Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Правосудие - основа государства [Зал Малого совета. 09.09.298]


Правосудие - основа государства [Зал Малого совета. 09.09.298]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


Правосудие - основа государства

Дата:
09.09.298.

Место:
Зал заседаний Малого Совета

Действующие лица: Станнис Баратеон, Гарлан Тирелл, Оберин Мартелл (будет приведен), Серсея Баратеон (вступит позже), остальные при желании и договоренности с десницей

Краткое описание:
Наконец-то в непростом споре будет поставлена точка благодаря королевскому правосудию. Или же боги вмешаются в ход людских дел?

0

2

Солнце только коснулось стен Красного Замка, а Станнис Баратеон в компании двух Белых плащей и десятка присяжных рыцарей шагал по пустому коридору из Башни Десницы к залу, где заседал Малый Совет.
- Небо нас сегодня не порадует, - прервал тишину Барристан Селми. В своих отполированных до блеска доспехах и длиннющем белом плаще капитан королевской гвардии казался моложе своих лет. Баратеон смело мог назвать рыцаря своим ровесником, ведь тот не уступал Деснице ни в здоровье, ни в трезвости ума, ни в силе удара. Но все же седина в волосах подталкивает к мысли, что не одну зиму выходец из Речных Земель пережил. «Троим королям он служил верностью и правдой. Скольким еще придется послужить?». Станнис предпочитал быть последним в этом списке.
- Осень, - сухо как всегда ответил Мастер над кораблями, поправляя брошь в форме коронованного оленя Баратеонов. В отличие Барристана Селми Станнис предпочел черный цвет в одежде, разбавлен ремнем из золотой пряжкой. «Фамильные цвета дома». На мгновение ему стало интересно, помнит ли новые лорд Штормовых Земель об этом. «А вот сегодня и увидим». Лорд Драконьего Камня готов был дать голову на отсечение, что его младший братец сегодня будет красоваться в более ярких одеяниях. Темные, приглушенные краски нагоняют на Ренли тоску. «Павлин недоделанный», - вспомнились ему слова Роберта, когда он увидел в чем лорд Штормового Придела соизволил появиться на одном из банкетов. «Хотя бы в чем-то наши мысли сошлись».
В Зале Малого Совета, как и ожидалось, Станнис появился первым. Заняв место в центре стола, он попросил чтобы кубок наполнили водой с лимоном. Сделав несколько глотков, мужчина открыл книгу, где с дотошностью мейстера из цитадели были прописаны все грехи и аргументы в пользу своей правоты. Ренли и Гарлан Тирелл не заставили на себя жать. Мастер над Законами и рыцарь из Простора зашли вместе, что-то бурно обсуждая. Но стоило только Станнису кинуть взгляд в сторону двух судей, как беседа тут же угасла. Но только на короткое время. Ренли не был бы самим собой, если б не постарался задеть брата, а Станнис не смог бы спать спокойно, если бы не постарался опустить заносчивого братца. Суд имел все шансы перерасти в очередной спор между братьями, но тут в компании десяти Золотых плащей зашел тот, ради кого все и собрались в столь ранее утро. Оберин Мартелл, как для человека, который может лишиться сегодня же головы имел весьма веселый вид. «Неужели все еще думает что в случае решения не в его пользу сможет убежать?». Варис доложил Деснице о том, что именно ищет капитан гвардии дорнийца в коридорах замка, поэтому Станнис вынужден был приказать взять всех дорнийцев под стражу, а возле каждого тайного входа, о которых любезно нащебетал Мастер над Шептунами, надеясь, попасть в милость к Баратеону, стояли рыцари из личной охраны Десницы. Уйти не удастся. «Уж слишком много бегал от нас».
- Оберин Мартелл, - когда обвиняемого поставили посредине зала, заговорил Станнис, - вы обвиняетесь в братоубийстве, так же в убийстве племянника, незаконном провозглашении себя грандлордом Дорна в обход истинных наследников. Вам ясно, что вас обвиняют в преступлениях, одно из которых против короны, а два других - убийства, и каждое карается смертной казнью? Скажите, - уроженец Штормовых Земель упер взгляд в дорнийца. – Вы признаете свою вину и готовы понести наказание?
Станнис знал ответ. Но спросить надо было. «Формальности. Видал вас в седьмом пекле».

Отредактировано Stannis Baratheon (2017-09-21 00:22:27)

+4

3

Ренли стоял у зеркала, примеряя новый зеленый камзол, который собирался надеть на судебное заседание, которое должно было быть открыто в самое ближайшее время. Мероприятие сие было далеко не светским и не обязывало показывать себя во всей красе. Но по негласным правилам общества, что шлифовались Ренли под себя и местами возводили в абсолют, любое мероприятие в столице было поводом показать себя. Пожалуй, следовало облачиться в цвета своего дома, но младший брат почившего короля и дядя нового был уверен, что Мастер над Кораблями будет именно в фамильных черном и золотом, а подчеркивать свое родство со Станнисом Ренли, во-первых, не желал, во-вторых, шутка о том, что они пришли в одинаковом, уйдет в молоко, как стрелы маленького Томмена, что так и не может совладать с луком, да и в принципе выходила довольно щекотливая ситуация, что в судейском корпусе сидело два брата и представитель семейства, что, по общему мнению, ненавидит весь Дорн и принца Оберина в частности за дела минувших дней. Хотя присутствие Ренли могло быть объяснено его высоким постом – Мастер над законами, это вам не фунт изюма, господа присяжные заседатели.
И как всякий добропорядочный придворный лорд Штормового Предела думал совершенно не о судебном процессе, крутясь у зеркала. В конце концов, старший брат наверняка уже всё для себя решил и доказательства нашел неопровержимые, так что от Ренли только и требовалось, что поприсутствовать на очередном триумфе Баратеонов. А для этого можно было и не в цветах дома прийти, в конце концов, черный делал из молодого оленя какого-то мертвеца, совершенно невыгодно оттеняя бледную кожу. А он же не девица на выданье, чтобы кичиться молочно-бледной кожей, он должен вызывать всеобщее восхищение и радость. А у кого вызывает радость ходячий труп? То-то же.
Слуга помог прикрепить золотой булавкой перекинутую через плечо парчу насыщенного синего цвета, прекрасно смотревшуюся поверх зелени камзола и край которой Ренли закинул на согнутую в локте руку. Мысленно отвесив себе комплимент о своей блистательной блистательности, молодой человек покинул свои покои и направился в сторону зала заседаний Малого совета, по пути раскланиваясь с местными обитателями. Почти у самого зала Ренли повстречал старшего брата Лораса, Гарлана Тирелла, с коим имел удовольствие быть знакомым уже не один год. Сильной дружбы между этими двумя не водилось, то Баратеон мог вполне назвать его хорошим товарищем (впрочем, как и любого с кем водил знакомство и на кого подействовали чары) и положиться в случае чего, уповая на то, что поможет тесная связь с Рыцарем Цветов склонить на свою сторону второго по старшинству сына Мейса Тирелла. Пара вежливых фраз о погоде, а после Ренли поинтересовался о настроении сира Гарлана в целом и на процесс, когда они уже входили в зал. Но взгляд, который бросил на них Станнис, был такой грозный, что молодые люди на мгновение даже замолкли. Но Ренли тут же расхохотался, отпуская шуточку о слишком серьезном виде своего брата и как бы тем самым извиняясь перед Гарланом. На счастье десницы, он уже сидел за столом, иначе бы не улизнул от проявления братской любви в виде крепких объятий – кто-то же должен стирать эту угрюмость с его лица и вносить расслабленности в обстановку. Поэтому Ренли просто зашел Мастеру над Кораблями за спину и положил ручищи на плечи лорда Драконьего Камня. Он уже улыбнулся, представив, как заскрипит зубами Станнис, если младший брат поцелует его в лысину, но это было бы бесчестно по отношению к Оберину Мартеллу, который и так ждал суда слишком долго. А то, что суд пришлось бы перенести, это точно – если никто из собравшихся не умеет воскрешать мертвых, то сидеть в качестве судьи, будучи убитым, Ренли при всех своих талантах не смог бы.
- Рад видеть тебя в добром здравии, брат, - почтенно молвил лорд Штормового Предела, - да помогут нам Семеро разобраться в сегодняшнем деле.
И Ренли опустился по правую руку от десницы, приняв серьезный вид, коим не каждый архимейстер мог похвастаться.
И вот ввели принца дорнийского, Станнис завел речь, но Ренли не пошевелился, ожидая чужого хода.[AVA]http://se.uploads.ru/t/ZNmYM.jpg[/AVA]
[NIC]Renly Baratheon[/NIC]
[STA]Ours Is the Fury[/STA]

+5

4

Оберин Мартелл вошёл в зал суда с гордо поднятой головой. Его ввели внутрь десять Золотых плащей. "Неужто боятся меня? После того, как так "смело" взяли под стражу мою гвардию? Хорошо хоть, они не знают, какова была настоящая цель..." - насмешливо подумал он, и усмешка отразилась на его лице. Войдя внутрь и выслушав вопрос, он усмехнулся вновь.
- Мне ясно, в чём меня обвиняют, лорды Баратеоны, сир Гарлан, - произнёс он, чуть качнув головой вниз - как бы наклоняя её в знак почтения, а как бы и нет, и повысил голос, заставляя его разноситься по всему залу суда. - И я не признаю себя виновным. В условиях отсутствия Тристана Мартелла и принесения Арианной Мартелл клятв Неведомому я являюсь законным принцем Дорна, каким был Доран до меня. И, чтобы не продолжать этот фарс, я требую суда поединком согласно законам Семи Королевств. Я уверен, лорд Ренли Баратеон и сир Гарлан признают моё право на поединок.
Действительно - зачем было тянуть? Откажут - так откажут, это вряд ли изменится после обмена словами с упёртой книгой законов, по недоразумению получившей человеческое имя. [AVA]http://www.theplace.ru/archive/oded_fehr/img/ArianeScans0287_Oded.jpg[/AVA][NIC]Oberyn Martell[/NIC]

+2

5

«В седьмое пекло пусть катится этот суд и Уиллас со своим: «да ладно тебе, это же интересно!».
Гарлан спешным шагом направлялся в зал, где проходили заседания Малого Совета и где по велению королевской десницы должен состояться суд над принцем Оберином Мартеллом. «Наконец-то!». Еще две недели назад уроженец Простора вопил бы во всю, мол, почему так быстро, он ведь еще с делом не до конца ознакомился, но после тревожных новостей от Маргери, хотелось побыстрее закончить со всем этим и заняться тем, что непосредственно касается семьи.
«Совсем не здесь я сейчас должен находится. Сосем не здесь!».
После расшифровки письма, Гарлан был готов тут же отправится на Север, прихватив с собой по дороге все войско Простора, включай корабли Редвинов. И, возможно, если бы не Уиллас со своей размеренностью и прагматичностью, второй по старшинству сын Хранителю Юга сейчас бы не расхаживал в дублете цвета ясного неба по Красному Замку, а закрылся бы в доспехи и уже во всю обезглавливал бы паршивцев, решивших поиграть в захватчиков. Или, если море было неспокойным, высадился в Белой Гавани и в компании Вимана Мандерли и других верных вассалов Старков и Тиреллов обдумывал бы план захвата Винтерфелла.
«Но, нет, я должен закончить дела в столице! Как будто без меня Станнис не сможет суд провести!».
Обычно предрасположенный к общению и шуткам славный рыцарь из Простора сейчас разве что пламенем не дышал. И первым под горячую руку попал Ренли Баратеон. Поправочка, чуть не попал. В последний момент самый младший брат короля Роберта Баратеона со всей присущей ему грацией сумел уберечься от шипов. По правде говоря, совсем на мгновение. Когда два оленя взялись мериться рогами, Гарлан шумно кашлянул, напоминая, что не ради взаимного обмена любезностями они собрались.
Оберин вошел в зал в компании десяти золотых плащей, да и еще кандалы на руки и ноги нацепили. «О семеро, неужели думают, что он сбежит?». Гарлан еле удержался, дабы на закатить глаза.
Станнис как глава судебного корпуса взял слово: огласил обвинение, возможный приговор и поинтересовался, согласен ли обвиняемый со сказанным. Мартелл, как ожидалось, не согласился и потребовал суд поединком, взывая к совести Мастера над Законами и Рыцаря из Хайгардена.
Еще две недели назад, Гарлан, не взирая на гневные взгляды Десницы, с радостью бы удовлетворил просьбу подсудимого, но после известий с Севера…
«Нет у меня больше времени отсиживаться в Королевской Гавани!»
- Милорд Ренли Баратеон, - обуздав гнев, что уже не один день гостит в душе Тирелла, рыцарь тепло, по-дружески, но в тоже время с нотками серьезности, обратился к хорошему знакомому, - перед тем, как принять свое решения, прошу учесть, что принц Оберин Мартелл отрекся от Семерых, следовательно он больше не может носить шпоры, а еще в личной беседе со мной он признался в убийствах своего брата, правителя Дорна, Дорана Мартелла и племянника, Квентина Мартелла. Так же капитан его гвардии сир Дэйемoн Сэнд поведал мне, что Оберин был готов убить и Арианну, но удалось достучатся до его сознания и теперь девушка в Молчаливых Сестрах. И нам не следует забывать о том, что принц Оберин Мартелл открыто угрожал войной Железному трону, если решение по признанию выбору грандлорда Дорна будет не в его пользу. Вы у нас Мастер над Законами, милорд Ренли, за вами последнее слово. Но, насколько мне известно, только рыцарю нельзя отказать в суде поединком.
Гарлан с облегчением выдохнул. Он думал, что никогда не простит себе сказанного, но на деле он почувствовал спокойствие. Он принял правильное решение. «Прости, Уиллас, но в Королевскую Гавань прибыл не тот Оберин Мартелл коим ты так восхищался».

+7

6

Великого мыслителя, в коего перевоплотился Ренли Баратеон, спасло от сползание от скуки вниз по стулу обращение Оберина Мартелла. Конечно, принц дорнийский говорил не только с Мастером над Законами, но и сиром Гарланом Тиреллом, как бы подчеркивая, что эти двое в отличие от Станниса Баратеона закон чтут и прошение Красного Змея удовлетворят, покончив с нудным заседанием. Забавный плевок в лицо председательствующего, а заодно и десницы короля, наглядно демонстрирующий, какие теплые отношения связываю лорда Драконьего Камня и дорнийца. Ренли своего брата любил весьма своеобразно и при других обстоятельствах обязательно бы пошутил о том, что даже человек из самого распущенного и любвеобильного королевства отказался проявить хоть сколько-нибудь симпатии к суровому старшему брату, однако, суд не был светским раутом, а на посмешище выставлялся не столько Станнис, сколько дом Баратеонов, если не корона. А такое даже легкомысленному Ренли было сложно проглотить.
- Коль скоро мы занимаемся фарсом, а вы мастерски достаете из воздуха представителей погибшей династии, почему бы нам не объединиться и не устроить гастроли по всем Семи Королевствам? Часть выручки пойдет вашим друзьям из Браавоса, чье предложение вы передали короне.
Как жаль, что Ренли не было в тот судьбоносный день в замке, хотел бы он видеть лица действующих лиц.
Слово взял Гарлан Тирелл, и младший из яростных оленей задумчиво почесал гладковыбритый подбородок, внимая тому, что говорил второй из судей. Старший брат Лораса был на удивление порывист и горяч сегодня, что заняло внимание Ренли больше, чем поднятый на обсуждение вопрос. И когда сир Гарлан Галантый закончил свой монолог, все взгляды оказались устремлены к одному из Баратеонов. И тут лорду Штормового Предела пришлось вспомнить, что он и есть Мастер над Законами, и ответа все ждут именно от него, а он-то едва не заозирался, когда повисла пауза после слов сына Мейса Тирелла.
- Господа, - медленно выговорил Ренли, оттягивая время, чтобы подобрать слова, - ситуация, в которой мы хотим разобраться очень запутанная и имеет множество подводных камней.
Баратеон с удовольствием бы разрешил Оберину поединок, если бы дорниец не имел дурную репутацию бесчестного бойца, хорошие навыки и не решалась судьба целого края, из которой можно было выжать много полезного. Чего стоит Арианна, явно против воли упеченная в орден Молчаливых сестер – одно слово Верховному Септону, и похотливый толстяк после плодотворной службы Семерым в борделе Бейлиша во всеуслышание объявит, что никаких клятв не было, а если и были, то богам надо служить по доброй воле и с открытым сердцем, а не из-за чужих интриг. В условиях ушедшей розы под венец с другим Арианна - чудесная партия, которая окажется обязана своему спасителю и в виду особого воспитания закроет на многое глаза, и не будет у короны новых проблем по тому же поводу – Дорн. Не говоря уже о сомнительности всех действий самого Оберина, которые склоняли чашу весов не в пользу брата Дорана в рассуждениях Ренли.
Но если у лорда Штормового Предела и были свои мысли на сей счет, то он старался сделать так, чтобы никто его в свободомыслии не упрекнул, но считали, что это всё давление братца и жаждущего мести Простора.
- И для меня странно слышать просьбу о суде поединком, когда пространно отрицается только незаконное провозглашение себя лордом Дорна, - как бы между прочим протянул Ренли, оторвав голову от руки. Отрицал-то Мартелл всё, да только об убийствах ни слова. Значит, признавал, а раз признавал, значит и наказание понести должен. А за смерть получают только смерть, так зачем тратить время и силы на бой? Ренли начинал запутываться от того, что все знатно чесали языками не по делу, хоть эта почетная обязанность и принадлежала Мастеру над Законами.
- Считаю, что в данном случае мы должны придерживаться буквы закона, которая не разрешает отказывать в суде поединком лишь рыцарям. А коль скоро вы, милорд, явно отреклись от Семерых, при свидетелях обращаясь к иноземному богу, не вижу причин одобрять вашу просьбу. Из одних соображений о вашем благе, ведь тем самым, вверяя всё на волю богов, мы оставляем вас без их защиты, - уголки губ дернулись вверх. – И Верховный Септон сказал мне тоже самое, когда я просил его совета на случай такого прошения. Так что… - Ренли сделал неопределенный жест рукой, как бы и извиняясь, и показывая, что ничем помочь не может, а против принципа равенства сторон не попрешь. - … предлагаю открыть заседание и вызвать первого свидетеля.

[AVA]http://se.uploads.ru/t/ZNmYM.jpg[/AVA]
[NIC]Renly Baratheon[/NIC]
[STA]Ours Is the Fury[/STA]

+6

7

Станнис еле слышно скрипнул зубами, как только подсудимый взял слово.
«А как же, не виновен. Святой и чистый, словно новорожденные».
Баратеону понадобилось собрать всю волю в кулак, дабы не вступить с дорнийцем в очередные дебаты, которые ни к чему хорошему не приведут, только опять все громко хлопнут дерьми или же одна гадюка лишится головы раньше времени. И плевать что скажут приближенные Мартелла и королева. Пусть львицы на пару с курицей Сэнд заливают в уши всем Семи Королевств какой Десница плохой, вместо поцелуев в обе щечки взял и убил изменщика.
Но кровопролития не настало. Пока.
Слово взял Мастер над законами. Точнее, разбавил обстановку колким замечанием. «И этот шут в Малом Совете!». Старший брат не удержался и наступил на ногу младшему, тем самым приводя откровенно скучающего лорда Штормовых земель в чувство.
«Между прочим, к тебе обращаются», - читалось в холодном взгляде лорда Драконьего Камня. И кто знает, чтобы ляпнул этот расфуфыренный павлин, если бы слово не взял сир Тирелл.
Средний сын лорда Простора получил приглашение занять пост судьи в столь скользком деле не за свои заслуги на турнирах и не потому, что Станнис хотел выслужиться перед Мейсом Тиреллом. Нет, дело в самом Гарлане. Баратеон наслышан о доблести рыцаря из Простора, поговаривают, юнец не уступает в силе ни Барристану Селми, ни Джейме Ланнистеру. Но не только силой и стойкостью духа был награжден юноша. Ум и жажда справедливости тоже присутствуют в нем. Молодой рыцарь чтит закон и принесенные клятвы, что и подтвердил сам Тирелл. В отличие от непутевого Мастера над Законами, которого больше волнует, как на нем камзол сидит и не слишком ли он бледен в этом цвете, рыцарь из Хайгардена подошел к суду со всей присущей ему серьезностью – побеседовал с Оберином, его гвардейцами и не один день просидел в библиотеке над трудами мейстеров и архимейстеров в сфере права. «Вот, бери пример!» - хотелось закричать Станнису. Увы, не самое подходящее время для семейных бесед. Да и Ренли после столько неприятного замечания от старшего брата скорее всего надует щечки и поступит не так, как правильно, а так, чтобы Станнис зубами от злости скрипел. Этого Баратеон не хотел, так что опять стиснул кулаки и внимательно слушал речи Мастера над Законами.
«Может, не такой уже и дурак?» - пробежала мысль в голове Десницы. К несчастью для Ренли, укрепиться не успела.
Переводя взгляд с подсудимого на лавку, где восседали свидетели, лорд Драконьего Камня встретился взглядом с Мастером над Шептунами.
- Лорд Варис, - тоном который совсем не подразумевал споры, обратился Мастер над Кораблями. – Займите место в центре зала и поведайте достопочтенным судьям и обвиняемому то, чем поделились со мной.
Варис – мелкий скользкий тип, которого Станнис давно укротил бы на голову, если бы не всепрощающий король Роберт Баратеон. «Держи врагов близко», - любил повторят братец, на что Станнис отвечал: «слишком много врагом, за всеми не уследишь». При других обстоятельствах Баратеон даже не посмотрел бы в сторону этого подлого Паука, но на войне все методы хороши.

+5

8

Сложно сопротивляться, когда обещают отрезать что-нибудь ещё, аргументируя тем, что на мужском естестве свет клином не сошелся, как бы сами мужчины в этом всех не уверяли. Варису итак довольно тяжело далось расставание с некоторыми важными деталями организма, но если оскопление ещё можно пережить во всех смыслах, то лишение головы не тянуло на звание обычной горестной утраты, степень которой зависит от болевого порога и впечатлительности хозяина. Поэтому пришлось мастеру лицедейства прятать волнение за маской доброжелательности, а пухлые ладони, вмиг покрывшиеся влагой от опасной близости фантомного меча Илина Пейна, в широкие рукава прекрасного зеленого одеяния с отделкой сливового цвета, расшитого серебряными нитями. И когда дверь за десницей закрылась, Паук промокнул всё тем же рукавом напудренный лоб, пачкая дорогую ткань белесыми разводами. Нет, голова евнуху ещё была нужна, поэтому чтобы не расстаться с ней, придется эту самую голову хорошенько напрячь, чтобы и рыбку съесть, и оленю со львом не надоесть.

Хаос – это лестница, но Варис после убийства Визериса войны Вестеросу не желал по той простой причине, что резкая потребность в том самом хаосе также резко испарилась вместе с жизнью того, на кого мастер над шептунами ставил, выжидая все эти долгие годы. Теперь реставрация Таргариенов отодвигалась на неопределенный срок, когда там ещё Дейнерис созреет для того, чтобы выйти из-под чужого крыла и самостоятельно мыслить. Не говоря о том, когда самостоятельное мышление не будет приобретать чудовищные последствия. И хоть всё пошло прахом, Варис счел, что судьба сделала подарок, лишив возможности занять престол неуравновешенного паренька. Это был их с Иллиорио прокол, но признавать, что Визериса сильно переоценили, было больно и обидно. И Варис не признавал. Просто не думал об этом.
Начавшийся суд немногим отличался от представления, переросшего в перепалку между Оберином и Станнисом на глазах у двух золотых львов и Паука. Только на этот раз оленей было двое, а к ним на помощь пришла золотая роза. Сегодня все походило на зоопарк куда больше обычного.
Лорд Варис занимал место в первом ряду и хоть и сидел с самым скучающим выражением лица, которое только может быть у человека, из-под прикрытых век зорко наблюдал за происходящим, делая это как бы между делом – с ленцой, манерно обмахиваясь веером не хуже почтенной матроны. В воздухе застыли влага и духота, как всегда бывает перед грозой, а закрытое заседание и общее напряжение немногочисленного люда только добавляли желания занять руки.
И вот милорд-десница призывает к ответу бедного Паука. Варис складвает веер, непостижимым образом, пряча его в рукаве, поднимается, чтобы прошествовать на указанное место, но и рта открыть не успел, как его прервал шум за спиной.
Мастер над шептунами развернулся, чтобы склониться в почтительном поклоне перед Ее Величеством, королевой-регентом.

+5

9

"Дэйемон? Да нет, что за бред. Не может быть. Я же сам его вырастил, поднял из грязи. Если только не..." - внезапно пришедшая в голову Оберину мысль была столь нелепа, что, не сформулировав её в точности, в ответ на слова Гарлана он коротко расхохотался, впрочем, тут же затихнув. Когда же Станнис призвал Паука, а тот шагнул вперёд, Оберин открыл было рот, но шум за спиной прервал его и вынудил произнести вовсе не то, что он собирался сказать изначально.
- Ваше величество, - криво усмехнулся он. - Мне уже успели отказать в суде поединком, больше вы ничего не пропустили.
Он держался достаточно весело для человека, основной и один из запасных планов которого уже не сработали.
[AVA]http://www.theplace.ru/archive/oded_fehr/img/ArianeScans0287_Oded.jpg[/AVA][NIC]Oberyn Martell[/NIC]

Отредактировано Daemon Sand (2017-09-25 19:59:59)

+3

10

Черное платье, расшитое золотыми нитями, переплетающимися в замыслованые узоры, было достаточно траурным, как этого требовали обстоятельства, и все же достаточно нарядным, чтобы не огорчать королеву. Она уже ужасно устала от необходимости постоянно носить черное, особенно когда купцы с мягчайшими шелками и прекрасной порчой всех цветов радуги наведывались в замок чуть ли не кажлый день. Но ей полагалось скорбеть, от нее ожидалось, что она будет горевать по мужу, и ей приходилось соответствовать общественным требованиям. Однако сегодняшнее платье было ей к лицу. Оно было чуть мало ей в груди, увеличившейся из-за беременности, что представляло область декольте в превосходном свете. Под грудью же оно становилось свободнее, не сильно стягивая живот, позволяя ей чувствовать себя комфортно и удобно. Бледные, чуть огруглившиеся плечи стали покатыми, и низкие, спущеные вниз рукава платья прекрасно демонстрировали их привлекательную округлость, а золотистые волосы волнами спадали вниз, дополняя идеальный образ. Говорят, нет никого прекраснее беременной женщины. Чтож, глядя на Серсею в это и правда можно было поверить.
Широкие двери распахнулись и королева регент вошла в залу, где проходило заседание суда над Оберином Мартеллом. Оно уже началось, и судя по стоящему посреди залы евнуху, уже начали допрашивать свидетелей. Чтож, тем лучше, значит все эти напыщенные индюки, считающие, что их слова что-то значат, уже успели высказаться, и теперь никто не станет ее перебивать.
Оберин Мартелл, закованный к кандалы, стоял в окружении десяти золотых плащей, и как всегда, держался непринужденно и даже успел пошутить, когда королева со своей свитой проходила мимо. Однако львица никак не отреагировала на его слова, и лишь в ее душе раздался громкий ликующий вскрик, ведь сейчас она заткнет упрямого оленя за пояс, а он даже не сможет ей возразить.
Поднявшись по ступеням, ведущим к свободному, вероятно оставленному специально для ее на случай, если она решит присоединиться к заседанию, стулу, она опустилась на него, а свита застыла возле нее, серьезно глядя куда-то в даль, сквозь всех присутствующих. В зале повисла тишина. Все замерли и, казалось, даже перестали дышать, не зная, чего ожидать от подоброго появления. Медленно оглядев зал и всех присутствующих, Серсея заговорила, громко и отчетливо, тоном, присущим всем победителям. Да, именно это она чувствовала сейчас - сладкий, манящий вкус победы.
- Благодарю вас, лорд Варис, вы можете вернуться на свое место, у короны больше нет к вам вопросов. - Краем глаза она взглянула на Станниса, в предвкушении его дальнейшей реакции.
- Я знаю, что дело, ради которого мы собрались сегодня в этом зале, крайне необычное, и вам, лорды, крайне непросто принять решение относительно судьбы человека, что стоит сейчас в оковах посреди этого зала. И наш милосердный король Джоффри Баратеон тоже знает это. А потому он прислал меня сюда, как своего регента, дабы сообщить вам, что он уже принял решение относительно судьбы Оберина Мартелла, облегчив тем самым вашу задачу. - Сделав небольшую паузу, королева вновь оглядела всех присутствующих, словно хотела удостовериться, что все ее внимательно слушают, после чего ее взгляд остановился на дорнийском принце.
- Оберин из дома Мартелл. По приказу Джоффри Баратеона, короля Андалов и Первых людей, лорда Семи Королевств и Защитника Государства, я отменяю решение суда об отказе Вам суда поединком. По решению короля суд состоится сегодня на закате. Представителем короны станет королевский гвардеец, Джейме Ланнистер. Решение короны окончательное и обсуждению не подлежит. Все могут быть свободны. - Закончив свою речь, Серсея поднялась на ноги и отправилась к выходу из зала. Она слышала, как за ее спиной начали шушукаться все те, кто только что кланялся в пол, провожая ее Величество из зала. Это забавляло ее и одновременно грело душу, и, оказавшись за спиной Мартелла, когда чужих глаз вокруг не осталось, она расплылась в самодовольной, широкой улыбке. Во всей сложившейся ситуации ее огорчало лишь одно: что она не может насладиться гримассой Станниса Баратеона. Но это, пожалуй, можно пережить.

+7

11

Казалось, что солнце скорее сядет за горизонт, чем этот евнух доползет до центра комнаты. «Ради всех святых, - в которых Станнис не верил и употребил только красивого словца, - можно быстрее?». Баратеон успел трижды проклясть весь мир, один раз скрипнуть зубами от злости и промочить горло, пока Варис черепашьими шагами все-таки удосужился дойти к назначенному месту.
«Благодарим, что поторопились».
Настроение лорда Драконьего Камня катилось вниз на сумасшедшей скорости. Промедлил бы Мастер над Шептунами еще на незначительное мгновение и мог бы на себе почувствовать, что не просто так девиз дома Баратеон «Нам ярость». Станнис еще с самого утра пребывал не в самом хорошем распоряжение духа, но Ренли и Варис, эти двое сделали все возможное, чтобы Десница разве что огнем не дышал.
«И это люди вершат судьбу всей страны». Была бы воля Станниса, он бы давно отправил евнуха к праотцам, а младшего брата в Штормовой Предел, пусть хотя бы немножко вспомнит о своих обязанности, как лорда этих земель. Но пока это не в его силах. «Истинному королю приходится прислуживать бастарду, рожденному в инцесте». Станнису пришлось постараться, чтобы не послать всех и вся в седьмое пекло. Благо, Варис все-таки дополз до центра зала и уже надул щеки, дабы начать свою речь, но двери зала открылись.
Серсея Баратеон стремительным шагом направилась к судьям. Ренли и сир Гарлан тут же соскочили с мест, приветствуя королеву в достопочтенном поклоне, десница тоже поднялся, но сделал это медленно, нехотя, всем своим видом показывая, как он рад появлению львицы.
- Вам разве кто-то давал слово? – поспешил он заткнуть обнаглевшего до предела дорнийца.
Станнис готов был припомнить правила приличного поведения и в более грубой манере, но последующие слова дочери лорда Тайвина Ланнистера тут же заставили позабыть о Змее.
- Что же, - тяжело выдохнув, Станнис громко хлопнул книгой тем самым словно ставя точку в заседание. – Если так решил ваш сын, то я не смею перечить. А сир Джейме… Рад, что он вспомнил, что клятва, которою он дал, надевая белый плащ, распространяется не только на вас. – Говорил лорд Драконьего камня спокойно, ни одной мускул не дрогнул на его лице. «Серсее не удастся лицезреть мое поражение». Суд поединком будет, но явно не до первой крови, а до первой смерти. – Сир Джейком, сир Арлан, - обратился он к Золотым плащам, - уведите Оберина Мартелла в его покои, пусть готовится к суду поединком. Сир Гарлан Тирелл, лорд Ренли Баратеон, не смею вас больше задерживать, благодарю, что решились помочь мне разобраться в столь сложном деле.
Уже возле выхода, когда в зале Малого Совета ни осталось никого кроме Десницы, королевы и нескольких рыцарей, Станнис снова заговорил:
- Надеюсь, вы, ваше величество, помните, за что Оберина Мартелли нарекли Красным Змеем.
Не дождавшись ответа, лорд Драконьего Камня покинул зал Заседаний в компании капитана королевской гвардии.

+4


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Правосудие - основа государства [Зал Малого совета. 09.09.298]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC