Game of Thrones. From the Very Beginning

Объявление

Игровой период: 01.05.298 - 30.09.298
Что творится в Вестеросе (Седьмой-восьмой месяцы): Север. В лучших семейных традициях Старки со своими лордами-знаменосцами сразу после свадебных торжеств отправляются к Стене - поддержать Ночной дозор против армии одичалых.
Королевская гавань. Внезапный финт Джоффри с назначением Станниса Баратеона десницей короля был воспринят многими в штыки. Но это не мешает новому деснице находить новых союзников... и врагов.
В Дорне произошла смена власти в пользу Оберина Мартелла. Красный Змей пресекает союз Дорана и Визериса Таргариена, доставляя того в столицу. Но даров и сладких речей дорнийцев в столице не оценили: Визерис был тут же казнен, а Оберина взяли под стражу по обвинению в измене по приказу десницы.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Come as you are [Лагерь короля Роберта. 05.06.298]


Come as you are [Лагерь короля Роберта. 05.06.298]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1


Come as you are

Дата:
05.06.298 от З.Э.

Место:
лагерь короля Роберта

Действующие лица: Кейтилин Старк, Алан Крейн.

Эпиграф: Come as you are, as you were
As I want you to be

Краткое описание:
Не только юные девы с кавалерами имеют любовь бродить после ужина подальше от толпы.

Отредактировано Catelyn Stark (2017-07-05 17:56:16)

0

2

Вечерело. Солнце стремилось скрыться за горизонтом, окрашивая небо в приятный оранжевый цвет, пели птички, в лагере шумели солдаты, готовящие на кострах ужин и травящие байки, а в центре всего этого действа находился чертовски привлекательный и дьявольски матерящийся Алан Крейн. Мужчина слонялся между рядами палаток, бурча себе под нос проклятия, оскорбления и заодно молитву из Семиконечной звезды. Откуда такой варвар, богохульник и грубиян знал ее? Разгадка проста: септа Леонетта, дуэнья Маргери Тирелл, чудеснейшая барышня с подтянутыми бедрами, любит разговаривать во сне. Ой, седьмое пекло, это другая и долгая история – забудьте.
Что вообще наш герой забыл в этом лагере? Тут все тоже достаточно просто. Нелегкая судьбинушка занесла кронпринца Джоффри Баратеона на полянку, где рыцари Тиреллов устроили привал, совмещенный с набиванием мордочек друг другу. И принцессе-в-юбке – так Крейн мысленно называл блондинчика-принца -  столь сильно понравилась Маргери, что юный монарх пригласил розочку к себе на обед. Конечно, барды, услышь они о такой случайной встрече, обозвали бы ее судьбоносной и сочиняли песни о том, как Баратеон утонул в бездонных глазах леди Тирелл... Да, конечно, в глазах. Надо бы шепнуть на ушко септе Леонетте, что Маргери стоит надевать другие платья, особенно сейчас, когда кортеж приближается к Северу. Хотя, откровенно говоря, когда у Алана появляется возможность что-то шепнуть септе на ушко, то мысли его заняты совершенно не Маргери, но... Нет, вы не подумайте, Крейн не ханжа, а миледи одевается просто чудесно, радуя глаз окружающих, но, чёрт возьми, так ли романтичен юный монарх, что оказался поглощен именно глазами розочки? Вопрос, ответ на который мы так и не узнаем. Но Крейн все же ставил на талию, разрез на спине и ноги. Что еще нужно 12-летнему мальчику? Богатый внутренний мир и тонкая душевная организация? Хренушки.
Алана же успешно бросили. Во-первых, лорда обязали присутствовать в лагере вместе с леди Тирелл, он же, в конце концов, капитан ее личной гвардии и без его ведома она и шага не должна делать. В теории. По факту же оказалось, что барышня абсолютно не терпит, когда-то ограничивает ее свободу, поэтому творила что хотела, а Алану оставалось бегать за ней и оберегать. Во-вторых, ему сказали переодеться, ибо когда Джоффри пригласил леди Тирелл на ужин, то Алан выглядел немного не по-светски... Далее слово за слово, монаршеские игры и капризы, короче говоря, в итоге, Крейну приказали отмыться, переодеться, а затем следовать за монархом и леди. Так Алан и сделал, да вот только молодняк куда-то успешно ускакал, а лорд Алого Озера почему-то не догадался о том, что надо взять с собой пару человек. Точнее как, догадался, но сейчас эти господа находились по периметру лагеря, ибо королевский кортеж не допускал на свою территорию слишком много чужестранцев, вдруг шпионами окажутся. Крейна таки пустили, но для этого ему пришлось козырнуть своими белыми зубками и снять портупею, чтобы на территории лагеря находиться без нее.
Вот Алан и находился. И чувствовал себя дураком. В стеганом кожаном дублете, на котором была вышита роза Тиреллов (эту одежку он был обязан носить в торжественные моменты), отмытый, с заново заплетенной косой, без меча и вообще оружия, он слонялся по лагерю потенциальных противников. И шут знает, что в это время Джоффри нашептывал леди Маргери. Крейн надеялся лишь на то, что розочка у нас благоразумная дама, которая не позволит юнцу сорвать свою же розочку. Мастер метафор Алан сплевывает на землю, подойдя к одному из концов лагеря. Мужчина злился, раздражался, чувствовал себя глупо, не на своем месте, да и вообще чувства в нем как-то бурлили. Непонятно, чем такое состояние обусловлено, возможно, некоторым перевозбуждением (фу-фу, извращенцы) из-за сражения, возможно, еще чем-то, но факт оставался фактом - сейчас Алана переполняли эмоции. В основном, кстати, негативные. Ему нужна отдушина, что-то, куда он выпустит эмоции, разрядится, расслабиться... «Где Леонетта?»
Встав рядом с какой-то телегой, мужчина оперся на нее, а затем, повернувшись вполоборота, достал из сена, валяющегося на повозке, травинку, которую вставил между зубов. Раз уж Крейн себя чувствовал бараном, то решил для соответствия немного травки поживать.

+6

3

Прошло чуть больше пары дней, как персональные семь преисподних выделились в три отдельно взятые, собрали вещи и поехали в сторону столицы. Дети – это, безусловно, цветы жизни, но Кейтилин уже начинала подозревать, что стоило оставить эту половину Старковского букета в Винтерфелле, ибо некоторые цветочки уже успели наворотить дел. В пределах замка за детьми могли присмотреть местные жители и прислуга, каждый из которых знает волчат с пеленок, а здесь же жене Хранителя Севера приходилось полагаться только на себя. И только боги представляют, какое это наказание уследить за двумя шалопаями, которые только и ждут момента, чтобы улизнуть, растворяясь в толпе королевской челяди вместе со своими лютоволками. Правда, в основном по лагерю разносилось громогласное: «Арья Старк! Немедленно вернись!» - Бран всё же был более покладистым, да и в радиусе нескольких миль было не сыскать предмета его любви – длинной каменной стены, по которой можно было вдоволь поползать. Поэтому сегодня первенство по получению знаков отличия в виде пряжки отцовского ремня, коим леди Старк обещалась наградить нарушителей спокойствия и правил приличия, была именно Арья, вздумавшая, что это очень замечательная идея ускакать с принцем наперегонки на чужом коне без седла, как какая-то крестьянка. Его Величеству было плевать, как ведет себя сын, пусть хоть голым на лошади по лесу рассекает, а вот Кейтилин относилась к поведению своей дочери крайне трепетно и каждый раз почти хваталась за сердце, когда младшая из девочек четы Старков устраивала нечто подобное. Именно эту мысль постаралась донести до юной леди Кэт, держа ту за шкирку и таща к их шатру, чтобы провести воспитательную беседу, от которой будет мало толку, а лишь раздражение и в худшем случае головная боль у любительницы делать всё по-своему. Сквозь собственные слова, которые леди Винтерфелла выговаривала сквозь зубы, едва сохраняя спокойствие, женщине удалось разобрать о чем, все пыталась сказать Арья – они с Джоффри встретили Тиреллов, и те с легкой руки наследника престола оказались приглашены на ужин. Кейтилин от неожиданности чуть не расцепила пальцы, ослабляя хватку, но финт маленького лютоволка не сработал – Кэт отвлеклась от своих нотаций, но ненадолго – лишь уточнить кто, с кем и когда, а после мысленно посокрушаться или же порадоваться, что леди Оленна замечена не была.
Путь из Винтерфелла за пределы северных земель не был близким, а единственная доступная гостям как королевским, так из Простора дорога – королевский тракт. Встреча двух кортежей была неизбежна, но леди Старк не думала, что это произойдет так быстро, и оттого совершенно не держала в голове подробностей с этим связанным, погрузившись целиком и полностью в свои заботы. С одной стороны, было желание посмотреть на невесту и попробовать узнать её получше, а с другой – страшновато разрушить святое неведение правдой, которая могла всплыть после знакомства. Но от правды не убежишь, зато её можно принять с гордо поднятой головой.
С Маргери из дома Тирелл Кейтилин обменялась несколькими дежурными фразами, но это мало тянуло на судьбоносное знакомство. Первое впечатление от невестки Кэт постаралась для себя смягчить, уговаривая себя не делать поспешных выводов. В конце концов, её собственный муж предстал в ином свете спустя не один месяц, так отчего грешить на совсем пока юную розу, не знавшей ни лишений, ни элементарной ответственности, что было почти буквально написано на её милом личике. Леди Старк оставалось помолиться, что молодые найдут общий язык.
«Во всяком случае, она должна ему понравиться не меньше, чем королю и принцу», - Кэт сложно было судить с мужской точки зрения, но и на королевский вкус, не отличающийся избирательность, полагаться было проблематично. Впрочем, важным оказалось не то, пришлась ли роза по вкусу двум оленям, и даже не то, как она под видом светской беседы вцепилась в монарших особ, а оброненные ею слова о том, как ей совестно перед Его и Её Величествами.
Теперь Кейтилин понимала, откуда растут ноги у Тирелловской спешки.
«И здесь Серсея. А я говорила Неду не торопиться с этим браком. В слишком хороших сделках всегда есть подвох».

Лорд Рисвелл был человеком своеобразным. Он всё болтал и болтал о войне, бередя раны на женском сердце, отчего Кейтилин пришлось найти предлог, чтобы откланяться – и от бесед с вассалом своего мужа, и от попыток Роберта споить жену своего лучшего друга, совершенно неприспособленную к войне хмельными напитками. Впрочем, детям действительно было ни к чему оставаться среди этой веселой попойки в честь встречи двух кортежей. Благо, Арья и Бран уже подустали, а Санса была слишком подавлена отсутствием внимания от предмета своих воздыханий, поэтому никто не выказывал сопротивления и покорно последовали за матерью – быстро и без драк, всегда бы так.
Выходя от девочек, Кейтилин, обхватив пальцами запястья, тем самым пряча руки от прохладного ветра под широкими рукавами серого дорожного платья, раздумывала, как лучше разбить маленький мирок старшей дочери, объяснив, что принцы из песен и баллад редко похожи на тех, что реально существуют.
«Старица, Матерь, помогите мне с этим».
Сделать это требовалось, пожалуй, давно, но лето так недолговечно, что для любимого ребенка невольно хочется отодвинуть хоть на самую малость ту самую зиму, что всегда близко.
Кэт бездумно шла в случайно выбранном направлении, логично предположив, что у лагеря всё же есть конец. И женский взгляд случайно скользнул по мужскому силуэту. И казалось бы, воин и воин, пусть себе щиплет травку, словно какой-то козел, но на камзоле была вышита Тирелловская роза. Леди Старк сбавила шаг и даже прищурилась, но нет – ошибки не было. Удивительно было наблюдать явно не сына Мейса Тирелла в таком отдалении от шатра, где проходил пир, да и там-то рядом с Маргери жена Хранителя Севера почему-то никого не наблюдала. Возможно, просто выпустила из виду, следя за собственными детьми, а может, стоило уточнить причины одинокого скитания по королевскому лагерю.
- Я могу чем-нибудь помочь Вам, сир… ? – Подойдя ближе, произнесла Кейтилин, выделив интонационно последнее слово, как бы намекая, что мужчине будет неплохо представиться. Наивно полагала, что её личность в представлении не нуждается.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/LKbU7.jpg[/AVA]

Отредактировано Catelyn Stark (2017-07-05 21:13:11)

+4

4

Говоря о том, что его бросили, мужчина не преувеличивал. Маргери, конечно, не убежала в объятиях принца от Алана, но позволила довести до шатра, в котором и должен был состояться ужин, а затем намекнула ему, что дальше Крейну заходить не стоит. Лукаво улыбнулась, состроила свою самую милую мордашку, из-за которой на девушку просто нельзя злиться, а затем скрылась в королевской «палатке». Нет, Алан не обижался на нее (он вообще редко обижался), Крейн все понимал, не стоит такому, как он, сидеть за одним столом с самим королем – еще чего наговорит, так его на месте казнят и продолжат трапезничать. И мало того, что наш герой потеряет свою светлую головушку, так еще и Маргери подставит, лишив ее командира гвардии, а за это леди Оленна его с того света достанет и еще раз прикончит, только более изощренным и болезненным способом. Фантазируя о своих потенциальных смертях, Крейн усмехается, передвигая во рту травинку. «Пожухлое сено, на кой хрен им такое в лагере», - недовольно морщится андал, но соломинку не выплевывает.
Размышляя о чем-то своем, Алан слышит приближающиеся к нему шаги. Как бы глубоко наш герой не погружался в глубины своего сознания, он все равно старался всегда быть на чеку, особенно в лагере, полном воинов, способных в одночасье стать врагами. Крейн не шевелится, лишь переводит взгляд на приближающийся «объект», коим оказывается рыжеволосая женщина. Мужчина, понимая, что вряд ли незнакомка идет сюда с целью прикончить чужака, поэтому прикрывает глаза, опираясь на телегу. Дама, подойдя ближе, первая нарушает молчание, обращаясь к Алану ровным, спокойным и вежливым голосом. «Прислуга обычно говорит тихо, причем редко начинает разговор первой», - рассуждает про себя Крейн, развлекаясь игрой «угадай кто». Мужчина открывает глаза и, развернувшись на мысах сапог, поворачивается в сторону барышни.
Его неожиданной собеседницей оказывается та самая рыжеволосая женщина. Алан фирменно скалится, а глаза его сужаются в хитром прищуре, взгляд же становится заинтересованным и изучающим. Мужчина слегка наклоняет голову на бок, открыто, не стесняясь, проходится взглядом по даме, стоящей напротив. Шатен оценивающе осматривает леди с головы до пят, затем обратно. Во-первых, барышню можно было заслуженно назвать красивой: точеная фигурка, шикарные рыжие локоны, глубокие голубые глазки, вздернутый вверх аккуратный носик, бледные губы. Во-вторых, дама была облачена явно не в одежды прислуги, что еще раз подтверждало предположение Крейна. В-третьих, собеседница была явно не молода, но и старой ее назвать язык просто не мог повернуться – Алан предполагал, что она немногим старше его самого, явно не мелкая смазливая соплячка. Шатен ухмыляется, делая шаг вперед, сокращая расстояние между собой и незнакомкой.
— Не сир, миледи... – с хитрым прищуром и легкой усмешкой произносит мужчина. Выставив вперед одно плечо, Крейн изображает нечто похожее на небрежный поклон, сопровождая это представлением себя любимого, - Алан Крейн, лорд Алого Озера и глава дома Крейн.
Мужчина не очень любил козырять титулом, но что-то его  потянуло в эту официозную степь. Возможно, внешний вид дамы, стоящей напротив, подталкивал его туда – что-то в ней было такого... официально серьёзного. Крейн не считал себя знатоком женщин, (хотя ладно, кого мы обманываем, считал) но порой он правильно угадывал их настроения и состояния. Вот эта представительница прекрасного пола, стоящая напротив, производила впечатление человека чинного, а в очах чувствовалась мудрость, читалось глубокомыслие. Алан вообще считал, что о многом говорят именно глаза, потому что они редко врут.
— Благодарю за предложение, но помощь мне не нужна, миледи... - оскал становится шире, но мужчина делает небольшую паузу, – Как я могу обращаться к Вам, очаровательная незнакомка?
Глаза шатена лукаво щурятся, когда он вопрошает свою собеседницу. Причем Крейн, как и практически всегда, не лгал, а довольно искренне выразил свое отношение к даме. Да, в виде нелепого комплимента, но именно в таких словах наибольший шарм. Во всяком случае, так казалось Алану, который сейчас с ухмылкой заглядывал в глаза рыжеволосой.

+5

5

Однозначное описание мужчины, что так и не вынул изо рта пожухлую травинку, можно было составить, проследив за его взглядом. Но Кейтилин не спешила с выводами и формированием малоприятного первого впечатление, даже опустив взор вслед за милордом и поняв, кому адресован этот довольно-таки вульгарный и мало похожий на комплимент в понимании леди жест. Пожалуй, таких манер по отношению к себе женщина не встречала ни среди простого люда, ни среди королевской свиты, которая, гонясь за Его Величеством, порой мало чем отличалась от главы дома Баратеонов и всего королевства. Как мать леди Старк лишь неодобрительно хмыкнула, мысленно заключив, что кому-то в детстве мало времени уделяли воспитанию, возможно, потакая любви юноши к оружию, вот и получили в итоге способного бойца, который может крушить черепа врагов, но не может в манеры. Как леди предпочла опустить подобное, не заостряя внимания и не отвечая тем же, несмотря на то, что южное изобилие явно шло Тирелловским рыцарям на пользу – чихнут и камзол затрещит по швам, то бишь посмотреть было на что. Но Кейтилин вежливо выжидала, когда андал соизволит оторваться от своих научных изысканий, и вопреки всему взор её был направлен собеседнику в лицо, а не куда-либо ещё - как минимум потому, что жене Хранителя Севера уже очень давно не было любопытно, что прячут мужчины под кольчугой. Брак развеял анатомические вопросы, а счастливое замужество отсекло их в принципе.
«Не сир… Вот значит как», - на краткий миг на лице леди Винтерфелла промелькнуло удивление, но пропало оно быстрее, чем на губах южанина в очередной раз расцвела ухмылка. Кейтилин была искренне уверена, что Тирелл не отпустят абы с кем свою единственную девицу на выданье – в конце концов, только покойный Уолдер Фрей мог не особо переживать о жизнеспособности отдельных членов своего потомства, ведь на его место  придет другая пара того же поколения и тройка следующего. К тому же, насколько Кэт помнила, в Просторе так ценили рыцарские титулы и очень щепетильно относились ко всему институту рыцарства в целом, что было удивительно видеть кого-то из гвардии миледи Тирелл, лишенного подобной чести, но по положению визави был лордом, что говорило о многом. Впрочем, на Севере мужчины прекрасно уживались без этого статуса, быть может, и этот молодой человек разделяет подобные мысли – тогда ему будет вполне комфортно среди северян.
Леди Винтерфелла учтиво кивнула, подтверждая формально выраженную радость знакомства словами:
- Для меня большая честь познакомиться с вами, милорд. К своему великому сожалению, ранее я не имела возможности быть знакома с представителями вашего дома.
О том, что существование такового вообще в голове своей не держала, Кейтилин решила тактично умолчать. Пожалуй, тактично умалчивала она сегодня за двоих, потому что лорд Крейн без каких-либо зазрений совести решил осведомиться о том, кто перед ним, чем ещё раз удивил леди Старк. По всей видимости, лорду Алого Озера родители забыли вбить не только манеры, но и такие элементарные вещи, как знания о Великих домах и их представителей, чтобы, не будучи лично знакомым с кем-либо из них, безошибочно по застежке в виде волка и типичной внешности Талли не перепутать одну дочь лорда Риверрана с другой. Но, вестимо, в закатном солнце всё локоны окрашиваются в цвет осенней листвы, застежка спряталась под меховой оторочкой и длинной косой и прочее, и прочее.
- Леди Кейтилин, - снисходительно опустив название дома своего мужа и протянув руку, ответила Кэт, уверенная, что уж сейчас-то дело для андала прояснится. Но у того на лице не дрогнул ни один мускул, отчего жена Хранителя Севера замешкалась и не оставила мужчину, коему не требуется помощь, в гордом одиночестве, в котором она его, собственно, и застала. И раз уж лорд Крейн не до конца понимает, что за «прекрасная незнакомка» перед ним, не стоило упускать такую возможность. Кто как ни человек из свиты Маргери Тирелл сможет рассказать что-либо о дочери лорда Хайгардена. Кейтилин очаровательно улыбнулась. – Так вы, стало быть, сопровождаете миледи Тирелл на Север? Должно быть, путь из Хайгардена весьма труден только потому, что очень долог… А после Перешейка лето как будто и вовсе здесь не бывало.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/LKbU7.jpg[/AVA]

Отредактировано Catelyn Stark (2017-07-07 23:00:22)

+3

6

Когда дама вновь открывает рот, Крейн лишь слегка качает головой. Его теория о «высоком» происхождении незнакомки лишь подтверждалась, да вот только сложно угадать, какого именно полета эта птичка, столь складно и серьёзно чирикающая напротив андала. То, что она не слуга, стало понятно еще после «обмена любезностями», уж слишком ровно и спокойно держалась барышня, плюс, ее речи так и сквозили этой «вынужденной вежливостью», которую так не переносил Алан – от нее веяло двуличием и лицемерием. Стало быть, незнакомка может быть женой какого-нибудь надутого индюка, сопровождающего короля Роберта. Кортеж монарха шел с Севера, об этом-то Ал знал, стало быть, барышня могла быть даже оттуда. Хотя на кой черт северянке покидать свои родные земли? Судя по рассказам, жители тех суровых краев любят свои жилища, свой климат и своих Старых Богов, поэтому редко покидают насиженные  территории.  Вообще, андал много наслушался про северян, но искренне надеялся, что большая часть историй про них – ложь. Потому что анекдоты, травимые солдатам, были на уровне баек о дорнийцах и баранах.
— А я-то как рад с вами познакомиться, прекрасная леди Кейтилин, - улыбка на губах шатена становится шире, он выкидывает травину изо рта, а затем наклоняется, аккуратно берет даму за предплечье, после чего касается своими потрескавшимися губами тыльной стороны ее ладони.
После этого Крейн выпрямляется. Мужчина делает шаг вперед, убирая руки за спину, при этом продолжая неотрывно смотреть на барышню, представившуюся «Кейтилин». Разумеется, имя рыжеволосой красавицы не дало ему абсолютно ничего – конечно, Алан, восстанавливая пробелы в знаниях истории Семи Королевств, изучал Великие Дома, их представителей, знаменосцев, обычных вассалов и прочее, причем делал это не без интереса, но его больше интересовали статистические данные, нежели конкретные, вроде имен. Поэтому не мудрено, что наш лорд не признал в даме леди Кейтилин Старк, жену Хранителя Севера и лорда Винтерфелла, ведь по строчке с ее именем шатен прошелся один раз взглядом. И мало ли еще Кейтилин на свете...
Алан идет медленно, вальяжно, пружинистой и легкой походкой, как у кота. Мужчина обходит леди кругом, осмотрев ее со всех сторон – Крейн продолжал играть с самим собой в «угадайку», пытаясь определить, кто перед ним стоит. Андал осмотрел ее дорожное платье, которое, несмотря на долгое путешествие, выглядело чистым и аккуратным, ее шикарные рыжие волосы, заплетенные в тугую косу, не удержался от попытки поглазеть на бедра, которые, к досаде шатена, были прикрыты плащом – и, совершив круг почета, остановился перед ней. «А дамочка хороша, пусть и старше меня. Морщины еще не проступили, фигура очень даже», - рассуждает про себя шатен, ухмыляясь. Собственно, шарма даме прибавляла и та холодная отстраненность, с которой она держалась, а прямая осанка и гордо приподнятый подбородок лишь завершали картину, превращая ее в настоящий шедевр.
— Да, миледи, вы совершенно правы, я сопровождаю ее, - улыбка дамы ему понравилась. – Я капитан ее гвардии.
Сказав это, Алан кивнул, расцепил руки, которые ранее держал за спиной, после чего слегка развел их в стороны. Сим жестом Крейн представил еще один титул,  который ему даровали. Хотя, дар это так себе, ведь из-за него больше обязанностей, чем привилегий, но это уже другой вопрос.
— Путь не близок, но мы справляемся. Скуку разбавляют неожиданные встречи, уже стольких людей на тракте повстречали – не счесть, - ухмыляется шатен, решив не уточнять, что далеко не все встречи радостные. - А вот про погоду вы совершенно правильно заметили, миледи. Здесь куда холоднее, серее и скучнее, нежели в Просторе, где годами все цветет и пахнет. Тут даже трава какая-то бесцветная. И здесь даже не вполовину так тепло, как за Узким Морем, где солнце, кажется, даже не хочет уходить за горизонт. Не хочу знать, каково на Севере, - ухмылка становится кривой.
Крейн как бы был готов к северному климату, морально так точно, но когда ты львиную долю своей жизни проводишь в тепле, ехать туда, где даже солнце редко выглядывает – хреновая идея. Но долг есть долг, а от обязанностей никуда не деться.
— Что же вас привело на окраину лагеря, миледи? Почему вы не в своей палатке? – Из праздного интереса спрашивает шатен, щуря хитрые глаза.

+3

7

Что же, что делать с протянутой рукой, лорд Алого Озера представлял, но этого было недостаточно, чтоб ласково потрепать мужчину по холке и угостить сахарком – он не её питомец и ещё не хватало заниматься вопросами чужого воспитания, когда под боком бегает два бесененка, коих вылазка за стены родного Винтерфелла и так соблазняет изо всех сил и всеми средствами. Поэтому Кейтилин лишь снисходительно, едва заметно кивнула, мол, ваши старания приняты и приятны для нашей особы, и теперь вы можете считаться воспитанным человеком. Но как быстро лорд Крейн сменял чужое неудовольствие на милость, так же быстро умудрялся истереть в пыль крупицы хорошего к нему отношения, переводя его из вежливо-нейтрального близким к отрицательному. Когда командующий гвардии Маргери Тирелл вдруг тронулся с места, заходя женщине за спину, Кэт машинально повернула голову вслед за лордом Алого Озера, силясь понять, не решил ли таким экстравагантным способом мужчина избежать беседы с докучливой дамой. Но жене лорда Винтерфелла хватило перехватить взгляд воина, чтобы понять, к чему всё эти странные передвижения.
Кейтилин Талли была гордой девушкой, потому что родиться в такой семье является честью. Кейтилин Старк и подавно, являясь дочерью Великого дома и женой Хранителя Севера – она была гордой женщиной, знавшей себе цену. И эта цена не умещалась в том, чтобы урожденную Талли рассматривали, как скот на продаже или скорее как шлюху в борделе, дорогом или дешевом кабацком – значения не имело. Не то чтобы леди Старк имела четкое представление о том, как происходил дело в домах удовольствий, но были у женщины догадки, что клиенты сначала узнавали то, за что платили свои честно или не очень заработанные медяки. Поэтому Кейтилин не выглядела удивленной, она выглядела оскорбленной, чего южный гость мог и не заметить, уделяя свое внимание отнюдь не высоким скулам и голубым глазам, что западали некоторым в душу куда сильнее стройного стана и округлых бедер. Леди Винтерфелла поджала губы, а взгляд сделался холодным и колючим – хуже зимнего ветра, пробирающего до костей. Глубокий вдох и выдох, точеные ноздри гневно трепетали, но к моменту завершения круга почета андала Кейтилин внешне уже вновь была само очарование, помня о том, к чему решила не рушить мужские иллюзии в отношении своего положения. Кэт была гордой, но вести себя её научили раньше, чем осознавать собственный статус и его вес в обществе.
«Так вот кто этот капитан, о котором мне рассказывал лорд Рисвелл», - без удивления отметила про себя леди Старк. Без удивления потому, что из небрежно брошенных фраз вассала её мужа и детского восторга юного кронпринца, примчавшегося с поляны, где остановился чужой кортеж, Кейтилин нарисовала себе в голове образ свирепого воина, не отличавшегося ни манерами, ни уважением к тем, кто выше его по статусу, и плюющим на принимаемые всеми условности. И лорд Крейн слишком легко вписался в этот образ.
- Наслышана о вас, милорд, - ответила любезностью на очередной титул Кэт, - принц Джоффри был от Вас в восторге.
В каком восторге был старина Родрик, Кейтилин решила не упоминать, памятуя, что северянин настоятельно порекомендовал обратить на него внимание. На него и его подопечную, маленькую розу.
Леди Старк улыбнулась шире – ей ли слушать о том, как южанам сложно на Севере. И это выкормышам Простора ещё к Амберам в Последний очаг ехать не надо, а уж в какой бы восторг они пришли, пережив на Севере настоящую зиму. Как верно заметил лорд Крейн, этот край совсем не походил на земли лорда Хайгардена, где порой даже зимой можно собирать урожай.
- Шумные празднества бывают утомительны, признаюсь честно, у меня от всего этого гудит голова. Поэтому я решила прогуляться вдали от толпы. Не откажете в сопровождении, милорд?  Обычно в устах дамы это звучит как констатация факта, но с лордом Алого Озера Кейтилин Старк не была уверена в простейших вещах, поэтому вопрос звучал как просьба и не более того. Стоять возле телеги с сеном было немного утомительно.
– Я расскажу Вам о том, что Вас ждет на Севере ещё. А вы мне – о Просторе, - туманно обозначив цель прогулки, Кэт приправила свое предложение милейшей улыбкой, сделав его ещё заманчивее.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/LKbU7.jpg[/AVA]

+4

8

Алану было немного сложно вести светские беседы. Они как бы являлись неотъемлемой частью его жизни, но при этом жутко раздражали, надоедали и периодически утомляли. Как мозоль на пятке... Или как заноза в заднице. Кому какое сравнение нравится больше, Крейн всячески поддерживает свободомыслие и полет фантазии. Вот и сейчас, пытаясь разговаривать худо-бедно вежливо, ибо перед ним все-таки благородная (на вид так точно) дама, а не солдат, в голове которого ветер гуляет, шатен начинал немного уставать. Эта усталость и переросла в столь непотребное для «высшего света» поведение, но что поделать, такой вот он необычный лорд Алого Озера. Не нравится – никто никого не держит, можете уйти в свой чопорный закуток, где можно кичиться собственной одухотворенностью и возвышенностью. Однако с дамой Крейн пока еще хотел поболтать, поэтому, все же подумав (неожиданно) о том, что его поведение в купе с хищным взглядом может оскорбить рыжую собеседницу, решил немного придержать коней.
— Ох, миледи, вы смущаете меня, - оскалившись произносит андал, отводя глаза в сторону и почесывая затылок, словно стеснительная юная септа, - Рад, что сумел произвести впечатление на кронпринца. Но, думаю, большее впечатление на него произвела моя подопечная, которую будущий король решил втихую похитить.
Шатен усмехается, покачивая головой, и смачивает губы, вновь переводя взгляд на собеседницу. Крейн до сих пор не раскрыл ее происхождение, а она не спешила ему открывать его, что же, так даже интереснее. В женщине же должна быть загадка, а Алан обожает их разгадывать. Это поддерживает его разум в тонусе, а если еще и все получается, то тело тоже остается в форме. Услышав предложение рыжей дамы, Ал поворачивает голову слегка набок, как он любил это делать, а на лице появляется гримаса заинтересованности.
— Как я могу вам отказать, миледи? – вопрошает Крейн, делая шаг вперед.  Этим риторическим вопрос шатен и дал ответ, приглашая барышню начать их путь по лагерю. – И что же вы хотите узнать о Просторе? Я постараюсь ответить на любой ваш вопрос.
Алан говорил столь вежливо и, по его мнению, складно, что сам начинал удивляться, как его мозг способен генерировать такие предложения. Давненько андал не проявлял такую учтивость, Кейтилин должна гордиться собой, ведь она одна из немногих, кто смог столь продолжительное время выдавливать из берсерка столь корректные речи. И ведь он пока даже никого не оскорбил, даже не отпустил грубую шутку. Странное дело, определенно странное. Кому расскажешь – не поверят. При этом Алан сам старался подбирать слова, дабы не задеть своими речами эту женщину. Да уж, разговаривать с солдатами междометиями, изредка вставляя нецензурную брань, куда проще.
— Если же вас интересует общая картина Простора… Хм. Огромные земли, где царствует природа и расположено великое множеств рек, лесов и озер. Земли вина, земли пышных празднеств, на которых, к слову, это самое вино и льется реками. Земля рыцарей, людей чести, бойцов без страха и упрека, облаченных в сияющие доспехи, - Ал постарался пробудить в себе все красноречие, - таким представляется Простор для других. Откровенно говоря, почти все это правда, кроме, разве что, бесчисленного числа доблестных рыцарей. Вот они уже повымирали, хотя если поискать, то можно найти, - шатен слегка поворачивает голову, чтобы подмигнуть Кейтилин, после чего выпрямляется и продолжает свой ход.
Крейн знал многое о подноготной Простора и мог легко о ней поведать, но дискредитировать собственный край как-то неправильно. Но и откровенно врать гвардеец не хотел, поэтому выбрал именно такую стратегию для короткого описания южных земель. Теперь пусть барышня задает свои вопросы, на которые лорд постарается ответить. Однако пока Кейтилин обрабатывала полученную от бойца информацию, он успел задать свой вопрос:
— А вы, леди Кейтилин, родились на Севере?
Чистое праздное любопытство, приправленное желанием  все-таки узнать, кто перед ним. Да, любой другой мог уже давно забить и забыть, но Крейн не из таких, он упорный баран. Хотя нет, скорее, лось. Они более величавые существа.  И мясо у них, по мнению андала, вкуснее. Но вообще, такой вопрос породил еще и цвет волос собеседницы, ведь на Юге ходили слухи, что на Севере все без исключения мрачное, бесцветное и невзрачное. А вот леди Кейтилин такой нельзя было назвать.

+5

9

Не сказать, что Кейтилин напряглась, когда лорд Алого Озера высказался относительно пропажи кронпринца и невесты наследника лорда Старка со званого ужина, однако приятно слышать подобные слова даме не было. Во-первых, одна кража чужих невест все ещё была у всех на устах, а сам Джоффри есть ничто иное, как последствие такой кражи, закончившейся довольно-таки плачевно для всего государства и угасшей династии. А во-вторых, для матери, чье сердце кровью обливается за судьбу первенца и внезапно свалившиеся на него семейные узы, слышать о подобном поведении невестки было вдвойне неприятно. В голове пронеслось и сочувствие Роббу, и гневное женское «Я же говорила» - этакий привкус превосходства над неверующим в слова жены мужа с горечью от собственной правоты, и возмущение в отношении кронпринца и дочери Мейса Тирелла. Всё же вряд ли Джоффри в прямом смысле похитил Маргери, а капитан её гвардии на это лишь привалился к телеге с сеном и закрыл глаза, представляя, как уже покачивается в седле на пути домой. Наверняка, юный Баратеон просто пригласил покинуть королевский шатер, а та с легкостью согласилась. И леди Старк не верила, что согласие было дано только потому, что королям (пусть и будущим) отказывать не принято. Нет, в голове Кейтилин подобное совершенно не укладывалось, ведь существовали строгие правила, нарушение которых было вопиющим, неприемлемым действием, и юная роза не плевала в лицо условностям, но Старкам. Кэт постаралась скрыть свое негодование, пряча недовольство за горделиво вскинутым подбородком.
Лорд Крейн делает шаг вперед, сим приглашая проследовать женщину за ним, и леди Винтерфелла тоже делает шаг, дабы оказаться подле андала и неспешно следовать за ним, пряча руки в широких рукавах, коль скоро сам лорд Алого Озера позабыл о том, что дам сопровождают определенным образом. Впрочем, Кейтилин не настаивала, жене лорда Эддарда было даже как-то спокойнее от того, что этот весьма своеобразный мужчина не предложил ей свою руку. Всё же воин, так по-разному запомнившийся мальчишке-принцу и лорду Родников, и на урожденную Талли производил впечатление совсем отличное от его товарищей и того, чем поделились Джоффри и Рисвелл. И Кэт не могла до конца даже для себя понять, что именно её одновременно цепляет и отталкивает в лорде Крейне.
- Всё, - лаконично ответила леди Старк, позволяя губам растянуться в улыбке, хотя вся натура жены Хранителя Севера желала их в недовольстве, поджав, презрительно скривить.
Лорд Алого Озера вещал складно, но вымучено, и было понятно, что для сего господина довольно сложно общаться на культурном наречье без перманентных подставлений более красноречивых синонимов, от коих у воспитанных людей уши болят. Поэтому вежливая заинтересованность, что сквозила в каждой черточке леди Винтерфелла, перемежалась с толикой ироничного подбадривания, как будто Кэт слушала одного из своих детей, а тот рассказывал малозначительную историю, но впечатлившую ребяческую душу. Кейтилин лорда Крейна слушала, но не слышала. Поток слов проходил мимо, и лишь крупицы оседали на дне сознания – так занимал женщину факт общения Маргери с принцем.
Рыцари… Кэт не считала, что они поумирали, она считала, что они в таком количестве рождались лишь в девичьих песнях и сказках. На Севере же рыцарей не было вообще, за исключением пары мужей, что волею судеб всё же приняли шпоры и были помазаны на рыцарство, не взирая на их веру в Старых богов, поэтому для леди Старк отсутствие или наличие таковых не делало погоды. В конце концов, Кейтилин не дочь замуж выдавала, а сына женила, а тому рыцарство если и было интересно, то только с позиции военного искусства.
Леди Винтерфелла с мгновение молчала, думая, как же лучше ответить: напустить ещё больше тумана или не увиливать, поддерживая заданную игру. Но настроение сменилось, хоть леди и продолжала делать вид, что ничего подобного не произошло, поэтому и без того малые шансы поддерживать такую же манеру общения, как у капитана гвардии, стремительно приблизились к нулю.
- Нет, я из Речных Земель, но не буду утруждать Вас названием своего дома, наверное, он Вам незнаком.
Они задавали ровно по одному вопросу, поэтому теперь настал черед Кейтилин спросить о чем-то лорда Алого Озера. Простор был лишь предлогом, мостиком для продолжения беседы.
- Кто бы мог подумать, что грандлорд земель вина и пышных празднество отдаст свою единственную дочь в такой серый и неприглядный край. И как же ваша леди находит Север и местных лордов?
Под местными лордами леди Старк имела в виду встреченного Рисвелла, который с легкостью мог как испортить впечатление о землях лорда Эддарда, так и сделать его приятным. И кому как ни мужчине, в чьем обществе лорд Родников застал на тракте юную розу, знать о том, что думает его госпожа.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/LKbU7.jpg[/AVA]

+6

10

Крейн понимал, что ему срочно нужно расслабиться. Потому что то перенапряжение, в котором он находился, учтиво подыскивая слова и фильтруя свою речь в целом могло окончательно доконать андала. Сначала Алан максимально концентрировался, дабы красиво чирикать аки соловей, затем забивал на это, начиная вести себя, как неотесанный мужлан (коим отчасти и являлся), а затем возвращался к первому шагу. И что-то подсказывало Крейну, что такое поведение не просто бессмысленно, оно еще и контрпродуктивно, а это значит, что нужно менять стратегию. В принципе, Ал мог усилием воли постараться достигнуть баланса, но это ведь так скучно... Ох уж эти внутренние дилеммы и конфликты с самим собой.
Леди Кейтилин была так вежлива и учтива, но, общаясь с ней, Алана не прекращал раздумывать, что женщина огородилась от него стеной и не позволяет андалу пробиться сквозь этот барьер. В ее речах чувствовалась заинтересованность, на губах красовалась легкая улыбочка, но от самой барышни веяло холодом. Крейн не очень любил беседы, в которых один собеседник закрывался от другого, заставляя перекрикивать через эту самую стену. Потому что это, как минимум, оскорбляло ту часть мужчины, которая сейчас так старалась быть искренней. Что же, ладно, если все северные женщины такие, то нужно проявить настойчивость и смекалку, а также подключить хитрость. Например, не пытаться взять стенку нахрапом или ломать тараном, а просто перелезть через нее. Нужно каким-либо образом вывести леди на хоть какую-то искренность. Вот только как это сделать?
— Я совсем не против того, чтобы вы меня затруднили, - молвит шатен, натягивая на лицо милую улыбку.
Излюбленный метод Крейна – провокация. Прост, интересен, продуктивен, причем во всех сферах людских взаимоотношений. Вновь воспользуемся им, вдруг на этот раз сработает. Если не удастся, то поищем что-нибудь еще, Алан пока не собирался сдаваться. Тем более, у него были еще вопросы к барышне, которая так аккуратно и красиво скрывала свое происхождение. Раз сама не хочет рассказывать, то мы пойдем другим путем.
— Миледи, ранее не выезжавшая из Простора, переносит все тяготы и невзгоды с поразительной мужественностью, - отчитывает Крейн, причем так ровненько, будто не импровизировал, а говорил заученную речь. Решив умолчать про инцидент с Родриком Рисвеллом, Алан думает, как бы продолжить предложение, но не успевает...
Заговорившаяся парочка каким-то мистическим образом пропустила, не услышала шум, раздающийся откуда-то сбоку. Причем сначала голоса и топот были на расстоянии, но неожиданно начали приближаться. Периферическим  зрением Крейн замечает какое-то движение, а дальше его рефлексы действуют уже самостоятельно. Со стороны конюшен, вдоль расставленных палаток королевского лагеря, на Алана и Кейтилин несся конь, а его, судя по всему, хозяин, отчаянно бежал позади, изрыгая проклятия и оскорбляя свое несносное средство передвижения. Проблема была в том, что в этот самый момент, по совершенно неудачному стечению обстоятельств, пара оказалась на пути у сбежавшего животного. И оно, не отличаясь особой вежливостью, неслось прямо на них, не желая уступать дорогу двуногим. Крейн, достаточно долго живущий на этом свете, быстро смекает, что разогнавшийся конь – это сила, с которой нужно считаться. Мыслительные процессы в головушке Алана протекали хоть и с невероятной скоростью, но животинушка намного быстрее сокращала расстояние.
Раз – Ал поворачивает корпус. Два - во время поворота выкидывает вперед руку, хватая барышню за талию. Три – делает шаг, потянув Кейтилин за собой и заставляя потерять равновесие, чтобы избежать столкновения. Четыре – наклоняется, подхватывая падающую женщину второй рукой, чтобы она рухнула не на грязную землю, а в крепкие ручонки лорда Алого Озера. Конь проносится мимо парочки, а за ним, через некоторое время, пробегает солдат. Алан поднимает голову и, не сдерживаясь, высказывает пару ласковых на языке, привычном для безмозглой пехтуры. Красноречиво и лаконично пояснив, что мужчина хочет сделать с ногами этого безалаберного бойца, Крейн опускает голову. Столкнувшись с Кейтилин взглядом, Алан вопрошает:
— Вы в порядке, миледи? –Алу действительно было интересно, нормально ли рыжая барышня перенесла неожиданный полет. Затем лорд неловко улыбается, как бы извиняясь за слова, сказанные в адрес горевсадника. – Увы, миледи, такова солдатская жизнь.
Сказав это, шатен выпрямляется, поставив женщину обратно на ноги.

+7

11

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/LKbU7.jpg[/AVA]Шатен разлюбезно улыбается,  на что леди Кейтилин не сдерживает ответной, столь же любезной и такой же, не совсем искренней улыбки. Леди Старк старалась придать этому жесту больше неформальности и отсутствия определенного смысла, этакий повтор за собеседником и не более, но в мыслях голосом сварливой дамы уже отчеканилось: «Да, конечно. Хорошая попытка, молодой человек, но раз уж не спросили в лоб и не удосужились усердно заниматься  в юности, помрите от интереса, если не можете догадаться». Безусловно, смерти леди Винтерфелла славному войну из Простора не желала, но подтрунивать хотя бы мысленно и мимолетно над его отсутствующими знаниями по части представителей Великих домов Вестероса было невозможно. Это невежество в элементарных вещах можно было бы счесть обаятельным, да и наверное, многие дамы так и считали, если им требовалось что-то кроме кривой усмешки и пары сильных рук для того, чтобы начать мечтать в типичной женской манере, в первую очередь подумав о веселом времяпрепровождении, а потом о счастливой семейной жизни после плодотворных во всех смыслах стараний лорда Алого Озера во время этого веселого времяпрепровождения. Но для Кейтилин же любое невежество оставалось невежеством, и не прибавляло в глазах женщины особого шарма – разве что снисхождения, с коим благородные или по своему разумению более умные особы опускаются до людей не своего уровня. Однако, Кэт придерживалась мнения, что в чужое миропонимание лезть не стоит, в конце концов, задача перед лордом Крейном стояла мечом при случае махать, а не помогать Маргери Тирелл не запутаться во всем многообразии чужих гербов и девизов. И раз уж свое умение махать мечом мужчина довел до такого совершенства, чтобы сделаться главой личной гвардии дочери Хранителя Севера, который явно в единственной розочке среди её многочисленных братьев души не чаял, значит, простить Алану его незнание можно за счет других его выдающихся… талантов.
Лорд Алого Озера высказывает нечто расплывчатое о тяготах и невзгодах, на что Кейтилин могла только хмыкнуть, ведь путь до Винтерфелла хоть и был неблизким, но совершенно не напоминал истинные тяготы и невзгоды, которые еще повстречаются на пути у леди Тирелл, не говоря о сопутствующих приятных бонусах замужества за северянином в виде вечной зимы и ужасного холода после долгого лета. Да впрочем, что знают эти сытые господа и уж тем более особы из изобильного Простора о реальных лишениях и проблемах. Кэт ждала, что капитан гвардии юной розы продолжит, выдав что-то более конкретное, на что он, судя по его манере речи, был способен и чего скорей всего придерживался в разговоре, но лорд Крейн не успел порадовать или огорчить леди Старк.
Порой матерям приписывают феноменальные способности, которые появляются сразу после родов: улучшенные слух, зрение, большая физическая сила при необходимость, молниеносное реагирование и повышенная выносливость – и все ради того, чтоб человеческая популяция не сокращалась из-за повышенной смертности детишек. И в общем-то, была в этих словах доля правды, только все феноменальные способности засыпали вместе с детьми, и усталость брала верх. Закаленная в боях (то есть в воспитании четырех сорванцов – Санса никогда не представляла собой особу, которую можно было бы включить в подобный список) Кэт умела делать пять дел одновременно, имела зоркий глаз и острый слух, когда кто-то готовил пакость в темном углу и прочее, и прочее. Но сейчас, прогуливаясь вдоль лагеря и посматривая в сторону леса, зная, что дети крепко спят под защитой не только выделенных Эддардом гвардейцев, но и целой армии, притащенной Робертом с собой на Север, леди Старк позволила себе расслабиться и зациклиться лишь на своих размышлениях и беседе с лордом Крейном. И конечно же реагировать и что-то предпринимать было поздно – капитан гвардии Тиреллов опередил благородную даму. Кейтилин повернула голову в сторону источника шума, но лорд Алого Озера уже успел развернуться и положить руку на талию своей спутницы, отчего мог лицезреть с того самого момента выражение удивления на лице жены Хранителя Севера. Леди Старк успела сделать шаг вслед за мужчиной, но дальше ожидаемо запнулась, потеряв равновесие от столь бескультурной смены позиций. Сердечко учащенно билось, а рука рефлекторно сжала чужое плечо, когда совсем близко пронесся конь, взметнув пыль. У Кэт аж несколько прядей выбилось из туго заплетенной косы, и от неординарности происходящего леди как-то совсем мимо ушей пропустила отборную брань лорда Крейна, который поторопился высказаться в адрес неумелого конюха, а не вернуть женщину на исходную. Держась уже и за второе плечо шатена, Кейтилин оказалась-таки на своих двоих, всё ещё с некоторой смесью ужаса и удивления поглядывая на Алана. Но выдрессированная вежливость берет верх, не давая повиснуть неловкой паузе и подталкивая леди Старк к тому, чтобы вернуться на грешную землю и взять себя в руки. 
- Не стоит, право слово, - спешно опустив взгляд вниз, поняв, что наступила мужчине на ногу, произнесла леди Винтерфелла. – Простите, я такая неловкая порой.
Наконец разжав пальцы, Кейтилин сделала шаг в сторону, возвращая между собой и визави подобающую дистанцию. Не хватало ещё слухов о том, что жена лорда Старка, едва оказалась не под крылом мужа, начала вешаться на молодых и холостых южных лордов.
- Слава богам, что кроме нас с Вами в лагере не нашлось других любителей прогулок перед сном на свежем воздухе - не у всех такая потрясающая реакция, как у Вас, милорд. Всё могло закончиться куда хуже.
Кейтилин благодарно улыбнулась и в почтительном жесте склонила голову.
- Благодарю, что уберегли от беды... Желание пройтись у Вас ещё осталось?

+6

12

Внешне Крейн был абсолютно безмятежен: лицо все такое же расслабленное, губы изогнуты в легкой полуулыбке, глаза лукаво прищурены и внимательно изучают визави. Безмятежный и спокойный, словно ежедневно его пытаются превратить в отбивную обезумевшие кони, из-под ног которых он обязан кого-либо спасать – тьфу, плевое дело, классическая ситуация. Но нет, на самом деле, сердечко Алана сейчас билось в ритме барабана на параде. И нельзя сказать, что шатен испугался, скорее немного занервничал, ведь, во-первых, вряд ли кто-то хочет стать жертвой пони-переростка (да и вообще к смерти стремятся немногие), во-вторых, обстоятельства складывались так, что увечья или путевку к праотцам получил бы не только эксцентричный капитан гвардии из Простора, но и эффектная рыжеволосая дама. И если к самому себе лорд относился с некоторой философией, гласящей, что все равно все когда-нибудь умрут, то становиться одной из причин травм столь обворожительной барышни как-то не хотелось – Крейн, между прочим, очень совестливый человек, и его до конца дней терзали бы мысли, что из-за него пострадала симпатичная женщина. Правда, вырисовывалось сразу два вопроса: много ли времени прошло бы между рыси коня и смертью андала, и почему Алан был бы виноват? Но уже не суть, все обошлось, слава рефлексам, реакции и закаленному в ожесточенных боях телу.
Женщина была немного потеряна, но оно и понятно, вряд ли для достопочтенной дамы привычно попадать в столь неординарные и критические ситуации. Тут и обезумевшие лошади, бородатые варвары-лорды, матерящие безмозглую пехтуру, а в довесок тебя, привыкшую к относительному комфорту и спокойному течению жизни, таскают, аки тряпичную куклу – любой растеряется, что уж говорить. Но барышня проявила потрясающую стойкость и буквально северное хладнокровие, ибо моментально взяла себя в руки, не давая лишним эмоциям прорываться наружу. Крейн, хоть и взволнованный, осознавал, что в данный момент его плечо являться единственной опорой для рыжеволосой дамы, причем как буквально, так и фигурально. Соответственно, ему, как порядочному и умудренному опытом мужчине, нужно проявить максимальную галантность и вежливость, дабы своими словами и внешним видом вернуть умиротворение в сердце леди, в общем, сделать так, чтобы сия дама как можно скорее позабыла об этой ситуации, вытеснив ее куда-нибудь в глубины подсознания.
— Знаете, южные традиции говорят о том, что единственная благодарность для рыцаря, которую он может принять – это поцелуй в щеку, - шатен лукаво усмехается, но буквально через секунду расслабляет лицевые мышцы, растягивая губы в широкую и искреннюю улыбку, - но хорошо, что я не рыцарь.
Легкой шуткой капитан гвардии хотел отвлечь мадам от переживаний потенциального вреда для жизни, вернув к куда более приземленным переживаниям проблем, создаваемых одним назойливым андалом, который так любит отпускать неуместные шутки, намекающие на что-то большее, чем простой обмен любезностями. Дабы не схватить пощечину, Алан разворачивается боком.
— Думаю, миледи, правильнее будет, если я провожу вас до вашего же шатра. Сумерки собираются, негоже красивой женщине в ночи бродить среди солдафонов – у них из-за хмельных напитков слишком развязываются языки, а всем оборвать их я, увы, не смогу. Но ради вас могу попробовать. Для вашей же безопасности рекомендую быть ближе ко мне, - Алан делает приглашающий жест рукой.
Рассчитывать на то, что эта сдержанная дама возьмет его под руку, было немного глупо, но в этом весь Крейн – он попробовал. И всегда пробует. И пусть в сердце уже не было того предвкушения, что ранее, пусть душа не будоражилась от мысли о подобном, но андал все равно не отступился.  И не сказать, что точно руководило Аланом: может интерес, может какие-то базовые человеческие инстинкты, может какой-то азарт, семена которого Кейтилин посадила в его душе. В принципе, лорд не особо рассчитывал на что-то в общении с этой дамой, но она была ему довольно симпатична – особенно внешне – но и необычный характер, являющийся практически целиком и полностью противоположным характеру самого Алана, лишь добавлял перчинку в это изысканное блюдо. А южанин, проживший несколько лет за Узким Морем, ценил остроту.
— Разве что вам придется показать мне путь, ибо, увы, где вы остановились, я не знаю, - легко усмехнувшись, Алан переводит на женщину хитрый взгляд голубых глаз. – И, быть может, раз мы познакомились чуть ближе, вы что-нибудь поведаете мне о себе. Прошу вас, прекрасная леди Кейтилин, раскроете тайну, не томите бедного мужа с Юга.

+9

13

Лицо леди Старк сделалось непроницаемым, хотя и было желание принять возмущенно-недоумевающий вид, ведь шутка андала была столь очевидно двусмысленной, как очевидна любовь Его Величества к разного рода увеселениям. И подтекст был тоже весьма очевиден, если принять во внимание манеры лорда Алого Озера, выдающие своего искушенного жизнью хозяина с головой. Но сам лорд Крейн, кажется, ничуть этого не скрывал и не стыдился. Как порядочная леди, Кейтилин могла бы влепить капитану гвардии невестки пощечину и с гордым видом униженной, но не покоренной и внутренне довольной, что в своем возрасте еще способна вызывать у мужчин что-то кроме сонливости из-за собственного занудства, удалиться в свой шатер, однако жена Хранителя Севера как обладательница двух мальчиков-подростков и одного железнорожденного с неуемной тягой к удовольствиям этой жизни, к которым он имел истинно королевский аппетит без королевского же бюджета, списала подобное поведение на невыветрившуюся юношескую заносчивость и дерзость, сохранившихся и деформировавшихся как у всякого молодого человека, многого достигшего к весьма юному возрасту. Кэт не могла точно определить, сколько лет Алану, но сочла, что лорду Крейну не исполнилось и тридцати, если он вообще был близок к этому числу – юнец он, кто ещё. Нэд и Роберт уже пережили восстание, а сама Талли нянчила трех собственных детей к своим двадцати пяти, не говоря о том, что в восемь лет стала хозяйкой Риверрана. И хоть на этакую выходку леди Винтерфелла смотрела с прохладной снисходительностью, с которой могла взирать волчица в годах на чужого заигравшегося щенка, цепляющегося за её хвост, но Кейтилин не позволила себе рассуждать в уничижительном ключе о лорде Алого Озера – она не знала его истории, да и вряд ли стали бы Тиреллы доверять свою драгоценную розочку под защиту инфантильного вояки. Поэтому эти и последующие слова лорда Крейна были встречены все с той же учтивой вежливостью, но мужчина мог уловить едва заметное недовольство его поведением – ему определенно точно не хватало уроков этикета, но кто Кейтилин такая, чтобы читать нравоучения чужому ребенку в годах. Впрочем, предел терпения был и у леди Старк, расшатанный до невозможного уровня некоторыми сорванцами, а к нему прилагался подарок Нэда с оттиском лютоволка.
- Да, пожалуй, мне стоит с вами согласиться, время для вечерней прогулки, может, отчасти и подходящее, но место – точно не очень.
По правде говоря, инцидент с конем отбил всякое желание любоваться проглядывающими на темнеющем небе звездами, но это был последний шанс узнать, на ком же женит чета Старков своего первенца. Едва ли из андала удалось бы вытянуть толику правды, но его складная ложь, завернутая в неумелую вежливую манеру, согревала бы материнское сердце, беспокоящееся за любимого сына. И как бы задорно, словно предвкушая что-то очень забавное, не улыбался лорд Алого Озера, Кейтилин сочла, что при всём её филигранном игнорировании шутливых намеков (или шуток с якобы намеком), это смешно не принять руку бравого воина после всего, что между ними только что было. Но и на уловку или очередную ироничную издевку женщина была не согласна – коль лорд Крейн хочет побыть рыцарем и прикоснуться к прекрасному, то пусть довольствуется тем, что дозволено рамками приличий, о которых леди Винтерфелла не успела забыть под попыткой капитана гвардии проломить броню официоза своим шармом безбашенного мужчины, знающего, как играть мускулами. Поэтому Кейтилин сама сделала так, чтобы всё было чин по чину (все же идти по поляне, испещренной глубокими следами, рытвинами и бороздами от повозок было довольно проблематично, поэтому помощь нисколько не повредит), и только тогда эта своеобразная парочка направила стопы в глубь королевского палаточного городка.
Кэт сдержалась от того, чтобы закатить глаза – познакомились они, несомненно. Отрицать, что теперь визави знают друг о друге чуть больше того, что можно получить при одном лишь взгляде на незнакомца, нельзя. Но и называть подобное «познакомились чуть ближе» леди Старк не собиралась. В конце концов, эта странная неопределенность с одной из сторон была весьма забавной – по крайней мере, для Кейтилин, которая редко могла оставаться инкогнито, даже если очень хотела этого.
- Мы с вами не знакомились, а обменивались интересующей каждого информацией, - с едва заметной ироничной улыбкой подметила леди Винтерфелла. – И кажется, остановились как раз на том, что я обещала в ответ рассказать вам про Север.
Конечно, было все немного не так, и конечно, никаких рассказов о чужбине лорд Крейн не просил, но послушно кивнул – видимо, понял, что большее ему и не светит. И Кейтилин поведала ему о том, с чем столкнулась сама, только приехав с Роббом на Север, чего стоит избегать, а может, и бояться, предупредила о шкодливом сыне лорда Эддарда Старка, с коим лорд Алого Озера познакомится по долгу службы, да много чего ещё женщина успела рассказать до того момента, как показался её шатер.
- Было приятно познакомиться с вами, лорд Крейн, - подставив кисть, произнесла Кэт, когда парочка остановилась. – От лица дома Старков выражаю благодарность за то, что доставили невесту Робба в целости и сохранности. Леди Маргери повезло с капитаном гвардии, и хоть в Винтерфелле ей ничто не угрожает, я надеюсь, вы и впредь не будете сводить с неё глаз, - последнее было сказано с явным нажимом и красноречивым взглядом, как будто Кейтилин угрожала стоящему перед ней знаменосцу Тиреллов, что если дама узнает о проступках дочери Хранителя Юга или та обидит милого Робба, то Алан будет первым, с кого спросит разгневанная мать.
- Доброй ночи, милорд.
Вежливая улыбка на прощанье не скрашивает повисшей тишины, но это уже мало беспокоило леди Старк, скрывшейся в шатре как и подобает леди: с гордо поднятой головой и прямой спиной.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/LKbU7.jpg[/AVA]

+4

14

Рыжая барышня все никак не хотела терять сознание от обворожительности и харизмы Крейна, но андал все никак не унывал. Разумеется, в голове начали закрываться мысли, мол, скатился, постарел, уже не тот, что раньше, девки в койку не прыгают от одной наглой ухмылки и заискивающего взгляда, сопровождающегося обильным выделением тестостерона из всех, условно, щелей одновременно. Становилось немного грустно, ведь, неужели, лучшие годы уже позади? А дальше что? Отъесть пузо, аки король Роберт, сидеть в родовом замке, жрать свежую баранину, да варить эль в подвалах крепости? Хм, не самый плохой план, особенно из-за последнего пункта... Окончательно не погрузиться в пучину безнадежности и грусти Алу помогало внутреннее, вечно неунывающее чувство собственного достоинства, так и кричащее, что лорд все также прекрасен, как и несколько лет назад, просто эта рыженькая дамочка изображает из себя черт знает кого. И, откровенно говоря, именно это поведение барышни и поддерживало Крейна в тонусе, держало его в напряжении, будоражило и играло на тонких струнах души, до которых не так-то просто достучаться. Но Кейтилин успешно, без какого-либо труда сделала это. Чем объяснить сей феномен? Ум, опыт, природное очарование в купе с красотой? Возможно, все вместе, смешанное в нужных пропорциях.
Именно поэтому каждая новая моральная и формальная «стена» этикета, воздвигнутая миледи между ними, вызывала у Алана лишь большее желание перемахнуть через все эти ограждения разом. Однако даже лорд Алого Озера не идиот, чтобы бесконечно долбиться в одни и те же ворота рогами, пытаясь их пробить, особенно если учесть, что это вообще не ворота, а лишь рисунок ворот. Очень сложная метафора, прекрасно иллюстрирующая глубину и сложность мысли поджарого андала. И именно поэтому мужчине все же пришлось согласиться на то, чтобы рыжая леди поведала ему хоть что-нибудь, пусть, это и будет история про Север. Все же это честная сделка, которые очень ценились Крейном и, судя по всему, самой Кейтилин. Противопоставить было нечего, пришлось кивать и слушать.
К тому же, как оказалось, Алан не прогадал – миледи рассказывала четко, складно, но при этом все равно увлекательно, тем более, на примере своего собственного опыта. Лорд не ожидал того, что с искренне заинтересуется рассказом новой знакомой, наверное, именно поэтому вся долгая дорога до шатра пролетела за него практически незаметно. Вынужденная закончить свой рассказ, леди остановилась, повернулась к Крейну, сразу же приступив к прощанию. Немного огорченный мужчина наклонился, легко касаясь губами поданной ему ладони. Раз уж дама так любит этикет, зачем портить последние минуты их общения?
Шатен слушал внимательно, однако практически сразу его слух что-то «порезало». Мужчина щурит глаза, приоткрывает рот, одними губами проговаривая слова миледи. «От лица дома Старков», - проносится в мыслях. И тут начинает процесс. В голове Алана вспыхивает целая цепь костров, благодаря которым мужчина получает возможность добраться до тех глубин памяти, тех секций «мысленной библиотеки», в которые давным-давно никто не заглядывал. Пары секунд хватает Крейну для сопоставления одного с другим, после чего лицо лорда озаряется восторженной улыбкой, а в глазах вспыхивают искры. Именно в этот момент леди Кейтилин прощается с ним и с гордо поднятой головой заходит в шатер.
— Спите спокойно, леди Кейтилин Старк! – кричит вдогонку мужчина, словно ребенок радующийся неожиданному открытию, сопровождая это поклоном, от которого даже тяжелая коса подлетая вверх.
Мужчина, не удержавшись, начинает смеяться в голос, даже пару раз хлопает себя по ноге. Затем, нахохотавшись вдоволь, шатен поднимает голову к темному небу, на котором уже начали сверкать звезды. На лице застыла эта глупая усмешка, но настроение было просто невероятным – как его так элитно и красиво провели, просто ах. Еще раз рассмеявшийся, Алан поворачивается на пятках, направляясь вперед, куда глаза глядят.
— Какая женщина, ух, - говорит сам себе Крейн, положив руки на воротник своей кожаной жилетки.  – Какая женщина... Женюсь! Как овдовеет, разумеется.

+4


Вы здесь » Game of Thrones. From the Very Beginning » Свершившиеся события » Come as you are [Лагерь короля Роберта. 05.06.298]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC