Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » То, что не написано чернилами [Покои Уилласа. 29.08.298]


То, что не написано чернилами [Покои Уилласа. 29.08.298]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


То, что не написано чернилами

Дата:
29.08.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань. Красный Замок. Покои Уилласа Тирелла

Действующие лица: Гарлан и Уиллас Тиреллы

Краткое описание:
"Одна голова хорошо, а две - лучше", - решил Гарлан и пошел с письмом Маргери к Уилласу

0

2

Письмо c печатью в форме лютоволка уже красовалось на столе у вазы с белыми розами, когда Гарлан возвратился в свои покои после нелегкого спарринга с рыцарями из королевской гвардии. Правое плечо все еще ныло после встречи с мечом Мендона Мура, а Лорас еще неделю будет хохотать от того, как его старший брат, сир Гарлан-Галантный попался на детский финт. Ну и ладно, пусть смеется, как говорится, смех продлевает жизнь, второй по старшинству, но не по рыцарскому умению сын Мейса Трелла тоже улыбнется, когда увидит в коридорах замка хромающего гвардейца из Долины Арренов. «Вырастающий и крепнувший» сполна ответил за поврежденное плечо, и надо сказать, сир Мур сам виноват, когда заявил, что бой без правил. Бедняга, наверное не знал, что в Просторе проживает, вернее проживал, главный придержинец философии «поле битвы не имеет собственного кодекса чести» лорд Алого Озера и хороший друг Тиреллов, а еще любитель навешать лапшу на уши – Алан Крейн. «Вот бы с кем, я с радостью скрестил бы меч», - думал Гарлан, покручивая в руках письмо из Винтерфелла. Да, надо признать славный рыцарь из Хайгардена соскучился по своему не совсем воспитанному другу. И не так о поединках с ним, как о беседах обо всем и не о чем сразу. То как Алан Крейн умеет заговорить зубы – это точно талант от Семерых, или от Старых богов, или от Красного. «Нет, умение развитое годами несладкой жизни», - скорее всего так бы ответил Крейн, и сложно не согласиться. «Эх, тебя бы сейчас в Гавань». Вот кто-кто, а лорд Алого Озера точно бы дал дельный совет по поводу будущего суда над дорнийцем, да и во владении мечом он может потягаться с Джейме Ланнистером, но, увы, старый друг совсем забыл о братьях Тиреллах, ни скупой весточки, как добрался, ни подробного описания, как прошла свадьба, ничего. «Ну и ладно. По возращению зато будет столько историй, что уши заболят слушать».
Схватив с серебряного подноса гроздь винограда, что уж очень напоминала ту самую гроздь, что красуется на гербе Редвинов, Гарлан поудобнее уселся за столом, сломал печать и с подлинным интересом взялся читать письмо от любой сестрицы.
Первые строки вызвали недоумение. Но когда Маргери заговорила о Леонетте Тирелл и том, что ей не следует предпочитать компании мужа беседы с кузиной, о которой Гарлан ни слухом ни духом, тут славный рыцарь от удивления даже подавился виноградинкой, и все могло закончиться весьма плачевно, но Семеро миловали. «Что за Бандоллон? Что за сын конюха? И прочем здесь Морибальд Честер?». Гарлан еще раз внимательнее перечитал письмо, пытаясь понять, что за беспредел творился в головушке младшей сестренки, когда она это писала. «И писали ли это она?». Тирелл повнимательнее присмотрелся. Почерк Маргери, но такое ощущение что она это после вечера в компании гвардейцев и эля писала. «Ничего не понимаю».
Гарлан еще раз пробежался по письму, все же пытаясь найти смысл в написанном. Не получилось. Шумно выдохнув и почесав затылок, хотя он совсем не чесался, младший сын решил сделать то, что всегда делал, когда ситуации казалась слишком сложной и мало понятной – обратиться к старшему брату.
«Пусть Уиллас на минутку оторвется от своих книг», - к тому же Маргери об этом попросила.
**
Гвардейцы без лишних вопросов пропустили Гарлана в покои наследника Хайгардена, который как всегда не оторвался от чтения, дабы поприветствовать дорогого родственника, зато младший брат вместо того, чтобы с порога начать беседу о том, что такая красивая погода за окном, а он здесь сидит и что зрение испортит, заработает боль в спине и вообще жажда знаний станет причиной его смерти, молча положил письмо на стол.
- Кажись, нашу Маргери подменили, - заключил рыцарь, присаживаясь за стол.

Отредактировано Garlan Tyrell (2017-09-15 09:52:53)

+7

3

Сегодняшний день ничем не отличался от предыдущих. Типичный и совершенно обыденный денек, как и несколько десятков предыдущих, словом, как и все время, проведенное в столице. Это место во всех смыслах было уникальным, но Тирелл не подозревал, что ход времени здесь тоже особенный – оно текло нарочито медленно, словно в песочные часы залили тягучего меда. Уиллас, конечно, понимал, что все дело в восприятии и отсутствии каких-либо важных событий, но легче не становилось. Поэтому старший из детей Мейса коротал времечко так, как и всегда – читал. Читал много, вдумчиво, скрупулезно изучая каждую строчку. Собственно, это и позволило брюнету найти в столице один большой плюс – библиотека была больше, чем в Хайгардене.
Когда дверь открылась, Уиллас лишь приподнял глаза, чтобы узнать, кто неожиданно явился в его покои. Увидев Гарлана, мужчина опустил взгляд вниз, возвращаясь к чтению древнего трактата, в коем некий мейстер рассуждал о свойствах костей драконов. Интересное чтиво, к слову. Младший братец подошел к столу, а затем положил перед старшеньким письмо. Уиллас, услышав про Маргери, оторвался от трактата, поднимая голову, чтобы взглянуть на бумагу, принесенную рыцарем. Тяжело вздохнув, брюнет положил закладку, после чего захлопнул рукописный труд, отодвинув массивную книгу на край стола.
Без лишних слов Уиллас взял присланную с Севера весточку – карие глаза быстро забегали по пергаменту, изучая его содержимое. «Обижена и глубоко оскорблена?» - Проносится в голове у мужчины, но он продолжает чтение. Первая часть, написанная на клочке бумаги, заставила брюнета немного напрячься, но он почти сразу перешел к основной части письма. Практически сразу его глаза натыкаются на имя «Эден Ризли», что заставляет Тирелла даже перечитать эту строчку. «Причем тут Эден Ризли? И почему Ризли? Маргери напутала с наименованием дома Рисли?» - Вопрошает сам у себя мужчина, но затем продолжает читать. И по ходу прочтения Уилласу еще не раз приходилось перечитывать наименования, а иногда даже и целые предложения, потому что некоторые моменты были совершенно лишены смысла. Вскоре Тирелл решает, что надо сначала просмотреть все письмо полностью, а только потом делать какие-либо выводы.
Брюнет кладет письмо на стол, а затем, покачав головой, перечитывает его. От начала и до конца. Вопросов было куда больше, чем ответов. Что за ерунда про падение Эдена Рисли? Какая кузина Леонетты? Что за тетушка Селина? Что за сын конюха по имени Том? Откуда журавли на Севере? И откуда, седьмое пекло, столько ошибок в названиях и именах? «Ризли, Орммы, Раямпорт, Ховвер, Лейкуды – и это даже не самое явное...». Уиллас явно не понимал, что происходит, но такое количество несоответствий, ошибок и явных глупостей не могло быть случайно. Тирелл откладывает письмо, а затем проводит рукой по своим отросшим волосам, тяжело выдыхая воздух из легких.
— Гарлан, либо Маргери подменили, либо мы что-то не понимаем. Какая-то фантасмагория. Полная ерунда, - Уиллас говорил в некоторой степени в пустоту, потому что его мысли были заняты размышлениями.
Нет, что-то тут не то.
— Слушай, сын конюха Том... А это не тот, который уехал на ярмарку, а потом не вернулся? Их еще грабители поймали. А конюх же потом несколько месяцев молчал.
Забавная штука – память. Может воспроизвести даже такое. Однако теперь, когда андал вспомнил, он напрягся еще сильнее. Не просто так Маргери упоминает его, ой не просто. Больше всего, конечно, мужчину беспокоили ошибки, допущенные младшей сестрицей, она ведь не могла настолько все забыть. Или она не забыла?
— Гарлан, на тумбе у постели лежит свежий пергамент и чернила. Принеси их мне, пожалуйста, а то... – Тирелл жестом указывает на свою ногу, которая разболелась в последнее время.
[AVA]http://savepic.net/9744338.jpg[/AVA]
[NIC]Willas Tyrell[/NIC]
[STA]Growing Strong[/STA]

+6

4

«Фанта… Что-что? Я не понял», - чуть было не ляпнул Гарлан, попросив брата на говорить на высоком валлирийском. Мало того, что Маргери – не Маргери, так еще и Уиллас решил поумничать. «Злые вы. Уйду я от вас». И рыцарь бы с радостью ушел, у него в отличие от любимого братца полно важных дел (чего только суд над принцем Оберином Мартеллом стоит!), но вслед за весьма умными высказываниями на заморских языках пошел мыслительный процесс и вот здесь, когда наследник Хайгардена и по совместительству один из светлейших умов Семи Королевств (сказано без преувеличений) взялся мыслить вслух, Гарлан не смел хлопать дверьми. Уж слишком порой это было захватывающе зрелище (по зрелищнее даже некоторых выступлений на турнире!). Да и что там душой кривить, второму по старшинству сыну Мейса Тирелла было весьма интересно что же попыталась сказать сестренка в письма. А то, что не столь очевидно и ошибки сделаны не потому, что розочка гуляла по заснеженным лесам и отморозила не только ушки, а из-за необходимости их сделать, верилось куда больше. «И без помощи Уилласа не обойтись». Как бы Гарлан не задирал нос и не цитировал на память байки и легенды, но острым умом Боги наградили именно Уилласа. «Зато я рыцарь хоть куда!» - Тут же похвалил себя выходец из Простора, почесывая бороду, которую уже давно пора подстричь, а то точно скоро с мейстером начнут путать, как говорила Леонетта.
- Да… тот, - слегка отстранено, пытаясь вспомнить детали той злополучной истории, проговорил Гарлан, поднимаясь за стола, чтобы принести чернила и пергамент. – Их с сестрой убили какие-то головорезы, - все так же медленно, обдумывая каждое слово, продолжал вещать рыцарь. – Ни сын, ни дочь так и не вернулись. Тела нашли в канаве, с перерезанными глотками, лошадей украли, как и еду, и деньги, – печальная история. Гарлан услышал ее, когда гостил у Тарли. Лорд Рогова Холма после этого случая приказал усилить патруль вокруг королевского тракта и городов. «Но зачем Маргери вспомнила об этом? Неужели убийство детей конюха так впечатлило сестренку?». – Что-то не вяжется.
Поставив чернильницу и бумаги перед Уилласом, Гарлан опять перечитал письмо.
- Сын нашего Тома точно больше никак не отличился? - Потерев глаза, задался вопросом рыцарь. Уиллас проводит в Хайгардене больше времени чем Гарлан, может, за время его отсутствия на каком-то из турниров он успел пропустить какую-то весьма забавною выходку. – Или нам пора сообщить леди Старк печальные известия?
До последнего Гарлану хотелось верить, что пока тот прославлял свое имя и Дом на турнирном поле сын конюха успел прославить свое. Но верилось с трудом.

Отредактировано Garlan Tyrell (2017-09-20 16:55:44)

+4

5

Слова Гарлана подтвердили предположение Уилласа. Мужчина тяжело вздыхает, сплетает пальцы в замок и упирается в него лбом. «Все сложно, загадочно, спутано, закручено, мудрено и переплетено», - про себя проговаривает Тирелл. Эти упражнения в красноречии помогали ему размышлять – когда ты активизируешь свою голову, то автоматически затрагиваешь и другие участки сознания, что приводит к активной работе всего разума. Во всяком случае, такой теории придерживался Уиллас.
— Понимаешь, Гарлан, в этом письме меня смущает очень много вещей, - брюнет резко поднимает голову, устремляя взгляд карих глаз на брата. Ловким движением он выхватывает письмо из рук младшенького, а затем кладет его на стол перед собой. – Во-первых, это самое начало, отрывок, в котором Маргери «обижается» на меня, а затем просит тебя показать это мне. Наша сестричка очень... Темпераментная особа, но это как-то не похоже на нее. Во-вторых, весь бред, вроде кузин Леонетты или тетушки Селины. В-третьих, какие журавли на Севере? В-четвертых, у нее множество ошибок в наименованиях... Причем как имен, так и названий городов и портов.
Помимо активизации разума путем размышлений о разных важных вещах, Уиллас иногда прибегал к рассуждениям вслух. Это помогало структурированию мыслей, а также, проговаривая, Тирелл иногда находил то, что не замечал.
— Да нет, если бы с Риконом что-то случилось, то Маргери так и написала бы об этом. Если только она не...
Брюнет прерывается на полуслове, замирая. Точно. Мысль появилась неожиданно, возникла, вспыхнув, словно новая звезда на небе. Маргери бы все сказала открыто, если только она не под наблюдением. Если что-то случилось, но ей нужно написать, но так, чтобы «кто-то» не понял, что она хочет сказать на самом деле. Мысли проносятся в голове Тирелла слишком быстро. Он хватает пергамент, кладет перед собой, затем быстрым движением открывает чернильницу, окуная в нее гусиное перо. Уиллас смотрел на письмо, выискивая нужные слова. Находя, он, не глядя, выписывал их на чистую бумагу, принесенную Гарланом.
— Если бы за тобой наблюдали, а тебе нужно было написать родственникам, и предупредить, что ты в опасности, то что бы ты сделал? Оставил бы подсказки, - мужчина говорит параллельно с тем, как выписывает из письма слова, которые, как ему казалось, являются ключам. Наследник Хайгардена без особых сложностей занимался несколькими делами одновременно, но тут превзошел самого себя.
На лист были выписаны все неправильно написанные имена, а также наименования городов. Мужчина, пробегая глазами по бумаге, обводит кружком каждую ошибку, допущенную юной розочкой. Когда он заканчивает и прочитывает получившиеся слова, то вновь застывает. Нахмурив брови, брюнет передает лист брату. Букву складывались в красноречивое «замок взят».
[AVA]http://savepic.net/9744338.jpg[/AVA]
[NIC]Willas Tyrell[/NIC]
[STA]Growing Strong[/STA]

+6

6

«Если только не..?».
Приподняв брови и уставившись на старшего брата взглядом, в котором читалось нежелание играть в «Угадай что я имею ввиду из одной попытки», Гарлан нервно застучал палацами по столу.
«Хватит уже интриговать!».
Гарлан уж слишком хорошо знал своего любимого братишку и по совместительству наследника Хайгардена, чтобы с одного взгляда понять, когда Уиллас действительно не знает ответа на вопрос и перебывает в размышлениях, а когда он просто напускает таинственности, чтобы предстать в выгодном свете. И, Семеро, как же это порой невыносимо. Сейчас, к примеру, младший из сыновей Мейса Тирелла боролся с тем, чтобы не схватить наследника за воротник и не встряхнуть так, чтобы все глупости из головы вылетели.
Но спасибо Богам Старым и Новым, Уиллас соизволил заговорить быстрее, чем Гарлан поднялся со своего места.
«Если бы за тобой наблюдали, а тебе нужно было написать…» - повторил себе выходец из Простора и еле слышно фыркнул. Уиллас, видимо, со всем со своими книгами перестал ориентироваться во времени и пространстве. «Мы как бы в Красном Замке, а не в Хайгардене, здесь без шифрования никак. Да и что грех на душу брать, в Хайгардене тоже». Мимолетно Тирелл вспомнил о том, как первые семь месяцев переписывался с Леонеттой. Чтобы никто ничего не заподозрил письма адресовались сиру Джону Фоссовею, а тот уже передавал их племяннице. Увы, недолго музыка играла, и о переписке стало известно леди Оленне Тирелл. Хвала Семерым, бабушка не встала на пути личного счастья внука. Вот и плюсы родиться вторым!
- Подожди, Маргери в опасности? – совсем не на том акцентировал внимание Гарлан, насупливая брови. Нет, это уже слишком. Сначала армия одичалых, затем ожившие мертвецы, а теперь еще и Винтерфелл кто-то захватил. «Да, нет, бред какой-то. Кто посмеет идти на Винтерфелл? Все северяне сейчас на Стене, с Долиной и Речными Землями мир и любовь, а больше некому. Разве что…». Гарлан опять недовольно пробарабанил пальцами по столу. «Если это железнорожденные решили пойти дальше Щита, то я лично всех их утоплю!». Тирелл был близок к тому, чтобы подорваться с места и поехать в Хайгарден созывать знамена, наплевав и на королеву с ее желанием видеть обоих Тиреллов на коронации Джоффри, и на Станниса с его правосудием. Но не стал. Пока. – И какая же первая подсказка? – Тирелл замолк, пытаясь вспомнить слова из письма. – Что-то об Эдене Рисли?
Гарлан был уверен, что это просто машинальная ошибка. Веь Эден Рисли действительно упал с лошади. Дело было давно, еще до времен правления Эйриса I. «Удивительно, что Маргери это помнит».

+4

7

— Да, Маргери в опасности, - твердо заявляет Уиллас, поднимая карие глаза на брата.
Тирелл не сомневался в интеллектуальном развитии своего братца, но порой тот не поспевал за мыслью высокоактивного старшенького. И, как понимал сам наследник Хайгардена, это нормально, не все люди проводят львиную долю свободного времени за книжками, погружаясь в размышления. Что же, те господа тренируют свое тело, а Уиллас из-за полученных в давние времена увечий ограничен практикой с собственным разумом. Однако сейчас Тирелл был на взводе, ведь то, что его любимая сестричка в беде, очень волновало и нервировало мужчину. Брюнет закрывает глаза, делает два глубоких вдоха, затем, чуть успокоившись, открывает очи и, положив руки на стол, устремляя взгляд в глаза Гарлана.
— Прочитай сам. Маргери сама написала нам об этом. Никакого совпадения быть не может, наша сестра не могла одичать на Севере настолько, чтобы сделать такое количество ошибок в названиях домов, - голос Тирелла звучал четко и строго, но мыслями мужчина был где-то далеко, в глубинах разума.
Подсказки. Действительно, Маргери должна была оставить в своем послании куда больше «ключей». Наверняка, она сообщила что-то еще, что-то важное, что-то, что должны понять только ее братья. Уиллас пробегается глазами по письму.
— Сначала надо убрать все лишние – это слова-подсказки, то есть те, где Маргери допустила ошибку, - вслух рассуждает брюнет, - оставшиеся цельные предложения будут дополнительными ключами... Вот, здесь она говорит про Родрика Рисвелла. Это имя совершенно бесполезно для повествования, ибо можно было упомянуть лишь кортеж Роберта, но раз оно здесь есть, значит, выполняет важную функцию, - Уиллас говорил сложными и неструктурированными предложениями, но иначе раздумывать просто не мог. – Вполне возможно, что именно этот Родрик Рисвелл и является тем, кто захватил Винтерфелл – он один из северных лордов. Если крепость действительно взяли, то с гвардейцами Маргери что-то стало... И она об этом тоже пишет.
Тут в голове Уилласа наконец-то сходится картина. Тирелл, являющийся истинным знатоком птиц, никак не мог понять, откуда журавли на Севере. И зачем их вообще подстреливать. «Маргери – умница».
— Вот здесь, где говорит про подстреленных журавлей. Журавли – символ дома Крейн. Алан капитан гвардии, значит, его и гвардейцев подстрелили... Или перебили. Седьмое пекло, - Уиллас очень редко ругался, но сейчас мог это позволить. Откинувшись в кресле, брюнет прикрывает глаза рукой, массируя их. – Вот почему Алана какое-то время не будет. Вряд ли его убили, но кто же знает. Все сходится, брат. Кроме предложения про тетушку... Но не уверен, что оно что-то кардинально изменит.
[AVA]http://savepic.net/9744338.jpg[/AVA]
[NIC]Willas Tyrell[/NIC]
[STA]Growing Strong[/STA]

+2

8

«А вот нервничать не надо».
Грлан посмотрел на Уилласа тем самым взглядом, который стоит трактовать как: «Я понимаю, что ты у нас самый старший, наследник, все тебя должны любить и уважать, но я сейчас тебе вмажу». На самом-то деле второй сын лорда Хайгардена никогда бы и не поднял руку на старшого, о чем тот хорошо знает и пользуется, но порой надо припугнуть, чтобы не зазнавался.
Гарлан действительно не поспевал за мыслями Уилласа, уж простите, не все у нас сидят в библиотеке безвылазно, но это совсем не повод относиться небрежно и срываться. Гнев – плохой советчик, об этом знают все, кому хотя бы раз приходилось выезжать на поле боя, и Гарлан уверен, что его брат тоже об этом известно. Рыцарю, как и наследнику Простора, неприятно осознавать, что их любимая сестренка опасности, да еще минуту назад он готов был созывать знамена и со всех сил скакать в северные земли на помощь, но Тирелл сумел себя взять в руки и слушать разум, а не сердце.
- Родик Рисвелл – знаменосец Старков, он же присягал на верность Винтерфеллу, и так просто предать?
Гаралан соскочил на ноги и загашал по комнате. Безусловно, верность вассалов – это весьма хрупкая вещь, здесь один неверный шаг, слово и кто-то за что-то уже обижается. Но одно дело обижаться, и совсем другое выступать открыто против сюзерена. «Здесь можно судьбу Рейнов из Кастамере повторить».
- Во-вторых, взять штурмом Винтерфелл? Здесь либо армия многотысячная нужна, либо хитрость.
Еще можно сделать осаду. Но тогда бы лагерь лорда Рисвелла еще стоял у стен Винтерфелла. Осада – это вам не пуд изюма. «Как и штурм. Здесь никак не обойтись без тех, кто прикроет тебе спину». И тут вопрос: либо на Севере у Старков не осталось друзей (что очень сомнительно), либо у лорда Родрика друзья повлиятельные нашлись.
- В-третьих, если с Риконом Старком произошло то, что с сыном нашего конюха, то, может, все-таки стоит оповестить леди Кейтилин?
Гарлан понимал, что если слушок о случившимся в Винтерфелле пойдет гулять по Красному Замку, то найдутся доброжелатели, которые извлекут из этого выгоду. Львы, к примеру. Но как мать она знать должна. «Но сможет ли леди Старк вынести потерю еще одного сына?». К несчастью, это только богам известно.
- А тетушку Селису я тоже не припоминаю, но может речь об Линессе Хайтауэр, это же она вышла замуж за Джораха Мормонта, а затем бежала с ним за Узкое море.
«Маргери хочет бежать за Узкое море? На Медвежьей остров?». Что-то сегодня Гарлан совсем умом не блещет.
- Впрочем, это и неважно, - отмахнулся рыцарь. – Надо написать отцу, пусть созывает знамена.
Да, недолго рассудительность и спокойствие брали верх над сердцем.

+5

9

Мужчина прикрывает глаза, неспособный следить за тем, как его братец наворачивает круги по комнате. Уиллас ничего не имел против кинестетического типа мышления, при котором для стимуляции мозговой активности требовались какие-либо движения, но мельтешение перед глазами отвлекало Тирелла от собственных размышлений. С одной стороны, бунтовали эмоции, из-за которых мужчине хотелось вскочить и побежать строчить письмо отцу, дабы тот срочно мобилизировал армию Простора и отправил ее в Винтерфелл, ибо Маргери может грозить опасность. С другой стороны, стоял холодный рассудок и разум, которым брюнет понимал, что письмо, пусть и являющееся тайным посланием, ни на каплю не является доказательством чего-либо в этом мире. Нужно что-то делать, нельзя же это оставлять без внимания. «Ерунда», - качает головой мужчина, затем поднимая ее, когда Гарлан начинает говорить. Уиллас в привычной для себя манере сначала выслушивает все, не перебивая, затем обдумывает и только потом отвечает:
— Мы не знаем подробностей, Гарлан, да и вряд ли мы их узнаем. Маргери отправила это нам, чтобы мы что-то предприняли, не раздумывая над тем, как и что произошло. Думаю, ты это сам понимаешь. Но сейчас я не знаю что делать, - Уиллас тяжело вздыхает, откидываясь на спинку кресла. Брюнет ненавидел признавать свои ошибки и сознаваться в том, что он бессилен. Но сейчас так и было. Все же эмоции брали верх.
— Ты прав про Линессу, брат. Думаю, Маргери говорит про побег в целом... Но да, это ничего не меняет, - мужчина массирует брови, второй рукой постукивая по столу. – Нет, леди Старк мы ничего не скажем. У нас нет доказательств, а говорить женщине, потерявшей только что мужа и одного сына о том, что, возможно,  ее младший ребенок умер? Да и не просто умер, убит, причем убит возможным предателем... Нет, брат, это глупо и жестоко. Ты и я будем молчать. Мы напишем письмо отцу, в котором скажем, что мы опасаемся за состояние Маргери в Винтерфелле. И, возможно, отправим тебя туда, - последние слова мужчина выговаривает очень задумчиво, лишь предлагая версию.
Тирелл морщится, понимая, что даже его хваленая голова сейчас ничего не может сгенерировать. Уиллас чувствовал себя беспомощным идиотом, но нужно было взять себя в руки и рассуждать хладнокровно.
— Я напишу письмо для отца, в котором выражу опасения. И, если ты не против, брат, напишу, что мы хотим лично удостовериться в том, что у сестры все хорошо. А поскольку я – калека, то выразим желание отправить тебя. Дождемся ответа и решим. И нужно особенно тщательно следить за приходящими письмами – нам нельзя ничего пропустить.
[AVA]http://savepic.net/9744338.jpg[/AVA]
[NIC]Willas Tyrell[/NIC]
[STA]Growing Strong[/STA]

+5

10

«Тыквенная ты голова, Гарлан!».
Рыцарь, шумно выдохнув, садится обратно за стол. Но на этот раз вступать в разговор не спешит. Ему надо все обдумать. Как говорится, взвесить все «за» и «против».
«А еще лучше переспать с этими мыслями».
Не зря же все говорят, что утро вечера мудренее. Но если у них этот вечер? Есть ли у них вообще время?
«Может, пока мы здесь болтаем, Маргери держат в холодном подвале или сделали еще что-то более ужасное».
Гарлан отказывался представлять, что могут сотворить обезумевшие северяне с хрупкой и беззащитной девушкой.
«А ведь если бы послушали отца и женили ее на Роберте Аррене или Тирионе Ланнистере, всего этого могло не случиться».
Тирелл не был из тех, кто любил рассуждать о том «что если…». Историю невозможно повернуть вспять, прошлое не переиграть и не перекроить, так зачем попусту молоть языком, но сегодня рыцарь дал слабину.
«Надо было ехать вместе с ней. В пекло королеву и ее королевские «хочу»!».
Закусив губу так, что та побледнела, Гарлан только мотнул головой, когда старший брат заговорил о том, чтобы наведаться на Север. Даже если бы Уиллас не предложил этого, второй сын Мейса Тирелла сам бы собрал войско и, послав бы в седьмое пекло королеву, короля и десницу, отправился в Винтерфелл. Но вот когда речь зашла о письме отцу, здесь Гарлан был категорически против.
- Наш лорд-отец человек весьма… - побарабанив пальцами по столешнице, рыцарь попытался придумать, как лучше всего заменить слово: «обидчивый». - …занятой. - Да, пускай будет так. – А ворон – весьма ненадежный способ передачи информации, к тому же я уверен, что Великий Мейстер Пицель читает все письма, которые ему приходят, а затем докладывает… - и опять пауза. На этот раз Гарлан пытается придумать, как не обидеть Ее Величество. – …кому пожелает. Так что не умнее ли будет, если ты с бабушкой отправишься в Хайгарден под предлогом, допустим, ухудшения здоровья? Вы сможете убедить отца оторваться от важных дел и созвать знамена, а я, отправляясь на Север, буду уверен, что вы в безопасности.
Меньше всего Гарлану хотелось, чтобы сейчас этой ситуацией воспользовались «доброжелатели», которых у Тиреллов после брачного союза со Старками весьма прибавилось в числе.

+5

11

Уиллас внимательно выслушивает своего брата, глядя тому прямо в глаза. Гарлан говорил толковые вещи. Тирелл делает мысленную заметку о том, что надо меньше поддаваться эмоциям и больше думать головой. Потому что вариант, предложенный младшим братом, был куда толковее и эффективнее. Чрезмерное волнение за Маргери заставило брюнета сконцентрироваться только на том, что непосредственно связано с сестрицей, из-за чего забыл о крайне важных и опасных фигурах на этой огромной шахматной доске – о королевской семье.
— Да, брат, ты прав. Я переговорю с бабушкой... В ближайшее время.
Что же, ухудшение здоровья действительно может быть веской причиной для отъезда из Королевской Гавани. Гарлан чуть позже отправится на Север, но в столице останется Лорас. Не очень хотелось оставлять младшего братишку одного в этом змеином логове... Тирелл решил, что ему придется о многом подумать и многое решить. Во всяком случае, Мейс найдет причину, чтобы вернуть своего сына, если тот еще не успеет присягнуть королю.
— Гарлан, очень важно, чтобы никто, абсолютно никто, не узнал о том, что нам рассказала Маргери, - мужчина тяжело выдыхает, переводя взгляд на столешницу. – Это должно остаться между нами, между Тиреллами. Это не должно стать достоянием общественности... Ни Старкам, ни Баратеонам, ни, тем более, Ланнистерам, об этом пока лучше не знать.
Уиллас понимал, что его брат не дурак, просто андал считал, что лучше перестраховаться и проговорить все аспекты ситуации, чем потом расхлебывать ее последствия. Если король узнает о том, что на Севере, вероятно, происходит мятеж, то он захочет его моментально подавить. Либо воспользоваться этим в своих интересах. Лорд-отец, когда узнает, что его дочь в опасности и, возможно, его воины убиты, захочет крови и мести. А это может привести к столкновению интересов Простора и столицы. Во всяком случае, гипотетически такое могло случиться. Словом, именно по этой причине и не надо сейчас распространяться о содержании письма Маргери.
— Мне нужно немного передохнуть перед тем, как пойти к бабушке. Нога совсем разболелась, - говорит Уиллас, подняв взгляд на братца. - Если придет еще что-то от Маргери, то, пожалуйста, сразу же сообщи.
[AVA]http://savepic.net/9744338.jpg[/AVA]
[NIC]Willas Tyrell[/NIC]
[STA]Growing Strong[/STA]

+6

12

При всей своей воспитанности и умении держаться даже в самых сложных и непонятных ситуациях сейчас Гарлан не удержался, чтобы не поглядеть на старшего брата тем самым взглядом, который можно трактовать только как: «Ты совсем меня за идиота держишь?».
Тирелл не ставил себе за цель сделать конфликт из ничего, понимал, почему Уиллас еще раз решил напомнить, почему стоит сейчас держать известия с Севера в тайне. Королева все еще негодует от того, что какие-то золотые розы так ловко обвели львов вокруг пальца, а сам Гарлан, не взирая на всю свою мощь и весьма пугающий внешний вид (если верить рыцарям Долины), по своей сути личность весьма мягкая, он неохотно лезет в интриги, да и врет чрезвычайно плохо. В общем, настоящий рыцарь для которого долг и честь – не пустые слова.
«Ох, Семеро, храните нас».
Рыцарь уже поднялся, чтобы дать брату отдохнуть и еще раз обдумать произошедшее. Впрочем о чем еще думать? Надо отправиться на Север и чем раньше, тем лучше!
«Не спеши, - напоминает себе рыцарь чрезвычайно важное правило, которое не раз помогало ему как на турнирах, так и в личной жизни. – Поспешишь, только Богов насмешишь».
Да, как брат Гарлан хотел уже покинуть Королевскую Гавань и отправиться в путь, но как тот, кто возложил свою жизнь на алтарь Воину, понимал, что в таких делах прежде чем сделать шаг, стоит семь раз подумать.
«Лучше бы выдали Маргери за карлика. Семеро, чем мы думали?».
Шумно выдохнув и опустив голову Тирелл уже почти открыл дверь, когда вдруг в его весьма твердолобой (проверенно Крейном) головушке пробежала весь дельная мысля. По крайней мере, так показалось рыцарю.
- А мы Маргери не ответим? – опять оборачивается к Уилласу. – Может черкнуть несколько строчек, дать понять, что мы не сидим сложив ручки, - да опасно, но не менее опасно, чем совсем не подавать голос. – К тому же, если Маргери писала письмо под присмотром, у новых друзей могут закрасться сомнения, отчего же мы молчим.
Да, письма очень часто теряются, ведь ворон – всего лишь птица, но Гарлан в этот момент поставил себя на место похитителей, и здесь все не так радужно для Маргери.

+3

13

Откровенно говоря, в дополнительном повторении слов про нераспространение информации Уиллас видел сразу несколько причин. И одной из них было как раз то, что Гарлан – не интриган, причем от слова «совсем», поэтому лучше ему в целом держаться подальше от этого змеиного клубка, который официально назывался Красным Замком. Здесь знание чего-то важного и значительного могло повесить на твою спину огромную мишень, которая подставила бы под удар не только тебя, но и всех твоих близких. К тому же, Тирелл знал про формирующиеся взаимоотношения между рыцарем и леди Кейтилин Старк, а также о том, что Брандон рассматривался как потенциальный оруженосец сына лорда Хайгардена. Собственно, брюнет немного тревожился, что его достаточно добродушный братец может «сжалиться» над женой, уже возможно вдовой, Хранителя Севера и расскажет ей про то, что узнал из письма Маргери. Нет, Уиллас не считал своего брата настолько идиотом, но кто знает, что может случиться – лучше перестраховаться.
— Да, ты прав, нужно что-то ответить, - немного потерянно и уже во всю витая в мыслях, произносит Тирелл, устремляя взгляд на бумагу на столе. – Напиши ей такой же ответ, как и всегда, в своей же манере, не отклоняясь от привычного поведения.
Зашифровать подсказку – это, безусловно, хорошая идея, но при этом рискованная. Несмотря на то, что похититель Маргери позволил ей отправить письмо, содержащее целое послание, нельзя уверенно сказать о том, он не поймет шифр братьев из Простора. Вдруг в этот день у него особенно быстро работать мозги, либо взгляд зацепится за что-то, показавшееся ему подозрительным...
— Напиши, что показал мне письмо, что я его видел и понял, - брюнет делает акцент на этом слове, - свою неправоту и в ближайшее же время постараюсь что-нибудь с этим сделать. Можешь даже написать, что я, как всегда, непонятно выражаю свои мысли и несу заумную чепуху, но скоро напишу письмо, - тут Тирелл слегка улыбается.
Больше ничего сейчас в голову не шло. Если Гарлан будет писать в своем расслабленно-ненапряженном стиле, то у них все получится. Лишь бы эти северные сволочи ничего не сделали с их сестрой...
Уиллас поднимается с места, взяв в руки трость, и, опираясь на нее, хромает к постели. Нужно дать изувеченной конечности отдохнуть, перед тем, как идти к леди Оленне. К тому же, у брюнета будет время, чтобы придумать речь для их бабушки, которая легко видела любой подвох и играючи читала любой подтекст. Нельзя сразу выдать ей все карты, а то ведь Королева Шипов за два дня соберет армию и направит ее штурмовать Винтерфелл, независимо от того, держат ли Маргери в плену или нет. Разбираться будут потом.[AVA]http://savepic.net/9744338.jpg[/AVA]
[NIC]Willas Tyrell[/NIC]
[STA]Growing Strong[/STA]

+3


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » То, что не написано чернилами [Покои Уилласа. 29.08.298]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC