Вверх страницы
Вниз страницы

Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление




Администрация:

Faceless Man

Приём анкет:

Jon Snow

Catelyn Stark

 

Полезные ссылки:

FAQ

Сюжет

Акции

Шаблон анкеты

Нужные персонажи

Список персонажей

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298

Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы):

Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.

Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.

В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Куда приводит злой язык [крипта Винтерфелла. 13.07.298]


Куда приводит злой язык [крипта Винтерфелла. 13.07.298]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


Куда приводит злой язык

Дата:
13.07.298 от З.Э.

Место:
крипта Винтерфелла

Действующие лица: Маргери Тирелл, Рамси Сноу

Эпиграф:
"... Увы,бедный Йорик!
Я знал его, Горацио;
человек бесконечно остроумный,
чудеснейший выдумщик..."

Краткое описание: Бродить по неизведанным местам всегда очень интересно и увлекательно, только не стоит забывать, что не во всех таких местах вас кто-то ждет и будет рад вашему появлению.

+1

2

Рамси не был суеверным, но что-то в обстановке крипты Винтерфелла его сильно смущало и настораживало, хотя, казалось бы, к чему бояться упокоившихся в своей фамильной гробнице Старков? Ему казалось, что за ним  из полумрака, из-под холодных каменных сводов, наблюдают чьи-то глаза. Но верить своим ощущениям было бы большой глупостью. Кто тут может на него таращиться?  Привидения? Крысы? Любопытные горничные? Последние, к слову, сильно рисковали.
Глядя на высеченные в камне мужественные лица правителей Севера и сделанные уверенной рукой каменотёса морды лютоволков, Рамси храбрился, напоминая себе о том, что время идёт и всё меняется – как древние Старки обратились в вонючие кучки праха, так и их потомки едва ли встретят иную долю. Весьма очевидная мысль, как и другая – что на смену им на Севере вновь настанет правление Болтонов: отец-то времени не терял, и сейчас в его руках было внушительное войско, делавшее его одним из самых могущественных лордов. И детей, способных перегрызть друг другу глотки в братоубийственной междоусобице, у него было намного меньше, чем у папаши-Старка. Рамси давно позаботился об этой вроде как несущественной мелочи. А вот коченеющий труп с негнущимися конечностями, припрятанный до поры за гробницей какой-то старковской бабёнки, был куда более серьёзной проблемой.
Рамси недовольно фыркнул, пытаясь сколупнуть мох, которым зарос старый каменный саркофаг в глубине крипты, и закряхтел, отодвигая дюйм за дюймом каменную плиту. Сколько у людей бывает проблем из-за того, что у кого-то длинный язык без костей! И решать их приходится окружающим. Впрочем, лохматый дворовый пёс, которого Рамси приметил ещё тогда, когда проводил разведку праздничного меню на кухне под видом слуги, оказался очень рад, когда ему кинули отрезанный язык. Даже хвостом повилял – не брезгливый.
Плита поддавалась нехотя, но дюйм за дюймом Рамси отвоевывал у древней крипты место под свой тайник. Крипта подходила под него как никакое другое место: камень скроет запахи, но даже если здесь запахнет разложением и тленом, никого это не смутит. Крыса сдохла, в конце концов!
Рамси усмехнулся – этот презренный тип на самом деле был той ещё крысой: завёл ту старую песню про благородных Старков-спасителей, королей, мать его, Севера, а после к вящей радости слушателей вылил ушат помоев на Болтонов, пользуясь тем, что лорд Русе отсуствовал в зале. Если бы не это обстоятельство, Рамси, возможно, и спустил бы ему это с рук. Но прочие дома Севера были не против получить такого союзника! Не то, чтобы Рамси коробило лицемерие – он сам неплохо в нём разбирался. Но поступать так по отношению к одному из самых сильных домов Севера… Это, знаете ли, опасно.
Впрочем, артисту повезло – в иной ситуации в Дредфорте с него бы содрали кожу. А здесь Рамси поступил как настоящий рыцарь и начал со стихов. Он, конечно, их не любил, если там никто не умирал. Как и прочую литературу.
- Позволите мне выразить своё восхищение? – с улыбкой поинтересовался он, медленно и выразительно похлопав в ладоши. Звуки аплодисментов эхом отскакивали от каменных стен пустынного коридора. - От чего умирают шуты? От слепого вниманья Фортуны. Рвутся нервы, как дряхлые струны, рвутся жизней гнилые холсты…*
А шут не был дураком и тут же изменился в лице – по его выражению можно было прочесть, что он понял: сейчас ему достанется. Только не понял, за что. Смерть его была не быстрой, но бескровной – в недолгой борьбе Рамси приложил артиста головой об стену, а затем с наслаждением задушил. И предсмертные хрипы звучали как самая прекрасная музыка. А после возник вопрос, что же делать с телом… Не пироги же им начинять, в самом деле? Слишком костлявое. Даже для свадебного пира Старков. Но немного усердия – и проблема была решена. Когда плита со скрежетом отъехала в сторону и в лицо ему пахнуло сыростью и иссохшим прахом, Рамси вздохнул с облегчением, а после принялся запихивать в приоткрытую гробницу одеревенелый труп. А потом пришлось задвигать плиту заново. Именно тогда всё и пошло не так – поскользнувшись на проросшем сквозь щели между камнями пола влажном мхе, Рамси упал и едва не разбил нос. А эхо радостно подхватило и разнесло по крипте смачное ругательство.


*Олди

Отредактировано Ramsay Snow (2017-10-13 00:21:33)

+8

3

Шел третий день пребывания южной розы в самом сердце Севера, и пребывание это было без проявления диких восторгов как от принимающей, так и от прибывшей стороны. В первый день наследник лорда Старка сначала отвел свою невесту в Великий Чертог, где будущих супругов ждал весь цвет местной знати, собравшейся в Винтерфелле с определенной целью, и цель эта вовсе не состояла в том, чтобы поздравить молодых со счастливым (очень, ага) событием в их жизни и посмотреть на будущую леди Старк. Смотрины скорее были мероприятием как бы между прочим, этаким дополнением к плотному расписанию из военных советов. «Война, война, война, армия из ста тысяч одичалых… Что ж, пора перекусить… О, да у вас там гости, тащите их сюда посмотреть… Так что там о войне еще не обсудили?» - примерно в таком свете представлялось всё для Маргери Тирелл, ибо свадьба здесь беспокоила только слуг, которым нужно было многое провернуть, в отличие от Хайгардена, где предсвадебная кутерьма коснулась, пожалуй, каждого, будто женить будут в Просторе. Против здравой расстановки приоритетов южанка ничего против не имела, однако даже её лишенная романтической мечтательности душонка немного побаливала, ведь девушка представляло главное событие в своей жизни несколько иначе. Хотя, кому мы врем, совсем иначе. Впрочем, единственным, что действительно раздражало больше всего хайгарденскую розу, было отсутствие внимания, к коему она так привыкла. Конечно, на хоровод вокруг себя от северных лордов Маргери не рассчитывала (но это было бы очень мило с их стороны), но и одного обеда, в конце которого Хранитель Севера тактично выпроводил молодняк из Великого Чертога, так как всё вновь плавно возвращалось к вопросам войны, любимице лорда Тирелл не хватило. Хранитель Севера предложил своему сыну ознакомить гостью с замком, как будто это не тысячелетняя твердыня в околовоенном положении, а какое-то прекрасное и живописное местечко, от которого дух захватывает, как будто тут было чем себя занять. И даже проблески некоего воодушевления, которое бывает всякий раз, когда оказываешься в новом для себя месте, надолго не задержались в душе розы, ибо они были задушены на корню мыслями о том, что Тирелл тут всё равно застряла до конца жизни и ещё успеет не раз и не два провести разведку.
Вот так лорды Севера оставили суженую первенца четы Старков без своего общества, уделяя внимание более важным заботам, чем праздная болтовня, а сам же Робб ограничился тем, что провел в компании юной Тирелл всего лишь полдня, чтобы после сбежать до самой свадьбы, ссылаясь на то, что нужно помочь отцу. Словом, счастья, здоровья, держитесь там, Маргери из дома Тирелл. Барышня держалась, резонно про себя отметив, что нужно дождаться свадьбы, а там уж всеобщее игнорирование южанки подойдет к концу в виду отъезда лордов на Стену. Розочка наивно полагала, что Робб останется в Винтерфелле, и уж тогда-то молодому волку будет не сбежать от своей жены.
Лелея мечты о будущей конной прогулке, на которую уже никакой Рисвелл и ему подобные не будут недовольные рожи корчить, утомленная Маргери сидела у окна, подперев щеку рукой – на второй день перекладывания вещей с места на место совершенно перестало приносить какую-либо радость. Даже Крейн умудрился куда-то запропаститься – наверное, снова с кем-то правят друг другу профили. Девица, непривычная к тому, чтобы долго сидеть без дела, нервно отстукивала каблуком по полу, и тут вдруг ей в голову пришла идея, распугавшая тоску, аки фонарь Старицы, рассеивающий тьму. Накинув белый плащ, отделанный белоснежным мехом, Маргери покинула свои палаты в поисках чего-нибудь этакого для её нескромной, притязательной особы. Лорд Эддард Старк дал невестке позволение ходить везде, где только барышне вздумается, и было грех не воспользоваться этим. Ещё-пока-Тирелл проследовала в северную часть замка, которая была лишь упомянута в свое время Роббом, но не показана по причине отсутствия чего-либо примечательного для леди – не на разрушенную же башню да горгулий ей смотреть.
В этой дальней части замка народа, на удивление, не было от слова совсем, и Маргери списала всё на те же причины, которые не позволили наследнику Хранителя Севера привести сюда свою невесту. Девушка задрала голову, разглядывая жутковатых изваяния и мысленно делая критические замечания об умениях местных архитекторов, а после заозиралась вокруг, ища взглядом что-то более интересное, чем разрушенная башня. На глаза попалась массивная дверь, явно не ведущая в хоть сколько-нибудь обжитое или просто используемое людьми помещение. Маргери бегло перебрала крупицы имеющейся информации и предположила, что это та самая крипта, где покоятся короли Севера. Роза юркнула за дверь, и прежде, чем та затворилась, в дневном свете девушка разглядела вытесанные из камня ступени и крутую винтовую лестницу, ведущую куда-то под землю. Будучи не самой трусливой особой, Маргери, привстав на носочки, вытащила из специального крепления горящий факел и медленно, опираясь на стену, начала спускаться вниз по длинной лестнице, которой, казалось, не было конца и края.
Чужую возню южанка услышала раньше, чем на стене заплясали отблески другого источника света, но Тирелл решила не выдавать себя, подумав, что это несколько бестактно не показаться, но уже начать требовать от неизвестного какие-то объяснения, даже не представляя, чем тот действительно занят. Наверное, там во всю орудовал слуга по приказу лорда Старка, хотя девица пока не могла вообразить, что такого шумного могло потребоваться мертвым. Маргери оказалась почти на последней ступеньке, когда смачное ругательство, отскакивая от стен, понеслось эхом куда-то наверх. И перед взором голубых глаз предстал некий юноша, неоднозначно так навалившийся на одну из плит.
- А что это вы тут делаете? – пока без какого-либо подозрения в голосе вместо приветствия спросила Тирелл. В конце концов, она имела право не расшаркиваться с прислугой, которая творит нечто странное в её будущих владениях. Видят боги, подушку сбивать и одеялко поправлять одному из первых Королей Зимы уже давно не надо.[AVA]http://s7.uploads.ru/F2GLZ.jpg[/AVA]

+7


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Сказания о мимолетных приключениях » Куда приводит злой язык [крипта Винтерфелла. 13.07.298]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC