Вверх страницы
Вниз страницы

Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление




Администрация:

Faceless Man

Приём анкет:

Jon Snow

Catelyn Stark

 

Полезные ссылки:

FAQ

Сюжет

Акции

Шаблон анкеты

Нужные персонажи

Список персонажей

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298

Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы):

Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.

Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.

В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Мечты о будущем, воспоминания о прошлом [Комната Теона.10.06.298]


Мечты о будущем, воспоминания о прошлом [Комната Теона.10.06.298]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1


Мечты о будущем, воспоминания о прошлом
http://savepic.ru/14956105.jpg

Дата:
10.06.298 от З.Э.

Место:
Север. Винтерфелл. Комнате Теона Грейджоя

Действующие лица: Робб Старк и Теон Грейджой

Эпиграф: Прошлое существует не как напоминание, что будущее изменить невозможно!
Прошлое существует для того, чтоб показать, каким будущее может стать!

Краткое описание:
Ничто не вечно под луной. Лето близится к своему завершению, зима близко, пора взрослеть, отбросить детские игрушки и взять в руку настоящий меч. А еще пора прощаться со старыми друзьями, или все же стоит сказать: "До новых встреч"?

+1

2

Шаг. И еще один. И еще.
До дверей комнаты в которую обычно Робб влетал не раздумывая, попутно тороторя обо всех свежих новостях, было рукой подать. Но на этот раз Старк не спешил переступать порог. Хотелось всеми способами отдалить момент, что разделит жизнь на «до» и «после». Но сколько он сможет бегать от того, что все равно случится? День? Два? От силы три. Отец ясно дал понять, что если для сына донести новость будет слишком трудным испытанием, то он сам это сделает.
- Я знаю насколько вы сдружились, - проговорил он, передавая запечатанный свиток, - поэтому решил, что ему будет вдвойне приятно, если новость сообщишь ты.
Что за новость Робб не стал спрашивать. Сам догадался. Так же как и не стал расспрашивать, почему именно сейчас. Это было бы слишком эгоистически с его стороны.
Стоя перед дверью, он вспомнил, как впервые встретил железнорожденного. Тогда Робб был пятилетним сорванцом. Вместе с мамой, Джоном и малюткой Сансой вышли во двор, чтобы поприветствовать отца, вернувшегося с очередной войны. Словно это было вчера, Старк помнит, как с интересом рассматривал мальчишку, что прибыл вместе в лордом-отцом, точнее дивную зверюшку на его камзоле. «Кто это?», - поинтересовался тогда наследник Винтерфелла, указывая пальцем на золотого кракена. «Это твой фамильный герб?». За то, что показывал пальцем, леди-мать сразу отчитала своего слишком любопытного первенца, но совсем юного Старка это не остановило. Переведя дух, он засыпал наследника Пайка вопросами: «а почему острова называются железными? А у вас бывает снег? А чардрева? Умеешь строить замки? Хочешь я тебе свою армию покажу? Я и Джоном ее два дня лепили». Все это интересовало Робба настолько, насколько и призраки, что живут в крипте, и, кстати говоря, он их тоже хотел показать железнорожденному, но тогда духи предков, видимо были слишком заняты своими призрачными делами.
«И как он меня тогда не утопил в теплых родниках?».
Только подумать: не один день в пути, чужой дом, чужие правила, да еще мальчишка, что ходит по пятам и жаждет показать свою армию снеговиков. Наверное, Теону было очень сложно привыкнуть к новой жизни.
Но он сумел. По крайней мере, так кажется Роббу.
«И вот опять все придется менять. Если он захочет».
Старк все же делает те несколько сложных шагов. Подходит вплотную к двери. Три раза стукнул, подождал, когда за двери послышится: «Войдите».
- Ты слишком занят? Теон, мне надо с тобой поговорить.
Наверно, когда речь пойдет о настолько важных делах, следовало приходить с вином, но после выходки двух славых отпрысков знатных домов в таверне, лорд Винтерфелла запретил употреблять что-либо крепче молока до приезда леди Мергери Тирелл. Даже за столом. И конечно Робб пытался обойти запрет, но все, начиная от прачек и заканчивая кухарками, повторяли одно и тоже: «Простите, но милорд Эддард Старк запретил вам давать вино. Не хотите ли воды?». Так что придется беседовать на трезвую голову.
- Это очень важно, - так, уточнение на всякий случай, чтобы Грейджой не развернул его с порога, ибо у него «важные» дела.

Отредактировано Robb Stark (2017-07-25 21:56:00)

+7

3

Если вино не идет к Грейджою, Грейджой идет к вину. Именно поэтому на массивном дубовом столе уже как несколько часов стоит несколько закупоренных (и одна почти пустая) бутылей из дальней таверны.
Сам же железнорожденный, полулежа на локтях, почти не дышит. Спустя несколько напряженных мгновений с его губ срывается довольный стон.
- Я молодец? - слышит Теон где-то, как будто бы вдалеке, после чего на него стыдливо взбирается младшая дочь того самого трактирщика. Юная, румяная от вина, к которому не привыкла, желающая казаться опытнее и старше, она вызывает у Грейджоя улыбку.
Хороша, все-таки влюбленность. Хотя бы тем, что обходится без монет.
- Еще бы. Иди сюда, - Теон обхватывает ее одной рукой, заставляя лечь рядом. – Дай мне десять минут, хорошо?
После того, как Хранитель Севера ввел в Винтерфелле сухой закон, несколько вечеров были для Грейджоя весьма тоскливыми. Кроме того, после их последней с Роббом выходки, у наследника словно случайно появилось бессчетное количество дел. Видимо, Нэд Старк решил занять ум сына работой, чтобы тот не совращался вместе с праздным железнорожденным и ненароком не расстроил собственную свадьбу какой-нибудь выходкой.
Не сразу железнорожденный, расслабленный вином и стараниями девушки, понимает, что кто-то, словно стесняясь, три раза постучал в дверь несколько мгновений назад. Красавица напугано садится, прикрываясь одеялом, и бросает встревоженный взгляд на Теона. Он равнодушно махнул ей рукой, в какой-то глупой надежде, что тот, кто стоит за дверью, вдруг решит передумать, но спустя несколько мгновений Грейджой слышит приглушенный голос друга.
- Одевайся, - коротко отвечает на взволнованный взгляд Теон и сам спешит последовать своим же словам.
Железнорожденный распахивает дверь.
- Возвращайся к себе, - бросает он девушке напоследок, пропуская смущенного наследника Севера внутрь.
Он не знает, как она вернется домой. Собственно, его это не слишком волнует – решила прийти, значит, знает, как возвратиться.
- Но как? – вторит она его непродолжительным мысленным рассуждениям.
- Ну, тогда погуляй тут где-нибудь, - он пожимает плечами и, выкинув ее растерянный голос из головы, обращается к другу, закрыв дверь.
- Судя по «очень важно», новости плохие, - мрачно усмехнувшись, произносит Грейджой, - Что, Нэд Старк решил собрать все вино в Винтерфелле и предать огню?

+7

4

«Ох, ты, седьмое пекло, Грейджой!».
Лицо юноши, как и уши, тут же окрасились в ярко-малиновый цвет, а взор сразу переместился на пол и сапоги железнорожденного. И не ясно, кто сейчас чувствовал более неловко: девушка из трактира, которая интересно каким способом пробралась в комнату к возлюбленному (неужели туннель прорыла?) или наследник Винтерфелла, который в последнее время стал мастером попаданий в неловкие ситуации. Наверное, скорее всего первенец Старков. Девушка пусть и тоже залилась румянцем от макушки до кончиков пальцев на ногах, все же осмелилась заговорить и даже трезво мыслить в то время, как Старк все так же продолжал стоять в дверном проеме, перебирая в голове имена всех предков, начиная с Брандона Строителя.
Двери за возлюбленной на ночь наконец-то закрылись. Робб мотнул головой, выбрасывая из нее все глупости, что за то короткое время, что Теон прощался с дочерью трактирщика, успели захватить ум полностью. Вспоминает с чем он пришел.
Застенчивость и неловкость перерастают в серьезность.
Больше нет и тех сомнений, что в дуэте с воспоминаниями о далеком и прекрасном прошлом не давали северянина ступить важных три шага.
Робб сумел перебороть в себе мальчишку, и дать лорду бразды правления своими словами и поступками.
«Я должен быть таким же сдержанным, как и мой отец», - напомнил себя юноша, проходя в комнату и усаживаясь за стол, на котором вместо книг и карт красуются бутылки с запрещенным после инцидента в таверне напитком.
«И где ты только его откопал?»- Читается во взгляде наследника Севера. Впрочем, железнорожденный может не отвечать, кажется, Старк и сам догадался.
- Да, то есть нет, - недолго лорд брал верх над ребенком лета. – Точнее не совсем все плохо. Вино никто трогать не будет.
«Так, соберись, Робб Старк! Ты же будущий лорд, что же мямлишь, как девчонка на выданье!".
- Теон, - неуверенно, но все же теперь хотя бы придерживаясь одной нити повествования, заговорил северянин, - помнишь, мы говорили об армии одичалых за Стеной и что мой лорд-отец собирает знаменосцев, дабы дать отпор? – Секундная пауза, чтобы охмеленный виноградным напитком и поцелуями прекрасной девы друг смог припомнить, когда такое было и было ли вообще. – Так, вот, я попросил отца, чтобы он взял меня с собой, и он согласился. Я вместе с отцом, лордами Севера и Джоном отправляюсь в Ночной Дозор. – Оповещая Сноу о том, что он едет с ними, Робб светился не хуже ночного небосклона в безоблачную погоду, но сейчас он не испытывает ничего кроме грусти и печали. И то ли Джон виноват со своим: «какая Стена? Какие одичалые? Ты же наследник!», то ли письмо от Эддарда Старка, адресованное своему воспитаннику, о котором наследник не сумел сразу рассказать. Непонятно. – Правда, никто меня в бой не пустит, но помогать с провизией тоже неплохо, как ты считаешь?

Отредактировано Robb Stark (2017-07-27 12:21:42)

+6

5

Под затянувшуюся паузу Теон направляется в сторону стола, на котором стоят пять самых важных предметов в этой комнате. За эти несколько мгновений он успевает прикинуть парочку веселостей, которые могли послужить причиной неожиданного визита Робба. Например, у Тиреллов где-то в садах завалялась еще одна благородная леди, и Старк пришел предложить жениться за компанию.

«Или…»

Услышав истинную причину, Грейджой так и замирает с бутылкой в опустившейся руке, которая должна была показать его гостеприимство и радушие ночному гостю. Поворачивается. Несколько недоуменно смотрит на Старка, но быстро берет себя в руки.

- Вряд ли там найдется время и возможность для доблестных подвигов, а подохнуть со вспоротым животом, занимаясь похлебкой, не самое благородное дело для наследника Винтерфелла, - железнорожденный по привычке улыбается, но это лишь добавляет горечи его словам.

Это на языке Грейджоя означает «Робб, уверен ли ты, что в этом риске есть смысл»? Да, они не раз мечтали о том, как пойдут доблестными воинами на поле брани, сокрушат врага и в лаврах, вдвоем, вернутся назад. Но предполагалось, что к этому времени оба они будут готовы. И, если бы это было действительно так, Нэд Старк не стал бы отправлять сына всего лишь «помогать с провизией».

Тем не менее, прямо высказывать свои опасения Теон почему-то пока не решается. Возможно, из-за взгляда молодого волка, в котором читалось, что, хотя он и пришел сюда вроде как с вопросом, но все уже давно для себя решил.

Железнорожденный беспокойно отходит от стола, зачем-то направляется к выходу. Резко, словно случайно вспомнив, что не один, он возвращается, садится на несобранную после недавних увеселений кровать. Опускает взгляд на бутылку все еще зажатую в руке и, тихо выругавшись, ставит ее у ноги.

- Ну, во всяком случае, я искренне надеюсь, что это не грядущая свадьба заставляет тебя сбегать за Стену. И что Брану не придется становиться прямым наследником преждевременно. – жестокими шутками железнорожденный дает себе паузу, чтобы немного собраться с мыслями.

И, сколько на старается, Грейджой так и не может найти убедительной причины, которая могла бы заставить доблестного Эддарда Старка бросить Винтерфелл на малолетку-Рикона и Маргери Тирелл, о которой большинство на Севере не знает вовсе или знает понаслышке.

+8

6

«И ты туда же!»
На мгновение печаль и тоска, что овладели Роббом стоило только получить письмо, сменились на раздражение и желание отчитать железнорожденного так, как леди Кейтилин Старк отчитывает своих любимых детишек, стоит тем устроить беспредел. Хотелось сложить руки на груди и важным, тем самым нудным тоном, что только Старков Боги наделили, завести разговор о том, что он прекрасно осознает о всей опасности, но это совсем не останавливает его. Теон же хорошо знает Робба, лучше чем кто-либо еще, он же должен осознавать, что молодой волк себя с потрахами сожрет за то, что отсиживался за стенами Винтерфелла, пока другие мерзли и умирали за его дом. Но мгновенная злость отступает так же быстро, как и взяла верх. Теперь Старк понимает сакральный смысл слов Грейджоя.
«Спасибо», - опустив голову и прикусив нижнюю губу, шепчет северянин. Ему действительно важно то, что Теон не стал кривить душой. Горькая правда важнее сладкой лжи, любит повторять мейстер Лювин.
Железнорожденный направляется к двери, северянин, подняв левую бровь, наблюдал за этим. «Эй, это еще не все!» - Хотелось крикнуть ему вслед. Робб бы и крикнул, но это не понадобилось. Теон сам вернулся, уселся на кровать, где всего несколько минут назад придавался «философии», и даже заговорил.
- Нееет, - протянул Старк, поудобнее усаживаясь на стуле, - не в этом. Со свадьбой я смирился уже, дело во мне. Ты же знаешь, я не смогу нормально спать, пока другие умирают, чтобы мы жили. Но это еще не все, - сделав глубокий вдох-выдох Старк достает за пояса письмо с печатью лютоволка. – Это тебе. От моего отца.
Письмо отправляется на столе, а взгляд северянина на вине. Выпить вина – еще никогда так не хотелось.
«Сейчас кроме беззаботного детства я и потеряю друга. Или…».
Все же Роббу хотелось верить, что там какое-то тайное поручение или новости с Железных островов. Но вера в прекрасное настолько же мала, как и в то, что дядя Бен ошибся и нет никакого сто тысячного войска одичалых за Стеной.
«Теон Грейджой, эти были нелегкие десять лет. Я тебя помню совсем мальчиком, сейчас же ты мужчина в полном рассвете сил. Ты приехал сюда пленником, но сумел стать еще одним сыном. Но пришло время прощаться. Я поговорил с Королем Робертом Баратеоном первым этого имени, королем Семи Королевств и решили, что пора тебе оправляться домой», - подумал про себя Робб, поглядывая на письмо с печатью фамильного герба.

+5

7

- Знаю, – Теон поднимает на друга взгляд. – Поэтому и говорю. Чтобы ты ехал туда с холодной головой. Там уже не будет времени для переживаний о том, правильно ли ты поступил. Дрогнет меч, закрадётся в душу сомнение, взгляд скользнет не туда – и все.

Железнорождённый уже хотел было попросить Робба привезти ему голову одичалого в качестве памятного сувенира. И заодно спросить другой вопрос, волновавший его – почему Старки не берут его с собой? Недостаточно выслужился? Но что-то в нерешительности волка заставляет Грейджоя медлить. И только в самый последний момент, за пару мгновений до слов друга, он замечает в руке его письмо.

Сердце от этого желтоватого куска бумаги у Теона ёкает. Он ещё не знает, верно ли его предчувствие, но медленно, как будто фамильная печать Старков может укусить его, поднимается и забирает со стола письмо. Разламывает печать и, забыв натянуть привычную ухмылку, хмурым взглядом быстро пробегает по строгим строкам, немного щурясь от столь мешающего сейчас полумрака.

Если бы он был более чувствительным и, скажем, не умел обращаться с луком, то руки его наверняка бы задрожали. А может, и глаза бы увлажнились от умиления.

Во второй раз с того же самого места за один и тот же вечер Грейджой оборачивается к другу с растерянным взглядом. Только теперь Теон выглядит почти испуганно. Ему кажется, что глаза его обманывают, или строки перестроятся в другие, прочти он ещё раз то, что только что увидел. Поэтому он читает еще раз. И ещё.

Всё верно. Он больше не заложник этой неприступной холодной тюрьмы, что поэтично зовут Винтерфелл.

Грейджой столько раз мечтал бы этом, столько раз представлял в голове этот момент, когда ему скажут, что он свободен… У него были тысячи планов. То он хотел вернуться домой, то посетить прежде королевскую гавань, то отправиться после Пайка с небольшой командой верных людей в места, о которых он читал только в книгах или слышал от редких заезжих странников. И сейчас все это враз вылетело из головы, всё, что он с такой ясностью себе представлял едва ли не каждый вечер. Перед глазами остались только высокие серые скалы, стальное небо, играющее в море, и волны, неистово кусающие Пайк за его каменные ступни, опущенные в воду.

- Это приказ? - зачем-то усмехается Грейджой.

Он пытается представить, как начнет собираться. И как выкинуть из головы привычную мысль, что это лишь мечта бесправного заложника? Но тут перед глазами встает лицо отца. Его скрипучий голос. И редкие сухие письма. Едва ли их было больше десяти за все это время. Одно в них было неизменно - их краткость и формализм. Дядя удерился в религию, что-то там отстроили заново, сестра куда-то отплыла, мать передает привет. Как будто кто-то с мечом у горла заставлял Бейлона Грейджоя отрывать от сердца эти жалкие крупицы сухой статистики. И ни одного вопроса. И даже если писал сам Теон, то все было в таком же духе. Разве что далеко не на все письма наследник Пайка получил ответы. Бывало, он шутил, что, видимо, на Железные острова нужно отправлять как минимум дракона, чтобы он справился с непогодой и суровостью края.

Грейджой не любит говорить о том, что его действительно беспокоит, предпочитая бахвалиться очевидным похождением или меткой стрельбой на соколиной охоте. Но тут, кажется, надо сказать. Ибо больше некому, кроме как Роббу.
«Да и, возможно, это одна из последних наших бесед».

- Страшно оказаться там не нужным, – Грейджой внимательно пробегается по лицу друга, как будто опасаясь увидеть в нём насмешку. И это никак не сходится с его тоном, словно он за обедом вспомнил какой-то увлекательный анекдот. – Мне часто казалось между строк, что отец будто упрекает меня за эту участь. Как будто я добровольно попал сюда и в свои десять должен был достать меч, изрубить войско Баратеона и спасти Пайк. Ну или, как минимум, погибнуть с братьями. Может, конечно, я все напридумывал. Все-таки, когда в письме пять строк, невольно начинаешь искать в нем скрытый смысл.

Отредактировано Theon Greyjoy (2017-07-31 12:56:24)

+10

8

- Если ты забыл, мне уже приходилось убивать.
Робб решил напомнить о случившемся в лесу не ради возвышения. Похвастаться «успехами» и задрать нос перед другом совсем не входило в планы на вечер. Старк только желал немного разбавить слишком угрюмую обстановку, напомнить, что все не так просто и железнорожденный рано посылает за Молчаливыми сестрами.
- А еще нас Старков трудно убить.
Капля веселья и беззаботности, с которой обычно мальчишки фантазировали о прекрасном и доблестном будущем, совсем не будет лишней. Но всего лишь капля.
То, как искривилось лицо Теона, свидетельствовало о том, что Робб не ошибся и в письме действительно говорилось о том, что кракен волен делать то, что пожелает.
«Тогда почему печален твой взгляд?».
На это у северянина не было ответа. Грейджой столько раз рассказывал о своем доме, столько раз мечтал о путешествиях на край земли и вот когда все что надо - протянуть руку и взять, он дает заднюю.
«Что не так?».
Робб не мог понять. Он хотел, но не мог. Да на месте железнорожденного северянин уже от счастья светиться бы начал! Нет ничего лучше дома!
Но здесь Грейджой заговорил, и Старк начал понимать, в чем дело.
«Дом там, где тебе хорошо, где тебя любят и понимают. Где не предадут и не осудят». У Робба такой дом есть. Это Винтерфелл, лорд-отец и леди-мать, шумные и веселые братья и сестры, слишком ответственный сир Родрик, чрезмерно умный мейстер Лювен, по-детски наивный Ходор. А еще Старая Нэн, Джори, Хален, Пуль. И еще столько, что не сосчитать! А кто есть у Теона? Отец? Мать? Сестра? Судя по тому, как часто прилетали письма из Пайка, лорд Бейлон Грейджой не особо тосковал по единственному сыну холодными вечерами.
«Как может быть отец настолько жесток к своему сыну?».
Для Робба это было настолько же дико, как и истории Теона об Утонувшем боге, что обитает на Железных островах.
- Это была не твоя война, и ты никому ничего не должен, - после паузы, что затянулась настолько долго, что казалось, прошла целая вечность, северянин все же нашел, что сказать. – Твой отец поступил неправильно и понес наказание, ты же оказался заложником ситуации. – В уме все звучало более убедительно, на деле слова давались так сложно, словно в глотку расплавленное железо залили и заставили говорить. – Теон, - Робб попытался улыбнуться, а правая рука ложится на плечо друга. – Знаю, что ты со мной поспоришь, но Винтерфелл – твой дом, ты для меня еще один брат, – «пусть иногда и невыносим», - никто не говорит тебе выметаться отсюда. Хочешь – оставайся. Гости. А я после возращения из Ночного Дозора погощу у тебя. Всегда мечтал увидеть море. – Последние были сказаны с особой беззаботностью. Как будто и нет войска одичалых, этих дурацких писем, и зима близко только в девизе дома Старков. Как будто они опять беззаботные дети лета, что мечтают о днях, когда не придется за каждый шаг отчитываться перед родителями, когда они будут вольны делать то, что пожелают.

Отредактировано Robb Stark (2017-08-02 00:31:44)

+6

9

Теон оглядывается по сторонам привычной до тошноты комнаты, в которой он мог бы сориентироваться, даже будучи слепым. Предметов мало, обстановка весьма аскетичная, не считая бутылей вина. Он бы, конечно, предпочел бы убранство побогаче, но пленник, как известно, темницу не выбирает.
Грейджой упирается взглядом в черноту за окном, спотыкается о высокие своды потолка. Вспоминает, как по приезду просидел тут, наверное, с неделю, а первые месяцы ходил по замку только с приставленной охраной. Как будто он, десятилетний, мог бы убежать. Может, к слову, и мог бы. И даже думал об этом. Но что может ребенок в чужих краях? Даже тогда он понимал, что у него вариантов немного: либо сдохнуть в сугробе, но на приличном удалении от Винтерфелла, что, наверное, в глазах лорда-отца сделало бы ему честь, либо попытаться подстроиться.
Ну, и он попытался. Слушал почти десять лет причитания чужой матери, принимал советы от неродного отца, рос среди веселых, задиристых, отстраненных, надоедливых, очень разных  и совершенно далеких ему детей Севера. Учился заходить в трапезную, как будто у него был выбор вообще здесь не оказываться. Совершенствовался в стрельбе из лука и вел себя так, чтобы у глаз и ушей серого замка не было причин держать его за стенами, и что он правда вернется назад после охоты. Развивал постыдный для его племени навык верховой езды и все сильнее забывал запах моря.
А сейчас все это вдруг становится неважно.
Ворота Винтерфелла распахнуты, никто не будет ждать его назад и не пошлет псов гнаться за ним по пятам. Эти люди могут стать призраками. И суровый Эддард Старк, похожий на неотесанную глыбу, и его медноволосая строгая жена. И бастард Джон, и волчица-Арья, и прелестная расцветающая Санса. И даже Робб.
Единственное, что связывает их вдруг воронами разлетевшиеся в разные стороны судьбы, - это, пожалуй, рука друга на плече железнорожденного. И от этих мыслей у него идет кругом и без того плохо соображающая от вина голова.
— Спасибо за теплые слова. — «Ты единственный, кто был со мной искренним». — Мне нужно будет пару недель, чтобы собраться.
И речь тут не о вещах – железнорожденный узник, именуемый воспитанником Нэда Старка, естественно, не оброс на Севере утварью. Разве что лук у него есть.
«И того много», — Грейджой привычно усмехается, оставив сокровенные мечты, которые вдруг стали планами на будущее, для одинокой – или не очень, если дева не успела далеко уйти — ночи.
— А с каким сердцем ты покинешь дом с своей молодой женой? И на кого твой отец планирует оставить Винтерфелл? – Теон вдруг вспоминает печальный взгляд Робба, вскользь брошенный на его скромные трофеи, когда он только заявился в его покои. Грейджой раскупоривает новую бутылку вина и протягивает другу. Сам возвращается к той единственной, которую оставил початой у кровати. – Нам, кажется, есть, за что выпить.

Отредактировано Theon Greyjoy (2017-08-13 17:17:59)

+10

10

«Все же решил нас покинуть».
Робб только понимающе кивнул, оставляя все свои мысли при себе. У него нет права останавливать Теона, требовать, чтобы тот поменял свое мнение и остался на Севере. Как в случае с Джоном всё, что он может, – высказать свое мнение и принять чужое решение, каким бы тяжелым это и не казалось.
«И разошлись их пути в четыре разных стороны. Хорошая песня получается».
Сначала Винтерфелл покинул Бран, решивший следовать за мечтой и, не взирая ни на что, стать первым рыцарем из Старков, затем Сноу захотел поиграть в славного защитника мира людей, надев черное, теперь пришла очередь Грейджоя.
«Хотя бы он не приписывает своему желанию покинуть Винтерфелл славные и возвышенные цели». Хотя... Кто его знает. Может, Теон уже в фантазии своей рисует, как на всех ветрах отправится в далекое путешествие на другой конец мир, где всегда светит солнце и не бывает зимы.
«Хотел бы и я так». Увы, судьба наследника Севера накладывает вето на все возможные путешествия за Узкое море и заморские приключения. «Старк должен оставаться на Севере», - всегда твердил ему отец, вселяя в мальчишку разочарование и желание проклясть всех, кто придумал такие сложные и несправедливые правила. Со временем он все же понял, что имел в виду отец, но от этого радостнее не становится.
«Останется у меня только Рикон, и тот когда-то покинет дом».
Мысли становились невыносимы. Не таким свое будущие видел Робб. Ему казалось, что его братья и сестры всегда будут с ним, что во дворе всегда будет крутиться толпа беззаботных детишек, а в замке будет слышен смех. Роббу всегда казалось, что они все месте проведут первую зиму, как и положено стае. «Но стая распалась. Я – одинокий волк».
Вопрос о Маргери еще больше навеял тоски. Старк не представлял, как юная роза воспримет новый дом, семью, обычаи, а главное – его. Ему хотелось верить в лучшее, но не получалось. Наверное, поэтому он напросился в помощники Ночному Дозору, прикрывая свой страх перед будущем благородными поступками. «Точно волк-дурашка».
- Старые боги, Грейджой, я же не в Седьмое Пекло собрался! – Всё это было так невыносимо, что хотелось кричать, что собственно Робб и сделал. Помогло. Совсем немножко, но теперь по крайней мере, нет желания заняться самобичеванием. – Меня не будет от силы тридцать дней, а мейстер Лювин и сир Родрик, уверен, справятся на отлично и без меня. Но мне будет спокойнее варить похлебку в Черном Замке, зная, что в Винтерфелле есть, кому развлечь мою женушку, тот, кто сможет показать, что на Севере не так уже и плохо. – «Понимаешь, куда я веду, Грейджой?». – Ты, кстати, останешься до моей свадьбы? – Поморщившись от пойла, которое по ошибке назвали вином, поинтересовался Старк. «И даже не смей говорить, что нет!». Хватит того, что Джон желал сбежать в свой Дозор, не поддержав брата в самый трудный момент.

+8

11

Грейджой такой реакции от Робба не ожидал. Видимо, не так просто, как наследник Винтерфелла хотел и предполагал, дались ему эти решения.
Это тот самый момент, когда ожидания и реальность никак не складываются в цельное полотно, которое, когда было разорвано в фантазиях на мелкие кусочки, казалось единым. И легко сочленялось. А на деле оказалось, что тут с одного края нужно оторвать кусок, с другого – аккуратно подравнять острым клинком. И то не факт, что срастется.
Железнорожденному забавно было понимать, что и он, и молодой волк одновременно чувствуют примерно одно и то же, но только по совершенно разным поводам.
— Уже представляю одичалых, которые поднимают посреди бойни лики к небу и, заметив, что луна пошла на убыль, возвращаются назад ровным строем. Ведь тридцать дней, предрекаемых великим Роббом Старком, уже как два часа минули! – с беззлобной насмешкой замечает Теон. Он редко бывал серьезным, поэтому, не изменяя своей привычке, решил напомнить слишком самонадеянному волчонку, что редко все выходит так, как мы прогнозируем. Особенно, когда полагаемся на здравый смысл.
Но на полемику Грейджой настроен не был. Ему, в общем-то, даже ни в чем переубеждать друга не хотелось. Во-первых, это бесполезно, а, во-вторых, вариант Робба столь же вероятен в исполнении, сколь и его. Просто, если волчонок метит выше, то должен не исключать любые исходы.
— Так ты хочешь, чтобы я остался до твоего возвращения и позаботился о юной Тирелл? – прямо спрашивает Теон, усмехнувшись. Они все-таки слишком хорошо знакомы, чтобы прятаться в полунамеках.
«С моей-то репутацией?»
Странно, что Робб, который морщился каждый раз, когда Грейджой рассказывал о своих похождениях, вдруг решает отдать железнорожденному на попечение свою жену. Хотя, возможно, волчонок и прав — зариться на собственность младшего друга гордость Теона вряд ли позволит. Вряд ли.
— Ты меня обижаешь. Когда это я хотел пропустить пир на весь мир? — улыбается Теон, а сам думает о том, почему хватается за возможность оттянуть возвращение домой и сладостный миг встречи с любящим отцом на попозже.

+10

12

Все меняется, перерождается, трасформуеться, но одно остается вечным, такая вот константа этого мира, и это ехидность Грейджоя. Сколько себя Старк помнит, сколько лет Теон на Севере, столько эти его весьма «остроумные» замечания сопровождают их дружбу.
«Дать по губам, чтобы раз и навсегда усвоил: несмешно, но вряд ли такое поведение понравиться отцу».
Обычно Старк, не раздумывая, съязвил бы в ответ, но на этот раз все обошлось тем самым гневным взглядом, который поселялся на личике наследника Винтерфелла каждый раз, когда Грейджой решал задеть Сноу.
«Только еще словесных баталий сегодня не хватало», - решил северянин, приглушая не вовремя проснувшуюся злости пойлом, которое и рядом не стояло с тем, что привез с собой король Роберт Баратеон. «Даже прислуга его пить не стала б». Вино горчило, обжигало, но с главной своей обьязаностью справлялось более чем хорошо.
Уже после трех глотков Старк перестал супиться так, словно у него, защитите Старые Боги, всю семью вырезали на свадьбе, а ему голову лютоволка пришили. Робб расслабился. Подперев голову кулаком, он весьма радушно кивал в такт словам железнорожденного.
«Да, хочу, чтобы ты одним глазком приглядывал за моей чудесной женушкой». «Да, с твоей репутацией». «А что?».
Робб искренне недоумевал. Он действительно не в восторге от похождений старшего друга и всегда делает замечания, когда Грейджой начинает рассказывать, как пищат в койке девы из Зимнего Городка при Арье или Бране, но Старк доверяет ему. Не взирая на все минусы Теона, он спокойно может назвать кракена своим братом. Порой весьма заносчивым и не всегда благоразумным, но, как говорится, родственников не выбирают.
- Да, я хочу, чтобы ты, Теон Грейджой, сын Бейлона Грейджоя и Аланнис Харлоу, наследник Пайка присмотрел за Маргери Тирелл, пока я буду защищать Семь Королевств от Короля-за-Стеной и его армии одичалых.
«Так понятно?»
Пусть Робб говорил настолько серьезным тоном, что зубы сводит, но мимолетная улыбка, пробежавшая на лице наследника на последних словах должна была уверить кракена, что это не он так вывел волчонка из себя, что тот, бедолага, решил поиграть в повидавшего жизнь лорда, а просто вино слегка вдарило в голову.
- Но присмотреть – не значит греть постель в мое отсутствие, - все же решил уточнить, так чтобы совсем со спокойной душой варить похлебку в Черном замке.
Слова о пире совсем развеселили Старка. Действительно, о чем он это? Теон и веселье – это все равно что Джон и чрезмерная серьезность, всегда ходят разом.
«Хотя бы тебя мне уговаривать не пришлось». Чему Робб был безумно рад.
- Кстати, может, с Маргери приедут кузины и отгуляем сразу две свадьбы? Укрепим вдвойне, так сказать, положение Простора на политической арене. Или отец уже подыскал тебе невесту? Кто там у вас на Железных Островах в статусе завидной невесты? Кто-то из Блэктайдов? Или дама из Болти? А может, Винчи?
Робб, как и положено наследнику Севера, хорошо разбирался как в истории Великих домов и их знаменосцев так и в семейных древах, он уже даже Арье кандидатов на роль мужья подыскал, но из всех Семи Королевств Железные острова меньше всего интересовали северянина.

Отредактировано Robb Stark (2017-08-21 23:21:15)

+5

13

Грейджой с едва заметной улыбкой слушает нарочито серьезного Робба, нарекающего его правильно следить за своей юной прекрасной - по слухам - будущей женой. Теон скрещивает на груди руки и ухмыляется, подняв взгляд к теряющемуся во мраке неярких свечей потолку. Жест этот без слов должен был дал понять другу, что железнорожденный сейчас имеет в виду что-то типа "опять эти северные Старки со своим холодным целомудрием".
Но, в целом, Грейджою это показалось даже милым. Только отпрыск однозначно честного, как высеченные в камне слова, Эддарда и чопорно-правильной Кейтилин Талли может успокоиться перед долгим отсутствием после того, как честно предупредил, что железнорожденному негоже лезть с его женой в одну койку.
Наверное, поэтому они и друзья. Когда вокруг тебя чужая сторона и полный мрак относительно будущего, приятно, что кто-то может относится к тебе однозначно и делать что-то, не имея скрытых намерений. Ведь кто знает, может, забыв про все обещания, назавтра папенька взбунтуется и красоты ради наследника Пайка оставят без слишком уж мозолящей глаза северянам головы, или ему придумают какое-нибудь дело, из которого ему не суждено будет выбраться живым.
В общем, Грейджой догадывался, что, пока он не мешает, никто и не берет его в расчет. Но, если он начнет приносить хоть малейшие неудобства, церемониться с ним не станут. Ибо незачем.
- Старк, успокойся. Пока что боги нарекли тебя страдать одному, - Теон морщится от внезапного предложения Робба. Он, конечно, в шутку, но пора уже молодому волку усвоить, что в таких вещах чувство юмора Грейджою отказывает напрочь. - Я разве похож на жениха, который, принарядившись в нарядный камзол, будет скакать вокруг невесты, забившись в свадебной эйфории?
Железнорожденный догадывался, что если отцу взбредет в голову его женить, то лишь утонувший бог разлучит его с нареченной, но говорить это не стал. Все-таки Теон не хотел думать об этом всерьез и предполагал, что пока что горизонт его чист от брачных обетов и полон трактирных девок.
"Да и вообще - как-нибудь выкручусь".
- Любовь, знаешь, не нуждается в свадьбах и клятвах у чардрева. - Решил разговора лишь ради пофилософствовать тот, кто никогда еще не любил. - Все эти перетерпишь - полюбишь, чувства придут со временем и так далее... Как по мне, бред полнейший. Либо тебе кто-то западает в душу, либо нет. Я вот еще не встречал ничего подобного. Но, кто знает, может тебе повезет.

+7

14

Робб бесхитростный? Нет, что за бред, господа?! При всем уважение к леди Кейтилин и лорду Эддарду Старку, которые с самых ранних лет прививали своему сыну понятия справедливости, честности, любви и еще много чего, чем должен был быть наделен будущий лорд, но этого мальца уж никак нельзя назвать наивной и чистой душой. Когда надо смекалочка работает, шестеренки крутятся, и в рыжеволосой головушке быстро созревает план, как получить желаемое и чтобы за это ничего не было. Но в тоже время юный Старк живет по принципу: поступай с людьми так, как хочешь, что они поступали с тобой. Робб доверяет своим друзьям, семье, он готов прийти на помощь и поддержать как словом, так и делом. Наследник Севера хочет, чтобы в нем в первую очередь видели защитника и настоящего друга. И, возможно, кто-то, услышав о такой жизненной позиции, посмеется и скажет, что все это глупости. Возможно, он и будет прав. В книгах, которые мейстер Лювин подсовывает юному Старку, было несколько историй, где самый родные и близкие без угрызений совести наносили удар в спину, но так же там были истории, где от смерти не спасали ни золото, ни сталь, ни страх, ни драконы. И таких историй большинство.
«Если не доверять родным, то кому еще?» - спрашивал себя Робб в моменты, когда по ночам он не мог заснуть и в голову лез различный бред. Отец, мама, сестренки, Бран, Джон, малыш Рикон, Теон Грейжой – если они не помогут в тяжелую минуту, если на них невозможно положиться, то кому тогда довериться? Возможно, Робб наивный дурак, и когда-то его имя окажется на станицах книг по соседству с такими же наивными дураками, которые не ожидала ножа в спину от самых близких людей.
«Но пусть будет так, чем видеть предателя в каждом встречном». История о Безумном Короле, которая все еще свежа в памяти Семи Королевств, тому подтверждение.
Слишком серозные мысли покинули рыжеволосую головушку, а слишком серьезное выражение лица сменилось на искреннюю детскую улыбку. Роббу не хотелось сейчас думать ни о своей свадьбе, ни об армии одичалых, а тем более о тех временах, когда ему придется подписываться «Хранитель Севера и лорд Винтерфелла». Зачем торопить события? Уж лучше наслаждаться прекрасными мгновениями. Тем более не каждый день получается заставить Теона Грейджоя быть серьезным, как какой-то септон. Что, правда, ненадолго. Железнорожденный быстро отплатил северянину его же монетой.
Робб замолкает, стиснув зубы и опустив взгляд на пол. Он хмурится, пытаясь выбросить слова Теона из головы.
«Может тебе повезет», - повторяет он себе и тихо добавляет:
- А может и нет.
Старк в том возрасте, когда мальчишек интересует охота, лошади и мечи. Да, на девушек он уже посматривает, но все это совсем несерьезно. Любовь, стихи, песенки - это же все такие глупости. «Пусть этим Санса страдает», - говорил он всегда себе, и вот то ли он повзрослел, то ли над ним Старые боги так подшучивают, но за последний месяц юноша думал о любви больше, чем за всю свою жизнь.
- И что если тебе западет кухарка? Женишься на ней? Сделаешь ее леди Пайка? – Поинтересовался Старк. В памяти все еще был свеж разговор с леди-матерью, который состоялся в тот же день, когда лорд-отец огласил радостную весть о помолке. Робб тогда набрался смелости и выдал целую речь, где рассуждал о чувствах, долге, любви и семье. Но леди Старк быстро вернула первенца на грешную землю, дав понять, что наследнику Севера следует думать в первую очередь головой, а не сердцем. «Ты - будущий лорд, последствия твоих решений могут коснуться не только тебя. Думай об этом прежде, чем рассуждать затронет ли это твою честь, и какое удовольствие принесут объятия любимой женщины», - сказала тогда мама, и Робб пообещал, что так и будет делать, но все-таки ему было весьма интересно услышать мнение друга. Как не крути, а Теон старше его и более компетентен во всех вопросах, что касаются женщин.

+7


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Кузница истории » Мечты о будущем, воспоминания о прошлом [Комната Теона.10.06.298]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC