Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Запрещенный прием [26.08.298 - Красный Замок]


Запрещенный прием [26.08.298 - Красный Замок]

Сообщений 1 страница 27 из 27

1


Запрещенный прием

Дата:
26.08.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань. Красный Замок. Внутренний двор

Действующие лица: Дэйемон Сэнд и Гарлан Тирелл

Краткое описание:
На войне все средства хороши.

Отредактировано Garlan Tyrell (2017-08-24 21:24:06)

0

2

Дэйемон Сэнд устал обыскивать подвалы под казавшийся ему неправильным "запасной план" Оберина. Конечно, он исполнял приказ, будучи предан своему господину, но в то же время искал и иные пути. Поэтому к Гарлану Тиреллу как бы случайно попала за столом записка, на которой было написано лаконичное: "Полдень. Внутренний двор. Дорн". И в назначенное время среди других прогуливающихся во дворе оказался и Дэйемон, разместившийся около одного из фонтанов, украшавших внутренний двор замка, и небрежно оглядывающим проходящих, высматривая Гарлана.
"Нужно понять, каков он, чем на него можно воздействовать. Честь, деньги, угрозы... разным нужно разное, но у всех есть что-то".

+3

3

Жизнь в столице оказалась скучной и однообразной. И нет, Гарлан не жалуется, скорее, констатирует факт. Безусловно, тренировочные бои с Золотыми Плащами и беседы с сиром Джейме Ланнистером и Барристаном Селми немного скрашивали деньки, вот только среди защитников порядка и покоя не всегда находились хорошие бойцы, а гвардейцы в белых плащах – люди занятые, у них не всегда найдется время нос почесать, что уже говорить о задушевных беседах? Вот и приходилось Тиреллу выкручиваться, искать себе занятия, чтобы лютоволком не завыть. По правде говоря, после предложения Станниса Баратеона скучать приходилось не так часто, но все равно миледи Скука наведывалась ко второму сыну Хранителя Юга чаще, чем хотелось. Вот и сегодняшний день не стал исключением из правил.
Позавтракав в кругу семьи и потренировавшись в кругу друзей, к обеду Гарлан успел дочитать трактат о законе, проиграть Уилласу в кайвассу и согласиться поужинать вместе с Леонеттой и ее новыми подругами. А это еще солнце не во всю воцарилось на небе! Что было бы дальше – страшно представить, благо, от неразумных поступков рыцаря спасла записка весьма странного, но от этого не менее интересного содержания. Ни имени адресанта, ни печати, ни имени того, кому полагается ее прочесть. Уиллас предложил выбросить ее и сыграть с ним еще раз в кайвассу, но на этот раз Гарлан не стал слушать старшего брата. Хватит с него советов, они ни к чему хорошему не приводят: то в судьях над дорнийским принцем окажется, то дракон Лораса его короля сожрет. Пора прислушиваться к собственному разуму.
Гуляя по двору в гордом одиночестве, Гарлан пытался угадать, кто из толпы незнакомцев может быть тем, кто решил немножко украсить его день новым знакомством. А может и не новым. Это уже только Семерым известно.

+4

4

Увидев поблизости Гарлана Тирелла - а уж его внешний вид Дэйемон постарался запомнить, кидая записку - дорниец решительным шагом двинулся вперёд. "Так, он рыцарь? Седьмое пекло, напряги память! Вот, другое дело. Рыцарь, точно рыцарь".
- Сир Гарлан, - без предисловий обратился он к юноше, подойдя к нему. - Вижу, вы пришли, как я и просил. Я сир Дэйемон, командир гвардии Ядовитых клыков при принце Оберине Мартелле, над которым вам предстоит вершить суд. Раз вы здесь, полагаю, вы не против разговора? Или вы ожидали здесь очаровательной девицы вроде Сансы Старк? Арья мала, наверное...
Упоминание новых свойственниц Гарлана не было случайным: Дэйемон помнил о браке Тирелл-Старк и не стал удерживаться от безобидной шпильки, намекающей на ещё один такой же.

+4

5

Молодой дорниец прелестной внешности и крепкого телосложения сразу привлек внимание Тирелла. Его лицо казалось знакомым, в голове крутилась мысль, что где-то они встречались, но при всем желании Гарлан не мог вспомнить ни имени, ни к какому роду молодой человек принадлежит. Впрочем, это совсем не опечаливало сына Хранителя Юга, а скорее наоборот – интриговало и забавляло. Новые знакомства, пусть приятные или не очень, это всегда хорошо. Особенно, когда заперт в золотой клетке, или в случае с Красным Замком стоит говорить «в красной клетке»? Гарлан обязательно подумает об этом на досуге, когда не надо будет ломать голову над делом Оберина Мартелла или военной кампанией на Севере.
- Сир Дэйемон Сэнд, рад личному знакомству, должен сказать, много о вас слышал, - учтивый кивок и не менее доброжелательная улыбка последовали следом за словами, в которых не было ни капли лукавства. Гарлан действительно наслышан об оруженосце Оберина Мартелла. Но, увы, слава была совсем не та, которой принято гордиться рыцарю. Лишил девственности Арианну Мартелл – вот, что зачастую приходилось слышать при упоминании Дэйемона Сэнда. «Молод, еще успеет заработать славу на турнирах», - обычно отвечал на такие шпильки Тирелл, не считая нужным лезть в чужую жизнь. Как жаль, что не все придерживаются таких же взглядов.
Улыбка исчезла с лица, стоило только рыцарю из Дорна не весьма забавно пошутить. Взять и с порога приписать женатому человеку тайное влечение к молодой особе – дерзость, которою многие сочли бы за грубость, а то, скорее всего, и за оскорбление, но Гарлан предпочел поступить по иначе.
- Арья и Брандон Старки чудесные дети. Арья великолепно держится в седле, а Бран превосходно для своего весьма юного возраста управляется с деревянным мечом. Санса – истинная леди, моя жена леди Леонетта Фоссовей без ума от старшой дочери леди Кейтилин Старк. Вы удовлетворили свое любопытство, сир Дэйемон Сэнд?
Пусть Гарлан и сохранял положительный настрой, но капля разочарования в его словах была. Уж, извольте, не привык рыцарь из Простора тратить свое время попросту. «Лучше бы сыграл с Уилласом в кайвассу». Как жаль, что время не повернуть вспять.

Отредактировано Garlan Tyrell (2017-08-28 16:42:55)

+4

6

"Идиот. Надутый дорнийский идиот. Он уже женат, как можно было не выяснить такие очевидные мелочи?!" - резко укорил себя Дэйемон, после чего наклонил голову:
- Приношу свои извинения, если задел вас, сир. Я вырос в Дорне, а у нас, как вы знаете, взгляды на приязнь к другим свободнее, чем здесь. Тем более что, будем откровенны, если вы и слышали обо мне, то вряд ли в контексте военных умений - либо правду про то, что Арианна отдалась мне первому, либо ложь про то, что я любовник принца Оберина. Рад, что вы нашли своё счастье в браке. Но, боюсь, я предложил вам прийти не для милого разговора об обычаях. Вы стали судьёй над моим повелителем. Не возражаете, если я поинтересуюсь, почему?
Бастард с интересом посмотрел на собеседника.

+2

7

Погода оказалась распрелестной: солнце греет, ветерок легкий дует, на небе ни единого облачка. Красота да благодать! Пусть сир Дэйемон Сэнд поблагодарит Семерых за столь прелестный денек, только он и спас его, немножко сгладив неприятное впечатление от нового знакомого. Гарлан посчитал, что не стоит столь чудесный день посвещать кайвассе и чтению книг, уж больно в последнее время Боги не щедры на такие подарки. К тому же к капитану личной гвардии Оберина Мартелла тоже было несколько весьма любопытных вопросов, на которые Тирелл намерен получить ответы.
Поприветствовав кивком двух Золотых плащей, с которыми Гарлан уже имел честь скрестить мечи, он понимающе кивнул услышав вопрос дорнийца. Весьма ожидаемо, но в тоже время достойно похвалы. Тиреллу даже сдалось, что для спасение своего сюзерана рыцарь делает больше, чем сам принц. Да, не только у королевы и Вариса есть свои уши в красном замке. Гарлан знал насколько неудачно пришли переговоры с Десницей и что сразу после них Мартелл ворвался в кабинет лорда Тайвина с весьма нелестными высказываниями в сторону Старого Льва. Да, что там лукавить, второй сын Мейса Тирелла тоже не особо проникся теплотой к принцу, он оставил о себе двоякое впечатление. Вот Дэйемон и решил помочь. Сначала побеседовал с Иваром Априсом, который помогает Станнису в делах Долины, а теперь и за рыцарем из Хайгардена пришел. Что же, такое неравнодушие к судьбе своего наставника действительно заслуживает на уважение, но стоит ли стараться, когда главный виновник "праздника" собственными руками роет могилу?
- Я не люблю обсуждать жизнь рыцарей за пределами турнирного поля, - вся так же мягко привадил беседу Тирелл, - а вам не стоит себя прибедняться, сир Дэйемон, быть командиром личной гвардии принца Оберина Мартелла в столь юном возрасте – это заслуга, которую можно сравнить с победой на турнире, – Гарлан не был собой, если бы при возможности не оправдал свое прозвище. Но не стоит думать, что говорил он это только для того, чтобы расположить собеседника к себе. Тирелл не любитель врать, даже если это ложь во благо.
С ответом на вопрос рыцарь из Простора не спешил. Он, щурясь от солнца, посмотрел на дорнийца и хитро улыбнулся.
- Думаете, я Вам так просто отвечу? – Поправил брошь на груди в форме личного герба – две золотые розы.- Это тайна покрытая мраком, сир Дэйемон, но я готов ее приоткрыть, если взамен вы мне дадите слово чести, что ответить правдиво на мой вопрос.
Пусть Гарлан и кажется на первый взгляд простеньким, как земля под ногами, но это только на первый взгляд. По уму он все же уступает Уилласу, но далеко не глупец и играть в игры такого толка тоже умеет.

+4

8

Дэйемон улыбнулся ему в ответ.
- Заслуга, но не столь часто обсуждаемая за спиной. Согласитесь, с моей стороны было бы неразумно согласиться ответить на ваш вопрос, даже не узнав, что это за вопрос. Пообещать вам не лгать я могу уже сейчас, но, как вы понимаете, есть секреты, которые я не имею права выдавать даже в ответ на столь интересующие меня вопросы.
"Могу пообещать, это верно. А могу и не пообещать", - мысленно язвительно добавил дорниец. Впрочем, даже если Гарлан Галантный заметит эту маленькую словесную ловушку, много его собеседник не терял.

+2

9

Гарлан причислял себе к тем рыцарям, для которых слово чести – не простой звук, а принесенные клятвы столь же святы, как обеты, что даны Лионетте Фоссовей в септе Хайгардена. Тирелл полагал, что если уже решился стать рыцарем, то будь добр помни не только о своих правах и возможностях, но также об обязанностях. Рыцарство не заканчивается турнирами и возможностью любого вызвать на суд поединком. Рыцарство – быть умелым воином, доблесть, справедливость, защита слабых, учтивость и любезность, щедрость, верность принесенным присягам и своим словам. Не так уже и сложно. Но если нет желание жить по кодексу, то прояви смелость и откажись от звания. Увы, не все придерживаются взглядов Гарлана. Для большинства принесенные клятвы и обещание – всего лишь слова, ветер в поле, отчего и есть столько проблем.
Гарлан опять понимающие кинул, слегка нахмурив брови. Стоит, сказать подобного ответа от дорнийца он ожидал. Жители песков и палящего солнца всегда славились своей изворотливостью. В компании друзей Гарлана есть один рыцарь из Толандов, который в хитрости слов может обойти даже Богов, так что Тиреллу не привыкать к беседам такого толка.
- Извольте заметить, сир Дэйемонд Сэнд, я пришел сюда, не зная, ждет на меня друг или враг, я беседую с вами, подставляя в первую очередь себя, вы хотите знать то, что я тоже могу назвать секретом, о которых не следует разглагольствовать направо и налево, и прошу я от вас не так уже и много. – На мгновение Гарлан замолчал, чтобы бастард сумел переварить сказанное. – Получить что-то, при этом ничего не дав взамен, невозможно. Либо вы мне обещаете быть честным и говорить только правду на вопросы интересуемые меня, либо наша беседа будет завершена и следующий разговор состоится только после суда.
Гарлан был как никогда серьезным. То, что Дэйемон Сэнд настолько волнуется за судьбу своего сюзерена, все еще вызывает у Тирелла уважение, но если он желает добиться от встречи результатов надо чем-то жертвовать. К тому же он не так много и просит.
- И еще одно. Ответы на свои вопросы я так или иначе смогу получить обходными путями, - правда, придется потратить и так дорого время, но так тому и быть. - А вот сможете ли вы узнать то, что известно только мне и лорду-деснице – не думаю. Сделка только в ваших интересах, сир.

+2

10

Дэйемон кивнул. Парировал Гарлан здраво. Впрочем, ответить ему было что. Обращение "сир", повторяемое раз за разом, давало ему надежду на "честный диалог".
- Я обещаю говорить вам только правду, сир Гарлан, и обещаю раскрывать всё, что не клялся сохранить в тайне, - пожав плечами, отозвался он. - Как рыцарь, вы поймёте меня - обещаю, если мои уста будут связаны клятвой молчать, я так и скажу, а не попытаюсь ложью обвести вас. Не буду врать, что боюсь мести божеств, для меня держать клятвы и соблюдать справедливость - вопрос самоуважения. Надеюсь, я могу рассчитывать и на вашу честность в ответ. Как вы понимаете, мои вопросы этим одним, вероятно, тоже не ограничатся.

+2

11

Вроде согласился, а вроде и нет. Такое ведение беседы как забавляло Гарлана, так и раздражало. С одной стороны, он совсем не прочь постягаться в красноречивости и обвести собеседника вокруг пальца, но вот проблема – ставки слишком высоки. Тирелл не желает, чтобы при упоминании его имени говорили: «это тот, кто не умеет держать слово?». Меньше всему рыцарю из Простора хотелось, чтобы его причисляли к тем неблагородным лордам, которые бьют себя в грудь, обещая унести секрет с собой в могилу, а как только дороги с собеседником расходятся, тут же со словами: «Ты только никому не говори», - по секрету разболтают чужую тайну всему Вестеросу.
«Увы, сир, я свою репутацию уж очень ценю».
Глубоко выдохнув, тем самым отбрасывая все лишние мысли, Гарлан решает прекратить игру, начатую дорнийцем. Или правильнее будет сказать, навязать свои правила? Да, так будет правильнее. И Дэйемону Сэнду придется согласиться, если есть желание продолжить беседу. Не в самом выгодной позиции сейчас делегация из Дорна, чтобы играть в слонов.
- Скажите, Дэйемон, что вы ищите в коридорах Красного Замка? – Тоном, что не предусматривает отговорок или умолчаний поинтересовался Тирелл. – Мои люди уже не раз говорили, что замечали мужчину дорнийской внешности, который очень подходит под ваше описание, что-то «вынюхивает». И будьте предельно честны.
Дорниец не дурак, если судить по тому, как красиво он вел беседу, и должен понять, что Тиреллы – это не наивные Старки и свои уши в Красном Замке у них есть, и правду Гарлан все равно узнает. «И будет лучше всем, если слова весьма наблюдательных гостей столицы сойдутся со словами гвардейца».

+3

12

Дэйемон улыбнулся. Вопрос был обтекаемый и вполне мог получить правдивый, но мало что раскрывающий ответ:
- Пустые пространства. Тайные ходы, подвалы, всякое такое, - и, прежде чем Гарлан задаст довольно очевидный вопрос, зачем ему это, столь же обтекаемый ответ на него: - Оберин приказал найти такое, и я уверен, что он найдёт этим местам подходящее применение.
"А не то, которое он планирует сейчас", - мысленно добавил он, с некоторым трудом удержавшись от того, чтобы поморщиться. Дэйемону не нравилась идея Оберина, но выполнять его приказ он продолжал.

Отредактировано Daemon Sand (2017-09-07 23:58:41)

+1

13

Брови сами по себе поползли вверх, а лицо вытянулось, как только дорниец взял и так с ходу выдал все карты на стол. Не ожидал такого Гарлан. Тирелл до последнего был уверен, что Сэнд будет пытаться уйти от скользких вопросов, особенно после столь длинного монолога о чести, клятве и тайне. И теперь рыцарь из Простора, поджав губы, задался вопросом: стоило ли спрашивать? С одной стороны честный ответ располагал к беседе, но с другой, подталкивал к определенным размышлениям. Меньше всего Гарлану хотелось приговорить к казни невиновного человека. Но столь ли уже невиновен Мартелл, как говорит? Стал бы невиновный человек искать тайные пути для отступления? Определенно, да, если бы был уверен в предвзятости судей. Но Тирелл пообещал руководится только фактами при вынесение вердикта, а у Станниа вместо мозгов свод законов. Чего ему бояться? Да, до Гарлану доходили слухи о том, что Баратеон желает выиграть дело, чего бы ему это не стоило. Но это все глупости, Тирелл это понял после личной беседы с Десницей. Все что хотел лорд Драконьего Камня – справедливости. И об этом знает Оберин. Так зачем искать обходные пути, если ты невиновен?
Чаше весов склонилась не в пользу дорнийского принца и его соратников.
- Что же, теперь моя очередь быть честным, - взяв под контроль эмоции, продолжил рыцарь. – Лорд-десница желал, чтобы суд был непредвзятым, поэтому и выбрал в судьи меня. Он сказал, что желает, дабы для судьи долг и честь не были пустыми словами. Это мне полстило, - мимолетная улыбка, чтобы немного разбавить серьезную беседу. – Согласитесь, трудно отказать, когда тебе так льстят. Но, должен сознаться, я не думал, что будет так сложно. Скажите, сир Дэйемон Сэнд, как вы думаете, принц Оберин поступил правильно? У него действительно не было выбора?
О том, что от его слов зависит решение, которое Гарлан примет на суде, решено было умолчать. И так понятно, что сейчас каждое слово на вес золота.

+6

14

- Выбор есть всегда, вопрос в том, каковы альтернативы, - покачал головой Дэйемон. Как он и обещал, он давал честный и даже довольно подробный ответ - но при этом ничто не мешало ему кое-что упускать. - И в данном случае одна из альтернатив была куда более неприятна: позволить выдать ещё одну Мартелл за ещё одного Таргариена, к тому же куда более безумного, и посадить этого нового безумца на Железный трон. Теоретически, конечно, можно было попытаться ограничиться убийством Визериса, и это порождает вторую неприятную альтернативу: пойти против воли брата, не пытаясь при этом свергнуть его с престола. Полагаю, Оберин не хотел, чтобы те, кто ему дорог, пострадали от такой альтернативы, и выбрал ту, что убирала меньше дорогих ему людей. Так что, отвечая на ваш вопрос - да, он поступил правильно, выбрав, как ни смешно это звучит в данных обстоятельствах, наиболее бескровную альтернативу. Кроме того, план не предполагал гибели Квентина, а на престол должна была взойти Арианна... возможно, Оберин погорячился, убив племянника, но этот племянник только что убил его дочь, так что его сложно судить за такое - или за то, что он не отдал престол сестре или брату убитого им, чтобы, опять же, не пострадали его близкие. Насколько, по вашим впечатлениям, лорд Станнис убеждён в виновности принца Оберина?
Этот вопрос задавался скорее ради понимания картины мира Гарлана, чем Станниса: встреча Оберина и Станниса подтверждала правоту Дэйемона, что Станнис им сейчас первый враг.

+2

15

Гарлан был полностью согласен с рыцарем из Дорна – альтернатива есть всегда, но заключалась ли она только в перечисленных вариантах? Уиллас всегда пытался заставить своего младшего брата думать шире, пытаться разглядеть ситуацию со всех сторон, задавать вопросы и находить ответы. В детстве такие «уроки» от старшего братца весьма раздражали, ведь когда тебе семь, то меньше всего хочется сидеть за книгами и думы думать, но со временем, когда Гарлан подрос и окреп не только физически, но и каши в черепушке поприбавилось, он начал ценить беседы с братом и его попытки донести, что у рыцаря должна быть не только крепкая рука, но и смекалка развита. И сейчас бы Уиллас гордился своим младшим братиком.
На каждый аргумент дорнийца в пользу Оберина, выходец из Простора тут же находил контраргумент. На каждую фразу тут же находился десяток вопросов. И пока Дэйемон перечислял возможные сценарии развития событий, Гарлан рисовал в уме свои. Да, он не видел полной картины, так что не станет биться в припадках, закатывать глаза и доказывать, что надо было поступать так и только так. События так уже не переиграешь, так что незачем тратить время впустую.
- Увы, принц Оберин делает все возможное, чтобы склонить чашу весов не в свою пользу. – Дэйемон требовал правды, так пусть получает ее. – Складывается ощущение, что это попытка захватить власть в Дорне, завернутая обертку из благих намерений. Если это не так, то скажите, почему трон Оберин не передал Тристану? Мальчишка совсем юн, он бы сидел на троне, а привил бы – Оберин. Зачем себя так подставлять? – Гарлан вопросительно посмотрел на собеседника.

Отредактировано Garlan Tyrell (2017-09-16 22:00:51)

+3

16

Дэйемон вздохнул. В планы Оберина, судя по сцене прибытия, не входило раскрывать эту информацию, но в данном случае она скорее могла послужить ему во благо, учитывая прочие обстоятельства, так что... глубоко вдохнув, он произнёс:
- Тристан пропал. Вероятно, бежал, узнав о смерти Квентина и не желая рисковать. Трудно посадить на престол того, местонахождение кого неизвестно. Думаю, даже если бы Оберин во всеуслышание объявил, что Тристану ничего не грозит, он бы не поверил и не явился... поэтому Оберин не стал сотрясать воздух. Я согласен с вами, что сам принц Оберин не особенно старается вытащить себя из ямы, но это не значит, что я не должен, - и быстро, прежде чем информация осядет: - Уиллас Тирелл давал вам советы по поводу суда, если да, какие?

+3

17

«Еще бы!» - Фыркнул про себя Гарлан на слова о Тристане. Тирелл никогда не был в Солнечном Копье, но, как и положено выходцу из Великого Дома, он обязан разбираться во многом, в том числе и в генеалогическом древе Мартеллов, и если память его не подводит, а вот это вряд ли, учитывая, сколько лет славному рыцарю, то младшему сыну Дорана Мартелла в этом году исполнилось одиннадцать. Сосем еще мальчик. Ему бы в кайвассу играть, да и рыцарскому мастерству обучаться, а не скитаться по Эссосу. Тиреллы и Мартеллы никогда не испытывали друг к другу теплых чувств, но сейчас что-то внутри Гарлана колыхнулось, ему было откровенно жаль ребенка, что стал жертвой дурных амбиций двух братьев.
«Да пусть Семеро оберегают тебя, Тристан Мартелл».
Краем уха Гарлан слышал, что Станнис отправил корабль в Эссос в надежде найти мальчишку. Но станет ли юноша доверять Баратеону? Да и не поздно? Сейчас Гарлану было тяжело трезво мыслить и сохранять рациональность. После такого ему хотелось самолично утопить Оберина в Черноводной.
«Так, не поддавайся чувствам. Помни о трезвости мышления», - приказало внутреннее Я голосом старшего брата. И, о чудо, сработало. К Гарлану вернулась адекватность. Но это не значит, что о Тристане он забыл. «Надо об этом поговорить с Уилласом». Вряд ли они смогут как-то помочь несчастному ребенку, о судьбе которого известно только Богам, но все же поделиться такими новостями стоит. Уиллас умный, авось что-то, да и придумает.
- Уиллас составил мне список из работ мейстеров и архиместеров, которые, по его словам, должны помочь мне освежить мои знания законов, - театрально вздохнув, Гарлан показал настолько ему интересны эти трактаты. Скука смертоная. – Очень заботливо с его стороны, вы не находите, сир Сэнд?
Наверное, не такой ответ желал получить дорниец, ну простите, надо уточнять.
- А что с Арианной? До меня дошли страшные слухи, дескать, Оберин отрезал ей язык и отправил к Молчаливым Сестерам.
Если это правда, то снова возникает вопрос: разве так поступает тот, кто просто не хотел кровопролития?

+2

18

- Очень заботливо, - с усмешкой кивнул Дэйемон. Сказанное Гарланом было принято им без вопросов: с некоторых зануд вполне станется ограничить свою помощь этим. Впрочем, усмешка тут же покинула его лицо, когда Гарлан заговорил об Арианне. Он помрачнел и заговорил серьёзно: - Ну, язык он ей не отрезал, это байки, но она действительно стала Молчаливой Сестрой. Я знаю Арианну, сир Гарлан. Хорошо знаю. Будучи законной наследницей престола, она наверняка начала бы мстить за отца и, возможно, поддерживать своего жениха Визериса. Возможно, не сразу в лоб - она расчётлива и хитра - но рано или поздно. Именно я предложил направить её в Молчаливые Сёстры - помимо прочего, для того, чтобы сохранить ей жизнь. Погибшая Обара не единственная агрессивная Песчаная Змейка. Послушайте, я не тот человек, с которым легко спокойно обсуждать её, здесь мой взгляд не нейтрален. Вы ведь помните, с чего мы начали разговор... Лучше скажите вот что. Я понимаю, что принцип "кому выгодно" на первый взгляд указывает на злонамеренность Оберина. Но ведь вы признаёте, что Оберин действительно привёз Визериса Таргариена? Что заговор Дорана имел место?

+2

19

Чем больше они беседуют, тем больше непонимания и вопросов. Сэнд не один, кто знал Арианну. Дочь Дорана Мартелла и принцесса Дорна состояла в переписке с Уилласом. Со слов неких родственников, которые частенько пользовались гостеприимностью лорда Хайгарена и совали свой нос в чужие дела, речь даже шла о браке. Что правда, сам старший сын Мейса Тирелла всегда при упоминании наследницы Солнечного Копья отшучивался и отнекивался, мол, кого его такого хромого и оторванного от жизни захочет видеть своим мужем, но сам Гарлан смотрел на ситуацию не только под одним углом и всегда отвечал, что у старшего братца неплохие шансы породниться с Мартеллами. Были неплохие шансы. Подтверждение опасения Тиррелла о том, что Арианна отреклась от мирского и положила свою жизнь на алтарь Неведомого, было сравнимо с горьким лекарством, которым мейстер Ломис пичкал Гарлана в детстве, когда у того пропал голос – неприятное, но проглотить надо.
И Тирелл проглотил. Недовольно посмотрев на собеседника, решил, что действительно стоит сыпать соль на раны. К тому же последовал новый вопрос, на который, чтобы ответить, стоит хорошенько подумать.
- Я не знаю, что сказать, – пожал плечами рыцарь из Простора. – Тело мне не показали, да и если бы показали, вряд ли от этого что-то поменялось бы. Я никогда не видел Таргариенов. Мне было шесть, когда случилось восстание Роберта Баратеона. – Да, есть портреты, но порой художники дают волю фантазии и начинают фантазировать в угоду своему вкусу и желанием заказчика. Так Мейс Тирелл однажды на одном из портретов постал воплощением Воина. Ох и хохотала тогда бабушка, увидев «шедевр». – И если я действительно слушал мейстера Ломиса, а это мне не приснилось, Таргариены – родом из Вилирии, между прочим, не самая знатная семья. Серебряные с золотом волосы и фиалковые глаза – черта валирийцев, которых полно в Лисе, так что… - он снова пожал плечами. – Поймите, никто бы не сомневался в правоте и добрых намерениях принца дорнийского, если бы он привел ко двору двух Таргариенов, ведь в свое время именно двух наследников трона упустил Станнис Баратеон. А так, увы, слишком много "но". К тому же не в пользу Оберина играет тот факт, что пятнадцать лет назад он созвал знамена, и хотел поднять Дорн под знаменами принца Визериса Таргариена, и начал подготовку восстания. Однако Джон Аррен, ставший королевским десницей, прибыл в Солнечное Копьё и сумел заключить мир. Под знаменами Визериса Таргарина, - еще раз повторил рыцарь. – Скажите, сир Сэнд, а чем были заняты вы, когда в Солнечном Копье проливалась кровь?

+2

20

- В последний раз - я был подле моего господина, сир Гарлан, - жёстко посмотрев на собеседника, ответил Дэйемон. "Он действительно спрашивает это?" - Я сражался за него. Следовал своей клятве, данной при превращении в его гвардейца, как и подобает рыцарю. У Дорана тоже были свои защитники, доблестно отдавшие жизни за него - многие в мои руки. А если вы о событиях пятнадцатилетней давности, то я ещё моложе вас и ничем политическим занят не был, поэтому не могу знать, что там было. Что касается Дэйенерис Таргариен... вы знаете не хуже моего, что она пропала ещё до восстания. Было бы как раз куда более странно и подозрительно, если бы у Оберина внезапно оказалась и она.

0

21

«Тоже были защитники, - повторил про себя Гарлан. А затем, сделав еще несколько шагов, добавил. - Кто бы сомневался». Речь шла не о преданных людях Дорана Мартелла, которые при всем своем мастерстве так и не смогли защитить своего принца от меча брата. Скепсис адресовался молодому человеку, который, следуя рыцарской клятве, пошел марать руки в чужой крови. Наверное, тогда Дэйемон был уверен в правоте действий Оберина, и как принц Мартелл искренне надеялся, что в правоту поверит и Железный Трон. Случилось не так, как хотелось, и почувствовав, как петля все сильнее и сильнее обвивается вокруг шеи, решил отмыть руки от крови. Тирелл не осмеливался судить Сэнда за такое решение, ведь сам выходец из Простора никогда не был на месте дорнийца и ему тяжело судить о том, как следует правильно вести себя в столь щекотливой ситуации.
Но все же не знать о прошлом своего сюзерена… Здесь рыцарь из Хайгардена только ухмыльнулся. «А как же, не знал. Весь Дорн знал, в Просторе знали, в Штормовых землях знали. На Севере знали, а сир Дэйемон Сэнд не знал, чем грозил Оберин Мартелл, когда Роберт Баратеон взошел на трон». Не верю, хотелось закричать ему, но все же не закричал, все же он Гарлан Галантный, а это вам не пуд изюма!
- Удобная легенда, согласитесь, – Гарлан на мгновение остановился, чтобы внимательнее присмотрится к дорнийцу. – Убить Визериса, Дорана, жениться на Дейнерис и опять поднять знамена с трехглавым драконом. Уж, простите, не верю я, что наемников со всего Эссоса нанимают только ради того, чтобы Кхал не обидел прелестную девочку с серебряными волосами.
Подробности той злополучной свадьбы, из-за которой Пентос на три месяца приостановил торговлю уже давно переплыли на галерах по ту сторону Узкого Моря, где красовался Вестерос. Уже ни для кого не секрет, что именно Дейенерис Таргариен похитили прямо со свадьбы. И вопрос здесь: кто это сделал. Для чего и так понятно. «Олень или дракон?» - задавался вопросом Гарлан и всегда приходил к одному и тому же ответу: «Семья».
- Вы хороший человек, сир Дэйемон Сэнд, рыцарь, пусть и не прославили свое имя. Я вижу, что вы от всего сердца верите в невиновность принца Оберина, но задайтесь вопросом: был ли он честен с вами до конца? Хуже всего быть пешкой в чужой игре.

+4

22

Дэйемон вздохнул:
- Думаю, что был. Я сказал, что не могу рассказать вам всего, но лгать не буду. Так вот, сир Гарлан, клянусь вам рыцарской честью: по всем имеющимся у меня сведениям, принц Оберин с юной Дэйенерис никак не связывался и тем паче не похищал, а доверенных исполнителей ближе и надёжнее меня у него нет, так что ему наверняка понадобилась бы моя помощь. К тому же Оберин собирается заключить брак с Элларией. Знамён Таргариенов Оберин поднимать не будет.
Хотя он изо всех сил постарался не сделать логического ударения на слове "Таргариенов", как почти всегда бывает, когда стараешься таким образом, получилось это плохо, и Гарлан вполне мог заметить некоторую подчёркнутость этого слова.

+1

23

Гарлан криво улыбнулся. Жаль ему этого Сэнда. Действительно хороший, верный друг, преданный, но наивный. Такие люди, как он, первыми и ложатся от чужих мечей не в своих войнах. Они идут в первых рядах отстаивать то во что искренне верят, но их имена не входят в историю. Они так и остаются безымянными смельчаками, которые нашли покой в общей могиле где-то в открытом поле. «Настоящие герои, которыми пользуются, как пушечным мясом».
Дэйемон действительно мог быть до глубины души уверенным в свои слова и в искренность Оберина, но Гарлан знает, какие порой лицемерные бывают лорды. Двуличие, умение плести интриги в их мире столь важно, как и умение держать меч и правильно вести себя за столом. На хитростях и манипуляциях держится история великих домов. «Никто, никогда, ни с кем не бывает честным до конца», - вспомнились ему слова леди Оленны, которые она сказала своему внуку на его четырнадцатилетние. Оберин друг Уилласа, его смерть будет тяжелым ударом для брата, но действительно ли столь наивен и чистый в своих помыслах дорнийский змей, как об этом говорил наследник Хайгардена, как в этом убежден Дэйемон. «Честный человек никогда не выйдет на бой с отравленным клинком».
Гарлан понимающе кивнул. Ему хотелось поверить в слова Дэйемона, но не мог. Весьма много неприятных моментом в жизни Оберина было, чтобы за ними разглядеть доблесть и верность.
- А какие знамена он поднимет? Я знаю, что в зале Малого Совета Оберин Мартелл угрожал войной Железному Трону. Как это вяжется с «не хочу, чтобы мой народ умирал»?
«А никак», - кратко ответил Тирелл про себя.

+4

24

- Вяжется, но вот здесь начинается то, что я раскрывать не могу, - вздохнул Дэйемон. - Точные планы принца Оберина - в той мере, в какой они мне известны - я раскрыть не могу, сир Гарлан, даже перед официальным судом, не говоря уже о частной беседе. Что касается угрозы - я уверен, возникло недоразумение. Со стороны Оберина было бы крайне неразумно действительно бросаться такими угрозами... "Особенно учитывая его фактические планы о независимости", - мысленно добавил он.

+1

25

«Крайне нерассудительно? Нет, мой новый друг, это было безумие и дурость, которые могли стоить жизни всей дорнийской делегации». Гарлан был уверен, что такой начитанный и не по годам умный, достаточно хитрый и расчетливый человек, как Оберин Мартел, должен знать, когда язык стоит держать за зубами. И пусть теперь еще молится Семерым, что защитили его от меча, и дело обошлось только домашним арестом. В годы правления Таргариенов довести до казни могли даже за кукольное представление, где обезглавливают деревянного дракона, ведь как так дракона убили?! Да, Гарлану знаком с той историей, что случилась на Эшфордском турнире сто лет назад, как и любой другой рыцарь, который умеет читать или любит слушать истории. Кто тогда заступился за дорнийку, которую принц из рода драконов – Эйрион Таргариен - покалечил? Безродный рыцарь, который затем еще выставился дураком, и если бы не умный десница-короля, то наивному Дункану Высокому выбили бы все зубы, отрубили бы ногу и руку. И это все началось из-за куклы! Здесь же угрозы войной. «Наверное, стоит принцу Оберину напомнить об Эшфордском турнире, возможно, после этого его возлюбленная на будет говорить за глаза, какой десница плохой». По меркам Таргаренов Баратеон поступил достаточно спокойно, но вот какой вопрос возник в голове Тирелла, пока тот рассуждал о деяниях почти столетней давности: стал ли Мартелл угрожать, если бы не был уверен в своих силах? Дунк вступился за даму не только потому что не смог пройти мимо чужой беды, но так же он был высок и крепок, значит мог спокойно пересчитать королевичу зубы.
«Ой, сир, вряд ли это была пустая угроза».
Гарлан покивал с таким выражением лица, мол: «да-да, понимаю вас, а как же!».
- Знаете, моего отца лорда Мейса Тирелла королева взяла под стражу и оштрафовала на два миллиона золотых драконов только потому, что Маргери вышла за Робба Старка без ее ведома, - сухо проговорил рыцарь. – Думаете мы созвали знамена? Угрожали армией? – «А ведь могли!». У Простора самая большая армия во всех Семи Королевствах, дойти до столицы и взять Красный замок им как чихнуть. – Мы не стали это делать, так как действительно не желаем войны, ваш же принц сначала убил своих родных, затем пришел на встречу с королевой и десницей с клинком, - об этом поведали гвардийцы, который хлебом не корми дай на свою службу пожаловаться. – Угрожал войной Железному трону и, прошу заметить, не впервые. И этот человек не хочет кровопролития? Знаете, я быстрее поверю в то, что драконы снова живы.
На этой красивой ноте Гарлах хотел поклониться и уйти, но воспитание не позволило.

+2

26

- С клинком и с пленником, - мягко напомнил Дэйемон. - Второе вызывало первое. Но суть ваших мыслей я понимаю. Как я уже сказал, принц Оберин - человек вспыльчивый и поэтому внешне лишь глубже закапывает себя. Но я... - Дэйемон осёкся. Зная, для чего на самом деле Оберин ищет подвалы, зная, что он мечтает о независимости Дорна, он не мог заставить себя сказать "уверен, что мой господин не хочет кровопролития". - Я уверен, что он общается с ними агрессивно потому, что считает, что по-хорошему договориться не получилось бы. И я не вполне согласен с ним в этом - потому и попытался так встретиться с вами. Спасибо, что выслушали меня, сир Гарлан, и отвечали на мои вопросы. Надеюсь, и я, насколько смог, удовлетворил ваше любопытство. Думаю, я исчерпал то, зачем звал вас. Если и вы ничего от меня больше не хотите...
Он наклонил голову и, если, конечно, Гарлан не возразил ему, двинулся прочь.

+1

27

Гарлан отрицательно покачал головой. Нет, не вызвало. Во-первых, Тирелл знал, в каком виде доставили Таргариена к ногам Королевы, во-вторых, все знают, что можно начинать беседу с теми, кто представляет власть, только сдав все оружие. Видимо, за долгие годы жизни в Эссосе Оберин совсем позабыл о том, как следует себя вести. Ему опять надо поставить свечу Матери за то, что оберегла его и никто не стал толковать приход в зал Малого совета с ножом за спиной как попытку убийства.
«И сколько раз в итоге принца дорнийского могли уже укротить на голову?».
Гарлан попытался посчитать, но сбился. Но он обязательно это сделает. Уж больно интересно.
- А на что еще он сможет пойти, поддавшись своей вспыльчивости? – Гарлан, который обычно излучает радость и дарит улыбки всем подряд, на этот раз был серьезнее, чем Уиллас за книгами. – Подумайте об этом на досугуе Больше я вас задерживать не стану. Приятно было познакомиться, сир Дэйемон Сэнд.
Откланявшись Гарлан поспешил в ту часть замка, которую добрая королева отдала Тиреллам. Ему есть о чем подумать и что обсудить, а еще ему жуть как персиков захотелось.

+1


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Запрещенный прием [26.08.298 - Красный Замок]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC