почти никто из представителей знатных семейств не был ограничен в перемещениях. Однако, за приближенными Красного Змея следили куда тщательнее не только приставленные к ним стражники, но и всевозможные шпионы местных игроков в престолы и пташки Вариса, ещё до конца не прикинувшего, как лучше использовать нынешние обстоятельства. Поэтому до внутреннего двора Эллария уж точно шла не одна. В руках у женщины был шелковая лента из красных и желтых цветов – цветов дома, что она обрела к закату своей жизни.
Во дворе было слишком шумно и людно, и ныне леди Уллер не могла и предположить, что закрытое судебное заседание превратится в такое представление. На помост к Её Величеству и принцу Джоффри любовницу Оберина никто не приглашал, и она оставалась среди прочих, выстроившихся вокруг двора. Когда Красный Змей уже без кандалов был приведен в сопровождении стражников во двор, Эллария побежала вперед, и не самые скорые на реакцию гвардейцы не сразу сообразили, что та, за кем они приставлены следить, лихо вырвалась из-под их надзора. Но подобное рвение было расценено как жест отчаяния и женской слабости, и никто грубо не одернул бывшую Сэнд, только один из её сопровождающих, выругавшись, быстро пошел за ней.
- Я пришла пожелать ему удачи, пропустите же меня! – гневно сверкнув карими глазами, Эллария пробилась к своему любимому, тотчас же обвив его шею руками и одарив жарким поцелуем без какой-либо доли смущения, едва вместо приветствия с её уст слетело имя возлюбленного.
- Позвольте повязать ленту на его копье, - на эту своеобразную просьбу стражник лишь махнул рукой, мол, что с глупой бабы взять, не умеющую отличить турнир в честь праздника от поединка. Эллария взяла копье, что должно было стать оружием принца дорнийского, коснулась губами острия, а после с благоговейным трепетом провела рукой по холодному лезвию.
- Обещай мне, что сделаешь всё, что сможешь… Не оставляй меня и своих девочек одних.
Только после этого леди Уллер оторвала руку от копья и, вручив Оберину, повязала на него пеструю ленту.

+4

5

[NIC]Oberyn Martell[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/t/w546I.jpg[/AVA]Вступления мейстера Пицеля не вызывали у неверующего Оберина ничего, кроме скуки и отвращения. Другое дело - прощальный поцелуй Элларии с навязыванием на копьё пёстрой ленты с цветами Уллеров. Он сдвинул брови и одними губами спросил, не произнося ни звука: "Яд?" Вне зависимости от ответа - вероятно, также невербального - он лишь кивнул и двинулся на поле боя.
- Для меня честь выйти против вас, сир Джейме, - хмыкнул он, уже обходя его. "Вот Тайвин разъярится, если я убью его старшего сына! Карлика он куда меньше ценит, а вот Джейме... да, это явно заденет его. Хотя и жалко немного. Цареубийца всё-таки из менее неприятных Ланнистеров".

+5

6

[NIC]Jaime Lannister[/NIC][AVA]http://s1.uploads.ru/4XRzG.jpg[/AVA]
В отличие от сестры Джейме нисколько не волновался, и даже ментальная связь близнецов дала некий сбой. И хоть Оберин Мартелл был прославленным воином, который оттачивал мастерство не только на рыцарских турнирах, но и невесть где во время своего странствия за Узким Морем, старшего сына лорда Тайвина это заботило мало – просто предвещало веселый вечерок, один из тех, что входит в историю и который приятно будет вспоминать за кружкой эля долгой зимой в объятиях дражайшей и вполне возможно дрожащей (от удовольствия, разумеется) Серсеи. Джейме мог похвастаться рыцарством в свои 15 и тем, что сражался бок о бок с самим Барристаном Селми, первая же победа Красного Змея заключалась в вероломном отравлении своего врага – не умение, но хитрость. Слава богам, пустоголовым Ланнистера мог звать только отец и только в отношении наук, которые всё равно потихоньку выветрились то ли просто по молодости, то ли от частых пропущенных ударов от капитана королевской гвардии. Словом, война, турниры, битвы – это стихия Джейме, а разве рыба может утонуть в воде?
На середину двора вышел этот старый брюзга Пицель, и рыцарь отмахнулся от своего оруженосца, наводящего лоск на золотом доспехе. Джейме скучающим взглядом обвел собравшихся, усмехнулся на обжимающуюся парочку дорнийцев. Серсея выглядела крайне взволнованной и не смотрела в его сторону, а так бы её брат-близнец послал ей воздушный поцелуй. Всё равно с этой проклятой беременностью ему не светило ничего кроме этого.
Наконец, Великий мейстер закончил, и Ланнистер вальяжно направился на его место, чтобы скрестить свой меч с копьем Оберина, на древке которого виднелась пестрая лента. И Джейме вновь скривил губы в усмешке – обязательно пожурит Её Величество за то, что не оказала честь королевскому чемпиону.
- Удивите меня, милорд, - самодовольно вскинув подбородок, произнес Джейме, принимая нужную стойку.
[STA]Hear Me Roar![/STA]

+3

7

[NIC]Oberyn Martell[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/t/w546I.jpg[/AVA]
- Обязательно, - тонко улыбнулся он и скакнул вперёд, нанося боковой, скорее проверяющий оборону удар копьём. Все проблемы выветрились из его головы, он уже видел, что нанесёт урон Ланнистерам так или иначе. Клинок сверкнул на солнце, и Оберин тут же отпрыгнул вбок, новый прыжок и новый удар с неожиданного угла... "Этот бой, должно быть, окажется интересным", - признал он во время своих манёвров.

+5

8

[NIC]Jaime Lannister[/NIC][AVA]http://s1.uploads.ru/4XRzG.jpg[/AVA][STA]Hear Me Roar![/STA]
Хвала Войну, что Джейме был столь же ловок и быстр, как молод, прекрасен и скромен. Оберин делает первый выпад, проверочный, как у любого бойца, и Ланнистер отчасти лениво, с грацией сытого и довольного кота льва отбивает копье мечом, едва скользнув по прочному ясневому древку острием и лишь немного отклонившись. Пожалуй, стоит поберечь нервы своей возлюбленной сестрицы и избежать позерства, для которого можно пропустить удар копья в опасной близости от своей золотой шкурки. В глазах блеск, азарт, а на губах привычная самодовольная улыбка. Оберин вновь резво прыгнул, истинно, как змея в броске, а Джейме уверенным жестом выставил для защиты меч. Или контратаки, тут как получится.

+5

9

Исход поединка:
Четное - за Джейме;
Нечетное - за Оберином.

[dice=5808-16]


Бой был действительно зрелищным, и кто-то с длинным языком и вдохновленным взглядом на жизнь мог бы назвать это весьма красивым танцем, танцев войны, танцем клинка и копья, где ни один из противников не желал уступать. Нет, они уступали, но лишь для виду, чтобы ринуться в атаку с новой силой. Но тут толпа всем хором ахнула – копье Красного Змея пронзило бедро Цареубийцы. Оберину ничего не мешало добить Джейме, дорниец даже оскалился в предвкушении, заходя за спину любимчику лорд Утеса Кастерли. Но прежде, чем Мартелл успел убить лучшего из львиного помета, со своего места поднялся Великий мейстер Пицель, переглянувшись с Тайвино Ланнистером и получив от него негласное одобрение.
- Милорды! – gрерывая тишину,в которой осязаемо повисло ожидание неминуемого. – Как вам известно, поединок благородных господ проводится до первой крови. Сир Джейме Ланнистер получил ранение, следовательно, - старик помедлил, не торопясь озвучивать очевидные вещи, - Оберин Мартелл одержал победу.
Оваций не было. Цареубийца, шатаясь, поднялся на ноги и сплюнул на землю. Теперь золотой лев выглядел не гордым, была видна взыгравшая гордыня, оскорбленная победой дорнийца. Джейме чувствовал на себе чужие взгляды и расправил плечи, выпрямляясь, сам же смотрел с присущей надменностью, но куда-то вдаль, стараясь не замечать чужого внимания. Подбежал оруженосец с какой-то тряпкой, но рыцарь тут же послал его в пекло и сам прижал ткань к ране.

+1

10

Как и положено королю, Джофф в компании королевы-регентшы и сира Барристана Селми поднялся на свой помост, когда весь цвет Семи королевств собрался в Западном дворе, чтобы узреть как Красный Змей собирается защищать свою честь и имя перед ликами богов. Толпа, как и полагается, ликовала, увидев своего монарха, кто-то даже бросил алую розу под ноги золотого мальчика, а Руфина Ланнистер засияла, опустив глазки, мило и застенчиво улыбнулась, когда Джофф проходил рядом. Он тоже ей ухмыльнулся. Он даже помахал рукой толпе. У короля сегодня было превосходное настроение, самое что ни на есть подходящие для выноса судебных вердиктов. Впрочем, оно быстро испортилось.
Не увидев на помосте своего десницы, коронованный мальчик тут же скривил губы от недовольства. Он уже готов был поинтересоваться у матушки, куда же запропастился лорд Станнис Баратеон, да только не успел набрать в легкие воздуха, как краем глаза углядел Мастера над Кораблями у самой арены. «Небось, обсуждает что—то весьма важное», - подумал про себя золотоволосый юнец. Опустился на свое место и приказал чашнику наполнить кубок вином. Хорошое настроение опять вернулось к королю, а когда на арену вышел сир Джейме Ланнистер в белом плаще – настроение взлетело до самого седьмого неба и даже бормотание старого Пицеля его не испортило.
«Да пусть начнется бой!» - крикнул про себя Джоффри, и воины скрестили оружие.
Джоффри был полностью поглощен происходящим на арене. Каждый удар, каждый промах, атака и наступление не остались незамеченными королем. На какое-то мгновение показалось, что он даже разучился дышать и моргать, так представление увлекло мальчишку. Он даже пропустил, когда десница занял свое место на помосте.
- Ну же, сейчас, сейчас, - бормотал он себе под нос, наблюдая, как сир Джейме Ланнистер отбивает очередную атаку Оберина Мартелла. Мальчишка хотел, чтобы именно дядя одержал победу в этом бою. Он и должен был одержать, ведь он лучших фехтовальщик в Семи Королевствах! Но в один прекрасный момент все идет не так, как того хотел золотоволосый мальчик. Лев уступает змее.
Улыбка исчезает с прекрасного личика. Некоторое мгновение Джоффри сидит, не моргая, рассуждая, как же быть дальше. Душа требует веселья, но как же его заполучить?
«Все саму приходится делать. Все самому», - улыбается себе король, поднимаясь со своего места.
- Кто мы такие, чтобы спорить с волей Богов, - поднявшись, громком произнес Джоффри. – Вы доказали, что в ваших действиях не было измены и Вы действовали на благо своего народа и Железного Трона. Но… - здесь король сделал театральню паузу. – Вы отрицали измену и сражались за свою правду, однако убийство невиновных не оспаривали, открыто признав свои деяния. Это клятвенно подтвердил Мастер над Законами, Ренли Баратеон. Я с большим удовольствием отпустил бы Вас, милорд, но я не могу попирать законы государства, которому должен служить. Вы убили Квентина Мартелла, вашего племянника, и за это должны понести наказание. Милорды, миледи, - на сей раз Джоффри обращался к замолкшей толпе, - пока я ваш король, ни одно преступление не окажется безнаказанным. Сир Илин Пейн, - кивок придворному палачу. Пейн прекрасно знал, что от него требуется, вопросов не задавал, только радостно пучил свои глаза навыкате. Увы, единственный доступный ему способ выражения радости с давних пор.
У Красного Змея вырывают копье, его самого ставят на колени, и вот уже меч сира Илина описал дугу. Оберин лишился головы так же быстро, как и тот, кого он привез на королевскую милость в качестве подарка.
Толпа кричала, то ли ликуя, то ли от злости. Но Джоффри был крайне доволен собой, заправив большие пальцы за кожаный ремень.
- Сегодня чудесный день для правосудия. И у нас есть ещё один преступник. Арья Старк посмела ударить вашего короля и сбежала. Полагаю, что долг родителей – нести ответственность за деяния своих детей. Леди Кейтилин Старк, - с улыбкой, не предвещавшей ничего хорошего, обратился Джоффри к даме, которая всё это время сидела с отсутствующим и безразличным ко всему происходящему видом. Золотой мальчик откровенно забавлялся и как будто бы спрашивал: «Правую или левую?». Старков давно пора приручить и указать им их место. – Схватите её, пока сир Илин Пейн не соизволил дойти до нашего помоста.

+6

11

Бой поединком, бой, где в судьях Боги. А как же! Станнис еле удержался, чтобы закатить глаза. Как будто Старым Богам, Семерым, Владыке Света, Утонувшему Богу или Черному Козлу есть дело до жалких людишек!
«Богов нет, а если есть, то это самые эгоцентричные и жестокие существа во всем мире», - к такому выводу Станнис пришел дано, когда волны бушующего моря накрыли Горделивую, и с каждым днем, наблюдая за тем, как золото и меч берут верх над долгом и честью, Баратеон только укреплялся в своей мысли.
«Нет, не Боги будут решать, кто же был прав, а мастерство».
Благо у Джоффри хватило каши в голове и против Красного Змея вышел не придворный шут, а сам сир Джейме Ланнистер.
Толпа ликовала. Дорнийцы, осмолившиеся прийти в Западный двор, выкрикивали имя своего героя, но их голоса тонули в волнах аплодисментов и оваций, которые предназначались Цареубийце. Станнису, наверное, тоже стоило было поприветствовать рыцаря Королевской Гвардии, как не крути, а сегодня лев выступает его защитником, однако все, на что хватило королевского десницу, – попросить Великого Мейстера заканчивать со вступительным словом и дать толпе то, за чем они сюда пришли, – зрелища.
Да, именно зрелище. Казалось, только Станнису Баратеону было интересно, что стоит за этим боем. А на кону было многое. И это многое стремительно пошло на дно, после очередной атаки Красного Змея.
«Вот и приплыли».
Станнис еле слышно скрипнул зубами, когда овации и вопли толпы стихли, а Пицель поспешил опять на арену, чтобы сообщить о завершении боя. Победа Дорна. Оберин может ликовать.
Мастер над Кораблями уже собрался подняться со своего места и уйти в свои покои, наплевав на все правили приличия, но золотоволосый мальчишка быстро соскакивает с импровизованного трона. Маленькая речь о том, что суд был честным, Боги рассудили всех по справедливости, но родную кровь от этого с рук не смыть и вот арену залила кровь предателя.
«Смерть за смерть, - проговаривает себе Станнис, наблюдая, как тело Красного Змея утаскивают с арены, - а ведь я предлагал решить все мирно», - но Оберин посчитал, что два миллиона золотых драконов за смерть Дорана и Квентина – это слишком много. Что же, глупец всегда платить больше.
Станнис опять собрался уходить, когда по арене опять прокатилась волна удивления. Мальчишка разошелся не на шутку, видимо игра в правителя пришлась ему по вкусу.
- Напомните мне, сколько лет Арье Старк? – Холодно, как и всегда, задал вопрос Станнис, не обращая внимание на всех тех зевак, что сейчас с пристальным вниманием следили за беседой десницы и «короля».

+6

12

Ах как сладок был миг! Улыбка не сходила с юношеского лица все время, пока королевские гвардейцы направлялись к гостье с Севера, и никто не смел перечить. Все эти лорды и леди в одеяниях из дорогих тканей и в украшениях из золота и дорогих камней напоминали стаю овец, загнутую в угол львов. Прекрасное зрелище. Джоффри даже сказал бы восхитительное! Наконец-то в нем увидели не просто мальчишку с короной на голове, а короля! Теперь никакая тварь не осмелится идти против его воли, никто не будет угрожать ему военной мощью. Даже у королевы-регентши язык отсох! Он Джоффри Баратеон сумел всех одним взмахом меча поставить всех на место. И кто теперь посмеет его учить и ему указывать? Да никто!
Джоффри чувствувал себя воплощением Семерых. Ему нравилось то, как все опускают глаза стоит ему повернуть голову в их сторону. Ему нравилось ощущение безграничной власти, то, как он легко распоряжается чужими судьбами. Ему хотелось, чтобы этот миг длился вечно, но королевский десница быстро опускает мальчишку с седьмого неба на землю.
Первое желание, дать понять лорду Станнису, где его место и кто здесь король. Юнец впивается в лорда Драконьего Камня недовольным взглядом, мол, как вы смеете мне перечить? Но быстро проигрывает бой. Лорд Станнис Баратеон заставляет Джоффри опять почувствовать себя мальчишкой, которому еще в саду в прятки играть, а не страной управлять. Пытаясь сохранить хотя бы какое-то достоинство, король, сделав вид, что ничего не произошло, садиться на свое место. Краткий взгляд в сторону королевы-матери в надежде, что она сейчас заступится за своего золотого сыночка, но нет, королева предпочла держаться в стороне, мол, сам его десницей назначал, сам с ним и разбирайся.
«Хорошо, разберусь».
- Я не знаю сколько лет Арье Старк, лорд Станнис, - весьма уверено ответил Джоффри, давая понять тем самым, что ему нет дел до таких глупостей. Ему надо страной управлять! – Но разве это как-то преуменьшивает, то что она сделала? Как по мне, я поступил весьма милостиво. Во времена правления Таргариенов за такое весь род Старков срубили бы под корень, - краткий смешок, как точка в беседе. Джоффри опять доволен собой. Ему удалось даже Станниса Баратеона поставить на место.

+4

13

Кейтилин Старк сидела с отсутствующим видом, и лицо её не выражало даже вежливого интереса к происходящему. Женщина действительно в мыслях своих была далеко от внутреннего двора Красного Замка, где вершилось правосудие руками богов, которое отчего-то отказался освятить Верховный Септон. Но как лорд Ренли доверительно сообщил своей спутнице, которую галантно вызвался сопровождать, будто желая компенсировать ей время, проведенное с самым малоприятным из сыновей Стеффона Баратеона, принц Оберин уже давно отрекся от Семерых во время своих странствий за Узким морем и тем самым оскорбил представителя Новых богов на земле. Если бы леди Старк было дело до этого, она бы возмутилась поведением Верховного Септона, шедшим вразрез с предписаниями религиозных догм, но сегодня спора о вере и поступок священнослужителя занимали Кейтилин меньше всего. Леди Винтерфелла было всё равно: победит ли Джейме Ланнистер в поединке, лишив Красного змея последнего шанса обелить свое имя, или же Оберин Мартелл одержит вверх. Ей было безразлично, как мечник будет сражаться против копейщика. Ей было плевать на то, лишится ли кто-то головы, или поединок ради безопасности любимчика всех золотых львов будет проводиться до первой крови, хоть некоторые и любили напоминать о том, что братоубийца, отрекшийся от Семерых, больше не рыцарь и на него не распространяются эти правила. Леди Старк заботило лишь одно - пропавшая Арья, в очередной раз исчезнувшая из поля зрения и строгой септы Мордейн, и всех гвардейцев-северян, и даже Сирио Форель не знал, где его ученица. Конечно, это была не первая проказа младшей дочери, за несколько месяцев в столице она успела доставить леди Кейтилин столько забот и беспокойств, сколько за все девять лет не делала в Винтерфелле. Но Север был её домом, её стихией, о Королевской же Гавани ничего подобного сказать было нельзя, здесь кругом обман и фальшь, иллюзия безопасности, где нельзя побыть наедине даже со своими мыслями – это заставил уяснить Кэт раз и навсегда Мастер над шептунами почти в первый же день, как Старки прибыли в столицу. По доброте душевной или же со злого умысла евнух сделал это – женщина не знала, но в любом случае была благодарна, хоть и вопреки намекам подперла тайный ход в своей комнате тяжелым сундуком.
Лорд Штормового Предела не замолкал, игнорируя то, что леди Старк не вовлечена в беседу от слова «совсем» и почти не высказывается, отвечая редкими, расплывчатыми фразами. Но Ренли был сам себе хороший собеседник, и к его счастью, подобное отсутствие интереса нисколько ему не мешало. Кейтилин всё время смотрела на импровизированную арену, и можно было подумать, что она следит за боем, но это было не так. Хоть беспристрастный взгляд голубых глаз из-под полуприкрытых век и был направлен на двух бойцов, однако происходящее шло мимо Кэт. Женщина оживилась только тогда, когда заговорил Джоффри, подтверждая, что конец этого фарса близок и леди Старк в скором времени сможет удалиться к себе, чтобы решить, что делать дальше со своей пропажей. Прикрывает глаза, чуть повернув голову вправо – казнь принца Дорн малоприятное зрелище, устроенное этим жестоким мальчишкой. Спасибо богам, что Серсея разорвала помолвку своего первенца и Сансы, Кейтилин не пережила бы того, что сама потворствовала этому браку.
Вдруг все замолкают, и леди Винтерфелла чувствует на себе пристальные взгляды. Она не вслушивалась в том, что говорил Джоффри, и ответила толпе секундным замешательством, пока не прокрутила сказанное ещё-не-королем в голове ещё раз. Сердце ёкнуло, когда Кэт поняла истинную причину исчезновения своей дочери, и урожденной Талли оставалось молиться, чтоб этот кровожадный бастард до неё не добрался, и девочку нашли и укрыли гвардейцы Старков. Кейтилин немигающим взором смотрит на Джоффри, не понимая до конца, чего требует от неё «наследник» престола. За удар того, в чьих жилах течет королевская кровь, полагается отрубить руку – неужели он всерьез решил на глаза у всех наказать за проступок дочери мать, которая помимо этого является вдовой уважаемого всеми Хранителя Севера, дочерью лорда Речных Земаль и сестру действующей леди Долины, лишив женщину кисти или головы, как только что Оберина Мартелла? Одного мстящего Дорна этому оленю по смыслу, а не дому было мало?
Вдруг в буквальном смысле встрял Станнис, но Кэт даже не понадеялась, что он один сумеет вправить мозги будущему королю. Где же такая умелая интриганка Серсея Баратеон и признанный гигант политической мысли, её отец, лорд Тайвин Ланнистер, не хотят ли они осадить своего златоволосого отпрыска?
Один из королевских гвардейцев, кажется, Мэррин Трант грубо выдернул леди Старк с её места, а по другую сторону от дамы оказался Мендон Мур, как будто Кэт могла оказать сопротивление и сбежать. Кейтилин успела бросить красноречивый взгляд в сторону Гарлана, желая возможно напоследок напомнить ему, что он дал ей обещание. На большее не было времени – её схватили за левое запястье, вывернув руку, отчего женщина вскрикнула, не ожидая столько грубого к себе отношения. Сир Илин Пейн уже шел к помосту, и вторую руку вдове лорда Эддарда Старка не дали шанса спрятать за спиной, заставив вытянуть перед собой, как будто палач уже заносил меч.
«Безумие, это какое-то безумие… Да помогут мне Семеро, я не могу оставить своих девочек, не сейчас», - прикрыв глаза, подумала Кейтилин.

+7

14

Погожий денек, обещавший войти в историю Семи Королевств, выдался действительно хлопотным. А так же нервным, особенно для Ренли, который не мог еще ночью глаз сомкнуть. Лорду Штормового Предела действительно было над чем поразмыслить, ибо эпопея с Оберином близилась к концу и какой у неё будет конец зависело в том числе и от Баратеона. Как бы ни было ему жаль отправлять столь эффектного мужчину на плаху, но судьба дорнийского принца была предрешена, когда он начал качать права не на своей территории, нарушив простейшее правило старинной Игры - "не хами власти". Как итог: олень придавил змею к земле, не оставив той и шанса. Впрочем, Баратеон знал наверняка, что Оберин решит воспользоваться великолепной лазейкой для таких как он и завтра первым же делом попросит испытания поединком. "Надо будет сходить к Верховному Септону перед заседанием" - размышлял зевающий Ренли, утопая в мягкой перине. Никакого поединка он допускать не собирался - только не с такой скользкой гадюкой, что может и из пасти льва выскочить, и от копыт оленьих увернуться. Тем более, в дело вплетались третьи лица, самыми важными и очаровательными из которых были Арианна и Маргери, туманное положение последней, пусть и ставшей вдовой, выставляла первую в очень выгодном свете - "и единственная преграда на пути к этому свету исчезнет завтра". Изнеможенная улыбка слилась с очередным зевком и Мастер над Законами отмахнулся от не утихавших мыслей о смертях да прекрасном - "всё, к черту, надо спать".

И вот планы его были нарушены бездумным королевским указом, который монаршим величием уничтожил все тонкие тенеты, сплетенные с пасторальной гениальностью из строк Закона. Ренли буквально-таки на блюде голову Оберина подал королю, коего никто бы не посмел осудить за приказ Пейну казнить братоубийцу, ибо закон был на стороне трона. Теперь же глашатаи во всю орали о грядущем поединке еретика с одним из самых прославленных рыцарем Семи Королевств и время, к несчастью, неслось со скоростью стрелы, не давая толком поразмыслить о сложившейся ситуации. Лев Ланнистеров против Красного Змея - "да уж, предсказать исход поединка не смог бы даже сам Роберт" - Ренли не любил пить, но сейчас стоял у окна с кубком в руке. "Плакали мои планы на Дорн, если Мартелл выживет. Эта мстительная гадюка никогда не забудет о том приговоре, который я ему вынес, - грозящее впечатление производил Ренли, когда его темные соболиные брови сталкивались на переносице, а на красивом лице воцарялась серьезность. Редко кто мог наблюдать подобное, ибо младший брат почившего короля всегда щеголял обаятельной улыбкой и блестящими, веселящими душу, глазами. Но сейчас принцу было не до шуток, - С другой стороны, едва ли он теперь присягу пред короной принесет и если я помогу ему улизнуть, то у сосунка окажется во врагах великий дом, еще помнящий о смерти Элии". Мужчина инстинктивно закусил ус, но тут пелену мысли, застилавшей глаза Баратеона, развеял первый луч закатного солнца, возвестивший, что на размышления времени больше не было. "Какой же, однако, тяжелый денек" - Ренли сделал глоток из кубка, посмаковал вкус вина, перегоняя напиток от щеки к щеке, а затем пошел к выходу из покоев, остановившись лишь на секунду у зеркала, дабы оглядеть собственное отражение, невзирая на то, что всё та же синяя парча перечеркивала зеленый камзол с дубовой вышивкой, дневной наряд до сих пор смотрелся эффектно и свежо, отчего молодой мужчина улыбнулся сам себе - "вот как должен выглядеть настоящий король".

Роковой день оказывал удивительный эффект не только на Ренли, который умудрился побыть серьезным наедине с собой. Сначала встреча с Гарланом, поразившего принца своей нетерпеливостью и горячностью, которая обычно была несвойственна талантливому рыцарю Простора, теперь леди Винтерфелла, случайно встретившаяся по дороге к Западному дорву, проявляла настоящие чудеса мимики в их непринужденной светской беседе, сделавшись практически немой. Да-да, леди Кейтилин общалась с провожатым кивками, шевелением бровей да едва заметными движениями губ и желваков на светлых ланитах, напрочь забыв про слова, лишь изредка вспоминая простейшие "да" и "нет". Ренли было тяжело принять, что в эпохальный день для всего королевства можно вести себя так сухо, и даже пошутил о том, что ей стоит меньше общаться с его братом - "скоро и она скрипеть зубами начнет, - усмехался Ренли, выходя во внутренний двор. - Жаль, что на Серсею смерть Роберта так же не подействовала". Хотя, похоже, по бывшему королю никто не тосковал, и вообще, судя по довольному лицу Джоффри, тот злосчастный день станет новым национальным праздником.

Наконец, они дошли до импровизированной арены, вокруг которой потихоньку собиралась толпа зевак. Ренли довольно замычал и сощурился, разглядывая яства на столах, ибо сегодня практически ничего не ел. Поднявшись на помост, мужчина галантно выдвинул перед леди стул и тут же пододвинул, когда она умастилась, а затем уселся по соседству слева. Поудобнее устроившись, Баратеон, подворачивая свою парчу, осмотрел присутствующих - короля еще не было, а его брат что-то обсуждал с капитаном стражи. Волнение вновь начало подниматься от сердца, предвкушавшего развязку эпохального события. Ренли нервически отбивал носком дробь по доскам, тем же самым занимались и пальцы левой руки, стучавшие по столу. Завидев приближающуюся свиту короля и королевы-регентши, коих сопровождал Барристан с гвардейцами, мужчина облизнулся и бровями дернул:
- Ну, представление вот-вот начнется, - он уже вставал, чтобы поприветствовать монарших особ аплодисментами.

Через некоторое время привели подсудимого, а за ним и защитника правосудия. Обоих встретили улулюканием и гигиканьем, не забыв к этому добавить рукоплескания. Сам Ренли, неторопливо поедавший виноград и рассказывающий Кейтилин свои прогнозы на бой, смог-таки избавиться от своего волнения и взять себя в руки - "на всё воля богов, - успокаивал себя ироничными мыслями Баратеон, сверкая ясными глазами из-под аккуратных ресниц. - и по их милости я останусь в любом случае в выигрыше".
Торжественно загремели трубы, не столько возвещавшие начало, сколько призывающие к порядку, и Пицель, семенящими шагами, добрался до центра арены. Баратеон не сдержался от улыбки, заметив с какой синхронностью высшие особы возвели глаза к небу, хотя не все собравшиеся томились от ожидания - лицо Серсеи было еще более грозным, чем обычно. "Волнуется, волнуется о своем братце ненаглядном" - Ренли обаятельно улыбнулся, учтиво наклонил голову в знак приветствия, и даже в воздух виноградинку поднял, словно салютуя кубком с вином. Виноград пришлось тут же съесть и рот рукой прикрыть, чтобы не захохотать от братца, решившего горло прочистить да мейстера прервать, принц перевел взгляд в сторону арены, не думая скрывать своего интереса. Цепкие глаза заскользили по телу змея, на котором не было ни брони, ни хотя бы шлема, но всё же вид дорнийца внушал уважение - расслабленный, улыбающийся и всем своим существом говорящий: "я полностью контролирую ситуацию". Рядом с ним даже Джейме казался обыкновененьким таким воином, а не знаменитым Цареубийцей.

Схватка была насыщенной и захватывающей, ловкие трюки Оберина встречались с непревзойденным талантом Льва Ланнистеров, который отражал каждый удар и отвечал отточенными выпадами. Пируэты и пинки, прыжки и кувырки - здесь было всё, и даже Ренли, не любивший бои, проникся не дюжим интересом к происходящему. И вот толпа охнула, когда Мартелл умудрился пробиться через оборону гвардейца и ранить Джейме. Ренли всплеснул руками и цокнул языком, откинувшись на спинку стула. Смотря на то, как змей заходит за спину златовласому близнецу Серсеи, Баратеон думал о том, что теперь все его планы на Дорн и Арианну шли коту под хвост. "А ведь всё могло быть так просто, - сокрушался Мастер над Законами. - вывели на площадь, прочитали приговор и голову с плеч. Всё! Нет, этому споляку захотелось представление посмотреть". Мысли раскаляли оленя, который подобно старшему брату скрежетал зубами, глядя на Пицеля, спешащего остановить поединок и признать победу Оберина. Тяжело вздохнув и отвернувшись к своей молчаливой соседке, Ренли чесал весок и не видел, как встал молодой наследник престола.
И тут всё в душе Баратеона запело, а глаза посоловели!

Короткой речью племянник послал богов и правосудие в объятья кракена, приказав казнить Оберина. Ренли, спеша от всего сердца услужить сумасбродному Джоффри, закивал, подтверждая его слова о показаниях и вообще был готов подписаться под каждым, вперив торжествующий взгляд в Мартелла. "Напрыгался? Теперь пришло время склониться перед нашим гневом" - Баратеон видел растерянный взгляд Оберина, с которым встретился глазами в последние мгновения его жизни. Оглушительный женский вопль перекрывал даже рев толпы - Эллария закричала столь громко, что мужчина поморщился и отвернулся, заметив как леди Старк отвернулась от зрелища.
- Может воды? - спросил Ренли у Кейтилин, правда, в тоне его было мало озабоченности состоянием северянки, но и дежурно короткая фраза незвучала, ибо звоночки победоносного торжества так и переливались в интонации.
Легко теперь было на душе Баратеона, не испытывающего никакой жалости к почившему Мартеллу. В конце концов, Оберин прогнил насквозь и убийство родного брата да племянника ради захвата власти стали тому прекрасным подтверждением.

Ренли уже потянулся к яблоку, как вдруг Джоффри снова заговорил. Баратеон прекрасно знал интонации кронпринца, чтобы насторожиться, а уж увидев ядовитую ухмылку на лице мальчишки, утвердился в мысли, что тот задумал "нечто". Все молчали, слушая престолонаследника, но когда тот упомянул Арью и приказал схватить леди Винтерфелла, мужчина, как и многие из собравшихся, опешил. Заиграли желваки на лице Баратеона, который теперь и правда обеспокоился за судьбу своей соседки. В данный момент, он даже не подумал, что подобное ему невероятно выгодно - шаткий Королевский Мир, нарушенный смертью одного из Мартеллов, теперь и вовсе бы затрещал по швам, если б вдове Неда Старка отмахнули руку или голову. "Не опять так снова! Злопамятный гаденыш совсем из ума вышел!" - скользя взглядом по Серсее, Тайвину, брату и подходящим Транту да Муру, принц лихорадочно соображал. Внезапно он взял-таки со стола яблоко и негромко произнес:
- Забудьте о гордости - его удовлетворят только ваши страх, слезы и боль, - проговорив всё это, мужчину откусил немного для виду, а после привстал со стула, когда гвардейцы бесцеремонно выдернули благородную леди с её места. - Сир Трант, сир Мур, это же леди!
Испуганный взгляд Кейтилин, которую вели к телу Мартелла, и вовсе заставил мужчину вздрогнуть всем телом - нет, не этому он учил Лораса. Баратеон стремительно обернулся в сторону брата, но тот смог выдать в сторону первенца Серсеи лишь безобидный вопрос и тяжелый взгляд. "С его старческим темпом её четвертовать успеют, прежде чем малец в судью играть перестанет!" Вскрик женщины, которой руку вывернули, послужил сигналом к действию - "гори оно всё синим пламенем"...

Это было вполне в стиле Ренли - унаследовавшего от брата не токмо харизму, но и храбрость безумца - подчиниться сердечному порыву и принять его тут же со всеми возможными итогами и последствиями. Решительность загорелась в нем мгновенно, прогоняя всех призраков от сердца и принц в мгновение ока сноровился ловко перемахнуть через низенький стол, а после спрыгнуть с невысокого помоста и тут же развернуться к Джоффри, перехватив его взгляд. За такие лихости его не раз, и не два прогонял Роберт с пиров и обедов, но Ренли был слишком молод, чтобы сдерживать смех и контролировать собственные методы, которые разительно отличались энергичностью от методов десницы.
- Ваша Милость! - громко обратился Баратеон к племяннику. - Позвольте мне вставить слово, прежде чем свершиться правосудие, - глаза, голос и весь вид Ренли, который учтиво склонился перед августейшей особой, заведя одну руку за спину, а вторую, уже державшую шлейф голубой парчи, отводя в сторону, отражали скромность, сдержанность и хорошо видимую предупредительностью, как бы вещавшую, что у родственника венценосного олененка нет ни малейшей задней мысли. Он уже успел подметить, что Джофф заподозрил ошибку в своих действиях, после того фирменного взора Станниса, посему сейчас Ренли собирался и время для Серсеи и Тайвина потянуть, и попытаться дать монарху повод переменить решение. Безусловно, поклон и слова сопровождались шагами - спиной вперед - прямо в сторону леди Старк, коию заставили на колени встать да руку выпрямить. - Долг родителей нести ответственность за поступки своих детей, - повторил слова кронпринца Баратеон, показывая кивком, что полностью с ними согласен, но тут же добавляя, - и Боги были свидетелями злодеянию Арьи Старк, - мужчина уже распрямился и смотрел на Джоффри мягким, почти отеческим взглядом, в котором гармонично сочеталось и дружелюбие, и льстивое признание в нем высшего существа, в то время как пальцы правой ладони оратора уже коснулась кисти Кейтилин, надавливая на неё, чтобы она руку опустила, - в своей справедливости они наказали дом Старков гораздо более жестоким образом, чем предписывает буква закона! - "что я несу?!" - думал Ренли, стрельнувший глазами в сторону гвардейцев, решивших всё-таки на время отпустить женскую ладонь, ибо в таком положении - Мастер над Законами стоял прямо рядом с кистью Кэт - Илин Пейн не сможет отрубить руку благородной дочери Хостера Талли, не задев дядю короля. Однако, Баратеон слишком хорошо знал, что мальчишке будет мало простой байки про гнев богов, посему взглянул жалостливыми глазами в сторону леди Старк, не скрывая своего паясничества, за которым даже такой как Джофф мог легко угадать издевку, - За поступок Арьи Старк сгинул благородный человек, Эддард Старк - муж этой несчастной женщины и добрый друг вашего почившего отца, Ваша Милость, сражавшегося против тирании Таргариенов! - слова Ренли, растолковывавшего всем присутствующим мотивы Богов, сделались тягучими, он четко проговаривал каждый слог каждого слова, заставляя Кейтилин погрузиться в воспоминания о её супруге. Расчет его был простой - вызвать слезы и душевную боль, внешнее проявление которой кронпринц любил не меньше показательных казней. - За поступок Арьи Старк сгинул её старший брат, Робб Старк - первенец этой несчастной женщины! - разящая сила слова Баратеона нарастала, пока он нещадно направлял удары в самое сердце северянки. Мужчина горько вздохнул на точке, всё так же наиграно, и развернулся в сторону Джоффри, - Ваша Милость, сегодня правосудие короны восторжествовало, - Ренли коротким жестом указал в сторону побледневшей головы Мартелла, из которой все еще сочилась горячая кровь, - Поэтому я, как Ваш верный советник, предлагаю проявить сострадание и милость к леди Кейтилин, семью которой уже так безжалостно наказали Боги, воздав Старкам справедливость за грех её младшей дочери.
Признаться, Баратеон, легко улыбавшийся, не надеялся на особый успех своей тирады, ибо даты смерти и удара не особенно-то совпадали, всё, что он делал, пока нес свою ахинею, это время тянул и если старшие из Баратеонов и Ланнистеров не решат вдолбить в голову Джоффри немного трезвости, то дело действительно могло закончиться очень плачевно.

+8

15

Лорд Ренли Баратеон – еще один славный сын Стеффона Баратеона, еще один брат усопшего короля и еще один дядя Джоффри, которого, он, кстати говоря, весьма любил. Да что там, в определенный момент своей жизни кронпринц даже ровнялся на лорда Штормового Предела!
В отличие от своего самого старшего братца Ренли - высокий, статный мужчина. Он умеет выделиться. Он умеет себя подать в выгодном свете. У него полно друзей, он умет и любит шутить, а еще не самый плохой боец в Семи Королевствах и точно не глупый. Лорд Штормовых земель в отличие от своего старшего брата и лорда Драконьего Камня не занимается нравоучениями, никогда он еще нудным тоном не читал золотому мальчику скучные проповеди о том, как стоит себя вести, что всегда надо принимать взвешенные решения и еще что-то там о справедливости было, но Джоффри тогда уже почти уснул, так что простите, не помнит. Но сейчас самый младший сын Стеффона Баратеона вызывал только раздражение, желание закатить глаза и послать всех в Седьмое пекло.
«Как он смеет мне перечить?» - мальчик с короной на голове, недовольно кривит губы на «представление», устроенное дядей. Теперь он понимает почему в одном из разговоров Станнис Баратеон сравнил своего брата с фазаном, а еще раз с павлином. «Да, определенно сходство с птицами есть», - хихикнул про себя олененок и тут же опять стал серьезным, пытаясь копировать повадки своего десницы, он все-таки король! И пока Джофф пытался казаться старше своих лет, чудесным таким правителем, который сидит на троне не один год и даже не одну зиму, Мастер над Законами все вещал и вещал. «Он что, решил меня убаюкать?». Если да, что же, лорд Штормового Предела может собой гордиться, ему это удалось, еще немножко и Джофф действительно уснул бы, но если дядя ставил себе целью вызвать в светлой во всех смыслах головушке сомнения в своих действиях, ах, простите, милорд, но на этот раз вы потерпели сокрушительное поражение.
Баратеон, все еще играя в серьезного короля, перевел взгляд с дяди на леди Кейтилин, затем на свою маму, десницу, опять на леди Старк и вот опять встретился взглядом с Мастером над Законами. Наверно, в этот краткий миг Ренли уже успел поздравить себя с победой, ну что же, кто поспешит, тот людей насмешит. На лице мальчишки снова заиграла самодовольная улыбка, он откинулся на спинку своего импровизованного трона немного отпил вина, зевнул.
- Сир Мур, отрубите руку и лорду Ренли Баратеону, - совсем спокойно, так словно он поздоровался в зале Малого Совета, а не приказывал рыцарю Королевской Гвардии лишить кисти представителя величайшего дома Вестероса, приговорил и Ренли.
Толпа тут же опять загудела. Было видно, что никто не ожидал такого поворота.
«Что же объясним, в чем дело».
- Робб Старк был изменником, - Джоффри даже не удосужился подняться на ноги, так и кричал что есть сил, сидя на мягкой подушке. – За что Боги и покарали его смертью. Эддард Старк воспитал изменника, за что тоже получил приговор от Богов. – Мальчишка опять переводит взгляд на леди Кейтилин и своего дядю. – Сир Мур, сир Илин Пейн, мне еще долго ждать?
Юнец опять ухмыльнулся, но на этот раз с легкой горечью. Все-таки жаль, что Робб Старк сгинул за Стеной и теперь никогда не узнает, как Джоффри отомстил ему.

+8

16

«Не встревай, - говорил Станнис своему младшему брату, сверля того недовольным взглядом, - просто молчи. Это не твое сражение».
Ренли задорно подпрыгивает со своего места, мягко, словно леди в танце разворачивается к помосту, где сидели важнейшие люди Вестероса, одаривает Джоффри лучезарной улыбкой… «Молчи, я тебя, как брата, молю». Ренли начинает говорить, и Станнис не удерживается, чтобы не прикрыть глаза ладонью и не видеть этого позора.
«И так всегда».
В детстве ради забавы самый младший сын Стеффона Баратеона принаряжался в яркие одежки и бегал по замку, вопя при этом так, что его в Закатном замке слышали: «Смотрите на меня, я Покоритель Штормов! А теперь Смеющийся Вихрь! Ууу, трепещите!». И тогда все улыбались ему, назвали умником и очень смешенным мальчиком, но вот Ренли вырос, а детское желание показывать себя любимого во всей красе осталось.
«Павлин разукрашенный!».
Станнис сильнее сжимает подлокотники стула, представляя, что это тонкая шейка его всем сердцем любимого братца.
«Неужели так сложно было просто молчать?!».
Ренли в своей чрезмерно драматической манере перечисляет заслуги Старков перед Железным троном, пытается давить на жалость. Пыхтит и краснеет во имя всеобщего блага.
«Он думает этим пробить на слезы этого бастарда?».
Станнис посматривает то на своего братца, у которого рот ни на секунду не затыкается, то на золотого мальчика, возомнившего себя вершителем чужих судеб.
«Обоих следовало бы хорошенько отлупить», - как раз думал Станнис, когда плод инцеста с короной на голове взял слово.
Толпа тут же выдала ожидаемое «уууу!», десница недовольно нахмурил брови, наблюдая, как сир Мур достает меч и приближается к Мастеру над Законами. «Я же просил», - тихо выдыхает Станнис, подымаясь со своего места.
- Сир Мендон Мур, троньте моего брата и тут же сами положите голову под меч Илина Пейна, - между братьями Баратеона никогда не было настоящей братской любви, но вот так просто лишать Ренли кисти, всей руки или жизни Станнис не позволит. – Сир Барристан Селми, напомните сиру Муру кого он обещал защищать, надевая на себя белый плащ.
Лорд-командующий тут же вышел вперед вместе с Престоном Гринфилдом и Арисом Окхартом, чтобы отгородить члена королевской семьи от опасности.
- Прикажите сиру Илину Пейну отойти от леди Старк, - теперь Станнис обращался, нет, скорее приказывал Джоффри, поглядывая на того сверху вниз. – Или вам напомнить, чем закончилась история с Эйрисом Таргариеном, когда тот возомнил себя драконом?
Десница не стал дожидаться ответа, он снова повернулся спиной к золотому мальчику, опять посматривая на тех, кому выпала честь сегодня лишиться рук.
- Лотар Маллери, Берик Дондаррион, проведите леди Старк в ее покои и прикажите Золотым плащам найти Арью Старк, - лорды-вассалы Баратеонов тут же поспешили исполнить приказ. – Сир Мур и Сир Блаунт, отведите Джоффри Баратеона в его покои. Видимо ему надо отдохнуть.
Снова-таки, лорд Драконьего Камня не стал дожидаться очередной порции криков от этого львенка, утомившись от этого, он вместе с Ренли Баратеоном и сиром Барристаном Селми поспешил покинуть этот зверинец.

+7

17

Джоффри то и дело ерзал на подушках, не зная, куда себя деть. Хотелось уже побыстрее увидеть, как меч Илина Пейна прорежет плоть насквозь, как завопит леди Кейтилин и как лорд Ренли будет умолять его не лишать руки. Но этого не происходит.
Лорд Станнис спрыгивает со своего места раньше, чем сир Муру успевает достать меч. «Ну вооот, взял и все испортил». Джофф недовольно посматривает на своего десницу и рыцарей в белых плащах, которые внезапно вспоминают, что клялись защищать не только золотого мальчика и королеву-регентшу, но еще двух оленей и одного карлика. «О, Семеро, почему все так сложно?». Кронпринц был недоволен, но по-настоящему он взбесился, когда лорд Драконьего Камня начал его отчитывать при всех.
«Как он смеет?! Я же король?!» - хотел было закричать он, но на все что хватило сил – опустить глазки и слушать. Эйрион Таргариен, да, Джоффри знает, чем закончился суд семерых на Эшфордском турнире для одного из драконов. «И что теперь? Кто меня посмеет изгнать, я же король!» - почти крикнул Джоффри, но когда он набравшись смелости поднять глаза, от десницы, Мастера над Законами и леди Кейтилин след простыл. «Куда это они подевались, я же еще не закончил?».
Толпа, затаив дыхание, ждала ход своего короля. Джофф, поправив ремень и задрав нос к самому седьмому небу, опять вспомнил о дорнийцах.
- Бросьте Элларию Сэнд в тюрьму, пусть там поубивается по своему любовнику и… - на секунду Джоффри задумался, а не слишком ли он сегодня жестокий. Нет, как раз то что надо. – Всех, кто прибыл с Оберином Мартеллом, всех кто клялся ему в верности, убить их.
На этом все. «Теперь можно и в покои, а то я действительно устал».
Золотой мальчик в компании двух золотых плащей поспешил в Красный замок.

+3


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Лев против Змея [Внешний двор. 09.09.298]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC